Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Опасное лето
Эмбер, она же Эмма, осталось сиротой в четыре года. Кем могла вырасти девчонка под влиянием Леа Клируотэр, альфы местной стаи оборотней? Правильно, истинным чудом в перьях. И что может произойти, если в её привычный мирок ворвётся не менее сумасшедший парень, потомок тех самых Блэков?
Правильно, всё перевернётся с ног на голову.

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6658
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Личный сорт героина. Главы 27-28

2016-12-4
12
0
27. Дары дождливого лета.

Даже по меркам Форкса это лето было необычайно ненастным. Мелкие дожди сменяли грозы, за грозами снова плелись нудные «сеянцы». За ними тянулись густые туманы, и выглянувшее, на час-другой в неделю, солнце уже представлялось экзотикой. Плохое, скучное лето - таков был общий вердикт. Прекрасное лето - это было моё мнение, и Белла была со мной согласна. Время было только нашим, и ничьим больше.
Она уже не горевала, что потеряла обещанную работу. С такой погодой наплыва туристов не наблюдалось, только экстремалы и фанатики, которым любое препятствие только в удовольствие, поддерживали вялотекущую торговлю. Успешная конкурентка с целыми ногами скучно смотрела в витринное окно, но похвастаться приличным заработком не представлялось возможным.
Частые дожди вообще прибили насмерть желание побродить по улицам, или сходить в гости и перемыть знакомые косточки, потому как «косточки» тоже смирно сидели по домам, не предоставляя новых информационных поводов для обсуждений.
Поначалу Беллу, как последнюю новостную бомбу, осаждали по телефону знакомые девицы. После скучных поддакиваний, что, да, Эдвард Каллен - истинный джентльмен, раз взялся сопровождать на бал хромоножку, что «ненавязчиво» утверждали все собеседницы, у Беллы портилось настроение, а я давился с хохоту. Следующим обязательным пунктом разговора было платье, но тут было совсем грустно. Платье было одолжено Белле на один вечер Элис, сестрой Эдварда Каллена, так что ни о портном, ни о стоимости платья Белла не в курсе. Истинный ангел во плоти эта Элис, - восторгались на том конце провода, - пойти на такую жертву, зато как оно подошло к потрясающему смокингу её обалденного брата!
- Ты тоже это заметила? - ядовито спросила Белла, но очередная собеседница уже спешила завершить разговор, ничего не добавивший к её уже собранным сведениям. Белла даже начала вздрагивать и рычать, услышав очередной звонок.
- Не волнуйся, - утешал я. - Форкс - не Финикс, скоро круг твоих знакомых исчерпается.
- Если бы это был Финикс, звонков было бы не больше трёх… или меньше, - возразила Белла. - А здесь каждая девчонка, с которой меня угораздило сесть за один стол в кафетерии, или за одну парту, уже считает себя моей знакомой!
- Наверное, такова особенность маленьких городков, - согласился я. - Но количество знакомых не бесконечно, скоро позвонит последняя. Давай-ка займёмся нашими неотложными делами.
И Белла смиренно протянула мне ножку, иссечённую шрамами. Карлайл после танцев вынес решение, что ортопедический сапожок пора снимать, и выдал мне две банки мази.
-Это не косметическое средство из дамских запасов, так что будь добр, примени его строго по приложенной инструкции.
-Что это?
-Препарат для разглаживания рубцов. Совместно с массажем должен дать положительный эффект.
Эффект был в высшей степени положительным. Удивительно, как простая физиотерапевтическая процедура стимулирует кровообращение, резкие скачки пульса и сполохи румянца на скулах тому доказательство. Более того, вампирское кровообращение тоже оказалось под влиянием. Хорошо, что я не краснею… Впрочем, и по своему прямому назначению мазь прекрасно работала. Рубцы в недалёком будущем должны были, потеряв рельефность, превратиться в белесую абстрактную татуировку на гладкой коже.
- Это уже пустяки, - отмахивалась Белла, - пройдут. Если бы все мои порезы оставались шрамами, на мне бы живого места не было.
Возможно, так и будет. Только след от укуса вампира не хотел подчиняться лечению.
Потом наступало время других обязательных дел, в создании, именно в создании их, спервоначала, я принимал самое деятельное участие.
Это лето кое-что новое открыло мне в моей собственной персоне: мозг вампира не безупречен.
Я не мог одновременно думать о том, чем и как мы займём этот день, воображать, какой сегодня будет Белла: ироничной, озорной, задумчивой? И одновременно помнить, что я несусь к ней сквозь лес, насквозь проливаемый очередным дождём. В результате с меня на пол стекали реки и озёра дождевой воды с прихотливыми вкраплениями приклеившихся листьев и хвоинок, и всё это в живописных разводах приставшей к подошвам почвы.
Первый раз Белла ахнула и, вместо моих объятий, кинулась за шваброй, поставив меня в уголок на сухую тряпочку и вручив мне полотенце - стекать и обсыхать.
Второй раз я кинулся ей наперерез, отнял швабру, сам убрал свои следы достаточно прилично. Белла сказала - идеально, но это было преждевременное суждение. Оглядев пол, потом меня, она хмыкнула и притащила свои сменные домашние треники и отцовский банный халат.
- Это ещё зачем? - полезли у меня глаза на лоб.
- А затем. В зеркало на себя посмотри.
Я посмотрел. И больше не спорил. Зато подумал, что моя семья обладает поистине вампирским терпением. Когда я из своих отчаянных пробежек, до нашего примирения, возвращался домой, никогда не думал о том, что оставлял за собой. Сбрасывал в корзину мокрые грязные вещи, и забывал об этом. Сейчас вспомнилось.
Третьего раза не было. Утром я появился, чтобы застать Чарли, немного раньше обычного, и в машине. И те несколько метров, что остались до двери, прошёл в плаще, тщательно обходя лужи.
- Здравствуйте, сэр.
- Привет, Эдвард. Что это ты в такую рань? - подозрительно буркнул он.
-Чтобы встретиться с Вами. Элис просила, если Вы не против, отпустить сегодня Беллу с ней погулять, и вообще отпускать Беллу к ней почаще. И Эсме будет рада. Вместе они придумают что-нибудь нескучное.
- А ты тут каким боком?
- Мальчиком на побегушках, в основном.
Именно такую роль отвела мне Элис, когда я рассказал про свой опыт подтирания луж и последовавшую стирку.
- Как я это пропустила! - огорчалась она. - Это же…. нет, это не новое слово в моде, дамские вещи мужчины и раньше присваивали, но ты в трениках Беллы…
- Если расскажешь кому-нибудь!!!
- Даю слово, это останется жемчужиной в глубинах моего сердца! - клятвенно прижала она руку к груди. - Но не безвозмездно. В обмен на моё молчание, сегодня ты передаёшь моё приглашение Белле. И заодно скажи Чарли, что Белла всегда для нас желанная и ожидаемая гостья.
- Исключая Розали.
- Ты совершенно выпал из семейных будней. Розали с Эмметтом уже час как на пути в Порт-Анджелес. Большое надцатое предсвадебное путешествие началось.
- Я за них счастлив, и за себя тоже. Но если я привезу Беллу к тебе, что же мне, лично, сегодня достанется?
- Сопровождение дам в приличный ресторан, но не исключены гонки за мороженым! - припечатала меня сестрёнка.
И теперь я стоял перед Чарли, исполняя эгоистичный замысел Элис.
- И что входит в перечень чего-нибудь нескучного? - подозрение Чарли не так уж и быстро развеять.
Ну, насколько я знаю Элис…
- Изучение модных журналов, походы по магазинам, может быть, просмотр кино, если попадётся что-нибудь интересное, посещение салона красоты…
Чарли содрогнулся.
- Но ты ведь не обязан их сопровождать? - уже с жалостью поглядел он на меня.
- Это под большим вопросом.
- Заранее сочувствую… - от всего сердца сказал он.
- Чему это? - полюбопытствовали с лестницы.
- Да так, мы о своём. Тут Эдвард передал тебе предложение от Элис, - ушёл от прямого ответа Чарли, - погулять.
- Интригующе, - ответила Белла. - Привет, Эдвард.
- Я не против, только если ты будешь вовремя попадать домой, - сказал Чарли, застёгивая на ходу портупею и выскакивая за дверь. Быстро же испарилось его сочувствие …
- Да, папа, - уже ему вслед сказала удивлённая Белла.
- Почему Чарли так быстро убежал? - оглядывала она мой вполне презентабельный вид без подтёков на полу.
- Ну, в приглашении от Элис нет ничего криминального, а он уже спешил.
- Допустим. Но это не причина тебе сочувствовать.
- Ммм…. я предположил, что сегодня ты будешь путешествовать в компании Элис по традиционному маршруту.
- И что в него входит, по-твоему?
- Традиционно - шопинг, и ещё что-нибудь в этом роде….
- Если я правильно поняла, речь шла не о разовом приглашении. А что меня ожидает дальше?
- Чарли не спросил, а я скромно промолчал.
В памяти Беллы были ещё слишком свежи воспоминания о подготовке к балу, личико сначала погрустнело, потом посуровело.
- Ради Элис я готова на всё. Я скоро буду готова, всё равно аппетит пропал.
- Завтрак неизбежен, в холодильнике всегда есть некоторый набор продуктов, что-то должно подойти и тебе, - напомнил я.
На улице сеял унылый дождь, мелкими оспинами украшая поверхность луж. За мою догадливость, включить ненадолго печь, чтобы убрать всепроникающую сырость, Белла благодарно потёрлась щекой о плечо и замурлыкала, как пригревшийся котёнок.
Начался ещё один наш день, и я запасался её ароматом во всю мощь лёгких. Понятно, почему так отчаянно пекло горло: впереди - холод и голодовка, если Элис вдруг откажется от моих услуг. Обычно, в свои походы дамы мужчин не брали, а те и не протестовали. Но один день в пользу Элис - не такой уж и большой выкуп, если учесть, что теперь не надо выдумывать причин для моего появления. Девочки решили - и всё тут.
Элис встречала нас на крыльце, исполняя танец индейца, празднующего победу, с воинственными воплями и прыжками, и, как победитель, потащила Беллу за руку в дом.
- Белла, что за похоронное лицо? - сразу же заметила она отсутствие энтузиазма после приветственного объятия.
- Эдвард сказал Чарли, что мы собираемся в поход по магазинам.
- А тебе этого жуть как не хочется, понятно. И что ему в магазинах нужно?
- Он сказал, что это нужно тебе.
- Да неужели … Эд, почему я не знаю, что я этого хочу? - повернулась ко мне сестрёнка, и я понял - гроза на подходе, а, может быть, и ураган …
-Я просто предположил, - начал я потихоньку движение назад к двери, поскольку в просьбе Элис, привезти Беллу, о магазинах и мысли не было.
- Куда? - рявкнул мелкий индеец, явно вступивший на тропу войны. - Поскольку Вы, сэр, первым решили подумать за меня, я имею теперь право подумать за Вас. И у меня родилась роскошная идея!
Мне пора спасаться бегством, головомойки не будет, будет казнь египетская!
- Джаспер, отрезай ему путь к отступлению! - скомандовала сестрица.
Преданный друг тенью пронёсся за моей спиной, перекрыв собой дверь.
- Мы устроим шопинг, как ты пообещал, но не дамский, а ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ! - воинственно потрясая воображаемым томагавком, носилась вокруг меня и Джаспера Элис.
- Ну, спасибо тебе, братец…., - прошипел за спиной Джаспер. - Тебе эта идея дорого встанет.
Я согласен на всё, потому что Белла, проникшись идеей Элис, больше не грустила, и, судя по азартному блеску глаз, держала свой личный томагавк за спиной.
- И не надейтесь на Порт-Анджелес, мы едем в Сиэтл! - провозгласила сестрёнка наш приговор, а Белла многообещающе улыбнулась.
За моей спиной раздался стон грешника, пытаемого в аду.
Нас протащили по всем магазинам, которые Элис сочла достойными стать пыточным местом. Мы десятками мерили смокинги, фраки, деловые костюмы, и даже костюмы для верховой езды, девочки, сидя в креслах, заставляли нас то пройтись, то просто мед-лен-но повернуться, комментируя и покрой, и цветовую гамму, и выражение наших лиц. Вокруг нас шеренгами носились продавцы, вовсю убеждая, что именно эта сорочка, или водолазка, больше всего подойдёт к цвету глаз или интересной бледности. Но вершиной всего стала примерка галстуков! Мы успели и набеситься, и настрадаться, после галстуков я и Джаспер вошли в состояние прострации, и больше ни на что не реагировали. Даже на шляпы… Молча, изображали из себя примерочные болванки с таким же эмоциональным уровнем.
- Ну, это уже неинтересно, - протянула Элис, и наши муки кончились, мы поехали домой.
Поездка была задумана не для покупок, а как акт мести, поэтому всего лишь по одной коробке, в качестве почётного трофея, из каждого магазина скромной кучкой громоздилось на заднем сиденье.
- Ну и в чём смысл наших мытарств? - поинтересовался я.
Джасперу и это было неинтересно, он просто давил на газ, чтобы как можно быстрее и как можно дальше оказаться от «юдоли скорби».
- Смысл? Чтобы вы поняли: шопинг - не лёгкое развлечение, а серьёзное дело. И удовольствие от него можно получить, только если знаешь, где, когда, и главное - кто будет радоваться твоему новому облику. А шопинг от нечего делать - это уже клиника…. в которой ты меня, ничтоже сумняшеся, обвинил.
Мне осталось только посыпать голову пеплом. Хотелось сказать, что клинических дур немало, это их отношение к тряпкам сделало из шопинга негативное клише, но это значило вызвать дискуссию уже по моему поводу, насколько лично я умён, чтобы не путать одно с другим. Единственное, что утешало, что не я один такой «умник». Нас таких много…
И всё-таки, по примеру древних этот день я отмечу белым камешком. Смеясь и досадуя, мы всё равно этот день прожили вместе, и у меня ещё остался лоскуток, который Белла тратила на приготовление ужина, а я - на любование ею.
Но к дому Свонов, вопреки моим подсчётам, мы подкатили одновременно, хотя и с разных сторон, с отцом Беллы.
- Как погуляли? - спросил он, открыв дверь своей машины.
- Отлично! - качнула головой Элис в сторону кучи коробок на заднем
сиденье. - Белла очень помогла.
- Я рад. Заезжайте, если что, - великодушно сказал Чарли.
- Ловлю на слове, - засмеялась Элис, и, дождавшись, когда Белла вылезет из-за коробок на улицу, хлопнула Джаспера по плечу. - Поехали! У нас ещё куча дел!
Вслед тронувшейся машине неслась довольная мысль, что, с такой подружкой, лето Беллы дома может быть ничуть не хуже, чем у моря с матерью, но, в новом незнакомом месте без друзей.
- Как там Чарли? - спросила Элис, когда мы уже отъехали.
- Твой рейтинг взлетел на недосягаемую высоту, превзойдя даже Рене с Тампа.
- Значит, шляпы были абсолютно уместны, - удовлетворённо вздохнула Элис.
- А причём здесь… Погоди, ты нарочно тянула время, чтобы подгадать к его приезду? - осенило меня. - А сказать нам с Джаспером было сложно?
- Спектакль был необходим не только для Чарли, но, в просветительских целях, и для вас. Приятное с полезным….
Насчёт приятного у меня было особое мнение, но полезное сложно было переоценить.
Частое появление машины Калленов около дома Свонов быстро перестало быть интересным после равнодушной реакции Чарли на доклады добровольных наблюдателей.
- Каллены - достойная семья, под присмотром миссис Каллен вряд ли молодые люди рискнут устроить что-то похожее на… что там случилось у нас в прошлую среду у Стортонов? Вот то-то.
Иногда Белла бунтовала, и вместо «вольво» мы ползли под грозное рычание разбуженного дракона породы «шевроле» с Беллой за рулём, но только до поворота к нашему дому, вампирского серпантина я ей не доверял, а дальше - по обстоятельствам.
Могли весь день просидеть под крышей, устроив себе виртуальные прогулки по рекомендованным Эсме улицам новых и старых городов под громовые раскаты за окном, или устроить уроки танцев для Беллы.
- Я не буду, я не смогу! - отпиралась она.
- Если чувствуешь музыку, не можешь не научиться. Ну же, Белла, тут только я, ты и музыка. И раз-два-три, раз-два-три… тебе же понравилось танцевать со мной?
«Да», - соглашались пушистые ресницы, «да-да», - отвечало торопливо сердце.
- А слушать нравится ещё больше, - упиралась Белла. - Ты обещал.
- Неужели сидеть смирно рядом лучше, чем танцевать?
«Нет-нет-нет», - отвечало сердце, «не знаю», - дрожали ресницы.
- Я буду играть, но в следующую грозу. Бетховена, Грига, что захочешь.
-А своё?
- Если будешь танцевать.
- Это шантаж?
- Соглашение.
- Ну ладно. Если искусство требует жертв… Но не обижайся на оттоптанные ноги.
Я всегда бесился от переизбытка интереса к своей персоне. Но не в этот раз.
Мне нужно было её внимание постоянно. Но это было невозможно, её человеческая жизнь - дом, отец, - при всём моём желании не разлучаться, ни на минуту, требовала часть её времени. В выходные эта часть возрастала, и мне сразу же становилось неспокойно. Если бы не многолетняя холостяцкая привычка Чарли тратить время одиночки на рыбалку с удочкой, было бы совсем плохо.
- Пора пополнять запасы, - вздыхала Белла, - завтра у меня будет закупочный день.
- Я буду сопровождать.
- Нет уж, не хватало, чтобы ты бродил со мной по рядам с моющими средствами, или ещё где-нибудь … это скучно.
- С тобой скучно не бывает.
- Ну, тогда неловко. Мы же не женатые, сто лет как, супруги …
И не будем никогда. Глотка горечи хватило, чтобы я вспомнил, что естественный ход её жизни не обращал внимания, есть я рядом, или нет, и включал в себя не только праздники, но и будни. Но и у Беллы были сходные проблемы.
- У тебя глаза голодные …
- Белла, я в порядке.
- … и синяки под глазами. Обычно ты уходишь надолго в солнечные дни, а солнца всё нет, я и радовалась. И о чём только думала! Ничего, подожду, сделаю генеральную уборку … Только не уходи надолго! Нет, я ничего не говорила, ты этого не слышал, да?
Я слышал. Но уйти пришлось почти на двое суток, чтобы найти достаточно добычи, потому что в ближайшей округе весь допустимый резерв я уже вычерпал, пусть он и был по питательности не лучше, чем овсяные хлопья для Беллы.
- Составить тебе компанию? - предложил Джаспер.
- Не стоит, - отказался я. - Меня в таком состоянии только толстокожему Эмметту по силам выносить.
- Эд, это безумие - такая зависимость.
- Вампирам безумие не дано.
- С некоторых пор я в этом сомневаюсь, - заметил он.
Это была тяжёлая, почти человеческая охота. Дождевые потоки смывали все запахи, и обоняние не помогало. Непрерывный шум дождя глушил все звуки - кроме шороха листьев под ударами капель, сложно было услышать что-нибудь дальше двухсот метров. Я носился длинными зигзагами, чтобы обнаружить следы лап, на худой конец - копыт, на пропитанной водой лесной почве, но хвоя и набухшая палая прошлогодняя листва отлично их маскировали. А время шло… копилось… громоздилось. На гризли, завалившего сохатого, я наткнулся совершенно случайно, зато он меня, подошедшего с наветренной стороны, почуял заранее. Нас не любят животные, уходят с дороги, но у гризли была добыча, и даже перед такой опасностью он не собирался её бросать. Встретил он меня уже разозлённым, но и я был не в лучшем настроении, и кто из нас был свирепее, трудно судить. Зверь был крупным и сильным, пришлось повозиться вполне в стиле Эмметта, одежду на мне медведь располосовал когтями немедленно, но где уж обычному зверю справиться с голодным и злым вампиром! Стадо лосей я потом тоже нашёл - по свежим следам панического бега. Стадо уменьшилось ещё на одного крупного самца.
С такой охотой можно долго ни о чём не беспокоиться, кроме немалого расстояния до дома. Физический голод, теснивший тоску, исчез, теперь меня не менее свирепо подгоняла другая жажда. Домчавшись до зоны доступа, я позвонил Элис:
- Как Белла?
- Абонент был временно недоступен.
- Что произошло???
- Ничего особенного, не пугайся, она просто скучала по тебе. И не вздумай звонить ей прямо сейчас! Для людей два часа - это ещё ночь.
Белла скучала, как и я. Объективно - это плохо, а субъективно … я счастлив. Эгоист я, неисправимый. Ничего, через несколько часов мы будем снова вместе. А если за время моего отсутствия в Форкс пришло солнце?
И что? - хохотал я на бегу. И что? Солнце - это даже очень неплохо! Разве это против правил хорошего тона - пригласить девушку на свидание? Достаточно Белле доехать до края леса, и я её встречу. Наша поляна, залитая солнцем, вместо дождя, хотя бы на час - вот моё предложение, которое её точно порадовало бы. Джаспер неправ, это не я, это мир сошёл с ума, и сошёл прекрасно, если для встречи с человеком я жажду солнца!
Над городком, когда я подбегал к дому, стоял розовый туман, прошитый первыми лучами рассвета. Напророчил, почти как Элис, сегодня будет солнце, хотя бы с утра.
На крыльце Эсме, с мольбертом, спешила поймать жемчужные переливы тумана на полотно, Карлайл устроился рядом, с книгой в руках, и оба, в изумлении, уставились на меня.
- Эдвард, что за вид, ты словно с гризли подрался!
- Он первый начал, - проныл я, изображая мальчишку, которому грозил выговор за недостойное поведение, - а до этого распугал всю мою трапезу!
- Вина его неоспорима, - торжественно покивала Эсме, - ты прощён.
- Но гризли раньше не был в списке твоих предпочтений, - недоумённо заметил Карлайл.
- И не будет, по возможности. Просто это первая приличная добыча, которая мне попалась, некогда было выбирать, - сморщился я, вспоминая борьбу с густой длинной шерстью зверя. - Элис!
- Да, - выскочил на зов заинтригованный эльф, и тоже изумлённо поднял брови. - Боже, на кого ты похож! Обычно, ты заявлялся из прогулок мокрым, хоть выжимай, но сейчас! Вылитый Робинзон Крузо на третий день высадки. Не сказала бы, что тебе идёт, у этого гризли совсем не было чувства стиля. Но избыток креатива налицо.
- Оставим мой внешний вид в покое, мне нужен прогноз погоды.
- Увы, солнце, до обеда.
- Отлично! - отправился я к себе, поглядывая через плечо, как сильно я наследил. Мокрые следы кроссовок - и больше ничего. Благоразумный переход через реку вброд и прыжки по камням почти до крыльца предохранили полы от грязных разводов.
- У тебя мания преследования? - поинтересовалась сестрица.
- В каком-то смысле. Угрызения совести за прошлые грехи - следы моих пробежек на чистом полу.
- Остановись, мгновенье, ты прекрасно! - театрально рухнула на колени Элис, молитвенно сложив руки. - Эд стал думать не только о своих страданиях! Но не вздумай ликвидировать свои следы самостоятельно! Это может привести к катастрофическим последствиям.
- Элис!!!
«Не бойся, я уговор не нарушу. Тем более что пижамка Беллы по цветовой гамме тебе категорически противопоказана», - уже ментально съехидничала Элис, принимаясь вытирать мокрые пятна.
