Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Надеюсь, ты танцуешь
Элис считает, что её сестре-интроверту Белле нужно выбраться в свет и наслаждаться жизнью, поэтому она записывает её на уроки танго. Благодаря сексуальному, практикующему инструктору Белла выучит не только шаги. История от Lissa Bryan!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..."
Наступает самое волшебное время года – Новый Год и Рождество! Поэтому, дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви.
Работы будет разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Первый этап: Прием заявок по 6 декабря включительно или пока не наберется 50 заявок.

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Неслучайные случайности

2016-12-4
4
0
Неслучайные случайности


Автор: -
Бета: +
Рейтинг: PG
Пейринг: Брайн, Риан, Арнгейр
Жанр: фэнтази
Аннотация: Дано:
Дева юная человеческая - 1 шт.
Дух-защитник - 1 шт.
Эльфы светлые - 2 шт.
Маг - 1 шт.
Вопрос: Сможет ли воин спасти девушку, удастся ли ему вывести из себя эльфа, и зачем они собрались вместе?


Использованные слова: смех, любовь, злость, удивление, желтый, синий, красный, зеленый, фиолетовый, черный, белый, сумочка, ключи, шторм, дождь, засуха, ветер, Осло, виски, кофе, объятие, удар, побег.




Воин задумчиво посмотрел на бледный серп месяца, тускло осветивший небольшую лесную поляну. Белесого света хватало, чтобы убедиться – впереди безопасно и можно отдохнуть. Тем более он уже достаточно далеко ушел от своей напасти.
Вынув меч из ножен, Воин очертил круг на траве, проверяя, вдруг какая-то ночная бестия решила, что ей тоже будет здесь удобно. Порыв ветра колыхнул ночные цветы, распространяя вокруг одурманивающие летние запахи.
И можно вдохнуть полной грудью, опуститься на землю, а затем закинуть руки за голову и позволить себе упасть на траву.
Несмотря на расслабленную позу, он чутко ловил звуки ночного леса, готовый вскочить по первому признаку опасности. Рядом с ним на траве лежал верный меч, сегодня побывавший в схватке. От воспоминаний спокойствие сменилось раздражением.
Резко выдохнув, Воин постарался забыть обо всем. Теперь у него есть, наверное, пара дней иллюзорной свободы. Может, больше, может, меньше. Хотя необходимость являться, как тролль из табакерки, подчиняясь неожиданным призывам, уже начинала злить. Как будто у него своих дел нет. Вернее, главного дела – попыток избавиться от этого воришки. Или этого проклятья, что равнозначно.
Шорохи ночного леса успокаивали, путали мысли, и даже сам Воин не понял, как россыпи мерцающих желтых звезд на небе стали расплываться перед глазами. Ничего не предвещало беды, когда его тело резко вздернуло вверх. Он едва успел схватить свой меч, когда его поволокло по земле.

— Да великий Шмакодяв, ночью-то можно передохнуть?! – возмущению Воина не было предела. Ему снова приходилось уворачиваться от стволов деревьев, прикрывать ладонью лицо, когда его тащило сквозь кустарник, и все что он мог – это ругаться. Что он и делал с особым наслаждением. Что за шум впереди? Он же сегодня переходил реку! Под водой изливать свое возмущение вслух было не очень удобно. Казалось, пшеничные поля с насмешкой шелестели ему вслед. И вновь — деревья, кусты, камни. Тело дернуло в последний раз, после чего наконец поставило на ноги. Итак, во что в этот раз вляпался этот мальчишка? Снова попался на воровстве? Уснул, где не стоило спать? Непочтительно поковырял нос статуе Благодетеля?
Воин ожидал чего угодно, но не того, что разворачивалось перед его глазами.
На небольшой полянке расположились двое. Уже знакомый мальчишка в объятиях крайне смазливого паренька. Флирт явно переходил грань невинности.
Мерзость-то какая! Воин передернул плечами и вернул меч в ножны. Нет, он отказывается иметь дело с ЭТИМ! Вот только уйти ему не дал разрастающийся в груди огненный шар. Что ему делать-то? Идти изображать ревнивца? Комаров отгонять? Подсобить он точно не сможет.
Боль уже заполнила разум. В раздражении рыкнув, Воин в несколько шагов оказался рядом с обнимающейся парочкой и, схватив неизвестного смазливого, отбросил его подальше. После чего брезгливо вытер руки о плащ.
И тут же выдернул меч из ножен.

Отброшенный неудачный любовник слишком резко вскочил на ноги и зашипел. Среди оскаленных зубов явно было лишних два клыка. Вот сейчас он ему их проредит, жрать он тут надумал, кровососище.
— Защитник? – Резко выпрямился вампир. – Ну так бы и сказали, что нельзя, зачем такие силы-то призывать? – посмотрел он на до сих пор сидящего на земле мальчишку.
— Упырь! – воришка вскочил на ноги и выхватил из-за голенища ржавый кинжальчик.
На это оружие с сомнением посмотрели и кровосос и Воин. Им даже поцарапаться сложно.
— Почему сразу упырь? — оскорбился кровосос. Зубы он уже втянул и ничем не отличался от обычного, может, слишком красивого и бледного, но человека. – Вполне благородный вампир.
— Благородный, а ни стыда, ни совести! – высказался воин, не убирая меча. – Жрешь кого попало, нет бы девицу поискать, а ты на мальчишку. Тьфу.
— Почему на мальчишку? – искренне удивился вампир. – Немного грязновата, но вполне себе девица.
— Что?! – поразился Воин и пристально посмотрел на своего проклятого подопечного. Свободная одежда скрывала контуры тела, короткие волосы неровно обрезаны, цвет их терялся под дорожной пылью, на грязном лице выделялись широко раскрытые ярко-синие глаза. Легко принять как за мальчика, так и за девочку. Так его приставили к девчонке?! За что ему такое?!
— Может, я все-таки немного перекушу, раз мы разобрались в гендерных особенностях? – облизнулся вампир.
— Фу, нельзя! – пискнула только что обозначенная девица. А раньше Воин думал, что это ещё не сломавшийся мальчишеский голосок.
— Иди уже по-хорошему, — буркнул Воин.
Вампир вздохнул и плотнее запахнулся в черный плащ.
— Точно нельзя хоть немного пополунничать? Я совсем чуть-чуть перекушу перед дорогой. Всего пару глоточков.
— Нет! – воскликнула девушка, прикрывая ладонью горло.
— Изыди! – Воин раздражено вскинул меч.
— Жадины, – высказался вампир перед тем, как скрыться в кустах.

