Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3659]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничего не мешает ей помечтать, чем бы она хотела заняться с ним после свадьбы. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

La canzone della Bella Cigna. Глава 34. Первый суд

2016-12-6
16
0
Первый суд

Освальдо Голихов – «Неспешный ветер»

Примечание автора: я настоятельно рекомендую студийную запись из альбома «Oceana».

~oЖo~


– Мы не пойдём сразу к Аро, – уведомляет меня Карлайл, проверяя последнюю повязку, затем убирая медицинские принадлежности, – хотя мы направимся к Вольтури.

Когда Карлайл отходит от меня, я замечаю своё отражение в небольшом зеркале в ресторанном туалете. Сначала я не узнаю себя. Лицо в глине и крови, а глаза покраснели от слёз. Волосы спутаны и засалены, в них впился длинный плющ. Выгляжу возмутительно, почти нечеловечески. Умываюсь, пытаюсь пригладить волосы, однако кулону Вольтури недостаёт рубина, а мою одежду не починить.

– Мне переодеться? – Я хмуро гляжу на кровь и грязь, которые теперь не вывести. – Спускаться в подземелье в окровавленной одежде не лучшая идея.
– Так лучше, – возражает Карлайл. – Элис говорит, так будет проще убедить Кая, и они дадут тебе сменную одежду.
Мои руки, вытаскивавшие листья из волос, замирают. Так не может быть.
– Кай! – потрясённо протестую я. – Нет, нет, серьёзно, мы не можем пойти к нему, Карлайл. Кай ненавидит нас.
Губы Карлайла весело изгибаются, когда он выводит меня из ресторанчика и ведёт к дворцу. Его ладонь слегка касается моего плеча, сильно ободряя меня.
– Я бы не сказал, что он ненавидит конкретно тебя, – уточняет Карлайл, к моему неверию, – а исключение из правил, чем ты видишься ему. Угрозой порядку.
– Как я могу угрожать ему? – Я совершенно сбита с толку, хотя заметила, что Кай не терпит даже незначительные отклонения от немногочисленных правил Вольтури.
– Зная Кая, могу себе представить угрозу, которую он видит в способностях Эдварда. К счастью, в данном случае закон на нашей стороне, и у нас есть общий интерес.
– У нас нас есть с ним нечто общее? – оскорбляюсь я.
– После случившегося сегодня ты до сих пор сомневаешься в нашем оракуле? – Карлайл позабавлен.
– Точно подмечено, – признаю я. – И всё же... Кай?

Не могу представить кислолицего вампира помогающего нам, разве что по чистой случайности. Эдвард, однако, сказал мне, что Деметрий переспал со всеми вампиршами Вольтерры, за исключением Сульпиции и, вероятно, Джейн, поэтому вполне возможно, что Кай воспользуется любым шансом отомстить.

– У меня примерно такие же ощущения, – признаётся Карлайл, – однако они обретают смысл, если ты узнаешь Кая. Хотя верно то, что он способен на немыслимую жестокость. Кай ни разу не солгал и не нарушил своё обещание. Не думаю, что Вольтури просуществовали бы так долго, не настаивай Кай на таком высоком уровне постоянства. Он понимает, какой уровень баланса требуется для поддержания порядка, за что Аро уважает его.

Я муторно обдумываю свои знания о Кае, и мы смолкаем, пока я пытаюсь поспевать за большим шагом Карлайла. Низкий туман стелется по земле, отливая серо-лиловым в полумраке; бледная Луна покоится в насыщенном кубовом небе, как беспарусный корабль в море. Любопытно, Эдвард, где бы он ни находился, наблюдает ту же картину? Такая шаблонная мысль, но она единственное, что соединяет нас сейчас, так что я цепляюсь за эту идею.

Прости меня, любимый. Я не могу жить без тебя.

Наши шаги неприлично громко отдаются в ушах, а моё дыхание сбилось.

После, казалось бы, самой долгой прогулки по Вольтерре, мы достигаем библиотеки. Поскольку для остальных она уже закрыта, нам приходится прибегать к ключу, который я прикрепила внутри одного из моих карманов. Наконец мы спускаемся по массивной винтовой лестнице в библиотеку, где Кай играет в шахматы с Маркусом. Кай не отрывает взгляда от доски, но тут же неодобрительно хмурится, как только нас замечает Маркус.

Озадаченность вперемешку с горем прорезается сквозь обычное выражение лица Маркуса, когда он видит меня.

– Что стряслось, Изабелла? – с превеликим усилием произносит он.
– Карлайл, мы тебя не ждали, – высказывается Кай, осуждающе вперясь взглядом в мою одежду. – Что это значит?
– Я не ожидал быть здесь сегодня, – сурово отвечает Карлайл. – Боюсь, я здесь, чтобы доложить о самом огорчительном нарушении нашего договора членом вашей стражи. Хотелось бы повременить, да дело безотлагательное.
Оба вампира так быстро встают, что будь они людьми, шахматные фигуры разлетелись бы по комнате. Глаза Кая расширяются от гнева и, похоже, предвкушения.
– Какое право ты имеешь, – щурится он, – приводить её сюда в таком плачевном состоянии, обвинять и требовать? Не в твоей привычке хамить, Карлайл.
– Сожалею, что всё так выглядит, но, полагаю, ситуация требует немедленного разбирательства, – непреклонно отвечает Карлайл.
– Твоя семья нарушает устои, – горько жалуется Кай. – Я предпочитаю, когда ты без лишнего шума живёшь где-нибудь подальше.
Или не жил бы вовсе, верно, Кай? Он не говорит этого, но явственный намёк промелькнул в последней фразе.
– Как и я, – соглашается Карлайл. – Однако между нами заключён договор, который нарушил член вашей стражи. Этим вечером Деметрий умышленно подверг Беллу опасности, повалил на землю и кормился людьми на её глазах. Таким образом он нарушил два пункта нашего уговора, равно как прямой приказ Аро защищать Беллу.

При упоминании Деметрия выражение Кая тут же меняется, баланс чуть смещается с возмущения на сосредоточенное внимание. Он наклоняет голову набок, как будто вслушивается в слабые звуки.

– Это довольно серьёзное обвинение. – Приглушённым, возбуждённым тоном говорит он, сощуриваясь. – У тебя есть доказательства? Что это был именно Деметрий?
– Да. У нас есть показания Изабеллы и одежда, в которой она была в момент случившегося. Полагаю, если ты не примешь её слова, у вас есть психометрист. Главным образом я беспокоюсь, что естественным намерением Эдварда будет атаковать Деметрия, и хотя закон позволяет всем вампирам защищать своих партнёров...
– Закон, – перебивает Кай, – как и наше соглашение в частности, запрещают Эдварду нападать на членов стражи. Полагаю, конфликт в законе требует срочного слушания. – Озираясь, Кай громким голосом зовёт: – Афтон, подойди. Ты нужен мне.
Спустя пару мгновений появляется Афтон, чьи глаза шокированно распахиваются при виде меня.
– Чем я могу вам помочь, господин? – смущённо шепчет он, водя носом. – Это кровь?
– Мне нужны твои способности, – сообщает ему Кай. – Для начала, пожалуйста, очисти коридор возле библиотеки, а после пошли кого-нибудь за чистой одеждой для Беллы. Что-нибудь подходящее для официальной процедуры. Дай распоряжение послать за Аро, как только он вернётся.
Афтон с любопытством смотрит на меня и стремительно исчезает. Спустя мгновение Кай оборачивается ко мне.
– Во-первых, Карлайл, ты должен сказать мне, как ты оказался в Вольтерре.
– Как ты уже знаешь, – начинает Карлайл, – сегодня Аро послал Эдварда на охоту в Северную Африку, когда Сульпиция пожелала полакомиться дичью. Эдвард волновался за Беллу, поэтому, зная, что я пару дней буду в Монтпелье, попросил меня приглядеть за ней. К счастью, я двигался пешком, вовремя нашёл её, истекающую кровью, и в неминуемой опасности падения с обрыва в Бальце, возле палаточных лагерей. Белла рассказала мне, что случилось, пока я обрабатывал её раны, и мы незамедлительно явились сюда. Хотелось бы предотвратить полное расторжение нашего договора, Кай. Как и ненужного насилия.
– Суд решит, сколько насилия требует ситуация, а не ты, Карлайл Каллен, – с леденящей решимостью говорит Кай. – Если мне не изменяет память, ты всегда считал насилие лишним, даже когда правосудие требует именно этого.
Обеспокоенный Карлайл молчит.
– Ты хочешь продолжить? – мягко интересуется Маркус.
– У меня нет выбора, – заявляет Карлайл.
– Ты не представляешь, насколько верно это, – сухо подмечает Кай, приобретая более официальный вид. – Это предварительное слушание. Изабелла, расскажи мне, как именно всё случилось. Не лги и не преувеличивай. Если не знаешь что-то наверняка, не гадай. Если Афтон найдёт несостыковки, все твои показания будут проигнорированы, а ты – наказана. Ты поняла?
Застращённая, я киваю. Смотрю на Карлайла, который утешительно гладит мне плечи.
– Просто говори правду, Белла, – произносит он. – Начни с начала.