Я тщательно и медленно приводил себя в порядок, стоял под душем, вычёсывая лесной мусор и медвежьи шерстинки из волос, растягивал время, стоя перед шкафом с одеждой, но готов был раньше, чем мистер Свон должен был отбыть на службу. Время, как обычно, в ожидании Беллы, как муха, попавшая в тёплый натёк смолы, двигалось очень медленно. Но бешенство по этому поводу недопустимо, потому что это человеческое время Беллы, свободное от моих посягательств: последние минуты сна, пробуждение, плескание в ванной и завтрак с отцом. Надеюсь, не одни только хлопья с молоком. Восемь ноль пять. Чарли уже должен отъезжать от дома.
- Да, слушаю Вас, - настороженно отозвался голосок, словно это не я звонил, а кто-то посторонний.
- Это я, - сиплым от неожиданного спазма голосом выдавил я. - Я вернулся.
- Эдвард… - неровный, в несколько попыток, глубокий вздох с той стороны освободил мой голос.
Меня назвали моим Именем … ничего не произошло, просто я никогда ей прежде не звонил, мой номер ей ещё незнаком.
- Доброе утро, Белла.
- Да уж, доброе. Солнце уже высоко, и на небе ни облачка. Так неожиданно, - печально ответила она.
- Вполне соответствует моим мыслям, - таинственно ответил я, и с той стороны Белла замерла. - Я хотел бы предложить… пригласить… ты не хотела бы…
- Что, Эдвард? - начала волноваться она.
- Прийти, э-э, приехать …
Оказывается, это непросто - пригласить девушку на свидание по телефону, когда не видишь лица, выражения глаз, а есть только голос. И чтобы не явиться к порогу, отсекая этим любой элемент неожиданности, а ждать, когда она придёт.
- Ой, я сейчас, я быстро!
- Белла, стой! Ты же не знаешь, куда я тебя приглашаю!
- Это неважно!
- Важно! Лес мокрый насквозь.
- Ну и пусть! - ликующе запела она. - Согласна быть мокрой, как лягушка!
- Но я не согласен. Сапожки, плащ …
- … а лучше гидрокостюм, для подводного дайвинга, угу.
- Белла!
- Хорошо, как скажешь. Встречаемся у твоего крыльца.
- Нет, и не вздумай! Тем более по раскисшей дороге! Я жду тебя на второй развилке за мостом, к девяти.
- Ладно, - разочарованная в своих тайных надеждах самостоятельно преодолеть «вампирский серпантин», протянула Белла.
- Я уже бегу! - на полуслове прервалась связь.
Сколько у меня времени - час? Целый час ожидания, ещё один ко всем предыдущим - это чересчур. Чем бы занять себя … дома сидеть уже сил нет, лучше на человеческой скорости ползти по лесу. И не забыть плащ. На земле сейчас не только мокро, но и грязно, а скамеечки в глубине леса не растут. Стоп … как не растут, растут, да ещё как! Натягивая плащ на ходу, я пересчитывал заново время. Час? Если поспешить - должно хватить.
И почему именно скамеечка, - беспокойно работала мысль на бегу, всё более склоняясь к лучшему, хотя и более хлопотному варианту. Бревно в роли скамеечки не слишком удобно для отдыха, кресло было бы лучше. Несколько перспективных пней я знал, у двух из них слом прошёл наискось, они вполне подходили для кресла со спинкой. Этот - несомненно. У Беллы будет кресло! Проблему, как не испачкать одежду, я решил кардинально, просто сняв с себя всё до нитки и завернув в пращ. Комья земли, щепки, прелый лист - всё разлеталось в разные стороны, доставалось и мне, но это пустяки, главное - время! Динозавр Беллы уже полз по улицам Форкса.
А я, где волоком, где перекатом, тащил будущее кресло, пень оставлял за собой поистине драконий след, выворачивая будущими ножками целые пласты мха. Можно было бы и пошвырять, наподобие легендарных титанов, тем более что совершали они свои шалости, если судить по древним барельефам, в таком же «первозданном» виде, но была опасность сломать «ножку» или «спинку». Так, «кресло» доставлено в нужное место, не повредив поляны, туда, где до полудня гостит солнце. Сиденье … на каменной осыпи можно отыскать подходящий плоский камень. Надо спешить, Белла должна уже подъезжать к мосту!
Камень тоже нашёлся, чуть угловат, никак не хотел устанавливаться устойчиво, и дерево затрещало, сопротивляясь давлению. Я замер - было бы обидно испортить замысел, но удача была на моей стороне, дерево выдержало.
Осталось вовремя добежать до места встречи, найдя по дороге ручей, потому что надежды на сырую листву в качестве душа на бегу, не оправдались. Солнечное утро просушивало лес гораздо быстрее, чем я думал, только трава оставалась пока ещё влажной. Белла уже на мосту, скорее всего, а я ещё на поляне, с головы до ног в лесном мусоре, и в «костюме» титана. Я безнадёжно опаздывал, пусть и на несколько минут, но джентльмены так не поступают.
Интересно, поставил бы я рекорд среди бегунов- вампиров в забеге по пересечённой местности, включая омовение в мелком русле ручья и скоростное одевание. Белла наверняка уже должна стоять у развилки!
На трассе на условленном месте было пусто.
Очень пусто и очень тихо. Минуты бежали одна за другой, сознание отмечало редкие машины, скользившие мимо, но пикапа не было. Вот она, опасность приглашения на свидание - я не знаю, где она сейчас. Что-то случилось с её пикапом? Паническая мысль отдалась гулом в голове. Поломка на трассе, например … Только бы не авария! Нет, не авария, Элис бы уже телефон взорвала, но мобильник молчал. Или уехала, не дождавшись …
Она ведь спешила, могла приехать и раньше расчётного времени! Приехать, сидеть в кабине и ждать, и придумывать себе разные страшные причины. А потом рвануть домой, к отключённому мобильнику, намеренно оставляемому дома, когда она собиралась к нам, включить его и ждать … неизвестно чего. Я и без костра сгорю со стыда! И сдалось мне это кресло! Ей и на моих руках было бы неплохо!
Вдох - выдох - вдох - выдох, успокоить нервы! Не получалось, гул нарастал, взрыкивая, как пикап Беллы на подъёме. Я всегда ненавидел его за медленную езду, но сейчас я бы благословил его, если бы он ездил вдвое медленнее. Возможно, между нами с каждой минутой становится всё шире непреодолимая солнечная полоса.
Невозможность догнать Беллу сделала гул ещё мощнее, но взрыкивание, утопая в растущем гуле, всё равно осталось отдельным чужеродным элементом. Это не в моей голове, понял я. Какая-то колымага, действительно, из последних сил пыталась взять на скорости подъём. Неужели ещё одно допотопное сооружение передвигалось по этим дорогам … Точно такого же, как у Беллы, бывшего красного цвета машина выползала из-за холма … и тоже «шевроле» пикап. И за рулём тоже темноволосая девушка … Но, может, ей больше пове …
Белла!!!
Сосредоточенное, напряжённое, просто отчаянное лицо, руки, стиснувшие баранку руля, и слишком быстрый ход машины, совсем не типичный для Беллы! Что-то произошло! В два прыжка я достиг подножки пикапа.
- Что случилось?
- Авария, - сквозь зубы ответила она, не глядя на меня, потом резко ударила по тормозам. - Эдвард!
Меня как ветром внесло в кабину.
-Ты поранилась?!
- Нет.
- Ты сказала - авария!
- Не со мной, - заторопилась она. - На выезде из города два дурака не поделили полосу, один зацепил бампером машину другого, они всю дорогу перегородили, и без посторонней помощи никак не могли разобраться, кто больше виноват. А я стояла и ждала, пока не появился полицейский патруль на горизонте. Они сразу угомонились и разъехались. А в объезд только через кювет, - огорчённо добавила Белла.
А через кювет перепрыгивать хорошо на внедорожнике Эмметта, а никак не на её «раритете».
- Я так боялась, что ты потеряешь терпение и уйдёшь, - жалобно сказала она, без пререканий уступая мне водительское место.
- Вот уж не стоило, у вампиров вампирское терпение. И всё-таки один вывод я сделал. Больше ты без мобильника - никуда. А кстати, почему к нам всегда без него, боишься, что отец проверит?
- Нет, он не опускается до прямой слежки.
То есть Белла его слежки не потерпела бы. А мою, вот, приходится.
- Просто мобильник старенький, отдалённый сигнал не принимает, да и зачем он, когда ты рядом.
А сегодня меня рядом не было.
- У тебя будет новый мобильник! Самый лучший, завтра же!
- Нет. Не будет. Такие траты мной не запланированы.
- Это моя забота!
- Эдвард, не надо, пожалуйста, - она упрямо поджала губы.
Вот всегда так. Не надо, пожалуйста. Из всех наших грандиозных планов только туалет на выпускной реализовался полностью, да пара простеньких платьиц чудом застряла у неё дома. Остальные планы так и остались неосуществлёнными. Гордячка.
- Ладно, придётся каяться. Я придумал себе занятие, и не рассчитал времени, прибежал на восемь минут позже условленного. Не увидел твоей машины, всё ждал тебя, а ты не появлялась, а позвонить нет возможности. Я волновался, не зная, где ты сейчас, даже решил, что ты уже уехала.
- Вот этого не могло быть.
- Но, ты же подумала, что я … и что ты собиралась делать тут, на дороге?
- Ждать.
- До каких пор?!
- Пока бы ты меня не нашёл, - улыбнулась она. - Человеческое терпение не слабее вампирского.
- Ты сумасшедшая.
- Угу. Как будто это для тебя новость.
- Ладно. А если в солнечные дни я буду давать тебе свой мобильник, на время? Белла, я ведь, в самом деле, перепугался не на шутку!
- Только на время, и только в солнечные дни? Ладно, - нехотя согласилась она и сменила тему. - А что у тебя было за занятие?
- Не исключено, что оно тебе понравится, - загоняя пикап на знакомую просеку, ответил я.
- Дальше пешком? - мужественно спросила Белла.
-Только не ты. Элис обещала солнце от силы до обеда, у нас не так много времени, залезай.
Успевшая прогреться, поляна встретила свою хозяйку настоем запаха трав и тишиной, даже самый лёгкий ветер утих.
- Наша поляна, - вздохнула счастливо Белла.
- А это - твоё кресло, - подвёл я её к переменившему своё местопребывание и внешний вид пню.
- Ух ты, какое! - восхитилась она, переведя на меня восторженный взгляд. - Здорово! Спасибо.
Белла обошла его кругом, попробовала качнуть каменную подушку руками.
- Он как влитой, не поддаётся, - уважительно констатировала она, потом устроилась в кресле, гордо выпрямив спинку, и кладя ладошки на края скола, как на импровизированные подлокотники. - Эдвард, на нём и вдвоём можно устроиться!
Кажется, идея с креслом была не так уж и дурна, если судить по тому удовольствию, которое оно принесло Белле, и эхом - мне. Утро, начавшееся с тоски и
неприкаянности, стремительно набирало радости и тепла. Белла носилась по поляне, нашла несколько зрелых ягод земляники, подглядывала за ящерицей.
- Поймать?
- Не надо, она напугается.
Пень действительно был достаточно просторным, чтобы устроиться на нём вдвоём, даже с ножками. Сброшенные сапожки обессилено прислонились к обомшелым корневищам, а Белла решила, что моя грудь для неё привлекательней.
- К следующему разу я его отшлифую …
- … отполирую, лаком залью и заменю на «чиппендейл», - хмыкнула она. - Оно прекрасно и так, Эдвард. Этот пень тут как будто с самого начала времён был, только прогулялся немного и вернулся назад, с каменной обновкой. Если бы и нам так, остаться на этой поляне….
- … греться на солнышке, слушать птичек, да?
- Угу, - поелозила Белла, умащиваясь поудобнее.
- А ещё стыть под сугробами и мокнуть под дождём, начиная прямо с этой минуты. Облака поползли, скоро начнётся дождь. Всё, Белла, нам пора, дождь возвращается.
Белла вопросительно вздохнула. - Вот и кончилось свидание?
- С солнцем - да, но до возвращения Чарли у нас ещё есть время. Поедем к нам. У камина дождь за стёклами не так уж и надоедлив.
- И ты будешь играть.
- Если хочешь. Что ты выбираешь?
- Кресло.
- Разумеется. Но что ты хотела бы услышать?
- Я хотела бы услышать, как появилось на полянке кресло, - уточнила Белла. - Ты сможешь это сыграть?
Хмм, я ещё никогда не сочинял на заданную тему, да ещё экспромтом.
- Я попробую. А пока, леди, будьте добры, наденьте плащ.
- Это же ещё не дождь!
- Я не намерен ждать, когда он станет настоящим ливнем, и Вы сможете исполнить своё намерение стать мокрой, как лягушка.
- Чем тебе не нравятся мокрые лягушки?
- Я к ним равнодушен, но мне не нравится, когда у юной леди начинает краснеть нос, и она начинает чихать и искать носовой платок, причём, по моему недосмотру.
Настоящий дождь начался, когда мы выползли на трассу. Мокрый асфальт стелился под колёса, вода заливала стекло, дворники не успевали его смахивать, всё, как обычно, но была особенность, делавшая всё недоступным мне сновидением, с самого первого момента встречи, что-то непривычное. Чего-то не хватало. Боли. Аромат Беллы был, восторг от его вкуса присутствовал, а боль я вспомнить не мог. Наверное, страх за Беллу его вытеснил. Интересный эффект, но, поскольку выбирать мне, лучше уж боль, любая, чем ужас неизвестности.
- Почему ты молчишь, уже что-то задумал? - поинтересовалась, подозрительно косясь в мою сторону, Белла.
- Ещё нет, но стараюсь, - соврал я. - Музыкальный экспромт «Кресло».
Посреди пустынного холла нас встретил расстеленный на полу лист упаковочной бумаги, и на нём пара смешных меховых тапочек. На бумаге почерком Элис полыхала красным цветом надпись огромными буквами: «Белла, босиком холодно, а в сапожках неуютно». И приписка Эсме: «Она права».
- Спасибо Элис, - тихо сказал Белла, с удовольствием влезая в меховое нутро зверят неизвестной науке породы, но что такое человеческий шёпот для вампира.
- Всегда пожалуйста, - ответили нам хрустальные колокольчики со второго этажа.
Я отправился за рояль, а Белла к любимому диванчику.
- Сначала это вряд ли будет приемлемо для слуха, - заранее предупредил я, но её это не смутило.
- Я никогда не видела, как сочиняется музыка, мне интересно, - сказала она, устраиваясь.
Непростая задача - свести в одном музыкальном опусе кряжистую тяжеловесность пня и мою возню при его транспортировке, неуступчивую угловатость камня и убегающее время, и нежность феи, освятившей своим присутствием их вынужденное моими стараниями соединение. У меня не получалось.
«Эдвард играет… нет, что-то пытается выразить, мальчик сочиняет новую вещь. Его муза очень благотворно на него влияет», - усмехнулась Эсме в своей комнате. - «Послушаем, что получится на этот раз».
На спотыкающиеся обрывки музыкальных фраз выскочила Элис.
- И что сии «шедевры» должны означать?
- «Кресло», - благоговейным шёпотом ответила Белла.
- Если так, то сидеть на нём крайне некомфортно.
- Конечно, ведь для начала оно было обычным пнём, - по-прежнему шёпотом поясняла она сестрице.
- Наверное, я что-то интересное упустила, - подняла Элис бровь и потащила Беллу за собой в направление кухни. - Пойдём, расскажешь, в чём дело. И перекусишь заодно.
- Но … - попробовала та воспротивиться, жалобно глядя в мою сторону.
- Уж поверь, оттуда всё отлично слышно, - категорично сказала Элис.
Место Беллы занял на диванчике Джаспер.
- Не получится, - тоном знатока заявил он. - Ты стараешься изложить последовательность неких действий, получается плоская схема.
- У нас появился новый музыкальный критик? - недовольно пробурчал я, потому что он был прав.
- Я же эмпат, - напомнил он. - То, что ты чувствуешь, и то, что играешь, не совпадают.
А что я чувствую?
Моё существование, корявое и мёртвое, как этот пень, и неизменное, как камень, превратилось в жизнь, потому что Белла со мной. Но это ненадолго. Однажды фея затрепещет прозрачными крылышками, взлетит и больше не вернётся. И я тороплюсь научиться говорить на её языке, и часто попадаю впросак. И снова спешу, а время тает … Маленькая соната начала обретать стройность и гармонию. И конечно это не «Кресло», это «Горный тролль и фея». Так я её назову.
- Нет, это не так! - воскликнула Белла, едва дослушав вещь до конца.
Нда, моё сочинение по заказу не удалось, одна критика со всех сторон.
- Что не так?
-Это не может быть так печально! Это кресло, может, ещё лет сто простоит! Тем более с каменным сидением!
- Помилуй, какая здесь печаль? - сделал я недоумённое лицо, но старания пропали зря, маске не поверили.
-Такая! - крепко стиснутые кулачки и туго сведённые к переносице бровки требовали - исправь!
И как исправить неотвратимость?
-Я ещё никогда не сочинял на заданную тему, так что, будь снисходительна. Ты ведь хотела узнать, как сочиняется музыка, ну, как видишь, с первой попытки не всегда удаётся. Подожди, я ещё подумаю.
- Я лучше тут с тобой побуду, - бдительно направилась к своему диванчику Белла.
Улыбка братца, незаметно перебравшегося в угол, из понимающей стала заинтригованной - как я исхитрюсь изменить вещь по настоянию заказчика, не загубив замысел.
Ладно. Что останется троллю, когда улетит фея … печаль, тоска? Фея этого слышать не хочет. Благодарность за то, что удостоила, хоть ненадолго, своим присутствием? Несомненно, но этого чувства феи просто не понимают. Обещание вернуться? Это вполне в их духе, но Белла не вернётся. Хотя и уверена, что не улетит … Вот и не надо говорить за неё.
Я остаюсь, - пообещала тема феи.
Улетишь, - противилась тема тролля.
Остаюсь! - вдруг случайно возникшим аккордом под пальцами интонацией Беллы рявкнул рояль.
Как скажешь, - смирился, не соглашаясь, но и не споря, тролль.
Остаюсь, - последний прозрачный аккорд завершил спор в присутствии новых слушателей на верхней площадке лестницы. Эсме и Элис.
- Так подойдёт?
- Не знаю. Всё равно печально, но так прекрасно, что ничего трогать не хочется. Ладно, пусть так и будет. Но тогда … тогда я делаю ещё один заказ. Сочини … сочини … сочини, как я учусь танцевать! Веселее этой темы тебе никак уж не выбрать, отучишься хандрить навек!
Мы, всё-таки, ужасно по-разному думаем. Если я и возьмусь за эту тему, её ожидание и мои ощущения от уроков танцев вряд ли совпадут.
- Белла, а если опять не получится в точности по заказу? Напоминаю, я не профессионал.
- Хорошо, постараюсь быть снисходительной. Всё равно смешнее, чем есть, сложно придумать, но давай не сегодня.
- Хорошо. Чем хочешь заняться?
- Например - поездкой домой, - предложила Элис. - Времени хватит только чтобы проскочить до большой пробки на трассе.
- Ой, авария? - начала пугаться Белла. - Тяжёлая?
- Разбитый нос, подбитый глаз, помятые «тойота» и «мазда»….
- Это уже было, утром, - возразила Белла.
- Но утром вокруг них не было толпы разъярённых дальнобойщиков и вереницы фур.
- Нет, на дороге были они и я, и полицейская машина вдалеке.
- Разница значительная. Дальнобойщики уже есть, а дорожного патруля вы можете и не встретить, если поспешите.
Мы поспешили. На трассе было пусто почти до въезда в город, и только там, на встречной полосе, появился поезд из четырёх трейлеров. Значит, где-то уже торопятся снова встретиться герои утреннего огорчения Беллы. Глупость людей бывает исключительной…
- Какой сегодня удивительный день, - вздохнула она, когда мы уж подъезжали к дому. - Ты вернулся, выглянуло солнце, и у меня было настоящее свидание, с приглашением, и даже мелкой неприятностью по дороге. Всё просто идеально. А ещё у меня появилось моё кресло, и оно мне очень нравится.
- У тебя своеобразный вкус, «чиппендейл» значительно удобней.
- «Чиппендейл» посреди лесной поляны? У тебя более чем своеобразный вкус, но я имела в виду другое. Ты ведь его уже не забудешь?
- Нет.
- И сыграешь, если попрошу?
- Да. И ещё я буду помогать тебе с ужином, потому что машину отгонять не надо.
- Нет.
- Почему?
- Сегодня в твоём присутствии я ничего съедобного не смогу приготовить, буду всё время отвлекаться. Но ты обязательно вернёшься и разбудишь, даже если я усну.
- С чего бы тебе засыпать так рано … Белла!
- Всё хорошо, правда. А сейчас мне пора заниматься хозяйством, - сказала она, вылезая из машины и заходя в предупредительно открытую мной дверь. - До встречи, Эдвард.
- Я вернусь, Белла.
- Да, - ответила она такой сияющей улыбкой, что я уверился - всё и вправду хорошо.
Пожалуй, мне действительно следует не сидеть экзотическим вороном на мокрой ели, а отправиться домой, подумать над «Уроками танцев». Для неё эта вещь станет настоящим сюрпризом.
Сюрприз ожидал меня и дома. То, что Эсме попросила сыграть новую вещь, было ожидаемо. Но то, что слушать её придут и Джаспер с Элис - было странно. Обычно, им хватало того, что слышно было издали.
- Почему?
-Оказывается, исполнителя интересно не только слышать, но и видеть. Джаспер сказал, что в какие-то моменты ты становился не только внутренним, но и внешним зеркалом Беллы. В первый раз я опоздала.
- Удовлетворена? - спросил я, сыграв сонату.
- Нет, для тебя это уже не новость, пережитый момент. Но ничего, у тебя есть ещё один заказ, значит, и у меня есть шанс.
- Зачем это тебе?
- Интересно, как ты пытаешься понять её, и особенно, когда попытка завершается успехом.
- Тот самый аккорд?
- Именно.
- Пожалуйста, но ничего не гарантирую.
Начал я с воодушевлением, но дальше дело пошло плохо, опять вырисовалось то, что Джаспер назвал схемой. Надо было вдуматься, войти в то состояние чувств, что сопровождало уроки танцев, но меня всё сильнее занимали слова Беллы - разбуди, даже если я усну. Первоначальное воодушевление угасло. Мне всё сильнее нужно было не воспоминание, а она сама, и непонятная просьба, которую я обязательно исполню.
- Нет, не получается, - прекратил я бесплодные попытки.
- Отказываешься от заказа, или я смущаю? - съехидничала Элис.
- Ни то, ни другое. Я уезжаю.
- И куда?
- На мою просеку. Снова льёт как из ведра, и мысль Беллы о гидрокостюме начинает мне казаться весьма здравой.
- Я закажу! - угрожающим тоном сказала сестрица.
- И срочно! - ответил я, вставая из-за инструмента.
До желанного окна я добирался не прямиком, через лес, а кружным путём по дороге, когда на открытом пространстве приутих ливень. Хоть какая-то гарантия, что случайный порыв ветра не выльет с куста на плечи неожиданное ведро воды. Не хотелось обставлять свой приход лужами на полу, да ещё ночью.
Я прибыл слишком рано, в холле ещё ворчал телевизор, и Чарли активно курсировал между телевизором и кухней, наливая себе кофе. Но в комнате Беллы горел только ночник. Скрип двери в её комнату и свет из коридора, добавившийся к свету ночника, сообщили, что Чарли что-то понадобилось в комнате Беллы.
- Спокойной ночи, милая, - сказал Чарли, но ответа не последовало, и ночник потух, а потом исчез и свет из коридора, отрезанный прикрытой дверью.
Осторожные, чуть ли не крадущиеся, шаги по лестнице вниз пояснили то, что уже я подозревал. Белла уснула, и Чарли не хотел случайно её разбудить.