Девица еще некоторое время так и стояла с зажатым в руке сомнительным оружием и вздрагивала от каждого шороха.
— Да успокойся уже ты. – Воин сел на землю и достал точильный камень. Ему надо было подумать, а лучше всего это удавалось за монотонной правкой лезвия меча. – Вот почему ты меня не слышишь? Тьфу, надо было этого кровососа толмачом сделать. Пара глотков крови в обмен на нормальный разговор... Может, догнать обиженного?
Несмотря на свои слова, Воин остался на месте. Девица наконец тоже уселась на землю и достала из котомки небольшой осколок зеркала.
— Не такая уж и грязная, — высказалась она, пытаясь оттереть пыльные разводы краем рубахи. – Ну чего взять с блаженного вампира, вон, сам с собой разговаривал.
Крепче сжав зубы, Воин слишком резко провел точилом по лезвию. И как он раньше не замечал этих женских замашек? Скорее всего потому, что и не стремился почаще видеть своего «прикованного». В первый раз посчитал их встречу и свою помощь случайностью, а вот когда его стало притягивать обратно при малейшей опасности, понял, что произошло. Правда, пользы от понимания было мало – нужен был сильный маг, чтобы избавить от такого, а ему даже до побережья добраться не удалось ни разу, снова дергало обратно, к влипшей в беду девчонке. Как она раньше выживала-то? Всю декаду за ней носится. Как будто компас у нее в каком-то месте, показывающий, где бы найти проблемку посерьезней.
И только сейчас воин стал задумываться, что, возможно, стоит присмотреться к «подопечной» получше. Может, она сама подскажет, кто и за что прикрепил к ней защитника. Или найдется еще какое существо, которое увидит его и поможет поговорить с девчонкой.
С принятым решением стало как-то спокойнее.

***
Воин стоял за левым плечом притаившейся в кустах девчонки и пытался рассмотреть сквозь листву странного путника. Ладонь уже лежала на рукояти меча, и Воин одобрил разумный поступок девчонки – спрятаться. Уж слишком подозрительно вел себя шедший им навстречу человек. Да и человек ли? Сгорбленная фигура то прихрамывала, то приплясывала, будто дорога была покрыта тлеющими углями. От этих движений привязанные к посоху предметы позвякивали и постукивали. С сухим звуком — какие-то круглые плоды, с металлическим — мятая черная кружка, что-то шуршало в нескольких мешочках с яркими перьями, взлетающими от каждого резкого движения. То есть почти постоянно парящими в воздухе.
Наверное, сказывалась везучесть девчонки, потому что всего в нескольких десятках шагов от них старик решил поговорить с кустом. Бессвязный рассказ прерывался вспышками смеха и заверениями в вечной дружбе. Воин вздохнул почти одновременно со своей подопечной.
И тут же моргнул, не веря своим глазам – дорога, которую они так пристально рассматривали, была пуста.
— Там что-то интересное? – проскрипел голос, и Воин выхватил меч.
Старик уже присел рядом и теперь тоже смотрел на дорогу.
— Тише-тише, — непонятно кого попытался успокоить путник, потому что девчонка теперь отползала назад на четвереньках, а Воин прикрывал это странное отступление. – Иди сюда, кути-кути, — поманил он ее, но у той хватило разума вскочить и побежать. Кряхтя, старик поднялся на ноги.
— А как подзывают-то их? Совсем забыл. Кыса-кыса? К ноге? Тролли-Валли? Чего стоишь? Догоняй давай, защитник ты или что, Брайн?
Воин вздрогнул, услышав свое имя. Так читать сущности могли только Оракулы. И непонятно, повезло ли ему с этой встречей или стоит присоединиться к девчонке и тоже сбежать.
И даже это не удалось. Когда он догнал свою подопечную, удивительно шумно бегущую по лесу, она уже прихрамывала. Похоже, подвернула ногу в процессе побега и теперь дерганным шагом напоминала встреченного оракула.
Однако, прикусив губу, она продолжала, подпрыгивая, передвигаться по лесу. И Воин в чем-то даже понимал ее — с прибаутками и странными улюлюканьями старик оракул пытался внушить девчонке мысль остановиться. Брайн даже начал задумывался ставить ставку: кому раньше надоест эта погоня и кто все-таки сдастся. Обстоятельства оказались против девчонки. Оступившись на каком-то корне, она упала на колено и зашипела сквозь зубы, пытаясь подняться. В итоге бросив бесполезную попытку пропрыгать на одной ноге по бездорожью, она на четвереньках забралась под корягу, в вымытую дождями выемку. Прижав к груди ржавый кинжал, девочка старалась дышать как можно реже и спокойней. Не то чтобы ей это удавалось, но лицо покраснело от усердия.
Воин присел рядом, прислушиваясь к лесу. Стуки и шорохи, производимые оракулом, были еще далеко, но неотвратимо приближались.

Девчонка зажмурилась и прикусила губу, пытаясь еще глубже забиться в укрытие.
— Глаза-то открой, — буркнул Воин. – Как защищаться будешь, если не видно противника?
Конечно же, она его не услышала.
От радостного крика старика: «А кто это у нас тут?» — вздрогнул даже Воин, хотя понимал, что оракул уже близко.
Седая голова перевесилась через корягу. Должного счастья от встречи забившаяся под корни девчонка не испытала. Брайн вовремя отдернул старика. Пусть кинжал у подопечной был ржавым и тупым, но глаз подбить мог, а с оракулами шутки плохи.
Отряхнув одежду, старик чинно обошел убежище девочки и величественно стукнул посохом перед входом.
— Вам нужно идти к Дэйдгару, — заявил оракул.
Брайн приподнял правую бровь. Его подопечная тоже не испытала желания тут же бежать к этому Дэйдгару, кем бы он ни был. На несколько секунд воцарило общее недоверчивое молчание.
— А, обоснования нужны, да? – понял старик. – Ну, давайте пойдем длинным путем, раз вам времени не жалко. Хорошее место для стоянки, Рианнона.
— Риан, — поправила его девчонка и тут же спросила: — Откуда вам известно мое имя?
— Как раз тут родник неподалеку. М-м-м, вкусно, не хочешь? – обирал какой-то куст оракул и совал фиолетовую ягоду горстями в рот.
— Эта маревник, он вызывает видения, — намекнула Риана.
— Да? – оракул задумчиво забросил в рот еще пару ягод. – Нет, ничего такого. А, нет, вижу! Нет, ничего не вижу. Так о чем это я?
Оракул замер, запрокинув голову, а затем тело его мелко затряслось, предметы на посохе забились в таких же конвульсиях. Старик упал на колени, хрипло дыша и вдруг резко все звуки, издаваемые им, прекратились. Брайн сглотнул. Слышался шелест листвы, крики птиц, громкое дыхание его подопечной, а вот от скрюченного перед ними тела — ничего.
Девчонка медленно выбралась из своего укрытия. Воин видел, как она борется между желанием сбежать как можно дальше и помочь старику. Хотя чем тут поможешь?
— Эй, вы как? – сделала она нерешительный шаг к телу, тут же оступившись на поврежденную ногу.
Брайн сильно сомневался, что этот оракул может еще хоть что-то ей ответить.
— Ногу подвернула? Давай осмотрю, — так резко зашевелился старик, что Воин вскочил, выхватив меч.
Девчонка, пискнув, отшатнулась, но оступилась и упала на землю.
— Да, так будет удобнее, — кивнул оракул, присаживаясь рядом с ее ногой. Он так крепко вцепился в девичий сапог, что, несмотря на все попытки отползти, девочка оставалась на месте, лишь бесполезно елозя по земле. Задумчиво рассматривая повреждение сквозь обувку, оракул легко отбивался от всех попыток ударить его любой из конечностей.
— Сейчас костер разведем и зажарим, — решительно поднялся старик.
— Нет, я против! – освободившись от хватки, девчонка вновь успешно отползала назад, перебирая руками.
— Да? Странно, ты первая, кто отказывается от жареного кофе. Тогда я выпью один. Брайн, тебе я предлагать не буду, только напиток переводить. А я пока не выпью свой кофе, вообще не человек и приступать к лечению отказываюсь. Ты там пока ползать по лесу будешь, поищи пару гибких веток, чтобы ножку перетянуть. А еще кору багульника прихвати.
— Багульник – это трава, — возмутилась такому незнанию Риан, но передвигаться стала медленней.
— Ну как ты ползаешь, она успеет до дерева дорасти.
Старик сноровисто собрал несколько веток, поставил шалашиком, оторвал сухой коры, вытряс что-то из одного мешочка, присыпал чем-то из другого, а потом резко отклонился в сторону и прикрыл лицо ладонью.
От растопки повалил зеленый дым, разлетелись красные искры, и ветки загорелись ровным пламенем.
— Не взорвалось? – из-под руки посмотрел на огонь оракул. – Хорошо, а то только брови отросли.
Наблюдавшая за всем этим девчонка даже забыла, что куда-то собиралась.

