Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3688]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Пока ты спала
Белла просыпается в больнице, не помня ничего о своей жизни. Воспоминания медленно возвращаются к ней, но она чувствует, что не может вспомнить что-то важное. Что-то, без чего она не может жить...
Перевод завершен.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Желание на Рождество. Глава седьмая

2016-12-10
14
0
Ренесми с интересом разглядывала просторный вестибюль первого этажа клиники: много зеркал, живые деревья, покрытые распустившимися цветами, в красиво инкрустированных кадках ярким пятном выделялись на фоне стен, выкрашенных в бежевый цвет. Никакого намёка на то, что ты попал в медицинское учреждение – всё в тёплых тонах; даже небольшой диван обит кожей персикового оттенка.
Эдвард показал немолодому охраннику в чёрном строгом костюме пропуск. Тот мягко улыбнулся, указав на хромированные двери:
– Проходите, мистер Каллен, вас и ваших спутников уже ждут.
Просторный лифт доставил всех на шестой этаж.
Ренесми пыталась нарисовать в голове облик Карлайла. Она любила делать это, идя на встречу с незнакомыми людьми, посмеиваясь над собой, если объект и воображаемая картинка резко отличались. Девочка представила деда пожилым, несколько полноватым мужчиной со слегка выпирающим пивным брюшком, седыми висками, опущенными плечами и непременно в очках с роговой оправой. Этакий престарелый эскулап с поблёкшими от возраста зелёными глазами. Определиться с ростом она не успела.
Каллен-старший, предупреждённый охранником, встречал их у дверей лифта.
Ренесми с удивлением смотрела на высокого, спортивного телосложения голубоглазого блондина, совершенно не похожего на отца. Она не поверила бы, что этот красивый мужчина средних лет приходится ей дедом, если бы тот не обнял маму, целуя в макушку, и не прижал к себе её, Ренесми.
Белла улыбнулась, увидев дорогого сердцу человека из прошлого. Она сжала его в ответном объятии, обвила рукой за талию и, уткнувшись носом в белую, идеально отглаженную сорочку, вдохнула знакомый запах одеколона.
Свон на минуту почувствовала себя беззаботной девочкой, какой была шестнадцать лет назад. Осталось только дождаться появления Элис и её насмешливых слов: «Папа, ты не забыл, кто твоя дочь? Отпусти эту подлизу, не то я начну ревновать!» Сердце наполнилось теплом.
Белла огляделась вокруг, выискивая подругу детства, но Элис не было. Она ожидала встречи с замиранием, не зная, как объяснить своё исчезновение и долгие годы молчания, выстраивала в голове предполагаемые диалоги, но, не обнаружив её рядом с Карлайлом, немного расстроилась.
Как же брюнетке все эти годы не хватало Калленов. Элис – единственной верной подруги; Карлайла – с его отеческой заботой; Эсми – с нежной любовью и вселенским пониманием, заменившую Белле маму в проведённые в Форксе годы; Эдварда… Она чувствовала на себе его взгляд, но не могла обернуться и позволить ему увидеть в её глазах растерянность, нежность и тоску по прошлому. Хватит на сегодня слабости.
Ренесми легонько подёргала маму за рукав и зашептала на ухо, прервав поток воспоминаний:
– Это наследственное? – (Брюнетка не поняла вопроса дочери и пожала плечами.) – Ну, я имею в виду молодость. Я буду так же хорошо выглядеть в его годы? – Девушка показала взглядом на деда и заговорщицки подмигнула: – Ты же понимаешь, как это важно для женщины!
Странно было слышать эти слова из уст пятнадцатилетней девочки. Белла испытывала желание посмотреться в зеркало, хотя с утра седых волос и морщин у себя не заметила; она с трудом удержалась от того, чтобы не рассмеяться, и также шёпотом ответила:
– Конечно, ты же копия папочки, настоящая Каллен.
Девушка улыбнулась, довольная ответом матери. Ей очень нравилась фамилия отца; Ренесми Каллен – звучало неплохо.
Эдвард смотрел на Беллу, улыбающуюся дочери, и пытался понять, почему она избегает его взгляда. Многое он отдал бы сейчас, чтобы оказаться на месте Карлайла, ощутить тепло её рук и увидеть улыбку, посвящённую только ему. Он очень ждал вечера и возможности остаться наедине, был уверен, что тогда Свон откроется. Нужно только подождать…
Эдвард потёр переносицу, не замечая, что Блэк внимательно смотрит на будущего тестя. Он, как и Каллен, пытался понять и проанализировать всё, что видел и слышал; стажёра буквально распирало от любопытства.