Но я должен, потому что обещал. Мокрые следы от обуви на подоконнике и на полу - да влажные понизу брюки - это не столь уж великий беспорядок, чтобы нервничать. Пока Чарли не уйдёт к себе, я всё равно предпочту постоять недвижной скульптурой у окна.
Белла действительно уснула, густые тени под глазами на безмятежном сейчас лице говорили о … бессоннице, скорее всего. И днём они были заметны, но сейчас они проявились во всей красе. Так разбудить её, как обещал, или дать отдохнуть? Вопрос… И я всё никак не мог его решить, даже когда Чарли потушил свет во всём доме, и первые сны поплыли в его голове. Так будить или…
- Эдвард, - позвала Белла.
- Я здесь.
- Ты пришёл …
- Да.
Белла вздохнула, и повернулась лицом ко мне, не открывая глаз.
- Я устала без тебя.
- Я тоже.
- Дождь опять, не спится.
- Такое уж оно, наше лето, милая.
- Охотники говорили, что дождь губит охоту.
- Было всего лишь слегка хлопо …
- Ты голодный…
- Белла?
- А солнца нет.
- Белла …
- Я подожду … не бойся … я подожду…
Она спала, и во сне заново переживала время разлуки: две ночи и день между ними, свою бессонницу и тревогу, за меня и мою охоту. Даже сегодня, когда мы провели вместе почти весь день, эхо тревоги её догнало. Такое долгое и мощное, что я даже сразу не понял, что этот разговор происходил в её сне. Как же она устала … Не буду будить.
- Всё хорошо милая, я уже с тобой, не бойся, я подожду, - шепнул я и тихо запел колыбельную.
Вот эту её непрерывную тревогу Элис назвала «вне зоны доступа». Только на рассвете, когда вместе с ночной тьмой с лица Беллы ушли тени усталости, я тронул разогревшуюся во сне щёчку.
- Белла, я пришёл.
Из распахнутых глаз не сразу исчез туман дремоты.
- Эдвард! Скажи, это было? Солнце, поляна, роскошное кресло на двоих?
- Было.
- Когда?
- Вчера. Скоро зазвонит будильник Чарли.
- Ты не разбудил меня!
- Что не помешало нам поговорить по душам.
- Я разговаривала?
- Во сне. Как всегда, когда переволнуешься. Белла, мы ещё поговорим об этом, как только уедет Чарли. Я выдержу достаточные для соблюдения приличий пятнадцать минут и появлюсь. И мы обдумаем, чем …
- Будильник! - округлила глаза Белла.
Прыжок в окно с захватом плаща по дороге, и я, почти как герой испанской баллады, уже «у окон прекрасной дамы» за дальними кустами, а передо мной - лес в редких прочерках моросящего дождя и «вольво», вместо верного коня, на просеке.
Что за полоса такая, который раз просчитываюсь со временем, а ведь до «эры Беллы» был самым пунктуальным занудой из всей семьи!
А вот такая, счастливая. Только абсолютно счастливые не успевают за ним следить, а я … выходит, временами бываю абсолютно счастлив, хотя и не имею понятия, что в этот момент именно так и есть. Хотя, разве моё неспешное продвижение к дому Беллы, когда я просчитывал условленные минуты, не было счастливым? У счастливого времени много лиц. Параллельно я пытался подобраться к мотиву «Уроков танцев Беллы», что-то бродило рядом и не давалось в руки, и времени, поймать ускользающую идею, уже не было - Белла ждала у распахнутых дверей.
- Куда мы сейчас? - спросила она, садясь рядом на любимое переднее сиденье.
- К нам, покопаешься в библиотеке. Или покатаемся? - выруливая на дорогу, спросил я.
- Библиотека внушает мне больше доверия. Как мои «Уроки танцев», готовы?
- Увы, задача слишком сложна, с налёту не далась.
- А ты реши её в стиле траурного марша, и всё получится, - посоветовала Белла.
- Это будет искажением истины, под такую музыку мы не танцевали.
- Но когда-нибудь я их услышу?
- Непременно, это для меня уже дело принципа.
- Подожду, ладно. Ты мне ещё кое-что обещал, не такое сложное.
- А именно?
- Рассказать о содержательном разговоре во сне. Я ужасную чушь несла, наверное.
-Не совсем. Белла, прошу, никогда не волнуйся за меня, для вампира ни месяц воздержания от охоты, ни два, ни три, не опасны. Нам даже с голоду умереть не дано.
- Но ослабеть очень сильно, так, что даже человек с вампиром может справиться, - дано. Ты сам рассказывал, что Карлайлу, пока он был человеком, это удавалось, - возразила Белла. - И что потом он стыдился этого. Странно.
- Это не странно, это до ужаса печально, сама посуди. Лондон семнадцатого века уже был немаленьким городишкой. И какой силой воли надо было обладать, какой силой убеждений, чтобы посреди такого изобилия отказывать себе в пище с момента обращения месяцами … или больше. Это была, наверное, небольшая группа, братство истово верующих людей с аскетическим уставом соблюдения ограничений по еде и множеством постов. Теперь уже не узнаешь. Кого из них, забавы ради, или в насмешку, обратил обычный вампир - неважно. Но тот первый, получив дар скорости, силы, избавления от всех болезней разом, счёл его благом.
- Но это и правда - благо, - заметила Белла.
- Если не считать жажды человеческой крови. С которой они, впрочем, весьма успешно боролись.
Карлайл думает, что все остальные прошли обращение уже осознанно, получили желанный дар от брата по вере. А другие вампиры кормились в своё удовольствие. И тем подставили этих странных, не желавших совершать греха убийства человека.
И тогда люди могли справиться с сытым вампиром, но для этого нужны были недюжинный ум, наблюдательность, коварство, чтобы подобраться поближе, осторожность, чтобы не спугнуть. И только потом - смолу и огонь в достатке. У Карлайла всё это было. Но наткнулся он не на обычных вампиров, а на этих. И уничтожил, думая, что вершит дело справедливости, всех, кроме последней кучки. Тот старик, что укусил его, наверное, был первым согрешившим из них. А может, и единственным. Потом Карлайл искал членов Лондонского христианского братства вампиров, чтобы покаяться, но не нашёл, ни одного. Люди ли постарались, вампиры ли - какая разница. Братство погибло.
- Как печально, - вздохнула Белла. - Почему ты раньше мне об этом не рассказал?
- А смысл? Я и сейчас прошу тебя - ни словом, ни взглядом сочувствия не напоминать Карлайлу об его трагической ошибке, похорони это знание в своей памяти и забудь. И без этого эта рана в его душе никогда не зарубцуется, вампирам не дано забывать.
- А прощать?
- Себя простить труднее, если ты - Карлайл. Но он самый милосердный человек из всех, кого я знаю, он умеет прощать ошибки других. И речь ведь не о Карлайле, а о твоих страхах. Я посвятил тебя в эту тайну, чтобы ты знала, что между голодом и истощением у вампира, как минимум, полгода времени, и не волновалась по пустякам.
- Голод тоже не большое удовольствие, - пробурчала Белла.
- Не спорю, но не настолько, чтобы делать из него трагедию и не спать по ночам.
- А это как получится, - продолжала упрямо препираться она.
Это просто невозможно - переспорить её, лучше уж сменить тему.
Посидеть дома не вышло, у Элис на сегодняшний день уже был припрятан джокер в рукаве: поездка в Сиэтл.
- Снова? - страдальчески сморщился Джаспер.
- На этот раз не магазины, а выставка голографии.
Было забавно смотреть, как Белла ловила несуществующую, застывшую над несуществующим цветком, бабочку. Элис вынесла резюме, что художественная концепция выставки никакая, технологически экспонаты тоже не на высоте, но перспективы явно есть, время потрачено не зря.
- Эсме, со временем, обязательно возьмёт его на вооружение.
Я был с ней абсолютно согласен, и по поводу выставки, и по поводу потраченного времени. За рулём туда и обратно сидели Джаспер и Элис по очереди, нам с Беллой оставив заднее сиденье. Что бы они ни творили на трассе, спрос был с них, не с меня. У меня был, конечно, шанс спросить, почему к Элис претензий в разы меньше, чем ко мне, но я его великодушно не использовал. Может, потому что при рисковом повороте Белла утыкалась мне лицом в грудь и тихонько попискивала, чтобы не видеть этих шедевров мастерства вождения. И никаких искр, один бесконечный поток тепла, закольцевавший нас в единое целое.
В это лето в человеческих сутках помещалось два моих дня: с утра или с конца работы Беллы в магазине Ньютонов, всё-таки отнявшего у меня часть её времени, и до приезда мистера Свон домой, и с моего прыжка в ночной темноте в окно, до звука будильника в комнате Чарли. А между ними паузы ожидания. Были ли они заполнены подготовкой к новому дню, или сидением на сосне - неважно. Это были границы моих дней. И всё-таки их становилось всё меньше, лето, пройдя апогей, уходило, преподнеся две неожиданности. Вместе с долгими днями уходили и дожди. Солнце не баловало своими визитами, но вместо дождей приходили утренние туманы с росой, быстро высыхавшей на ветру.
Миссис Ньютон, с облегчением отпустившая девушку, нанятую вместо Беллы, и вдруг собравшуюся уезжать из города, с улучшением погоды и оживлением торговли просто разрывалась на части. И, посчитав, что пары месяцев довольно, чтобы устойчиво стоять после травмы на ногах за прилавком, снова обратилась к Белле. А та, разумеется, согласилась.
- Зачем тебе это? - почти рычал я, узнав о «нечаянной радости», свалившейся мне на голову. - Ведь от лета осталось так мало, а ты тратишь по половине нашего дня три раза в неделю. Я не понимаю!
- Или не хочешь понять, - неласково ответила Белла. - Я не хочу быть тяжёлой обузой для родителей, ни сейчас, ни после школы. Над ними золотой дождь не пролился, как ты должен был заметить.
- Но ведь у тебя есть я.
- Эдвард, пожалуйста, не надо, мы ведь об этом уже говорили. Твоё благосостояние, и благосостояние твоей семьи не может иметь ко мне никакого отношения. И вампир ты, или смертный человек, в этом вопросе для меня тоже роли не играет.
Гордячка! - Ладно, брать у меня ты ничего не хочешь. Но можешь принять, подарок. Какой мне заблагорассудится тебе подарить на день рождения. Например, мобильник, или приличную машину… - вдохновился я вдруг распахнувшимися перспективами.
Глядя в черное ночное окно, в уме я перелистывал, как рекламный проспект, виды салонов, витрин…
- Эдвард, не надо! - вздрогнувшим голосом прошептала Белла.
- Что? - обернулся я.
- Не надо про день рождения, - чуть не плача, попросила она. - И никаких подарков не надо. Я и Рене уже сказала, и Чарли.
- Почему, Белла?
- Потому, - слезинки, не удержавшись, покатились по щекам.
- Мы же хотим, как лучше!
- Все хотят, как лучше, - отирая с лица неожиданные слёзы, хлюпала она носом. - Все знают, как для меня лучше. Хоть бы кто поинтересовался, что я на этот счёт думаю.
- Ну, я интересуюсь. Что ты думаешь на этот счёт?
- Чтобы о дне рождения не напоминали, ничем. Обещай!
- Не буду. Только не плачь, ладно?
Эти странные слёзы из-за дня рождения были единственными слезами Беллы, которые я видел. И не напоминал, но помнил. И в дождливые часы у рояля или камина, и в ясные часы, которые мы обязательно проводили на нашей поляне. Спинку и подлокотники лесного кресла я, разумеется, сделал более цивилизованными, просто чтобы обезопасить Беллу от заноз, но и только, она настояла больше никаких изменений не вносить. Даже охота потеряла большую часть напряжения, уходил я не тогда, когда считал нужным, а когда считала нужным Белла, я её так и не переспорил, но и она сильно не нервничала.
Может быть, поэтому в одно из возвращений домой пришло решение «Уроков танцев».
Прозрачная мелодия старинного менуэта вступала первой, следом вступал более приземлённый, в стиле Штрауса, вальс, и начинал перебивать, доминировать. Менуэт спешил и обрывался, не попадая в тон вальса - феи не умеют танцевать
по-человечески, только по-своему. Менуэт завершался тающим аккордом и исчезал, и оставался только вальс, аккомпанементом без ведущей мелодии, плоским и невыразительным, чтобы оборваться незавершённым. После полутактовой паузы, пиано начинался другой вальс, в бемоле, следом вступала основной темой мелодия менуэта без изменений, новый вальс оставался второй, вспомогательной темой, до последнего, единого для двух мелодических линий, аккорда.
- Ну как? - поинтересовался я у домашних критиков.
- Ну что ж, так и есть, - согласился Джаспер.
- Очаровательно и проникновенно, - отметила Эсме. - Вдумчивому слушателю расскажет о многом. Только под первую часть танцевать очень сложно. Даже вампиру.
- И петь тоже, но я всё равно попробую, - решила Элис. - Подожди, не показывай «Уроки танцев» Белле, пока я не продумаю свою партию.
- У тебя есть сутки, - поставил я условие.
- Неделя, - выдвинула ответное требование сестрица. - Ты потратил на сонатину больше месяца.
- Тогда ни дня, - решительно прекратил я торг. - Она уже и напоминать перестала, смирилась, очевидно, с тем, что этот заказ я выполнять не собираюсь.
- Ах ты!!! - гневно всплеснула руками сестрица, потом улыбнулась. - Так даже лучше, будет запас времени для шлифовки. Мой подарок ко дню рождения.
Этим утром, распахивая дверь машины перед Беллой, я сказал, наконец:
- Леди, приглашаю Вас на маленький домашний концерт.
- Неужели готово? - недоверчиво спросила она.
- Настолько, насколько это было возможно, - ответил я, вдыхая первый глоток обжигающего счастья.
- Не прошло и года, - не без иронии ответила она, провожая глазами жёлтые пятна придорожного кустарника на фоне вечно зелёных сосен. Да, совсем скоро осень, начнутся занятия в школе. Пора навестить мисс Коуп раньше, чем она утвердит расписание занятий, но не сегодня, сегодня у меня дебют «Уроков танцев».
Белла погрузилась в музыку, как всегда, с головой, до последней ноты.
- Это волшебство, - выдохнула она, наконец, - но не обо мне.
- О тебе. Именно о тебе, Белла, - настаивал я.
- Это ТЫ так думаешь.
- Да, я ТАК думаю. Так как, работа засчитывается?
- Ты обвёл меня вокруг пальца, вот! Больше ничего заказывать не буду!
- Не обижайся на пианиста, он сочиняет, как может, - перефразировала старую шутку, о пианисте в баре, спускавшаяся сверху Элис.
-Разве можно обидеться на такую красоту! - стала защищаться Белла. - Только я другого ожидала.
- Ему со стороны виднее, - озорно улыбнулась сестрица. - Мы с Джаспером едем в
Порт-Анджелес, пришёл заказ Карлайла на книги. Вы с нами, или …?
- Или.
Белла благодарно ткнулась лбом в в мою спину.
- Гулять всё равно не выйдет, скоро дождь зарядит на весь день, - мстительно сообщила Элис, прежде чем выпорхнуть из дома, и добавила, закрывая за собой дверь, - мелкий!
Белла приуныла.
- Ты рада, что избавилась от поездки, но сожалеешь, что мы остались дома? Можем подняться к Эсме, она с радостью нам расскажет что-нибудь интересное.
- Спешишь найти для меня развлечение? Неужели ты подумал, что мне будет скучно? - удивилась Белла.
- У тебя невесёлое лицо.
- И ты сразу выдумал невесть что.
- Когда не можешь прочесть, случается и выдумать, прости. Так в чём причина?
- Я же знаю, как тебе нравится движение, и дождь тебе не помеха, а из-за меня ты снова будешь сидеть дома.
- Ты беспокоишься за меня, что мне будет скучно? Белла, но это просто невозможно!
Какая может быть скука, если нас двое! Но реплика Элис, что прогулка отменяется, при всём том, что была справедлива, будила желание поступить наперекор.
- Если закутать тебя в два плаща, как в скафандр, и нести на руках, никакой дождь тебе не будет страшен. Доберёмся до места не так быстро, как хотелось бы, но зато я покажу тебе одну пещерку.
- С костями из пластика и свежее подкрашенными наскальными росписями? И рекламой кока-колы?
- Пфф, меня в такие места на цепи не затащишь, пещерка вне туристических маршрутов. Но с секретом, я его тебе покажу. Идеальное место для контрабандистов, с видом на море.
- Там есть сундук мертвеца и бутылка рома?
- Белла, это из песни про пиратов. Контрабандисты - люди деловые и прижимистые, ни вещами, ни выпивкой не разбрасываются.
-Они что, там бывают?
-Ну откуда в этих местах контрабандисты, да ещё в наше время? Там будем только я и ты, и естественный камин. Разожжём огонь, я позапрошлым летом, после шторма, выброшенные на берег обломки деревьев натаскал.
-Здорово! Только я своего плаща не взяла.
-Ничего, в запасниках Элис найдётся всё.
Длинноватые для Беллы рукава моего плаща прикрывали даже пальцы рук, ноги были укутаны в плащ Эмметта, только лицо, под козырьком капюшона осталось открытым. Прогноз Элис сбылся раньше, чем экипировка Беллы была завершена. Мелкий «сеянец», когда мы вышли под покрытое серыми тучами небо, бесшумно заскользил по тяжёлой, уставшей за лето, листве, влажной ладонью прошёлся по лицу, лёг мелкой россыпью на плечи Беллы.
- Ты как?
- Как закуклившаяся гусеница. Сухо, тепло, тесно, и очень хочется выбраться, - отчиталась она.
- Может, не пойдём?
- Нет уж, зажигалка у меня в кармане, и очень заманчиво посидеть в логове контрабандистов.
-Только не забудь зажмуриться, а лучше вообще уткнись лицом в плечо, чтобы голова не кружилась.
-Угу, - глухо, выполнив указание, буркнула она в ткань рубашки. - Я готова, поехали.
Сначала я не столько бежал, сколько шёл, пристраиваясь к новому положению своей ноши, потом скорость удалось увеличить, пока путь проходил по изученным до автоматизма местам. Однако время, на которое я забросил этот маршрут, внесло свои изменения. Там - упавшее дерево, здесь - новый овраг. Требовалось дополнительное внимание, а я отвлекался на странный неровный ритм сердца, бившийся прямо в грудь, и такое же неровное дыхание, и сбивался с ровного бега.
- Голова закружилась?
- Да, - глубокий вздох последовал вслед за ответом.
-Тебе плохо? - забеспокоился я.
- Неа.
- Белла, не надо неразумного героизма. Что с тобой?
- Дождь.
- А причём тут головокружение? А-а, тебе слишком неудобно. Немедленно возвращаемся!
- Нет, мне удобно, двигаемся дальше.
- Тогда объясни, в чём дело, - остановился я. - Без этого больше шагу не сделаю!
- Ну, я же уже сказала - дождь, - непонятная досада на мою недогадливость звучала в ответе.
- Белла!
- Ну, ладно, - смирилась она, по-прежнему не отрываясь от плеча. - Ты как-то сказал, что в дождь я пахну для тебя иначе. Выходит, и ты для меня тоже. Я … надышалась.
В ней явно что-то было не от людей, почувствовать такую тонкую разницу … неизвестно, хорошо ли это для неё - надышаться запахом вампира.
- Возвращаемся.
- Нет. Бежим дальше.
- Тогда хоть голову подними.
- Нет, я хочу ещё, - тёплый вздох облил кожу, и следом горячие губы на мгновение прикоснулись к шее. - Пожалуйста…
Удар … в голову, в сердце, в потерявшие устойчивость ноги … ещё, Белла, ещё!
- Эдвард, что?
- Всё нормально, я обдумываю, как пойдём дальше, - не говорить же, что её прикосновения иногда имеют свойство выбивать из меня и выдержку, и благоразумие.
За всю дорогу до пещеры второго удара я не дождался, и никак не мог разобраться, радоваться или досадовать, что опьянения Беллы не хватило на большее.
Вход в пещеру начинался неприметной трещиной в скале, прикрытой густым, тоже уже обрызганным жёлтым цветом надвигающейся осени, кустарником.
- Тут явно никого не было, - разочаровано заметила Белла, выпутавшись из импровизированного скафандра, - ни тропы, ни сломанных веток.
- Всё ещё надеешься найти клад контрабандистов?
- Тому Сойеру ведь повезло.
- Том Сойер - дитя фантазии писателя. У современных контрабандистов объёмы не те, хранить свои товары удобнее на современных складах, а клады - в банках, счета в Бэнк оф Америка надёжнее какой-то пещеры.
- Да уж, времена романтики миновали … - разочарованно ответила Белла, продвигаясь вслепую по проходу в скале, крепко держась за мою руку.
- Как ты её нашёл? - полюбопытствовала она, глядя на море, когда проход завершился угловатой пещерой с небольшим козырьком.
Пещера смотрела на море длинной щелью, каких много было на этом участке скалистого берега.
- С воды она показалась более глубокой, чем остальные трещины, мне стало любопытно, я забрался и проверил, и обнаружил выход с другой стороны скалы, - рассказывал я, разжигая огонь. - Голова кружится?
- Уже нет, - с еле слышным сожалением ответила она. - А камин не дымит.
- В этом его секрет и достоинство, по мелким трещинам дым вытягивает куда-то далеко в сторону.
- Ты тут охотился?
- Просто убивал время. До твоего приезда было ещё два года. Иди сюда, к огню.
Белла устроилась у огня, не отрывая взгляда от моря.
- Когда ясно, видны, наверное, проходящие корабли, а в дождь мы словно одни на белом свете.
- Здесь и в ясную погоду корабли не ходят, подводных скал много. Тебе тут неуютно?
- Шутишь? - фыркнула она. - Наоборот, безопасно. Не надо беспокоиться, не заглянет ли кто непрошенный на огонёк. Идеальное убежище.
- В нашем доме тоже нечего опасаться, - заметил я в ответ.
- Конечно, - как-то слишком быстро ответила Белла.
- Но эта пещерка для тебя надёжнее. Почему? - потребовал я объяснения, Белла ведь никогда не выказывала страха перед обществом Калленов.
Она помолчала, потом, смущаясь, ответила.
- Понимаешь, они все хорошие, деликатные, знают, когда нужно отвернуться, или не заметить. Это, наверное, нехорошо, но иногда мне и этого недостаточно. Я жадина, да?
- Нет.
Хорошо, что я сижу, оказывается, не только прикосновение, но и слово способно выбить землю из-под ног. Я ей нужен, и это прекрасно, но, как она сказала - этого иногда недостаточно. Иногда ей нужен я, И НИКТО БОЛЬШЕ …
- Белла.
- Да.
- Белла … - притянул я её к себе на колени, утопив лицо в ворохе душистых волос.
Головокружения не будет, но зато доступен ожог.
- У меня опять голова закружилась. Пусть так и будет, ещё чуть-чуть, - шепнула она.
Потом ещё чуть-чуть, и ещё немного …
- Нам пора, обратный путь не стал короче, - с ненавистью взглянул я на ни в чём не повинные часы.
- Жаль, хорошее место, - говорила Белла, одевая плащ.
- Далековато только, - ответил я, довершая её превращение в «куколку».
- Для тебя разве это расстояние?
- Ты ведь устала, пока добирались, сознайся.
- Наверное, из-за «скафандра». Но бесконечные дожди бывают не каждое лето.
Не каждое. Но, с дождями, или без них, будущее лето будет куда скупее.
- Следующее лето у тебя будет занято, надо будет определяться со своими планами, выбирать университет.
- И тебе тоже, но мы всё равно выберем денёк, другой, - упрямо мечтала она.
- Да, Белла.
- И в каждые летние каникулы!
Не буду заглядывать в пропасть, не сейчас.
- Да, Белла.
Обратный бег проходил под ровное, немного усиленное сердцебиение.
- Голова больше не кружится?
- Почти нет.
- Привыкла?
- К этому нельзя привыкнуть, ты же знаешь.
Знаю.
- Но можно привыкнуть не бояться.
- Чего, Белла?
- Остаться внезапно без твоего воздуха. Даже если он уйдёт, то непременно вернётся.
Пока он ей будет нужен.
- Да, Белла.