Суета оракула вокруг костра завораживала. Он доставал что-то из своих мешочков, то какой-то порошок, то кусочек печенья, и все успевал попробовать. Снятая с посоха кружка уже висела над костром, и скоро в ней должна была закипеть вода. Старик иногда замирал или начинал разговаривать сам с собой, взмахивая руками и отвечая на одному ему слышимые вопросы. Возможно, если бы девчонка могла передвигаться, она бы уже сбежала. Но то и дело поглядывая на оракула, она пыталась оказать себе помощь сама. Закусив губу, далеко не с первой попытки стянула сапог с распухшей ноги и теперь ковырялась в своей котомке, пытаясь что-то отыскать. Но так увлеклась этим процессом, что вздрогнула, услышав рядом:
— Давай лучше я.
Старик вновь крепко держал ее за ногу, не давая сбежать. Он делал все так сноровисто и быстро, будто каждый день перебинтовывал ноги девиц, пострадавших во время побега от него. С его поведением Брайн этому не удивился бы.
Воин наблюдал за всем процессом от костра. Пусть он больше не ощущал тепла огня, но его тянуло к нему. И при неверном свете увидел, что оракул был не так уж и стар. Седые волосы, свисавшие вдоль лица, сгорбленная фигура и странные движения сбивали с толку. Теперь же Брайн внимательнее рассмотрел руки, лицо без морщин, а, главное, глаза. Хотя когда их затягивала поволока видений, казалось оракул становился старше, как будто проживал одновременно несколько жизней.

— Задавай свой вопрос, Риан, — произнес провидец, отшептав что-то над повязкой.
— Оракул! – наконец поняла она, с кем связалась. И тут же выдала, будто готовилась к встрече: — Что произошло в моей родной деревне, когда из нее пропали все жители?
Треск веток, пожираемых огнем, дробное постукивание посохом по земле, а девчонка даже дыхание задержала, дожидаясь ответа.
— Темные эльфы.
Рука Воина тут же легла на рукоять меча. Ах ты ж, эти паучьи дети!
— Они любят появляться неожиданно, под покровом ночи. Бесшумные и беспощадные. Не столько ради отточки навыков убийства, сколько для получения свежих рабов, которые больше не увидят света и будут служить, пока не закончат дни в подземельях. Тебе повезло, что мама успела спрятать тебя, а твой дар сохранил жизнь, когда их маги зачищали следы своего присутствия. Обычно после нападения остается лишь пустое жилье, которое потом зарастает травой. Никто не решается селиться в проклятом месте. А зря, ведь молния не бьет два раза в одно место. Хотя эльфы – не молния.
Дальше бормотания оракула стали бессвязны. Он раскачивался из стороны в сторону и то ли храпел, то ли пел, когда неожиданно четко прозвучало:
— А твой вопрос, Брайн?
Все мысли в голове Воина мгновенно смешались. Такая возможность не каждому выпадает в жизни. А уж тем более после смерти. Вот только что он должен спросить? Задавать вопрос надо правильно, ибо оракул не принимает уточнений и отвечает лишь один раз. Спросить, зачем его приковало к девчонке? Оракул ответит: чтобы защищать. Спросить, кто? Что ему скажет имя неизвестного ему мага?
— Как мне попасть в Вальхаллу? – наконец Воин решил, что верно подобрал слова.
— Никак, — пожал плечами оракул.
— Почему?! Но я… Это невозможно!

Последнее, что помнил Брайн, это как он со своим отрядом отбивал нападение огров у северных границ. И без того далеко не мирные существа, в ту декаду они бросались в атаки с особой жестокостью и даже безрассудством. Хотя какой там может быть рассудок у диких монстров, которые могли сосуществовать только объединяясь против кого-то. Как его убили, Брайн не помнил, но раз он погиб в бою, его дух теперь должен был сидеть в Валхалле. Пить мед, орать песни, драться со случайно толкнувшим под локоть таким же воином и обнимать доступных дев! Ему совершенно не место здесь, у страннейшего костра, плюющегося иногда зелеными искрами, в ненормальной компании недостарца и недодевицы. Ладно, какой-то маг зачем-то поймал его душу и приставил охранять Рианнону, но, выполнив задание или дождавшись смерти мага, дух должен был освободиться и продолжить прерванный путь к вечному мужскому счастью.
— Олаф по прозвищу Криворукий поспорил с Эриком Кожаные Штаны, что если следующий посетитель таверны зайдет с левой ноги, то за всю выпивку оплатит Олаф, если с правой, то Эрик. Случайности, они такие не случайные — сталкиваясь друг с другом, меняют жизни, — помешивая в кружке варево, рассказывал оракул будто сам себе. – С неподдельным интересом за входом той таверны наблюдали многие. Вошедший Мангус Одноногий не понял причин всеобщего веселья, а Олаф с Эриком сцепились в нешуточном споре, считать ли деревянную культяпку за ногу. Слово за слово, мечом по столу, сцепились кто считал деревяшку ногой и кто не считал. А Брайн Удачливый не обернулся на драку, слишком увлечен был то ли своей кружкой, то ли девицей Гудрид, сидящей у него на коленях.