Я рассказываю им всё, за исключением вчерашнего многочасового разговора с Элис, в котором мы методично разобрали все варианты, гарантирующие моё выживание. Я говорю о похищении, о том, как похитители отзывались о своём нанимателе, что я приняла его за Вольтури. Кай, похоже, разгневан, а взгляд Маркуса бесстрастен, точно он в сотый раз наблюдает за разрушением Гинденбурга. Когда я дохожу до части, где Деметрий накинулся на нас троих, повалив наземь, словно боулинговые кегли, Кай рвёт и мечет, а Маркус – сама скорбь.

Краем глаза я вижу вернувшегося с мантией Афтона, но он жмётся в тени, напротив трёх вампиров, которые внимают каждому моему слову. Он снова напоминает мне угодливого, коварного зверя, проказливого лиса. По некой причине он прикладывает палец к губам, не желая заявлять о своём присутствии, или просто не хочет прерывать мои показания. Последнее мне кажется более вероятным, раз другие вампиры не прерывают меня, пока я не дохожу до беготни к утёсу, когда скрывалась от Деметрия.

– Ты помнишь, какие мысли бродили в твоей голове в то время? – вопрошает Кай.
Прикинься дурочкой, но не пытайся лгать.
С этим у меня проблемы. У меня были сутки, чтобы придумать правдивое объяснение, но я не могу, так что мотаю головой, пытаясь вспомнить. К моему шоку, не дав мне придумать лучше, Кай охотно принимает это за ответ.
– Это твоя человеческая натура, – подтверждает он. – Вероятно, ты вообще ни о чём не думала.
А вот это грубость. Рефлекторно мне хочется ему возразить, однако меня удивляет Маркус, легко дотронувшись до моего плеча холодной тонкой папирусной ладонью.
– Не волнуйся, Изабелла. – Хрипло успокаивает Маркус, в утешающей манере хлопая меня по плечу. – Люди склонны паниковать, когда их атакуют представители нашего вида.
– Это лимбическая система, – соглашается Карлайл, который, очевидно, ориентируется в полуправде лучше меня. – Реакция дерись или беги обычно идёт параллельно логико-мыслительному процессу.
– Спасибо, Карлайл, – я сощуренно смотрю на него.
Он заканчивает свою мысль, как будто это необходимо.
– Это, м-м, экономит время, – заканчивает он, осмелясь выглядеть виноватым.
На этот раз я сердито гляжу на него, заливаясь румянцем. В этот миг дверь в библиотеку негромко хлопает, и остальные оборачиваются на «только что» вошедшего Афтона.
– Надеюсь, я не потревожил вас, – шепчет, шустро подходя ко мне с небольшим чёрным бархатным свёртком. – Я принёс одежду для Изабеллы. Она должна подойти по размеру.

Я забираю у него свёрток, стараясь не думать о том, кому он мог принадлежать. Простая белая роба и чёрная мантия, которую носят все Вольтури. Я поднимаюсь в общественный туалет на первом этаже для переодевания, но в итоге снимаю только свитер. Мельком улавливаю отражение в зеркале и второй раз за час едва узнаю себя. За исключением явных человеческих признаков, я один в один вампир.

Когда я возвращаюсь, вампиры оживлённо беседуют.

– Пожалуйста, отдай Афтону одежду, в которой была, Изабелла, – приказывает Кай. – Твоё доказательство. Прошу, расскажи всё, начиная с этого утра и ничего не опускай.

Афтон кладёт ладони на мой промокший свитер, его глаза покрывают пеленой, как у цыганки-гадалки. С учётом изворотливой натуры Афтона поначалу меня одолевает скептицизм, пока он в деталях не описывает наш с Эдвардом шкаф.

– Я аккуратно сложен между крашенной белым сосновой полкой и свитером из того же материала, что и этот, но в другом цвете. Синем.
У меня слегка отвисает челюсть. В целом я понимала суть дара Афтона, но и помыслить не могла, что он настолько точен.
– Человеческая женщина, Изабелла Свон, разворачивает меня в полшестого утра, – продолжает вампир. – Меня надевают поверх человеческой кожи и чёрной футболки с короткими рукавами из хлопка и лайкры.
В этот момент взгляды вампиров обращаются на меня, и я демонстрирую чёрную футболку под длинной белой робой.
– Я оставила её, – признаюсь я. – Не думала, что она понадобится вам.
– Я касаюсь дождя, капающего по большому пластиковому зонту, – Афтон перечисляет мои утренние ритуалы. – Контактирую с вампиром Эдвардом Калленом. Если не нужно, я пропущу его одежду?
Афтон глядит на Кая, который отрывисто мотает головой.
– Сзади дешёвое деревянное сидение, по обе стороны – люди. Толстая доска, выкрашена в красный. Чёрный пластик формика. Книга, напечатана в тысяча девятьсот тридцать пятом году, на высококачественной бумаге, на итальянском языке. Человеческий мужчина, двадцать восемь лет, с грубыми руками. Человеческий мужчина, тридцать два года. «Фиат», по одному касанию марку не определить, однако сидения из чёрной кожи, сделан в тысяча девятьсот девяностом году. Контакты с различными растениями в Бальце. Контакт с землёй. Грубый контакт с вампиром Деметрием, членом Вольтури.

Я перестаю слушать, когда Афтон в излишних подробностях описывает кровяные пятна, гадая, не преувеличивает ли он или врёт, чтобы это совпадало с моими показаниями. Всё так быстро случилось, и я толком не поняла, что именно, раз нападение Деметрия пошло вопреки предсказанию. Элис не видела этого ужаса, однако, наверное, в том моя вина, ведь я осталась. Расклад ситуации сейчас даже лучше наших планов, глаза Кая удовлетворённо блестят, будто он выиграл матч-реванш. Меня осеняет: возможно, любовь Кая к законам выше ненависти к людям; думаю, он просто ненавидит Деметрия.

А вот и общий интерес. Я сажусь на стул и поигрываю с белой пешкой, которую Маркус захватил в игре с Каем, и пытаюсь сдержать возбуждение от нашей удачи.