Школьники ещё спешили использовать как можно полнее последние дни свободы, а для меня занятия уже начались после визита в административный корпус к мисс Коуп, как только я сравнил расписания занятий, своё и Беллы. Скромный букет, преподнесённый благодарным учеником, возможно, был лишним, это её работа, ничего сложного, но я был слишком счастлив, чтобы не уделить хоть каплю радости за оказанное внимание. Теперь я во всеоружии, что вряд ли можно сказать о Майкле Ньютоне, сразу потерявшем хорошее настроение, как только увидел меня рядом с пикапом.
- Надеюсь, он примет это известие как мужчина, - сказал я, выруливая со стоянки у магазина Ньютонов.
- Кто? - покосилась Белла в мою сторону.
- Майкл, разумеется.
- Какое известие, что-то случилось? - беспокойно обернулась она в сторону магазина.
- Кое-что неизбежное. Ты послезавтра сюда не приедешь! - торжествующим тоном пояснил я, и Белла с недоумением воззрилась на меня.
- И почему, позволь узнать?
Теперь начал недоумевать я. Ну, не могла она, в самом деле, забыть, что завтра надо идти в школу!
- Ведь завтра начинаются занятия.
- Не поняла, как одно связано с другим.
- Занятия начинаются с утра, - уточнил я.
- А-а, всё в порядке, мои рабочие часы перенесены на вечер, - «обрадовала» она меня.
В воображении сразу возникла пустая ночная улица, яркая витрина, а за ней - силуэт Беллы. Магазин закрывался в девять вечера, а ведь ещё надо добираться домой. А домашние задания?
- После учебного дня ещё целый вечер за прилавком стоять? И не вздумай!
- Почему это?
Боже, дай мне сил убедить её хотя бы в этот раз!
- Потому что я не хочу такого для тебя! - тянул я воздух сквозь зубы, чтобы не зарычать.
- Но другие как-то справляются, справлюсь и я. Меньше буду мечтать на уроках.
- Совсем не будешь, потому что мы будем сидеть на всех уроках вместе! - неожиданно такое желанное известие, став аргументом в споре, прозвучало, как угроза.
- Останови машину! - сразу же потребовала она.
- Белла?
- Немедленно останови машину!
- Здесь нельзя, - сквозь зубы ответил я.
- Останови там, где можно!
Может быть, мой тон был и резковат, но её идея - работать по вечерам - тоже не из блестящих!
- Останови! - снова потребовала она, стискивая кулачки на коленях.
Сейчас она скажет, что права управлять её жизнью у меня нет, и что она не хочет меня видеть … Если я сейчас же не исправлю то, что натворил, будет беда! У разрешающего знака я подъехал к бордюру и остановил машину. Пусть делает, что
хо…
Белла!
Крутанувшись на сиденье, она обняла меня за шею, прижалась щекой к груди, и тихо счастливо засмеялась.
- Белла?
- Нельзя обниматься во время движения! - объяснила она. - Но ждать, когда ты, наконец, доедешь до дома, не в моих силах! Это ведь на весь учебный год, да?
- Да, Белла.
- Что с твоим сердцем? Загудело, как колокол.
- Оно не привыкло, чтобы к нему приближались без предупреждения.
- Твоя оплошность, не надо было выдавать такую новость прямо на ходу, - надулась она, сев обратно.
- Я уж думал, что ты на меня злишься и хочешь высадить из машины, - выдохнув, неловко пошутил я над своим нешуточным страхом, и снова завёл двигатель.
Пикап презрительно громко фыркнул, но тронулся с места.
- Злилась, но немного, ты ведь беспокоишься обо мне. Но никак не хочешь понять, что у меня есть свои правила, и менять я их не стану, я буду копить деньги на учёбу. Ты знаешь, как трудно в Форксе школьнику найти подработку, даже такую?! Эдвард, - успокаивала меня Белла, - это, можно сказать, сезонная работа, пока есть наплыв покупателей. Когда он кончится, помощники в магазине будут не нужны.
То есть только зимой. Человеческое будущее Беллы отнимало у меня её настоящее. Но это мой выбор, мои правила, и менять я их не стану. Значит, придётся смириться.
- Ты больше не будешь злиться? - тёплым лепестком легла на запястье рука Беллы.
На кого, на себя, на собственный выбор? Смешно…
- На работу и с работы возить тебя буду я, это не обсуждается. После половины одиннадцатого вечера никаких задушевных бесед, разве что колыбельная, к выходным это тоже относится. Насчёт походов по магазинам у меня претензий нет, ты в них всегда проводишь столько времени, сколько необходимо и ни минутой больше. Кулинар из меня никакой, но для чистки овощей, или ещё для чего-нибудь в этом роде, я буду всегда к твоим услугам. Если что-то не успеешь понять на уроках, зря сама не мучайся, ты знаешь, я умею понятно объяснять, - выкладывал я правила, по которым нам придётся жить до конца её работы, до зимы.
- Это что, наказание? - прищурив глаза, приготовилась она к отпору.
- Только способ сохранить тебе силы.
- Не такая я и слабая, чтобы со мной так нянчиться! В Финиксе же я работала!
Возможно. Возможно, такие требования и излишни, но на свете нет другого человека, для которого жизнь Беллы была так же бесценна, как для меня. Разве что Чарли …
- В Финиксе было много солнца, и ты не училась в выпускном классе, нагрузки были меньше. Но если я пересолил … Можно посоветоваться с Чарли. Он человек основательный, уравновешенный.
Градус возмущения Беллы резко снизился.
- Не надо советоваться, всё разумно. Просто я давно уже думаю о себе сама, и вдруг - такой поворот! И поскольку стать вампиром мне не светит …
- Вот именно - не светит, вампирам суждены только сумерки, - перехватил я удачный оборот.
- … то силы, действительно, стоит поберечь. Пусть будет, как ты хочешь. Но сегодня и завтра пусть побудет ещё всё по-старому, как я хочу …
- Да, Белла. Чего ты хочешь?
Она задумалась надолго, до самого дома, потом губы тронула слабая улыбка.
- Наверное, того же, что и ты …
Невозможного.
Нет.
- Прогуляемся по лесу? - предложил я более приемлемый вариант.
- Бегом, по-твоему?
- Да, на машине туда не подъехать. Есть одно любопытное крохотное озеро. Оно почти всё заросло камышом, осталось только небольшое зеркало открытой воды.
- Ты в него нырял? Что там?
- Ничего особенного, глубокое каменистое дно и холодные подземные ключи. Пейзаж там удивительный. Каменная тропа ведёт сквозь волнующийся камыш к валуну над чистой бездонной водой.
- А дальше как?
- Дальше?
- Ну, половину танка ты уже прочитал. Как там дальше?
- Не знаю. Это не танка, то есть я не сочинял специально, всего лишь попытался точнее описать.
- А получилось, как стихи. Придумаешь ему окончание? Или прочитаешь другие, там, на валуне.

