Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2735]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15369]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Всему свое время
У судьбы свои игры со смертными и бессмертными, свои коварные правила, и влюбленным часто приходится долго ждать, почти целую вечность, чтобы место и время встречи сошлись в нужной точке.

Коалесценция
Причиной странных событий становится заброшенное трамвайное депо. Софи любила тут гулять, пока однажды просто не исчезла. Нашли её только через неделю – полностью седую и начисто лишённую дара речи.
Фантастика.

Неотвратимость
Я был опасен для Беллы, я знал это всегда, а сейчас удостоверился в правильности своих мыслей. Я бы оставил её навсегда, чтобы уберечь от такого монстра в человеческом обличии, но не мог нарушить клятву, данную ей однажды. Тогда я уже принял это, как потом оказалось, неверное решение, которое едва не привело к её и моей гибели. Хотя бы эту ошибку я постараюсь не повторять.

Вспомнить всё
Белла утонула. Эдвард направился в Италию и покончил с собой. Что ждет их за пределами этого мира? Смогут ли их мятежные души вспомнить друг друга? Они теперь в абсолютно разных мирах, полные противоположности. Их различия сильнее, чем были при жизни. Будут ли они снова вместе?

Soulmatter/ Все дело в душе
Кому ты молишься, когда ты проклят?

Отец моего ребенка
Белла мечтает о свадьбе с любимым мужчиной, карьера идет в гору. И тут внезапно все летит в пропасть. Личная жизнь распадается, начальник требует невозможного, а мать попадает в аварию. Последним ударом становится появление разбившего сердце шестнацатилетней Беллы Эдварда. А незапланированная беременность и неопределенность в вопросе отцовства это вообще катастрофа.

Бронза
Буйный новорожденный Эдвард кидается на тех, кто пытается ему помочь. В отчаянии Карлайл просит Изабеллу, которая когда-то была его наставницей, взять Эдварда под крыло, пока не остынет его жажда крови.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1921
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 74
Гостей: 64
Пользователей: 10
miriam5468, N_e_a, Джейд, miroslava7401, Thebelledwyer, Буся1997, Seriniti, rimmakudoar66, Saturn2763513
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

По праву рождения. Глава 26

2024-5-28
4
0
0
Овраг в самом деле вывел Эрвина к речке. Кое-где между снежными заносами виднелся темный лед, и хотелось надеяться, что морозы были достаточно суровы, чтобы ходить по нему без боязни. Винтер ступил на лед первым. Замер. Прислушался к звукам и ощущениям. Но ни зловещего треска ни даже предупреждающего скрипа не различил. Тогда он отпустил поводья подлиннее и медленно повел Сапфира за собой, стараясь выбирать те участки, где снег сдуло прочь. Илльера сидела, вцепившись обеими руками в луку седла, и лицо у нее было белое-белое. Только кое-где темнела спекшаяся кровь от порезов.

Они двигались осторожно, вслушиваясь в каждый шорох, осматриваясь и ожидая беду. Но пока судьба их миловала. Винтер больше не делал остановок, даже чтобы покормить коня. Он хотел оказаться как можно дальше от этого замка и от людей герцога. И только там, в относительной безопасности, еще раз все взвесить и обдумать. Да и Илльере не помешала бы помощь, но сейчас оказать ее по-прежнему не оставалось времени.

Воительница покачивалась в такт шагам Сапфира, голова кружилась. Она не хуже Эрвина понимала, что времени нет, но не осталось и сил. Тело отказывалось держаться на одной силе воли. Сознание ускользало, его сдувало будто снежинки ветром с гладкого льда… Голова склонилась на грудь, затем воительница поникла на шею Сапфира, а конь, почувствовав, как наездник обмяк, словно раненый, зашагал ровнее.

Утро в казарме каждый день начиналось одинаково. Подъем, построение, распределение постов, прием ночной стражи, тренировка для тех, кто свободен от дежурства. То утро не стало исключением. Капитан дал команду разойтись — и окликнул женщину с темно-рыжей косой, которая уже собиралась идти на тренировочный плац.

— Эрсель, зайдите ко мне после тренировки.

Женщина отдала честь и направилась вслед за своими товарищами, по привычке придерживая длинный узкий меч на боку.

Солнце уже успело перевалить зенит, когда Эрсель, отерев пот с лица и приведя форму снова в безупречный порядок, постучала в дверь кабинета командира гвардии.