– ...контакты с другими растениями, в Бальце, закат. Контакт с эрозией скал, контакт с вампиром Карлайлом Калленом.
Двери библиотеки распахиваются, и тишина накрывает вампиров. Я не вижу его, но подскочившее в комнате напряжение подсказывает мне, что это Аро.
– Карлайл! Какой приятный сюрприз, мой дорогой друг. – На мгновение Аро кажется искренне радостным, пока его тон не сменяется оскорблённой жалобой. – Не такой уж и сюрприз. Стоило знать, что Эдвард не доверяет мне по части должной охраны Изабеллы.
– Аро, я бы предпочёл, чтобы этот визит тоже был приятным, – мрачно произносит Карлайл, отступая в сторону и открывая взору Аро меня. – К несчастью, я здесь преимущественно с официальным визитом.
Карлайл подходит ко мне сбоку, пока другие вампиры расступаются перед Аро, за которым следом идёт Сульпиция – счастливая и свежая, с покрасневшими губами и щеками, как у Эдварда после охоты. Если она тут, то где...
– Где Эдвард? – мой голос повышается из-за паники.
Лица обоих становятся серьёзными, когда они видят мой внешний вид и окровавленный свитер на столе.
– Твой кулон повреждён, – Аро буравит взглядом золотую V, виднеющуюся под моей мантией.
– Как нарушен твой договор, и, если на то пошло, наша репутация, – сообщает ему Карлайл с нейтральным лицом. – Дам тебе одну подсказку, кто опять решил, что правила не применимы к нему.
– Этот идиот, – кипит Аро в искренней злости: он явно не в курсе событий. – Ясно, что он не наблюдал, как ему было велено. Что с тобой случилось, дитя? Чья это кровь?
Означает ли это, что он назначил Деметрия наблюдать за мной? Ох, это не сулит ничего хорошего. Эдвард, где ты?
– Где Эдвард? – Нетерпеливо требует Карлайл, когда Маркус подплывает к Аро, и мужчины мягко соприкасаются тыльными сторонами ладони в безмолвной связи.
Аро крепко зажмуривается, и я впервые вижу муку на его лице. Такие несдерживаемые эмоции болезненно наблюдать.
– Эдвард сказал, что ему пришлось поехать в Египет для Аро, – говорит Сульпиция, чьё миловидное лицо испещрено беспокойством. – Он просил передать тебе, что вернётся максимум через три часа, я обернулась за два.
– Кто-нибудь, разыщите Деметрия и приведите ко мне, живо, – ужасно тихим и самым страшным для меня голосом произносит Аро. – Теперь мне нужна ищейка для моей ищейки.
– Хайди обычно знает, где он обитает, – нервно говорит Афтон, затем исчезая размытым пятном.
– Есть другие ищейки, – усугубляет ситуацию Кай. – Только в Италии есть пара, кто сочли бы за честь примкнуть к нашей страже.
– Ты о чём, Кай? – мнительно произносит Аро.
– Твой следопыт вышел из-под контроля, – обходительно отвечает Кай. – Если он ненадёжен, то мы больше в нём не нуждаемся. Я уже говорил тебе в прошлый раз, когда Деметрий пренебрёг правилами, Аро. На этот раз всё хуже, и ты это знаешь. Он перешёл черту – много раз. Он не уважает закон.
– Деметрий кое-что сделал с Беллой, пока Эдвард услужил тебе? – Сульпиция в ужасе. – Аро, он убьёт его!
Аро похож на статую, а Сульпиция берёт его за ладонь, очевидно, решая пообщаться с мужем в более уединённой манере.
– Она права, Аро, – глухо говорит Маркус. – Это фундаментальное право вампира защищать своего партнёра. Деметрию больше нельзя доверять.
– Я не позволю манипулировать собой, – шипит Аро, выдёргивая руку из ладони своей супруги.
– Никто из нас не осмелится манипулировать тобой, Аро, – с холодной улыбкой произносит Кай. – Однако у нас есть законы, которые относятся либо ко всем, либо к никому. У нас серьёзный конфликт между двумя законами, основами порядка среди вампиров. Вольтури должны наказать Деметрия до того, как Эдвард воспользуется своим правом, естественным и законным правом защитить свою партнёршу.
Едва заметный и коварный взгляд Кая мечется от Аро к Маркусу, а потом к Сульпиции, и ужасное подозрение расцветает там, где ранее было только семя. Аро расслабляется, приобретая нехарактерную ему пассивность.
– Разумеется, вы правы, братья мои, моя дорогая жена, – неестественно спокойно соглашается Аро. – Ясно, что Деметрию предоставили слишком большую свободу. Он забывает своё место. Простите, если его предательство, меня и всех нас, шокировало меня.
– Что ж, хорошо. – Кай говорит, точно и не случилось у Аро кризиса на наших глазах. – Я созываю срочный суд по Деметрию Вольтури.

~oЖo~


Всё стало официальнее, а после заявления Кая все засуетились. Большинство вампиров спешат прочь из библиотеки в главный холл. Поскольку всё кажется таким стремительным, я хватаюсь за руку Карлайла. В данный момент Карлайл вместо Элис: данные мне Элис инструкции закончились, остаётся только говорить правду и довериться Карлайлу. Больше всего я беспокоюсь, что Аро попытается коснуться его, но пока что данный вопрос не всплывал. Не было времени.

Эдвард, оставайся там, где ты сейчас. Не возвращайся слишком скоро, но, прошу, вернись ко мне.

Аро, Маркус и Кай появляются из-за помоста в форменных мантиях Вольтури и занимают троны, когда к нам присоединяются другие вампиры. Все вернувшиеся с охоты вампирши, кроме Хайди, выглядят глубоко озабоченными. Прибывает не менее озадаченная Челси и, словно кошка, устраивается в ногах Аро.

– Где Афтон? – хмурится Аро. – Нам может снова понадобиться его свидетельские показания.
– Он отправился на поиски Хайди, – блаженно откликается Кай. – Не важно. Свои показания он дал под присягой. Как и этот человек и Карлайл, раз уж на то пошло. Мы должны действовать быстро.
– Деметрия тут даже нет! – вскрикивает Аро. – Он должен присутствовать, чтобы защитить себя. Как бы там ни было, мы обязаны дождаться возвращения Алека и Джейн. Не понимаю, что их так задержало.
А я вот знаю. Спасибо, Элис.
– Они должны достаточно скоро вернуться, – отвечает Кай. – Более того, для внутреннего разбирательства будет достаточно Феликса.
– Возможно, пока мы ждём, ты пожелаешь защищать Деметрия в суде? – обращается Маркус к Аро. – Никто не знает его лучше тебя.
– Деметрий подчиняется мне, – настаивает Аро. – Я знаю его лучше остальных ищеек, среди них он лучший. Раз его гениальность идёт вкупе с диким норовом, к нему нужно отнестись благосклонно.
– С твоих слов, он подчиняется тебе? – недоверчиво говорит Кай. – Тогда просвети меня, Аро. Знаю, твой ищейка получает особые привилегии, но я не знал, что ты зашёл так далеко, позволив ему нарушить наши договорённости и наши же законы.
– Я хочу услышать это от Деметрия, – Аро мрачно глядит на дверь. – Он ошибся, но тому может быть здравое объяснение. Я отказываюсь судить его заочно.
– Не существует разумного объяснения нарушения законного договора, – жёстко заявляет Кай. – Как и твоего порядка. Мало того что ты сделал исключение ещё для одного человека помимо Джианны. Ты дал страже прямой приказ. Ты дал Деметрию контрприказ, который дозволял ему оскорблять пару Эдварда и кормиться на её глазах?

Будь то человеческий суд, думаю, сейчас раздалось бы коллективное оханье. Я никогда не видела, чтобы кто-то напрямую сомневался в Аро, к тому же перед целым судом. Молчание, противоестественная неподвижность вампиров кажется невыносимой, пока все ждут ответа. Вампиры напоминают не моделей, а скорее заколдованные статуи. Несколько мрачных взглядов смещаются на меня, и с болью я осознаю, что моё колотящееся сердце и поверхностное дыхание, должно быть, самые громкие звуки в комнате.

Молчание разрывается – за неимением лучшего слова – гулко распахнувшимися двойными дверьми. С мгновение я не смотрю, боясь, что прибывший – Эдвард, но Карлайл легонько сжимает моё плечо, придвигая к себе, когда Деметрий окликает меня.

– Белла! Какое облегчение! – Его лицо и голос – воплощение озабоченности, когда он медленно, словно я пугливая пони, подходит ко мне. – Где ты была? Я искал тебя везде.
– Очевидно, не везде, – тихо произносит Аро, пытливо смотря на Карлайла, – по-видимому.
– Что?
Деметрий выглядит таким расстроенным, что мне почти жаль его, пока я не вспоминаю его взгляд, когда он пил кровь тех мужчин. Его лютость – он был зверем, а не личностью. Инстинктивно я отшатываюсь к Карлайлу, и Феликс быстро преграждает путь Деметрию, чьи шаги сходят останавливаются в центре зала, когда он видит обстановку целиком.
– После того как ты напал на неё, пил кровь перед ней и вызвал панику, она убежала в неправильном направлении и едва не разбилась насмерть, – сухо уведомляет его Кай. – Она цеплялась за какие-то растения, вися на обрыве. К счастью для неё и для нас, кто чтит наши договоры, Карлайл Каллен спас её от падения.
– Что такое? – Деметрий озирается по сторонам, умоляюще смотрит на меня. – Белла?

