Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [265]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2321]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4553]
Продолжение по Сумеречной саге [1227]
Стихи [2323]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13712]
Альтернатива [8920]
СЛЭШ и НЦ [8259]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3872]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Кристи♥
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Давным-давно в Китае
Действие происходит в 1926 году во время Гражданской войны в Китае. Эдвард - сельский врач, Белла - строптивая дочь миссионера. Столкновение неизбежно.

Танцующая на стекле (История венецианской Золушки)
Он наблюдал, как девушка исчезает в сером тумане. Он даже не знал ее имени и не видел ее лица. Все, что от нее осталось, — туфелька. "Золушка" в Венеции восемнадцатого века.
Мини, завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Ты испортил меня
Тебя изнасиловали? Что выберешь после: жалость к себе или поднимешься и пойдешь дальше? Она выбрала второй вариант. После трагедии она не отчаялась, а стала сильнее, в ее сердце нет доверия к людям. Белла приезжает в ЛА, встречает, как думает, любовь, возвращает чувство доверия. Но когда приходит на работу, попадает в ад, где ее ждут унижение, боль, побои, оскорбление и... ЛЮБОВЬ?!

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Эволюция
Остаться вдвоем на вымирающей планете – романтично, хотя и пугающе. Герои ищут способ выжить. Планета ищет способ защитить себя от губительного влияния человеческой расы, уничтожившей ее природные богатства.
Мини. Завершен.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 432
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Дракомания. Право выбора. Глава 39/2. Такая же, как все

2017-1-24
47
0
Глава 39/2. Такая же, как все


В общей гостиной Гриффиндора было на удивление тихо. Большинство учеников уже поднялись к себе, внизу остались только самые стойкие. Горбили спины над тяжелыми фолиантами и писали длиннющие пергаменты сочинений, не успевая закончить уроки в срок. В отличие от студентов младших курсов, выпускники пытались потратить оставшиеся дни с пользой: старались не засиживаться за домашними заданиями и как можно больше времени проводить с друзьями. Поэтому никого из семиклассников в гостиной уже не было, за исключением капитана факультетской сборной. Гарри сидел в кресле у камина, читал колонку спортивных новостей. Рядом стояла кружка чая. На лице отражалось блаженное спокойствие - видимо, занятие доставляло парню истинное удовольствие.
Он как раз сделал глоток и перевернул страницу, когда со стороны входа послышалось сконфуженное:
- Ой, извините. Я не заметил вас.
- Ничего страшного, - ответил знакомый женский голос.
Гарри поднял голову от газеты.
Мимо вихрем пролетела Грейнджер, по дороге чуть не сбив очередного первокурсника. Благо мальчишка успел вовремя отскочить в сторону.
- Гермиона! – окликнул девушку Гарри.
Грейнджер обернулась, уже занеся ногу на первую ступеньку лестницы.
- Ты к Джинни? – догадался парень. – Ее нет. Ушли с Роном полчаса назад. На дежурство.
Гермиона окинула его каким-то стеклянным, непонимающим взглядом, видимо, слова парня не сразу дошли до нее.
-Ах, да. Дежурство, - выдохнула староста. – Совсем забыла.
Девушка неловко огляделась по сторонам, как будто не знала, где именно находиться и зачем вообще заявилась после отбоя в гостиную факультета.
- Чаю хочешь? – гостеприимно предложил Гарри. – Я как раз собирался пить.
Не дожидаясь ответа, он прошел к огню и снял с таганка чайник.
Гермиона рассеянно присела на краешек дивана, уставившись пустым взглядом на ковер под ногами.
- На, - друг протянул ей чашку душистого чая, и девушка машинально приняла ее. – Может, передать что-нибудь Джинни? Когда вернется.
- Что? Ах, нет. Не нужно, - отрицательно кивнула Гермиона.
- Раз пришла после отбоя, то дело, наверное, важное, - дипломатично заметил Поттер. – Может быть, я смогу как-то помочь?
- Нет. Ну что ты! – попыталась выдавить улыбку Гермиона. – Ничего серьезного. Я просто зашла поболтать.
- В одиннадцать вечера? – не поверил Гарри. – Что-то не похоже на тебя.
- Серьезно? – вдруг обозлилась староста. – А что же тогда похоже на меня? Не расскажешь?
Лицо друга недоумевающе вытянулось.
- Да ладно тебе, - примирительно начал он. – Я всего лишь хотел…
- Прости. Мерлин, прости меня, Гарри, - оборвала друга Грейнджер. – Не знаю, что на меня нашло. Я просто сама не своя.