Воин нахмурился, не понимая, зачем оракул вплел в свою историю его имя. Риан внимала истории, приоткрыв рот. Брайн едва сдержался, чтобы не стукнуть слегка девчонку по челюсти, прививая правильные манеры. И чтобы не слушала всякую ересь.
Провидец снял с огня кружку, не обхватив ручку корой, а перехватывая обжигающий металл то одной рукой, то другой. Пошипел, подул и наконец отпил, громко втягивая губами терпко пахнущий напиток.
— Будешь? – предложил он Риан кофе, но та замотала головой.
Оракул пожал плечами и посмотрел в кружку, будто видел там что-то очень интересное, рассказывая окружающим:
— И раскололся меч Олафа от богатырского удара Эрика и отшвырнул обрубок Олаф. Да сильно отшвырнул, со всем возмущением на кузнеца Китацкого, обещавшего, что еще правнукам достанется сей клинок. И попал осколок меча Олафа в невнимательного Брайна Удачливого, и так умело попал, как в бою редко везет, лишив жизни мгновенно.
— Не может быть! – Воин вскочил, возмущенный самой возможностью такой смерти. Он хотел схватить провидца и встряхнуть, чтобы тот пришел в себя и не смел более марать его имя, но поймал лишь пустоту. Оракул быстро наклонился к своему посоху и, выпрямившись, стукнул им по лбу вновь кинувшегося в атаку Брайна.
Воин схватился за голову, чувствуя, как гул заполняет ее, как будто не дух он и столкнулся не с деревяшкой, а с камнем.
— Но что-то хорошее сделал в своей жизни Брайн между сражениями, драками и походами по кабакам, — как ни в чем ни бывало продолжал оракул, отпивая из своей кружки, не расплескав за короткую схватку с Брайном ни капли. – Потому что случайности не случайны. Поймал отходящий дух маг Дейдгар и закрепил как Защитника на Рианноне, чтобы заботился о ней, пока не поймет тот маг, как использовать дар девичий.
— У меня есть Защитник? – удивилась Риан и закрутила головой, но, как обычно, не увидела Воина и хмыкнула с сомнением. Вот даже говорят ей напрямую, а все равно не верит! – А зачем я этому Дейдгару?
— Хочет тот маг всю магию собрать, а ты ключик к этому.
Весь остаток этого разговора Брайн слышал сквозь гул в ушах, а перед глазами мелькали картины воспоминаний, как закончен был бой с орками, что вышли они победителями и, заслужив вольную на один вечер, отправились отмечать в таверну…
— Еще один с этой магией, — тоскливо протянула Риан. – А вот возьму и не пойду я к нему, как меня заставит этот маг?
Оракул почесал нос.
— Придет сам и вежливо попросит? – предположил провидец.
Звонкий, задорный смех Риан вспугнул притихших неподалеку птиц. Брайн поморщился, потому что эхо так же заметалось в его голове. Но уже становилось легче и одновременно тоскливей. Досадливо потерев лоб, Воин сел рядом с огнем и по старой привычке достал точило и вынул меч. Ему нужно было подумать.
Девчонка отсмеялась и как-то слишком быстро стала серьезной и задумчивой. Оракул, присев на корень, высоко торчащий из земли, уперся головой посох и то ли похрапывал, то ли напевал что-то. Риана подтянула пару веток поближе и закинула их в тухнущий костер. Искры взметнулись вверх, опадая обратно серым пеплом. Огонь жадно вцепился в свежую добычу. Прищурившись, Брайн продолжал равномерно водить точилом по кромке меча.
Смириться с тем, что не бывать его духу в Валхалле было сложно. Можно даже сказать невозможно. Что ждет его после выполнения обязанностей Защитника? Забытье?
— А этот Дейдгар – сильный маг? – подала голос Риан.
— Один из главной пятерки, — кивнул оракул, будто только что не похрапывал.
— А он сильнее смерти? — уточнила девчонка.
Оракул посмотрел на нее:
— Сама как думаешь?
Брайн на миг замер и продолжил точить меч. Ничто и никто не может быть сильнее смерти. Отодвинуть во времени – да, но не победить. Хотя вдруг… Ореол смутной надежды промелькнул в мыслях Воина.
— Наверняка нет, — вздохнула Риан. – Но он хоть сильней магии темных эльфов?
— Все мы в чем-то сильнее эльфов, а в чем-то слабее, — ответил ее собеседник.
Девчонка нахмурилась, прикусила губу, а потом кивнула:
— Я пойду к этому магу и помогу ему, если он сможет вернуть всех, кто выжил из Подземелий.
— Вот и славно, — Оракул вскочил на ноги. – Вам пора в путь!
— Какой путь? Темнеет уже, и Риан еще идти не может, — флегматично отметил Брайн.
— Да? – удивился оракул. – А что с ней случилось?
— Да вот бегала от странного человека по лесу и ногу подвернула, — Воин сам не понимал, как может так смело отвечать провидцу.
— Как нехорошо, — прицокнул языком оракул. – Ну, тогда пока сидим.
И вновь устроился на корне.
— А куда идти надо? – вполне резонно поинтересовалась Риан.
— А куда-то надо идти? – удивился провидец. – А, да, вам же надо идти, — вновь подскочил он.
Брайн вздохнул.
— В Осло. Вернее, побережье рядом с Осло.
— Осло? – уточнила девчонка. – Там много ослов?
Оракул замер.
— Наверно. Ну вот, значит, будет; одной ослицей больше, одной меньше.
— А где это Осло? — Любопытства у Риан оказалось не занимать. – Вы нас проводите?
Оракул откинул голову и закашлялся с резким, скрежещущим звуком. Брайн уже задумался постучать провидца по спине, когда тот резко прекратил. Похоже, это был смех, а не кашель.
— Нет, — коротко ответил оракул, перетрясая снова мешочки и полупустые сосуды на посохе.
— Я не знаю, где этот Осло, — протянула Риан.
— А тебе и не надо. Да где же эта штука?! – возмутился провидец, уже ощупывая свою одежду. – А! Вот! – он щелкнул пальцами. – Иди уже сюда!
Брайн с сомнением рассматривал оракула. Оказалось, он выбрал неверную цель. В освещенный костром круг вступил эльф. Наглый, светловолосый и надменный эльф! Как он его раньше не заметил?! Брайн крепче обхватил рукоять меча. Эльф посмотрел на него, совсем чуть-чуть приподняв бровь, будто большего беспокойства он и не был достоин.
— Вот! Это ваш проводник, отзывается на Арнгейр. Но не всегда, — представил оракул. – Ваши имена для него значения не имеют, все равно тебя, Риан, он будет звать человеческое дитя, а тебя… — провидец посмотрел на Брайна наклонив голову. – Предпочтет не замечать, а если понадобится, что-нибудь придумает вроде «эй, ты».
Час от часу не легче. Этот бледнокожий, раздувшийся от самомнения пузырь будет их сопровождать?!
— Сами дойдем, — буркнул Брайн.
— Сквозь эльфийский лес? – со снисходительной насмешкой процедил слова светлый.
И этот его видит и слышит?! Да его уже каждая тварюшка, похоже, различает. Ну а подопечной почему маг такой способности не прибавил? Скольких проблем лишил бы.
Риан рассматривала светлого эльфа широко раскрытыми глазами. Вот если бы Брайн при первой встрече увидел ее реакцию на светляка, тут же понял бы, что это девчонка. Женский пол неровно дышал к смазливым внешностям эльфов. Хорошо хоть те спокойно выдыхали в сторону человеческих женщин. Хотя ходили слухи, что и к своим девам эльфы были столь же холодны, потому что любить могли только себя.
Окинув небрежным взглядом всю компанию, эльф чуть заметно кивнул оракулу, развернулся и просто растворился в лесу. Вот только что Брайн еще видел его прямую спину, будто светлый палку проглотил, и в следующее мгновенье никого там нет, даже травинка не шевельнулась. Это уже начинало раздражать.
— Что, уже пора идти? — Риан вскочила на ноги, хотя поморщилась, наступив на больную.
— Сиди, а лучше спи, — посоветовал оракул. – Эльфы не любят огня в лесу. И людей в лесу они не любят. Как ты поняла, они вообще мало что любят, но этот вернется на рассвете. Как никак плату за доставку «ключа» получить хочет.
Риан снова села на землю, порылась в своей котомке и достала кусок хлеба, за кражу которого ее едва не повесили буквально пару дней назад. Отряхнув горбушку, девчонка разломила ее пополам и протянула оракулу. Тот взял предложенное, даже не посмотрев в ее сторону, и, продолжая слегка покачиваться, откусил немного, а остаток сунул в рукав.
Риан свой кусочек надела на палку и протянула к огню. От запаха жареной краюхи Брайн сглотнул слюну.