Не на меня. Смотри куда угодно, но не на меня. Не то чтобы я предаю Деметрия. Это он подставил меня, а я лишь узнала об этом, когда всё случилось. Всё же странное чувство: я выгляжу жертвой, а он идёт ко дну. Заслужил.

Я закрываю глаза, но вижу только кровь и катящуюся ко мне человеческую голову. Это более чем ошеломляет, но виной во мне даже не пахнет.

– Так значит Белла? – явное неодобрение слышится в голосе Аро при моём кратком имени. – Деметрий, где Эдвард?
Пока я жду ответа, моё сердце точно птица, пытающаяся вырваться из клетки. С мгновение Деметрий молчит.
– Он только что покинул Египет, сейчас в Ливии, быстро движется к морю. Он... намного быстрее, чем я предполагал ранее.
Время. У нас есть время. Я судорожно и с облегчением вздыхаю.
– Подойди сюда, сын мой, – тихо велит Аро. – Мы должны поговорить.
Хмурясь, Деметрий подходит к помосту, тянясь к руке Аро, как доверчивый ребёнок к своей матери. Всё не так, ой как не так. Я стараюсь напомнить себе, что не я наняла и убила тех отморозков.
После короткого контакта Аро закрывает глаза, не выпуская руку Деметрия.
– Ты подвёл меня, Деметрий, – шепчет Аро.
Словно укушенный змеёй, Деметрий отшатывается, сконфуженно мотая головой. Похоже, это уже не обычное дисциплинарное слушание.
– Погоди, нет. Нет! Я могу всё объяснить, – протестует шокированный Деметрий. – Я охранял её, как ты и хотел, Аро. Я охранял её от тех мужчин, но у одного потекла кровь, и я потерял контроль. Ты понимаешь, как это происходит, это могло случиться с любым на охоте. Я бы не навредил ей.
Деметрий поворачивается ко мне, умоляя:
– Я бы не навредил тебе, Белла. Расскажи им о тех мужчинах, как они пытались причинить тебе вред. Скажи им! – под конец он срывается на крик.
У меня пересыхает во рту, сердце дико колотится, отчего кажется, что оно вот-вот взорвётся. Карлайл, похоже, приходит к такому же умозаключению, поскольку выставляет вперёд руку и рычит.
– Хватит уже, Деметрий, – перебивает его Кай. – Изабелла, Карлайл и одежда девушки поведали нам всю историю, включая тот факт, что эти мужчины находились под явным впечатлением, что работают на нас.
Удивлённый шёпот проносится среди вампиров, а Деметрий в очередной раз пытается понять моё выражение.
– Хотелось бы мне выяснить, как они пришли к такому заключению, – продолжает Кай, – только вот не похоже, они не могут дать показания. Что очевидно для меня и чего совершенно достаточно для данного заседания, что ты нарушил закон и свою клятву. Ты говоришь, что это могло случится с кем-то из нас, но ты забываешь, что это случилось, когда ты нарушил своё слово!
– Это была случайность! – настаивает Деметрий. – Ты должен поверить мне, я лишь пытался отвадить их от неё. Я не планировал, что она увидит это. Белла, прошу, прости меня.
– Может, напомнить тебе, что так же ты говорил в прошлый раз и в позапрошлый! – говорит Кай, вставая. На помосте да во весь рост он напоминает статую справедливости, полную трезвого суждения и строгости. – Ты бы не просил постоянно о прощении, не игнорируй ты правила каждый раз, когда они встают у тебя на пути! Думаешь, мы придумали эти законы ради забавы?
– Я никогда не говорил этого... – парирует Деметрий.
Кай вспыливает в холодной ярости.
– Думаешь, мы прячем свою натуру от людей из страха или стыда? – требует он в праведном гневе. – Думаешь, стали бы мы скрываться, если не от нужды поддерживать порядок, равновесие, изобилие здоровой свежей крови? Ты полон юношеского высокомерия, Деметрий. Если бы ты потратил столько же времени на изучение нашей истории, сколько тратишь, волочась за жёнами хороших людей, ты бы знал, что каждый закон появился из необходимости, из болезненных уроков.
Я прикладываю все усилия, чтобы не смотреть в этот момент на жену Кая, но стараюсь смотреть прямо, хотя даже мои щёки рдеют от стыда за неё.
– Законы появились из тысячелетий судов и ошибок, – в ударе продолжает Кай. – Ты не ценишь бесчисленные армии новорождённых, которые, открыто охотясь, в своей кровожадности, жестокости и безумии загубили целые цивилизации, а что дала эта порочная кровь? Или спроси Карлайла, как он нашёл своего создателя, когда те в очередной раз организовали охоту на нас.

Деметрий бунтует – похоже, намечается драка.

– У нас нет времени на мировую историю, Кай, – прерывает брата Аро. – Деметрий, я видел твои мысли. У нас нет времени на отрицание. Зачем ты вступил в столь дурацкий сговор с этими мужчинами?
Обида и, думаю, предательство расцветают в глазах Деметрия, когда он обменивается тяжёлым взглядом со своим господином.
– Белла не говорит со мной, – наконец, заявляет он, указывая на меня. – Он контролирует её, ясно же, что она запугана им. Что прикажете мне делать? Я должен был поговорить с ней.
– Что? – разгневанно ахаю я. – Эдвардом? Ты бредишь. Я запугана тобой, Деметрий! С самого нашего знакомства.
– Тогда это чары, – пренебрежительно говорит он.
– Вампирские чары не работают на Изабелле, – Аро опережает меня с ответом. – Я мог бы сказать тебе это. Очевидно, следовало. Думал, ты уже заметил.
Деметрий подозрительно косится на меня, явно не понимая свой просчёт.
– Довольно, – Кай теряет терпение. – Деметрий никак не оправдал своё поведение. Ему причитается стандартное наказание.
Не знаю, в чём оно заключается, но несколько вампирш возмущённо вскрикивают. Карлайл возле меня напрягается.
– Жестоко для его таланта, – шелестит голос Аро. – В конце концов, Изабелла жива, несмотря на нечаянную ошибку Деметрия. Согласен, он должен быть наказан, но я рекомендую менее строгий приговор.
– Это ты хотел договор с Калленами, Аро, – шипит Кай. – Нельзя усидеть на двух стульях. Когда Эдвард вернётся...
– Эдвард контролирует себя, – настаивает Аро. – Ему придётся.
– Он вправе этого не делать, – упорствует Кай. – Твоя снисходительность порождает хаос. Мы в тупике, как обычно. Маркус, что скажешь?
– Право защищать свою пару и клан – фундамент нашего закона, – протяжно говорит Маркус. – Одно дело, если бы Изабелла отвечала взаимностью Деметрию, но факт в том, что она неоднократно выражала беспокойство на этот счёт. Мы должны исполнить этот договор, однако я не уверен насчёт такого наказания. Пускай существуют другие умелые ищейки, будет жаль уничтожать уникальный талант Деметрия.
Погодите, нет... уничтожить? Так вот что мы тут делаем? Я мельком смотрю на Карлайла, который поражён не меньше меня. Разумеется, я хочу, чтобы Деметрий оставил меня в покое, но, чёрт, вина угробит меня. Не хорошо чувствовать себя виноватой, что Деметрия казнят из-за меня, но ещё и потому, что не Эдвард сделает это?
– Я не желаю казни Деметрия. – Уточняет Маркус, на чьём привлекательном лице отпечаталась тревога. – Я лишь хочу защитить Изабеллу с Эдвардом и исполнить договор.
– Это твоё право и обязанность пожаловаться на нарушение договора, – говорит Кай. – Мы определим меру пресечения, не ты.
– Сегодня мне решать, Кай, – спокойно произносит Маркус. – В данном вопросе я бы хотел прислушаться к пожеланиям Изабеллы. Чего ты хочешь, тихая Изабелла?
Чего хочу я? Давненько никто не справлялся о моих желаниях, и я не в том состоянии, чтобы отвечать сейчас. Не думаю, что я в состоянии принять столь значимое решение, однако взгляды всех обращены на меня, так что приходится отвечать.
– Чего хочу я? – Маркус едва заметно кивает. – Я хочу музицировать. Хочу почувствовать, что при должном усердии нам всё же позволят принимать решения, вместо того чтобы волноваться всё время. Кай прав: меня сводит с ума мысль, что я состарюсь и умру тут, или Деметрий убьёт меня, или, что хуже, он так разозлит Эдварда, что тот набросится на Деметрия, и Эдварда казнят. Я хочу заниматься тем, за чем приехала сюда, однако порой задаюсь вопросом, а дозволено ли это.
Внимание присутствующих сосредоточенно на мне, и я поворачиваюсь к Аро, говоря тише, хотя понимая, что он услышит мой шёпот.
– Я люблю Италию. Это самое красивое место, в котором мне доводилось жить. – Внезапно меня одолевает измождение, и я маниакально тараторю: – Я люблю поля подсолнечника и красивые окрестности. Люблю местную библиотеку, а также уроки с тобой и беседы с Маркусом. Ужасно, что Деметрий предал твоё доверие, но прошу пойми: больше всего я люблю Эдварда. Я так устала пребывать в страхе от того, что с нами случится в случае ошибки. Разумеется, я хочу жить и хочу стать одной из вас, чтобы по-настоящему быть с Эдвардом, но если у нас нет выбора в этой ситуации, если таков твой выбор и ты просто играешь со мной, тогда лучше просто убей меня.