— Капитан Воларэ?

— Входите, — послышалось из комнаты.

— Вы желали меня видеть, сэр, — Эрсель вошла и остановилась около стола, за которым Воларэ сосредоточенно перебирал кипы бумаг, но поднял голову, едва она замерла навытяжку.

— Вольно, Эрсель. Садитесь, разговор предстоит долгий.

Воительница без лишних слов опустилась на стул и внимательно посмотрела на капитана ясными зелеными глазами. Сам Воларэ, наоборот, поднялся от стола и, задумчиво сцепив руки за спиной, стал прохаживаться по кабинету.

— За годы службы вы прекрасно себя проявили, Эрсель. Ваша преданность нашей стране не вызывает сомнений.

— Благодарю за добрые слова, сэр, — губы женщины тронула легкая улыбка.

— Я говорю, как есть, — Воларэ остановился и посмотрел ей в лицо. — Вы доказали, что вам можно доверять.

Он умолк на мгновение. Эрсель ждала, спокойная, собранная — солдат, всегда готовый к бою.

— Сейчас страна нуждается в вашей верности как никогда прежде. Наш мир катится в бездну, катится все быстрее. И нет никого, способного это падение остановить. То, что я сейчас вам скажу, может показаться безумием, изменой, но это истина для любого настоящего патриота. Адалард слаб и безволен. Он идет на компромиссы с соседями, уступает торгашам, и вместе с ним отступает и слабеет весь Альрахен. Мы не можем этого допустить! И ты не можешь, Эрсель! Страна, которую ты любишь, за которую ты проливала кровь, погибает. Ты же не захочешь увидеть вражеские знамена у стен Ириталла, не захочешь, чтобы вражеская пехота огнем и мечом прошлась по здешним улицам, чтобы всадники с галопа копьями вышибали двери домов. Его надо остановить. Ты можешь это сделать. И тогда власть окажется в руках того, кто сумеет защитить ее от любых врагов. Ты понимаешь меня? Эрсель!

Женщина медленно встала, не спуская глаз с собеседника.

— Сэр, вы предлагаете мне… убить короля? — наконец очень тихо, будто с трудом, выговорила она.

— Это приказ. Выполни его — и сама увидишь, что это единственный путь к спасению нашей родины.

Эрсель коснулась подбородка кончиками пальцев, ее взгляд остановился. Воларэ ждал. Эрсель сделала шаг, другой — и выскользнула из комнаты. Тихо. Быстро. Словно убегая — хотя в бою она убегать не привыкла.

Ноги сами собой понесли Эрсель в казарму, потому что разум на время утратил ясность, пытаясь осмыслить услышанное. Убить короля — человека, которому она присягнула на верность. Просто потому, что некоторым кажется, что он слишком мягкий и уступчивый правитель? Нет, не может быть, невозможно… Эрсель остановилась и прислонилась лбом к стене. В переходе никого не было, так что можно не опасаться, что начнутся расспросы, в порядке ли она и что случилось. Пришлось бы ответить «ничего» — и солгать. А лгать Эрсель не любила.

Следующая мысль поразила как гром, заставив резко выпрямиться. Надо предупредить Адаларда! Король должен знать, что в его собственном дворце, в его собственной гвардии назревает измена! Он должен принять меры, найти заговорщиков… А она поможет ему, рассказав всю правду и слово в слово передав весь разговор с капитаном.

Развернувшись на каблуках, Эрсель, с трудом не позволяя себе сорваться на бег, покинула казарму, пересекла плац и углубилась в дворцовые переходы. Стоявшие на часах товарищи по службе провожали ее взглядами, но не окликали, видя, как она спешит. А Эрсель отчаянно думала о том, как добраться до короля, как убедить стражу пропустить ее в неурочный час… Додумать не пришлось. Вывернув из-за угла очередной галереи, она увидела помощника капитана, Бруно Гирша, в сопровождении четырех солдат.