Гриффиндорка тяжело вздохнула и, поставив кружку на столик, закрыла ладонями лицо.
- Что-то случилось? - Гарри пересел на диван, ближе к ней. – Ты вся бледная.
Гермиона отрицательно кивнула.
- Эй, - Поттер аккуратно тронул ее за плечо. – Мы же друзья. К чему эти тайны?
- Я не могу сказать, - простонала в пальцы девушка.
- Почему не можешь?
- Потому что не могу, и все. Я сделала ужасную вещь.
- Гермиона, - вздохнул Гарри. – Я в жизни не поверю, что ты сделала что-то ужасное. Поэтому… хватит, все. Посмотри на меня и расскажи толком, что произошло.
Поттер убрал ее пальцы, заглядывая в наполненные грустью карие глаза, которые лихорадочно сверкали, подсвеченные снизу красными отблесками огня.
- Ты плакала, да? – друг внимательно вгляделся в девичье лицо. – Тебя кто-то обидел? Это был Малфой?
Девушка зажмурила глаза, отрицательно качая головой.
- Малфой здесь не причем?
- Ах, Гарри! – вдруг всхлипнула Гермиона, стиснув подол собственной мантии. – Я такая глупая, я все сделала неправильно!
- Что ты сделала? – Гарри склонился к ней, успокаивающе сжимая руки. - Скажи мне все, - твердо заявил друг. – Что бы там ни было.
Гермиона замерла, испуганно глядя на него и не зная, что ответить. В карих глазах шла внутренняя борьба, Гарри видел это так ясно, будто мог читать мысли Гермионы. Наконец, смиренно опустив голову, девушка ответила:
- Я влюбилась.
С губ Поттера сорвался удивленный вздох - мысленно он уже подготовился к чему-нибудь особенному, раз Гермиона решилась нарушить устав и заявила, что сделала нечто «ужасное», но услышать такое… Девушка превзошла все его ожидания!
- Ты влюбилась? – заворожено повторил друг. – И что же в этом ужасного?
- Ты не дослушал, - угрюмо добавила Гермиона. – Я влюбилась в Малфоя.
Зеленые глаза ошарашено распахнулись. Гарри открыл было рот, чтобы что-то сказать, беззвучно пошевелил губами, и вновь закрыл его.
Увидев реакцию друга, Гермиона взвыла с досады:
- Ну вот! Видишь? Видишь! – она вновь спрятала лицо в ладонях, пряча слезы. – Именно такой реакции я и ожидала. Потому что это ужасно. Ужасно!
Гарри рассеянно почесал затылок, пытаясь собрать мысли воедино и сказать хоть что-нибудь ободряющее.
- Ну погоди. Погоди плакать, - Поттер притянул гриффиндорку к себе, мягко обнимая за плечи. – Ну, успокойся.
Грейнджер всхлипнула еще сильнее и, уткнувшись в рубашку друга, обхватила его обеими руками, будто пыталась скрыться в его объятиях от ужасающей правды, с которой жила последние дни.
- Боже, как я могла? – в бессилии простонала она. – Это так глупо…
- Ну, во-первых, в этом нет ничего глупого, - Поттер принялся успокаивающе гладить ее по спине. – А во-вторых, ничего удивительного. Ты ведь все свободное время проводила с ним. Здесь практически не появлялась. Нет, Рон, конечно, сыграл в этом не последнюю роль...
- Я боялась, что он не захочет разговаривать со мной, - сквозь слезы попыталась оправдаться староста.
- Поначалу да. А потом? Только ли в этом было дело? – рука друга скользила по девичьим плечам. - А может, с Малфоем тебе было интереснее, чем с нами?
- Нет! Ты что! – воскликнула девушка, отстранившись. – Вы же мои друзья и навсегда останетесь ими.
- Я не осуждаю, ты не подумай. Просто пытаюсь рассуждать здраво, - Гарри вновь потянул девушку на себя, и Гермиона податливо опустилась в его объятия. - Малфой… Он по-своему интересный… Вокруг него вечно вьются девчонки. Уж не знаю, что он для этого делает, но результат налицо.
- От твоих слов мне становится только хуже, - пробубнила в мужскую грудь Гермиона.
- Это я к тому, что раньше вились. Но в последнее время он либо один, либо с тобой. Я не видел его с кем-то еще, за исключением друзей, - Гермиона подняла навстречу Гарри лицо, и парень мягко улыбнулся. – Может, все не так уж и плохо? Может, у него никого нет?