Ладно, последнее прозвучало чересчур драматично, но так я чувствую себя на данный момент. Сегодня я поднялась в несусветную рань, мокла под дождём, меня похитили, вампир сшиб меня на землю, и, без сомнения, я случайно проглотила немного человеческой крови. Я видела в высшей мере ужасное двойное убийство и висела на краю обрыва, изодрав руки в кровь. Признаюсь, спасение Карлайлом изумительно, а затем, кто бы мог подумать, нам пришлось просить Кая о помощи, что офигенно неприятно. Я в грязи и чьей-то крови, и если в итоге нас убьют, то лучше мне не познать гнев Эдварда, когда он узнает, что я добровольно подписалась на это. Очень повезло, что последнее я не произнесла вслух, однако, думается, Аро без труда знает мои мысли сейчас, так как в его глазах я только что закатила истерику.

Полагаю, так и есть.

– Очень любопытно, моя дорогая, – мягко говорит Аро, вскинув брови. – Думаю, Маркус хотел знать, хочешь ли ты казни Деметрия за то, что он сделал с тобой.
– Что он сделал со всеми нами, – желчно поправляет его Кай.

Немного пристыженная своей выходкой, я гляжу на Деметрия, который умоляюще смотрит на меня. Я привыкла к его взглядам, которые, как правило, фальшивые, и не могу проявлять такую же холодность как и всегда, когда он хочет от меня что-то. На этот раз всё по-настоящему. Его судьба зависит от моего положительного или отрицательного ответа. Хочу ли я, чтобы его разорвали на части и сожгли? Такое решение для меня неприемлемо. Слишком тяжёлое. И это не самозащита, особенно тогда, когда я полностью защищена.

– Я просто хочу, чтобы ты оставил меня в покое, – обращаюсь к Деметрию. Затем вспоминаю Эдварда и Хайди. – Я не желаю ничьей казни.

Вгляд Деметрия смягчается в сердечной благодарности, который быстро сменяется изучающим, вопросительным взглядом. Я отвожу взгляд в сторону, словно только что совершила большую ошибку. Карлайл одобрительно сжимает моё плечо, и мне чуточку лучше. В большом зале слышится вздох, и все, кажется, испытывают облегчение. Определённо Аро. И явно не Кай.

– Как нам обеспечить дисциплину, Аро? – ярится Кай. – Если ничего не случится с ним? Как ты гарантируешь, что он не наступит на те же грабли?
– Где сейчас Эдвард? – интересуется Аро.
– В Средиземном море, приближается к итальянскому городку Пескара, – с неохотным изумлением отвечает Деметрий. – Он и плавает быстро. При таком темпе... – смолкает вампир с неспокойным видом.
– Вот как мы поступим, Кай, – заявляет Аро, вернув самообладание. – Деметрий, как бы больно ни было мне, настоящим ты изгнан из Вольтерры, а также из общества Изабеллы Свон, по крайней мере до её обращения, согласно нашему договору.
Пока меня не сделают вампиром? Неожиданный ход.
– Вдали от Вольтерры? От Беллы? – его скептический взгляд мечется между мной и Аро. – Это абсурд! Это незаконно. Я не могу выследить её. Я ведь ненароком могу столкнуться с ней.
– Она будет с Эдвардом, – шикает на него Карлайл, – или со мной. Может, мы не тяготеем к насилию, но, несомненно, защитим её от тебя.
– Или она будет в Вольтерре, – соглашается Аро. – Не принимай это изгнание беспечно, Деметрий. Своим существованием ты должен мне и моему мягкому сердцу, ты исчерпал все свои шансы. Дабы ты не поддался искушению, я посылаю тебя на задание.
– Как стража Вольтури? – Деметрий в кои-то веки прищучен.
– Разумеется, – поясняет Аро. – Однако не подведи меня, или я изменю своё решение, иначе твоё задание, ввиду отсутствия полномочий Вольтури, усложнится. Для начала отправляйся в Ирландию. Свяжись со мной, когда доберёшься до Дублина. Я уведомлю тебя, что тебе делать. Иди сейчас же.
Деметрий мнётся, смотрит на меня, и, кажется, слова вертятся на его языке. Пусть я изучаю взглядом мраморный пол, чувствую его взгляд на себе.
– Не общайся с Изабеллой, – ядовито говорит Аро. – Даже не думай о ней и не приближайся к Эдварду Каллену, где бы он ни находился. Если тебе непонятно это во время суда, то будут суровые последствия за нарушение условий твоего изгнания, даже если наказание последует от рук самого Эдварда. Ты понял?
Деметрий умоляюще смотрит на своего господина, но на лице Аро ни тени снисхождения.
– Ты понял, Деметрий?
– Да, – едва слышно проговаривает он, потупливая взор.
– Тогда иди. Сейчас же. И не подведи меня вновь.

~oЖo~


Карлайл как-то умудрился тепло поприветствовать Аро, избежав прямого телесного контакта, – краткое объятие, которое пугает меня не меньше всего остального сегодня. Необычный жест, ошеломивший Аро, который сбит с толку, когда Карлайл возвращается ко мне. Несколько вампиров перемещаются по залу, но никто не уходит. Полагаю, они не хотят пропустить «главный выход» Эдварда и последующий скандал.

– Изабелла, – раздаётся позади меня мягкий женский шёпот.
Ко мне идёт Сульпиция, следом за ней – Хайди. Их прибытие разводит Аро и Карлайла на безопасное расстояние, когда Сульпиция занимает своё привычное место под боком у своего мужа. Красивое лицо Хайди омрачено невыносимой грустью, и она нежно обнимает меня.
– Мне жаль, – шепчет она, держа меня за руку. – Обычно я могу достучаться до Деметрия, но когда он одержим, то глух.
Мне всегда было любопытно, что их связывает, а действия Хайди озадачивают меня ещё больше. Мужчины должны из кожи вон лезть, чтобы впечатлить такую красотку как она, однако в процессе их отношения явно исказились. Не знаю, что сказать, дабы это ни прозвучало очень неловко, так что довольствуюсь правдой.
– Мне тоже жаль, Хайди. Ты заслуживаешь лучшего.

Кай с Маркусом не покинули свои троны, и, слегка кивнув, Аро стремительно подходит к своему трону. Кажется, это сигнал для всех, и сверхъестественная тишина окутывает зал; на одних лицах – настороженность, на других – предвкушение. Судя по всему, Кай склоняется к тому, что Эдвард всё же нарушит договор. Вероятно, он не успокоится, пока кого-нибудь не казнят.

Я не слышу то, что слышат они, но чувствую его приближение. Слышу только своё дико молотящееся сердце, а затем шаги Эдварда в коридоре – быстрые, тяжёлые и громкие, как нарастающая барабанная дробь. Звук смолкает – надолго, пока Эдвард пытается совладать с собой. Мой желудок совершает кульбит. Двери распахиваются подобно выстрелу.

