Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

CSI: Коннектикут
Сиквел фф «CSI: Место преступления Сиэтл». Белла с Элис возглавили свое детективное агентство, а Эдвард – «Научные исследования Мейсена». Их план жить спокойной жизнью рушится, когда агентство слишком глубоко копнет в деле, Элис настигнет прошлое, а стремление Эдварда найти «крота» в лаборатории означает, что он подозревает всех. Вас ждут: убийство, месть, верность и любовь! Завершён!

По велению короля
Небольшое затерянное в лесах графство лишь однажды привлекло к себе высочайшее внимание – когда Чарлз Свон, будущий граф Дуаер, неожиданно женился на племяннице короля...
Мини, завершен.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9951
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Обнажённые. Глава 23. Холодное и сломленное "Аллилуйя"

2016-12-4
18
0
Белла была отлична знакома с любовными романами. Прочитанные ею истории относились к различным жанрам – фэнтези, подростковым, драме и, с недавних пор, к эротике. И существовала фраза, которая появлялась всегда, вне зависимости от того, что происходило в книге – была ли это погоня на автомобиле, заканчивавшаяся перепихоном на заднем сидении, или первый поцелуй героев.

Никогда раньше я не испытывала подобного.

Так что отсутствие оригинальности в мышлении немного смутило Беллу, когда в её голове всплыла эта фраза. До Эдварда у неё не было подобного опыта, а с ним всё происходило по-разному – нежно, мягко, медленно, немного жёстко, немного неловко в тот раз летом, когда на их языках ещё оставался привкус пива.

Но никогда, никогда раньше не было подобного. Это было плотью огня на податливом дереве, настолько ослепительно оранжевой, что оставляло искры под веками девушки. Это было поглощением. Это было созиданием.

Это было искусством.

Она потянула его за волосы, возвращая его губы к своим, мешая им продолжать путь вниз по животу. Белла знала, куда он направлялся, и хотя прикосновения малинового языка к её розовейшей коже всегда приводили к тому, что она начинала бесконтрольно извиваться, на этот раз ей было необходимо, чтобы Эдвард находился как можно ближе. Когда он располагался меж её ног, близость заключалась лишь во вспышках малахита над лонной костью и ярких волосах.

Эдвард послушался – губы его были распахнуты, язык искал её прикосновений, и Белле было настолько жарко, что лоб юноши, которым он прижался к её, всё время норовил соскользнуть, и его брюки казались прохладными, задевая разгорячённую кожу.

Такие поцелуи вообще возможны? Открытые рты, высунутые языки и опухшие губы между острыми зубами? Отрывистые выдохи, наполненные полуночным воздухом, освобождающие углекислый газ и захватывающие в плен кислород, сопровождаемые стонами, и мычанием, и звуками, которые ей никогда, никогда больше не хотелось от себя слышать?

В голове мелькнула мысль о том, насколько странным это было – она всегда умела управляться со словами, о нём можно было сказать то же самое, и что было такого в оголённой коже и обжигающей, влажной нужде, что превращало их в пещерных людей?

Его рука скользнула ниже, оставляя на сливочно-белой коже горячие розовые линии, и длинные пальцы сжали и без того напряжённые соски. Дёрнувшись, Белла укусила его подбородок, пылающим выдохом омывая смущающе-красный вскрик, и Эдвард так сильно толкнулся вперёд, что она ударилась головой об изголовье кровати.

- О Боже, прости, - простонал он, потянувшись, чтобы погладить её голову. Но Белла оттолкнула его руку, и ноздри юноши расширились. – Хорошо, будь по-твоему.

Неожиданно он ворвался в неё, без всякого предупреждения, и её тело изогнулось над кроватью. Подхватив девушку под спину, Эдвард прижал её к груди и начал двигаться.

Их ритм был знаком Белле. Летом, узнав тела друг друга и научившись играть на них, они не были целомудренны. Она знала, как обхватить его ногами, куда деть руки, когда приподнимать бёдра, чтобы попадать в такт. Роль любовницы была уютна – естественна, так же, как и роль его лучшего друга.