- Все плохо, - безапелляционно заявила девушка. – Потому что у Малфоя всегда никого нет. А знаешь почему? – друг отрицательно кивнул. – Потому что ему никто и не нужен. Драко решил принадлежать всем женщинам мира за раз, а не одной-единственной. В этом-то и проблема, Гарри.
- Почему ты в этом так уверена?
- Потому что знаю его. По крайней мере, с этой стороны. Для Малфоя мимолетная, ни к чему не обязывающая интрижка намного интереснее серьезных отношений. Так он чувствует себя свободным и независимым.
- Он сам сказал тебе это?
- Практически, - туманно ответила Гермиона.
Сказать другу, что прочла это в стихах Драко, услышала в песнях и увидела в глазах, Грейнджер не могла. Ведь слово, данное Малфою четыре года назад, по-прежнему запрещало девушке распространяться о его учебе в Хелловэнс.
- А он вообще… ну… - Гарри замялся, - пытался как-нибудь ухаживать за тобой? Может, оказывал знаки внимания?
Не вооруженным взглядом было видно, как тяжело и неловко парню говорить на эту тему.
- Даже не знаю… - девушка задумчиво нахмурилась, теребя подол собственной мантии. – Как понять, что нравишься парню, не спрашивая его об этом? В смысле… не то чтобы я не знала. Вообще-то, я знаю. Вот помнишь Кормака МакЛаггена?
- О, да, - хихикнул Поттер. – Хорошо, что он был на год старше. Теперь в Башне намного легче дышится!
- Вот-вот! Он мне прохода не давал в прошлом году. Ходил по пятам, словно привязанный. И эти его взгляды, намеки… Б-р-р… - девушка состроила брезгливую гримасу. – Я не знала, в какой угол спрятаться! Куда бежать и как отвертеться от его ухаживаний.
- Фокус с драконьими яйцами был блестящей идеей! - усмехнулся Гарри. – Ты бы видела лицо Снейпа, когда Кормак оставил на его туфлях свой ужин.
- Спасибо, - равнодушно бросила та. – Но я другое имела в виду. Понимаешь, с Кормаком всегда и все было ясно. А с Малфоем…
- Он избегает тебя? – подсказал Гарри.
- Вроде бы нет, - Гермиона рассеянно пожала плечами. – Он часто берет меня за руку, хотя я совсем не прошу об этом, - девичьи щеки залил непрошеный румянец, и Грейнджер поспешно отвернулась к камину, пытаясь скрыть смущение от друга.
- Так-так-так, - протянул Гарри, широко улыбнувшись. – А что еще он делает?
- Ничего такого, - будто оправдываясь, ответила девушка. – Просто держит за руку и так, знаешь, аккуратно перебирает пальцы... Я порой даже не замечаю этого. А потом вдруг ловлю себя на мысли, что мы, оказывается, держимся за руки, пока болтаем возле камина или идем в столовую, - Гермиона мечтательно улыбнулась и прикрыла глаза. – Знаешь, что самое приятное, когда просыпаешься утром? – Гарри отрицательно кивнул, заинтересованно слушая ее. – Мысль, что скоро вечер. Что я вернусь после уроков уставшая, замотанная. Поем, схожу в душ и приду в гостиную, где уже будет сидеть Малфой. И мы вместе станем делать уроки. Потом послушаем музыку, лежа на ковре, а, может, поболтаем. Обо всем. Ну, вот знаешь, совершенно обо всем на свете! Начнем с любимого сорта чая и закончим смыслом жизни. Начнем спорить и обязательно поссоримся из-за этого. Понарошку, всего на пять минут. Но Драко все равно скажет: «Еще одного слово, Гриффиндор, и я применю Силенцио», а я сделаю вид, будто поверила, - Поттер еле заметно улыбнулся – ему до жути захотелось хоть одним глазком посмотреть на такой вечер. – Я обожаю это – обожаю разговаривать с ним! Ведь Драко столько всего знает! Наверное, в этом мире нет ничего, о чем бы не знал или не слышал Малфой. Порой мне кажется, что он гораздо старше меня. Старше на целую жизнь. Иногда он говорит, будто старик, дает событиям и людям трезвую, безэмоциональную оценку, в такие моменты я просто не могу оторваться от него: уйти спать или вернуться к урокам. Мне хочется слушать и слушать. Смотреть и смотреть. Не шевелясь. Как он иронично закатывает глаза, смеется или задумчиво смотрит на огонь. А еще он так замечательно пахнет… - девушка сделала глубокий вдох, будто ощущая запах Драко, но тут же спохватилась, еще сильнее покраснела и выдавила: - Боже, не знаю, зачем говорю тебе все это. Извини.
- Тебе не за что извиняться, - ответил Гарри. – В любви нет ничего постыдного. Мы не вольны выбирать, кого любить.
В словах друга позвучала горечь, и Гермиона прекрасно знала почему.
- Наверное, это жутко эгоистично - говорить о себе, даже не узнав, как дела у тебя, - Грейнджер взяла друга за руку, перенимая роль утешителя.
- У меня все хорошо, - Поттер беззаботно улыбнулся, и, не общайся Грейнджер с Малфоем, непременно купилась бы на это.
- Ты ведь прекрасно понял, что я имею в виду, Гарри.
- Ну что ты хочешь услышать? – с досадой ответил он.
- Одного понять не могу: почему вы, парни, так старательно избегаете разговоров о собственных чувствах? Будто это что-то неприличное.
- Ну… мужчине как-то несолидно оголять душу перед другими и жаловаться на жизнь.
- Очень плохо. Ведь нам, девушкам, иногда нужно, чтобы сказали открыто и честно: «Я люблю тебя. Давай всегда будем вместе?». Без лишних предисловий.
- Не так-то это и просто, - хмыкнул друг.
- Но попытаться все же стоит. Пока еще не поздно.
- А если поздно?
- Не поздно. Поверь мне. Я знаю, о чем говорю, - твердо заявила Гермиона. - Джинни влюблена в тебя с первого класса. Такая любовь не может пройти по щелчку пальцев.
- Она счастлива с Симусом, я же вижу, как блестят ее глаза, когда он рядом.
- С тобой она была бы счастливее. Лично я не верю в искренность ее чувств, как по мне, так Джинни пытается найти в Симусе замену тебе, да только все без толку. Он неплохой парень, но не пара ей. Ты ведь и сам это знаешь.
- Гермиона… - начал было друг.
- С первого класса. Поверь мне.
- И что же ты предлагаешь? Вот так просто подойти и «без лишних предисловий» сказать: «Я люблю тебя, Джинни. Бросай Симуса. И давай всегда будем вместе»?
- Ну… - Грейнджер игриво закатила глаза. – Может быть, не совсем так… Но направление верное.
Гарри мягко улыбнулся и сжал ее пальцы в ладони:
- Я подумаю над твоими словами.
Девушка согласно кивнула и посмотрела на часы, что висели над камином.
- Ну надо же, сколько времени! Мне пора, а то завтра рано вставать.
- Но ведь завтра суббота, - недоумевающе взглянул на нее друг.
- Это ты будешь спать до обеда, а мне нужно в Хелловэнс.
Гермиона поднялась и плотнее закуталась в мантию. Впереди была неблизкая дорога.
- Спасибо, что выслушал и вроде как утешил.
- Не за что, - пожал плечами Поттер. – И тебе спасибо, что «выслушала и вроде как утешила».
- Просто клуб неудачников какой-то, - усмехнулась Грейнджер, разворачиваясь.
В русых волосах заиграли отблески огня, непроизвольно напомнив Гарри об одном случае…
- Гермиона! – вдруг воскликнул Поттер. – Подожди. Я, кажется, кое-что понял.
Друг поспешно подошел и тихо заговорил, не сводя с девушки широко распахнутых глаз. В голосе чувствовалось смятение, будто с одной стороны ему не терпелось поделиться с подругой открытием, а с другой – обмануться в собственном предположении.
- Честно говоря, я не особый эксперт в этих делах, но как мне кажется, ты нравишься ему. Не знаю, любовь это или просто симпатия. Но я еще никогда не видел, чтобы Малфой смотрел на кого-то так, как он смотрит на тебя, - Гермиона обратилась в слух и затаила дыхание, боясь пошевелиться от волнения. – Тогда, на Зельях. Мы с Роном наблюдали за вашей партой. Так вот, Малфой… он вел себя как-то странно. Не так, как обычно. Я все никак не мог понять, в чем подвох, а вот сейчас, кажется, понял. Раньше он всегда сидел с таким важным видом, ну ты знаешь, - девушка сухо сглотнула, кивнув, - ни на кого не смотрел, только в книгу и на доску, будто это выше его достоинства. Весь такой из себя. А в этот раз то и дело что-то шептал тебе, наблюдал исподтишка и улыбался. Улыбался по-настоящему, не ухмылялся, как обычно, а улыбался. Снейп так и сверлил вашу парту глазами, хотя в обычное время он так смотрит на нас. А потом не стерпел и вкатил замечание. Но даже это не остановило Малфоя, хоть ты и старалась больше не реагировать. А один раз, всего на мгновение, мне даже показалось, что наклоняясь для разговора, он нарочно уткнулся носом в твои волосы, будто хотел вдохнуть их запах. Вот… Тогда я подумал, что просто обманулся.
Закончив рассказ, Гарри пожал плечами, будто говоря: «Сама решай, что делать с тем, что я сейчас сказал».
Гермиона не мигая смотрела в ответ, не в силах сказать ни слова. Услышанное не просто удивило ее, оно повергло девушку в какое-то странное аморфное состояние то ли радости, то ли грусти. Чувства перемешались, совсем как мысли в голове.
- И то, как он заботится о тебе… Взять хотя бы зимнюю мантию, - добавил Гарри. – По-моему, это говорит само за себя.
- Он обещал, что никогда больше не оставит меня одну. Я сказала то же самое. Мы поклялись со всем справляться вместе, как напарники и друзья, - Грейнджер прикрыла глаза, мысленно прокручивая в памяти тот разговор: наполненные тоской серые глаза, приникающие прямо в душу, и еле слышный шепот обещаний.
Поттер ободряюще сжал ее руку, и девушка открыла глаза.
- Спасибо, Гарри. Теперь мне есть над чем подумать.
- Не за что, - улыбнулся друг. – Но если парень говорит, что будет заботиться о тебе, чтобы не случилось, это говорит о многом.
- Возможно, - усмехнулась Гермиона и добавила: - Спасибо еще раз.
- Брось, я же поклялся быть твоим другом до конца жизни и просто держу слово, - парень подтолкнул ее к выходу. – Иди, нужно как следует выспаться.
До Башни старост Грейнджер добралась так же быстро, как и до гостиной Гриффиндора час назад. Но если во втором случае скорости способствовали тревога и сиюминутное желание поделиться переживаниями с Джинни, то в первом - ледяной воздух коридоров и навалившая в одно мгновение усталость. Казалось, будто вся тяжесть мира разом легла на хрупкие плечи Гермионы, раздавила и волнение, и страх, не осталось ничего кроме изможденного тела и опустошенного разума.
Войдя в общую гостиную, Грейнджер не снижая скорости, но предусмотрительно поднявшись на цыпочки, направилась к лестнице. Ей хотелось как можно скорее оказаться в своей комнате и провалиться в сон, отключиться от реальности хотя бы на несколько часов.
- А вот и она, - послышалось со стороны дивана.
Гермиона непроизвольно вздрогнула и замерла. Насмешливую, растягивающую слова интонацию невозможно было не узнать. Равно как и ее обладателя. Постояв несколько секунд в раздумьях, девушка все же решила подойти к дивану, попутно отмечая детали, которые не бросились в глаза до этого – отодвинутую в сторону штору, приоткрытое окно, через которое в комнату лился морозный свежий воздух, бутылку рома на барной стойке и дотлевающие клочки пергамента в камине. Подойдя ближе, девушка различила торчащий над сиденьем светлый затылок и согнутую в колене ногу – Драко.
- Развеялась перед сном, сладкая? – ехидно поинтересовался Малфой, даже не думая поворачиваться, чтобы взглянуть на нее.
Очевидно, это была очередная игра, правила которой Гермионе предлагалось разгадать по ходу дела.
- Почему ты не спишь? – ответила вопросом на вопрос она.
- Могу спросить то же самое, - Малфой поднес стакан с янтарной жидкостью к губам и сделал глоток. Ром вспыхнул золотом в свете камина и тут же погас – Драко поставил стакан на пол рядом с собой. Парень сидел на ковре.
Гермиону передернуло от этой картины. Малфой пил как конченый алкоголик: не морщась и не закусывая. И он был зол. Грейнджер не купилась на обманчиво-ироничную интонацию. Назревала буря… Девушка чувствовала это кожей в будто сгустившемся воздухе около Драко, видела в напряженных плечах и слышала в тяжелом дыхании.
Легкая штора колыхалась на ветру, красноречиво говоря, что Малфой открывал окно, еле заметный запах табака подсказывал, что он курил, а опустошенная на половину бутылка – что ничего хорошего все это не предвещало.
- Где ты была? – нарушил мысли Гермионы холодный требовательный голос.
- В башне Гриффиндора, - честно ответила девушка, не став упрямиться.
- Зачем ты ходила туда? – массивный перстень с буквой «М» стукнул о стекло стакана, когда Драко поднял его с пола, чтобы сделать очередной глоток.
- Мне нужно было поговорить с Джинни.
- О чем?
- О личном, - отрезала Гермиона, начиная понемногу закипать. Девушка чувствовала себя, словно подозреваемая на допросе.
- Хм… - усмехнулся Малфой, ставя стакан на пол.
Он по-прежнему не смотрел на нее, будто созерцание беснующегося за решеткой огня было в разы интереснее лица Гермионы.
Это угнетало Грейнджер. Угнетало не меньше его тона, настроения и надменности, которая теперь сквозила в каждом слове.
- Если ты хочешь что-то сказать – говори, потому что я слишком устала, чтобы играть в очередную игру, придуманную тобой, - выпалила Гермиона.
Девушка сложила руки на груди, с вызовом взглянула на Драко в ожидании ответной реакции, но парень молчал. Прошла секунда, две, три… Наконец Малфой поднял руку и, махнув в сторону лестницы, заявил:
- Не задерживаю.


Его слова произвели эффект разорвавшейся бомбы – обида и смятение захлестнули ее, подталкивая вперед. Девушка в два счета преодолела недостающее расстояние и встала напротив парня, заставляя его взглянуть на себя.
- Не задерживаешь? – прошипела она. – А я вот возьму и задержусь.
Не дав слизеринцу опомниться, Грейнджер рывком стащила с себя мантию и зашвырнула куда-то за кресла, плюхнулась на пол, прямо напротив Драко и пристально уставилась в серые глаза, равнодушно смотревшие в ответ.
Малфой ядовито усмехнулся, будто говоря: «Что за представление ты тут устроила?».
- Так чем занимаешься, Малфой, помимо того что надираешь в одиночестве и портишь дымом мебель?
- Хочешь знать, чем я занимаюсь? – насмешливо поинтересовался тот. – А сама-то как думаешь? Жду тебя.
- Зачем? – пыл гриффиндорки начал понемногу проходить. Слова Драко заставили сердце Гермионы болезненно сжаться – он ждал ее.
- Хотел сказать кое-что, - Малфой подался вперед, приближая свое лицо к лицу девушки. Серые глаза пронзительно-холодно заглянули в карие: - А не пойти ли тебе к черту, Грейнджер?
Малфой ехидно улыбнулся и отодвинулся назад, потянувшись к выпивке, но рука девушки успела перехватить стакан. Не дав слизеринцу насладиться напитком и своей ненавистью к ней, Гермиона сделала несколько жадных глотков, прежде чем Драко отнял у нее стакан, смачно выругавшись.
Девушка злобно сверкнула глазами в ответ, по подбородку скользнули прозрачные ручейки, а горло будто опалило Адским огнем, но Грейнджер не подала вида. Вместо этого она утерла ром тыльной стороной ладони и широко, развязно улыбнулась ему, демонстрируя зубы, мол рот уже пуст.
Малфой прошипел что-то в бессильной злобе, пальцы свело в кулаки с такой силой, что побелели костяшки. Но Гермионе не было страшно. Совсем. Пусть даже капельку.
Единственное, о чем она могла думать, так это о словах Гарри, собственных чувствах к Драко, внутренней дрожи и сладком томлении в груди, которые ощущала даже сейчас, при взгляде на него. Злого, ощетинившегося каждой своей иголкой, ненавидяще глядящего в ответ и очевидно старающегося держать себя в руках, что было мочи.
Я люблю тебя…
Боже…
Я люблю тебя!

Она чуть было не сказала это вслух. Но слова застряли на языке, нарывая, словно язвочки, замерли в горле ни туда – ни сюда.
- Не злись на меня. Прошу, - вместо этого сказала она.
Драко раздраженно фыркнул и отвернулся, уставившись в окно, за которым завывала вьюга, долбила в стекло ледяным снегом-дождем и превращала штору в грязную мокрую тряпку.
Отблески камина вспыхнули на профиле Драко, обводя красным острые черты: правильный формы нос и острый подбородок.
Ты так красив…
Рука Гермионы метнулась к лицу парня. Помимо воли, будто зажила собственной жизнью. Пальцы легли на щеку, и Малфой непроизвольно вздрогнул. Но не повернулся. Руки Гермионы были холодными. Холоднее беснующегося за окном снегопада, холоднее его ненависти к ней и раздирающей изнутри тоски. Большой палец вывел на щеке парня окружность, практически невесомо прикасаясь к коже, и вдруг соскользнул вниз.
Испугавшись собственных действий, Грейнджер попыталась убрать руку, но Малфой перехватил тонкое запястье и сам прижал пальцы девушки к своей щеке, прикрывая глаза.
В гостиной воцарилась тонкая напряженная тишина, нарушать которую осмеливались только сухо потрескивающие поленья и болезненные подергивания шторы. Гермиона застыла, словно статуя, боясь пошевелить и сказать хоть слово.
Драко медленно открыл глаза и перевел на нее взгляд. Впервые с тех пор, как Гермиона вернулась из башни Гриффиндора, он сам посмотрел на нее. Девушка затаила дыхание, ожидая, словно приговора, слов парня. Но Малфой молчал, лишь тяжело глядел, прожигая взглядом, пригвождая тело к месту, а душу заставляя плясать на углях смятения.
- Драко, я… - начала было Гермиона, не в силах больше терпеть это напряженное молчание. Но Малфой отрицательно кивнул, заставляя ее замолчать, и прижал пальцы девушки к своим губам.
- Т-ш-ш… Не буди дракона, - шепнул он.
Гермиона не поняла, что это значило, кроме того, что ей необходимо было замолчать. Да и какая разница? Если девичьи пальцы, нервно подрагивая, теперь лежали на губах Драко, вновь закрывшего глаза.
Я не понимаю тебя…
Малфой отпустил ее запястье, сложил руки на груди и замер, будто давая гриффиндорке карт-бланш. Гермиона сухо сглотнула, не понимая, чего от нее ждут. Что ей нужно было сделать? Встать и уйти? Извиниться за свое поведение вечером? Так и сидеть, не говоря ни слова? Что? Что ей нужно сделать?
Будто давая подсказку, губы парня легонько сдавили ее пальчики в подобии поцелуя. Горло Грейнджер перехватило, а в голове неровно и сбивчиво запульсировало. Влекомая безотчетным желанием, она подалась вперед, встала на колени. Затаила дыхание и медленно, с наслаждением провела большим пальцем по нижней губе Драко. Она смялась под мягким натиском, приоткрывая белоснежный ряд зубов. Грейнджер провела еще раз, и еще… Парень выдохнул в девичью руку - горячее дыхание обожгло ладонь, отдаваясь жаром внутри Гермионы. Она вспыхнула, словно спичка, ощущая, как этот жар медленно охватывает ее, мурашками поднимаясь по спине.
Боже… Я люблю тебя так сильно. Так сильно…
Не открывая глаз, Драко покрывал пальцы Гермионы легкими, невесомыми поцелуями, отвечая на ее нерешительные, осторожные прикосновения. На собственном лице он ощущал ее дыхание: сбивчивое, нервное, рваное. Совершенно отчетливо понимая, что с каждым новым движением самообладание его, равно как и кипящая внутри злость за вечерний разговор, постепенно растворяются. Тлеют в поднимающемся из самых глубин чувстве – полной потери контроля, зависимости и желания… Сумасшедшего, острого, как топор палача, желания – стремления получить то, чего хочется, наплевать на колокольчик разума, звенящий где-то на задворках сознания, и сделать всего один шаг навстречу. Только один шаг… больше и не нужно.
По щекам Гермионы скользнули слезы, прокладывая блестящие дорожки. Она беззвучно плакала, не отдавая себе отчета, пока губы Драко ласкали ее пальцы, переходя от одного к другому, то нежно прикусывая, то еле заметно касаясь поцелуями. На лице слизеринца, теперь сером (девушка загородила спиной мягкий золотой свет от камина), еле заметно подрагивали ресницы, как у человека, который спит или находится в непримиримом споре с самим собой.
Гермиону распирало изнутри, слова, словно икота, подступили к горлу. «Что все это значит?», - хотелось спросить ей. – «Чего ты ждешь от меня? Скажи хоть что-нибудь. Я боюсь ошибиться…». Но Малфой молчал, время стекало по капле в ночь, а легкая штора все так же колыхалась на ветру, нервно позвякивая кольцами о гардину.
Не в силах больше молчать, девушка набрала воздуха в легкие и… тут глаза Драко медленно открылись, и он взглянул на Гермиону: пронзительно-ясно, осознанно, с немым укором. Будто хотел сказать: «Не смей. Слышишь? Мы и так зашли слишком далеко…». По спине девушки прокатились ледяные мурашки, а сердце сжалось от страха, когда она увидела в этих холодных, спокойных, серых глазах то, чего так сильно боялась.
Ты знаешь… Ты все знаешь.
Будто прочитав ее мысли, Драко молниеносно и очень больно укусил девушку за палец. Гриффиндорка отдернула руку, взвизгнув от неожиданности. Прижала ее к груди, словно ребенка, напугано смотря и не в силах сделать вдох, слово пришпиленная рассудительным, обвиняющим взглядом к полу.
Казалось, даже часы перестали отсчитывать минуты. Все замерло… Ни единого звука, ни единого движения, лишь глаза Малфоя напротив, которые, вернув привычное скучающее выражение, теперь смотрели на нее.
- Ты вела себя сегодня хуже некуда, - вдруг заговорил он. - Не делай так больше, иначе мне все же придется взяться за ремень.
Малфой отвернулся и вновь откинулся спиной на диван, будто ничего и не произошло. Будто он и сидел так с тех пор, как Гермиона вернулась от друзей.
- Мне жаль, что разговор перерос в ссору, - медленно сказала она, не отводя взгляда от профиля парня. – Я не хотела ругаться.
- Я знаю, - выдохнул он. – Сегодня был длинный день, думаю, пора его закончить.
Драко привычным движением лениво взъерошил волосы Гермионы и поднялся на ноги.
- Малфой! – безотчетно вырвалось у девушки.
Грейнджер вскочила с ковра, вопросительно-испуганно смотря на него.
Пожалуйста, скажи, что я ошиблась!
- Да? – Драко спокойно посмотрел на нее, будто папа на дочку.
В серых глазах отражались отблески огня, золотя серебряную радужку. Волосы спутались и торчали в разные стороны, а тонкие черты сгладились. Драко смотрел на девушку так же, как за день до того или за два, или за три – привычно внимательно, без тени странного, прошибающего пониманием взгляда.
- Я… я просто хотела спросить: ты не волнуешься перед завтрашним выступлением?
Лицо парня недоуменно вытянулось. Видимо, он ожидал услышать все что угодно, кроме этого.
- Да не особо, - ответил он. – Я уже привык.
- Ясно, - единственное, что пришло на ум Гермионе.
Они замолчали. Девушка неловко переступила с ноги на ногу, уткнувшись взглядом в пол.
- Ну а ты? – наконец сказал Драко, ощущая, что пришла его очередь задать вопрос.
- Немного. Но я справлюсь. Правда, - ответила она. – Очень постараюсь не хлопнуться в обморок. По крайней мере.
Малфой еле заметно усмехнулся, и Грейнджер улыбнулась в ответ.
- Пошли спать, - предложил он. – Завтра будет непростой день.
- Пошли.
Малфой пропустил девушку вперед, поднимаясь следом. Остановившись у своей двери, Гермиона обернулась и робко произнесла:
- Доброй ночи, Драко.
- Доброй ночи, сладкая, - в своей привычной иронично-мягкой манере произнес Малфой. Затем ухмыльнулся и вошел в свою комнату. Девушка окинула пустым взглядом дверь мужской спальни и перевела его на собственную руку. На пальце все еще алел след от укуса, доказывая, что произошедшее не было сном.
Да или нет? Это я обманулась? Или это ты смог обмануть меня?


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-9725-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Ав@нтюра (01.12.2015) | Автор: Ав@нтюра
Просмотров: 307 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
+1
4 lyolyalya   (12.11.2016 22:31)
Спасибо за главу!)
Как у них все сложно в отношениях! wacko
Цитата Текст статьи
Да или нет? Это я обманулась? Или это ты смог обмануть меня?

Думаю, Малфой смог ее убедить в обратном wink

0
3 Svetlana♥Z   (14.02.2016 23:21)
Чувства Гермионы, как на ладони... cry А что чувствует Драко, как он воспринимает поведение Гермионы, догадывается ли о чувствах грифиндорки? wink

0
1 o3eruli4ka   (01.12.2015 19:02)
Да боже ж ты мой... как страшно полюбить врага - увидев в нем не только злость неприятие и обиду, привычные за долгие годы учебы, но и искренность, великодушие, стремление защитить... Спасибо тебе за них обоих!

0
2 Ав@нтюра   (01.12.2015 19:27)
А понять, что попала в зависимость, еще страшнее sad Ведь, когда долгое время ощущаешь себя в ответе за окружающих и надеешься только на себя, довериться кому-то становится очень сложно, требует больших усилий. Плюс к этому не стоит забывать, что друзья, мягко говоря, будут не в восторге от такого "интересного выбора" их подруги... biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]