Эдвард остервенел, и едва сохраняет контроль. Его голос зловеще рокочет, как гром в отдалении.

– Где он? – Это скорее угроза, чем вопрос. – Дублин, верно? Не так уж далеко.

Размашистым шагом Эдвард проходит в помещение, его лицо сковано болью. Ладонью он накрывает лицо, как будто испытывает ужасную головную боль. Я ищу взглядом Джейн, но ни она, ни Алек ещё не вернулись.

– Не могли бы все перестать кричать на меня в своих мыслях, – чересчур тихо, когда пытается совладать не сорваться, произносит Эдвард. – Всё кристально ясно. Спасибо всем за красноречивые объяснения.

Обращённый Карлайлу, взгляд Эдварда полыхает злостью. Затем его глаза фокусируются на моих, и мне трудно дышать. Как будто мне дали под дых. А затем ещё хуже, ведь в мгновение ока Эдвард вырастает передо мной.

Я пялюсь в пол, пока он требовательно не приподнимает мой подбородок, понуждая встретиться с его пристальными глазами. На долю секунды он теряет контроль, и я вижу не только гнев – вплоть до неподдельной обиды, предательства и, ещё глубже, страха. Да, вина точно добьёт меня.

– Эдвард, – шепчу я, пытаясь вложить в его имя все свои чувства.

Он нежно заключает меня в объятия, касаясь моего лба своим и прерывисто вздыхая. Несомненно, остальным это кажется романтичным, но губы Эдварда бескомпромиссно встречаются с моими, его язык скользит мне в рот, нагло ища информацию, нежели что-то ещё. Спустя мгновение он удивлённо отдёргивает голову назад.

– Как кровь другого человека попала тебе в рот, Белла? – шепчет он.
Все слышат это: шепотки становятся громче, Аро выглядит крайне заинтригованным.
– Так же как и на мою одежду, – тихо отзываюсь я, не желая вдаваться в подробности. – Она разбрызгалась повсюду. Всё случилось так быстро.
Его холодные руки чуть ли не стискивают меня.
– Спасибо, что был с Беллой тогда, когда я не мог. – Эдвард резко бросил Карлайлу, его глаза не выдавали эмоций, пока он не заговорил: – Однако мне очень хотелось бы быть там.
– Хорошо, что нет, – предупреждающе вклинивается Сульпиция. – Ты бы сделал то, что многие из нас совершали неоднократно, однако сейчас бы шёл суд над тобой, а не Деметрием.
Эдвард смолкает, явно прислушиваясь к чему-то. Благо, это недолго.
– Вижу. – Его голос напоминает алмазный резак. – Похоже, всё разрешилось абсолютно без моего участия.
– Разве это не везение? – подмечает Аро, очевидно, нащупав больную мозоль. – Обо всём позаботились – и всё без тебя. Учитывая обстоятельства, мы думали как поступить лучше. Принимая во внимание твой знаменитый нрав.
– Ещё одна мелочь, – отвечает Эдвард, ссылаясь на неизвестный мне факт. – Соломинка, и я воздам тебе должное. Это ты имел в виду? Вернувшись, я застаю свою половинку не только не защищённой, но и запуганной и атакованной тем же вампиром, кому мы оба не доверяем больше всего?
– Аккуратнее, юноша, – грозит Аро, наклоняясь вперёд. – Ты же не хочешь, чтобы все трудности, на которые пошли твои отец и девушка, дабы обойти твою слабость, были потрачены впустую, не так ли?
Карлайл напрягается, но мы с Эдвардом уже не раз видели эту игру Аро и не ведёмся на неё, даже сейчас. Эдвард холодно улыбается Аро, наклоняя голову, что и сарказмом не назвать и неискренностью.
– У меня и в мыслях не было растрачивать усилия тех, кто блюдёт мои интересы, – вполголоса и чётко проговаривает Эдвард.
Он знает. Любопытно, как давно? Эдвард заныкал мобильник в водонепроницаемый футляр для пересечения моря вплавь и послал мне пару сообщений до того, как у меня разбился сотовый. Аро щурится, смотрит на Эдварда, параллельно обращаясь к Карлайлу.
– Мне всегда было любопытно, насколько может поменяться правильно мотивированный вампир. Эдвард – отличный пример, не так ли, Карлайл?
Уголки губ Аро приподнимаются, и я вижу слегка заметное искреннее расположение между двумя вампирами.
– Эдвард отличный пример, и точка, – легко соглашается Карлайл, не клюя на наживку. – Ещё никогда я не был так горд им, невзирая на оказываемое на него влияние. Кстати об этом, полагаю, поздравления уместны? Белла рассказала мне о выигранном конкурсе. Тур чудесно вписывается в твои планы на неё.
– Я не столь уверен. – Я уже привыкла к ограничениям Аро. – Сначала я решил их отпустить, но Деметрий в изгнании, так что, может быть, лучше на лето подержать их в безопасных стенах Вольтерры.
Эдвард выдыхает мне в волосы, оплетая руками, а я приникаю к нему, пока мы перевариваем откровенную ложь Аро.
– Что ж, если ты решишь отпустить их в тур, дай мне скоро знать. – Гладко произносит Карлайл, словно тут беседа в загородном клубе. – Если так, то я задержусь тут подольше, чтобы помочь Эдварду с охотой и так далее. Знаю, Эсме хочется посмотреть на их выступление. Мы говорили о том, чтобы привезти всю семью в Рим или во Флоренцию.
Я еле сдерживаюсь, чтобы не разинуть рот, слушая эту возмутительную ложь, столь убедительно поданную столь честным человеком. Я не знаю, что меня тревожит больше – это или то, что злыдень Кай не лжёт. Может, это инь-янь, где чёрная точка на белом и наоборот, поскольку иначе это бессмысленно.
– Если моё присутствие больше не требуется, – тихо заговаривает Эдвард, – то я бы хотел увести Изабеллу домой. Несомненно, она вымоталась. – Эдвард смотрит на вампирское трио. – И для полной ясности, без недопонимания, если Деметрий нарушит своё обещание?
– Деметрий повинуется мне, – гнёт своё Аро.
– Однако если он опять не подчинится тебе? – упорствует Эдвард.
Аро колеблется, однако встаёт Кай, сверкая редкой улыбкой.
– Случись это снова, Эдвард, – радостно говорит он, – ты вправе защитить свою половинку в угодной тебе мере.
Эдвард кивает, и кажется, что сегодня всё-таки кое-кого приговорили к казни. Искоса я вижу шокированного Карлайла – уверена, не только я заметила это.
– Я всё гадаю, – мечтательно размышляет Аро, – если это момент настанет, что ты выберешь, Эдвард. Изабелла, прошу, прими мои искренние извинения за поведение Деметрия. Если это что-то изменит, то он не лгал, сказав, что не замышлял вреда тебе. Это ясно в его мыслях.
Не зная что ответить, я просто киваю.
– Карлайл, надеюсь, это не конец твоего визита? – в надежде интересуется Аро.
– Это всецело зависит от тебя, Аро, – отвечает Карлайл с тенью грусти в глазах. – Как я уже сказал, сообщи мне своё решение.

Мы уходим, забирая бурю за собой.

~oЖo~


– Я не стану бить тебя, Карлайл, – рычит Эдвард, сверля меня взглядом. По-видимому, вампирам не надо моргать. – Ты так легко не отделаешься. А ты, – обращается ко мне, – скажи, куда дела грёбаный компьютер.
В квартире бардак, как после ограбления, пока я принимала душ, так что ноутбук, должно быть, в безопасном месте, где я спрятала его этим утром. Не знаю, подзуживает ли Карлайл Эдварда подраться и успокоиться, но Эдвард хочет кулачного боя только с тем, кому мы должны своим продолжительным существованием.
– Не скажу, пока ты не выслушаешь меня.
Может, я и должна моргать, но не сдаваться.
– О, я слышал, что ты хотела сказать, – кипит Эдвард, играя желваками. – «Тогда лучше просто убей меня, Аро». Правда, Белла?
– Я надеялась, что ты не застанешь этот момент, – признаюсь я, нервно убирая прядку своих не просохших волос.
– Ты шутишь? Это был едва ли не самый часто прокручиваемый момент в мыслях всех вампиров. На их взгляд, ты то ли храбрая, то ли сумасшедшая, то ли самоубийца. Нет ни одного вампира, который столь безрассудно заявил подобное Аро.
– Это всё моя идея, между прочим.
То был мой не самый лучший момент.
– Безусловно.
– Как это и не вина Элис.

