Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Воробушек
Сборник (очень) коротких историй о (не)любви. Герою хочется выговориться, слушатель молчит до поры до времени, а воробушек... воробушек просто есть.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Венчание Луны
История Ренесми и Джейкоба. Сердце Джейкоба рвется на части, когда Ренесми говорит ему однажды, что она влюблена... и её возлюбленный вовсе не он...

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Потерянный сноубордист

2016-12-7
21
0
Никогда не любила спорт. Напротив, всю сознательную жизнь считала, что это пустая трата времени, а, может быть, просто не понимала, какой смысл люди видят в том, чтобы искалечиться в погоне за новыми успехами. Разве стоит какая-то медаль, пусть и сделанная из драгоценного металла, сломанных рук, ног или, что еще страшнее, жизней? Мне казалось, что ответ очевиден: нет. Но в абсолютности этого уверены, видимо, далеко не все, если смотреть по тому, сколькие кладут всю свою жизнь на алтарь спортивных достижений.
К счастью, я в число этих безумцев не входила. Мое отношение к спорту было косвенным, если не сказать – созерцательным. Конечно, бывали моменты, когда я под давлением чужого мнения пыталась хоть как-то втиснуть в этот далекий от меня мир, что принимал многих широкими объятиями, но для меня он всегда оставался темным лесом. Однако же всякий раз – и когда в старших классах мистер Тернер, наш физкультурник, заставлял меня вливаться в волейбольные и баскетбольные игры наряду с остальными учащимися, и когда мама всеми силами пыталась привить мне любовь к художественной гимнастике — я лишь убеждалась, что безвозвратно потеряна для спорта. Каждая следующая подобная попытка только усугубляла ситуацию, приводя лишь к тому, что ненависть к спорту полыхала во мне все жарче. К слову, нелюбовь эта была взаимной, сужу я это по тому, что все свои переломы и серьезные ушибы я «заработала» как раз таки тогда, когда пыталась заниматься той самой злосчастной гимнастикой. Слава Богу, родители быстро смекнули, что при такой нерасторопности и с полным отсутствием координации спортивное будущее мне не то что не светит, оно даже слабо не мерцает на горизонте. Но многочисленные шрамы и неправильно сросшаяся кость уже немало лет напоминают мне, что спортсменкой великой мне стать не суждено. Не больно то и хотелось, конечно.
И все же нельзя сказать, что от спортивного мира я была отрезана вовсе, связано это с пристрастием к нему моего отца, который ни вечера не мог провести, не посмотрев какую-нибудь спортивную игру или, на крайний случай, не послушав новости спорта. Меня все эти программы, соревнования ни чуть не интересовали, но время от времени я становилась их невольным слушателем, поскольку зачастую делала домашнее задание в гостиной, тем временем как Чарли пялился в экран, по которому шли все эти глупые трансляции. Мне было лет шестнадцать, когда я, как обычно, спустилась в гостиную, держа в руках учебник истории. Телевизор приглушенно работал, правда, отец, так и не выспавшийся после ночного дежурства, полулежа дремал на диване, негромко похрапывая. Наученная опытом, я знала, что выключать спортивный канал не стоит, поскольку это непременно разбудит папу, который тут же активно начнет убеждать, что он вовсе не спит, а все внимательнейшим образом смотрит; так что я удобно устроилась в кресле и, попытавшись мысленно абстрагироваться от бормотания телевизора, принялась заучивать материал. Про себя пересказывая выученный абзац, я случайно бросила взгляд на экран и замерла.
По ту сторону экрана под прицелами камер стоял молодой парень, на вид ему было лет двадцать, возможно, чуть больше, он восторженно махал зрителям, попутно рьяно пытаясь расстегнуть свою куртку и стянуть с глаз очки. Он уверенно стоял на сноуборде, который, видимо, нисколько не мешал его устойчивости, и, судя по радостной улыбке спортсмена, он стал победителем, но отнюдь не это привлекло мое внимание, а его взгляд. Было в нем что-то такое, что заворожило меня, заставив уткнуться в телевизор, и я, не отрываясь, во все глаза смотрела на него. Во взгляде его явно светилось счастье, вызванное победой, но меня привлекло не столько это, сколько обожание и неприкрытый восторг, видимо, вызванный непостижимой любовью к своему делу. Но точно я сказать не могла, этот ликующий, горящий взгляд остался для меня загадкой.
Когда парень справился с молнией, расстегнул куртку и стянул с шеи шарф, я сразу же обратила внимание на его татуировку в виде связанного сокола. Создавалось впечатление, что птица рвется расправить крылья, но веревки, опутывающие тело, не позволяют этого сделать. Великолепно прорисованная татуировка была невероятно красивой, но что-то мне подсказывало, что такие рисунки набивают не ради эстетики, а непременно вкладывают в них какой-то особый смысл, имеющий значение для их обладателей.
Этот парень с татуировкой на шее прочно засел у меня в голове. Я то и дело вспоминала его сияющий взгляд, пытаясь понять, что же может вызвать такую бурную радость и восторг. В итоге, заметив, с какой любовь он после снимал снаряжение, я решила, что вызваны эти эмоции были не столько любовью к спорту, сколько к доске. Это было настолько непостижимо, странно и непонятно для меня, что я пообещала себе, что непременно попробую встать на сноуборд, чтобы понять этот восхищенный взгляд и испытать схожие эмоции, мной ранее в такой степени не испытываемые.
Конечно, спустя время, эта глупая затея в череде дней затерялась сама собой, а сразу испытывать лишний раз свою судьбу я не решилась, придумав, как это всегда и бывает, тысячу отговорок, чтобы даже близко не подходить к склонам. А где-то через полгода я и думать забыла не только про свою идею, но и про этого спортсмена. Не знаю, почему по прошествии четырех лет я вдруг вспомнила этот детский порыв, когда соседка по комнате пригласила меня съездить с ней на горнолыжную базу, находившуюся в восьмидесяти милях от кампуса Вашингтонского университета, в котором мы и учились. Сначала я аккуратно отказала, но потом, вспомнив эту историю, невзначай в разговоре поделилась воспоминаниями, даже не знаю, откуда вдруг возникшими. Она, конечно же, будучи весьма заинтересованной, чтобы я с ней поехала, ухватилась за эту мысль, начав давить, что называется, на больное, чтобы уговорить меня.
— Ну же, соглашайся, Белла! Как раз и попробуешь прокатиться на сноуборде, мечты-то, тем более детские, должны сбываться. А не сложится, так просто отдохнешь, хорошо проведя время. Всяко лучше, чем на каникулах штаны просиживать в пустом общежитии, — уговаривала меня Розали.
Сессия была успешно сдана, а впереди маячили двухнедельные каникулы, традиционно выделяемые студентам перед началом нового семестра. Так что парень Розали, Эммет, уже без труда собрал немаленькую компанию студентов, чтобы отдохнуть на той самой горнолыжной базе. Эммет спортом профессионально не занимался, но входил в круг людей, которые просто не могли устоять перед соблазном спортивных зимних развлечений, а уж с учетом отличных скидок, которые владельцы базы предоставляли студентам нашего университета… он явно полагал, что такой возможностью грех не воспользоваться.
— Роуз, поверь, меня даже близко к спортивному инвентарю подпускать не стоит, — фыркнула я, внимательно наблюдая за тем, как подруга собирает себе чемодан.
— Уверена, что ты преувеличиваешь. Да и неважно, даже если и так. Мы же не круглыми сутками кататься будем, только днем, а вечером все вместе собираться будем и…
— Пить, — перебила ее я. — Я в этом университете второй год учусь и отли-ично знаю, чем заканчиваются студенческие сабантуи по вечерам. Куча изрядно выпивших парней и почти столько же девчонок навеселе. Нет уж, благодарю, но увольте.
Розали лишь раздраженно вздохнула, даже не пытаясь ввязаться в спор. Она прекрасно знала, что я права. Но, видимо, решила избрать другую тактику:
— Я буду там одна среди парней. Прошу, ну составь ты мне компанию, я же потеряюсь в этих их шуточках, вечных разговорах о спорте и автомобилях.
Да, тут завидовать было нечему. Понятно дело, Розали хотела провести время со своим молодым человеком, но для этого ей нужно было выдержать общение с его друзьями на протяжении всей недели. Нет, не поймите превратно, друзья Эммета — отличные ребята, но парни есть парни, такое количество тестостерона девушке в одиночестве перенести непросто.
— Ладно, — нехотя согласилась я, не желая бросать подругу на произвол судьбы. — Только пообещай, что никто не будет заставлять меня кататься, никто, даже Эм.
— Обещаю, — ответила довольная собой Розали, видимо, в эту минуту готовая согласиться на что угодно.
Так я и оказалась на этой базе. Как же меня угораздило очутиться на вершине горы в снаряжении для сноубордистов, которое я взяла на прокат в одном из местных павильончиков, я так и не поняла. Ну, насчет «горы» я, кончено, немного преувеличила. Так, небольшой склон для начинающих, где, помимо инструкторов, в обязательном порядке дежурил смотрящий работник. Сильно упасть при таком малом наклоне и полном отсутствии опасных неровностей почти нереально. Но, безусловно, не для меня.
Я долго сопротивлялась уговорам Эммета, которому Розали лишь раз — да и то вяло —сказала, чтобы он ко мне со своими спортивными затеями не приставал. Но, по правде говоря, мне действительно хотелось попробовать, я жаждала войти в раж, испытать те эмоции, что я заметила у того спортсмена. Во мне бушевало дикое желание забыть о всяких осторожностях и спуститься с подъема, но я не могла осмелиться, опасаясь, что тут же сломаю себе какую-нибудь конечность или заработаю сотрясение мозга, а то и еще страшнее: покалечу людей, которые по несчастью окажутся рядом. Да и Эммет, черт его дери, стоять, показал как, а скатываться не научил, тут же свинтив на склон для бывалых спортсменов. Ну, конечно, кому с такими «чайниками», как я, тут интересно. Так что при таком раскладе травмы обеспечены, если не окружающим, то мне точно.
— Это была плохая идея, — недовольно проворчала я себе под нос.
— Вы никогда не узнаете, если так и не попробуете.
Обернувшись на голос, я увидела прямо позади себя того самого смотрящего. Молодой мужчина загадочно улыбался, смотря то на меня, то на сноуборд, на котором я стояла. Он как бы спрашивал, почему я до сих пор стою тут и не решаюсь съехать. Я мысленно усмехнулась. Он наверняка считает, что я просто трусиха, но он понятия не имеет, к каким последствиям могут привести мои занятия.
— Ну, значит, не судьба, — вздохнула я, то ли облегченно, то ли расстроено.
— Если вы будете так негативно настроены, то, конечно, ничего не выйдет, — встав рядом со мной, сообщил он.
— А я и так в этом не сомневаюсь, — печально усмехнулась я, зная, что никакие молитвы мне не помогут. — Я Белла, — удрученно поведала я, то ли представляясь, то ли тем самым объясняя, что ничего хорошего тут ждать не стоит.
— Эдвард. Очень приятно, Белла, — все также загадочно улыбаясь, кивнул мужчина. — Прежде чем начнешь кататься, научись правильно падать.
— Спасибо за совет, но именно этого я и пытаюсь избежать, — фыркнула я.
— Я не шучу. Ты новичок, так что впереди непременно много падений. Лучше сразу научиться правильно падать, если хочешь избежать травм.
Не совсем понимая его логику, я улыбнулась, произнося:
— Я профи по падениям.
— Я думаю, ты разочаруешься, узнав, что ошибаешься, — усмехаясь, без всякой язвительности заявил он. — Ну, вот если почувствуешь, что падаешь вперед, что ты сделаешь?
Я мысленно представила себе такое развитие событий и с легкостью ответила:
— Вытяну руки, чтобы смягчить падение, — уверенная в своей правоте, сообщила я.
— Тогда перелом запястья тебе обеспечен, — наставнически улыбнулся он, произнося это строгим тоном. — Лучше выстави предплечья, в таком случае вероятность того, что ты себе что-то сломаешь или повредишь, гораздо меньшая. То же самое с падением назад. Ни в коем случае не подставляй руки. Скругли немного спину, при этом постаравшись не выпячивать копчик, чтобы не повредить тазовые кости. Давай попробуем. Упади вперед.
Какая ирония. Я всю жизнь пыталась избежать падений, а теперь намеренно собиралась учиться этому. Но самое комичное в этой ситуации то, что с моей «любовью» к неожиданным падениям упасть по заказу получилось не с первого раза. Но, когда я все-таки сумела раскачаться и стала падать, то по инерции выставила руки вперед. Услышав, что Эдвард кричит мне убрать запястья, я тут же вспомнила про его советы и выдвинула вперед предплечья. Оказалось, что падать не так уж и больно, если правильно все рассчитать.
Попрактиковавшись немного с падениями, я мысленно рассмеялась, подумав, что если всюду буду таскать с собой Эдварда, то, возможно, не то что кататься тут, на каблуках даже ходить научусь.
— Ладно, с падениями более-менее понято. Думаю, теперь можно перейти непосредственно к сноуборду. Позволишь? — спросил он, протянув руку ко мне.
Не совсем понимая, что он хочет сделать, я все-таки нерешительно кивнула. Встав позади меня, он положил одну руку на мою талию, в то время как другая его рука осторожно легла мне на плечо. Мое сердце забилось быстрее, стоило мне только почувствовать его руки на себе.
— Главное — поймать равновесие, — пояснил он. — Важно понимать, что под тобой только одна доска. Тут совсем не так, как на парных лыжах. Если на них ты должна отклониться немного назад, чтобы найти равновесие, то здесь твоя масса должна находиться строго по центру.
— Я никогда не каталась на лыжах, — с какой-то необъяснимой печалью призналась я.
— Не суть важно, главное понять: равновесие — вот твой приоритет. Ноги немного согни в коленях и сгруппируйся, но не сутулься. — Слегка надавив на мою поясницу, он добился того, что я оказалась в правильной позе, после чего обошел меня и встал прямо передо мной. — Попытайся сейчас немного спуститься с помощью носков и пяток. Сноуборд держи параллельно склону, иначе падения не избежать, — инструктировал Эдвард.
Я недоверчиво нахмурилась, сомневаясь, что смогу чего-нибудь добиться.
— Не волнуйся, я тебя подстрахую, — взяв мои руки в свои ладони, заверил он. —
Тем более что падать уже умеешь.
Усмехнувшись его комментарию, я попыталась раскачать сноуборд и, перекатившись с носков на пятки, с удивлением отметила, что у меня действительно получилось сдвинуть доску с места и при этом не упасть. Окрыленная своим успехом, я сильнее вцепилась в руки Эдварда и повторила свои манипуляции. Сноуборд плавно сдвинулся на несколько сантиметров вниз.
— Вот видишь? Ничего ведь сложного, да? — все также улыбаясь, поинтересовался Эдвард.
С обезумевший улыбкой во все лицо я посмотрела на мужчину и быстро, восторженно закивала, чем вызвала его заливистый смех.
— Это проще простого. — Улыбалась я своим успехам, когда мне удалось три раза подряд перекатиться с носков на пятки.
— Тише-тише, аккуратнее, не спеши, — мягко пожурил меня мужчина, когда я стала заваливаться на бок.
— Прости, — выровнявшись, пробормотала я. Но эта маленькая неудача ничуть не сломила моего азарта.
— Теперь попробуй скатиться по склону. Разведи в сторону руки, чтобы было легче удержать равновесие. Не спеши. Туловище держи прямо и помни, что малейшее движение телом отражается на сноуборде.
— Постой, нет, у меня не получится. Я обязательно упаду, — запаниковала я, вцепившись в его руки мертвой хваткой, точно маленький ребенок, не желающий отпускать родительский палец, служащий последней опорой.
— Не волнуйся, все будет хорошо. Я буду ждать тебя внизу, — подмигнул мне Эдвард и стал спускаться вниз по склону. Я дождалась, пока он окажется внизу, прежде чем попытаться повернуть сноуборд на девяносто градусов. Первая попытка не увенчалась успехом, и я шлепнулась на пятую точку, громко вздохнув. Но затем поднялась, дабы сделать вторую попытку, и каким-то образом мне удалось развернуть доску, которая тут же покатилась вниз.
«Господи, пожалуйста, не дай мне упасть», — пробормотала я, с ужасом вспоминая все советы моего инструктора.
Четко следуя им, я скатилась по этому склону и, что удивительно, даже не упала. В крови адски бурлил адреналин, и я, спустившись с этой небольшой горочки, сразу же отстегнула крепления и принялась подпрыгивать на месте, радуясь своему путь и небольшому, но успеху.
— Получилось! Эдвард, у меня получилось! — повторяла я, не в силах угомониться. Заразившись моей радостью, мужчина тоже засмеялся, поспешив подойти ко мне. Не знаю, что на меня нашло, но в этот момент, поддавшись порыву, я кинулась на шею Эдварда и порывисто его обняла.
— Спасибо, — поблагодарила его я, отстранившись и смущенно убрав руки с его плеч.
— Не за что. Ты все сделала сама, — улыбнулся он.

— Нет, правда. Если бы не ты, я так бы и не осмелилась спуститься со склона. Да и не смогла бы, с первым же движением свалилась бы на снег, — призналась я, когда спустя три часа мы сидели в уютной комнате отдыха отеля и пили горячий чай. Эдвард все-таки смог меня уговорить умерить свой пыл и продолжить на следующий день, ссылаясь на то, что если я переусердствую, то не смогу утром встать с постели. Да и его смена закончилась…
— Не говори глупостей, — усмехнулся он, откинувшись на мягкие подушки дивана. — Тебе просто с самого начала нужно было обратиться к инструктору. Почему ты этого не сделала?
— Эм, — замялась я. — Я надеялась, что меня научит парень моей подруги, но он слишком нетерпеливый. А на инструктора у меня просто нет денег. Сама поездка сюда — огромный удар по кошельку обычного студента, — зардевшись, призналась я. — А почему ты не инструктором работаешь? У тебя отлично получается!
— Я не…
— Белла, вот ты где, коротыш! — потрепав меня по волосам, пробасил Эммет. — Мы с Роуз тебя обыскались, а ты тут с парнями флиртуешь.
— Эммет, — рыкнула на него я, поправляя волосы, а затем извиняющее обратилась к Эдварду: — Прости его, просто с него давно не сбивали спесь.
— Не верь ей, чувак, — заговорчески прошептал Эммет, плюхнувшись на диван между мной и Эдвардом. — Ее хлебом не корми, дай на меня понаговаривать.
— Сказал Эммет, который целую неделю ныл после того, как Белла поставила ему на плече большой синяк, — присев на мой подлокотник, заявила Роуз.
— Хей, крошка, ты же обещала никому не говорить! — наигранно возмутился Эм.
— А ты обещал не называть меня крошкой. Простите нас, меня зовут Розали, а этот не в меру разговорчивый громила — мой парень Эммет, — протянув руку Эдварду, представилась подруга.
— Эдвард.
— Эдвард работает здесь. Смотрящий на склонах. Он научил меня кататься на сноуборде, в то время как некоторые бросили меня на растерзание снежным горам и огромной, неуправляемой доске.
— Каюсь, коротыш, но по сравнению с тобой те склоны были слишком большим соблазном, — подняв руки вверх, откровенно признался друг. — И вообще, пришло время студенческим вечери-инкам!
Встав с дивана, Эммет стал смешно вилять задницей, не забывая при этом громко улюлюкать. Закатив глаза, Роуз в пол-оборота развернулась к нам.
— Мы собираемся в комнате Стива и Сида. Не хватает только тебя, — сообщила подруга.
— Да, и можешь взять своего бойфренда, — наконец-то перестав танцевать, проявил деланное радушие Эммет.
— Простите, ребят, но я пас. Студенческие вечеринки остались в далеком прошлом. Желаю вам приятно отдохнуть. Увидимся завтра, Белла.
Вот так, сама того не ведая, я договорилась встретиться с Эдвардом на том же месте в то же время.


— Почему ты выбрала именно сноуборд? — полюбопытствовал Эдвард, пока я пыталась отработать повороты, стоя на месте.
— Это глупо, — покраснев, пробормотала я. Из-за свирепого ветра мои щеки уже были невозможно красными, так что, слава богу, смущения заметно не было. — Ну же, — подбадривал Эдвард, заявляя, что его заинтриговала моя реакция.
— Это на самом деле глупо, ты будешь смеяться.
— Не буду. Обещаю.
Тяжело вдохнув, я решилась все-таки рассказать ему.
— Когда мне было шестнадцать, я увидела по телевизору кубок мира по сноуборду. Там выступал один парень, и он… — замялась я.
— Он что?
— Честно говоря, даже не знаю, как объяснить. Он стоял там, такой невероятно одухотворенный и счастливый. Его эмоции, ликование заинтриговали меня.
— В смысле?
— У него был горящий взгляд, понимаешь? Он был счастлив своей медали первого достоинства так, будто бы на самом деле все золото мира бросили к его ногам.
— Понимаю, — грустно усмехнулся Эдвард, опустив взгляд на свои руки. Я уже хотела спросить, что его так расстроило, как он снова заговорил, сбивая меня с мысли:
— Кто же этот парень, который смог тебя заворожить?
— Понятия не имею, — пожала плечами я. — Хотя, может, ты знаешь его, раз так интересуешься этим видом спорта. У него на шее была небольшая татуировка: связанный сокол.
Эдвард побледнел. Я могла поклясться, что увидела разрастающуюся панику в его взгляде, что, честно говоря, сбило меня с толка и даже напугало. Я ведь вроде бы не говорила ничего из того, чем бы могла напугать нормального улыбающегося парня до того, что он стал молчаливым и напряженным. Наткнувшись на мой обеспокоенный взгляд, прочистив горло, Эдвард ответил:
— Нет, такого спортсмена не припомню. – А затем, с секунду помолчав, добавил: — На сегодня хватит, Белла. Ты уже и так слишком долго стоишь на доске.
— Но мы и двух часов не прозанимались, — запротестовала я, однако, увидев его взгляд, тут же осеклась.
— Иди, Белла. Продолжим завтра, — бросил он и, развернувшись, удалился на свое рабочее место, откуда обычно вел наблюдения.
Позже, сидя в номере Стива и Сида, я все пыталась понять, что же такого сказала, что он так отреагировал. Не то разозлился, не то расстроился. Я даже не могла найти описания его состояния в тот момент, когда он буквально прогонял меня со склона. Но одно было совершенно очевидно: парня, о котором я говорила, он знал. Может, это был его друг, с которым что-нибудь случилось. Или же, напротив, старый соперник, который сумел добиться больших успехов, в то время как он не смог подняться выше обычного смотрящего на горнолыжной базе. И хоть я и была уверена, что Эдвард прекрасно понял, о ком я говорю, рассказывать мне об этом он по каким-то причинам не посчитал нужным.
Я провела в интернете больше часа, пытаясь найти хоть что-то о том кубке мира по сноуборду, но, как оказалось, информации об участниках было ничтожно мало. Мои поиски не увенчались успехом.
Я сидела в холле отеля, ожидая, что Эдвард появиться здесь и я смогу его подробнее расспросить. Однако мужчина не пришел. Да и надеяться, если подумать, было глупо. Ну, что ему тут делать, когда для персонала был выделен отдельный, великолепно оснащенный корпус…
— С тобой все хорошо? — подсев ко мне, обеспокоенно поинтересовалась Роуз.
— Понятия не имею, — выдохнула я. — Эдвард так странно сегодня себя вел, когда я ему рассказала про того сноубордиста.
— Почему? — удивилась Роуз.
— Если бы я знала. Мне кажется, он как-то связан с Эдвардом, но вот как, я не могу понять.
— Может, это он и есть? — усмехнулась она, больше в шутку.
— Не говори глупостей, Розали, — рассмеялась я. — Что здесь, по-твоему, делает мировой чемпион?
— Отдыхает, — вторила смехом мне она. — А ты проверь его шею. Вдруг у него все же есть тату, — подмигнула мне подруга.
— На склоне он ходит в куртке, а под ней у него вчера был свитер с высоким воротом. Мне не разглядеть, если я не примусь его раздевать.
— А ты примись, — приподняв брови, усмехаясь, предложила подруга.
— Господи, вы с Эмметом неисправимы, — закатила глаза я.
Следующим утром я проснулась довольно рано. На часах не было и восьми утра, когда я, накинув теплый халат, подошла к окну и потянулась. Окно моего номера выходило прямо на один из склонов. Не на самый высокий, но и не на тот, на котором каталась я; нечто среднее. Что меня удивило, так это Эдвард, который, держа в руке сноуборд, в гордом одиночестве поднимался на вершину склона. Его силуэт находился довольно далеко для того, чтобы я смогла разглядеть лицо, но я узнала его по ярко-синей шапке, с помощью которой его легко можно было отыскать среди большого количества народа. Он катался довольно долго и делал это настолько профессионально, что я не могла оторвать взгляда. А когда стали появляться первые люди, он забрал сноуборд и пошел в сторону самого маленького склона, на котором и работал смотрящим.
Предыдущим вечером слова Роуз о том, что это может оказаться Эдвард, показались мне обычной шуткой, но теперь я всерьез задумалась над ее такой невозможной, неправдоподобной версией, но… а вдруг это действительно он?
Я решила, что никогда так и не узнаю, если не рискну спросить.


— Когда у тебя будет выходной? Возможно, мы смогли бы покататься вместе? — предложила я, когда мы забирались наверх после очередного спуска.
Мы уже больше часа занимались оттачиванием моего мастерства в катании, но я все еще не могла осмелиться спросить его о том парне.
— Прости, Белла, но я не катаюсь, — виновато улыбнулся он.
— Почему ты это говоришь? – обиженно спросила я. — Я видела, как ты катался сегодня утром.
— Ты обозналась, это был не я, — даже не посмотрев в мою сторону, резко отрезал мужчина.
— Нет, Эдвард, это абсолютно точно был ты, — не отступилась я и, бросив сноуборд на снег, вперилась в него взглядом, настаивая на том, чтобы он прекратил отнекиваться.
А затем, на выдохе выпалила:
— Тот парень – это же ты, да?
— Какой парень? — Мужчина изумленно посмотрел на меня, всем своим видом показывая, что не понимает, о чем речь.
— Тот, с татуировкой. Я тебе о нем рассказывала. Это ты, да?
— Что за вздор, Белла, — надрывно рассмеялся он, замотав головой. Но было в его взгляде что-то такое, вновь необъяснимое… что я ему не поверила, а, напротив, уверилась в своих внезапных догадках. Это был он. Определенно.
— Это был ты, — на этот раз уверенно выдохнула я. – И никакого вздора. Одного не пойму, — задумчиво протянула я: — Зачем ты это скрываешь?
— Тебе пора в отель, Белла. Ты замерзла, — отрешенно произнес он.
— Не уходи от ответа, — не желая уступать, настояла я.
— Не от чего тут уходить. Ты обозналась, ошиблась, перепутала, приняла желаемое за действительное… я не знаю, что еще. Но это не я, ясно? Хотя бы потому, что я не катаюсь на сноуборде. И давай закроем эту тему. Прошу, — ровно, делая ударения почти на каждом слове, произнес Эдвард, а затем, более ничего не говоря, удалился на свое рабочее место, оставляя меня наедине со своими мыслями.
«Эдвард-не-знаю-как-там-тебя-по-фамилии, но я так просто этого не оставлю», — твердо решила я и тоже отправилась восвояси.


Проснувшись от громкой трели будильника, я без промедления вскочила и, даже не удосужившись натянуть на себя халат, сразу же подошла к окну. Я решила встать пораньше, чтобы поймать Эдварда на месте «преступления». Мое удивление было чрезмерным, когда я на самом деле его заприметила, но со снаряжением в руках он шел совершенно в другую сторону – к корпусу персонала. Но в итоге я решила, что он просто вышел на склон раньше времени, дабы мне вновь не удалось уличить его. Одного он не учил: слишком уж я упряма, чтобы верить ему на слово.
Его утреннюю прогулку я попустила, но вот на свою тренировку пришла вовремя. Даже не взглянув в сторону домика смотрящего, я забралась на вершину склона и, присев на снег, принялась ожесточенно пристегивать крепления ботинок к сноуборду. Заметив меня, Эдвард вышел из своего убежища, подошел ко мне и молча сел рядом, через пару мгновений все же заговорил:
— Прости, что так резко отреагировал вчера, — смущенно извинился он, не отрывая взгляда от своих рук.
Честно говоря, я злилась на него. За то, что обманывал меня, за то, что нагрубил, и вообще за то, что избегал меня. Но, когда я услышала, с какой искренностью и робостью он извиняется, мое сердце растаяло, а обида куда-то испарилась.
— Я не обижаюсь, — нахмурившись, ответила я. — Только не понимаю, почему ты пытаешься все отрицать. Я похожа на журналистку, которая сразу же выдаст все твои секреты?
— Это личное, Белла. Я ничего не скрываю, просто давай не будем затрагивать эту тему, ладно? Я не хочу об этом говорить.
— Ладно, — тихо согласилась я, решив больше не тревожить его.
День в компании Эдварда прошел просто замечательно. Мы больше не разговаривали о том сноубордисте, но я узнала много нового о нем самом. Например то, что ему двадцать семь лет и родом он из маленького городка в штате Вашингтон. Или то, что уже почти три года работает на этой горнолыжной базе. Когда я спросила о его семье, он смущенно улыбнулся и увел разговор в другое русло. Я дождалась окончания смены Эдварда, и мы провели еще один вечер в комнате отдыха, пока Эммет и Роуз меня снова не утащили на студенческую вечеринку. Я предлагала Эдварду присоединиться к нам, ведь мы с ребятами решили устроить вечер покера, в котором я была довольно хороша, но он сдержанно отказался, сославшись на усталость. Я предположила, что он просто не захотел ощущать себя лишним среди кучи студентов, поэтому не стала настаивать. Впрочем, этот вечер и для меня закончился рано, потому как на утро у меня были грандиозные планы.
Проснувшись в полпятого утра, я быстро оделась и, прихватив сноуборд, убежала на горнолыжный склон. Забравшись на самую вершину, я с нетерпением стала оглядываться, ожидая своего неуловимого сноубордиста. Хоть я и обещала Эдварду больше не пытаться копаться в его прошлом, к своему стыду, сдержаться все равно не смогла. Мне просто было непонятно, почему он так упорно пытается скрыть от меня тот факт, что он бывший спортсмен, не говоря уже о том, что он не хотел признаваться в очевидном. Я почти на девяносто процентов была уверена, что Эдвард и есть тот самый сноубордист, но во мне засело противное чувство, которое вынуждало меня докопаться до правды. Мне хотелось обрести стопроцентную уверенность.
Но минуты шли, а Эдвард все так и не появлялся. Прошло, наверное, чуть больше получаса, когда я, разозлившись окончательно и замерзнув на холодном ветру, решила вернуться в отель, но именно в этот момент пришел он.
— Что ты здесь делаешь? — раздраженным голосом резко вопросил мужчина, посмотрев на меня суженными глазами.
— Я знала, что это ты! — провозгласила я. — Знала, что ты меня обманываешь.
— Уходи, Белла, — как-то обреченно попросил он.
— Не уйду, пока ты не признаешься в том, что это действительно ты.
— Ты бредишь, — устало хмыкнул он, подходя ближе ко мне. — Иди в отель.
— Нет, — упрямо заявила я, уперев руки в бока. Я не для того полчаса на морозе сидела, чтобы сейчас проиграть эту битву.
— Иди, иначе…
— Иначе… что? — уже начиная злиться, с вызовом вопросила я.
— Неважно. Если не уходишь ты, уйду я, — заявил он, бросив сноуборд на снег и начав защелкивать крепления на своих ботинках.
— Давай поговорим, — попыталась остановить его я. — Как долго ты еще будешь бегать от себя?
— До тех пор, пока ты не прекратишь меня преследовать, — напоследок бросил он и, развернув сноуборд, покатился вниз.
— Черт! — крикнула я и, развернув доску, попыталась быстро закрепить ботинки на сноуборде, после чего покатилась следом за ним.
За то время, что я копошилась, он успел ускользнуть довольно далеко, но я старалась не отставать и в какой-то момент поняла, что даже догоняю его. Вот только радоваться этому факту совсем не хотелось, потому как все эмоции перекрывала всепоглащающая злость. Я даже не знаю, из-за чего так расстроилась. Это ведь его личная жизнь, а он имеет полное право не посвящать меня в подробности своего прошлого. Но по каким-то необъяснимым причинам меня невероятно задевало его молчание. И будь на его месте кто-нибудь другой, я просто бы пожала плечами и оставила его в покое. Но это был не кто-нибудь другой, а Эдвард.
Склон уже заканчивался, и я почти догнала Эдварда, когда поняла, что уже не скольжу по снегу, а лечу над ним. На моем пути попалась маленькая кочка, но скорости хватило для того, чтобы я не просто упала, а буквально полетела вниз. Я пронзительно закричала и, закрыв руками голову, приготовилась к сильной боли, которая не заставила себя долго ждать. Удар пришелся на спину и голову — именно поэтому я не сумела сразу сообразить, что надо поднять доску для того, чтобы она не тащила меня вниз за собой. Меня стало бросать из стороны в сторону, и уже даже то, что я попыталась оторвать сноуборд от снега, меня не спасло; наоборот, это только ухудшило ситуацию. Боль в районе позвоночника была невыносимой, и мне оставалось только радоваться, что я по привычке нацепила шлем, хоть даже и не планировала кататься, а всего-навсего желала поговорить с Эдвардом.
Мое феерическое падение длилось не больше пяти секунд, но у меня было такое ощущение, что прошло не меньше часа. И даже когда все закончилось и я перестала скатываться вниз по склону, я не сразу поняла, что уже просто, глубоко дыша, лежу на снегу. Я чувствовала, как горит моя правая щека из-за того, что в какой-то момент я ударилась лицом во время падения, но это были мелочи по сравнению с невыносимой болью в районе поясницы, также невозможно сильно ныла правая нога. Я не хотела открывать глаз, полностью сосредоточившись на своем теле и пытаясь выявить наиболее пострадавшие места. Надо было пошевелить конечностями, на что у меня не было никаких сил, однако с учетом того, что боль едва заметно, но отступала, я была уверена, что на этот раз обошлось без переломов.
— Белла! — издалека услышала я голос того, из-за которого, собственно, и оказалась в таком положении. Конечно, я понимала, что Эдвард ни в чем не виноват и что я сама, зная, что еще не готова к этому склону, понеслась вслед за профессиональным спортсменом, но было гораздо проще скинуть всю вину на кого-то другого, чтобы не чувствовать себя настолько разбитой.
— Белла! Белла, ты в порядке? — Голос Эдварда дрожал от волнения, и я чувствовала, как он ощупывает мое тело, пытаясь выявить травмы. Когда его руки добрались до моей правой ноги, я зашипела, потому что он нажал именно на то место, где боль была сильнее всего.
— Если ты перестанешь меня трогать, то я буду чувствовать себя лучше, — рыкнула на него я, все-таки открыв глаза.
— Где болит? — проигнорировав мой сарказм, серьезно спросил он.
— Спина, правая нога, лицо, — проглотив свою злость, честно призналась я, вновь ойкнув, когда он задел ушиб.
— Сесть можешь?
— Наверное, — неуверенно произнесла я, осторожно пытаясь приподняться. Эдвард помог мне, предложив свою руку в качестве опоры, и облегченно вздохнул, когда я села и потянулась вперед.
— Жить будешь, — уже более расслабленно заявил мужчина. — Но лучше показаться врачу.
— Со мной все в порядке, — упрямо заявила я, потянувшись к креплениям и пытаясь их расстегнуть. Но когда я выпрямилась и посмотрела на Эдварда, то увидела то, что так долго пыталась у него выяснить. В этот раз на нем не было шарфа, и, по всей видимости, пока он бежал ко мне, то успел расстегнуть куртку. Из выреза выглядывал теплый пуловер, который всего лишь частично закрывал его шею, но не его татуировку. Потянувшись к нему, я оттянула ворот вниз и с удивлением стала разглядывать замысловатый рисунок, смысл которого, наверное, был ведом только ее обладателю.
— Я знала! — победно вскинула я руку, но, почувствовав тупую боль в локте, приглушенно застонала. Видимо, все-таки не все повреждения я выявила.
— Спокойнее, Шерлок, — заметив это, предупредил Эдвард. Я удивленно на него посмотрела, не понимая, почему он не пытается снова уйти от темы или же заявить, что это все равно не он. — Что?
— Ты не отрицаешь, это немного удивляет, — пожала плечами я, вновь посмотрев на завораживающую татуировку.
— Просто нет смысла. Ты права, это действительно я. Вот только татуировку ты не совсем правильно растолковала. Сокол не связан, это рвущиеся цепи.
— Что она означат? — заворожено спросила я, практически забыв про боль.
— Расскажу, если потом мы с тобой пойдем в травмпункт, — сложив руки на груди, поставил условие Эдвард.
— Ладно, — нехотя согласилась я.
— Когда я заинтересовался сноубордом, отец был очень недоволен этим. Сначала он воспринимал мое увлечение просто как хобби, которое со временем сойдет на нет. Однако я с полной серьезностью через какое-то время сообщил, что собираюсь заниматься спортом профессионально; на это он уже по-настоящему рассердился. Ругался, убеждал, кричал на протяжении двух часов, а потом просто заявил, что, если я не одумаюсь, он, не моргнув глазом, лишит меня наследства.
— Твой отец богат? — поинтересовалась я.
— Скорее да, чем нет. Конечно, он не мультимиллиардер, но по меркам моего родного города у него огромное состояние. Почти каждое заведение в Форксе принадлежит Карлайлу Каллену: будь то обыкновенная забегаловка или же единственный в городе банк, — объяснил Эдвард.
— И что ты ему ответил?
— Я собрал вещи и в тот же день ушел из дома, — пожал плечами он. — Моя мама родом из Сиэтла, поэтому я, недолго думая, поехал прямиком туда и первое время жил у дедушки с бабушкой. Для меня это было отличное место для проживания, потому что ближайшая горнолыжная база находилась как раз в олимпийских горах, всего лишь в восьмидесяти милях от города. Поначалу я ездил сюда только на выходных, посвящая все будни учебе, на которой упорно настаивали бабушка с дедушкой. Я, конечно, был не особо доволен этим, предпочтя полностью сосредоточиться на сноуборде, но деваться было некуда, это было их условием.
— Ты учился в нашем университете?
— Учился — сильно сказано. Усердно занимался я только первые полгода, потому что потом попал в сборную страны и полностью сосредоточился на спорте. Преподаватели делали поблажки, чаще всего говоря: «мы тебе поставим зачет, ты, главное, на кубке мира нас не подведи», — признался мужчина.
— Как ты попал в сборную?
— Мне просто повезло, если честно. В один из таких уикендов на отдых приехал Майк Якоби. Он был обладателем золотой медали на самом первом кубке мира и на тот момент уже заканчивал свою спортивную карьеру, но имел довольно весомое слово в сборной. Майк заметил меня и предложил тренироваться в сборной, на что я сразу же согласился. В том сезоне я взял серебреную медаль в кубке страны, на следующем кубке мира взял бронзу, а еще через год был уже мировым чемпионом.
— Как все это связано с татуировкой? — непонимающе спросила я.
— Она появилась у меня, когда я выиграл свою первую медаль. Мне хотелось, чтобы у меня что-то осталось на память о своем первом достижении. Я долго думал, пытаясь найти ту надпись или картинку, которая охарактеризовывала бы именно меня, но в голову ничего не приходило до тех пор, пока мне впервые за год не позвонил отец. — Эдвард тяжело вздохнул и выдержал длинную паузу. Тут мне сразу стало понятно, что тема его взаимоотношений с отцом не входит в число его любимых. — Я думал, что он поздравит меня, а он сказал, что моя медаль — последняя капля в чаше его терпения. Он заявил, что если я в течение недели не вернусь домой, то он окончательно разорвет все связи со мной и уже никогда не примет обратно. Я же ответил ему, что не нуждаюсь в его поддержке. Я всегда чувствовал себя скованно, находясь под его постоянным влиянием. Именно тогда мне пришла в голову эта идея. Сокол, который разрывает цепи, рвясь на волю, и становится свободным. Я выбрался из-под его влияния, разорвал эти цепи, выиграв первую в своей жизни медаль, точно также как и сокол разорвал цепи, проявив силу и терпение.
— Символично, — прокомментировала я, однако кое-что все-таки не давало мне покоя. — Но почему ты ушел из сборной?
— Ушел? Если бы, — невесело усмехнулся он. — Олимпиада в Ванкувере стала первой и последней для меня. В тот день, когда проходила квалификация, у меня поднялась высокая температура. Антибиотики и обезболивающие в большинстве своем были запрещены, воспринимаясь как допинг, а те, что позволено было употреблять, в основном были очень слабыми, и толку от них не было никакого. Тренер уговаривал меня отказаться от участия. Но я не мог этого сделать, слишком уж хотел показать себя. Глупое бахвальство сыграло злую шутку. Я упал на первом же трамплине, приземлившись прямо на спину. Амплитуда была громадной; то, что позвоночник сломан, стало ясно практически всем еще до того, как я упал.
Эдвард замолчал, проведя ладонями по лицу. Трудно было не заметить, как сложно ему давался этот разговор. Я уже было хотела сказать, чтобы он не продолжал, раз это так мучает его, как он, коротко взглянув на меня, продолжил свой рассказ. Видимо, он сам желал выговориться.
— Меня собирали по кусочкам, Белла. Мой позвоночник был раздроблен, только после восьми сложных операций я смог сидеть. Врачи говорили, что еще не все потеряно и что если я проявлю терпение и упорство, то снова смогу ходить, но я был полностью разбит, понимаешь? Я начал пить. Много пить. В течение месяца я выхлестывал по литру знатного виски в день, пока меня не привел в себя дедушка. Он сказал, что если я даже не попытаюсь вновь встать на ноги, то могу проваливать из его дома, потому что ему не нужен внук, который готов залить свое горе алкоголем, как только жизнь задала трепку. И я во всех смыслах поднялся с колен.
— Так быстро? — удивилась я.
— Нет, конечно, — усмехнулся он. — Свой первый шаг я сделал спустя полгода, а ходить смог только через год. Деваться было некуда, и я вернулся туда, где все и начиналось, на эту горнолыжную базу. Правда, кататься мне разрешено не слишком усердно. Именно поэтому я не работаю инструктором, кстати говоря, — вспомнив ранее заданный мною вопрос, объяснил Эдвард.
— Грустно, — нахмурив брови, выдохнула я.
— Страшнее всего то, что дорога в большой спорт для меня теперь закрыта навсегда. Остальное переживаемо, — признался Каллен. — Ладно, вечер воспоминаний подошел к концу. Уже почти рассвело, пошли разбудим мистера Берни, чтобы он смог осмотреть тебя. Идти сможешь? — поднявшись на ноги, спросил он.
— Наверное, — неуверенно произнесла я, но все-таки встала, правда, не без активной помощи Эдварда. Нога все еще болела, спина ныла, но ничего непоправимого, думаю, не было. — Не так я мечтала встретить рассвет с тобой, — усмехнулась я, посмотрев на невероятный вид, раскрывающийся прямо перед нашими глазами.
— Да? — лукаво улыбнулся мужчина. — И как же?
— Хотя бы вот так, — сказала я и, притянув его к себе, мягко поцеловала. Я так давно хотела это сделать, столько раз представляла себе, каковы на вкус его губы… Но все мои представления померкли по сравнению с реальностью. Чувства, вызванные этим соприкосновением губ, были фееричными, неописуемыми. Я почувствовала, как Эдвард аккуратно положил руки на мою талию, но, когда он попытался притянуть меня ближе к себе, глухо простонала, но вовсе не от удовольствия, а от боли. Эдвард тут же оторвался от губ и, заметив на моем лице недовольную гримасу, сочувственно и нежно провел рукой по щеке, после чего тихо рассмеялся.
— Пойдем, горе-сноубордист, — усмехнулся он, положив руку на мои плечи и притянув ближе к себе.
И я с удовольствием последовала за ним.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-14699-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Annetka (24.02.2014) | Автор: автор: Annetka
Просмотров: 2883 | Комментарии: 21


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 21
0
21 pola_gre   (17.07.2016 09:33)
Спасибо, очень интересная история!

0
20 ДушевнаяКсю   (15.07.2014 19:42)
потрясающая история.... читала бы и читала, как завороженная... каждая строчка увлекательна, жива и чувственна biggrin браво!

0
19 Fleur_De_Lys   (02.03.2014 17:24)
Понравилась история. Особенно те моменты, когда Эдвард учил Беллу правильно падать. Сама я никогда не интересовалась такими подробностями, поэтому было интересно читать. Мечта 16-летней девочки научиться кататься на сноуборде сбылась. Тем более, когда такой шикарный парень в роли тренера biggrin
Вот в этой истории и причина татуировки Эдварда выбрана удачно.
Спасибо и удачи в конкурсе.

0
18 MissElen   (01.03.2014 17:01)
Знакомая героиня, страдающая чудовищной неуклюжестью, усугубленной неправильно сросшимися костями. wacko Вообще-то, это очень серьезно, я имею в виду хотя бы один неправильно сросшийся перелом, и, если это конечность, то она уже не будет действовать полноценно, именно поэтому такие переломы ломают заново и складывают правильно иначе Белла бы наверняка осталась калекой - какой уж тут сноуборд? Но, ладно, оставим эти медицинские сложности на суд специалистов и предположим, что Белкина неуклюжесть в какой-то мере была компенсирована счастливым везением и её многочисленные падения, переломы и травмы благополучно заживали без видимых последствий. Кроме того, встреча с таким чутким смотрящим, научившего Беллу правильно падать, - это именно то, что ей было нужно. Да еще он же и оказался тем "потерянным сноубордистом" ради которого Белла решилась на этот рискованный эксперимент. Ей бы вряд ли удалось преодолеть его скрытность и замкнутость в вопросах прошлого, если бы она не застала его врасплох своим падением, где не помогли все уроки как правильно падать. Но история закончилась более чем предсказуемо: сладким поцелуем и, конечно, травпунктом. wink Но будем верить, что и на этот раз травмы Беллы не повлекут никаких тяжелых последствий и, более того, теперь рядом с ней будет всегда любящий и оберегающий Эдвард.

Спасибо и удачи в конкурсе.

0
17 Nady   (01.03.2014 01:57)
Спасибо за историю!
Сюжет накрыл меня как снежная лавина, которая снезапно сошла с вершины склона. Незаметно она подкралась так близко, что я и оглянуться не успела, как все события начали разворачивать буквально на моих глазах. Тем более, в сноуборде я полный ноль, поэтому отлично смогла понять Беллу, которая едва ли не смеялась, узнав, что падению тоже необходимо учиться. Интересно было смотреть на общения Эдварда и его ученицы. То, что я увидела между ними, это еще не любовь, и даже не флирт. Скорее, дружба с ярко выраженным оттенком симпатии, но у которой однозначно может быть большое и светлое будущее.
Еще раз спасибо за историю! С удовольствием почитала бы продолжение)
Желаю автору удачи на конкурсе!

0
16 Диметра   (28.02.2014 19:46)
Спасибо автору и бете (коли была) за чистоту текста. Заметила только одно место случайной опечатки: "Одного он не учил:" Но это ерунда.
Так же благодарю либо за собственные знания по сноуборду, либо за гуглирование, по рассказу можно учиться кататься со склонов happy
Вот только мне кажется, для персонажей лучше бы подошли Джас и Элис. Настойчивость женского персонажа, замкнутость мужского - это скорей к ним. Но тут, как понимаю, ставили на чрезмерную неуклюжесть Белкину.
Еще кое-где мне показались перегруженными предложения, но может потому что сама этим страдаю и меня постоянно этим тыкают smile
И удивилась, что Белка прям так хорошо рассмотрела татуировку, что сокола даже признала. Птицу какую-то - это да, скорей.
Очень уж непривычен такой жестокий Карлайл еще, если честно.
Ну и немного ощущение, что автор пытался впихнуть невпихуемое в рамки конкурса smile А реально можно было кое-что кое-где подсократить, для динамичности, было иногда желание перескочить, чтобы узнать что дальше, но прервать чтение - неа. Но тут как говорится "на вкус и цвет". А может помешало читать отсутствие уже привычных пробелов между абзацами. Или предсказуемость чего ожидать.
Тем не менее спасибо за необычность тематику спорта, отличную работу с гуглем или личный опыт катания на сноуборде, чистоту текста и некоторый юмористический подход.
Удачи на конкурсе.

+1
15 Ange-lika   (27.02.2014 23:32)
Хорошая получилась история. Спасибо.
И отдельное спасибо за такой редкий на этом конкурсе вид спорта...

+1
14 leverina   (27.02.2014 21:14)
не знаю, кем надо быть... или на какого идиота-тренера напороться... чтобы получить переломы (причем "ВСЕ свои переломы") в ХУДОЖЕСТВЕННОЙ гимнастике. А уж "многочисленные шрамы"...
Несчастная девушка! Что с ней, у неё ДЦП? Или автору надо быть чуть сдержаннее в гиперболах?
Мне очень понравилась здесь "история чувств" - но наслаждаться ею сильно мешала некоторая подгонка реальности под сюжет.
На остальные мелочи я согласна не обращать внимания. У рассказа есть несомненные достоинства - в первую очередь, он нескучный, местами очень даже нескучный!
Но это длинное пережевывание темы неуклюжести стоило бы сократить. И большинство подробностей про Роуз, Эмметта и остальных практически ничего не внесло в историю.
И все равно спасибо автору за много талантливо выписанных моментов!

0
13 Crazy_ChipmunK   (27.02.2014 00:10)
Спасибо, милая такая история получилась smile
Друзья все-таки Беллу не жалеют - отправили бедолагу вопреки ее желанию кататься. Вот повезло ей, что рядом оказался Эдвард, иначе запросто угодила бы в травмпункт)
Персонажи ничего такие) Настырная Белла и скрытный Эдвард, как она его подловила, а) Вот поэтому автор и вознаградил ее - парень оказался "тем самым".
И Эдвард здесь тоже не обделен упорством - противостоять воле отца не так уж и просто, но он все равно предпочел идти своим путем. В общем, оба довольно сильны духом.
Язык мне понравился, красиво получилось, читать было одно удовольствие.
Ну и татушка тоже значимая такая, красивая, наверное)
Удачи)

0
12 luluka   (26.02.2014 22:59)
Спасибо за историю)
Не могла оторваться, читала бы и читала) Автор, может, вы продолжите ее? Я бы не отказалась)Мне понравился этот Эдвард и такая Белла. И татушка тут в тему, все описано логично и правдоподобно)
Удачи в конкурсе)

0
11 Sunny   (26.02.2014 15:51)
спасибо за историю smile

0
10 Мурлыська0319   (26.02.2014 14:12)
Просто великолепная история!!!! Интересная, с верой и надеждой в светлое будущее!!
Огромное спасибо!!!

0
9 MiMa   (25.02.2014 21:31)
Замечательная история вне всяких похвал, только я ее уже читала, правда давно, но все равно в восторге. Удачи на конкурсе.

+1
8 ♥Sweet_Caramel♥   (25.02.2014 17:21)
Очень красивая история! Я в восторге! smile
Очень понравился образ Беллы, такой настойчивый, любопытный и упрямый, но в тоже время милый и забавный, ну чем не ребенок? happy
И Эдвард тоже интересная личность! Такой... загадочный, терпеливый и сильный!
Вообще фанф потрясающий и задумка и герои, так что и добавить нечего! Интересно только, что теперь они вдвоем делать будут!
Эд мог бы помочь Белле стать профессиональным сноубордистом! happy
Хотя, она все таки горе луковое и тоже готова отдаться делу до конца, слишком преданная, так что ее остановить в подобной ситуации (как у Эда) никто не сможет, так что она бы лишь ошибок наделала wacko
Спасибо за чудесную историю! smile

+1
7 Pinenuts   (25.02.2014 16:32)
История просто замечательная smile
Очень хорошо написана, мне очень понравилось! Да и сюжет тоже просто потрясный happy Читается очень легко!
Белла прямо какой-то детектив-любитель biggrin Достала бедного парня, и буквально клещами вытаскивала из него информацию happy
Эдварда конечно жалко....Что он не сможет больше профессионально заниматься спортом sad Но благодаря его горящему взгляду они с Беллой познакомились, и возможно в будущем у них всё будет просто потрясающе happy
И правда очень хочется продолжение! Надеюсь автор нас осчастливит возможностью его увидеть smile
На этом конкурсе меня практически ничего не зацепило, но этой работе это явно удалось smile
Спасибо автору за работу! Желаю занять призовое место wink

0
6 klaypeda   (25.02.2014 13:57)
прекрасный и интересный сюжет, спасибо!!! А Белла настырная...

0
5 Sofi   (25.02.2014 05:03)
Спасибо большое автору за сей фанфик. На мой вкус, на данный момент, это лучшая история. Очень хорошо переданы эмоции героини. И как человек далекий от спорта на сколько это вообще возможно, я нашла отклик в написанном. Это любопытство, когда страшно, но хочется чуть-чуть попробовать. =) И особенно тот момент, когда она была заражена его ликованием и энергетикой. Очень трогательный момент обучения...

В общем спасибо! Я бы тоже не отказалась от небольшого продолжения =)
Удачи автору!

+1
4 kotЯ   (25.02.2014 01:52)
Очень знаковая татуировка:это не только освобождение от отцовской тирании,а знак вечной борьбы за освобождение от всех жизненных перепетий.
Все у автора получилось слаженно,включая интересный сюжет.
Спасибо,читалось с большим интересом.И ,конечно же,удачи в конкурсе.

0
3 Korsak   (25.02.2014 00:14)
Очень понравилось!
И снег,и спорт,и травмы,и грусть, и нежность...и хорошие предложения.
Надеюсь в будущем по крайней мери на миди,а возможно и максифик!

0
2 love-raging   (24.02.2014 23:23)
История понравилась мне от и до.
Сюжет, диалоги, момент с тату - всё вписалось гармонично. Характеры героев хорошо раскрыты и интересно прописаны.
Автор, может, проду, а? smile

0
1 робокашка   (24.02.2014 21:10)
Сплошь знаковые события... Сокол, рвущий цепи, очень хорош и безумно жаль изломанной мечты. Большое спасибо!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]