28. Ещё один сюрприз.

Первый же день в школе определил новый статус Калленов. Больше мы не старались, по новой стратегии клана, отгораживаться от одноклассников стеной молчания, не уселись за отдельный стол в кафетерии.
Собственно, это заслуга Анджелы. Она заняла со своим Беном свободный стол, и позвала к ним оглядывающуюся, в поиске знакомых лиц, Беллу, а заодно и меня. Ещё двое Калленов приземлились рядом, и Джессика, увидев, что происходит нечто необычное, быстро подсела рядом в ожидании сногсшибательных новостей. Тут же «Партия Джессики» приросла за счёт Майкла Ньютона, щеголявшего взлохмаченной шевелюрой вместо короткой стрижки. Но, кроме того, что «жуткая семейка» в ослабленном составе казалась не такой страшной, а возникшие между мной и Беллой отношения благополучно пережили лето, в отличие от отношений Джессики с Майком, захиревших на стадии «дружбы», «особых» новостей не обнаружилось. Впрочем, нашлись другие, обычные, но тоже требовавшие внимания.
Новый учитель литературы, планы на будущее, опять новая машина у Тайлера, помахавшего нам с соседнего столика. Каллены внесли свою лепту, поделившись новостями из Дартсмута, куда поступили по легенде Эмметт и Розали. Не стоило при Джессике про Дартсмут, недоброжелательная зависть начала портить беседу.
Хорошо хоть Бен сменил тему, разнёс в пух и прах нашумевший блокбастер за «техническую безграмотность», и порекомендовал другой, «для умных людей». К разговору Бена о кино присоединились, заинтересовавшись темой, перебравшиеся за наш стол Тайлер, его закадычный друг Коннор, и Эрик, державшийся рядом с ними по инерции. Теперь за нашим общим столом практически не осталось свободных мест.
В последующие дни стало заметно, что отстранённость простым пересаживанием за общий стол уничтожить не получилось. Обрушенная с нашей стороны стена явила пограничную полосу между нами и всеми остальными, и смельчаков с той стороны, желавших пересечь её, оказалось немного.
Для общения нужна некоторая история общения, в один момент такого не создать, нужно время. Нужны темы для разговора, общие интересы. С этим были сложности.
Тайлер легко нашёл себе новый предмет вместо Беллы, нисколько не потеряв своей самоуверенности, но с машинами ему, или машинам с ним, явно не везло. Что постоянно становилось предметом горячих споров с Коннором, знатоком примет и предзнаменований, куда подключались, где с шуткой, где с глубокомысленными замечаниями, все остальные.
Эрик за лето вытянулся ещё больше, но, кроме точной незыблемой науки, он, кажется, решил больше ничем не интересоваться. Случайная фраза могла его вдруг зацепить, но тогда даже Бен, вполне продвинутый неглупый парень, сидел за столом с видом бесшабашного троечника, для остальных парней его слова звучали полной абракадаброй, им было скучно, а нас Эрик не спешил замечать, поэтому подолгу молчал.
Последним нашим «приобретением» стала Лорен. Вот уж кого век бы не видел! Но, как источник новостей, она была небесполезна, а, как поставщица сплетен, для Джессики стала просто бесценным сокровищем, поэтому они часто сидели рядом, хихикая или понимающе переглядываясь.
Если бы не добродушие Анджелы и умение Бена из любой чепухи ехидным вопросом создать тему для общего разговора, если бы не готовность Беллы отметить любую, пусть и незамысловатую, шутку, из наших попыток наладить, хотя бы видимость общения со сверстниками, не получилось бы совсем ничего, потому что благоприятное время было упущено. А для Джаспера, с его тяжёлым, не изжитым ещё опытом, оно ещё и не наступило.
В общем, мы относительно успешно сделали шаг к сближению с компанией повзрослевших за лето однокашников, гордо поглядывавших на мелкотню с высоты своего нового положения выпускников, сениоров.
В последнюю неделю августа Элис огорошила семью вопросом:
- Что будем делать?
- С кем? С чем? И когда? - посыпались вопросы со всех сторон. - И почему мы должны что-то делать?
- Потому что тринадцатое сентября не за горами!
- И чем знаменательна эта дата? - поинтересовался Карлайл. - Наша сладкая парочка возвращается?
- Это день рождения Беллы! - укоризненно воскликнула Элис. - День совершеннолетия! Грандиозный повод устроить настоящий праздник, с именинным пирогом со свечками и бокалом шампанского для новорожденной! Розали необходимо сообщить, чтобы возвращались.
- Она будет просто счастлива… - Джаспер не собирался прятать своего скепсиса.
- Ты думаешь, Розали будет рада тому, что в семейный праздник обошлись без неё? - с не меньшим скепсисом отозвалась Элис. - Особого восторга не будет, но обиды, если не сообщить, хватит лет на двести, разве нет? Они обязательно прибудут. О-о, тут есть, где развернуться! Строгие смокинги для мужчин необязательны, но
что-нибудь праздничное было бы весьма кстати, дамы в своих туалетах ограничены только собственным вкусом, будем танцевать! И конечно - подарки! Чтобы всё, как у людей.
Вот именно, подарки для Беллы, вечный мой камень преткновения, последний раз принявший форму непонятных горьких слёз.
- Белла не хочет ни праздника, ни подарков. Она плакала, просила не напоминать, - выдал я запретную информацию. - Так что ничего не выйдет, я обещал.
Повисла растерянная пауза, Элис потянула воздух сквозь зубы.
«Этого следовало ожидать, Белла не хочет взрослеть. Эд …».
Нет.
«Ты ведь собирался дать ей всю радость человеческой жизни? Вот и исполняй!», - сурово сведённые брови на лбу эльфа сделали его лицо неумолимым.
- Выйдет! - в голосе Элис вместо привычного серебра прорезалась сталь. - Мы и не будем напоминать, просто устроим ей приятный сюрприз. Подготовку праздника я беру на себя. И от подарков на день рождения Белле не отвертеться. Ни Чарли, ни Рене от своих замыслов не отказались.
- Они - любимые родители.
- А мы - любящие друзья. Главное, чтобы подарки были желанными, или, хотя бы, необходимыми, а это уже ваша забота.
Однако, ураган «Элис» задал задачку не из лёгких. Его напор быстро смял моё и так нестойкое решение выполнить просьбу Беллы. Но всё, что мне приходило в голову, было заранее обречено на провал.
-Эдварду проще всех, - в противовес моим унылым размышлениям сказала
Элис. - Остальным придётся хорошенько подумать.
- Мне-то, почему проще? - кисло поинтересовался я.
- Ах, Боже мой, неужели ты настолько несообразителен, чтобы не видеть, что твой подарок уже почти готов? Его только нужно упаковать! Надеюсь, ты не будешь против, если я приложу к нему кое-что от себя? - она пропела несколько тактов менуэта. - Разумеется, после того, как оценишь всё целиком.
Если музыку записать на диск … то есть упаковать …
- Элис! Ты …!
- Несомненно, - привычно согласилась она.
Теперь работа Беллы в магазине оказалась очень кстати. К вокальной партии в «Уроках танцев» у меня нашлось несколько замечаний, да и сама запись сочинений для Беллы: «Колыбельной», «Горного тролля», «Уроков танцев» и так понравившегося Белле «Эдельвейса» - оказалась не совсем простым делом.
- Может, просто обратитесь к профессионалам в звукозаписывающую студию? - жалобно проныл Джаспер, в сотый раз слушая одно и то же.
- Нет! - был наш единый ответ.
- Займись лучше своим подарком, - напомнила другу Элис.
- Я не умею дарить подарки, у меня опыта нет!
- Вот и приобретёшь его, - злорадно добавил я.
- Не переживай, Джасс, мы уже придумали роскошную штуку, если хочешь, присоединяйся к нам с Розали, - великодушно предложил Эмметт.
Элис была права, сладкая парочка приняла решение вернуться сразу же, как только до них дозвонились.
- Разве это недоразумение ещё не исчерпало себя за лето? - неприятно удивилась Розали.
- Не стоит так относиться к чувствам своих близких, - мягко заметил говоривший с ней Карлайл.
- Мои чувства в расчёт не принимаются? - с сарказмом поинтересовалась она.
- К твоим чувствам мы тоже относимся с пониманием, никто не собирается принуждать тебя с ней общаться сверх обязательного. И всё-таки, я не хотел бы разрушать семью из-за несовпадений в неких частных вопросах, - Карлайл чуть добавил настойчивости в голосе.
Как бы ни относилась Розали к Белле, но семья превыше всего, и чувство совершаемого ею, ради сплочённости семьи, подвига возвысило мисс Совершенство в собственных глазах на недосягаемую высоту.
- Хорошо, мы приедем к тринадцатому, - голосом Жанны д *Арк, восходящей на костёр, объявила она.
- Этого недостаточно, туалет за пять минут не придумаешь, а ты ведь не захочешь выглядеть кое-как! Мы можем вообще не говорить, что вы уже тут, - добавила Элис, - вплоть до самого торжества.
- Нам придётся скрываться? - перехватил трубку Эмметт. - Как шпионам?
- Белла не так уж и часто будет здесь бывать, как только начнётся учебный год, не сталкиваться с ней не составит труда.
- Не разочаровывай меня, - хохотнул он, рядом недовольно фыркнула Розали. - Так будет даже забавнее!
Через два дня они прибыли. Розали занялась собой, старательно делая вид, что Беллы, как таковой, в природе не существует, и она исчезает из дома исключительно по своим делам, а мы ей тактично подыгрывали. Эмметт с удовольствием, в отсутствии подруги, изображал из себя гурона на охоте. Сейчас «гурон» был в предвкушении добычи.
- Джасс, правда, поедем с нами. Эдвард застрял надолго, судя по всему, а нам нужен консультант по обманщикам.
- В смысле?
- Чтобы не впарили вещь пафосную, но бестолковую.
- И что это будет? - невольно заинтересовался я.
- Стереосистема для её драндулета. У Розали от звука той развалины, которая там стоит, просто зубы ноют.
- У вампиров зубы не ноют.
- Тогда уши в трубочку сворачиваются.
- Эмм!
- Можно подумать, что ты от этого хлама в восторге! - съехидничал Эмметт.
- Настроение у Роуз портится от одного вида этой машины, причём, капитально, - объяснил он выбор подарка. - Лучшим развлечением для неё было бы собственноручное уничтожение этого драндулета, чтобы не оскорблял взгляда своим видом. Если это невозможно, хотя бы закамуфлировать его тарахтение приличным звуком.
Розали в своём амплуа: сначала она, потом весь остальной мир. Но, с другой стороны, автомагнитола вписалось в условия, поставленные Элис, радио в кабине было просто не-об-хо-ди-мо заменить!
Карлайл и Эсме мучились над подарком дольше всех.
- Никак не ожидала, что попаду в такую нелепую ситуацию, - удивлялась мама. - Не могу придумать, что подарить девушке моего сына на день рождения!
В таком же растерянном состоянии Карлайл с Эсме пребывали и спустя неделю.
- Может, всё-таки, украшение? - вернулась Эсме к мысли, неоднократно выручавшей её в сходных обстоятельствах.
НУ, да. У меня проблемы с обычным мобильником, а тут подразумевается то колье, которое и для коллекции Лувра было бы небезынтересным …
- У меня есть кое-что, достойное Беллы, что имеет право называться произведением искусства, и вполне может оказаться необходимым, если её пригласят … куда-нибудь пригласят.
- Например, на приём к королеве Англии. Белле на каждый уикенд высылают приглашение, а ей приходится отказываться, потому что без этого кое-чего совершенно не comme il faut! Мам, да она его просто не примет!
- Я же не предлагаю солнце с неба! - беспомощно запротестовала она.
- Эсме, эврика! Именно солнце с неба! Это то, от чего она не откажется, даже если будет дорого стоить! - влетел в холл Карлайл с выражением на лице, с каким Архимед выскочил из ванны. - Именной билет во Флориду и обратно с открытым числом. Неделя солнца в любое время, в какие-нибудь каникулы, хоть посреди зимы!
Эсме просияла, с восхищением глядя на мужа.
- Конечно! Ты бесподобен, дорогой! Солнце и Рене, и океан, - несколько дней счастья для Беллы.
Несколько дней холода для меня. Несколько сотен часов страха. Как-нибудь перетерплю … если смогу.
- Но нужны два билета, - добавила Эсме.
- Возникнет неудобная ситуация, вряд ли мистер Свон на это согласится, - неуверенно возразил Карлайл.
- Конечно, но мистеру Свон будет спокойнее дома, если он будет знать, что у Беллы есть сопровождающий. Эдвард полетит.
- И это добавит Чарли спокойствия… - хмыкнул Карлайл.
- Уж во всяком случае, это лучше, чем молоденькая беззащитная девушка в одиночку пересекающая пол страны.
- У Эдварда будут проблемы: слишком много солнца и людей.
- Отсижусь днём в гостинице, - включился я в обсуждение моей персоны.
Гулять с Беллой вечерами по пляжу, караулить ночью её сны, по словам Рене, в доме в Тампе для неё предусмотрена отдельная комната. Быть уверенным, что у неё всё хорошо - разве этого мало? Мало. Но это лучше, чем тянущая тоска без неё здесь.
- Причина такого поведения? Белла ведь поедет к матери, у Рене обязательно возникнут вопросы, - продолжал мозговой штурм Карлайл.
- У меня от ультрафиолета экзема, например.
- Мне это не нравится, - вздохнула Эсме.
- Или придумаю что-нибудь ещё. Мы не завтра улетаем, - легко отмёл я всякие проблемы, потому что уже летел, пусть и в мыслях.
День за днём сжималось, как пружина, время до знаменательной даты.
Одиннадцатое сентября.
При Белле все делали ясные невинные лица, и все помалкивали.
Элис «увидела» прибытие подарка Рене - альбома для фотографий. Наверное, это для неё компромиссное решение, дома целый архив видео, обо всех мало-мальски важных событиях в её жизни, но от Беллы такого не дождаться. Альбом - деликатная просьба сделать хотя бы фото. Чарли спрятал альбом в столе на службе.
Туда же отправился купленный им цифровой фотоаппарат.
У Калленов - смотр подарков, волнения, наконец, на этот счёт прекратились. Музыка записана, билеты доставлены, с коробки с радио с осторожностью сапёра снята наклейка с ценой.
Двенадцатое сентября.
В школе Каллены старательно не помнили, что есть такое понятие, как день рождения. Что думала Белла, неизвестно, но становилась всё угрюмее.
У Свонов заговор молчания вокруг подступающей даты тем более ненарушим. Чарли привёз подарки и оставил, от греха, до утра в запертой машине, завтра будет вручать. И весь вечер, пока мы разбирались с домашним заданием, корил себя за то, что не настоял на своём, пошёл на поводу у доченьки. Только настойчивость Рене дала ему смелость хотя бы подарком запастись. Больше он ни на что не смог решиться. Не мне его винить, если бы не Элис, я бы тоже на эту авантюру не осмелился.
У Калленов - великий дамский совет. Торжеств в узком семейном кругу у нас раньше не случалось, свадьбы Розали и Эмметта, не в счёт. Разве что их первый
выпускной … Так что проблема серьёзная - как убрать холл, чтобы чувствовался именно семейный праздник. Привычка Эсме к выверенному изяществу вошла в конфликт с наполеоновским размахом планов Элис. У Розали тоже нашлось, что сказать по этому поводу. Я уже убегал к Белле, а совет так ни к чему конкретному не пришёл.
Тринадцатое сентября.
Белла спала. Я уселся на полу у изголовья её кровати, смотрел, и не мог насмотреться на это удивительное, единственно нужное мне лицо, а будильник на книжной полке отсчитывал первые секунды нового дня.