Но в тот момент его движения были совсем иными. Словно, вернувшись домой, она увидела, что каждый предмет обстановки, каждая деталь, всё, что принадлежало ей, оказалось передвинуто на другое место. Они всё ещё находились внутри, всё ещё были её, но она понятия не имела, как вести себя в новой обстановке.

Внезапно Белла услышала свой голос, шепчущий его имя, услышала его – зовущий её в ответ. Она всем телом ощущала даже мельчайшие движения внутри, и то, как каждый раскалённый добела дюйм его тела прижимался к ней – словно Эдвард был рождён для подобного занятия любовью. Он опирался локтями о кровать, а Белла вцепилась в его волосы, и он касался её каждой клеточкой своего тела, и они целовались, разгорячённые, и влажные, и раскрытые, и она вжимала пятки в его спину, умоляя продолжать.

А потом захотела сделать то, чего не испытывала раньше. Она соглашалась на подобное, поддавшись его уговорам, и была слишком смущена, сжимая свою грудь, чтобы та не подпрыгивала слишком сильно – но теперь хотела этого, хотела быть над ним, чтобы он смотрел на неё, пока каждая часть Беллы будет двигаться, подчиняясь ритму их тел.

Она опрокинула его на спину, и глаза Эдварда закатились, когда Белла опустилась на него, одной рукой сжимая его член, а вторую – твёрдо положив на центр его груди.

- Белла, Белла, чёрт… - Его руки взлетели к её груди, и Белла выгнулась, помогая ему, гордясь своим возбуждением, напряжёнными сосками, розовыми и идеальными под его языком. Когда она начала двигаться, он втянул один в рот, бормоча что-то, оставляя на её коже влажные следы губ и своих слов.

- Это… разве я… - спросила она, задыхаясь, наклонившись, чтобы удобнее опереться о кровать. Она решила, что так будет лучше – подпрыгивать ей было неловко, да и не очень нравилось.

- Вот так, - прошептал он и присел, словно принцесса, откинувшись на подушки, и она любила его так сильно, что рухнула сверху, настаивая на поцелуе, пока он, двигая её бёдра, помогал установить нужный ритм, похожий на тиканье метронома.

И всё продолжалось; упираясь ступнями в кровать, Эдвард помогал ей упорядочить разрозненные, лихорадочные толчки, и наконец, сдавшись, Белла перестала что-либо контролировать и практически упала на юношу, прижавшись своим лбом к его.

- Ты нужна мне, боже, никогда больше не оставляй меня, пожалуйста, - выдохнул он, впиваясь пальцами в её кожу, отмечая Беллу, разукрашивая её пятнами цвета индиго, за которые с утра будет просить прощения.

- Я не могу, и не смогла бы, я люблю тебя, Эдвард… что ты, я думаю, что… - Никогда раньше она не кончала во время секса – неважно, как бы он ни пытался помочь ей пальцами, сжимающими клитор, или движениями под другим углом. Это всегда было потрясающе, но никогда не доводило её до края.

Но это ощущение было иным. Оно не было похоже на то, что отзывалось на касания его рта и пальцев, потому что это был он, и она была так полна, и её телу было за что цепляться, когда оно начало сжимать мышцы в освобождении.

- Белла, Белла, да, подари мне это, милая… - Он поймал её поцелуем, обжигая жаром умирающей звезды, голубой гигантской суперновы.

И она послушалась, после чего рухнула ему на грудь; тело её было выжато, словно лимон, очищено.

Рассмеявшись ей в шею, Эдвард перевернул девушку, снова оказываясь сверху.

- Уже выписываетесь?

Сонно улыбнувшись, Белла покачала головой. Обхватила его за шею, и толчки возобновились; прижав лоб к груди Эдварда, она прислушивалась к бешеному биению его сердца.

Кончив, он не издал ни звука, распахнув рот и крепко зажмурившись, словно терзался от боли. Потом обмяк – прижав её к кровати всеми восьмьюдесятью килограммами, - и Белла сдавленно вскрикнула.

- Ты такой толстый, - прошептала она, пиная его, хотя была совсем не против этой потной, измотанной тяжести.

- Знаю, - счастливо выдохнул он.

Откинув волосы с его лба, Белла наблюдала, как маленькие капельки пота скользят к его бровям.