— Вы арестованы, — ровным голосом произнес Бруно, как будто не с ним на утренней тренировке Эрсель дралась на ножах, не с ним на прошедшей неделе, получив очередное увольнение, выпивала в своем любимом трактире, не с ним два года назад сопровождала дочь короля в поместье его сестры и по дороге довольно неудачно умудрилась прикончить какого-то юнца, пытавшегося следить за кортежем. Гирш тогда успокаивал ее и говорил, что лучше перебдеть, чем недобдеть, что парень мог быть и шпионом, и наемным убийцей, и кем угодно, а не просто излишне любопытным авантюристом. И вот сейчас…

— За что? По чьему приказу? — Эрсель остановилась, не доходя до конвоя несколько шагов, и все еще отчаянно надеясь, что произошло недоразумение.

— Все вопросы зададите потом, в суде, — ледяной официальный тон, равнодушный взгляд. — Сдать оружие.

В это мгновение, за один удар сердца, Эрсель поняла, что суда не будет. Что здесь тоже заговор, а она, отказавшись выполнить приказ Воларэ, попросту подписала себе смертный приговор немедленного исполнения. Ее прикончат, едва она сдастся. Может быть, не здесь — а за дворцовой стеной. Но ей не позволят дойти до короля и предупредить…

— Это ложь! Бруно, послушай, я ни в чем не виновата! Воларэ предатель! Послушайте, вы! — под шлемами Эрсель не могла разглядеть лица конвоя, но наверняка ведь тоже кто-то из своих. Они все стали своими за четыре года службы в гвардии, все и каждый… — Дайте мне пройти, король в опасности!

— Прекрати говорить глупости и положи меч на пол, — перебил ее Гирш. А четверо солдат уже шагнули ближе, вытягивая мечи из ножен. — Иначе придется забрать его силой. Не усложняй жизнь себе и нам, Эрсель.

Собственное имя из уст вчерашнего товарища и почти друга прозвучало как оскорбление. И Эрсель решилась… Она метнулась вперед, навстречу пятерым бойцам, которые еще не успели до конца обнажить клинки. В ее руке блестел кинжал. Широкий взмах — и Бруно схватился за щеку. Между пальцами побежала кровь. А она уже вклинилась в четверку, толкнула одного на другого, закрывая траекторию удара, полоснула кинжалом третьего, вывернулась из-под атаки, перебросила кинжал в другую руку… Несколько кровавых капель сорвались с лезвия. Левым ударом Эрсель достала последнего противника в плечо и, когда он отпрянул, бросилась бежать. Она не убила ни одного из гвардейцев — рука отказывалась наносить смертельные удары. Но бежала Эрсель быстро. Даже не до конца понимая, куда именно бежит. Сердце продолжало рваться предупредить… Разум твердил, что за первым отрядом придут другие.

Галерея кончилась. Часовые уже не просто провожали взглядами ее бегущую фигуру, а поворачивали ей вслед головы — кровь во время схватки успела запачкать форму и кирасу. Но Эрсель не останавливалась и не пыталась больше никому поведать о заговоре. Или она доберется до короля и расскажет все ему — или… Эрсель не думала, что. Она просто бежала, вниз по лестнице, через две ступеньки, через круглую залу с витражным потолком, через анфиладу комнат одна другой роскошнее, мимо бывших товарищей по оружию и разодетых придворных… Бежала, пока не выскочила в приемный зал. Здесь всегда собирались те, кто хотел попасться на глаза королю, когда он пополудни будет выходить из своего кабинета. Здесь возникали и расходились по столице дворцовые сплетни. Здесь заключали соглашения, договаривались о свадьбах и вызывали друг друга на дуэль.

Эрсель замерла на пороге, вперив взгляд в высокие украшенные резьбой двери кабинета, которые отделяла от нее разноцветная, сверкающая драгоценностями толпа. По обе стороны от створок застыли часовые. Они… пропустят ее. Она их убедит — и они пропустят… Эрсель шагнула на узорчатый паркет. Прокладывать путь между придворными дамами и кавалерами было ей не в новинку. Но сейчас, когда нервы натянулись до предела в ожидании беды, каждый шаг давался с трудом. Словно в каждом встречном мерещился убийца, и нужно было быть начеку, но не выдать себя и не обнажить оружие раньше срока.