– Белла, я очень рад тебя видеть. Ну, давайте знакомиться… – Карлайл выпустил из объятий девушек и сейчас с интересом разглядывал Ренесми. – Это зеленоглазое чудо – и есть моя внучка? – поинтересовался он у всех сразу и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Впрочем, можно не спрашивать. Поразительное сходство.
Карлайл обернулся к сыну:
– Даже не предполагал, что ты способен дать жизнь такой красавице! – Он перевёл оценивающий взгляд на Беллу. – Хотя чему удивляться? У Изабеллы не может быть некрасивых детей.
– Ну вот, как обычно свёл все мои заслуги на нет! – засопел Эдвард, состроив обиженную «мину».
Все заулыбались, напряжение последних минут отступило.
– Я не мог удержаться и не встретить вас у лифта. После звонка Элис уже час места себе не нахожу. – Карлайл вновь притянул к себе за руку Беллу. – Как же мы все скучали по тебе, девочка! Мне стоило больших трудов отговорить Эсми приехать в клинику, чтоб увидеть тебя и внучку.
– Я тоже очень скучала. – Свон с трудом сдерживала желание уткнуться мужчине в грудь и расплакаться.
– Почему же не появилась раньше? Ведь знаешь: мы бы тебя поддержали, – с нежностью глядел старший Каллен на подругу дочери, без слов понимая и чувствуя её состояние.
– На то были свои причины, я расскажу всё при случае. Только не сейчас, – посмотрела умоляюще на Карлайла Белла.
– Конечно, девочка, когда сможешь. – Он тихонько сжал её ладонь. – Мой дом открыт для тебя в любое время. Ты же знаешь об этом?
Брюнетка молча кивнула в ответ.
Карлайл вновь взглянул на Ренесми:
– Можно тебя обнять? – и после разрешения девочки крепко прижал к себе, вдыхая пока ещё незнакомый запах внучки.
Она пахла свежестью и чем-то до боли знакомым: наверное, Эдвардом и Элис – их детским запахом, сохранившимся в памяти.
Каллен-старший не удержался и поцеловал рыжую макушку, а затем осторожно взял худенькое лицо в ладони, всматриваясь в зелень глаз, трогая гладкую кожу щёк девочки большими пальцами.
– Добро пожаловать в нашу семью.
Ренесми показалось, что в глазах деда мелькнули слёзы. Да она и сама готова была разрыдаться от переполнявшей сердце щемящей нежности.
– Твоё появление в Вашингтоне – самый дорогой подарок для всех нас в это Рождество. Завтра ты познакомишься с Эсми и Элис. Они очень ждут этой встречи.
Ренесми не могла говорить, она только кивнула и шмыгнула носом, с трудом сдерживая слёзы. Дед ещё раз прижался к рыжей макушке губами и опустил руки.
Карлайл поднял взгляд над головой девушки и с удивлением посмотрел на стоящего за её спиной стройного индейца; он только сейчас заметил этого парня.
– Кажется, ваше лицо мне знакомо. Эдвард, ты не представишь мне молодого человека?
– Совсем забыл. Отец, это Джейкоб Блэк, стажёр ФБР. Он принимал участие в освобождении заложников. – Эдвард подождал, пока мужчины обменяются рукопожатием, и добавил: – Его нужно осмотреть и отпустить домой.
Ренесми задело такое несправедливое отношение отца к парню, и она решила вмешаться, объяснить деду, кем является для неё Джейк:
– Между прочим, он мне жизнь спас, закрыв грудью от пуль. Он – герой!
– Ну, так уж и герой, Несси, ты преувеличиваешь мои заслуги, – рассмеялся Джейкоб.
Лицо Эдварда передёрнулось, брови в удивлении поползли вверх.
– Как ты её только что назвал? «Несс»? Моя дочь… как шотландское чудовище? Чтоб я больше от тебя этой клички не слышал! – Каллен-младший начал краснеть.
– А мне нравится! Тем более что меня так называют в школе, – с укором посмотрела на отца девочка и перевела взгляд на стажёра: – Джейк, как ты угадал? – Она вновь встала на защиту влюблённого парня.
– Ну, это же на язык ложится: Ренесми – Несси, – с нежностью, нараспев, повторил Блэк имя девушки.
У Эдварда всё кипело внутри, но устраивать скандал в клинике, на глазах своих женщин и отца, он не хотел. Хотя и отмолчаться не мог:
– Не знаю, у кого и на что там ложится, но мне не нравится такое сокращение. Я вообще не понимаю: откуда взялось имя Ренесми, а теперь ещё и Несси?
– А ты много чего не мог понять, – вступила в спор Белла, с сарказмом посмотрев на Каллена. – Оно состоит из имён её бабушек – Рене и Эсми. – Брюнетка улыбнулась краешком губ. – Теперь оно кажется тебе красивым?
Эдварду не понравился откровенно вызывающий взгляд Свон. Он вообще не постигал, что с ней происходит, хотя точно осознавал: такие внезапные перемены вызваны чем-то очень серьёзным. Страх и непонятное желание защитить себя наверняка пришли из прошлого.
– Я не говорил, что имя некрасивое, просто показалось странным, что прежде никогда его не слышал. – Он спокойно смотрел в карие глаза, стараясь не выдать волнения. – Моей дочери подошло бы любое…
– Даже Пенелопа? – не дала Эдварду договорить Белла.
«Слишком часто перебивает. Очень волнуется или пытается что-то скрыть, – анализировал агент поведение молодой женщины. – Что ещё ты скрываешь от меня, Белла? Как бы мне хотелось прочесть все тайны, что таятся в твоей голове».
– Даже Пенелопа. Не имя красит человека, но ты придумала для дочери самое лучшее. Спасибо тебе за него, – протянул младший Каллен руку, чтобы дотронуться до брюнетки, но она сделала шаг в сторону, как бы не замечая его движения.
– Красивое имя для красивой девушки, – вмешался в разговор Блэк. Он видел нарастающее напряжение между Беллой и Эдвардом и попытался оттянуть их внимание на себя.
– Кто бы сомневался! Спасибо, Джейк, что говоришь прописные истины. – Агент разгадал намерения парня и даже был благодарен за это, но оставить его слова без ответа не смог.
Карлайл с улыбкой наблюдал за мужчинами. Он успел заметить, какими глазами смотрит на его внучку стажёр, а спор между сыном и брюнетом показался таким знакомым, как будто бы это он и его тесть пытаются завладеть вниманием Эсми.
«Всё в этом мире повторяется».
Каллен-старший решил сделать ничью и выступил в качестве хозяина клиники:
– Хватит спорить. Прошу всех пройти за мной, – сделал приглашающий жест рукой Карлайл и обратился к девушкам: – Девочки, вас ждёт терапевт. А Джейкоб, как я понял, нуждается в консультации хирурга?
За стажёра поспешил ответить Эдвард. Если бы он только мог подольше продержать его в клинике, оставить здесь на сутки – предел мечтаний ревнивого папочки.
– Отец, ты правильно всё понял. – Эдвард на секунду задумался. – Хирург сможет сделать дополнительные снимки? Наверное, и мозг нужно хорошенько осмотреть! Надо бы Блэка ещё и нейрохирургу показать, раз уж он попал в хорошую клинику, и обследование проведут бесплатно. – Каллен довольно ухмыльнулся: это был шанс избавиться от назойливого парня прямо здесь; он потёр руки. – Хотя я даже готов заплатить за более тщательный анализ.
– Спасибо, Эдвард, не стоит беспокоиться, с головой у меня всё в порядке! – одарил будущего тестя ослепительной улыбкой Джейкоб. – Я никогда не травмировал мозг. – Увидев, как агент вновь пытается что-то сказать, добавил: – И в детстве меня головой вниз не роняли. Моё IQ – почти сто пятьдесят баллов.
– Почти… Сплошь непризнанные кругом гении… Почти – это не сто пятьдесят, – проворчал под нос Каллен-младший.
Белла улыбнулась; Ренесми хихикнула, но от замечания воздержалась. Её, как и деда, забавляла пикировка между отцом и стажёром. «Ну, как дети! И не понять: кто тут самый младший? Уж точно не я!»
Индеец остался довольным: цель достигнута, внимание переключено. Ещё бы узнать, что произошло между этими неравнодушными друг к другу людьми в прошлом. Джейкоб собирался войти в эту семью, и всё, что касалось их, задевало и его. Когда-нибудь он во всём разберётся, главное, чтобы Несси не пострадала.

Карлайл проводил всех к нужным специалистам и, оставшись вдвоём с Эдвардом, предложил пройти в свой кабинет:
– Нам нужно поговорить. Надеюсь, ты не возражаешь?
– Не возражаю. Только будет ли у нас на это время?
– Не меньше часа – я позаботился об этом. Расскажи, что сегодня случилось? Где Таня? Она не отвечает на мои звонки. Почему ты отменил свадьбу? Что вообще сейчас происходит? Почему мы ничего не знали о Ренесми и Белле?
Карлайл сел в одно из двух мягких кресел, расположенных рядом с журнальным столиком; Эдвард занял второе.
– Когда ты успел сделать ей ребёнка?
Каллен-младший перебил отца:
– Слишком много вопросов, на которые и сам пока не знаю ответов. У меня не было времени поговорить с ними. Я узнал о существовании дочери несколько часов назад.
– От кого?
Карлайл не собирался сдаваться; он во что бы то ни стало вытянет из сына правду, от которой зависит его будущее отношение к Эдварду. Чересчур часто и слишком на многое он закрывал глаза. Пришло время откровенно поговорить. Смотреть спокойно на то, что тот делает со своей жизнью, больше не было сил.
Старший Каллен надеялся, что после свадьбы Эдвард остепенится, изменится, подумает о рождении детей. Таня не зря уходила два раза; наверняка были веские причины, и, вероятно, одна из них сейчас находится на приёме у терапевта.
Доктор глядел в напряжённое лицо сына, ожидая ответа.
– Позвонил Чарли и сообщил, что в ювелирном магазине захвачены в заложники Белла и моя дочь! – Эдвард казался сейчас мальчиком, отчитывающимся перед родителем за серьёзный проступок. – Представляешь, дочь! – Его слова переполняла горечь. – Ребёнок, которого я видел десять лет назад. Белла сказала мне, что её отец – Фил. Сейчас я знаю, что он – муж Рене, но тогда поверил.
Агент поднялся; он не мог оставаться на месте – эмоции буквально захлёстывали, требуя хоть какого-то выхода, – сделал несколько шагов и повернулся к отцу:
– Помнишь, я рассказывал о нашей встрече с Беллой в Фениксе?
– Да.
Карлайл заметил, как бьётся жилка на виске сына, как ходят желваки. Он видел, что вспоминания тяжело даются ему.
– Эдвард, я не осуждаю тебя, а пытаюсь понять, что произошло и происходит. Расскажи обо всём подробно. И про Таню тоже. Сядь и успокойся.
Каллен-младший вернулся в кресло.
– Таня… Она лгала мне все эти годы, лишь сегодня призналась, что Белла приходила рассказать о беременности, но Денали соврала, что тоже ждёт ребёнка и о нашей свадьбе! – Эдвард поднял взгляд на отца. – Я столько лет любил и жил с лгуньей, испортившей жизнь Белле и моему ребёнку. Жил, не догадываясь ни о чём. Бездушный слепец, не почувствовавший в рыжей девочке свою кровь!
Карлайл горько усмехнулся. Он сейчас пытался понять, когда упустил сына, в какой момент не разглядел начинающую расти в Эдварде червоточинку подлости. Была ли в нём эта подлость? Кого они с Эсми воспитали?
– Объясни, как ты посмел переспать с подругой своей сестры? С девочкой шестнадцати лет! Ты изнасиловал её? – Каллен-старший, не дожидаясь ответа, покачал головой. – Винишь во всём Таню, но получается, что именно ты – чудовище!
Эдвард вновь вскочил с кресла и встал напротив отца.
– Подожди обвинять. Ты не знаешь, как всё было на самом деле!
– Так именно этого я и хочу! Прошу тебя всё рассказать, а не бросать обвинения в Таню, это, в конце концов, не по-мужски! – Карлайл перешёл на громкий шёпот; он не желал, чтобы кто-то случайно услышал его разговор с сыном.
– Не было никакого насилия! – Эдвард смотрел прямо в глаза отца, и у старшего Каллена не было сомнений в том, что он говорит правду. – Это долгая история.
Карлайл с облегчением выдохнул: зря он сомневался в порядочности сына. Они с Эсми готовились к отлёту, когда позвонила Элис и путано рассказала о звонке брата. Новость о том, что у них есть взрослая внучка, матерью которой является Белла – буквально ошеломила. Уже через несколько минут он мчался в клинику, чтобы увидеться с сыном, Изабеллой и их дочерью. Карлайл сумел убедить жену, что должен первым переговорить с Эдвардом, ведь тот просил отложить их встречу хотя бы до следующего дня.
– Думаю, у нас достаточно времени, и ты успеешь всё рассказать до появления девушек. Я не позволил приехать Эсми, решив, что прежде сам должен разобраться во всём.
– Хорошо, давай попробуем разобраться. Помнишь наш последний год в Форксе? Вы с мамой улетели на конференцию в Европу, а заодно решили покататься в Альпах на День всех влюблённых? Вы оставили нас с Элис одних, разрешив пригласить друзей на праздник.
– Помню. Тебе было девятнадцать – взрослый мальчик, на попечение которого можно было оставить сестру-подростка. Эсми растянула при падении ногу, и вместо одной, мы провели в Европе две недели. Это произошло тогда?
– Да! Но этого не должно было быть! – Эдвард сделал несколько шагов по кабинету и вновь вернулся к отцу. – Я попросил Элис провести тот день и ночь у Беллы. Мы с Таней давно распланировали вечер – у нас были определённые виды на праздник.
– Кажется, я догадываюсь, какие. О том, что вы не занимались сексом, мы с мамой знали.
– Карлайл, прошу тебя, не перебивай. Мне и так сложно и стыдно говорить об этом.
– Хорошо.
Агент застонал: ну почему его родители всегда внимательно слушали всех, кроме него? Почему Элис могла часами говорить без того, чтобы кто-то из них вставил хоть слово, но вот сына…
– Я сделал всё как положено, купил свечи, розы. Но в этот день Таня ушла к Лорен, и мы приехали чуть позднее других. Она даже не успела переодеться. – Эдвард немного помолчал, собираясь с мыслями. – Элис с Беллой ждали нас дома, вместе с друзьями. – Он хмыкнул, приподняв уголок рта. – Маленькая пройдоха в очередной раз ослушалась старшего брата, но суть не в этом… Майк предложил отметить их помолвку с Анжелой и выставил ящик шампанского.
– Вы выпили весь запас моего спиртного. Ещё и шампанское было? – Карлайл с осуждением покачал головой. – Неудивительно, что случился бардак.
Младший Каллен молчал, потирая переносицу; он не знал, как рассказать отцу, что совершенно не помнит, что было с того момента, как Ньютон упал на диван, а он поднялся в спальню к Тане.
– Мы с Майком поспорили, кто первым опьянеет. – Он поднял голову и взглянул в глаза родного человека. – Денали в середине вечера ушла переодеться, но я решил, что прошло достаточно времени: она, должно быть, уже вернулась, и поднялся наверх. Не обнаружив Таню в своей спальне, я отправился на поиски и забрёл в гостевую комнату. Она ждала меня там… Мы заранее обговорили, что в первый раз это будет без света – Таня слишком стеснялась… Свет в спальне не горел. – Эдвард снова надолго замолк.
– Я обещал не перебивать, но если ты будешь рассказывать всё такими темпами, то одного часа для разговора нам не хватит. Ты хочешь объясняться с матерью?
– Я не знаю, что объяснить! Всё было чудесно, вернее, должно было быть…
Карлайл прочёл в глазах сына растерянность и понял причину молчания.
– Ты ничего не помнишь? Как лишал невинности девушку? – Он не мог в это поверить.
– Представь себе, нет! – Каллен-младший подошёл к окну.
– Какая же ты свинья… – Карлайл говорил это всё тем же громким шёпотом.
– Хуже! Намного хуже любой свиньи! Думаешь, я сам не понимаю этого? – Эдвард запустил пальцы в волосы. – Я многого не рассказывал тебе, не решался обратиться к специалисту.
– Обратиться зачем?
– Сейчас сам всё поймёшь, – обернулся к родителю агент. – У тебя есть сигареты?
Теперь уже отец с растерянностью смотрел на сына. Не верить Эдварду не было причин, но поверить в полный провал памяти – очень сложно.
– Я не курю, так же как, впрочем, и ты. – Старший Каллен глядел на поникшие плечи давно повзрослевшего ребёнка, смотревшего сквозь стекло в ночь. – Это не поможет… Говорить всё равно придётся.
– Знаю! – Он выпрямил спину. – Хочется как-то расслабиться, но я даже выпить не могу – за рулём…
Эдвард помолчал с минуту. Воспоминания – одно за другим – бомбардировали мозг. Сначала размытые контуры, потом всё начало складываться в какую-то серую картинку, и внезапно вспышка яркого света пронзила его; он вспомнил растерянный взгляд Беллы. Всё как во сне…

Коричневые с каштановым отливом волосы размётаны по смятой подушке. Припухшие от поцелуев розовые губы дрожат на побледневшем лице. Карие глаза с удивлением и болью смотрят прямо в душу. В них столько любви, надежды… и разочарования. Он только что назвал её чужим именем.

– Назвал её Таней... – задохнулся агент, буквально почувствовав боль Беллы. Так остро, так ужасающе пронзительно… Он опустил голову и пробормотал: – Испортил жизнь всем и в первую очередь – себе…
– Ничего не понимаю. Кого ты назвал Таней? Где в это время она сама была? Ты можешь говорить яснее?
– Я перепутал Свон с Денали, и она не оттолкнула меня, а отдалась, а после всего… Это был не сон, это то, что сохранила моя память… – Эдвард застонал. – «Яснее» о чём? О том, что мне было настолько хорошо, что, несмотря на провал в памяти, я вижу нашу с Беллой ночь на протяжении шестнадцати лет? Рассказать о том, что я и предположить не мог, будто в постели со мной находится подруга младшей сестры? Что, перед тем как окончательно вырубиться, назвал её Таней?
Каллен-младший развернулся и взглянул в глаза отца.
– Знаешь, что самое поганое в этой истории? – Он криво усмехнулся. – Я почувствовал чужой запах, не тот, что принадлежал моей девушке, другой. И будь настойчивее – возможно, смог бы докопаться до истины, но предпочёл не заморачиваться на этом. Мне было слишком хорошо, настолько, что забыл обо всём! Только податливое тело и страстная любовница в моих объятиях, совсем не такая холодная, как зацикленная на собственных чувствах Денали! – Агент снова ухмыльнулся. – Да у нас и в лучшие дни никогда не было такого яркого секса, как с малышкой Свон в тот первый раз! Это ты хотел услышать?
Карлайл выдержал гневный взор рассерженного сына.
– Я хотел услышать: почему ты бросил невинную девушку, соблазнённую тобой в ту ночь? Девочку, к которой с такой любовью в нашей семье относились все, кроме, как оказалось, тебя. Тебе же было известно, что она давно и безнадёжно влюблена! Мы все это знали, но молчали и не принимали никаких мер, и, как теперь выяснилось, зря! Её надо было оградить от тебя. Впрочем, как можно уберечь того, кто, подобно мотыльку, готов лететь на обжигающий свет?
Эдвард внимательно смотрел в глаза отца, пытаясь увидеть там хоть толику понимания.
– Ты хоть понял, о чём я сейчас говорил? Я не насиловал Беллу! Просто не знал, что не Таня, а она находилась в тот самый момент со мной в постели! Не осознавал и после ничего не помнил, потому как напился до чёртиков, до провала в памяти! Не знал и не помнил! – повторил он это несколько раз, пытаясь достучаться до отца. Казалось, самый близкий и родной человек не желает ему верить, не хочет, вернее, отказывается принимать его объяснения.
Старший Каллен встал, подошёл к сыну и положил руку ему на плечо.
– Успокойся, нервами ничего не исправить, – слегка похлопал он Эдварда по спине. – Я верю тебе, но утром-то ты должен был всё понять? Обязан был объясниться с девочкой…
На этот раз агент перебил отца и перешёл почти на крик:
– Я ничего не мог объяснить проснувшись! Как ты не понимаешь этого? Утром рядом со мной лежала Денали. – Он говорил сейчас не родителю, а себе, пытаясь впервые понять и проанализировать произошедшее много лет назад.
Теперь уже брови Карлайла полезли вверх; он с недоумением поглядел на сына:
– Как это?
– Вот так! Ноги вымазаны в крови, так же как и простыня, синяки под глазами от бессонной ночи, следы от пальцев на бледной коже… Даже сперма, смывать которую она отправилась в душ. Я был с Таней! С девушкой, которую очень любил и обещал назвать своей невестой, что я и сделал после этой ночи.
Эдвард помнил то утро.

***


Страшно болела голова. Казалось, виски и сидящие в них барабанщики жили самостоятельной жизнью.
Он проснулся от легких укусов в плечо; Денали попеременно целовала и покусывала его.
Каллену понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить, где он и почему они с Таней совершенно голые. Сознание постепенно возвращалось в больную голову.
Он, улыбаясь, спросил:
– Как всё прошло? Я не сделал тебе больно? – и, заметив страх и боль, на мгновение промелькнувшие в глазах любимой девушки, огорчился: – Я причинил тебе вред? Всё плохо?
Она лишь покачала головой.
Эдвард, не понимая, почему ничего не помнит об этой ночи – совершенно ничего, разве что аромат тела, – втянул воздух. В ноздри ударил стойкий запах перегара, секса, слабый оттенок духов Тани и что-то ещё – чужое, сладкое...
Он попытался сосредоточиться, но голову пронзил новый приступом боли. Что-то уплывало от его внимания, что-то, что настораживало. Почему ему вспомнился запах клубники и зелёных яблок? Откуда? Денали не любила фруктовые нотки и никогда не пользовалась косметикой с такими ароматами.
– Ты сменила шампунь? – Он поднёс к носу прядь белых шелковистых волос и понюхал: всё те же любимые Таней фиалки.
– Нет. Почему ты спрашиваешь об этом? – Взгляд девушки был несколько настороженным.
– Мне кажется, что ты пахла клубникой и яблоками… Я плохо помню, что было ночью. – Каллен снова попытался сосредоточиться, но это ему не удавалось. – Почему мы в гостевой комнате?
– Ты не помнишь, как я пряталась от тебя? Ты оказался слишком нетерпеливым, чтоб вернуться в спальню. Всё было просто чудесно! Мы пили шампанское, заедая фруктами.
Эдвард обвёл комнату глазами, но не нашёл посуды. Денали поняла, что он ищет, и успокоила:
– Я унесла остатки шампанского и клубники на кухню. Ты хочешь выпить?
– Нет, я хочу всё вспомнить.
Таня с какой-то радостью смотрела в его глаза.
– Ты совсем ничего не помнишь? Даже этого? – откинула она одеяло и повернулась на бок, соблазнительно выпятив голую попку.
Он успел заметить пятна крови на простыне и бедре девушки, прежде чем она, пошевелив ногой, дотронулась тёплыми пальчиками до его лодыжки. Горячее желание охватило болеющее с похмелья тело.
«Голова болит, а член хочет…»
Эдвард прекратил терзать себя воспоминаниями и полностью отдался чувствам.
Таня со стонами удовольствия принимала предварительные ласки, но в последний момент нашла силы оттолкнуть любовника:
– Подожди минутку. Мне необходимо принять душ. Сам видишь, нужно смыть кровь. Да и тебе не помешало бы сделать то же самое.
Он поглядел на перепачканное тело и, согласившись с девушкой, поплёлся в ванную. И отстоял под тёплыми струями добрых полчаса в попытке смыть головную боль и избавиться от раздражающего память запаха.
После они занимались с Таней любовью – не торопясь, несколько раз подряд. И было странным, что настаивающая до этого на темноте девушка не стеснялась заниматься сексом при дневном свете, позволяла любоваться стройным телом, разрешала ласкать себя любым способом.
Вот только того ощущения полной эйфории, что накрыло ночью, он не почувствовал. Что-то ускользало, оставляя после себя горчинку недосказанности. И этого ставший любовником дорогой сердцу девушки Эдвард так и не смог себе объяснить…
А потом – после первого ухода Денали к Майку – появился сон: яркий, красочный, какого Каллен никогда прежде не видел… Таня объяснила его извращённой фантазией любимого, ведь того, что ему снилось, никогда не было: в ту ночь он лишил невинности её. Так при чём тут видения со Свон?
Эдвард сам иногда считал себя грязным извращенцем и пытался загладить вину перед невестой страстным сексом, что с годами становилось всё труднее сделать – слишком хорошо во сне ему было именно с Беллой.

***


– Я ничего не понимаю…
Доктор присел в кресло за своим столом, а сын снова отвернулся к окну. В комнате на несколько минут повисла напряжённая тишина. Каждый переваривал услышанное.
Первым заговорил Карлайл:
– Выходит, Таня присвоила себе эту ночь? Но ты же сам говорил, что она была девственницей.
– Была! До того момента, пока не обнаружила меня голого в гостевой спальне. – Эдвард тяжело вздохнул. – Я сумел в одну ночь испортить жизни тем, кого так любили в нашей семье, превратив Денали со Свон во врагов. Знаешь, что сделала тогда сжигаемая ревностью и обидой Таня?
– Нет, но думаю, ты это расскажешь.
– Отдалась Тайлеру в салоне его холодной машины и, вернувшись в комнату, улеглась ко мне под бок. – Он нервно хохотнул. – Но я не имею права винить её за это и не осуждаю – виноват во всём я. Она лишь боролась за любовь, посчитав, что можно делать это любыми способами… Не знаю, как поступил бы сам, окажись на её месте.
Старший Каллен больше не перебивал сына. Он пытался понять степень вины каждого из участников этой истории.
– Я не смог простить Тане другого: что скрыла правду о беременности Свон, выдумав собственную, тем самым лишив ту любой возможности рассказать о нашем ребёнке.
– Таня не врала.
Эдвард вскинулся от слов отца и побледнел. Сердце сжалось от пронзившего холода.
– Как «не врала»? Хочешь сказать, Таня носила моего ребёнка? – Он выглядел совершенно растерянным. – Что же она с ним сделала? Аборт…
Агент боялся услышать слова правды. Только не это. Неужели он своим поведением толкнул девушку на крайность?
– Господи, всё ещё хуже, чем я думал! – ударил он кулаком по пластиковой раме.
– Не твоего, но она не знала, кто отец, и получается, что сказала Белле правду.
У Карлайла от всей этой истории голова шла кругом. Столько боли, страданий выпало на долю любимых им девочек.
– Ты же помнишь ту аварию? Мы не смогли сохранить беременность. Плоду было почти три месяца, мальчик…
Ещё бы Эдвард её не помнил. Денали совершенно переменилась после того случая. Казалось, что сломаны не только кости – сломалась её душа. Она почти год не могла выйти из депрессии, а потом удрала к Майку.
Теперь он знал причину произошедшего.
– Почему ты решил, что ребёнок не мой? – пристально смотрел Каллен-младший на отца, подозревая, что тот хочет подсластить горькую правду. Он затаил дыхание в ожидании ответа.
– Я объяснил это Тане… В нашем роду не было чёрных…
Эдвард громко выдохнул. Ему было жаль бывшую невесту, он даже начинал оправдывать многие её поступки, но слова, что погиб не его малыш, принесли некое облегчение.
– Выходит, она не всегда врала. Тайлер… Вот почему она ушла к нему. А ты всё знал и молчал? – был полон вопросов теперь уже его взгляд. – Ты вообще собирался рассказать мне? Как ты сам узнал обо всём этом?
– Я вернулся в Форкс подписать бумаги и передать дела новому врачу, когда это произошло. Собирался ли я рассказать тебе? Нет. Хотя… если бы ты нашёл девушку, любящую тебя так же сильно, как она… или если бы я знал о Белле. Но я не знал, а Таня была лучшей кандидаткой на роль твоей жены. Она одна всегда могла понять тебя и простить – а это самое важное в жизни. Влюблённость приходит и уходит, оставляя после себя нечто другое, не менее ценное, но если нет понимания и уважения… не стоит строить брак на одной любви. Она, как правило, недолговечна…
Эдвард по-прежнему в упор смотрел на отца, постепенно из обвиняемого превращаясь в судью:
– Ты всё решил за меня, разложив по полочкам… А по какому праву?
– По праву отца! Ты сам им недавно стал, и теперь знаешь или скоро осознаешь, что это такое. Ради счастья детей родители готовы на многое.
Младшему Каллену нечего было ответить на слова Карлайла.
– Давай без выяснения отношений обойдёмся, лучше расскажи: что будет теперь? С Таней, Беллой, Ренесми… со всеми вами?
– С Денали я расстался. Не гляди на меня так. Она вернётся к Тайлеру; тот любит её по-настоящему и сможет сделать счастливой. Наши отношения в последнее время больше походили на болото. Уютное гнёздышко двух холодных рептилий… Нет любви, давно уже нет, цеплялись друг за друга. Сам не понимаю почему.
Карлайл внимательно слушал сына, желая понять, каким тот видит своё будущее.
– С Беллой всё намного сложнее. Хочу на ней жениться, попытаться исправить тот вред, что нанёс когда-то. Я-то хочу, но она совершенно не желает идти на контакт. Не могу понять: что с ней не так?
– С ней? Это с тобой «не так»! Бросил одну невесту и тут же подобрал другую… Уму непостижимо. Ты решил жениться по инерции?
Эдвард с непониманием смотрел на отца.
– По какой «инерции»? Я же объяснил тебе причину, и у нас есть дочь! Мы должны жить семьёй. Она…
– Белла ничего тебе не должна! – снова прервал сына Каллен-старший, возмущённый его подходом к жизни. – Ни единого цента! Должен ты. За все годы, что девочка в одиночку растила твоего ребёнка! По гроб жизни обязан будешь, но жениться… Ты выбрался из одного болота и решил заползти в другое?
Он покачал головой. Эдвард – первоклассный специалист, отличный аналитик там, где дело касается сложных заданий и переговоров, но ничего не понимает в своих личных отношениях.
– Ты любишь Беллу? Скажи это, признайся сам себе! Не ту девочку, не славную подругу сестры, а состоявшуюся женщину тридцати двух лет от роду, со своими привычками и сложностями. Где и с кем она живёт, работает? Что любит, чем увлекается? Что ты знаешь о ней нынешней?
– Кое-что. Свон любит красный цвет и фруктовый торт. – Агент поглядел в недоуменное лицо отца и добавил: – Мне это Фил – её отчим, рассказал.
– Отлично! Вот это сведения о человеке! С таким непременно под венец! Во всём красном и с тортом в руках… Эдвард, когда ты повзрослеешь? Что вообще ты знаешь о женщинах? Не о тех пустышках, что гроздьями вешаются на тебя, а о настоящих? Ты настолько занят работой, самоуверен и эгоистичен, что, похоже, разучился любить, – с удивлением взирал Карлайл на сына; тот принимал его слова, не споря, как делал это обычно.
– Кстати о привязанностях… Думаешь, Белла до сих пор любит тебя?
– Да! – ответил на этот вопрос не раздумывая ни секунды Эдвард.
– Откуда такая уверенность? Опять Фил сказал? – внимательно смотрел на сына старший Каллен, догадываясь, что и в этот раз попал в самую точку.
Агент покраснел от досады: отец читал его как раскрытую книгу и отчитывал, как мальчишку. Но возразить ему было нечего. Карлайл прав почти во всём, кроме сомнений в любви Свон. В том, что она по-прежнему любит его – Эдвард не сомневался. Он прочёл это сегодня в первую секунду, в первом её взгляде, но спорить с отцом не хотел.
– У нас не было времени поговорить.
– Значит, и торопиться не стоит. Ты слишком давишь, поэтому она и не идёт на контакт. Дай ей время всё обдумать, выслушай, расскажи то, что сейчас сказал мне. – Карлайл очень хотел, чтобы сын, наконец, стал счастливым, а в том, что Белла может сделать его таким – был уверен. – Извинись, в конце концов! В страдании женщины всегда виноват мужчина! Ты сам говоришь так, вот и повинись.
– У нас не было времени, – опять оправдывался Каллен-младший. Но так оно и было. Что он мог сказать и объяснить за час на глазах у многих людей?
– А никто вас и не торопит. Пусть всё идёт своим чередом. Не гони её замуж! – Карлайл снова повторил слова о женитьбе. Ему не хотелось, чтобы, услышав отказ, сын отпустил Свон, а именно так и могло произойти. Слишком гордые оба, горячие. Как бы он хотел ошибаться на этот счёт.
– Я подумаю. Но что с Ренесми? Не позволю второй раз лишить меня дочери! – в глазах Эдварда читалась такая решимость, что старший Каллен не сомневался в его словах.
– У тебя её кто-то отбирает? Нет! Думаю, Белла прекрасно понимает, что виновата в том, что ты ничего не знал о Несси. – Агент дёрнулся, а Карлайл рассмеялся: – Извини, но Джейк прав: девочке действительно подходит это имя!
– Вот давай только не будем говорить сейчас о стажёре. Он и так достаточно попил сегодня моей крови.
– Зря ты так, Блэк – отличный парень. Тебе хорошо известно это. Он не зря показался мне знакомым – я знаю его отца, Билла. У них хорошая семья. Постарайся принять его, а не гнать – и Ренесми ответит тебе благодарностью. Перетяни на свою сторону дочь – и это поможет наладить отношения с её матерью, если, конечно, ты хочешь этого.
– Очень хочу! Чем больше думаю, тем сильнее понимаю, насколько прочно она засела в моём сердце. Пусть не эта Белла, а та, из прежней жизни и сна, но они – одно неделимое целое, так ведь? – Эдвард впервые за долгое время открылся отцу и сейчас во многом доверял его мнению.
– Так. Только ты должен принять новую женщину, сложить из половинок и полюбить. Она очень напугана и прячет свой страх за цинизмом. Прочная маска. Наверное, так долго её носит, что та с кожей срослась… А что за сон? Расскажешь?
– Придётся, нужно было сделать это раньше. Я вижу нашу первую близость во сне. Это очень раздражало Денали. Она утверждала, что я произношу «Белла»… Вот так… Назвал когда-то Свон Таней, а потом шептал её имя. Может, ты смог бы мне помочь и всё объяснить?
– Возможно. Или всё должно было произойти именно так, чтоб ты понял: кого любил и любишь, и что мог построить, но разрушил. Я не вижу виновных в этой истории, только потерпевших – вы все пострадали, но Ренесми досталось больше остальных. Ей не за что было отвечать, но пришлось…
– Как она тебе?
– Красивая девочка и очень умная. – Карлайл видел, как в глазах сына плещется обожание и безмерная гордость. – Эсми будет рада внучке, а уж Элис… Даже представить страшно, как она обрадуется!
Они рассмеялись в голос.
– Своих детей им с Джаспером Бог не дал – так оторвётся на твоих по полной! – Каллен-старший даже не заметил, как сказал о внуках во множественном числе, а Эдвард и не собирался его поправлять: он по-прежнему надеялся на положительный ответ Беллы и на нескольких отпрысков.
Зазвонивший телефон прервал беседу. Карлайл поднял трубку.
– Спасибо, Элизабет. Проводи всех, пожалуйста, в мой кабинет.

Через минуту дверь отворилась, и на пороге появились трое пациентов.
Эдвард был недоволен возвращением Джейка в компании улыбающихся девушек; парень отлично ладил с обеими, – и это бесило специального агента.
Он примет совет отца и постарается сделать Блэка своим сообщником в деле покорения сердца Свон, но это при условии, что она не захочет идти на контакт, а Ренесми не забудет об индейце на утро.
У него было достаточно времени, чтобы немного поспорить с предметом восторга дочери.
– Джейкоб, неужели тебе не прописали стационарный режим? Рухнули мои надежды освободиться от тебя прямо в больнице!
Стажёр рассмеялся и развёл руками, как бы сожалея о случившемся:
– Представь себе, даже клизму не назначили.
Девушки прыснули от смеха, а Эдвард, подняв глаза к потолку, обречённо произнёс:
– Очень жаль… придётся везти тебя домой! – Он был рад, что хоть таким образом смог немного развеселить Беллу.



Спасибо огромное за неоценимую помощь Свете ССღ
И самой лучшей на свете бете Тане Тэя

Спасибо за новое редактирование Марине АкваМарина


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-10341-35
Категория: Все люди | Добавил: Galina (28.04.2012) | Автор: Galina
Просмотров: 5816 | Комментарии: 78


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 781 2 3 »
0
78 natalymen   (15.12.2015 05:43)
Не могу понять, вроде, написано довольно хорошим языком, но такое ощущение, что писал подросток. Эдвард - тридцатилетний мужчина, а слова и поступки как у пятнадцатилетнего пацана. Правда, с чего он взял, что Бела бросится к нему в объятия, практически к незнакомому человеку. Наив.

0
77 natik359   (13.08.2015 16:27)
Карлайл молодец! Главное, чтобы его слова дошли до Эдварда и тот глупостей не наделал

0
76 SvetlanaSRK   (12.07.2015 23:30)
Карлайл - прелесть! Мудрый, справедливый! Как хорошо он вправил мозги сыну. Тот точно бы наломал дров с предложением руки и сердца. Спасибо за главу!

0
75 Kosy@   (17.11.2013 17:05)
Карлайл молодец, вправил мозги сыночку.))) Спасибо за главу

0
74 Fleur_De_Lys   (29.09.2013 09:01)
Знакомство с дедом прошло на ура! Кто бы не обрадовался появлению внучки? Родители Эдварда любящие и понимающие.
Кардайл молодец, такую лекцию прочел своему сыну и дал ему прекрасный совет не спешить в деле завоевания Беллы. Сейчас им всем необходимо время, чтобы привыкнуть друг к другу снова и попытаться простить...

+1
73 Tanya21   (30.08.2013 04:09)
Спасибо за главу.

+1
72 Blar   (24.02.2013 21:29)
Карлайл немного вправил Эду мозги на место, а то он наломал сейчас дров с Белз.Хватит ли у него терпения и разума чтобы вернуть её доверие. cry

+1
71 Meda5540   (15.02.2013 22:31)
действительно только пострадавшие... спасибо

+1
70 anetik   (07.02.2013 02:10)
Не зря Карлайл, мой герой! cool

+1
69 Kat9e   (12.01.2013 02:08)
спасибо happy

+1
68 Solt   (08.01.2013 22:50)
Карлайл дал очень дельный совет

+2
67 чиж7764   (11.10.2012 02:30)
слава мудрому Карлайлу! Эдди просто болван самовлюблённый...

+1
66 GASA   (06.10.2012 10:13)
Спасибо мудрому Карлайну, а Эдвард такой самовлюбленный болван,не думающий о чужих чувствах.И я не согласна,что ЭДВАРД потерпевший в этой истории,он виновник(надо меньше пить или вообще не пить-в общем вампир или оборотень,как кому нравиться).Нате нарисовался через 16лет,права качать,знает как сделать всех счастливыми

+2
65 Ольсер   (17.09.2012 13:24)
Очень интересно,спасибо!!

+2
64 polka2006   (23.08.2012 15:51)
Спасибо!!! smile

+2
63 Проня   (27.07.2012 23:00)
Ахах, я просто тащусь от Джейкоба)) biggrin И я рада, что Эдвард наконец открылся отцу, Карлайл с Эсми заслужили правду)) Только я что-то не поняла на счёт Элис - она что, бесплодна? Или это Джас? Или у них просто пока нет детей?.. что-то я запуталась... wacko

+1
62 Коломийка   (30.06.2012 09:16)
Всплывают все новые и новые детали прошлого)
Спасибо!

+2
61 Lucinda   (12.06.2012 12:40)
Молодец Карлайл-так хорошо всё разложил по полочкам, просто молодец!

+2
60 ღPixieღ   (29.05.2012 20:52)
Эх, хорошо хоть Карлайл с Эдом поговорил и объяснил ему всё cool

+2
59 @rish@   (09.05.2012 19:12)
прочитала за день. полный восторг. что-же даль biggrin biggrin biggrin

+1
58 ♥ღАврораღ♥   (08.05.2012 23:44)
Эдвард как мальчик маленький biggrin спасибо

+2
57 TashaD   (05.05.2012 15:57)
Я откровенно тащусь от Эдварда! biggrin У него все так просто и быстро! wink
Вот это знание о человеке! С таким непременно под венец! Во всём красном и с тортом в руках… - biggrin biggrin
Эдвард, когда ты повзрослеешь? - да, уже пора бы... wink
Слава Богу, есть папа, который вставит сыночку малость мозги, или хотя бы даст направление в какую сторону этим мозгам двигаться, чтобы добраться до нужного места! wink А то бы он с горяча точно бы дров наломал - на зиму бы хватило... wacko

Спасибо огромное за продолжение! smile

+1
56 KisaKasa   (05.05.2012 01:57)
Спасибо за главу!
Эдвард слишком торопится, позабавили его диалоги с отцом))

+1
55 Rosalie007   (04.05.2012 17:15)
Спасибо за новую главу)))

+1
54 valbury   (01.05.2012 05:40)
Большое спасибо!!!

+1
53 Latiko   (30.04.2012 22:33)
Спасибо большое за главу)

+1
52 ksena   (30.04.2012 21:31)
спасибо за новую главу!!!
Карлайл прав: они все пострадавшие и нет правых и неправых...
жаль их, но надеюсь сейчас все станет налаживаться... и очень хорошо, что папочка Эдварду мозги вставил, хоть меньше дров наломает и пользы больше будет...
удачи и вдохновения!!! wink

+2
51 natalj   (30.04.2012 15:47)
Большое спасибо за эмоциональное и прекрасное продолжение и за оповещение.

+1
50 Вик3387   (30.04.2012 13:03)
Замечательная глава!!! Столько юмора и эмоций! biggrin Карлайл молодчинка, он все расставил по местам и совершенно верно объяснил Эду бредовость его идеи срочно жениться... Ведь Белле нужна именно любовь, а не отцовские обязательства. wink
Спасибо за главу!!! Море удовольствия! smile

+1
49 dasik   (30.04.2012 12:57)
спасибо за продолжение

1-30 31-60 61-71
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]