После всего пройденного нами я не позволю Эдварду сорваться на неё. Не то чтобы Элис не способна справиться с этим: чёрт подери, вероятно, она уже видела, что Эдвард выскажет ей. По большей части я не хочу ещё большего раскола между Эдвардом и Джаспером. К счастью, он не может позвонить ей и нагрубить, поскольку уже успел сломать телефон, когда Элис сообщила ему причину нашего поступка. Теперь он ищет ноутбук, чтобы вымести на нём свою сдерживаемую ярость.

Эдвард ставит руки по обе стороны от меня, разрывая диванные подушки. Он уже разнёс почти всю квартиру, однако компьютер ему не найти.

– Дай его мне.
– Понимаю, ты сердишься на меня, Эдвард, – упрямствую я. – Давай всё обсудим.
Затем на секунду в его взгляде проскакивает пустота – буря на подходе. Карлайл тоже это понимает, утаскивая меня от Эдварда, что бесит его ещё больше.
– Сынок, прошу. Если тебе нужно выпустить пар...
– Хотелось бы, чтобы все, блядь, перестали столько знать о моём гневе! – ревёт он, доведённый до белого каления. – Я понимаю, поверьте мне. Это вы ни хрена не понимаете.
Похоже, до Эдварда доходит, что он вообще-то подтверждает наши доводы, поскольку начинает дёргать себя за волосы так сильно, что тревожит меня. Я хочу подойти к любимому, но Карлайл не пускает меня, настороженно наблюдая за Эдвардом.
– Я не причиню вреда Белле, – его голос дрожит от эмоций, – так что тебе, высокомерному придурку, незачем было убирать Беллу с моего пути. Я усвоил долбаный урок, ясно? Все держат Эдварда в неведении, поскольку он может шизануться и погубить всё истерикой пятого уровня. Боже! Что ты хочешь, чтобы я сделал? Ударил что-то? Слишком поздно: уже раздолбал телефон, когда Элис сообщила мне новости. Да, даже это было продумано, чтобы обеспечить наилучший исход. Повелительница марионеток позвонила мне, когда я был в Египте, чтобы, предварительно выместив свой гнев и двигаясь со скоростью звука, я прибыл в Вольтерру аккурат вовремя и спугнул Деметрия. Разве не этого мы все хотели? Разве сейчас всё не прекрасно?
– Эдвард, ты имеешь полное право злиться, – горько соглашается Карлайл. – На твоём месте я бы поступил так же. Прошу, до звонка Элис, позволь мне объяснить. Если тебе и злиться, то на меня. Прости, сынок, но у меня не былого другого выбора.
– Ты просишь простить меня, но продолжаешь манипулировать мной, – возражает Эдвард. – Элис не нужно защищать от меня. Её глупой башке стоит усвоить, что люди могут и будут менять своё мнение, и что идея с Беллой, висящей на обрыве, истекающей кровью, пока за ней охотится Деметрий, неразумное решение наших проблем. Это не план игры. Это вообще даже отдалённо не похоже на план. Могло произойти что угодно, и она знала это.
– Элис пришла ко мне на прошлой неделе, – упорствует Карлайл, выставив вперёд руки, осмотрительно приближается к Эдварду. – Она пришла ко мне, зная, что тебя подставляют, и спросила моего совета. Дело было плохо, Эдвард, и, что бы мы тебе ни сказали, план сработал бы. Обещаю, что мы перебрали все возможные варианты, где ты был бы в курсе, но план Аро тоже был хорош. Элис сказала, что он манипулированием заставил тебя отправиться в Египет и продолжал бы в том же духе, пока у тебя не осталось выбора. Потом, когда Деметрий узнал о твоей однодневной отлучке, то затеял заговор, Эдвард, представь, что видела Элис. Такое могло бы случится с каждым из нас.
– То есть каждый из вас целенаправленно попрал моё право самостоятельных решений и подверг жизнь Беллы риску?
– Не все, только я с помощью Элис и Беллы. Да, я умышленно так поступил ради спасения ваших жизней. Я умолял её сделать всё возможное, не важно, насколько безжалостным был вариант, чтобы спасти вас, и быстро. Эдвард, я видел подобные игры Аро раньше, нам невероятно повезло, что Элис на нашей стороне.
– Эдвард, я в порядке, – добавляю я. – Честно. Я согласилась на всё. Вообще-то, если бы слушала внимательнее, что не застала бы кровопролитие.
Помимо всего прочего.
Гнев в глазах Эдварда стихает, но сам вампир не сдаётся. Я порываюсь к нему, на что Карлайл выпускает меня из своей хватки. Когда я достаточно близко, Эдвард заключает моё лицо в ладони и целует так нежно, словно меня может сдуть сильным ветром.
– Почему, Белла? – он пристально изучает меня взглядом. – Помоги мне понять, потому что ты убиваешь меня своей идиотской храбростью. Прошу, скажи мне. Помоги мне понять.
– Ты уже знаешь, – честно говорю я. – Потому что ты поступил бы так же, и ты это знаешь. Мысль потерять тебя придаёт мне отваги, но внутри я трусиха. Я отказываюсь жить без тебя. Мне претило скрывать от тебя эту затею, но я не мыслила иначе.

Эдвард расстроенно прикрывает веки, и я наклоняюсь, сначала целую его щёки, затем губы, молча прося прощения. Поначалу он не реагирует, но затем притягивает меня к себе, выплёскивая в поцелуй всё: злость, отчаяние, бессилие. Закрыв глаза, я всецело принимаю это, пытаясь донести ему всю свою любовь. В конце концов, чтобы глотнуть воздуха, я разрываю поцелуй, стыдливо ахнув, когда Эдвард поцелуями спускается по моей шее.

Раздаётся стук в дверь, и Карлайл откашливается. Я удивлённо вскидываю взгляд, напрочь забыв, что он в комнате.

– Я открою, – он кажется немного оглушённым.
Я смущённо рдею, а Эдвард целует меня в щёки, одаривая строгим взглядом.
– Я всё ещё злюсь, – тихо говорит он, касаясь моих губ в невесомом поцелуе.
– А мы оба ещё тут, – я зарываюсь пальцами в его волосы. – Я могу с этим жить.
– Вероятно, я буду больше обычного ходить вокруг тебя.
– И с этим я тоже могу жить, – хотя бы на мгновение утихомириваю его я.
– Это для тебя, Изабелла. – Карлайл вручает мне длинную плоскую коробку в белой обёрточной бумаге и с кроваво–красным бантиком. – Аро послал это.

Мы с Эдвардом обмениваемся многозначительными взглядами, и я с опаской разворачиваю посылку, как будто её содержимое может мне навредить. Заглянув внутрь, я сначала вижу золото на белом шёлке и записку на бумаге, которой используют Вольтури. Облегчённо вздыхаю при виде нового кулона Вольтури взамен повреждённого сегодня. Приподнимая его, я вижу, что цепочка не прикреплена к нему, а ныряет под шёлк. Бережно потянув за цепочку, я обнаруживаю длинные белые перчатки. На конце цепочки, в ладони одной из перчаток, лежит крупный бриллиант, который я бы никогда не взяла себе, даже имей все деньги мира. Десять баксов на то, что такой камень с музейной выставки.

В записке всего несколько строк, написанные паукообразным почерком Аро.

Дражайшая Изабелла,

Надеюсь, ты примешь новый герб Вольтури в знак моей возобновлённой защиты.

Другой кулон фантастичски будет смотреться на сцене во время твоего летнего тура.

С нетерпением жду нашей следующей встречи, чтобы обсудить все детали.

Аро.