Она успела пройти совсем немного, когда ощутила пристальный взгляд в спину и резко обернулась. За ней следовали шестеро. Безмолвно, сосредоточенно, обходя кушетки, тумбы, беседующие пары… Эрсель метнулась в сторону, надеясь вырваться за линию охвата, но на пути совершенно случайно оказались две девицы, увлекшиеся разговором и не подумавшие посторониться. Пришлось чуть замедлить шаг, чтобы обойти их, не задев. Внезапно показалось, что в зале слишком тесно, слишком много людей, и все они вот-вот обернутся к ней, посмотрят, будут смотреть, пристально, не моргая… Будут знать о ней всё…

Эрсель почувствовала едва ощутимое прикосновение к локтю, отшатнулась, перехватывая кинжал обратным хватом. Здесь в самом деле тесно, прямой не так удобен… Гвардеец оказался совсем рядом, и в его руке тоже был короткий узкий клинок. Кто-то ахнул — толпа отпрянула, не желая попасть в схватку, но желая все увидеть и все узнать.

— Пропустите меня! — выкрикнула Эрсель и почти не удивилась тому, как надтреснуто прозвучал ее голос. Ей показалось, говорит и вовсе не она.

— Король в опасности, поймите же!

Гвардеец напал коротким выпадом, заставив воительницу обратить на себя все ее внимание и — Эрсель понимала это, хотя и не могла помешать — отвлечь ее от остальной пятерки. А они подходили, по-прежнему молчаливые и быстрые. Придворные сторонились, впрочем, по рядам уже побежал шепоток о том, что главные защитники престола Этингеров устраивают поножовщину прямо во дворце…

Две атаки, почти без перерыва, быстрые, точные — Эрсель приняла их на блок, едва не столкнувшись грудью с противником, пытаясь оказаться хоть немного подальше от подступающих со спины бойцов. Обмен выпадами, кулак впечатывается в горло над краем кирасы — Эрсель выдержала удар, успев чуть посторониться и потому не упасть. Но дыхание перехватило, а рука с кинжалом промедлила… Гвардеец поймал запястье в захват, крутанул, выворачивая кисть и оружие, заставляя согнуться от боли. Кинжал упал на паркет с громким стуком — Эрсель показалось, что этот звук перекрыл все прочие, даже говор придворных у королевских дверей. Если бы король сейчас вышел на шум, если бы он хоть появился на пороге… Нет, часовые не пропустят. Для них именно она — нарушитель спокойствия, угроза, чтоб их черти взяли… Эрсель хотела крикнуть, хотела предупредить — но голос не повиновался.

Другой гвардеец заломил ей за спину вторую руку и они потянули ее обратно к дверям, недвусмысленно давя на вывернутые плечи и не позволяя выпрямиться. Остальные четверо оказались впереди и позади, окружая ее плотным кольцом. Эрсель чувствовала, как сердце отчаянно колотится где-то у висков. Перед глазами — узорчатый паркет. В ушах погребальным набатом отдаются слаженные шаги конвоя. Суда не будет. Ничего не будет. Стоит им оказаться за тяжелыми широкими дверями, подальше от глаз придворной публики, как один из этих ребят ее прикончит. Стилет в подмышку или петля на шею… И что с того, что меч не забрали впопыхах. За порогом заберут. Вместе с жизнью…

Двери распахнулись, Эрсель в последний раз дернулась, попыталась что-то прохрипеть — голос так и не вернулся, а силы были слишком неравны, чтобы вырваться. Шагавший последним гвардеец аккуратно затворил створки, отсекая придворный мир от того, чему предстояло произойти. И вот уже дамы снова обсуждали наряды к предстоящему балу, а кавалеры — новые торговые соглашения, которые его величество Адалард подписал недавно с соседями.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38750-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Ester_Lin (23.03.2023)
Просмотров: 314 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 5
0
5 Танюш8883   (03.06.2023 13:50) [Материал]
Видимо, она была слишком ошеломлена, чтобы притворяться согласной на покушение. Это было бы единственным шансом предупредить о заговоре. Спасибо за главу)

0
4 Marishelь   (28.03.2023 23:51) [Материал]
Значит, настоящее имя Илльеры - Эрсель?

0
2 Дюдюка   (27.03.2023 20:44) [Материал]
Мдаа, вот как все начиналось...

0
3 Ester_Lin   (28.03.2023 21:15) [Материал]
Именно! Пора оглянуться назад) там осталось немало интересного wink

0
1 робокашка   (25.03.2023 08:06) [Материал]
Воларэ продолжает заговорщическую деятельность по финальному свержению правителя. Против выступают одиночки и безжалостно устраняются...