С днём рождения, солнце моё.
В неизвестный мне час этого дня восемнадцать лет назад началась твоя жизнь.
Что я делал в тот день? А, неважно. Всё важное началось, когда мы встретились. Было очень больно, и страшно, правда. После девяти десятков лет каменного сна, утопившего в себе всё, что было до него, просыпаться очень нелегко. Но не просыпаться - ужасно, уж поверь.
Я сказал тебе, что ты - моя жизнь, это так, и не совсем так. Ты - живое солнце, давшее мне чувство любви, чувство времени, одним словом - мою жизнь.
И стаскивать тебя с твоего пути обращением я не стану. Это словно прививка смерти. Никто до конца не знает, что это такое - смерть, и я в том числе, а то, что знаю … этого я для тебя не хочу. Я не могу убить тебя, убить твою человеческую жизнь, не смею, а другого способа уйти в сумерки не существует.
Ты только живи, ничего не бойся и живи, а когда я начну отставать от тебя, иди дальше и живи долго и счастливо, и я буду жить, как сумею, издалека видя твой свет, храня в памяти твоё тепло. По крайней мере, постараюсь жить, до последней твоей минуты. Больше не смогу. Больше просто нечем будет. Хм, в каком-то смысле и я стал смертным, да, Белла?
А пока поспи, наберись сил, день будет долгим. Хочу, чтобы он был для тебя счастливым, а для счастья тоже нужны силы. Мне пора уходить, скоро запищит будильник Чарли, а потом мы увидимся.
С днём рождения, Белла Свон.

Размышления у постели спящей Беллы принесли свою пользу, собрали все разрозненные мысли и чувства в единое целое, этакий смотр прошлого и прогноз будущего. Будущее не слишком оптимистично, не очень реалистично, но другого я не видел. Настоящее разбирать на самые счастливые и самые ужасные фрагменты не получалось, слишком всё переплетено, спаяно воедино. Это - жизнь … Моя жизнь, а никак не существование! С ума сойти …
В доме было почти обычное утреннее оживление. Карлайл уезжал на работу, трое Калленов в школу, двое отправлялись в противоположном направлении. Эсме, как всегда, хранительница дома и устроительница мира.
Элис потихоньку припрятала коробочку с диском в школьную сумку, не смогла удержаться. Думала, я не замечу, но это, в первую очередь, мой подарок! Мне хотелось вручить его дома, в торжественной обстановке, а не на бегу, на парковочной площадке, или на перемене, что ещё хуже.
Эмметту с Розали досталась доля доставщиков заказов Элис и подручных Эсме по декорированию дома. Как Эсме будет со всем этим разбираться - мне неизвестно. И каждый по-своему волновался, даже Карлайл, нагружая Джаспера своим беспокойством.
-Я с вами неврастеником стану, - ворчал он, садясь в «вольво».
- А ты оставайся с нами, - предложил Эмметт, направляясь к своему внедорожнику. - У нас нервы покрепче, да и обстановка куда спокойнее: грузи побольше, вози побыстрее, уворачивайся тщательнее, если Роуз что-то вдруг запустит в твою сторону.
- Нет уж, старый солдат будет там, где фронт слабее, - усмехнулся эмфат.
Это в школе-то, где ему труднее всех? Ну-ну… Правда, там Белла.
Машина шла ровно, шёпотом переговариваясь с дорогой, и я немного погордился собой - «вольво», даже после демонстративного отказа Розали ухаживать за ней, чувствовала себя неплохо.
- Последний звонок, - полезла Элис в сумку за телефоном.
- Мобильник лежит, предположительно, за коробочкой в серебряной бумаге, с бантиком, - ехидно подсказал я, наблюдая за ней в зеркало.
Сестрица инстинктивно прижала сумку к груди.
- Осторожно, не повреди!
- Заглядывать в чужие сумки - это mauvais ton, mon cher! - возмутилась Элис.
- А он в неё и не заглядывал, - заступился Джаспер. - У него свои методы.
- Тем более!
- Но это мой подарок! - прорвалось ревнивое раздражение на ушлую сестрицу.
- Не только твой!
-Тише, ребята, тише, - бархатной волной сбил Джаспер волну моего напряжения, - так и знал, что сегодня вас без присмотра оставлять нельзя.
Элис достала, наконец, мобильник из сумки, защёлкала кнопками.
- Магазин «Энергия жизни», слушаю Вас, - зазвучал профессионально радушный голос.
- Миссис Ньютон? Я - Элис Каллен, подруга Беллы, Беллы Свон, девушки, которая у вас работает.
- Каллен? - в женском голосе сразу возрос уровень любопытства. - Чем могу помочь?
- Я хотела бы попросить Вас об услуге. Видите ли, у Беллы сегодня день рождения, и …
- Да что вы говорите!
- Да, восемнадцать. Сама Белла решила проигнорировать это событие, но на что тогда нужны друзья? Мы собираемся сделать для неё сюрприз, но без вашей помощи это не удастся.
- И что это будет за сюрприз? - заработала железа сплетницы.
- Праздничный обед. Мама уже печёт пирог, а папа готовит торжественную речь.
- Ах, так это семейное торжество? - градус любопытства миссис Ньютон упал до уровня разочарования, сплетня засыхала на корню.
- Так решили папа с мамой, - подпустив в голос уныния, вздохнула в трубку Элис. - Вы не могли бы найти замену Белле на сегодняшний вечер?
- Разумеется, я её сама с радостью заменю. Такая дата! Передайте ей мои поздравления.
- С удовольствием, миссис Ньютон, - пропела Элис и отключила мобильник.
-Эд, прости, - покаянным голосом сказала она, и добавила, - ты ведь своим обещанием Белле как бы отказался от права на подарок. А я такого обещания не давала, вот и …
- … решила воспользоваться моментом.
Элис сокрушённо вздохнула, но угрызения совести её недолго мучили.
-Ты знаешь, как Белла чувствует влияние Джаспера, так что воздействовать на неё, чтобы принудить к чему-то незаметно, не удастся. В его силах только ослабить её напряжение, не больше. Остальное придётся сделать нам, чтобы Белла освободила тебя от обещания и перестала принимать свой день рождения как личную вселенскую катастрофу. Что у нас выйдет, не знаю.
Я недоверчиво поморщился.
- Правда, не знаю. Вариантов пятьдесят на пятьдесят. Но мой подарок …
- Наш! - напомнил я.
- Конечно, наш, - вздохнула Элис. - Подарок я вручу ей в любом случае. И никаких приступов бешенства! Джаспер, пригляди за ним.
- Да, мой генерал, - отсалютовал братец. - Чувствую, денёк будет не из лёгких.
Когда пикап завернул на стоянку к привычному месту парковки, я и без влияния Джаспера немедленно остыл, увидев хмурое лицо над баранкой руля. Оно не оставляло никаких сомнений: радости этот день Белле не принёс. Элис права, настроение Беллы надо менять, но как?
Сестрица бросилась навстречу Белле с серебристой коробочкой в руке, как в атаку, чтобы противник не успел опомниться.
- С днём рождения, Белла!
-Тшш-ш, - прошипела новорожденная, тревожно оглядываясь по сторонам всё с тем же хмурым выражением.
То есть в школе Белла это событие тоже не хотела афишировать, это ожидаемо. Быть гвоздём новостного потока ей никогда не нравилось.
- Откроешь подарок прямо сейчас, или потом? - снизив голос, лучезарно улыбалась Элис, направляясь с Беллой в мою сторону.
- Никаких подарков, - мрачно буркнула Белла ей в ответ.
Атака захлебнулась, поняла полководец Элис, и организованно отступила.
- Ну, ладно … Тогда потом. Тебе понравился альбом, что прислала мама? А фотоаппарат от Чарли?
- Да, очень, - не задумываясь, ответила Белла, и нахмурилась ещё сильнее.
Если я правильно понял, Белла попала в изначально задуманную сестрицей психологическую ловушку. Родители - это важно, а мы?
- По-моему, здорово придумано! Совершеннолетие бывает только раз в жизни, сможешь документально запечатлеть этот день! - восторгалась Элис и важностью события, и уместностью подарков.
-А сколько раз тебе было восемнадцать? - поинтересовалась Белла, на собственном примере подруги собираясь доказывать обратное.
- Ну, я другое дело, - равнодушно отмахнулась та.
И она, и я. Нам никогда не дождаться этого дня, настоящего этого дня. В жизни Калленов много вынужденного притворства: фиктивные дни рождения, выпускные, свадьбы - витрина для людей. И так мало настоящего!
А вот сама Белла, каждая секунда её жизни - настоящие и неповторимые. Я-то знаю. И этот, просиявший мне навстречу сквозь все её маленькие и большие огорчения, взгляд, и жест, каким она вложила свои длинные изящные пальцы в мою ладонь, и споткнувшийся, чтобы зачастить как на беговой дорожке, пульс. Из-за меня, непроизвольно растянулись в улыбку мои губы. Это ничего, моё сердце тоже ударило не в такт, только его труднее услышать.
Я пропустил всего пару утренних часов, а контур губ неуловимо изменился. Прикоснуться бы к ним сейчас губами, почувствовать, да нельзя. Мимо нас, скользя по нашей кучке острожным взглядом, пробегали одноклассники. Я позволил себе лишь провести кончиками пальцев по этой новой линии неизвестности, горячий вздох, обливший мою ладонь, сбил моё собственное дыхание. Нда-а, а мне ведь ещё говорить …

Белла …

Да …

- Белла, значит, я не имею права поздравить тебя с днём рождения?
-Ага, точно, - насупилась она.
Упорства в голосе уже меньше, уже неплохо, зато там, в глубине его …
Не надо, солнце моё!
- Это я так, решил уточнить на всякий случай. Вдруг ты передумала, - рука привычным жестом, когда хвалёный вампирский мозг начинал тормозить, полезла в шевелюру за решением. - Людям, как правило, нравятся дни рождения и подарки.
Белла упрямо молчала.
- Брось, Белла, тебе тоже понравится! - засмеялась Элис, стараясь своим весёлым настроем переломить сопротивление подружки. - Сегодня все будут потакать любому твоему желанию! Что плохого?
- Возраст, - ответила Белла на восклицание Элис, вовсе не требовавшее ответа, и голос уже явственно дрогнул.
Нет.
Есть желания сродни безумству.
Нет.
- Восемнадцать - это немного, - возразила сестрица. - Мне казалось, из-за таких проблем начинают волноваться после двадцати девяти.
- Мне уже больше, чем Эдварду, - заметила Белла, и поспешно уточнила, - практически, только на год.
Я только вздохнул. Маленькая женщина боялась, что её избраннику определившиеся черты лица, первые, ещё не старческие, просто взрослые, мимические морщинки, будут неприятны. Что он, то есть я, перестанет с восторгом вглядываться в её лицо, говорить слова восхищения, отвернётся, уйдёт … Маленькая человеческая женщина боялась на генетическом уровне, только вся проблема в том, что гены у нас разные. Я тоже боюсь её возраста. Он потребует от меня невозможного - моего возмужания. Профессии, дома, семьи, настоящей, детей … И ничего этого я не смогу дать. Вечный мальчик, даже с особыми возможностями, когда-нибудь начнёт … раздражать. И гораздо раньше определённого Элис порога. Но это мой выбор.
Поспешное уточнение Беллы полководец Элис сочла за ослабление позиций противника и начала новую атаку.
- Когда будешь дома?
- Разве я что-то запланировала? - с деланным удивлением спросила именинница.
- Да ладно тебе, Белла! - начала терять терпение сестрица. - Неужели испортишь нам всё веселье?
Ну, вот, а кто там выговаривал мне за мою несдержанность?
-Мне казалось, день рождения проходит так, как желает именинник! - твёрдо стояла на своём Белла.
Джаспер тут не поможет, его дар относительно Элис, как и мой относительно Беллы, не работал, придётся справляться самому.
- Сразу после школы я её заберу, - пообещал я, чтобы сбить напряжение сестры.
- У меня ведь работа, - отступила от сдвоенной атаки на заранее подготовленные позиции Белла.
- Уже нет, - безжалостно разрушила их полководец Элис. - Я договорилась с миссис Ньютон. Она меняется с тобой сменами и поздравляет с днём рождения.
Больше защищаться Белле было нечем.
- Н-не … у мме-ня времени ннет … - начала заикаться она. - Мне … «Ромео и Джульетту» для литературы нужно посмотреть.
Спешно придуманная отговорка не могла служить полноценной защитой.
- «Ромео и Джульетту» ты знаешь, чуть ли не наизусть, - фыркнула Элис, развивая наступление.
- Мистер Берти считает, что нужно обязательно увидеть постановку. Мол, вещь недостаточно прочесть, Шекспир задумывал её как пьесу для театра.
Я только глаза завёл на лоб. Мистер Берти действительно так сказал, не принимая в расчёт, что Шекспир ставил свои пьесы, потому что публика была почти сплошь неграмотная, и насчёт интеллектуального права собственности были большие проблемы, на книгах и на хлеб сложно было заработать, вспомнить хоть историю с изданием его сонетов.
- Фильм ты уже смотрела, - не ослабляла напора Элис.
- Да, но, современный, а не шестидесятых годов. По мнению мистера Берти, та экранизация - самая лучшая.
Ну, возможно.
- Знаешь, милая, не мытьём, так катаньем, но ты … - разозлилась Элис.
Сейчас она в праведном гневе выдаст о неизбежности торжества что-нибудь несуразное, и Белла … А если заплачет, как тогда, когда мы ехали на бал? Хорошее начало праздника!
- Успокойся, Элис, - с нажимом в голосе вмешался я в спор. - Раз Белла хочет, пусть смотрит фильм, это же её день рождения.
Элис замерла, поняв, что перегнула палку и проиграла своё сражение.
- Вот именно, - гордо вставила Белла, полагая, что в моём лице обрела союзника.
Увы, союзник я коварный, собираюсь обеспечивать Белле не победу, а, всего лишь, почётную сдачу.
- К семи я её привезу, - пообещал я, и Белла, потрясённая моим коварством, даже изумлённо приоткрыла рот. - У тебя даже появится дополнительное время всё приготовить.
Молчание ошарашенной именинницы можно было трактовать как угодно, даже знаком согласия, что сестрица немедленно продемонстрировала.
- Да, здорово! - снова засмеялась она.
«Ты опасен, братец, так изящно обвести сразу двух девушек вокруг пальца!»
- До вечера, Белла! - снова жизнерадостно улыбнулась сестрица. - Тебе понравится, вот увидишь!
Джаспер, просидевший весь разговор в засаде, в машине, вытащил из салона две школьных сумки, приветственно махнул рукой Белле, и сокрушённо развёл руками, подмигнув мне вдобавок.
«Извини, с Элис я бессилен. Но проведена операция блестяще, снимаю шляпу».
До завершения «блестящей операции», честно говоря, ещё далековато. Джаспер и Элис уже унеслись на первый урок, когда Белла, наконец, отмерла от своего изумления.
-Эдвард, пожалуйста! - взмолилась она.
И без чтения мыслей ясно, чего она хотела - чтобы я уступил, остался на её стороне, а я и так на её стороне, на стороне её человеческой жизни.
- Обсудим позднее, на урок опаздываем! - прижал я знаком молчания палец к вздрогнувшим губам.
В школе для обсуждений времени не нашлось, мы переходили из кабинета в кабинет в толпе учеников, и тем более Каллены не затрагивали эту тему за ленчем, где была наибольшая концентрация опасных слушателей.
Майк, так вовремя отстранившийся от своей Джесс, испортит настроение мне, а Джессика с Лорен не преминут добавить уныния Белле. Тут даже Анджела с её деликатностью не сможет помочь.
Так что Каллены помалкивали даже больше обычного, чего другая часть стола, занятая обсуждением возможности создания в школе футбольной команды, а заодно и подбора кандидаток в команду черлидеров, и не заметила.
Белла успокоилась немного, получив желанную тишину вокруг её дня рождения. Она даже начала слегка улыбаться, капризничая и не получая отказа. Хотела нести свою сумку сама - пожалуйста, не запахнула куртку, перебегая под дождём в другой корпус - ладно. Главный вопрос: отказывать Калленам в праве на её праздник, или нет, - решать ей. Мы оба знали, где протекал её Рубикон.
К тому времени, когда после уроков мы вышли на стоянку, «вольво» там уже не было, Элис с Джаспером умчались домой. Значило ли это, что чаша весов качнулась в мою пользу, подходя к пикапу и открывая перед Беллой пассажирскую дверь, как открывал её каждый день, когда отвозил к магазину, я не знал. Может, Элис и знала, а, может, и нет. Пятьдесят на пятьдесят.
Ещё не поздно было всё переиграть, миссис Ньютон приятно удивится, что ей не придётся простоять за прилавком ещё одну смену, да ещё получит повод для сплетни.
Белла встала перед дверью, сложив руки на груди.
- Что?
- Ты что, и за руль не пустишь?
Разумеется, джентльмен не допустит, чтобы леди в его присутствии крутила баранку.
- Сегодня мой праздник!
А кто только что отпирался изо всех сил?
- Ты ведь хотела, чтобы этот день для тебя остался обычным.
- Если он остался обычным, зачем мне тогда ехать к тебе домой?
Сделалось как-то неуютно на душе. Последняя фраза Беллы сделала наше препирательство похожим на торг, и он меня смутил.
- Ладно, договорились, - захлопнул я пассажирскую дверь, чтобы открыть перед ней водительскую.
И если уж сделка, то в полном объёме!
- С днём рождения, Белла.
- Тшш! - снова испуганно зашипела она, оглядывая парковку, пока усаживалась за руль.
Зря это она, мы никому уже не интересны. Сплетни о нас отшелестели ещё в первые дни занятий, да и то скучновато, всего лишь подтверждение давно известного факта.
Мы молчали, пока Белла выруливала аккуратно с парковки, молчали, отъезжая от школы, она с виноватым видом косилась иногда в мою сторону, крепко держась за баранку.
Значит, вот как. Значит, неловкость ситуации мы поняли, но исправлять ничего не будем, что сделано - то сделано. Круто.
А что сделано-то, чем таким задето моё вампирское самолюбие? Её попыткой отстоять хоть крохи самостоятельности, которые мы ей на сегодня оставили? Однако, я действительно тиран. Вот теперь мне стало по-настоящему неловко, даже руки, лежащие не на руле, как-то мешали. Я включил радио в поисках какой-нибудь приличной музыкальной волны, аппарат хрипел, пищал, но, ни одной чистой волны поймать не удавалось. Эмметт прав, от этого звука действительно … уши «сворачивались в трубочку».
- Приёмник у тебя ужасный, - крутил я головой, мучая веньер.
- Хочешь новый приёмник - води свою машину, - сердито ответила Белла.
Это было так забавно, как Белла защищала свой пикап, что я едва не рассмеялся, хотя от улыбки удержаться не удалось.
Я выключил радио с тёплым чувством. Он прожил долгую жизнь, и перед кончиной, ибо жить ему осталось всего несколько часов, он успел сотворить доброе дело - помог забыть о неловкости, которую я, честно говоря, сам своим обидчивым «Договорились» и сотворил.
Почти до самого дома Чарли именинница хмурилась, злясь, наверное, на вампирское самоуправство, потому что иначе наше поведение не назовёшь. Белла всегда боялась оказаться в центре внимания, а тут ещё повод, её самоё огорчавший до слёз. Она мужественно держалась, не позволяя себе расплакаться, я и гордился, и жалел её за это, но отступать не хотел. Отлично у нас праздник начинался … что я мог? Попросить её быть сильнее, чем она есть.
Машина остановилась, фыркнув напоследок. Я сжал ладонями её лицо, развернул его к себе.
- Сегодня настроение у тебя должно быть просто замечательным, - шепнул я, наклоняясь к омуту карих глаз, залитых колеблющейся пеленой непролитых слёз.
- А если не получается? - жалобно спросила она.
- Очень жаль, - успел я ответить раньше, чем меня накрыла мощная волна аромата Беллы.
Слёзы сильней, чем румянец, туманили голову. Если бы они были счастливыми, я бы собрал их каплю за каплей, как нектар, но этих я боялся. Лучше сделать то, что хотел, собрать поцелуями с дрогнувших губ то время, что я пропустил. Каждую минуту отдельно, каждую …
Тепло и нежность, тепло, ещё теплее, горячо, очень горячо, тающий шоколад затенённых ресницами глаз жарок настолько, что слёзы исчезли, испарились. Девичьи тонкие хрупкие руки, кольцом обхватившие шею, приоткрывшиеся в поцелуе губы - опасно горячо! Я уже не слышал своего холода на фоне её тепла, чувство настороженности таяло вслед за слезами, один поцелуй до этого ещё был опасен, но сейчас и этого мало, пульс уже бьёт сумасшедшим барабаном в виски … ещё, ещё, Белла …
СТОП!
Вдох-выдох-вдох-выдох… Доцеловались … Принять пульс Беллы за собственный!
- Пожалуйста, будь умницей, - снял я с шеи руки Беллы, и уложил их ей на колени.
Белла прижала одну ладонь к не желающему успокаиваться сердцу.
- Это когда-то изменится? - спросила она, перехватывая задохнувшимися лёгкими воздух. - Сердце перестанет нестись галопом всякий раз, когда ты ко мне прикоснёшься?
- Надеюсь, нет, - удовлетворённо смотрел я на дело рук … э-э, губ своих. Слёзы высохли. Способ небезопасный, но, зато какой эффективный!
Ну, коне-ечно, закатила глаза Белла. И что я такого сказал? По-моему, я был достаточно скромен в оценке своих талантов, я же не сказал - уверен.
- Пошли смотреть, как рубятся Монтекки и Капулетти, - вздохнула она, открывая дверь машины.
Ну, вот всегда она так … неожиданно.
-Твоё желание для меня закон, - открыл я дверь в дом, склоняясь в галантном поклоне средневекового кавалера из кино.
Белла искала диск в своих завалах, потом устанавливала, проматывала титры, а я прикидывал, как это время использовать с наибольшей пользой. Сидеть, как в школе, в достопамятные времена «Масла Лоренцо»? Нет уж, у меня не только практики больше, но и требования к потоку энергии выросло в разы.
И, чтобы обеспечить его, надо что-то предпринять, например, представить себе, что мы не в холле, а в комнате Беллы, и это - не диван, а её кровать, и сюда никто не войдёт до утра, по крайней мере. А на кровати я, предпочтительно, лежу. Нет, диван короток, получилось устроиться полулёжа. Зато присевшей на краешек Белле моя грудь послужит диванной подушкой.
Начался фильм, на улицах Вероны
в старинных платьях, вечно молодая,
людская глупость, как всегда, дралась,
когда до крови, а когда - до смерти.
Да-а, стихотворное повествование - заразительная вещь.
- Ромео мне, в общем-то, не нравится, - не вытерпел я, глядя, как симпатичный парень всех доставал, говоря современным молодёжным сленгом, своим нытьём.
- А что с ним не так? - взъерошилась Белла, заступаясь за романтического героя.
- Ну, поначалу он подбивает клинья к Розалине. Учитывая то время и его возраст, вряд ли она была его первой страстью, но первым обломом - уж это точно. Но это не помешало ему на первых же танцульках, куда доволокли его друзья, немедленно излечиться от старой любви и заболеть новой. Ему и фра Лоренцо пенял на такое легкомыслие. Если бы не Джульетта, которая с любовью шутить не умела, он так бы и скакал всю жизнь, от юбки к юбке. Ну ладно, случилась резня на площади, этот Тибальд другого и не заслуживал, даром, что будущий родственник.
Ну а потом, женатый человек,
Остановись, подумай, что творишь.
Нет своего ума - сходил бы
К духовнику.
Ведь фра Лоренцо мог
Помочь собрать
Возлюбленной последний день до капли,
Чтоб мысленно, но с ней пройти весь путь.
И лишь потом шагнуть за нею следом.
Так нет, нашёл в какой-то подворотне яду,
Спешил, чтоб не терзаться лишний день.
Ошибка на ошибке, как нарочно.
- Подумаешь, Шекспир новоявленный. Не хочешь - не надо, я и одна посмотрю, - совсем разобиделась Белла.
- Я всё равно отсюда не уйду, - рисовал я кончиками пальцев невидимые узоры
на шелковистой тёплой коже предплечья. - Плакать будешь?
- Если смотреть внимательно, то, скорее всего - да, - подумав, призналась она.
- Обещаю не отвлекать, - сказал я, но у самых губ устроилась пушистая голова, и как тут удержаться, чтобы не зарыться в душистые волосы лицом, не поцеловать их? И часть фильма благополучно проскользнула мимо. Но потом как-то так вышло, что я начал следить за сюжетом, слишком уж события на экране стали напоминать мне мои.
Ослепительное счастье, длиной в одну ночь, и разлука. И сообщение, что больше никогда, … и пустота следом. Он молод, силён, здоров, перед ним жизнь, длиной чуть ли не в вечность, по человеческим меркам, но … всё. Слишком коротка оказалась жизнь любимой, а без неё …
Не теми же словами, но когда гнал машину в Финиксе, я думал о том же, и точно так же. Проговаривая реплики Ромео, я лучше актёра знал, что чувствует в такие минуты человек, и Белла рыдала на моём плече вместе с Джульеттой, увидевшей мёртвого супруга.
- Бедный Ромео, так страдать …
Бедный?! Побыл бы он в моей шкуре!!!
- Да ему позавидовать можно! - возмутился я.
Бремя страданий Ромео было всего в один дневной перегон верхом, а то, что досталось бы, опоздай я хоть на миг, на мою долю бессмертного …
- Конечно, Джульетта такая хорошенькая! - совсем невпопад моим мыслям согласилась Белла.
Ага, под двумя тоннами грима … мне актриса как раз не нравилась. А если бы настоящая Джульетта была идеалом красоты только для настоящего Ромео, что это для него меняло?
- Да не из-за девушки! - фыркнул я. - Из-за того, как он легко совершил самоубийство! Вам, смертным, вообще повезло: небольшой порции растительного яда достаточно …
- Что? - ахнула Белла.
- Ну, однажды я об этом думал. Правда, опыт Карлайла … после того, как он понял, кем стал … не обнадёживал. Всё без толку, и без последствий.
- Что ты имеешь в виду? Что значит «однажды об этом думал»? - развернулась она ко мне, слёзы по поводу трагедии мгновенно были забыты.
- Прошлой весной, когда тебя … чуть не убили.
Пальцы Беллы непроизвольно прошлись по серповидному шраму на запястье. Никакие средства не помогли, бугристый шрам, как ледяная метка, остался на её коже напоминанием, что с ней случилось, что было бы со мной … и что будет … потом.
- Разумеется, я надеялся найти тебя живой, но, так, на всякий случай, прикидывал и альтернативный план. Говорю же, для меня это гораздо сложнее, чем для людей.
- Что ещё за альтернативный план?
- Без тебя я жить не собирался, - произнёс я главное условие возникшей тогда передо мной задачи. - Только, как и что делать, понятия не имел. От семьи в таком деле помощи ждать нечего, вот я и подумал: может, направиться в Италию и каким-то образом спровоцировать Вольтури?
- Каких ещё Вольтури?
Мне показалось, или понимания проблем бессмертного я не дождусь?
- Такая семья, в Италии. В нашем мире они больше всего похожи на королевскую династию, с таким же влиянием и могуществом. Ты их портрет в кабинете Карлайла видела, помнишь?
- Помню, конечно.
Не показалось, голос Беллы вздрагивал совсем не от сострадания. Непонятно…
- Так вот, Вольтури раздражать не рекомендуется, - объяснил я. - Если, конечно, не хочешь умереть, или что там с нами происходит…
Умирают живые, а мы … Назвать этот процесс смертью с научной точки зрения не представляется возможным. Хотя, если в первую очередь уничтожить мозг? Вот именно, уничтожение утратившей свою необходимость или представляющей опасность функционирующей системы, скажем так. Рыдать по поводу утилизированной мясорубки даже не смешно. Бессмысленно.
Горячие ладошки вдруг прижались к моим щекам, полыхающие глаза на разгневанном лице впились в моё лицо, и Белла приказала, отчаянно, даже зло.
- Никогда, никогда больше не говори ни о чём подобном! Что бы ни случилось со мной, ты не имеешь права причинять себе боль!
Белла меня не понимала, она думала, как человек, и чувствовала, как человек, и смерти боялась, как человек, но я-то …
Впрочем, наилучший способ исполнить её приказание - просто оберегать её от всех «случаев», это право всегда со мной.
- Подвергать тебя риску я больше не намерен, так что спорить не о чем!
- Ты тут причём? - в голосе Беллы злость на глазах трансформировалась в ярость. - Эдвард, мы же говорили об этом, это МОЯ катастрофическая невезучесть виновата во всех бедах. Не смей даже думать о … всяких альтернативах!
- А о чём мне было думать? Поставь себя на МОЁ место! - я тоже уже кричал, потеряв выдержку.
У неё застыло лицо, руки упали на колени.

Ну, поняла меня, наконец, жизнь моя?

- Хорошо, пусть будет по-твоему. Но. Вампиры бессмертны, но убиваемы, разве нет? Допустим, - Белла начала стремительно бледнеть, - что вдруг тебя … что ты …, и я немедленно накладываю на себя руки. Как это тебе?
Вот так, она вывернула ситуацию зеркально. А людям куда проще …
Смертельно бледное лицо, затихающее сердце … я это уже видел!
НЕТ! Нет … Нет …
Вот в чём подвох: неважно, жив я, или нет, ценность её жизни от этого не менялась, а она была превыше всего.
- Пожалуй, я понимаю, - выдавил я с трудом, потому что этого не избежать, Белла - смертная, и это - мой выбор.
Когда-нибудь потом, спустя даже десятилетия, когда срок её человеческой жизни завершится, всё равно это произойдёт.
- Но что мне без тебя делать?
-То же самое, что делал, прежде чем появилась я и усложнила твоё
существование, - ответила она.
А если просто существование для меня уже неприемлемо?
- Можно подумать, всё так просто … - вздохнул я.
- Так и есть, а я - обычная, довольно неинтересная девушка.
В смысле, она - не Джульетта, достойная отчаянной любви Ромео.
- Спорный вопрос, - мне-то лучше знать, чего она достойна.
Средневековая барышня подарила избраннику всего лишь любовь и свою жизнь, а мне Белла подарила сверх того, и ЖИЗНЬ, мою жизнь.
Обо всём этом, в том числе о красоте актрисы, сравнительно с красотой Беллы, можно было очень содержательно поговорить, но к дому уже подъезжал мистер Свон. И вряд ли зрелище валяющегося на его диване, в обнимку с его доченькой, парня его обрадует. Пора снова возвращать себе вид благовоспитанного молодого человека, знающего о правилах приличия. Я быстро сел, отодвинувшись от Беллы на пристойное расстояние.
- Чарли? - догадалась она.
А кто ещё в состоянии оторвать меня от Беллы одним своим приближением. Белла тоже услыхала, как патрульная машина заворачивала к дому, но всё равно взяла меня за руку.
В доме Свонов было незыблемое правило: сообщать о своих планах заранее, и обсуждать их, если возникала необходимость. И достигнутое соглашение не могло меняться с бухты-барахты.
И вот такой многозначительный знак для Чарли, что с совершеннолетием Беллы мой статус в этом доме слегка изменился без предварительного обсуждения. Это могло показаться забавным, но я был тронут и горд.
Сам Чарли, не без иронии по поводу своей храбрости, тоже собирался, причём второй раз на дню, нарушить это правило. Сначала он, без предупреждения, вручил подарок, а теперь на пассажирском сидении устроилась большая плоская коробка с пиццей.
«В конце концов, это не торт со свечками», - хмыкал он в усы, вытаскивая коробку.
- Привет, ребята! - преувеличенно бодро прокричал он и хитро подмигнул Белле.
Наши сцепленные руки он заметил, но … крушить, так крушить!
- Решил, что, по случаю твоего дня рождения, тебя можно освободить от готовки и мытья посуды. Есть хотите?
- Конечно! Спасибо, папа! - чистосердечно восхитилась доченька, и Чарли Свон облегчённо выдохнул.
Мою просьбу, позволить мне порыться в завалах Беллы, чтобы найти очень важный, но затерявшийся не ко времени, конспект, шеф благосклонно удовлетворил, привык уже, что от ужина я обязательно уклонюсь.
Я точно знал, что они не телепаты, но вот, молча трудясь за столом над пиццей, уже пришли к новому соглашению.
Действие Беллы, показавшей отцу, кем для неё отныне являлся странный парень из приличной семьи, в ответ на подарочный демарш, он принял достойно, и тем доказал, что ему можно доверять. Непростой испытательный срок мистер Свон прошёл успешно, полоса отчуждения, проложенная годами отдельного существования, упразднена. Нечаянный подарок для Чарли, на который он вряд ли рассчитывал.
Оставался минимум времени, чтобы успеть домой к семи, как я обещал.
- Разрешите похитить Беллу на остаток вечера?
Странный сегодня день, всё получалось так, как я хотел, несмотря на побочные факторы. Подарок, который Элис прихватила тайком, так и не был вручён в школе, зато спровоцированное им упорство именинницы дало мне не только пару дополнительных часов Беллы, на которые покушалась сестрица, но и сгущающиеся сумерки, а они самым естественным образом отменили препирательства, кто сядет за руль. К тому времени, как мы подъедем к повороту на вампирский серпантин, будет уже слишком темно для человеческих глаз, что уж про сам серпантин говорить.
А мистер Свон был только рад, что провидение исправило его оплошность: свой день рождения Белла проведёт среди сверстников, будет веселиться. Чарли даже фотоаппарат перебросил доченьке, чтобы увековечить веселье для Рене. Конечно, Белла упустила аппарат из рук, но, на то у неё бойфренд и вампир, чтобы не допустить неприятности. Она сфотографировала меня без предупреждения, для проверки, мол. Аппарат был в исправности. Когда-нибудь на склоне лет Белла, перебирая старые фотографии в альбоме, вспомнит о временах своей молодости. Человеческой памяти нужны такие подпорки, как фото.
- Ничего так парнишка, кто это, бабуля? - поинтересуется девочка с глазами Беллы.
- Мой одноклассник, - ответит ей бабушка, и, может быть, улыбнётся воспоминанию …
Довольно хандрить, этот день ещё мой!
Сейчас мистер Свон с лёгкой душой уже устроился перед телевизором, где передавали бейсбольную встречу: «Чикаго ред сокс» против «Сиэтл маринерс», а мы катили к дому Калленов по сгущающимся сумеркам.
Интересно, что получилось из сотрудничества Элис и Эсме. Вкус Эсме безупречен, но во взрывах парадоксальной фантазии Элис есть свой шарм. Для Беллы я хотел всего одновременно. И немедленно! А «шевроле», стоило только чуть нажать на газ, начинал стучать всем своим железным нутром, и Белла бросалась на его защиту. Трудно представить, что именно я однажды хотел, чтобы он ездил ещё медленнее. Во всяком случае, не тогда, когда я за рулём, воистину на людей не угодишь.
- Знаешь, что тебе подойдёт? Маленькая «ауди-купе»! Быстрая, бесшумная, надёжная!
- У меня отличный пикап! - ожидаемо воспротивилась Белла. - А баснословно дорогие игрушки дари своим родственникам!
Если бы в этом был смысл…
Карлайл, выросший в пуританской семье, всегда зарабатывал намного больше, чем тратил. Он никогда не имел тяги к роскоши, хотя и аскетизм его не привлекал. И без моего наследства после умерших родителей, за сто с лишним лет труда его финансовое положение было вполне достойным. Эсме, с её пониманием необходимого и достаточного, удивительно ему подходила, да и не только в этом. Она тоже не видела смысла в работе только ради денег. Но когда при поддержке Карлайла смогла приобрести профессию, дававшую выход её творческому потенциалу, да ещё возможность браться только за те проекты, которые её привлекали, гонорары Эсме нельзя было назвать копеечными. Деньги, разбросанные на анонимных счетах в нескольких банках мирового уровня, накапливались, а когда в доме появилась Элис, с её даром, недолгое её увлечение игрой на бирже увеличило состояние семьи кратно, и заодно, обеспечило практически неисчерпаемый источник средств.
А возможности тратить так и остались на прежнем уровне.
Может, младшие члены клана, и я в их числе, в человеческой жизни были склонны к роскоши, но законы вампирского мира требовали «НЕ ВЫДЕЛЯТЬСЯ», и роскошь, которой нельзя хвастаться, теряла свой главный соблазн.
К драгоценностям Розали неравнодушна до сих пор, но уже без фанатизма. Даже к машинам, как только она поняла, что ей доступна любая, а при срочных переездах их большое количество становится обузой, остыла, ограничилась одной машиной, меняя, время от времени, модель. Пока лучше своей М3, ею же оттюнингованной, она не нашла.
Эмметт ещё с человеческих времён пренебрежительно относился к мужчинам, обставлявшим свою персону максимумом дорогущих аксессуаров.
- Ну, если больше предъявить нечего … - задирал он бровь под восхищённым взглядом своей подруги.
Даже к своему внедорожнику он питал нежные чувства потому, что Розали усилила машину настолько, что та была в состоянии выносить его, Эмметта, манеру езды.
Дарить подарки Элис? Её равно могла заинтересовать вещь, найденная на элитном аукционе, и вещь, купленная за мизерную цену на какой-нибудь распродаже, если в ней была какая-то изюминка. Но интерес к вещи был по-детски коротким, игрушка быстро надоедала. Тяжело что-то подарить человеку, который говорит за неделю до покупки:
- Знаешь, не стоит, через два дня я не буду знать, куда её пристроить.
С Джаспером в этом отношении было ещё сложнее.
- Зачем дарят подарки, чтобы дать повод для радостных эмоций, верно? Но если я нахлебаюсь полной мерой беспокойства и неуверенности дарителя в своём выборе, сам подарок для меня будет, как бы это сказать … несколько … обесценен.
- Даже если беспокойство ради тебя?
- Это лестно, но всё равно обременительно.
-А если сюрприз?
- И каким образом даритель сможет это провернуть со мной?
Тем более со мной. Вот и получилось, что институт подарков у нас очень быстро захирел.
- Нет, с родственниками не выходит, - ответил я Белле, сделав смотр своих возможностей.
- Вот то-то! - торжествовала она.
Это её торжество в споре о допустимой цене подарков меня обеспокоило. Хотя в серебристых пакетах не лежали ключи от звездолёта или сокровища Али-бабы, но
всё-таки … подарки были за пределами приемлемого для её человеческого круга общения. Если бы я был сынком обычных миллионеров, её гордость была бы достоинством, но сегодня на Калленов она может подействовать … в лучшем случае - удручающе. Если станет отказываться, желание Элис, стать для Беллы ближе, перейти из разряда добрых знакомых в разряд близких друзей, почти родных, потерпит сокрушительное фиаско во всех смыслах, все огорчатся, а оскорблённое самолюбие Розали пророет пропасть между ней и Беллой, а значит, между Розали и мною до катастрофической глубины.

Белла, пожалуйста, не суди о нас, как о людях, мы, всего лишь, вампиры, старающиеся пожить по-людски …

- Можешь кое-что для меня сделать?
- Смотря что, - настороженно ответила она.
- В нашей семье настоящий день рождения отмечал Эмметт аж в тысяча девятьсот тридцать пятом году. Так что будь любезна, не капризничай! Они все очень волнуются. Все! Они так старались …
- Все? - пискнула, поняв вдруг весь смысл моей речи, Белла. - А разве Эмметт с Розали не в Африке?
- День рождения - семейный праздник, по крайней мере, для нашей семьи, а они - её часть. Это их долг. Эмметт рад им воспользоваться … - рассказывал я, не зная, как Белла отнесётся к этой новости.
Хоть особой воспитанностью Эмметт не отличался, станцевала она с ним обещанный вальс, не бледнея, и сейчас слегка улыбнулась. Значит, тогда она пугалась не его …
- А… Розали?
То, что красавица Розали предпочитала вообще не замечать её существования, неприязненным фырканьем встречая каждый визит человека, для чуткой Беллы секретом не было.
- Для неё долг перед семьёй непреложен! Не волнуйся, она умеет держать себя в руках.
Белла вздохнула.
- Хорошо, буду паинькой, - печально пообещала она.
Помалкивая, смотрела на первые звёзды в разрывах совсем потемневших, быстро менявших свои очертания на фоне более светлого неба, облаков. И лицо у неё было таким же переменчивым. Сквозь суровую собранность проскальзывала порой улыбка.
- О чём ты думаешь?
- О том, чего мы хотим, а что получаем.
Философская мысль, если вдуматься, для Беллы сегодня весьма актуальная. Но ведь, даже нежданный, подарок отца её порадовал? Меня начало жечь любопытство, насколько наши замыслы близки к её желаниям.
- От «ауди» ты отказываешься.
- Угу.
- А чего бы ты сама пожелала?
- Ты сам знаешь, - тихо прошептала она, котёнок, лезущий нежными лапками в костёр, потому что там та-акие весёлые яркие искорки!
Обращение.
Процесс обращения в качестве подарка - да, это … круто, во многих смыслах, и все они чудовищны!
Нет.
Этого ведь следовало ожидать, не иначе как чёрт меня дёрнул за язык!
- Только не в такой день, Белла, пожалуйста!
Она обиженно отвернулась. Конечно, сначала спровоцировал, а потом накричал.
- Ну, может, Элис уговорю, - упрямо проворчала она, глядя в чёрное, как смола, боковое стекло, на вампирском серпантине уже царила полная тьма.
Кровь «La mia cantante» на чужих губах, на чужом языке!!! Порву!!! Предупреждающий рык непроизвольно рванулся из горла.
Стоп, спокойно, Элис здесь нет, ни она, и никто из семьи не осмелится!
Нет.
- Ты не станешь такой, как я, никогда!
- И где справедливость?
Я крепко, с клацаньем, чтобы снова не наорать, стиснул зубы, Белла даже вздрогнула от этого звука.
Справедливость … нет её!
Несправедливо дарить мне счастье, которое я не вправе удерживать, но дарить Белле ЭТО - вершина несправедливости.
Оставшиеся минуты поездки я виновато промолчал.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-21703-0#3338671
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: Корябка (22.06.2016) | Автор: Корябка
Просмотров: 721 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 иола   (24.06.2016 21:47)
Спасибо, спасибо, спасибо, что не остановились на первой книге.

0
4 Ladykity   (24.06.2016 17:08)
спасибо за продолжение, это уже новенькое!

0
3 pola_gre   (23.06.2016 16:16)
Ура! Уже не просто Сумерки, а Новолуние - Спасибо!!!
Долго не любила Новолуние, но сколько в нем эмоций! Спасибо! Жду продолжения!

0
2 робокашка   (22.06.2016 19:13)
вечные спорщики smile

0
1 kaktus6126   (22.06.2016 16:50)
Спасибо за продолжение!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]