– Он отпускает нас, – шепчу я, трогая пальцами изящную цепочку. – Однако я не понимаю смысла этого. Это взаправду?
– Да, что значит: Аро поможет нас, – шепчет Эдвард, хмуро оглядывая записку. – И что твоя ценность в его глазах выросла. Однако Аро ни в коем случае не отбросил идею отпустить нас.
– Сработало, – кивает Карлайл. – Знаю, ты до сиз пор расстроен, Эдвард, но я очень горжусь, что ты сдержался, несмотря на чрезвычайную провокацию. Я бы хотел обсудить с тобой твои планы на Деметрия. Надеюсь, он прислушается к Аро и оставит Беллу в покое, но...
– Надеюсь, он этого не сделает, – в тихой ярости заявляет Эдвард. – Аро послал его с конкретной задачей. Если Деметрий повинуется, то будет искать новобранцев. Талантливых новобранцев.
– Ты о чём? – мрачнеет Карлайл.
– Если Деметрий не будет искать Беллу, то среди всех будет искать Джаспера.
– Это ещё хуже, – я с отвращением кидаю коробку. – Что нам делать?
– Расслабься, Белла, это не важно. Деметрий ни до кого из вас не доберётся. Очевидно, Элис не сказала тебе об одном видении. Нам придётся остановить Деметрия.
Эдвард говорит со мной, но смотрит на Карлайла. Судя по выражению его лица, Элис, возможно, сказала ему то же что и мне. Эдвард с Деметрием будут драться. Это неизбежно.
– Так или иначе я убью его.

~oЖo~


Фух! Непростая на эмоции выдалась глава. Как вам такая рокировка игроков? Каков следующий ход Аро? Отыщет ли Деметрий новых Калленов? Ваши отзывы и ответы буду ждать тут и на форуме, где Вика (Отулисса) из ЭКХ сотворила нам классную обложку и баннеры. Не забудьте поблагодарить её, а также наших голубей, Кристи♥ и _Tori_. wink



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-8822-35
Категория: Наши переводы | Добавил: Rara-avis (10.06.2016) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 744 | Комментарии: 28 | Теги: Вольтерра, Альтернатива, Заговор, опера, вампиры


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 28
+1
25 kotЯ   (15.06.2016 12:58)
Имея такую Элис в рукаве, сложно было представить проигрыш. Но всё же было очень нервно читать главу, когда чаши весов склонялись из-за непредвиденных моментов. Но всё обошлось- теперь только, дождаться штиля в отношениях нашей парочки, потому что повсем наблюдениям: когда мы едины- мы не победимы!

+1
26 Rara-avis   (16.06.2016 15:24)
Думаю, Аро подозревает, что спонтанность - ключ к его победе. biggrin cool

+1
27 kotЯ   (16.06.2016 20:50)
хоть он и игрок, не думаю, что может не дооценивать и риск в спонтанности. Трудно сказать , что приводит к победе. Но как сказано в Библии:Не проворным достается успешный бег, не храбрым - победа, не мудрым - хлеб, и не у разумных - богатство, и не искусным - благорасположение, но время и случай для всех их.

(Еккл. IX, 11)

0
28 Rara-avis   (16.06.2016 21:32)
Не думаю, что Аро придерживается этого. Себя он мнит богом, которому все средства хороши и который всегда в состоянии войны. С окружающими, с собой, с миром. smile

+1
21 Helen77   (14.06.2016 09:49)
Спасибо огромное.

0
24 Rara-avis   (14.06.2016 20:04)
Пожалуйста. happy

+1
20 иола   (14.06.2016 06:57)
Жутко представить, что будет если когда-нибудь Аро узнает, что все это с режесировала Элис
Спасибо большое за главу.

0
23 Rara-avis   (14.06.2016 20:03)
А если узнает не Аро?.. cool biggrin wink

+1
19 galina_rouz   (13.06.2016 20:26)
Спасибо большое за долгожданную главу,Спасибо за Ваш труд

0
22 Rara-avis   (14.06.2016 20:03)
Спасибо за лояльность и поддержку перевода. happy

+1
16 pola_gre   (13.06.2016 15:56)
Спасибо за еще одну прекрасную главу!

+1
18 Rara-avis   (13.06.2016 15:59)
Ради вас и стараюсь с переводом. happy wink

+1
7 waxy   (11.06.2016 23:56)
семь потов сошло, пока дочитала...фух, все обошлось, вроде бы, но что дальше? Поединок Эдварда с Деметрием в будущем может привести к новым осложнениям, благо есть Элис. Я на месте Беллы подумала бы о досрочном срочном обращении- проблем бы поубавилось точно.
Спасибо!

0
14 Rara-avis   (12.06.2016 21:30)
Цитата waxy
семь потов сошло, пока дочитала...фух, все обошлось, вроде бы, но что дальше?

А с меня - пока переводила. Кровавую бойню проще переводить, чем закулисные интриги.
Цитата waxy
Я на месте Беллы подумала бы о досрочном срочном обращении

Она бы и рада, да, опять же, - Аро не пущает. biggrin cool

+1
6 natik359   (11.06.2016 20:00)
Фух, ну и напряжение! Элис здесь большой поклон, а Белла героиня, выдержать такое напряжение для человека очень сложно. Но я так понимаю с Деметрием дела не закончены.

0
13 Rara-avis   (12.06.2016 21:28)
Я вообще не представляю, как Элис выдерживает всё это: видит смерть, кровищу, драки - тысячи вариантов событий, причём не всегда положительных. С ума сойти! wacko

+1
5 Al_Luck   (11.06.2016 19:06)
Уф! Выдохнула! Вот это глава! Возмущает Эдвард: ведь благодаря Элис они остались в живых, в противном случае, Эдварда убила бы Джейн, а Беллу похитил бы Деметрий и неизвестно, чем бы все закончилось для нее. Неужели он не понимает, что Белла рискнула собой ради него? Он не может отнять ее право жертвовать собой ради любимого, он сам поступил бы точно также. Думаю, Деметрий от Беллы отстать не сможет, он одержим. Но вот если наткнется на Элис... Ну, там Джаспер есть и Эммет. А если там же окажется Белла, Эдвард лишь докажет, что был в своем праве. Уж Кай его точно поддержит. Как же тяжело героям этой истории! Проблема канонных героев кажутся бурей в пустыне, если учесть, что большую их часть они сотворили себе сами, в отличие от этих Эдварда с Беллой. Спасибо! Очень надеюсь на скорое продолжение.

0
12 Rara-avis   (12.06.2016 21:27)
Цитата Al_Luck
Неужели он не понимает, что Белла рискнула собой ради него?

Понимает, но любовь пары, половинки сильнее голоса рассудка. Сложно в один момент перестроить мозги. smile
Цитата Al_Luck
Но вот если наткнется на Элис...

Проблематично будет, учитывая её талант предвидеть будущее и вампирский нюх.
Цитата Al_Luck
Проблема канонных героев кажутся бурей в пустыне, если учесть, что большую их часть они сотворили себе сами

Это ты о чём?

+1
15 Al_Luck   (12.06.2016 23:40)
Извиняюсь, хотела сказать "буря в стакане воды", а написала почему-то так. Только сейчас с изумлением увидела косяк.

0
17 Rara-avis   (13.06.2016 15:59)
Под проблемами ты подразумеваешь что? Обращение Элис с Джаспером? Переезд героев в Вольтерру? Или я не поняла. wacko biggrin Поясни, плиз. happy wink

+1
4 з@йчонок   (11.06.2016 15:59)
Благодарю за продолжение!!

0
11 Rara-avis   (12.06.2016 21:24)
Спасибо, что читаешь. wink

+1
3 Филька5   (11.06.2016 10:07)
Большое спасибо ! surprised

0
10 Rara-avis   (12.06.2016 21:24)
Пожалуйста. happy

+1
2 робокашка   (11.06.2016 09:30)
выкарабкались из ситуации практически на грани фола biggrin

0
9 Rara-avis   (12.06.2016 21:24)
Ну не совсем: Элис всё наперёд видела, даже истерику Эдварда. wink

+1
1 prokofieva   (11.06.2016 09:18)
В аду Вольтуры , не просто существовать , даже вампирам , не только Белле . Хорошо , что они не отчаиваются , борются за свою любовь , а теперь и за жизнь . Ну в этот раз , пронесло , буду надеется на лучшее . Спасибо за чудесный перевод .

0
8 Rara-avis   (12.06.2016 21:23)
Причём борются за любовь не только Каллены, но и Вольтури. wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: