Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13571]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?
Мини, завершен.

Ренессми, три года спустя
Ренессми идет в ту же самую школу? что и когда-то ходили Эдвард и Белла Каллен, знакомится с новыми друзьями, а также с двумя братьями, которые для нее ужасно интересны и таинственны...

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Лабиринт памяти. Глава 12

2016-12-7
18
0
- Глава 12 -

Саундтрек: Florence And The Machine - No Light, No Light


Её разбудили яркие лучи солнечного света, нагло пробивающиеся сквозь веки. Гермиона зажмурилась и с разочарованным стоном перевернулась на другой бок. Она всё ещё дико хотела спать, к тому же, у неё совершенно не было сил даже на то, чтобы открыть глаза. Во сколько она легла? В четыре, пять утра? Сложно было сказать. Но сейчас, в теплой постели, укрытая шелковой простыней, она чувствовала себя как никогда уютно.

Стоп, шелковой простыней?!

Гермиона резко открыла глаза и, сфокусировав взгляд на совершенно незнакомом ей интерьере, в шоке села на кровати.
Она ошарашено огляделась вокруг, стараясь захватить все детали просторной комнаты: широкое окно без штор, белый пушистый ковер с длинным ворсом, кожаное дорогое кресло, стоящее рядом со стеклянным журнальным столиком у стены, тяжелый комод с изящными ножками, и, наконец, огромная кровать с балдахином, устеленная черными шелковыми простынями.

Где, она, черт возьми, находится?!

Гермиона, совладав с первыми приступами паники, вжалась в спинку кровати и начала лихорадочно вспоминать события вчерашней ночи.

После разговора на улице, они с Малфоем вернулись в бар и заказали по коктейлю. Потом, кажется, долго что-то обсуждали, после чего им принесли ещё по одному бокалу, а дальше… Гермиона поморщилась, потому как поняла, что дальше её воспоминания превратились в какой-то спутанный клубок событий.

Она не могла быть в этом уверена на сто процентов, но, кажется, помимо всего прочего, они танцевали с Малфоем, а ещё участвовали в каком-то дурацком конкурсе и даже умудрились что-то выиграть, но…

Что же было потом?

Внезапно Гермиона услышала шум в соседней комнате и именно в этот момент её накрыла волна ужаса. Сложить два плюс два было несложно: она проводила время в баре с Малфоем, была пьяна, и вот теперь лежит в кровати на черных шелковых простынях в совершенно незнакомой комнате.

Страшная догадка оглушила её, и когда она, резко дернув с себя простынь, обнаружила, что одета в одно нижнее белье, её охватила самая настоящая паника. Резко подскочив с кровати, Гермиона лихорадочно начала искать свою одежду и, увидев, что её юбка и топик находятся в скомканном виде в совершенно противоположных концах комнаты, издала отчаянный стон.

Нет, этого не может быть! Бред, абсурд, бессмыслица! Она наверняка сейчас в спальне у Джинни. Или у Рона. Она ведь никогда не была в спальнях в бунгало своих друзей, верно?
Эти мысли немного успокоили её, но когда Гермиона кинула беглый взгляд на журнальный столик и увидела там черный кожаный дневник, с выгравированными на обложке инициалами «Д. М.», её попытки сохранить спокойствие полетели к чертям.
В этот момент дверь в противоположном конце комнаты распахнулась, и Гермиона едва успела схватить лежащую на полу черную простынь, чтобы прикрыться.

Видимо, Малфой всё-таки успел увидеть её полуобнаженной, потому как на его лице появилась похотливая ухмылка.

- Ничего себе утро, правда, Грейнджер? – сказал он, расслабленно шагнув в комнату. - Если бы мне сказали, что я увижу тебя в своей спальне, да ещё и в таком виде, никогда бы не поверил.

Гермиона даже не смогла ничего ему ответить, так как была ошарашена происходящим до глубины души. Она смотрела во все глаза на Малфоя, который, очевидно, только что вышел из душа. Судорожно сглотнув, она взглядом скользнул по его обнаженному крепкому торсу, на котором блестели капельки воды. Вокруг бедер Драко было обмотано полотенце, и благодаря этой единственной вещи его можно было назвать одетым.

- Малфой… - наконец, испуганно выдавила Гермиона, посильнее прижав простынь к себе, и сделала шаг назад.

- Ох, точно, Грейнджер, где мои манеры!– добродушно вскинул руки Драко, насмешливо наблюдая за ней. - Чувствуй себя как дома, не стесняйся! Хотя, после вчерашней ночи, думаю, у тебя не возникнет с этим трудностей.

После этих слов Малфой подмигнул ей и, удостоверившись, что произвел на неё должный эффект, с довольной ухмылкой вышел из комнаты.

На пару секунд она словно приросла к полу, онемев от ужаса. Единственная мысль, обозначившаяся в её голове, была огромным, вопиющим вопросом: «Что?!». Находясь во всё ещё полуосознанном от шока состоянии, Гермиона быстро схватила свою юбку с топом, и, резко закрыв дверь, начала лихорадочно натягивать на себя одежду.

Мозг разрывался от абсурдности происходящего, всё внутри протестовало, кричало о том, что это неправильно, что она не должна, просто не может здесь находится, но факты говорили об обратном.

Собрав всю силу воли в кулак, Гермиона сделала глубокий вдох и, снова открыв дверь, настороженно вошла в соседнюю комнату. Бегло окинув её взглядом, она машинально констатировала про себя, что находится в просторной и на удивление уютной гостиной, выполненной в приглушенных серых тонах, разбавленных мягкими зелеными оттенками некоторых деталей интерьера. Малфоя в ней не оказалось, и, услышав шум за стеной, справа от себя, Гермиона на ватных ногах направилась в соседнее помещение.

Осторожно толкнув дверь, она шагнула вовнутрь и резко вздохнула, потому как первым, на что наткнулся её взгляд, был Драко Малфой. Он стоял, облокотившись о стойку небольшой барной стойки и с наслаждением пил кофе.
Гермиона, задержав дыхание, отстраненно подумала, что он так и не удосужился сменить своё чертово полотенце на нечто более… Подобающее случаю.

Увидев её, Драко лениво вскинул бровь.

- Ты уже оделась?! Жаль. Тебе гораздо лучше в том кружевном комплекте. – Он многозначительно окинул её взглядом и отхлебнул из кружки, после чего медленно кивнул с едва заметной улыбкой, словно в подтверждение своих слов: – Намного лучше!

Вспыхнув под его взглядом, Гермиона снова вспомнила, как дышать, и, ошеломленно моргнув, осторожно произнесла:

- Да, оделась, чего нельзя сказать о тебе, Малфой.

- О, ты об этом? – отставив кофе в сторону, скосил глаза на полотенце Драко.

- Да, об этом, - медленно подтвердила Гермиона, ещё больше покраснев от того, что её взгляд невольно уперся в пах Малфоя.

- Хм… Значит тебе не нравится лицезреть меня в одном полотенце, – с наигранной удрученностью произнес Драко.

- Представь себе, - раздраженно скрестила руки на груди Гермиона, мысленно послав к черту внутренний голос, который сварливо заметил, что она лжет.

- Чтож, раз тебя это не устраивает… - оттолкнувшись от стойки бара, Малфой сделал шаг к ней навстречу и легким движением руки скинул со своих бедер полотенце. – Так лучше?
Гермиона, на какой-то миг совершенно ошалев, невольно скользнула взглядом вниз по обнаженному и чертовски сексуальному телу Драко и внезапно замерла.

Она не знала, какое выражение приобрело её лицо в тот момент, когда она уставилась на впечатляющего размера мужское достоинство Малфоя, но, судя по тому, как плечи Драко начали содрогаться в беззвучном смехе, поняла, что выглядит - по меньшей мере - как безмозглая идиотка.
Густо покраснев, Гермиона чертыхнулась про себя и резко развернулась на сто восемьдесят градусов. Её моментально затопили чувства стыда, возмущения и дикой злости.

- Ты просто невыносимый придурок, Малфой, - стараясь вложить в слова как можно больше желчи, отчеканила Гермиона, уставившись в стену. В самом деле, как он вообще мог осмелиться на такое?

Где-то за её спиной послышался сдавленный смех. Очевидно, Драко едва сдерживался, чтобы не захохотать воткрытую.

- Не понимаю, что на этот раз не так, Грейнджер. Ты же сама сказала, что мой вид в полотенце тебя не устраивает.

Гермиона зло сжала кулаки. Она практически кожей чувствовала, как Малфой прожигает ей спину своим насмешливым взглядом.

- К тому же, - самодовольно продолжил Драко, - могу поспорить, что тебе понравилось то, что ты увидела. Признай это.

Услышав подобное нахальное заявление, Гермиона неконтролируемо снова резко повернулась к Драко, но осознав, что он по-прежнему не одет, громко вздохнула и торопливо закрыла глаза руками.

- Чертов нудист! Почему ты до сих пор не оделся?! - взвыла она, клокоча от ярости. Ей хотелось придушить Малфоя за эту дурацкую выходку с полотенцем, особенно в этот миг, когда он уже откровенно хохотал над ней, а она даже не могла убрать руки от глаз без опаски, что снова увидит этого чертого придурка во всей своей нагой красе.

- Прости, Грейнджер, я не думал, что для тебя это будет… Слишком, - еле успокоившись, проговорил Драко и, судя по шуму, поднял с пола полотенце. – Нечасто встретишь девушку, которая стесняется смотреть на голого парня после того, как провела с ним ночь.

Последние слова Малфоя оглушили Гермиону. Провела с ним ночь?.. Какого черта он имеет в виду? Святой Мерлин, если только они не…

Она медленно опустила ладони от глаз и увидела Драко, который возился с полотенцем, стараясь его туго зафиксировать сбоку на бедрах. Он слегка хмурился, но в целом выглядел вполне буднично.

У Гермионы просто не было слов. Внезапно, на неё с новой силой навалилось осознание произошедшего ночью, и это совершенно не укладывалось в её голове. Она просто не могла поверить в то, что она и Малфой, что они…

Гермиона почувствовала, что ей стало дурно. Сейчас ей было просто необходимо присесть. Повернув голову вправо, она увидела небольшую софу и, сделав пару шагов, медленно на неё опустилась.

Уловив движения девушки, Драко кинул на неё нарочито обеспокоенный взгляд.

- Может, кофе?

Гермиона хмуро глянула на него. После того, что она недавно услышала, ей хотелось разве что застрелиться.

- Ты это серьезно? – недоверчиво спросила она.

Драко усмехнулся и, на секунду отвернувшись от неё в сторону бара, взял моментально материализовавшуюся кружку с ароматным кофе в руки и подал ей.

- Серьезнее не бывает, - ответил он, чуть склонив голову вниз, и посмотрел прямо на неё, отчего Гермиону обдало мурашками. Память услужливо подсунула ей образ обнаженного Малфоя, и её щеки вновь зарделись от столь откровенного воспоминания, а тело почему-то странно затрепетало.

- Нет, я имею ввиду другое, - машинально приняла она кружку, и смущенно отвела взгляд. Ей было просто невыносимо сейчас смотреть ему в глаза. Казалось, у неё на лице крупными буквами написано все то, о чем она думает. А если учесть те события, которые, возможно, произошли ночью, то она и вовсе всерьез опасалась, что её лицо вскоре воспламенится от стыда.

Драко сделал несколько шагов назад и вновь облокотился ладонями о стойку бара. Гермиона не видела его лица, но чувствовала, как пытливо он смотрит на неё.

На какое-то время в комнате воцарилось напряженное молчание. Малфой, по всей видимости, не спешил говорить, в то время, как Гермиона изнывала от желания озвучить все те неудобные вопросы, которые крутились у неё в голове. Но, вместе с тем, ей было по-настоящему страшно их задать, потому как она подозревала - ответы на них будут такими же… неудобными, если не сказать больше.

- Пей кофе, пока не остыл, - наконец, медленно произнес Драко абсолютно нейтральным тоном и взял свою кружку в руки.
Гермиона вскинула на него удивленный взгляд. Ей показалось или Малфой пытается перевести тему?

- Я просто хочу знать правду, - еле слышно проговорила она, замерев в напряженной позе.

Драко вопросительно вскинул бровь.

- Правду?

- Да, правду на счет того, что произошло этой ночью, - нетерпеливо подтвердила Гермиона и мысленно подготовилась к самому худшему.

Мучительно долго Драко просто бесстрастно смотрел на неё, после чего его лицо приобрело странное выражение.

- Тебе это не понравится, - в конце концов, изрек он, и внутри Гермионы всё рухнуло.

- Даже если мне это не понравится, я всё равно хочу услышать правду, - чуть помедлив, упавшим голосом произнесла она.

Малфой слегка ухмыльнулся.

- Чтож, правду, так правду. Ты дико напилась.

Гермиона слегка приоткрыла рот от изумления. Она ожидала услышать информацию несколько иного рода.

- Напилась?! – медленно начала она. - Во-первых, я предпочла бы иную формулировку, например, «выпила чуть больше, чем нужно», а во-вторых, не ты ли в этом виноват? Кажется, именно ты вчера предложил выпить по «прощальному коктейлю».

- Да, но только ты посчитала, что он должен быть алкогольным.

Драко уже откровенно ухмылялся: они оба понимали, что он прав. В его глазах плясали искорки веселья, в то время как Гермиона зло сверлила его взглядом, не зная, что сказать. К несчастью, она действительно сама вчера заказала две «маленькие смерти», когда они вернулись в бар. Абсолютно безрассудный поступок с её стороны. И о чем она думала?

- Ты, главное, Грейнджер, не переживай так сильно. Если тебя это утешит, то все присутствующие были просто без ума от тебя!

- В смысле? – нахмурившись, настороженно спросила она.
Малфой светски улыбнулся ей.