- Ты не толстый, - пробормотала она, - но мне нужно в душ.

- Молчи, женщина, - ответил он, - дай мне насладиться посткоитальным теплом.

- О, - рассмеялась она. – Значит, теперь считаешь себя каким-то божеством секса? Сколько это длилось, минут десять? Пф.

- Я потряс твой мир. – Он зарылся лицом в её влажные волосы, и Белла чувствовала, как Эдвард зевнул, прижавшись к её шее.

- Верно, - согласилась она, - но потом я поднялась и сама потрясла его.

Он засмеялся; Белла же улыбнулась, чувствуя вибрацию этого звука на своей коже.

- О, так это ты считаешь себя богиней секса? Я сделал всю работу. Пф.

Несколько секунд она молчала, наслаждаясь его размеренным дыханием и жаром тела, по которому так сильно скучала. Девушка не была уверена, что заслужила это счастье, но он предлагал его ей – и она готова была согласиться.

Наконец она выбралась из кровати, чтобы привести себя в порядок, перед этим зацеловав лицо Эдварда, пока он не перестал жаловаться. Когда Белла вернулась из ванной, он всё ещё не спал, лёжа на животе и глядя на неё сонными глазами.

У него была милейшая задница – это она ему и сообщила. Рассмеявшись, Эдвард схватил простынь, накрывая их обоих, когда Белла приютилась у него под боком.

- Эдвард, - прошептала она после того, как какое-то время в тишине водила кончиками пальцев по его коже.

- Хммм?

- Ты сможешь простить меня? – спросила она тихо. Великодушные жесты были великолепны, её первый оргазм во время секса – восхитителен, но она была девушкой, которая нуждалась в словах.

Открыв глаза, он посмотрел прямо на неё. Радужки казались практически серебряными в тусклом лунном свете, что падал на них через окно.

- Белла?

- Сможешь? – снова спросила она. – Надеюсь, что да, потому что… - Сделав глубокий вдох, она с шумом выдохнула. Внимательно наблюдала, как порыв ветерка, вызванный ею, откинул пряди волос Эдварда, и эта странная связь между их телами придала ей сил. – Потому что я не знаю, как жить без тебя.

Протянув руку, он коснулся её лица своими пальцами художника. Те были грубыми и жёсткими из-за красок и химикатов, но всё равно казались ей бесконечно нежными.

- Иди сюда, - сказал он спустя мгновение, и притянул её к себе, и поцеловал, и это было единственным ответом, в котором она нуждалась.

XxXxX

На следующее утро Белла чуть не поддалась приступу паники, когда Эдвард попытался уговорить её спуститься на завтрак.

- Нет! – сказала она безумно. – Они знают, чем мы занимались – что если они слышали нас, Эдвард?

Он закатил глаза.

- Их сыновья и дочери официально – родственники, и занимаются этим всё время. По крайней мере, мы не совершали инцест.

Она рассмеялась, но потом вспомнила о своих страхах.

- Не пытайся меня отвлечь. О Боже, я не говорила с Эсми с того дня, как… она, наверное… я даже не могу…

Прижав ладони к щекам Беллы, Эдвард громко поцеловал её.

- Эсми обожает тебя, Белла. Думаю, её больше всех расстроил наш разрыв.

- Даже больше, чем тебя? – поддразнила она.

Эдвард стукнул её по лбу указательным пальцем.

- Никогда, милая. – Поставил её на ноги. – Белла, пожалуйста. Я хочу… хочу двигаться вперёд. Знаю, мы не сможем вернуть то, что было между нами. Это было слепо, и невинно, и это были мы… и оно было нашим. Но мы уже не те. Однако ты всё ещё моя Белла, я всё ещё твой Эдвард, и я всё ещё хочу тебя. Хочу… создать нечто новое. Нечто…

- Надёжное, - прошептала она, беря его за руку. – Я веду себя как ребёнок. Всё говорю, что сделаю для тебя что угодно – пора продемонстрировать серьёзность своих намерений. Пойдём.

Но пока они спускались по лестнице, в её сердце примостилось беспокойство. Она никогда не забудет выражение лица Элис утром после того, как Белла оставила Эдварда, не забудет сказанные той слова. То, как семья рассчитывала, что Белла подтолкнёт его к терапии, к свету и миру, к которому она не была готова. Всё, что Белла пыталась делать – это любить Эдварда, показать ему, что хочет его, с проблемами или без. Да, в этом плане она однажды провалилась, и не собиралась поступать так снова – но неужели они и правда считали её ясновидящей?

Они никогда не говорили ей попытаться показать Эдварду, что ему нужна помощь помимо их любви. Белла была бы счастлива поговорить с ним об этом – она обожала его, желала здоровья и счастья. Почему они не пришли к ней? Почему оставили в неведении?

Всё это обрушилось на неё. Эдвард был красивым, замечательным, её лучшим другом, её всем – но его семья... Хотела ли она дружить с людьми, которые ожидали, что она прочтёт их мысли, после чего оставили её, когда этого не случилось, и она поступила по-своему в отношениях, которые их не касались?

Белла свернула за угол, вцепившись в ладонь Эдварда. Когда они вошли на кухню, их встретили три лица, озарённых улыбками.

- Белла, милая, - сказала Эсми, поднимаясь, чтобы обнять её. – Мы так… я так… - Он дошла до Беллы и сжала девушку в объятиях, на которые та ответила. Она скучала по Эсми.

Но потом, сделав шаг назад и окинув взглядом их лица, она смогла увидеть лишь свою обиду. Эсми, которая уволила её в момент, оказавшийся слишком уж подходящим. Карлайл, который был врачом и всё же ожидал, что Белла будет знать о его сыне то, что он сам не мог озвучить. И Элис, которая была её лучшей подругой и оставила её, когда была нужна больше всего.

Эдвард почувствовал, как Белла напряглась, и погладил её по спине.

- Может, мы все поговорим после завтрака? – предложил он.

- Да, - сказала Белла, с улыбкой поднимая на него взгляд. – Я не против.

Завтрак был напряжённым. На них с Эдвардом смотрели, словно на милых зверушек в клетке, и это действовало Белле на нервы. Её любовь не была тайной, но всё равно казалась ей очень личной – близкой, дорогой и сокровенной, - и то, что за ней наблюдали люди, с готовностью выкинувшие её из своей жизни, крайне раздражало.

Очистив тарелки, Эсми вернулась за стол, готовая к разговору.

- Думаю, Белле есть что сказать, - неловко поговорил Эдвард, помогая девушке начать.

- Полагаю, это значит, что вы снова вместе? – спросил Карлайл после многозначительной паузы.

Эдвард с Беллой посмотрели друг на друга с выражением лица, говорящим «фу, гадость» и покачали головами. А потом оба рассмеялись.

Карлайл искренне улыбнулся.

- Я так рад за вас обоих. Надеюсь, на этот раз это будет длится так долго, как вы захотите.

Белла открыла рот, чтобы заговорить, но потом увидела, что Эдвард беззвучно говорит ей: «Вечно».

И сглотнула слёзы. Он никогда не говорил ничего подобного настолько прямо. «Вечно», - беззвучно ответила она, вложив в это каждую частичку своего сердца.

- Итак, что нам нужно обсудить? – спросила Эсми после того, как с радостью увидела общение без слов между своим сыном и девушкой, которую она любила, как дочь.

Повернувшись, Белла сжала руку Эдварда. Она не говорила ему о своих мыслях, так что они могли удивить и его.

- Мне кажется… - Белла собралась с духом. – Не думаю, смогу ли когда-либо простить себя за то, как поступила с Эдвардом.

- Это между тобой и ним, Белла, - сказала Эсми.

Белла кивнула.

- Именно. И мне не понять, почему это не осталось между нами. Я понимаю вашу преданность ему. Если бы кто-то обидел Эдварда, я была бы первой в очереди, готовая откусить голову обидчикам. Но я была так… потеряна в море его… его…

- Проблем, - легко предложил Эдвард.

- Хммм, - пробормотала Белла, ненавидя это слово. – Что не знала, с чего начать. Я думала, что, предъявив ультиматум касательно рисунков, излечу его, оставшись в живых. Глупо, по-детски – знаю. Даже если бы это сработало, может, Эдвард слишком сильно боялся бы оставить меня без присмотра, и мы всё равно расстались бы. – Она пожала плечами. – Правда, я не знаю.

- Это возможно, - медленно проговорил Карлайл, явно не зная, к чему Белла ведёт.

- Но ожидать, что я подтолкну его к терапии, даже не поговорив со мной об этом? Чураться меня после того, как я общалась со всеми вами – а я люблю каждого из вас – только потому, что я приняла решение, которое на тот момент казалось мне оптимальным?

Белла посмотрела на Карлайла, потом перевела взгляд на Эсми. Выражения их лиц были крайне недоумёнными.

- Белла, дело в твоей работе? Милая, клянусь – Люси как раз в тот момент вернулась из декрета, могу показать тебе письмо… - Эсми выглядела сбитой с толку.

- Нет, это я понимаю… - Её голос немного дрожал. – Почему вы должны были отпускать меня? Ненавижу глупую работу у Ньютонов. Я больше всего на свете любила работать с вами.

- У Ньютонов? – со смехом переспросил Эдвард. – Так вот где ты трудишься?

Белла ударила его.

- Заткнись. Выбор был не так уж велик!

Он быстро очнулся.

- Белла… не стоит… это, в общем-то, произошло по моей вине. Я имею в виду твою работу.

- Ты сказал Эсми уволить меня? – недоверчиво спросила Белла.

- Нет, - быстро возразила Эсми. – Я спросила у Эдварда, чего бы тебе хотелось, Белла. Не желала, чтобы тебе было неловко рядом с матерью своего бывшего. Он сказал, что ты упоминала чистый разрыв, и это… он просто хотел, чтобы ты была счастлива, милая. Не пытался быть злодеем.

В это девушке было легко поверить. В теле Эдварда не было ни единой злодейской косточки.

- Белла, - продолжила Эсми, - я не хотела отпускать тебя. Ты должна знать, что я по-особенному к тебе отношусь.

Белла улыбнулась.

- Как и я к вам. – Вздохнув, она начала вертеть в руках кончики волос. – Я просто не понимаю. Если мы были так близки, как я считала… почему вы не сказали, что хотите, чтобы я поговорила с Эдвардом насчёт терапии? Вы знали, что я бы это сделала. Здоровье Эдварда и его счастье значат для меня многое.

Карлайл прочистил горло.

- А вот это нас сбивает с толку, Белла. Не хочешь уточнить?

Кивнув, она сделала глубокий вдох. Эдвард сжал её руку.

- После того, как я ушла от Эдварда, Элис пришла ко мне домой. Мы разговаривали, и она упомянула, как все вы ожидали, что я… направлю Эдварда в сторону терапии. Мне просто кажется, что это немного нечестно… откуда я должна была знать? Конечно, мне хотелось этого, но… - Подняв взгляд, она ожидала увидеть вину на лице Карлайла.

Но вместо этого Эсми с Карлайлом уставились на Элис, которая пока не проронила ни слова. Посмотрев на неё, Белла была поражена при виде слёз, текущих по лицу миниатюрной девушки.

- Что Элис сказала? – недоверчиво переспросила Эсми. – Элис?

Та разрыдалась.

- Не ненавидьте меня, - всхлипывала она.

- Я не понимаю, - сказала Белла, чувствуя, как при виде плачущей Элис сжимается сердце.

Эсми, казалось, еле сдерживалась, чтобы не закричать.

- Белла. Мы с Карлайлом… годы обсуждали терапию Эдварда, но он всегда отказывался от неё. Мы знали, что он не готов говорить, и были терпеливы. Нельзя помочь тому, что не готов помочь себе, понимаешь?

Белла кивнула.

- Что ж, когда ты появилась… знаю, все это говорят. Но ты понятия не имеешь, какие изменения спровоцировала твоя любовь. Я никогда не видела, чтобы он так много улыбался, так много смеялся. Даже говорил. Мы с Карлайлом обсуждали – между собой – что, возможно, ты сделаешь так, что Эдвард захочет помочь себе. Мы собирались поднять с тобой эту тему, но возможность так и не представилась, потому что вы расстались, после чего Эдвард пришёл к нам и заявил, что хочет получить помощь без влияния какого-либо внешнего источника. Не знаю, что тебе сказала Элис, но мы бы никогда не возложили на тебя такую тяжесть – по крайней мере, без твоего ведома.

Белла повернулась к Элис, которая теперь беззвучно плакала, наблюдая за происходящим.

- Почему? – тихо спросила она.

Элис глотнула воздух.

- С первого дня, увидев тебя, я знала – ты можешь помочь. Я целую вечность предлагала Эдварду рисовать людей, веря, как и ты, что если он напишет хотя бы одного, и с тем ничего не произойдёт – он излечится. И в тот день, когда ты впервые пришла в школу, я предложила это Эдварду, ожидая такого же безразличного ответа, который получала обычно.
Но он повернулся и посмотрел на тебя, и всё его тело расслабилось, чтобы потом снова напрячься. Он отказывался рисовать тебя более рьяно, чем когда дело касалось любой другой знакомой девушки. Поэтому я завязала с тобой знакомство и полюбила тебя, как и мой брат. Я просто знала, что именно ты поможешь ему – непреднамеренно или специально.

- Я всё равно не понимаю, - сказала Белла.

- За неделю до вашего расставания я случайно услышала, как Эсми с папой говорили об этом. Наверное, я всё неправильно поняла, потому что создалось впечатление, будто они уже обсуждали эту тему с тобой. А потом вы расстались, и я решила, что это произошло после того, как папа с Эсми попросили тебя направить его… а вместо этого ты взяла всё в свои руки и заставила его сделать шаг назад. Я просто… это было не моим делом, и я перешла все границы – особенно чётко я понимаю это теперь, зная, насколько ошибалась. Я люблю своего брата, но Белла… ты была моей лучшей подругой, моей сестрой. Я просто надеюсь, что однажды ты сможешь простить меня.

Сделав глубокий вдох, Белла подумала о прощении. Сила прощения была странной вещью – ты мог влиять на чьё-то счастье одним своим словом. Девушка посмотрела на Эдварда, который смотрел на неё с выражением чистого восхищения на лице, и это помогло ей принять решение.

Она устала обижаться. Устала быть одна. Устала бродить по миру, как куча осколков прежней себя – ей хотелось склеить их воедино, на этот раз по-другому, однако используя те же ингредиенты.

Если Эдвард смог простить Беллу за её ужасную ошибку, значит, и она сможет подарить прощение тому, кого любит.

Поднявшись с места, она подошла к Элис, которая испуганно смотрела на неё.

- Ты обидела меня, - прошептала Белла. – Но я знаю, что тоже обидела тебя. Я прощаю тебя. Я люблю тебя. – Наклонившись, она обняла Элис, и они долго не отпускали друг друга.

А потом к их объятиям присоединились остальные, и они рассмеялись, и напряжение развеялось.

- Белла, - окликнула девушку Эсми, когда Эдвард, взяв её за руку, попытался снова увести наверх. – А что это на твоей шее, милая?

Эдвард хохотнул ей на ухо.

- Попалась, - прошептал он.

- Уф! – воскликнула Белла, обеими руками закрывая шею и пиная Эдварда в голень.

Но он схватил её, и поцеловал её, и всё желание ругаться тут же исчезло.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-14911-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Aelitka (09.09.2015) | Автор: перевела Aelitka
Просмотров: 1210 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
6 juventus   (31.05.2016 22:11)
Спасибо за главу!
Как трогательно! cry

0
5 terica   (09.09.2015 21:07)
Ну теперь прощение можно считать точно завершенным. Вот как бы тут не сложились обстоятельства..., получилось, что Элис стала катализатором...Неужели девочка со стороны, бросившая брата/сына должна быть дороже его. Зная фобию Эдварда, Бэлла неудачно сыграла на ней, а теперь ждет понимания и извинения от семьи. Большое спасибо за перевод новой главы.

0
4 marykmv   (09.09.2015 18:05)
Спасибо.

0
3 робокашка   (09.09.2015 17:08)
все ходили впотьмах друг подле друга

0
2 riddle   (09.09.2015 14:59)
Спасибо за главу!

0
1 galina_rouz   (09.09.2015 12:35)
Спасибо за главу!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]