- Ну как же, твои зажигательные танцы в центре круга, финальный конкурс на сцене, который мы, кстати, выиграли благодаря твоему… Как же ты это назвала? – задумчиво нахмурился Драко, - Ах, точно, «великолепный гранд-батман». Народ просто выл от восторга!

Гермиона сидела, словно громом пораженная. Видимо, на её лице застыл такой неподдельный ужас, что улыбка на лице Малфоя слегка потускнела.

- Черт возьми, ты действительно ничего не помнишь, - покачав головой, медленно произнес он с едва заметной ноткой удивления.

Метнув в Драко убийственный взгляд, Гермиона почувствовала, что ей сейчас просто необходимо себя чем-то занять, иначе она сойдет с ума. Быстро опустив глаза, она обнаружила, что по-прежнему крепко сжимает в руках кружку с кофе. Как кстати.

Гермиона сделала нервный глоток. Наверняка, кофе был потрясающим, но сейчас она просто физически не могла оценить весь вкус этого напитка по достоинству. Её съедало изнутри такое огромное, всепоглощающее чувство стыда и неловкости за её катастрофически безрассудное поведение прошлой ночью, что она просто не могла думать ни о чем больше.

- Как я оказалась у тебя в бунгало? – безжизненным голосом спросила Гермиона.

- Я принес тебя сюда, - просто ответил Драко.
Она медленно перевела на него взгляд.

- Принес?

- Да, взял на руки и принес, - пожал плечами Малфой, словно в этом не было ничего такого уж... странного.

- Я заснула в баре? – в ужасе спросила Гермиона.
Драко ухмыльнулся.

- Я думаю, будет правильней, если я скажу, что ты просто была не в состоянии идти сама.

- О боже… - закрыла лицо руками Гермиона. Она не могла поверить в то, что это произошло с ней. С ней! Отличницей, примерной выпускницей Хогвартса, выдающимся работником Министерства Магии, да и просто, до мозга костей целомудренной и воспитанной волшебницей!

Видимо, прочитав её мысли, Драко мягко произнес:

- Не стоит так убиваться, Грейнджер. Если всегда блюсти безупречный моральный облик, то можно просто сойти с ума. Жизнь слишком коротка, чтобы загонять себя в рамки вечной пристойности.

Эти слова нашли странный отклик в её душе, и Гермиона, немного придя в себя, подняла пораженный взгляд на Малфоя.
Он спокойно смотрел на неё, на его губах играла легкая улыбка, а в глазах было что-то такое, чего она никогда не видела в его взгляде. Что-то, похожее на теплоту и сочувствие.

Они молча глядели друг на друга какое-то время, после чего, неожиданно осмелев, Гермиона тихо произнесла:

- Мы провели вместе ночь?

Драко на секунду замер, и в его глазах отразилось изумление, которое, впрочем, моментально исчезло.

- Ты проснулась в моей постели, Грейнджер. Как думаешь, каков ответ на твой вопрос? – без тени улыбки спросил Драко, чуть нахмурившись.

Гермиона судорожно вздохнула. Её последняя надежда на безопасную правду была уничтожена этими простыми словами Малфоя. В самом деле, на что она надеялась? С самого начала всё было слишком очевидно. Чужая спальня, черные шелковые простыни, беспорядочно раскиданная одежда, инициалы «Д.М.» на дневнике – она могла всё понять ещё с первой минуты своего пробуждения.

Теперь находиться здесь было просто невыносимо. Гермиона резко поднялась с софы и дрожащей рукой поставила кружку на стойку бара, слегка расплескав её содержимое. Ей потребуется время, много времени, чтобы свыкнуться с мыслью о том, что она провела ночь с кем-то и даже этого не помнит.
Не помнит, что провела ночь с Драко Малфоем.

Неожиданно, эта мысль отозвалась в ней каким-то новым, волнующим трепетом внутри живота, и это испугало Гермиону ещё больше, чем сам факт произошедшего. Не глядя на Драко, она быстро направилась в сторону двери, охваченная ворохом самых разнообразных, абсолютно противоречащих друг другу эмоций.

- Грейнджер, стой, – услышала она вслед, и, резко остановившись, неохотно повернулась к Малфою.

- Что?

- Я не всё тебе рассказал, - нахмурившись, ответил он. В его глазах читалось неприкрытое беспокойство.

- Я не хочу больше ничего знать, Малфой. Мне пора, - покачала головой Гермиона, вмиг почувствовав себя смертельно уставшей. Она знала, что просто не выдержит, если услышит все подробности прошедшей ночи. На сегодня было итак достаточно фактов для того, чтобы сделать вывод об её абсолютном моральном падении.

Драко внимательно смотрел на неё, словно не знал, как поступить дальше.

- Тогда, увидимся на тренировке? – наконец, спокойно произнес он с непроницаемым выражением лица.

Гермиона удивленно моргнула. Она совсем забыла, что обязана тренироваться каждый день. Черт, и кто только придумал эти правила?

Ей почти захотелось взвыть от обреченности. Она просто не знала, как она сможет теперь танцевать с Малфоем, находиться с ним рядом, позволять ему прикасаться к себе после всего, что произошло?!

Но выбора не было.

- В восемь, - вяло бросила Гермиона, ощутив странную апатию, и, не дождавшись ответа, снова зашагала прочь.

На этот раз Малфой не стал её удерживать.

***

Гермиона машинально брела к своему бунгало, стараясь пока что ни о чем не думать. Как странно, ещё только раннее утро, а она уже морально обезвожена до предела. И кто только сказал, что отдых на этом курорте приносит пользу, а все события ведут, в конечном счете, к лучшему?!

Единственным желанием сейчас было прийти к себе, упасть на мягкую кровать и забыться глубоким сном, где не будет переживаний, стыда, отчаяния и… Малфоя.

Хотя, на счет последнего Гермиона погорячилась. Как бы она ни хотела избежать этого, но, всё же, стоило ей закрыть глаза и перейти в фазу сна, как она каждый раз видела его в своих видениях.

До бунгало оставалось каких-то десять метров, когда она увидела, что на порожках, ведущих к входной двери, кто-то сидит. Задержав дыхание, Гермиона сделала пару шагов и тихо охнула: рыжая непослушная шевелюра, долговязая фигура, неуклюжая поза.

Рон.

Он сидел, упершись локтями в колени и спрятав лицо в ладони. Гермиона замерла, как вкопанная. Как долго он здесь находится? Зачем он пришел? А если он обнаружил, что она провела ночь вне дома? Как ей это объяснить?!

Гермиону сковал необъяснимый ужас от мыслей о том, какие ещё последствия может принести вчерашняя ночь. Святой Мерлин, за что ей всё это?

На какой-то миг ей захотелось развернуться и убежать, ведь она просто была не в силах сейчас столкнуться ещё с одной проблемой. С проблемой в виде бывшего парня - Рона Уизли. Но, естественно, это не выход. Рано или поздно ей всё равно придется объясниться с ним, а если она сейчас уйдет, то это только усугубит ситуацию далеко не в лучшую сторону.

«Ох, Рон, почему же ты всегда оказываешься в ненужном месте в ненужное время?» - обреченно подумала Гермиона и, вздохнув, тихо пошла к нему навстречу.

Когда до него оставалась всего пара шагов, неожиданно она поняла, что он задремал. Подойдя чуть ближе, Гермиона склонилась над ним и, услышав мирное посапывание, убедилась в этом окончательно.

Внезапно её посетила гениальная мысль. Слабо улыбнувшись своей находчивости, Гермиона крадучись поднялась по ступенькам и, шепнув свое имя двери, вошла внутрь бунгало. Сразу после этого она воровато выглянула наружу и удостоверилась, что Рон по-прежнему дремлет.

Напряжение бешено стучало в висках, когда она старалась как можно тише закрыть дверь, и лишь когда та с мягким щелчком захлопнулась, Гермиона облегченно выдохнула. Она прислонилась спиной к стене и медленно сползла на пол. Хотелось вот так вот замереть навечно, ничего не делая. Уставившись в одну точку, Гермиона какое-то время просто наслаждалась тишиной. Каким-то неведомым образом ей удалось абстрагироваться от мрачных воспоминаний.

Она не знала, как долго просидела в этой позе, но внезапно внутри начало нарастать беспокойство.

Черт, Рон. Он всё ещё там.

Издав разочарованный стон, невероятным усилием воли Гермиона заставила себя подняться на ноги.

Ей было просто необходимо разобраться хотя бы в этом.

Быстро глянув на себя в зеркало, она с мрачным удовлетворением мысленно констатировала, что выглядит, как и надо для её дальнейшего плана: сонно и изнеможенно. Возможно, даже слишком изнеможенно.

Поправив одежду, Гермиона, чуть помедлив, уверенно коснулась ручки входной двери и шумно распахнула её. Выйдя наружу, она увидела, как вздрогнул Рон от резкого звука, но лишь когда она хлопнула дверью, он окончательно выпал из состояния дремоты. Резко подняв голову вверх, какое-то время он бестолково оглядывался по сторонам, после чего обернулся на неё и замер.

- Рон? – опередив его, спросила Гермиона, стараясь изобразить удивление как можно более натурально. – Что ты здесь делаешь?

Её слова, похоже, окончательно привели того в чувства. Чуть нахмурившись, Рон нелепо поднялся со ступенек и повернулся к ней лицом.

- Гермиона? Постой, так ты была у себя? – настороженно произнес он.

- Конечно, я была у себя, где же ещё мне быть? – с нарочитой небрежностью бросила она и спустилась по ступенькам к нему.

- Странно, - Рон озадаченно пропустил пальцы сквозь волосы. – Я стучался к тебе минут десять, но мне никто так и не ответил. Я думал, ты решила прогуляться с утра, ну или…

Он неопределенно повел рукой, качая головой.

- Я вчера так устала, что моментально заснула крепким сном. Прости, видимо я просто не услышала, - как можно спокойнее произнесла Гермиона, хотя внутри её всё съедало от того, что приходится врать своему другу.

- Я думал дождаться тебя, вот и задремал немного, - неловко улыбнулся Рон, но тут же нахмурился. – Хотел с тобой поговорить.

Гермиона внимательно посмотрела на него и только сейчас поняла, что, по всей видимости, Рон пришел извиниться. Поразительно, как быстро воспоминание об их ссоре улетучилось из её памяти, стоило лишь появиться на горизонте проблеме под именем Драко Малфой.

- Значит, ты меня ждал? – быстро спросила Гермиона, стараясь отвлечься от непрошенных мыслей.

- Да, ждал, - сконфуженно посмотрел на неё Рон. – Хотел перехватить тебя до завтрака.

- И как долго ты… - на его манер, повела рукой Гермиона, -…ждал?

Она затаила дыхание, пытаясь сохранить бесстрастное выражение лица.

- Не знаю, может минут пятнадцать, а может и двадцать… - неловко почесал затылок Рон. – Я задремал.

Моментально почувствовав облегчение после его слов, Гермиона непроизвольно улыбнулась.

Слава Мерлину, Рон не знает, что её не было всю ночь. Страшно подумать, что было бы, узнай он правду.

- Чтож, о чем ты хотел поговорить? – слегка напрягшись, спросила Гермиона и скрестила руки на груди.

На несколько секунд Рон замешкался, видимо решая, как поступить дальше.

- Может, прогуляемся? – наконец, предложил он с несмелой улыбкой. Создавалось впечатление, что он дико нервничает.
Гермиона подумала, что сейчас не самое подходящее время для прогулок, но, увидев в глазах друга искреннюю надежду, просто не смогла отказать.

Какое-то время они шли молча, прогуливаясь по окрестностям Магнолии. На улице стояла прекрасная, свежая погода.

Казалось, что из-за вчерашнего дождя вся природа ещё больше расцвела, напившись живительной влагой. В воздухе чувствовался удивительный цветочный аромат, разбавленный приятными запахами дождя и моря.

Гермиона поразилась, как много она увидела счастливых волшебников, встречающихся ей на пути. Их лица излучали искреннюю радость, глаза светились от воодушевления и предвкушения чего-то хорошего. И именно это показалось Гермионе до жути нелепым. Она просто не могла поверить в то, что на этом курорте только на её долю выпадают такие по-настоящему ужасающие испытания. Создавалось впечатление, что с каждым днем Магнолия всё больше обнажает самые темные стороны её натуры, провоцируя делать такие вещи, от которых у неё, прежней Гермионы, просто волосы дыбом встали бы.

Но теперь – как бы ей не хотелось в этом признаваться – она понимала, что начала меняться, начала поступать так, как не смогла бы ни при каких обстоятельствах всего месяц назад. И больше всего пугало то, что в глубине души Гермионе нравились эти изменения. Терзаемая чувствами стыда и отчаяния, она чувствовала, как что-то внутри неё тихо ликует. Что-то, что так долго она пыталась подавить в себе.

Свобода.

На долю секунды Гермиона остановилась, ошеломленная этим открытием. Да, свобода. Свобода мысли, свобода слова, свобода действий.

Она всю жизнь себя ограничивала, стараясь оправдать чьи-то ожидания, стараясь быть такой, какой её хотели видеть родители, друзья, преподаватели. Она словно была скована по рукам и ногам теми устоями, которые ей были навязаны годами. Которые она навязала себе сама.

И вот теперь – как горько! – она понимает, что чувствует себя свободной, как никогда прежде, но, всё же, просто не может наслаждаться этим.

Просто не знает, как можно наслаждаться этим.

- Гермиона.

Голос Рона прозвучал неожиданно, и она вздрогнула.

- Да? – отозвалась девушка.

- Слушай, прости меня, пожалуйста, за всё, что я наговорил. Не знаю, что на меня нашло. – На одном дыхании выпалил Рон, резко остановившись. – Я понимаю, что ты в этом не виновата, ну, в том, что тебе приходится танцевать с Малфоем.

Гермиона слегка приоткрыла рот от изумления. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями.

- Я понимаю, тебе было очень сложно принять это… - наконец, осторожно произнесла она, внимательно наблюдая за реакцией друга.

- Да, ты не представляешь, насколько сложно, - горячо откликнулся тот, нахмурившись. – Просто, знаешь, ещё в самый первый день, когда вы с ним танцевали, мне на какую-то долю секунды показалось, что…

Рон осекся и отвел взгляд. Было ясно, что слова даются ему с большим трудом.

Гермиона знала, что она не хочет этого слышать. Во рту моментально пересохло, а сердце почему-то отчаянно забилось. Она на секунду затаила дыхание, наблюдая за другом в мысленной мольбе прекратить говорить, озвучивать это.

- Мне показалось, что… - вновь начал Рон, не замечая её реакции, и перевел на неё тяжелый взгляд, - …вам это нравится, танцевать друг с другом.

Его слова оглушили Гермиону.

«Что?! Нет. Нет!» - пронеслось у неё в голове.

- Я знаю, что ты скажешь, - поспешно продолжил Рон. - Ты наверняка думаешь, что я себя просто накручиваю, но, пожалуйста, пойми меня! Мне действительно очень сложно видеть тебя рядом с кем-то. Особенно с Малфоем. И когда я вижу, как он на тебя пялится, то еле сдерживаюсь, чтобы не оторвать его голову к чертовой матери!

Гермиона смотрела на Рона с широко открытыми глаза. Он тяжело дышал, мрачно нахмурившись. Через несколько секунд его взгляд смягчился, и он сделал шаг к ней навстречу.

- Я просто безумно беспокоюсь за тебя и хочу, чтобы ты знала: если с тобой что-то случится по его вине, то я… Убью его.

Последние его слова прозвучали спокойно, но стоило ему их произнести, как под кожу Гермионы закрался леденящий кровь страх. Она понимала, что Рон говорит всерьез.

А это означало, что если он узнает обо всем, что было между ней и Малфоем, то…

Передернувшись от ужасающей мысли, Гермиона быстро произнесла:

- Рон, со мной ничего не случится. Пожалуйста, не беспокойся за меня! Всё будет хорошо.

Конечно, она лгала. И, судя по тому, как недоверчиво посмотрел на неё Рон, он тоже понял это.

- Гермиона, ответь мне честно, он прикасался к тебе?

Его голос прозвучал неожиданно тихо, и Гермиона подняла на Рона ошеломленный взгляд.

- Что? – медленно переспросила она, отчаянно пытаясь унять подступающую панику.

- Малфой… Он прикасался к тебе? – мягко взял её за плечи Рон и твердо посмотрел ей прямо в глаза.

Судорожно вздохнув, Гермиона выпалила первое, что ей пришло в голову:

- Мы вместе танцуем, Рон, поэтому…

- Я не это имею в виду, ты же знаешь, - мрачно перебил он её, слегка повысив голос.

Стараясь собрать всю силу воли в кулак, Гермиона ответила Рону таким же твердым взглядом.

- Если бы Малфой попытался причинить мне какой-либо вред, сделать что-то против моей воли, то не сомневайся, ты бы об этом узнал первым.

Удивительно, но она почти сказала правду.

Всё, что было между ней и Драко, было – да, она признала это! – по обоюдному согласию.

Без сомнения.

Поэтому всё произошедшее пока что остается их общей, неправильной, грязной тайной. И впутывать сюда третьих лиц не хотелось никому из них двоих.

- Хорошо, - облегченно выдохнул Рон и убрал руки с её плеч, прикрыв глаза. – Хорошо.

Он выглядел таким родным, таким до боли знакомым с его нелепой, несколько грубоватой заботой, что внезапно к глазам Гермионы подступили непрошеные слезы. Ну почему, почему она не может любить Рона по-настоящему, любить так, как он того заслуживает, со своим добрым, горячим сердцем? Почему она не чувствует к нему и доли того трепета с безумным желанием, которое охватывает её, стоит лишь Малфою пристально на неё посмотреть?! Что за нелепая несправедливость, чувствовать пугающую страсть к человеку, которого большую часть своей жизни ты люто ненавидела, к человеку, испорченному дурным влиянием отца, окружением, воспитанием, к человеку, душа которого темна, словно ночь. И, с другой стороны, не чувствовать абсолютно ничего, кроме дружеской привязанности к тому, кто тебя искренне любит чистой, бескорыстной любовью, к тому, кто готов пойти ради тебя на все, готов сложить весь мир к твоим ногам, подарить счастье, тепло семейного очага и вечную уверенность в завтрашнем дне.

И что же в итоге она выбирает?

Что в итоге она уже выбрала?

Внезапно из глаз брызнули слезы, и Гермиона, судорожно всхлипнув, бросилась на шею к Рону. Она крепко прижалась к нему, оплакивая свою несостоявшуюся любовь к самому достойному для этого чувства человеку, его искреннюю, слепую преданность к ней, их общие несбывшиеся надежды на счастливое совместное будущее.

Теперь она понимала, это конец. Совершенно точно она уже не сможет вернуться к нему, начать всё сначала. Слишком многое изменилось. Она слишком изменилась.

- Гермиона… - осторожно обнял её Рон, обескураженный её неожиданной реакцией, и мягко положил руку к ней на голову.

- Прости, прости меня, - сквозь слезы бормотала она, съежившись от чувства жалости к себе, к нему. – Просто столько всего навалилось, мне так тяжело…

- Я понимаю, всё хорошо, - успокаивающе погладил её по спине Рон и нежно поцеловал в макушку. – Плачь, сколько нужно.

Прошло немало времени, прежде чем Гермиона начала успокаиваться. В объятиях Рона она чувствовала себя в безопасности, словно это была тихая гавань, где она могла укрыться от забот и проблем. И поэтому, постепенно слезы высохли, рыдания перестали сковывать горло, а сердце успокоило свой темп.

Гермиона всё ещё обнимала Рона, прижавшись щекой к его груди, когда внезапно почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд. Чуть повернув голову влево, она резко вздохнула и замерла. Настороженно, пристально, так, словно он увидел что-то впервые, на неё смотрел Драко Малфой. Он стоял неподвижно где-то в десяти метрах от них с Роном, засунув руки в карманы. Неожиданно Гермиона почувствовала себя так, словно её застигли врасплох на месте преступления. Она неуютно съежилась под пристальным взглядом Драко, в котором теперь вспыхнули искры каких-то новых, непонятных ей эмоций. Внезапно его плечи слегка дернулись и он, резко отвернувшись, быстро зашагал прочь.

Сердце Гермионы ухнуло вниз, и она медленно отстранилась от Рона.

Что-то такое было в этом моменте, что заставило её снова заплакать.

***

Драко едва помнил, как дошел до Большого Зала и сел за первый попавшийся свободный столик. Внутри бушевала буря, глаза застелила пелена сдержанной ярости. Пальцы нервно выстукивали неровный ритм по столешнице, когда он снова и снова прокручивал в голове один и тот же момент: вот он идет на завтрак, терзаясь непонятным, херовым чувством вины за то, что не сказал Грейнджер правду, а вот машинально поворачивает голову направо и видит её, замершую в трогательных объятиях с Уизли. И этот рыжий, его руки так по-хозяйски обнимают её, так мягко ласкают её волосы, что в этот миг Драко всерьез хочет поднять палочку и ударить того круциатусом, чтобы только он убрал свои отвратительные длинные пальцы с её тела. Но потом он обращает внимание на спокойное, безмятежное лицо Грейнджер, голова которой покоится на груди Уизли. Драко видит, как сильно она прижалась к нему, обвив его шею руками, видит, как ей хорошо в объятиях рыжего.

Хорошо так, как никогда не было рядом с ним самим.

И тогда, совершенно внезапно, в один миг внутри него начали подниматься такие темные чувства и эмоции, которые он, кажется, никогда не испытывал. Он и не думал, что это возможно, чувствовать такую всепоглощающую, разрушающую ярость, быть на грани того, чтобы уничтожить к чертовой матери все, что встречалось ему на пути, в тот момент, когда он благоразумно решил убраться прочь от тошнотворно сладкой парочки, нежащейся в объятиях друг друга.

От этого воспоминания пальцы Драко внезапно замерли и сжались в кулак. Чертова шлюха Грейнджер. Конечно, что ещё она могла сделать, узнав, что провела ночь в его постели?!
Естественно, она побежала искать успокоения у своего отвратительного, мерзкого дружка, который будет, словно послушный бычок, верить всем её словам и утирать слезы рукавом, преданно мыча о своей вечной любви. Со злорадной усмешкой Малфой подумал, что Грейнджер наверняка не рассказала Вислому о том, что произошло минувшей ночью. Очевидно, надеется, что всё останется в тайне, что он, Драко, будет безмолвен, потому как озвучивать правду ему едва ли выгоднее, чем ей.

Вот сука.

Впрочем, чего он мог от неё ожидать? Того, что она вернется и снова, как прошлой ночью, бросится в его объятия, особенно после того, как он остановил её?! Нет, разве может так поступить благоразумная заучка Грейнджер, у которой вся жизнь загнана под жесткие рамки колдо-ежедневника? Это ведь совсем не в её стиле, выбирать плохих парней.

Внезапно, Драко замер. Черт возьми, о чем он только думает? Неужели он сейчас всерьез злится на то, что Грейнджер предпочла ему Уизли? Какого черта его вообще должно это волновать?!

Совсем охерел.

Нервно взяв меню, Малфой быстро коснулся палочкой названия самого крепкого огневиски в предложенном перечне напитков, и после того, как бокал материализовался, нервно глотнул его содержимого.

- Ещё ранее утро, а ты уже пьешь?! Узнаю Малфоя, - послышался насмешливый голос где-то позади него.
Медленно обернувшись, Драко удивленно вскинул бровь.

- Забини?! Уже раннее утро, а ты всё ещё нетрезв со вчерашнего вечера?! Значит точно ты.

Они, ухмыльнувшись, обменялись оценивающими взглядами, после чего Драко резко встал и дружески пожал руку своему давнему приятелю.

- Черт, Драко, серьезно, какими судьбами?! – со сдержанной радостью спросил Блейз, похлопав его по плечу. – Когда мы виделись в последний раз, ты предпочитал отдых иного рода.

Драко ухмыльнулся, вспомнив, как они отвязно отдыхали с Блейзом, путешествуя по барам и ведя весьма разгульный образ жизни. Был небольшой промежуток времени, через пару лет после окончания школы, когда они по-настоящему сблизились на почве общего разочарования в своих прежних убеждениях и тяге к чему-то новому. Впрочем, потом у него появилась Элиса, а у Забини - очередное белокурое развлечение по имени Эрика, так что их дороги на какое-то время разошлись.

- По воле случая, Блейз, - светски улыбнулся Драко, изящно пожав плечами. – А что на счет тебя?

Забини закатил глаза.

- Моя мать опять придумала изощренное представление, чтобы охмурить новую жертву. Я ей нужен для подстраховки.

- Да? И кто на этот раз? - усмехнувшись, спросил Драко.

Он изрядно повеселился в свое время, когда Блейз рассказал ему, какие только вещи не выдумывала его мать, лишь бы окрутить очередного богатенького толстосума, с целью оттяпать у бедолаги - в конечном счете - всё состояние. При этом, тот факт, что все её мужья неожиданно и скоропостижно умирали при весьма загадочных обстоятельствах, Блейз подчеркнуто оставлял без комментариев.

- Владелец этого курорта. Кажется, его зовут Лоренцо.

Брови Драко удивленно поползли наверх.

- Лоренцо?! Интересно… Ты не поверишь, насколько схожа у нас причина пребывания здесь. Я приехал сюда с Эл, которая дико хотела повидаться со своим дядей. Думаю, ты додумаешь сам окончание этой истории, - небрежно бросил он и вновь вальяжно уселся за стол.

- Черт возьми, Малфой, так ты всё ещё встречаешься с той горячей итальянкой? Кто бы мог подумать, - пропустив информацию о Лоренцо мимо ушей, сел напротив него Блейз.
Вместо ответа, Драко слегка ухмыльнулся и отхлебнул из бокала. Почему-то, внутри живота внезапно все неприятно скрутило от осознания того, что он не вспоминал об Элисе уже пару дней. Вообще.

- И где же она? – чуть нахмурившись, начал оглядываться Забини, в безуспешной попытке найти Эл взглядом.

- Она уехала с Лоренцо решать какие-то особо важные вопросы, оставив меня в одиночку разлагаться на этом хреновом курорте, - буднично произнес Драко и отсалютировал бокалом. – Так что, очевидно, твоей матери придется притормозить со своими планами на его счет.

- А, к черту, - отмахнулся Блейз, схватив меню, после чего выбрал из напитков то же самое, что и Драко. – Мне плевать на её планы, лишь бы она, в конечном счете, осталась довольна.

На какое-то время он замолчал, рассматривая жидкость в моментально материализовавшемся перед ним бокале.

- Так что же, здесь вправду так хреново, как я и предполагал? – лениво взял в руки огневиски Блейз.
Драко мрачно ухмыльнулся.

- Не представляешь насколько.

Забини расслабленно откинулся на спинку стула, слегка вскинув брови, после чего перевел взгляд направо и замер с ошеломленным выражением лица.

- Малфой, сукин сын, и ты молчал, - медленно протянул он, и его губы растянулись в ленивой усмешке.

Драко прекрасно знал, что именно вызвало такую реакцию Забини, и поэтому не спешил оборачиваться.

Вместо этого он осушил до дна свой бокал, мрачно посмотрев на Блейза. Каких-то пару минут тот с изумленной усмешкой наблюдал за кем-то за его спиной, после чего внезапно громко произнес:

- Чертов Мерлин! Поттер, Грейнджер и Уизли в двойном экземпляре! У нас что, хренова встреча выпускников, а меня забыли пригласить?

Закатив глаза, Драко угрюмо уставился в меню, надеясь, что Забини как можно скорее заткнется и даст золотой компании отправиться восвояси.

- Блейз Забини?! Что ты здесь делаешь? – внезапно услышал он мягкий голос Грейнджер с ноткой беспокойства, и его передернуло. Перед глазами снова предстал её образ в объятиях Уизли, и Драко с силой сжал челюсти, борясь с желанием высказать всё, что он о ней думает при всех её милых друзьях, которых она так старательно опекает. Он злорадно ухмыльнулся своим мыслям, когда представил, какая реакция будет у Поттера с Вислым, если они узнают, что сегодня их чопорная подружка проснулась в его постели в одном нижнем белье.

Да, соблазн рассказать был слишком велик.

- В данный момент? Пью огневиски. Хочешь присоединиться? – поднял бокал вверх Блейз и насмешливо посмотрел на неё.
Драко был уверен практически на сто процентов, что Грейнджер закатила глаза.

- Очень заманчиво, Забини, но как-нибудь в другой раз, - с легким раздражением в голосе произнесла она.

- Ладно, Гермиона, пошли завтракать, - внезапно вмешался Рон, и Драко непроизвольно с силой сжал бокал. Его рука уже была на полпути к палочке, когда он одернул себя.

- Как жаль, уже уходите? А я так надеялся мило поболтать, предаться ностальгии с бывшими однокурсниками, - с наигранной печалью в голосе произнес Блейз.

- Послушай, Забини, если хочешь вспомнить былое, для этого у тебя сейчас есть более чем подходящая компания. Так что, приятного отдыха, - вмешалась Поттер, и Драко отметил предупреждающие нотки в его голосе.

Не дождавшись ответа Блейза, он стремительно прошел мимо него. Затем за ним последовали двое Уизли и… А где же Грейнджер?

Драко вопросительно обернулся и увидел, как замешкалась Гермиона у него за спиной. Нахмурившись, он кинул на неё озадаченный взгляд, и она, посмотрев ему прямо в глаза, тихо произнесла:

- Увидимся.

После этого Грейнджер поспешно зашагала вслед за друзьями, пытаясь их догнать.

Драко был обескуражен. Что за дурацкая выходка с её стороны? Он не успел разглядеть выражение её лица, не успел понять, что означает этот взгляд. Во истину, кажется в первый раз в жизни Малфой не смог понять женщину. У него была тысяча вопросов и втрое больше ответов, среди которых шанс выбрать правильный был близок к нулю.

- Ого! Я что-то упустил? – проводив Гермиону оценивающим взглядом, многозначительно приподнял бровь Блейз.

- Ты о чем? – как можно равнодушнее, спросил Малфой. Ещё не хватало, чтобы Забини лез во всю эту чепуху.

- «Увидимся», - скопировал Блейз девчачьим голосом. – Что это значит, черт возьми?

Драко шумно выдохнул.

- Только без лишних вопросов, Забини. - Предостерегающе посмотрел он на приятеля и нехотя начал: – Этот поганый курорт обязал нас танцевать вместе, так что, к несчастью, мне приходится с ней видеться при весьма непривычных обстоятельствах каждый день.

Лицо Блейза вытянулось от удивления. Какое-то время он просто смотрел на Драко с изумленным выражением лица, после чего наклонился к нему через стол и спросил низким голосом:

- Ты что, спишь с ней?

Драко закатил глаза, вмиг почувствовал острый приступ раздражения.

- Я повторю ещё раз. Во-первых, я с ней танцую, а во-вторых, это не твоё дело, Забини, так что избавь меня от своих вопросов, - огрызнулся он, и невольно нашел глазами Грейнджер.

Она стояла рядом с друзьями в другом конце зала, пока Поттер разговаривал с каким-то парнем из обслуживающего персонала. Словно почувствовав его взгляд, Гермиона нервно обернулась и, столкнувшись глазами с Драко, замерла. Они смотрели друг на друга всего пару секунд, после чего она смущенно склонила голову и торопливо отвела взгляд.

- Мда… Хреново дело, - задумчиво протянул Блейз, возвращая Драко к действительности.

Малфой мысленно чертыхнулся, когда понял, что его зрительный контакт с Грейнджер не остался незамеченным.
Следующие пять минут они просидели молча, после чего Забини неожиданно встал и направился к выходу из Большого Зала.

Драко не удивился.

Он понял, что Блейзу стало известно об их отношениях с Грейнджер гораздо больше, чем всем остальным вместе взятым. И судя по его реакции, намного больше, чем того хотел он сам.

***

До назначенного времени оставалось ещё полчаса, но Гермиона просто не могла больше находиться у себя в бунгало, и потому уже пришла в оговоренное место. Она решила, что для неё будет лучше оказаться здесь заранее: так она успеет настроить себя на нужный лад. Попытается, во всяком случае.
Мягкие волны нежно ласкали её ступни, в то время, как тело бил легкий озноб, и причиной тому был вовсе не внезапно поднявшийся холодный ветер. Созерцая прекрасную картину раскинувшегося перед ней лазурного покрывала моря, с постепенно клонящимся к закату солнцем на горизонте, она всё же не могла унять чувство бешеной тревоги, которое не покидало её весь день.

Да, кажется, это был самый длинный день в её жизни, наполненный до краев переживаниями, терзаниями, мыслями и бесконечными вопросами.

Удивительно, как много событий может произойти всего за одни сутки. Событий, которые могут полностью перевернуть весь мир с ног на голову.

Ещё вчера Гермиона и не подозревала, чем может обернуться её согласие на то, чтобы обсудить все проблемы с Малфоем в баре. А обернулись оно полным эмоциональным крахом, обусловленным познанием самых различных, порой абсолютно противоречащих друг другу чувств и эмоций, навалившихся так внезапно и практически в одно и то же время на её неподготовленную психику.

Она много думала в течение дня, особенно о них с Малфоем. Анализировала свои, его поступки, и сейчас понимала, что практически не злится на него. В том, что между ними произошло минувшей ночью, он виноват едва ли больше, чем она сама. Вернее, в этом целиком и полностью её вина. Надо же было так перебрать, чтобы абсолютно потерять всяческий контроль над собой. Страшно подумать, что она вытворяла ночью. Неудивительно, что теперь она ничего не помнит: говорят, мозг стирает из памяти человека те моменты, которые нанесли или – в её случае – могут нанести непоправимый ущерб психическому здоровью.

И, всё же, где-то в глубине души Гермиону съедал мерзкий червячок от того, что Малфой не смог её остановить, не смог сказать ей «нет» в тот момент, когда она в этом нуждалась больше всего, и потому допустил самое страшное, что могло только произойти между ними.

В конце концом, если уж говорить начистоту, получается, он просто воспользовался её беспомощным, неадекватным состоянием, чтобы затащить к себе в постель.

Гермиона злобно поджала губы, чувствуя, как медленно разгорается в ней огонь былой ненависти к этому несносному человеку, но тут же внезапно остыла, вспомнив другое. Почему-то, размышляя сегодня днем над его словами, чисто интуитивно ей показалось, что во всей этой истории было что-то неправильное, была какая-то неувязка.

Если бы Малфой так хотел с ней переспать, он бы мог сделать это ещё в тот миг, когда она сама прижалась к нему и поцеловала его прошлым вечером, тогда, когда её разум помутился от неожиданных, отчаянных эмоций, и она была готова на все. Без сомнения.

Но нет. Он оттолкнул её, прекратил то безумие, которое почти что захлестнуло и его самого.

Он…решил проблему, разве нет?

И неужели, в тот миг, когда она была в полностью неосознанном состоянии, он пошел поперек своим убеждениям и просто удовлетворил свои физические желания, наплевав на их взаимную негласную договоренность держаться друг от друга на расстоянии?!

Нет, совершенно точно, здесь было что-то не так.

Гермиона не успела до конца обдумать эту мысль, когда услышала протяжный звук, похожий на завывание ветра. Она резко обернулась и увидела Малфоя, который, нашептывая в паре метров от неё сложные заклинания, возводил из песка танцевальный паркет. И как он смог подкрасться так незаметно?

Под властью магических слов мелкие крупинки, кружась в бешеном танце, собирались в единую, мощную субстанцию прямо перед ними, и на этот раз это происходило гораздо быстрее.
Было что-то завораживающим в этом моменте, и Гермиона зачарованно замерла, наблюдая за Драко.

Он выглядел напряженным, по его лицу невозможно было понять, о чем он думает, но что-то такое было во всем его облике, что заставило Гермиону невольно съежиться. Ей кажется или он в самом деле зол?

Когда песок окончательно трансформировался в танцевальный пол, Малфой, не удостоив её взглядом, резко склонился над чем-то возле своих ног, и, коснувшись палочкой какого-то предмета, который Гермиона не смогла разглядеть, вновь выпрямился. Вмиг в воздухе раздались первые яркие аккорды музыкальной композиции танго, и лишь только теперь Драко поднял на неё тяжелый взгляд.

- Пора тренироваться, Грейнджер, - без тени улыбки, хрипло констатировал он низким голосом, и протянул вперед руку.
Гермиону неожиданно сковало необъяснимое чувство страха. Кажется, она никогда не чувствовала прежде в Малфое такую… опасность. Она не могла понять, в чем причина его настроения, но только от одного его взгляда хотелось вжаться в стену.

- Я долго буду ждать? – грубо рявкнул Драко, и Гермиона вздрогнула от неожиданности. Обескураженная его поведением, она быстро подошла к паркету, очистила стопы заклинанием от песка и наспех обула танцевальные туфли, предназначенные специально для тренировок. Подняв на него несмелый взгляд, она столкнулась с ледяными глазами Малфоя, который по-прежнему бесстрастно протягивал ей руку. Сделав пару шагов, Гермиона судорожно сглотнула и осторожно подала ему свою ладонь, после чего почувствовала, как резко схватил её Драко и грубо потащил на паркет.

- Какого черта, Малфой? Ты что, совсем взбесился? – выйдя из секундного оцепенения, выкрикнула Гермиона, отчаянно пытаясь не споткнуться.

Создавалось впечатление, что Драко её не слышит. Он упрямо шел в центр паркетного пола, крепко сжимая её запястье, после чего резко отшвырнул её руку, так, что Гермионе пришлось приложить все усилия, чтобы сохранить равновесие, а сам отошел на противоположную сторону недавно созданной танцевальной площадки.

Она метнула в него яростный взгляд, но тут же стушевалась, увидев в ответ точно такие же эмоции в его глазах. Она прекрасно знала, что Малфой великолепно умеет держать свои чувства под контролем, но сейчас… Он просто не мог или же, просто не хотел их сдерживать.

Неожиданно Драко медленно двинулся к ней. На секунду, Гермиона опешила, не в силах поверить, что он всерьез решил начать танцевать танго, но по мере того, как он приближался к ней, все её сомнения постепенно улетучивались, оставляя в душе чувство необъяснимого страха с привкусом обжигающей злости.

«Хорошо, Малфой, если ты решил играть по таким правилам, я приму твой вызов», - пронеслось в голове у Гермионы, и её взгляд ожесточился.

Это изменение не прошло бесследно от глаз Драко, и он еле заметно ухмыльнулся.

Они начали основной ход танго, стараясь зрительно уничтожить друг друга, но лишь когда Гермиона ощутила на себе прикосновения Малфоя, она поняла, что на этот раз танец будет по истине разрушающим.

Больше не было того трепета, той осторожности, с которой он прикасался к ней раньше. Казалось, улетучилось и ощущение меры в движениях, позволяющее прежде назвать их танец чувственным.

Теперь же, когда Драко так резко притягивал её к себе и тут же отталкивал с каким-то особым остервенением, когда с силой сдавливал её руки, оставляя ощутимое чувство боли в суставах, когда грубо сжимал её кожу сквозь тонкую ткань легкого платья, было ясно, что всё совершенно иначе.
Если раньше они танцевали танец страсти, то теперь это был танец боли и отчаяния, невысказанных слов и неоправданных ожиданий.

Всё это время, проведенное в яростной борьбе под названием «танго», Гермиона пыталась понять, что же послужило причиной подобного поведения Малфоя. На самом деле, у него было не так уж много поводов злиться на неё. Вернее, их почти не было, за исключением…

Догадка ошеломила её. Неужели, Малфой взбешен из-за того, что увидел её в объятиях Рона?

В этот момент Драко поднял её за талию и закружил в ритме танца, не сводя с неё жесткого взгляда, но лишь теперь она увидела в самой глубине его глаз горечь, которую он не мог выразить словами, но прекрасно выражал в своих движениях.
Звучали последние аккорды мелодии, когда Гермиона перестала бороться. Просто была настолько поражена своим открытием, что позволила себе ослабить хватку и полностью отдалась власти партнера.

В последний раз Малфой резко притянул её к себе, и словно почувствовав перемену в её поведении, схватил за плечи, больно сжав пальцами её кожу.

Внезапно музыка оборвалась, оставив их двоих в оглушающей тишине, нарушаемой лишь их громким дыханием.

Это был странный момент: Драко не спешил убирать руки с плеч Гермионы, он словно замер в этой позе, смотря на неё каким-то полубезумным взглядом, в то время, как она сама боялась пошевелиться под прицелом его глаз, в которых теперь видела так много.

Чередой быстро сменяющих друг друга кадров перед ней пролетели воспоминания.

Гермиона вспомнила, каким взглядом одарил её Драко, когда увидел её в объятиях Рона всего через час после того, как она узнала, что провела ночь с ним, с Малфоем.

Потихоньку её начало накрывать осознание нелепости ситуации. Смешно, но получается, не успела остыть постель Драко, как он застал её с Роном.

Вот черт.

Теперь Гермиона понимала, кем выглядит в глазах Малфоя, который сейчас всё так же безмолвно смотрел на неё, словно ожидая услышать что-то. И ей так много хотелось ему сказать, но почему-то язык словно онемел, а состояние ступора никак не хотело покидать её.

Внезапно в глазах Драко что-то промелькнуло, и она почувствовала, как медленно слабеет хватка его пальцев.
Гермиону накрыла волна паники. Она резко вздохнула и открыла рот, чтобы что-то сказать, но просто не могла найти подходящих слов, чтобы объяснить ему, рассказать о том, что она чувствует на самом деле к Рону, вернее, чего не чувствует уже давно.

- Я… - только и выдавила Гермиона, стараясь выразить взглядом всю глубину своего раскаяния, отчаяния, боли, в конце концов.

На это Драко лишь горько усмехнулся и окончательно убрал руки с её плеч. Он сделал пару медленных шагов назад и, резко развернувшись, сошел с паркета.

Замерев на пару секунд, Гермиона быстро последовала за ним, ступая на мягкую песочную поверхность. Она наблюдала, как быстро улетучиваются её шансы завязать с ним разговор, но просто не знала, что сказать.

Не обращая на неё внимания, Драко изящно поднял свою палочку и какой-то мелкий предмет, похожий на морскую ракушку. Затем, он прошептал заклинание, и паркет вновь обратился облаком песчинок, моментально осевшим на землю.

- На сегодня тренировка закончена, Грейнджер, - твердо произнес он ледяным тоном, не удостоив её взглядом, и прежде чем она смогла что-либо возразить, поспешно скрылся в пальмовой роще.

***

Следующий день прошел для неё словно в тумане. Гермиона на автомате улыбалась своим друзьям, отвечала на их вопросы и даже мастерски поддерживала выбранные ими темы разговоров, каким-то удивительным образом угадывая, что именно от неё ожидают услышать, но, тем не менее, не было и минуты, чтобы она не думала о Драко Малфое.

Она не видела его с тех пор, как он вчера скоропалительно покинул их общую тренировку, длиною всего в десять минут. Гермиона до сих пор не могла до конца разобраться в причинах его поведения и до сих пор не могла найти ответы на свои вопросы по поводу произошедшего за последние сутки. Сегодня, во время завтрака, отдыха на пляже, обеда, посещения местной библиотеки она всё время, раз за разом, возвращалась мыслями к нему, к Драко. Ей нестерпимо хотелось его увидеть, поговорить с ним, но наравне с этим хотелось никогда не видеть и не слышать его вовсе. В ней словно боролись ангел и демон, две противоположные сущности, и каждая пыталась убедить её в своей правоте.

И когда, примерно в четыре часа дня, прекрасная белая сова принесла ей небольшой лист пергамента, на котором было выведено витиеватым почерком: «В восемь вечера, там же», Гермиона почувствовала такое облегчение, смешанное с радостным ликованием, что ещё минут десять не могла стереть со своего лица глупую улыбку.

Ведь она всерьез полагала, что сегодня Драко не придет на их общее занятие, и, вполне возможно, не придет больше никогда.

На часах было несколько минут девятого, когда Гермиона после бесконечных часов ожидания наконец снова ступила на мягкий песок с колотящимся у самого горла сердцем. И первым, что она увидела, был раскинувшийся перед ней паркетный пол, залитый мягким светом уже постепенно клонящегося к закату солнца.

- Привет, - услышала она где-то совсем близко от себя и невольно вздрогнула.

Слева от неё, небрежно прислонившись к пальме, стоял Драко Малфой. Его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций, но, судя по тону голоса, можно было сказать, что он находится в весьма хорошем расположении духа.

Удивленно моргнув такой внезапной перемене в его поведении, Гермиона осторожно произнесла:

- Привет.

Несколько секунд Драко просто пристально смотрел на неё.

- Ты опоздала.

- Всего на пару минут, – всё ещё мысленно удивляясь непредсказуемости этого человека, сказала Гермиона и демонстративно посмотрела на свои наручные часы.
Малфой лишь слабо усмехнулся и перевел взгляд на паркет.

- Сегодня нам необходимо поработать над новыми элементами, которые показала та чокнутая итальянка.

Гермиона постаралась скрыть своё удивление.

- Чтож, если ты считаешь нужным…- неопределенно повела она рукой и замолчала, слегка съежившись.

Это был чертовски неловкий момент. В то время, как они оба старались игнорировать события вчерашнего вечера, всё же, произошедшее словно висело в воздухе между ними, давало знать о себе незримым клеймом, навеки отпечатавшимся в их памяти. Ведь теперь они уже не были просто бывшими однокурсниками, по воле случая в детстве оказавшимися по разные стороны баррикад.

Теперь они были бывшими любовниками.

К счастью, Малфой не смотрел на неё в этот момент, когда последняя мысль отразилась на лице Гермионы выражением ужаса и глубокого потрясения. Думать об этом в отсутствие Малфоя было гораздо легче, чем теперь, когда он стоит всего-то в метре от неё и пытается вести себя, как ни в чем не бывало. Чтож… Весьма разумно с его стороны, учитывая обстоятельства.

- Я достал одну вещицу для наших занятий. Подумал, что с ней тренировки будут проходить продуктивнее, - вновь перевел на неё взгляд Драко и лениво протянул вперед руку, в которой лежала… Ракушка?

Гермиона недоверчиво посмотрела на неё.

- Это отсюда доносилась музыка вчера?

Малфой ухмыльнулся, и, по всей видимости, собирался сострить, но передумал.

- Да, из неё, - просто ответил он, медленно кивнув. - Мне её дала Мария.

- Ясно.

Воцарилось неловкое молчание. Гермиона не знала, что сказать ему. Вернее, она знала, но сейчас, когда Малфой вел себя так, словно ничего не произошло, ей что-то подсказывало, что задавать лишние вопросы не стоит.

- Чтож… Думаю, можем начать? – кинул быстрый взгляд на Гермиону Драко и положил ракушку на паркет.

- Да, давай начнем, - согласилась Гермиона и начала переобуваться в танцевальные туфли, мысленно прося Магнолию быть хотя бы сегодня милостивой к ней и не подкидывать неожиданных сюрпризов.

В следующие полчаса они отдавались ритму музыки, танцуя заученные движения, и, казалось, это помогло разрядить обстановку и хоть немного избавить Гермиону от чувства неловкости. Кожа по-прежнему горела под прикосновениями Драко, которые вновь были такими… едва ощутимыми, обжигающими, сводящими с ума. Но, всё же, получив горький урок, она не спешила вновь поддаваться своим эмоциям. Наоборот, Гермиона, как могла, постаралась сосредоточиться на цели сегодняшнего занятия, которую они определили вместе с Малфоем ещё в самом начале.

К счастью, новые движения, данные ей на отработку Марией, были достаточно сложны для освоения и на какое-то время все её мысли сосредоточились исключительно на том, как же всё-таки это станцевать.

- Ты слишком медлительна, Грейнджер, - деловито заметил Драко, когда она в стороне от него пыталась отработать свою сложную партию ногами.

- А ты слишком много говоришь, Малфой, - огрызнулась Гермиона, всё больше раздражаясь от того, что ей никак не удавалось выполнить одно чертовски сложное движение.

- Думаю, все дело в том, что твои мышцы ещё прочно не запомнили основы. Попробуй сначала медленно разобрать каждый элемент, втанцевать его, а лишь потом уже гонись за скоростью, - проигнорировав её выпад, спокойно продолжил Малфой.

Гермиона хмуро посмотрела него. Просто удивительно, насколько он был взвинчен вчера и насколько спокоен сегодня. Кажется, ей никогда не удастся понять этого жутко странного человека.

- С чего ты взял, что можешь раздавать советы? – наконец, бросив бездарные попытки станцевать свою партию, она скрестила руки на груди.

- Не знаю, может потому что одно время мне преподавали эту фигню на профессиональном уровне, - пожал плечами Драко, слегка ухмыльнувшись своим мыслям.

«Вот оно что! Теперь ясно, почему этому засранцу так хорошо даются танцы», - пронеслось в голове у Гермионы.

- Попробуй сделать так, я как я сказал. Сама увидишь результат, – продолжил Драко, и, казалось, потерял к ней всякий интерес, начав отрабатывать свою, мужскую партию.
Какое-то время она просто стояла в нерешительности, буравя Малфоя взглядом, но, вскоре, вернулась к отработке сложных движений, следуя его советам. В конце концов, хуже не будет.

Гермиона механически выделывала стопами разные «па», а сама в это время исподтишка наблюдала за Драко. Он выглядел сосредоточенным и полностью поглощенным своим занятиям. Его тело было собранным и напряженным, ноги из раза в раз медленно повторяли сложную комбинацию движений, а руки были крепко сжаты в кулаки так, что на них выступили вены.

Совершенно некстати Гермиона представила себе, как Малфой этими руками медленно снимает с неё одежду, ласкает её тело, заставляет трепетать под умелым натиском движений, и она падает… Удивительно, ведь всё это было на самом деле, совсем недавно. И если от прошлого нельзя убежать, то Гермиона, пожалуй, отдала бы многое за возможность вспомнить их с Малфоем ночь. Наверняка, он был жутко хорош в постели…

- Грейнджер? – вырвал её из сладкой неги настороженный голос Малфоя.

Гермиона резко подняла на него взгляд и тут же залилась краской от смущения, понимая, что её застигли врасплох.

Боже мой, научится ли она когда-нибудь держать свои мысли и чувства под контролем?!

- Ты в порядке? Просто твой взгляд был таким странным… На что ты смотрела? – пристально уставился на неё Драко, заставляя ещё больше покраснеть от жгучего чувства стыда.

На его губах играла тень усмешки, а в глазах зажегся задорный огонек.

- Я смотрела… - быстро начала Гермиона, понимая, что ещё не придумала окончание фразы. - На твои движения.

Она выпалила первое, что пришло ей в голову в лихорадочной попытке придумать оправдание.

- Мои движения? – недоверчиво вскинул бровь Драко и скрестил руки на груди. – И что не так с моими… Хм… Движениями?

Его слова прозвучали двусмысленно, и Гермиона мысленно чертыхнулась. Ей вмиг захотелось провалиться сквозь землю.

Но раз уж такой вариант не возможен, придется выкручиваться, сочинять на ходу.

- Мне кажется, ты забыл свою партию, - отзеркалив позу Драко, смело вскинула голову вверх Гермиона.

- Неужели? – вскинул бровь верх Малфой, уже откровенно ухмыляясь.

- Впрочем, может я была не права, так что продолжай заниматься тем же, чем и занимался, - с легким раздражением в голосе быстро пробормотала Гермиона и демонстративно отвернулась от него, пытаясь тут же включиться в работу над техникой своих движений.

Боковым зрением она видела, что он не сдвинулся с места и сейчас буравит её всё тем же насмешливым взглядом. Пару минут Гермиона пыталась игнорировать Малфоя, после чего резко развернулась и закатила глаза:

- Ну что ещё?

Драко словно этого и ждал. Его ухмылка стала шире, и он расслабленно произнес:

- Просто мне кажется, что это ты забыла свою партию, Грейнджер. Первые два движения являются результатом чисто твоих личных… Фантазий.

Гермиона открыла рот от изумления. Неужели Малфой догадался, о чем она думала, когда так беззастенчиво пялилась на него, и теперь намекает на это?

О чёрт. Чёрт, чёрт, чёрт.

- Неужели? – использовала она готовый ответ, услышанный ранее, потому как её мозг был слишком ошеломлен, чтобы выдумывать что-то новое.

Драко одарил её двусмысленным взглядом, после чего, усмехнувшись, опустил руки:

- Ладно, давай я тебе покажу, как правильно начинается твоя партия.

Не дождавшись её ответа, он продолжил говорить, иллюстрируя движениями свои слова:

- Сначала ты шагаешь влево, а не вправо, затем, после резкой остановки, делаешь ронд ногой и поворачиваешься на сто восемьдесят градусов, а не на девяносто...

В другой ситуации Гермиона была бы, как минимум, дико раздражена тем фактом, что Малфой лучше неё запомнил обе танцевальные партии, и, к тому же, ещё смеет её учить правильному выполнению движений, но сейчас она была ему только благодарна за то, что он сменил неудобную тему.

- Окей, я поняла, спасибо, - всё же, не выдержав поучительной лекции, прервала она Драко, который хотел сказать что-то ещё.

Какое-то время он просто насмешливо смотрел на неё, не двигаясь с места, но вскоре произнес, одновременно отворачиваясь от неё:

- Ещё пять минут на отработку и попробуем в паре.
Гермиона скептически вскинула бровь, но ничего не сказала, а лишь состроила рожицу вслед Малфою.

- И не злоупотребляй своей мимикой, Грейнджер. Тебе это не идет, - внезапно повернулся к ней Драко, заставив её пораженно замолчать.

Чертов гад, у него даже на спине есть глаза.

Примерно через двадцать минут практически не прекращающихся повторений одного отрезка танца в паре с Малфоем, Гермиона устало произнесла:

- Всё, Малфой, я уже не могу.

- Не можешь танцевать одно и то же или тренироваться? – отстранившись от неё, спросил Драко.

- Тренироваться. Не забывай, что для меня столь интенсивные физические нагрузки в новинку, - предупреждающе начала Гермиона, сделав шаг назад.

- Откуда мне знать про частоту и интенсивность твоих физических нагрузок, Грейнджер? – сделав акцент на предпоследних двух словах, усмехнулся Малфой, и ей снова захотелось его стукнуть чем-нибудь.

- Мог бы и догадаться, - огрызнулась Гермиона, не подумав.

- Ну да, мог бы, - легко согласился Драко и пристально посмотрел на неё всё с той же усмешкой на губах.

Вот черт. Почему каждое его слово звучит так двусмысленно? Чего он добивается?

- Ладно, - выдохнул Драко, и его выражение лица стало привычно бесстрастным. – Для такой первой основательной тренировки, думаю, достаточно. Мы хорошо потрудились сегодня, Грейнджер.

Гермиона обратила внимание на то, что его взгляд задержался на ней чуть дольше, чем было необходимо, перед тем, как он отвернулся от неё и заклинанием заглушил музыку.
В голове эхом отозвались его последние слова: «Мы хорошо потрудились сегодня, Грейнджер», и она могла почти со стопроцентной уверенностью сказать, что Малфой имел в виду не только их общую тренировку.

Глубоко вздохнув, она медленно спустилась с паркета и, присев на корточки, начала расстегивать танцевальные туфли. Ноги ныли от усталости, и когда Гермиона коснулась босыми стопами всё ещё теплого песка, то поняла, что вот он где, рай.

Внезапно она услышала какой-то нечленораздельный возглас Малфоя и резко на него обернулась. Он стоял с абсолютно ошеломленным выражением лица и, широко раскрыв глаза, смотрел на что-то. Задержав дыхание, Гермиона проследила за его взглядом и пораженно охнула.

Недалеко от них, возле самой кромки берега, стояли два прекрасных, белоснежных, удивительных в своей красоте, крылатых коня. Их ухоженные гривы призрачно мерцали, перекликаясь с бликами заката на морской глади, взгляд был осмысленным, и в целом животные, казалось, были окутаны волшебным свечением, исходившим от их тел.

- Пегасы, - восхищенно выдохнула Гермиона, зачарованная их небесной красотой.

- Что они здесь делают? – недоуменно спросил Драко, по-прежнему не сводя с них взгляда.

- Это же очевидно, Малфой, – с благоговением тихо произнесла Гермиона. – Пегасы любят творчество, во всех его проявлениях. Я читала, что в Италии люди часто видят этих животных, но не думала, что сама когда-нибудь встречу их.
Услышав её слова, один из коней поднял голову и, как ей показалось, пристально посмотрел на неё, одобрительно фыркнув.

- Святой Мерлин, Мафой, они понимают, о чем мы говорим! Представляешь? – не в силах сдержать восторг, радостно воскликнула Гермиона, хлопнув в ладоши.

- Да, умные твари, - с несмелой улыбкой, подтвердил Драко и двинулся вперед.

- Стой, ты куда? – обеспокоенно спросила Гермиона, наблюдая, как Малфой идет в сторону крылатых коней.

- А как ты думаешь? – бросил он ей через плечо и практически вплотную подошел к одному из них.

Замерев от страха, Гермиона наблюдала, как Драко остановился и, медленно поклонившись, пристально посмотрел в глаза пегасу. Какое-то время, тот отвечал ему таким же внимательным взглядом, после чего неожиданно поклонился в ответ и сделал шаг навстречу Малфою. Вопреки ожиданиям Гермионы, Драко не сдвинулся с места, а лишь протянул руку и со слабой улыбкой погладил шею животного.

- Каков красавец, - мягко произнес он, и пегас отозвался довольным урчанием.

Они смотрелись гармонично рядом друг с другом: два красивых, сильных, волевых представителя каждый своего вида. Гермиона зачаровано наблюдала за ними и внезапно осознала, что, кажется, видит в первый раз Драко с таким миролюбивым выражением лица. Удивительно, но ему шла эта легкая, по-настоящему добрая улыбка, которая совершенно не вязалась с тем образом, что создался у Гермионы за долгие годы знакомства с Малфоем.

Внезапно, она увидела, что второй пегас шагает ей навстречу, и инстинктивно отшатнулась. Увидев её реакцию, конь остановился и чуть повел головой в сторону, словно в недоумении.

- Не бойся, Грейнджер, он всего лишь хочет с тобой познакомиться, - услышала она голос Малфоя и перевела на него взгляд.

- Ты уверен? – осторожно спросила она, понимая, что пегас вряд ли причинит ей вред, но, всё же, ощущая страх перед неизведанным.

- Уверен, - слегка усмехнулся Драко. – Однажды я уже был в такой ситуации. Поэтому советую тебе сейчас сделать несколько медленных шагов к нему навстречу. Увидишь, ему понравится.

Гермиона всё так же испуганно смотрела на Малфоя и почему-то до сих пор не могла сдвинуться с места.

- Послушай, ты веришь мне? – увидев её реакцию, сделал шаг в её сторону Драко, пристально посмотрев ей в глаза без тени улыбки.

Что-то внутри неё дрогнуло, и Гермиона тихо прошептала:

- Да.

На какие-то несколько секунд между ними воцарился тягучий зрительный контакт, и от этого её тело моментально покрылось мурашками. Казалось, весь мир ушел куда-то из-под ног, а перед глазами вновь пронеслись воспоминания о том, что у неё было с Малфоем, а может и о том, чего не было. Стараясь отогнать нежданное наваждение, Гермиона судорожно сглотнула и отвернулась.

Она вновь посмотрела на пегаса. Он стоял на том же месте и внимательно наблюдал за ней. Сделав вдох, девушка сделала сначала один осторожный шаг и, увидев, что конь по-прежнему не двигается, уже смелее медленно пошла к нему навстречу. Когда до пегаса оставалось пройти всего несколько шагов, неожиданно он сам зашагал в её сторону. Гермиона замерла, наблюдая, как он остановился рядом с ней и теперь смотрит ей в глаза. Внезапно она почувствовала такое умиротворяющее спокойствие и легкость, что, не без удивления, поклонилась пегасу с улыбкой на губах. Тот, какое-то время просто наблюдал за ней, но, в конце концов, ответил таким же жестом, и Гермиона вздохнула с облегчением. Очень осторожно она поднесла руку к его роскошной гриве и слегка погладила её. Почувствовав прикосновения, пегас повернул голову к её руке и наклонил морду так, чтобы ей было удобнее гладить его.

- Вот видишь, Грейнджер, всё хорошо, а ты волновалась, - услышала Гермиона ровный голос Малфоя и кинула на него быстрый взгляд.

- Да, ты прав, - медленно согласилась она, любуясь красотой пегаса.

- Хочешь прокатиться? – спокойно спросил у неё Драко, и она резко посмотрела на него.

- Что, прости?

- Ты когда-нибудь каталась на лошади? – вопросом на вопрос ответил Драко, очевидно, забавляясь её бестолковой реакцией.

- Конечно, каталась, но…

- Это почти одно и то же. Смотри.

Не успела Гермиона ничего сказать, как Драко, внимательно взглянув на пегаса, стоящего рядом с ним, медленно наклонил голову вниз, не прерывая с ним зрительного контакта. И тогда, словно под воздействием его взгляда, животное медленно начало опускаться на колени, широко расправив крылья.

Слегка улыбнувшись, Драко медленно подошел к нему слева, и, перекинув ногу, уверенно сел сверху.

- Ничего сложного, Грейнджер, - самодовольно произнес он, и именно в этот момент пегас вновь встал на ноги.

Гермиона пораженно уставилась на Малфоя. Он выглядел так уверенно, сидя верхом, словно в этом не было ничего такого уж необычного. Интересно, есть хоть что-нибудь, что у него плохо получается?

«Да, нравиться другим людям», - хмуро заметила она про себя, и, увидев, что Драко ждет её реакции, настороженно произнесла:

- Честно говоря, не думаю, что это хорошая идея.

- Почему? – вскинул бровь вверх Малфой.

- Ну, во-первых, потому, что это дикие существа, от которых неизвестно чего можно ожидать. Во-вторых, возможно им самим не по душе эта затея. И, в-третьих, не помню, чтобы я читала истории о том, что кто-либо ездил верхом на пегасе.
Драко закатил глаза.

- Ладно, мисс Всезнайка, просто признайся, что ты испугалась, - ухмыльнулся он, чуть склонив голову на бок.
Гермиона моментально вспыхнула от его слов.

- Вот ещё! Я, кажется, говорила о другом…

- Да, да, «это опасно», «можно ожидать чего угодно»… - передразнивая её, насмешливо произнес Драко. – Я тебя понял, можешь не продолжать.

Какое-то время Гермиона просто пытливо смотрела на него, сжав кулаки, после чего, мысленно чертыхнувшись, медленно повернулась к «своему» пегасу и наклонила голову вниз, точно повторяя движения Малфоя. Увидев её жест, животное сначала резко взмахнуло крыльями, чем испугало Гермиону, но тут же согнуло колени и село на землю.

Чувствуя, как бешено колотится у неё сердце, она, неуклюже обойдя его, подобрала под себя юбку и аккуратно перекинула ногу через туловище пегаса.

- А ты смелее, чем я думал, - одобрительно произнес Драко, но Гермионе было не до его слов. Практически в этот же момент, пегас резко поднялся на ноги, и она чуть не слетела вниз с его туловища. Крепко ухватившись за шею животного, она с трудом сохранила равновесие, мысленно проклиная Малфоя за то, что подбил её на эту дурацкую затею. Черт, неужели она не могла извлечь урок из прошлого раза, когда так же ответила согласием на его весьма сомнительное предложение? В конце концов, они оба помнят, чем это закончилось. А закончилось гораздо хуже, чем оба могли предположить.

- Ну, что ж, теперь мы готовы прокатиться. Вперед! – скомандовал Драко, склонившись над ухом пегаса, и тот, издав довольное ржанье, на несколько секунд поднялся на задние ноги, после чего грациозно затрусил вдоль кромки моря.

Сразу после этого, Гермиона почувствовала, как и её конь сдвинулся с места, мягко опустив крылья. Она посильнее обхватила его шею руками и напрягла ноги, боясь упасть. Но, неожиданно, вскоре волнение начало отступать, она, того не замечая, расслабилась и только теперь обратила внимание на ту красоту, что раскинулась слева от неё.

Сейчас как раз были те самые драгоценные минуты заката, когда небо окрасилось в самые разные оттенки красных и оранжевых тонов, а вода в море отразила всё это великолепие, словно зеркало.

- С ума сойти, как же это красиво, - вслух пробормотала Гермиона, слегка покачиваясь от быстрой ходьбы пегаса. Он шел вдоль моря, ступая по мелководью, и уже почти поравнялся со своим собратом.

- Любишь романтику, закаты и встречи под луной? – ухмыльнулся Драко, и только сейчас Гермиона осознала, что рядом с ней есть кто-то ещё помимо двух прекрасных волшебных существ.

- Может быть, - подозрительно посмотрев на Малфоя, медленно произнесла она, но увидев, что его ухмылка стала шире, добавила: - А ты имеешь что-то против красивых закатов?

Теперь их пегасы шли рядом в едином темпе, и Гермиона ещё раз отметила про себя, что Драко выглядит чертовски уверено, сидя верхом. Совершенно очевидно, он был опытным наездником.

- Ну, пожалуй, против «красивых закатов» я ничего не имею, - чуть задумавшись, насмешливо посмотрел он на неё. – Но романтика… Сомневаюсь, что это для меня. И, кстати, не думал, что тебе это нравится.

- Я сказала «может быть», Малфой, так что откуда тебе знать, что мне нравится романтика? – вмиг почувствовав себя провинившейся девочкой, с легким раздражением спросила Гермиона.

Он окинул её внимательным взглядом.

- Я общался со многими женщинами, Грейнджер, и, признаюсь, встречал, похожих на тебя. Таких увлеченных своей карьерой, амбициозных, желающих доказать свою правоту любыми способами, - смотря прямо ей в глаза, начал Малфой. - Все они были чопорными до мозга костей, а вся их жизнь укладывалась в четко выверенный график, который они выстраивали на года вперед. У этих женщин, в большинстве своем, не было мужей или хотя бы мужчин, с которыми можно было бы спать время от времени, потому как личные отношения и сопутствующая им романтика – всё это они считали достойным лишь легкомысленных глуповатых девиц, цель жизни которых сводилась к тому, чтобы удачно выйти замуж и нарожать кучу детей.

После сказанных им слов, Гермиона почувствовала себя неуютно, совершенно не понимая, к чему он клонит.

- Я не такая, Малфой, - нахмурившись, покачала она головой.

- Вот именно, Грейнджер, что не такая, - кинув на неё короткий взгляд, задумчиво уставился вперед Драко. – Ты похожа на них, но только лишь в том, что касается карьеры. В остальном, ты другая, хотя раньше я считал иначе.

Гермиона удивленно приподняла брови.

- То есть, ты хочешь сказать, что в остальном я как те самые «легкомысленные глуповатые девицы»?

- Нет, не думаю. Знаешь, ты что-то среднее между этими двумя противоположностями. Вернее будет сказать, ты карьеристка с ярко выраженным перфекционизмом в характере, но при этом мечтающая о нормальной личной жизни со всеми сопутствующими ей атрибутами в виде романтики, цветов и серьезных отношений.

Гермиона изумленно уставилась на него, понимая, что все слова, сказанные Малфоем, были так близки к правде, и всё же…

- Я не мечтаю о романтике, - словно зацепившись за последнюю соломинку, негромко произнесла она.
Драко медленно повернул к ней голову и снисходительно улыбнулся.

- Ну конечно мечтаешь. Другое дело, что у тебя в отношениях её никогда и не было, поэтому ты и ответила на мой вопрос «может быть» в самом начале нашего разговора.

Гермиона словно потеряла дар речи. В который раз за вечер ей показалось, что Малфой видит её насквозь.

- С чего ты это взял? – еле выдавила она из себя, почему-то боясь услышать правду.

Драко глубоко вздохнул и посмотрел ей прямо в глаза.

- Потому что, Грейнджер, Уизли совершенно не годен для романтики. Он прост, как мантия Макгонагал, а его диапазон чувствительности к женским желаниям величиной не больше булавочной головки. Могу поспорить, он даже не дарил тебе цветов, и не потому что у него не было денег – хотя, и это тоже – а потому что просто не додумался до того, что тебе это может быть нужно.

Гермиона пораженно молчала. Она понимала, что по всем правилам просто обязана разозлиться на Малфоя, но вместе с тем, она осознавала, что каждое его слово было неприятной, горькой правдой. Отчасти, она ушла от Рона именно из-за этого: ей казалось, он не понимает её, не чувствует, но требует того, что она не способна была ему дать – настоящей любви.

- Одним словом, он совершенно не подходит тебе, Грейнджер, - подытожил Драко, и Гермиона резко посмотрела на него.

- Да что ты? – презрительно спросила она, чувствуя себя подавленной от того, что он говорит ей все эти вещи.

- Если мои слова вызывают сомнения, то как на счет того, что тебе порой даже не о чем с ним поговорить? Ведь он не читает те книги, которые предпочитаешь ты, и я сильно удивлюсь, если узнаю, что он вообще читает хоть что-нибудь, кроме журнала «Квиддич сегодня». Я уверен, тебя порой дико раздражает его невежественность во многих вопросах, или, что ещё хуже, тебе приходится краснеть за него в обществе друзей, потому что он элементарно не знает, что и когда можно говорить, а о чем лучше промолчать.

Гермиона смотрела на Малфоя во все глаза, не в силах вымолвить и слова.

- Или вот ещё пример, - продолжил Драко, входя в раж. - Ты, подающая надежды молодая ведьма, ставящая пред собой грандиозные цели, которая стремится построить карьеру, добиться чего-то в этой жизни. И он – простой парень, особо не блещущий интеллектом, с полным отсутствием амбиций и планов дальше, чем на один день, который даже не стремится к повышению, а готов, наоборот, просидеть всю жизнь на одной должности, потому что так спокойнее и стабильнее. Подозреваю, в глубине души он и сам прекрасно понимает, что дай ему больше ответственности и полномочий, он просто не справится с задачей, потому что в нем нет того, что необходимо руководителю - качеств лидера. И именно поэтому ты всё время будешь требовать от него больше, чем он способен сделать, а он будет раздражен тем, что является тенью своей спутницы жизни, и, в конце концов, сбежит к кому-нибудь попроще. Ну, или ты уйдешь к кому-нибудь более подходящему твоим ожиданиям, хотя и то, вряд ли.

- Почему? – неожиданно для себя, тихо спросила Гермиона.
Малфой тяжело посмотрел на неё, заставив её сердце замереть.

- Потому что ты, Грейнджер, скорее принесешь себя в жертву и будешь через силу жить чужими ожиданиями, чем позволишь страдать своим друзьям и близким. Но, к сожалению, ты не понимаешь, что они недолго будут верить твоим попыткам играть не свою роль, и рано или поздно поймут, что ты, на самом деле, глубоко несчастна и одинока, будучи замужем не за тем мужчиной. А видеть это, поверь, для всех будет гораздо больнее.

Сразу после этого Драко слегка ударил ногами по бокам пегаса, и тот, моментально отреагировав, понесся галопом вперед, вдоль линии моря.

Гермиона ошарашено смотрела ему вслед. Ну нет, это уже слишком. Что о себе возомнил этот несносный ублюдок? Какого черта он ей наговорил? Зачем?

Вмиг, её накрыла волна ярчайшей злости и она, последовав его примеру, заставила своего пегаса нестись ему вслед.
Справа от неё мелькали пальмы вперемешку с различными экзотическими растениями, маленькие островки безлюдных пляжей, которые, вскоре сменялись всё теми же зелеными красотами природы, а слева… Бесконечное, прекрасное море, которое так и манило к себе. Гермиона, вмиг почувствовав себя необычайно свободной, на какое-то время даже забыла о том, что злится на Малфоя, которого она уже практически догнала. Неожиданно ей просто нестерпимо захотелось ощутить стопами теплую воду, которая так весело искрилась в лучах уходящего солнца.

Словно прочитав её мысли, пегас слегка свернул влево и теперь бежал по морской глади, весело разбрызгивая воду под ногами. Гермиона взвизгнула и довольно захохотала, запрокинув голову назад. Её ноги и юбка были уже полностью мокрыми, но сама она чувствовала себя невероятно счастливой. Скорость, с которой несся пегас, была поразительной, но на удивление, Гермиона не чувствовала страх. Она повернула голову направо и увидела, что теперь они с Малфоем скачут на одном уровне, с разницей лишь в том, что он двигался по линии пляжа.

Драко смотрел прямо перед собой и, кажется, не замечал её. Его торс был сильно наклонен вперед, лицо сосредоточено, а глаза чуть прищурены. Внезапно, Гермиона увидела, как его пегас расправил крылья, а стопы животного оторвались от песка.

- Малфой! – испуганно воскликнула девушка, мигом позабыв про всю свою злость на него.

Тот медленно обернулся на неё, но Гермиона уже не смогла разглядеть его лица, потому как Драко с каждой секундой всё дальше и дальше удалялся от неё в небесную высь. И прежде чем она смогла о чем-либо подумать, её пегас резко взмахнул крыльями и стремительно начал набирать высоту. Громко вскрикнув от неожиданности, Гермиона покрепче обхватила шею животного и теперь со смесью страха и восторга наблюдала, как они разворачиваются и несутся прямо навстречу закату. Теплый ветер бил в лицо, волосы беспорядочно развивались у неё за спиной, а от ощущения полета захватывало дух. Солнце уже практически село в воду, и казалось, она с каждой секундой становится ближе к нему.

Внезапно, Гермиона уловила движение справа от себя. Она повернула голову и увидела, как, сделав круг в воздухе, в её сторону стремительно летит второй пегас с Малфоем. Не прошло и десяти секунд, как Драко уже продолжил движение бок о бок с ней. Гермиона ждала, что он что-нибудь скажет, но он лишь кинул быстрый взгляд на неё и, чуть усмехнувшись, направил взор прямо перед собой. Желания начинать разговор, особенно в таких обстоятельствах, у Гермионы не возникло, а потому она последовала его примеру и отвернулась, довольствуясь тем, что он здесь, рядом.

Это был волшебный момент. Они с Драко не смотрели друг на друга, не говорили друг другу ни слова, но сейчас, когда их пегасы синхронно неслись высоко над морем, навстречу прекрасному закату, отдаляясь все дальше и дальше от берега, казалось, они были единым целым.

Казалось, их сердца бьются в унисон.

Постепенно, пегасы начали вместе набирать высоту, и когда достигли наивысшей возможной точки, внезапно синхронно развернулись и спикировали вниз, теряя за несколько секунд сразу пару десятков метров.

От смеси страха и восторга Гермиона закричала. Ей показалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди от бешеного всплеска адреналина и просто потрясающих, сумасшедших эмоций, которых она никогда не испытывала. Казалось, она падает в пропасть, но это лишь дарило ей странное наслаждение и чувство опьяняющей свободы.
Да, вот что ей так было нужно – свобода.

Когда до водной глади оставалось буквально пару метров, пегасы вновь выровняли свою траекторию полета, и теперь уже просто летели на небольшой скорости в обратную сторону, рассекая воздух мощными крыльями.

Эмоции всё ещё бушевали, но, тем не менее, Гермиона постепенно начала успокаиваться. Она искоса посмотрела на Малфоя, и внезапно ей вспомнилось всё то, что он наговорил ей совсем недавно.

- Зачем?

Этот вопрос, вылетевший из её губ неожиданно для неё самой, прозвучал отчаянней, чем она того хотела бы. Казалось, он потерялся где-то в ветряном потоке, но, судя по тому, как озадаченно посмотрел на неё Драко, он, всё же, его услышал.
Как раз в этот момент пегасы резко свернули влево и спустя пару секунд мягко приземлились на землю, продолжив движение без помощи крыльев по линии пляжа.

- Ты излил на меня всю мощь своего презрения к Рону, занялся составлением его психологического портрета с целью очернить его, и даже сделал предсказание о нашем с ним совместном будущем, хотя, вернее будет сказать, о его отсутствии, и всё для того, чтобы попытаться доказать, что он мне совсем не подходит. Зачем? – выпалила Гермиона на одном дыхании. Сейчас было неважно, что все слова Малфоя оказались правдой. Сейчас, совершенно не чувствуя на него злости, она лишь хотела услышать ответ на свой простой вопрос.

Драко пристально смотрел на неё какое-то время, и в его глазах было что-то такое, отчего тело Гермионы моментально обдало мурашками. Очень медленно он отвернулся от неё и нахмурился.

- Забудь об этом, Грейнджер. – Угрюмо бросил он ей и, слегка стукнув пегаса по бокам, заставил того ускорить темп. И если раньше Драко выглядел уверенно и раскрепощено сидя верхом, то теперь Гермиона видела, как сильно напряглись его плечи.

Ну уж нет, она не оставит этот разговор, хочет он того или нет.

- Я настаиваю, Малфой! Ответь мне, зачем? – отчаянно крикнула она в его удаляющуюся спину. Впереди уже показались знакомые пальмы и берег пляжа, на котором они тренировались, но Драко всё так же несся вперед, даже не обернувшись на неё. Гермиона уже практически догнала его, что казалось, она может дотронуться рукой до его спины.

- Малфой! – в последний раз громко крикнула она и инстинктивно потянулась рукой к нему, но внезапно произошло страшное: она почувствовала, что падает.

Словно в замедленной съемке Гермиона видела, как Малфой обернулся, как округлились от ужаса его глаза и как резко он остановил своего пегаса, заставив того встать на дыбы в то время, как она сама, отчаянно пытаясь зацепиться хоть за что-то, всё стремительнее приближалась к песочному покрову. Гермиона крепко зажмурилась, инстинктивно сгруппировавшись, и почувствовала жесткое соприкосновение своего тела с мягким песком.

- Грейнджер! – услышала она отчаянный крик где-то совсем недалеко от себя и медленно открыла глаза. Сердце бешено стучало, голова немного кружилось, но, в целом, кажется, она была жива.

Внезапно она почувствовала, как её тела коснулась чья-то рука.

- Чёртов свет, Гермиона, ты цела? Как ты? – уже рядом прозвучали слова Малфоя.

Всё ещё находясь в шоковом состоянии от случившегося, Гермиона, лёжа на боку, некстати почувствовала странный трепет внутри живота от звука своего имени. Да, наверное она действительно стукнулась головой после падения, раз может сейчас думать об этом.

Оттолкнувшись рукой от земли, Гермиона медленно поднялась и села. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что у неё ничего не болит. Удивляясь этому факту, она посмотрела на свою руку, на которую пришлось падение, но, если не считать ссадин, та выглядела как всегда. Наконец, она перевела взгляд на Драко и уставилась на него так, словно увидела впервые. Он сидел на коленях прямо возле неё, волосы были растрепаны, а в глазах читалось глубокое потрясение и беспокойство.

- Со мной, вроде, всё нормально, - удивляясь своим же словам, негромко произнесла Гермиона.

- Что-нибудь болит? – нетерпеливо спросил Драко.

- Нет… Мне кажется, что действительно всё хорошо, правда. Лишь пара ссадин, а так…

- Дай мне посмотреть, - перебил её Малфой и придвинулся поближе.

Он аккуратно коснулся её плеча и мягко перекинул волосы Гермионы на другую сторону, обнажая её шею и гладкую кожу руки с красными ссадинами. От этого его движения, она инстинктивно вздохнула, почувствовав, как постепенно её начинают затапливать волнующие эмоции.

Драко какое-то время внимательно осматривал её руку, после чего поднял на Гермиону хмурый взгляд.

- Видимо, тебе просто повезло, что ты упала на песок, успев сгруппироваться. Страшно представить, чем бы могло все это закончиться при иных обстоятельствах.

После этих слов он достал палочку и, касаясь ею ссадин на плече и руке Гермионы, начал нашептывать заживляющие заклятия всё с тем же угрюмым выражением лица. Его пальцы мягко касались её кожи, и каждое это прикосновение отдавалось в её теле мелкой дрожью.

Внезапно, Гермиона почувствовала, как на неё с новой силой обрушилась вся та лавина эмоций, которую она испытала за последнюю пару часов. К горлу подступил комок, но мысли прояснились, и она поняла, что всё ещё хочет знать. Очень тихо, практически шепотом, она вымучено произнесла:

- Зачем всё это, Драко?

Услышав её слова, он замолчал на полуслове. Его руки замерли на её теле, а он сам медленно поднял на неё тяжелый взгляд. И снова, как в те редкие моменты, в его глазах было столько боли, сожаления и безмолвной мольбы, что сердце Гермионы сжалось. Их лица были так близко, тела практически соприкасались, а тишину, царившую вокруг, нарушало лишь неровное дыхание, ведь с каждой секундой им обоим дышать становилось всё тяжелее. Между ними снова возникло то странное густое напряжение, которому было так сложно противиться.

- Ты уверена, что хочешь знать ответ? – хрипло, практически угрожающим тоном, медленно произнес Драко, склонившись к её лицу чуть больше.

Гермиона судорожно сглотнула. В этот миг она не только не могла пошевелиться. Кажется, она совсем разучилась дышать.

- Да, скажи правду, - наконец, выдохнула она, смотря на Малфоя с широко открытыми глаза.

Его рот чуть скривился, и он приблизился к её лицу ещё ближе, так, что теперь их носы отделял друг от друга всего лишь один сантиметр.

- Правда в том, Грейнджер, что я безумно хочу тебя, и это хреново желание меня медленно разрушает, - горячо произнес он практически в самые её губы. - И от того, что это меня разрушает, я хочу тебя ещё сильнее и говорю то, что ты от меня слышишь.

Целых две тягучих, медленных секунды они просто смотрели друг другу в глаза, тяжело дыша, а затем… Падение.

Драко, схватив рукой её волосы на затылке, резко притянул Гермиону к себе, и его губы неистово обрушились на неё. И в этот миг, когда она с готовностью впустила его язык к себе в рот, казалось, весь мир рассыпался на миллиарды мелких осколков. Теперь стало ясно, как было глупо с их стороны противиться этому все эти дни, отвергать сумасшедшую потребность в том, чему они сейчас отдавались без остатка - необходимости чувствовать, терзать, целовать, кусать, ласкать, убивать, истязать, наслаждаться, а затем вместе падать, падать, падать...

Желание, похоть, страсть, всё то, что они пытались удержать в себе с того самого дня, как он поцеловал её в первый раз – оно снова было здесь, между ними, в них. Они целовались так жадно, словно пытались испить друг друга до дна, их руки беспорядочно блуждали по телам друг друга, слившимся практически в одно целое, и сейчас Гермиона вряд ли смогла бы понять, где заканчивается она и начинается Драко. Языки сталкивались друг с другом в страстном огненном танце, зубы кусали губы почти до крови, и это безумие отдавалось в теле Гермионы ярчайшими волнами вмиг вспыхнувшего пламени желания.

«Слишком, хочу, тебя, сейчас, хочу, безумие, нет, нам надо остановиться, да, прошу, не останавливайся…»

Поток их отчаянных слов сквозь поцелуи - до смешного тщетная, паршивая попытка сознания хоть немного привести их двоих в чувство.

Внезапно рука Драко требовательно скользнула от её шеи к груди, заставляя от этих прикосновений её тело гореть. Пытливыми пальцами он поддел ткань её топа и стянул его вниз, оставив её полуобнаженной. Гермиона судорожно вздохнула ему в губы, когда он накрыл её голую грудь своей рукой.

Одновременно с этим, Малфой резко толкнул её на землю, придавив своим телом. Его пальцы сжали её сосок и чуть потянули его вверх, и она просто не смогла сдержать стон, рвущийся наружу. Их горячие тела, так близко, так горячо, и это чувство, внутри живота, сладкое, тягучее, о боже…
- Твою мать, Грейнджер, ты сводишь меня с ума, понимаешь? – неожиданно обхватив её лицо руками, горячо сказал Драко и в тот же миг, грубо запрокинув её голову назад, впился губами в кожу на её шее. Его поцелуи жалили, сводили с ума, в то время, как он прокладывал ими дорожку до её груди, и когда, наконец, губы Малфоя достигли своей цели, мягко обхватив сосок, Гермиона почувствовала, что её буквально трясет от желания.

Инстинктивно, она выгнулась в спине навстречу его рту и зарылась руками в волосах Драко, ещё сильнее притягивая к себе. Он, издав рык, оторвался от её плоти и, больно сжав обнаженную кожу на её спине, вновь резко обрушился на её губы с безумной страстью, и Гермиона отвечала ему со всей неистовостью, на которую только была способна. В этом поцелуе была заключена вся сущность их странных отношений: противостояние, неповиновение, отчаяние, боль, и, вместе с тем, удовлетворение, насыщение, вожделение, наслаждение. Черт, как же это было неправильно, как же это было… восхитительно.

До конца не осознавая, что делает, Гермиона потянулась руками к пуговицам на рубашке Драко и судорожно принялась расстегивать их. Первые две поддались без особого труда, но дальше… Её трясущиеся руки, судорожные попытки сосредоточиться на процессе, в то время, как рука Малфоя заскользила вниз по её телу туда, где ей больше всего хотелось его ощутить, сделали своё дело: она совершенно запуталась в этой чертовой ткани с дурацкими пуговицами, которые никак не хотели расстегиваться. И параллельно, эти его пальцы, которые всё ближе продвигались к центру её возбуждения, желания, стыда и безумной похоти… Нет, сейчас она просто не может думать ни о чем, кроме как…

Гермиона услышала свой горловой стон словно со стороны, когда пальцы Драко наконец поддели ткань её трусиков и погрузились в неё. Казалось, на какую-то секунду всё вокруг перестало существовать, кроме её горячей, влажной плоти и этого чувства наполненности, которое сводило её с ума.

- Такая мокрая, готовая для меня, черт, абсолютно бесстыжая… Гребаная сучка, Грейнджер, что ты творишь?..

Гермиона сейчас была просто не в состоянии осмыслить то, что ей говорил Малфой, потому как в этот миг, когда его пальцы начали медленно двигаться внутри неё, она чувствовала, что находиться на грани, что ещё чуть-чуть и она…

Что-то внутри неё запротестовало, закричало о том, что это неправильно, что им стоит остановиться, сейчас же, иначе совсем скоро, будет слишком поздно. И Гермиона заставила себя открыть глаза, с несмелой решимостью прекратить всё это, но, увидев полный безумия и бешеной страсти взгляд Драко, она моментально забыла обо всем. Неожиданно для самой себя, она резко рванула рубашку на его груди, так, что посыпались пуговицы, и жадно прикоснулась ладонями к его разгоряченному торсу. Почувствовав её прикосновения, его тело напряглось, ещё больше выделив рельеф крепких мышц. Смотря прямо ему в глаза, Гермиона скользнула рукой вниз, и когда она сжала его набухшую плоть сквозь ткань брюк, Драко издал отчаянный стон.

Что-то сверкнуло в его глазах, и он, вынув пальцы из её лона, с силой схватил её за запястья и прижал их к песку. Тяжело дыша, он склонился над ней так, что их лбы соприкоснулись.

- Не надо, Грейнджер, слышишь?– предупреждающе, сквозь зубы произнес он, придавив её своим телом.

- Почему? – чувствуя, как разочарованно заныло её тело, неестественным голосом еле выговорила Гермиона.
Драко молча смотрел на неё, всё так же тяжело дыша, и по нему было видно, что он изо всех сил сдерживается, чтобы вновь не наброситься на неё.

В этот миг, её тело била мелкая дрожь от сумасшедшего желания вновь ощутить его внутри себя, внизу живота ныло от неудовлетворенности, а она сама почувствовала, что если он сейчас не продолжит, если он остановится, она просто сойдет с ума.

- Мы же уже… У нас же было, Малфой… Пожалуйста… - отчаянно всхлипнула она, но стоило ей это сказать, как его взгляд словно остекленел. Очень медленно он разжал руки на её запястьях и мягко отстранился от неё. Создавалось впечатление, что вокруг стало холоднее сразу на несколько градусов.

Гермиона, поднявшись на локтях, непонимающе уставилась на него, в то время, как её посетило предчувствие чего-то такого, от чего стало сразу не по себе.

- Между нами… - низким голосом начал Драко и остановился на полуслове, словно то, что он говорит, причиняет ему невероятную боль.

Малфой горько усмехнулся и слегка покачал головой со взглядом, полным сожаления:

- Между нами ничего не было, Грейнджер.

Гермиона не сразу осознала сказанные им слова, и, воспользовавшись тем, что она пораженно молчит, Драко продолжил:

- Мы пришли ко мне, и я уступил тебе свою кровать. Ты попросила выйти из комнаты, чтобы раздеться, а когда я зашел во второй раз, ты уже спала. Всё.

Его слова… Они звучали неправильно.

Нет.

Она просто не могла в это поверить.

Малфой наверняка врет, чтобы остудить её пыл, чтобы остановить её, ведь не может быть, что все эти дни… Все те часы терзаний, мук, страданий… Неужели, всё зря?

- Ты врешь, - очень тихо произнесла Гермиона, чувствуя, как очень медленно в ней разгорается огонь злости.

- Нет.

Глаза Драко… В них больше не было и частицы тех эмоций, что бушевали в его взгляде всего несколько минут назад.
Теперь в них была лишь тьма.

- Почему ты не сказал мне? – уже гораздо громче спросила она и, оттолкнувшись ладонями от земли, резко села.
Только сейчас Гермиона обратила внимание, что её грудь по-прежнему обнажена. На секунду смешавшись от этого обстоятельства, она дернула ткань топа, чтобы прикрыть свое тело.

- Я хотел сказать, но ты не захотела меня слушать. Помнишь, как быстро ты ушла? – ровно произнес Драко с ноткой печали в голосе.

Гермиона ошарашено посмотрела на него.

- Почему, в таком случае, ты не остановил меня? Почему не сказал в любой другой момент?

Малфой скривил губы, словно съел что-то горькое.

- На твой первый вопрос отвечу честно – не знаю. Я планировал пошутить, но ты поверила, а потом и вовсе сбежала, так что… - Видимо Драко увидел её взгляд, из-за чего, глубоко вздохнув, продолжил. – Послушай, Грейнджер, я действительно хотел тебе сказать, но потом увидел тебя с Уизли, эти ваши страстные объятия и…понял, что тебе это не нужно. Ты и без этого великолепно себя чувствовала, раз решила вернуться к своему бывшему дружку.

Гермиона приоткрыла рот от изумления. Чертов Малфой, так вот что означало его странное поведение.

Всё ещё пребывая в странном состоянии от услышанного, она медленно поднялась на ноги. Отстраненно наблюдая, как Драко следует её примеру, Гермиона пыталась придумать, как бы полнее выразить всё то, что она чувствовала в этот момент, и вскоре слова сами собой вырвались из её рта.

- Знаешь, Малфой, что самое смешное во всей этой ситуации? Я всерьез поверила тебе. Я поверила твоим словам, и не потому, что они прозвучали убедительно, а потому, что в глубине души допускала мысль о том, что это может случиться. И после того, как я проснулась в твоей постели, как услышала от тебя всю эту гребаную историю, не прошло ни минуты, чтобы я не уничтожала себя за то, что сотворила. Дошло до того, что я приняла случившееся, понимаешь? Просто этот чертов курорт, странные стечения обстоятельств и то, что происходит между нами по непонятной мне гребаной причине, это меняет меня, заставляет делать то, на что я в принципе не способна, на что не была способна. - Она сделала паузу, пытаясь отдышаться. - И вот сейчас ты мне говоришь, что между нами ничего не было, после того, как я чуть не сошла с ума от ежесекундных попыток смириться с тем фактом, что переспала с тобой? После того, как поняла, что мне снились чертовы вещие сны, раз всё произошло на самом деле?! А Рон… Бедный Рон ждал меня у двери, когда я вернулась к себе в бунгало. Твое счастье, что мне удалось выкрутиться, и он поверил в то, что я была дома всю ночь. И знаешь… Он начал догадываться. Черт возьми, Малфой, все мои друзья уже начали догадываться, что между нами что-то происходит! Мне потребовалось собрать всю силу воли в кулак, чтобы уверенно лгать Рону, но всё равно я просто не смогла сдержать свои эмоции, особенно после того, что ты мне рассказал о прошедшей ночи, после того, как ты солгал мне…

Гермиона внезапно замолчала, почувствовав, как подступают слезы к её глазам.

- И вот ещё что, Малфой, в тот момент, когда ты увидел наши «страстные объятия», я едва успокоилась после того, как прорыдала на его плече целых двадцать минут. И знаешь из-за чего? – её голос почти сорвался, - Из-за того, что понимала: я никогда не смогу испытать с ним и частицы того, что чувствую рядом с тобой, Малфой. Из-за того, что даже не смотря на всю дикость – как я думала – произошедшей ситуации, я всё же где-то в глубине души сожалела, что не помню ничего из этого. Теперь понимаешь? Я хотела помнить то, чего на самом деле не было. Но сейчас… Это уже не важно. К черту всё!

Слезы уже текли по её лицу, и Гермиона, быстро смахнув их рукой, в последний раз посмотрела в глаза Драко. Он выглядел ошеломленным, полностью пораженным её откровенностью, но внезапно в его взгляде мелькнуло что-то, что заставило Гермиону сделать шаг назад.

- Грейнджер… - болезненно сморщившись, протянул он руку к ней, но она лишь закачала головой и отшатнулась.

- Не надо, Малфой, - только и смогла выдавить она, после чего резко развернулась и побежала прочь от этого проклятого пляжа, от этого проклятого курорта, подарившего ей наслаждение и так внезапно отнявшего его у неё.

Драко просто смотрел ей вслед, позволив уйти. Отношения с Грейнджер приняли неожиданный для него поворот и сейчас, после всего того, что было, после всех этих слов, откровений, болезненных признаний он осознал, что всё зашло слишком далеко. Он не знал, когда начал чувствовать по отношению к ней совершенно дикие для них двоих чувства, как и не знал, с какого момента это помешательство началось и у Грейнджер. Но понимал, что теперь всё было слишком запущено, чтобы противиться этому. Теперь всё было иначе.

Изменить что-либо в данной ситуации – крайне сложная задача. Но если учесть тот факт, что Грейнджер теперь наверняка возненавидела его с прежней силой, то можно ещё раз, в последний раз попробовать вернуть всё на круги своя.

Ведь так будет правильней.

Хотел ли он этого для себя? Хотел ли для неё? Ответ один, болезненный и до отвращения честный: нет.

Но, к сожалению, Драко вкусил горькую правду жизни ещё будучи подростком, и потому знал, что порой нужно отпускать свои желания, ради общего блага.

Порой нужно платить за собственные ошибки.

И именно поэтому, он просто смотрел ей вслед. И именно поэтому, сейчас позволил ей уйти.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16436
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: seed (31.10.2015) | Автор: JaneEvans
Просмотров: 438 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 lyolyalya   (22.04.2016 11:57)
Спасибо большое за эту главу. Прочитала ее на одном дыхании. Их страстные танцы и полет на пегасе. Все действительно романтично.
Я так понимаю, что пегасы сочли их танец потрясающим, как и я тоже. Надеюсь, они выиграют этот непонятный конкурс.
А вот... да.... их отношение стали еще запутаннее. Не знаю, сколько должно пройти времени чтобы все исправить, но они будут видеться. Может тогда будет все!
Когда вернется Элли, что же ее ждет? Надеюсь, Драко не будет ее обманывать и отпустит ее. Я для всех желаю счастья в этой истории! happy

+1
2 fanysha   (01.11.2015 22:01)
огромное спасибо!!!

+1
1 Bella_Ysagi   (01.11.2015 16:44)
спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]