Он снова схватился за точило. Монотонность помогала одновременно сосредоточиться и забыть обо всем, концентрируясь на каждом движении. Ощущение грядущей пропасти, в которой навсегда исчезнет его душа, сковывало изнутри и одновременно будоражило, требуя действий. Он не привык свыкаться с обстоятельствами, и сейчас ему хотелось хотя бы напиться. А еще лучше — напиться, завязать драку и провести ночь с доступной девицей в любой последовательности. И ничего из этого он не мог сделать. Разве что подраться, но без остального это было не столь эффективно.
Почему-то вспомнился родной дом, давно затерявшийся в его жизни, и Брайн ощутил ласковое прикосновение к своей щеке. Так провожала его мать, когда он уходил учиться воинскому искусству. Она была сильной женщиной и позволила себе лишь это. Оставить на его щеке след ладони, загрубевшей от постоянной тяжелой работы. Вот только после окончания военной школы он так ни разу и не побывал дома. А теперь уже поздно.
Воин мотнул головой и наконец отвел взгляд от клинка. И тут же отшатнулся. Едва ли не нос к носу с ним сидел оракул.
— Тьфу, я ведь так и прирезать могу ненароком, — Брайн раздраженно вернул клинок в ножны.
— Зачем ты точишь меч? – спросил провидец. – Он будет таким, как ты захочешь или представишь.
— Я хочу, чтобы он был остер, поэтому точу, иначе я не представляю.
— В этом твоя сила – ты до сих пор привязан к жизни. В этом же и твоя слабость, — оракул ткнул Воина в грудь.
— Не надо так делать, — Брайн потер место, где его пронзил палец провидца. Он никак не мог привыкнуть к своей призрачности. Вернее, не желал привыкать.
— Как? Так? – Оракул снова приготовился ткнуть его, и Воин отшатнулся. Провидец зевнул, прикрывая рот ладонью, а потом встал и подтащил небольшую корягу к костру. Толстое дерево должно было тлеть до утра.
Риан уже свернулась калачиком и, положив голову на свою сумку, спала. Детская непосредственность помогала ей жить здесь и сейчас, а не терзаться предположениями, что ее ждет завтра. Она просто проснется и будет жить. Брайн поймал себя на мысли, что немного завидует ей.
Оракул покрутился на месте, постучал посохом, а потом улегся на землю и, устроив сверху свою палку, закрыл глаза.
— Может, поделим ночь? Я послежу до последних звезд, — предложил Воин.
Оракул всхрапнул и причмокнул губами. Брайн уже не ожидал ответа, когда услышал:
— Тебе все равно сон не нужен, сиди.
И снова равномерное сопение и бормотание.
Вот, даже сон ему недоступен, и от этого еще сильнее хочется снова закрыть глаза и ощутить, как все окружающее исчезает. Раньше он это не ценил.
— Еще и светляк этот где-то рядом ходит, — буркнул Воин, думая, не достать ли снова точило. Если так пойдет и дальше, он сотрет свой меч в пыль.

***
Брайн не спал, но по привычке растирал лицо, чтобы взбодрится. Предрассветные часы всегда были самыми тяжелыми. Воину казалось, что он всего лишь моргнул, а тут уже к ним подходит эльф. Свежий и бодрый, как будто провел ночь на перине, а перед этим принял ванну и отдал одежду в стирку. Ни одна травинка не застряла в длинных светлых волосах, ни один листик не решился приклеиться к одежде. Ни один комар не посмел вонзить жало в бледную кожу и напиться «голубой» крови.
Эльф несколько мгновений просто стоял рядом с едва тлеющим костром. Брайн предположил, что Арнгейр ждал, что все тут же вскочат и начнут как минимум кланяться при появлении его замечательной личности. Но Риан с оракулом продолжали непочтительно спать, и воин усмехнулся:
— Ты хоть прошелести чем-нибудь, а то за куст принять могут и спросонья в костер подкинут.
Ни один мускул не дрогнул на бледном лице. Если бы Воин вчера не убедился, что эльф его видит, решил бы, что снова разговаривает сам с собой. Ну уж нет, он найдет лазейки в этой броне надменности. Все равно больше теперь развлечься нечем.
Арнгейр посмотрел на оракула, потом на Риан, а затем подцепил носком сапога ветку, лежащую на земле, быстро подбросил и перехватил ее рукой.
— Слушай, а это твой личный дефект или у всех остроухих спина не гнется? Еще вчера заметил, что чем-то вас природа обделила.
Эльф по-прежнему невозмутимо потыкал поднятой палкой в плечо Риан.
— Нежнейший способ пробуждать молодую особу, — фыркнул Воин. – Или у вас так принято будить своих женщин? Тогда я понимаю почему остроухих не так уж много.
— Да не померла она, просто спит крепко, — прокомментировал действие эльфа оракул.
Провидец резко сел, как будто уже давно проснулся и потряс над тлеющим костром своим посохом. Ветер взметнул серый пепел, обнажая красные огоньки, и пламя разгорелось с новой силой. Риан накрылась рукой и продолжила сопеть.
— Может, погуляешь пару часиков и вернешься? – предложил оракул эльфу. — Там уже и посветлее станет, а то Риан снова ногу подвернет, если решит от кого-нибудь побегать.
Голоса все-таки разбудили девчонку. Она села, потерла глаза, а потом потянулась и посмотрела на оракула с эльфом.
— Не сон, да? – уточнила она.
— Весьма прозорливое замечание, — кивнул провидец. – Но если хочешь, можешь потыкать в нас палкой для проверки. Арнгейр уже так развлекся.
— Пора, — эльф был холодно лаконичен.
— Ну ты иди, сейчас позавтракаем и догоним, — предложил оракул. – Хотя чего это я, садись с нами поешь. Чем богаты, — провидец вытащил откуда-то обкусанное печенье и протянул Арнгейру.
Эльф продолжал изображать невозмутимую статую самому себе.
— На-на-на, вку-у-усненько, — еще попытался поманить светлого оракул. – Ну, как знаешь, мне больше достанется, – и сунул печенье в рот.
Откуда-то из рукава появился вчерашний кусок хлеба и оракул кинул его через костер прямо в руки Риан.
— Ну, теперь давай, спой, — махнул он рукой эльфу.
Арнгейр ничего не дал. Провидец отхлебнул из кружки вчерашний напиток, всю ночь простоявший рядом с костром и оттого по-прежнему теплый.
Брайн смотрел на все это представление с усмешкой.
— Ну, не хочешь петь, так спляши, — предложил эльфу оракул. – Нет? А, точно, просвистеть надо. Давай! – провидец сложил губы трубочкой, показывая эльфу пример. Мастера художественного свиста из него не вышло бы. — Какой непонятливый попался. Вам ведь быстрей надо к ослам. В смысле в Осло. Кликай давай средство передвижения. Риан, покажи ему свою ногу, пусть решает, как тебя тащить.
— Да я могу уже идти, — девчонка вскочила на ноги и даже сделала несколько уверенных шагов, хотя и морщилась.
Посмотрев на способность Риан к передвижению, эльф снял с пояса тонкий серебряный стержень, приложил к губам и дунул. Потом вдохнул и снова выдохнул. Иначе эти действия обозвать Воин не мог, потому что ни единого звука он не услышал; эльф просто дул в свою серебристую соломинку, а потом вернул ее на пояс и продолжил так же невозмутимо стоять.
Риан перестала есть, наблюдая за этим процессом, но тоже не нашла в нем ничего интересного и вернулась к куску хлеба.
Оракул допил содержимое своей кружки, привязал ее обратно к посоху, а потом взмахнул им над костром, и огонь исчез, будто никогда не горел. В кустах неподалеку послышался треск, и Воин схватился за рукоять меча, проверяя, как выходит из ножен оружие.
— Прям по расписанию, — довольно кивнул оракул.

Мелькнуло золотистое пятно, и в следующий миг рядом с эльфом замер великолепный олень. Ноздри животного раздувались после бега, влажные темные глаза как-то сознательно смотрели на всех присутствующих. Олень мотнул рогатой головой и фыркнул, нетерпеливо шаркнув копытом по земле.
Воин привык видеть в диких животных дичь и будущий ужин, но тут даже мысли о таком казались кощунством.
— Он повезет, — Эльф заботливо погладил по шее лоснившееся здоровьем животное.
— Всех? – удивилась Риан.
Брайн на миг представил эту картину – на олене сидят девчонка, похожая на мальчика, оракул, размахивая над головой посохом, эльф, старающийся делать вид, что он не с ними, и он сам. Хотя места останется разве что на хвосте.
— Я пойду впереди, — снизошел до объяснения эльф.
Так, один выбывал из этой картины маслом.
— А он? – Риан повернулась к оракулу и так и замерла. Не было больше на поляне провидца. — Где?..
Брайн закрутился, пытаясь понять, куда делся обладатель шумного посоха, хотя это было глупо – не мог же он случайно закатиться под камешек. Ладно эльф, лес – его родная стихия, но как он мог не заметить уход вполне человеческого существа? Оракул от этих размышлений не появился и пришлось принять, что ушел он как и пришел – никого не предупреждая.
Риан тоже осмотрела поляну, а потом выдохнула и решительно шагнула к оленю. Тот проводил ее любопытным взглядом. Закусив губу, Риан приподнялась на цыпочках и посмотрела через спину животного на эльфа. Подсадить девчонку Арнгейр не догадался, и Риан положила ладони на холку, набираясь сил и смелости, чтобы залезть.
— А почему все-таки олень? – поинтересовался у эльфа Брайн. – Единорогов на всех не хватает? Уверен, ты бы прошел его проверку на невинность, а если немного переодеть, то и за девицу сошел бы.
Эльф продолжал невозмутимо смотреть куда-то вдаль. Брайн размышлял, что Риан стоило подтащить бревно, чтобы удобнее залезть. Как ни странно, самым умным в их компании оказался олень. Подогнув передние ноги, животное опустилось на колени, давая Риан возможность сесть, а потом рывком выпрямился. Девчонка взвизгнула, оказавшись наверху, и животное зафыркало, прядая ушами.
Эльф коротко свистнул, с места переходя в бег. Брайну осталось лишь догонять так же быстро рванувшего оленя.
— Лишь бы рога не отросли, — буркнул Воин, перепрыгивая за животным низкий кустарник. – А то я уже начинаю сомневаться, кто среди нас олень.

***

Они снова шли шагом. Олень оказался вполне обычным, а не магической штукой для тренировки бега по пересеченной местности, как думалось в первые часы их пути. Прошло уже два дня путешествия их странной компании по лесу, и Брайн даже привык к этому ритму. Казалось, дух не должен был уставать, но, видать, он был какой-то недодух, потому что не мог выглядеть столь же невозмутимо и аккуратно после продолжительного бега, как исхитрялся это делать эльф.
К людским поселениям они не выходили, предпочитая двигаться чуть по дуге, но зато по лесным территориям. Брайн понимал этот выбор — эльфы не вызывали у людей горячего гостеприимства, олень мог быть принят за будущую еду, а Риан... Она, похоже, просто не создана для людских поселений. В итоге с уединением проблем не было, зато возникали перебои с питанием. Духу есть было не положено, олень мог обойтись травой и водой, а вот Риан приходилось при малейшей возможности отыскивать дары природы. Чем питался эльф было непонятно. То ли за фигурой следил, то ли не пристало его царственной личности есть с простыми смертными, но он не принимал еду, которой с ним пару раз попыталась поделиться девчонка.
Чтобы совсем не затосковать от этой монотонности, Брайн развлекался попытками достать эльфа. Ох и сложно оказалось подобрать нужный «ключик» к невозмутимости остроухого, но Воин не терял надежды. Вечерами, оставаясь один на один с видимым ей оленем, Риан разговаривала сама с собой, задавая множество вопросов про эльфов, а поутру Брайн передавал самые интересные версии Арнгейру. Ответов он, конечно, не получал, но на это и не надеялся. Ему хотелось только вывести эльфа из ненормального равновесия и спокойствия.
По этой ли причине или по какой иной, но Арнгейр сегодня все чаще пропадал в лесу, доверяя оленю вести их, и лишь ненадолго присоединялся к ним, появляясь с самых неожиданных сторон.

Вот и сейчас Брайн скорее случайно заметил, чем почувствовал, что эльф снова неподалеку.
— Эй, дружище остроухое, — окликнул он Арнгейра. — Ты скажи, если тебе в кустиках уединиться надо по-нормальному, мы ж разве не люди? Подождем. А то бегаешь, все никак решить свою проблему не можешь.
Эльф снова растворился в лесу, олень продолжал нести Риан, а Воину оставалось придумывать другие подначки.
Вновь появившийся Арнгейр выглядел немного напряженнее. По крайней мере, его брови были чуть сведены, а спина казалась еще прямее, если такое было возможно.
— Светлячок, — окликнул его Брайн, пристраиваясь поближе. — Есть чего опасаться, или мы просто заблудились?
Арнгейр уже привычно не ответил.
— Слушай, что это у тебя такое на лбу? Паутина, что ли? — удивился Воин. — Давай уберу, — он облизнул палец и попытался ткнуть им между бровями светлого.
Эльф отшатнулся, уходя в сторону, но Брайн был настойчивей. Грех было не воспользоваться тем, что остроухий никак не может помешать ему развлекаться.
Светлый увернулся еще пару раз такими плавными движениями, будто танцевал.
Риан уже откровенно косилась на них. Учитывая, что Брайна она не видела и не слышала, Арнгейр вел себя не лучше сумасшедшего оракула.
— Тьфу, да это не паутина. — Воин, сощурившись, рассматривал эльфа, стараясь идти задом наперед, чтобы видеть лицом. — Это морщинка! Стареешь, дуб ты вековой.

— Арнгейр аэлас-Дрэдл! — раздалось откуда-то сверху.
Брайн не поверил своим глазам — всего на мгновение, но в глазах Арнгейра вспыхнула паника с обреченностью. Эльф остановился, а за ним и олень.
— Ландриэль лиэлин-Дауэл, неужели тебя допустили в стражи? — в голосе Арнгейра звучало тонко выверенное удивление с долей недовольства.
— И я тоже рада тебя видеть. — В этом голосе жизни и эмоций было значительно больше. — Как будто только стражи могут ходить по лесу и следить, чтобы путники не заплутали, где им не положено. — С ветки над ними вниз головой свесилась эльфийка. Длинные светлые волосы были собраны в хвост, через плечо закреплен сборный лук, а одежда сливалась цветом с лесом.
Брайн плохо разбирался в эльфийских возрастах, ведь эти остроухие жили не по одной сотне лет, но именно эта особь выглядела молодо. Возможно, потому, что не пыталась вести себя пафосно, а просто игнорировала людей, уделив им лишь мимолетный, но любопытный взгляд. Больше всего ее интересовал Арнгейр.
— Слышу, кто-то громко ломится через лес, дай, думаю, гляну на нарушителей, может, стражу звать, а, может, и сама разберусь.
Воин хмыкнул. Интересно, кто это может тут так шуметь? Эльф, который даже травинки не приминал, бестелесный дух или лесной олень? Риан была не в счет. Она и сейчас молча сидела на спине оленя и рассматривала эльфийку широко раскрытыми глазами.
— Давно не бывал ты в родных местах, Арнгейр, так что провожу, расскажу, что тут нового появилось, пока ты продавался людям.
Брайн уже довольно улыбался. Ему откровенно нравилась эта Ландриэль. Ну, насколько может нравиться эльф. Хотя бы потому, что скулы Арнгейра немного четче проступили на идеальном лице. Просто взрыв эмоций для невозмутимого доселе эльфа.
— Ты же в Аваллонэ идешь, нам как раз по пути. — Эльфийка наконец перестала свисать с ветки вниз головой и, сделав сальто, мягко спрыгнула на землю.
— Наши пути не совпадают, — возразил Арнгейр.
— Ты ведешь по эльфийскому лесу человека с духом и надеешься пройти мимо столицы? Как нехорошо, — цокнула она языком.
— У меня есть разрешение. И предъявлять я его буду только настоящему стражу, — отрезал светлый.
Значит, они уже прошли спорные территории и вступили в эльфийские земли. Становилось понятно, почему Арнгейр так часто отлучался последнее время.
— Отец знает, что ты ходишь по окраинам? — похоже, их эльф переходил в наступление.
Ландриэль звонко рассмеялась.
— Я уже прошла круг и могу делать, что хочу. А ты, кстати, это пропустил!
Арнгейр удивленно моргнул, но быстро взял себя в руки.
— Тогда напомню, что я прошел круг гораздо раньше и тоже могу делать что хочу. Не смею больше задерживать, — эльф едва заметно кивнул и обошел Ландриэль, продолжая путь.

Олень покорно двинулся за ним, но оказалось, что не только он, а еще и эльфийка пристроилась неподалеку, даже не пытаясь скрываться в лесных зарослях.
Брайн откровенно улыбался, предвкушая продолжение театра двух эльфов. Да и подначивать остроухого становилось интереснее — теперь его слышал не только Арнгейр, стоило хорошенько подумать, как этим воспользоваться.
Деревья вокруг становились все выше, переплетаясь кронами, причудливо изгибаясь, расцветая и плодонося одновременно. Теперь уже любой мог понять, что попал в эльфийский лес. Трава и подлесок стали настолько густыми, что Брайн предпочел пристроиться за оленем, давая тому возможность пробивать дорогу.
— Эх, красиво тут. Хорошо идем, — довольно потянулся воин. — Вообще нечасто так весело, и, что немаловажно, с пользой проводят время человек и эльфы. Ты не находишь, дружище Арни, что это может быть началом нового этапа более теплого общения наших рас?
Эльфийка удивленно посмотрела сначала на воина, а потом на эльфа. Спина Арнгейра стала такой прямой и напряженной, что, казалось, звенела на ветру. Эльф вскинул руку, и Брайн улыбнулся, считая, что наконец пробрался сквозь оплоты невозмутимости, и тут же чуть не врезался в круп резко остановившегося оленя.

Ладонь сама легла на рукоять меча. Арнгейр медленно пробирался вперед, а олень оставался на месте, пофыркивая и перебирая тонкими ногами. Брайн обошел животное, уже не обращая внимания раздвигает ли он траву или проходит сквозь нее. Арнгейр остановился, отведя в сторону пожухлую еловую ветку, а Воин рассматривал происходящее впереди сквозь сильно прореженный лес. Даже он понимал, что это не похоже на банальную засуху.
— О, Велькор, — прошептала Эль. — Всего день назад тут было лишь пятно.
Сложно было описать ощущения, но меньше всего Брайну хотелось бы сейчас оказаться в этом «пятне», перекрасившем темнотой весь видимый впереди лес. Черные стволы деревьев были покорежены и изогнуты под немыслимыми углами, как будто корчились в агонии. Скрипы и треск, похожие на стоны, заставляли крепче держать оружие. Даже легкий ветерок с легкостью ломал такую же черную траву, с шелестом опадавшую на землю.
— Что это? — спросил Брайн, глянув на Арнгейра. Тот крепко держался за шнурок с каким-то амулетом, висевший на шее, и был непривычно бледен.
— Бесполезно, — на плечо эльфа легла рука Ландриэль. — Он не отзовется. Ты слишком давно не был в Лесу. Наши старейшины не понимают, что происходит — эти черные прогалины теперь появляются постоянно и растут все быстрей. Маги измотаны, но могут лишь остановить, а не вернуть. На помощь призывают всех. Надо сообщить на ближайший пост.
Эльфийка отвернулась от покореженного леса, прикусив губу.
— Можно обойти чуть северней, — мотнула она головой, стараясь даже не смотреть на черные стволы. Руки ее немного подрагивали.
— Что за… — успел еще высказаться Брайн, увидев, как один из стволов шевельнулся, а потом в несколько рваных скачков оказался рядом.
Арнгейр резко отшатнулся, изгибаясь, перед его носом вспорола воздух пятерня с острейшими когтями. Черное нечто двигалось так быстро, что было сложно понять, что это такое, но следующую атаку эльф отбил мечом. Скрежет металла, встретившегося с противником — и один из черных пальцев упал в траву, срубленный острым оружием. Нечто опустилось на четыре конечности и зашипело, раскрывая черную пасть с рядами белоснежно-острых зубов. В следующий миг под его лопатку вонзилась стрела с кроваво-красным оперением. Эльфийка была метким стрелком, но не смогла пробить черную кору, покрывавшую нечто. А в следующий миг ей стало не до стрел — лук в ближнем бою неуместен, а черное тело метнулось к ней, целясь в шею. И уже в прыжке сменило направление движения, когтями на задних конечностях собираясь перебить эльфийке ноги. Ландриэль упала навзничь, а нечто приземлилось рядом, удачно открывая спину для удара. Брайн не медлил, готовый снести голову чему бы это ни было, но руку пронзила обжигающая боль.
— Нет! — Крик Ландриэль. Именно ее клинок прошел сквозь запястье Воина, заставляя его бросить меч, сжать зубы и цедить ругательства.
Что, в их лесах даже такое убивать нельзя?!
Брайн поднял клинок левой рукой.
— Арнгейр, стой!
А в него-то почему она ничего не метнула?!
— Знак рода! Это Морнэмир! Он ушел в прогалины два дня назад.
Эльф так и остановился с занесенным для удара мечом.
Ну, может, ушел-то и этот Морнэмир, но вышла-то тварь какая-то! И что им теперь с этим делать?
Черное тело присело на четвереньки, поводя острыми ушами. Теперь Брайн рассмотрел и обрывки одежды, когда-то бывшей эльфийской, и обувь на ногах, вспоротую когтями. И какую-то висюльку н шее, очевидно и бывшую пресловутым знаком, из-за которого они теперь не могут просто прибить это. Быть может, оно узнало свое имя и теперь как покорная собачонка…
Брайн не успел додумать мысль, когда последовала следующая атака. Этот Морнэмир будто чувствовал свою безнаказанность и пользовался этим. Неожиданно черное тело припало к земле, на лице, которое теперь тянуло назвать мордой, раздулись ноздри, и в следующий миг перед ними никого не было.
— Что?..
Оказалось Морнэмир не пропал, как хотелось надеяться, а перепрыгнул, и…
— Риан! — понял Брайн еще до того, как его буквально поволокло к девчонке.
Олень, встав на задние ноги, молотил передними копытами воздух, но черный Морнэмир уже был сбоку. Арнгейр схватил бывшего эльфа за шнур на шее и отшвырнул назад, едва не лишившись руки, рядом с которой клацнули острые зубы.
Олень, извернувшись, рванул в лес.
— Риан, прыгай!
Кому он орет?!
Догнать паникующее животное, не будь он духом, оказалось бы невозможным. Но, воспользовавшись силой, с которой его тащило за девчонкой, Брайн схватил рог оленя, а второй рукой вцепился в ствол юной еще березы. Животное резко извернулось в воздухе, выгибая шею, но чертова девчонка вцепилась в него, будто собиралась стать его горбом.
— Риан, быстро на землю!
Ну почему только он понимает, что беснующее животное может просто размозжить помеху на своей спине о ближайший ствол? А если нет, то падение на большой скорости так же прекрасно может убить.
— Давай же!
Брайн дернул рога вниз, чтобы хоть на миг замедлить извивающегося оленя, и схватил девчонку за шкирку. Ему не пришлось даже снимать ее, животное так резко рвануло в сторону, что Риан осталась в руке Воина, наконец отделяясь от оленя с несколькими клоками его меха в сжатых кулаках.
Золотистые бока животного мелькали между деревьями, но это было неважно. Главное — девчонка теперь была в безопасности. Ну, насколько она вообще способна в ней быть. И Брайн рванул обратно к поляне, где слышались перекрикивания эльфов.
Воин быстро оценивал обстановку. Стекающую по руке Арнгейра кровь, Ландриэль, переводящую дыхание и черную тварь, кидающуюся на них с прежней силой. Да сколько можно?!
В этот раз эльфийка не успела его остановить, и меч воина обрушился на голову бывшего Морнэмира. Черное тело свалилось на землю.
— Что ты натворил?! — в голосе Ландриэль слышалась такая ненависть, что Воин не стал спешить убирать меч.
— Эльфы не способны на благодарность, да? Или «низшие» расы этого не достойны? — уточнил он. — В следующий раз пусть вас жрут, я даже пальцем не пошевелю, разве что посолить и поперчить посоветую.
— Да ты… Да он… — Эль захлебнулась возмущением, даже румянец проступил на бледных щеках. — Убийство эльфа, это же… — тут слов тоже не нашлось, эльфийка просто резко открывала и закрывала рот, не в силах подобрать слова.
Брайн не стал дожидаться, пока она найдет достойные аналогии.
— Во-первых, на эльфа это меньше всего похоже, во-вторых, почему убийство? Ну, может, дурачком станет после такого удара по голове, но он и сейчас не слишком на умного тянет. И я бы посоветовал это связать. Мое «снотворное», знаете ли, ненадежное, и снова применять его я отказываюсь.
Ландриэль несколько раз моргнула, а потом метнулась к распростертому на земле телу.
— Лучше я, — поймал ее за руку Арнгейр. Не убирая меч, он коснулся черных губ и кивнул эльфийке, а потом достал из мешочка на поясе беловатый порошок, присел и сдул его с ладони на лицо Морнэмира. — Теперь он проспит несколько часов, мы успеем довезти его до поста.
— А сразу так сделать было нельзя?! — возмутился Брайн.
Арнгейр слегка дернулся, но не ответил.
Треск ломаемого подлеска заставил всех схватиться за оружие.
— Тьфу, — сплюнул Брайн, когда на поляну вывалилась Риан.
Эльфийка выдохнула и сняла с тетивы стрелу.
— Я… Там… Олень… — Риан отдышалась, а потом отряхнула одежду и сделала несколько шагов к эльфу, осматривающему свой клинок на повреждения. — Спасибо, вы спасли меня.
— Что?! — возмутился Брайн. — Да он даже про порошок свой забыл, и заставил нас тут клинками махать.
— Я так испугалась, что не догадалась спрыгнуть, а вы… Спасибо, — еще раз выдохнула девчонка.
— Светлячок! — уже прорычал воин. — Ты же не заберешь все лавры себе?
Эльф крепко сжал губы.
— Ой, у вас кровь, — заметила Риан.
— Дай я посмотрю, — предложила Ландриэль.
— Царапина, сам справлюсь, — отрезал Арнгейр.
— Не меняйте темы! — возмутился Брайн.
Ландриэль попыталась поймать светлого за руку и настоять на своей лекарской помощи, но эльф вывернулся и рявкнул:
— Я сам!
Ландриэль часто заморгала, а Риан удивиась:
— Что это с ним?
Арнгейр развернулся и ушел с поляны.
— Нежный эльф не переносит боли, — буркнул Брайн. — Ушел плакать.
Воин даже не слишком обрадовался, что все-таки удалось вывести из себя светлого. Если бы и сейчас Арнгейр сохранил свое хладнокровное спокойствие, Брайн уже искренне заподозрил бы, что общается с ходячим трупом.
— Эльфы они вообще странные существа. — Воин присел рядом с черным телом на земле, рассматривая его. Черты лица Морнэмира стали более правильными, не искаженные безумной яростью, но человеческого, вернее, эльфийского, в нем осталось немного. Разве что острые уши. Тело бывшего эльфа покрывала черная кора и скрюченные руки чуть подрагивали, отчего длинные когти царапали землю. Брайн не слишком понимал, зачем это пытались спасти. Если бы его самого так изменило, он бы был даже благодарен человеку, прирезавшему его.
— Почему твоя подопечная не видит своего Защитника? — спросила его Ландриэль.
Воин посмотрел на нее снизу вверх.
— А почему все эльфы такие надменные снобы?
— Мы не надменные, мы…
— В общем, ты не знаешь, почему, вот и я не знаю, за что мне такая радость.
Ландриэль одернула одежду, пригладила волосы, поправила лук, уже снова висящий через плечо.
— Я хотела сказать, что немного сорвалась тогда, — она кивнула на черного Морнэмира.
— Когда хотела отрубить мне руку или зарезать за помощь? — уточнил Брайн.
— Ты — дух, я бы не смогла повредить тебе, — холодно произнесла эльфийка и отвернулась.
— Ландриэль, — окликнул ее Брайн. — Ты не такая уж и надменная. Для эльфа.
Стоило ценить даже такой намек на извинения. Эльфийка же не виновата, что она — эльфийка.
— Я так понимаю, я не того поблагодарила, — Риан потерла ладони, будто ей было холодно. Девчонка старалась не приближаться к месту, где лежало черное тело и переступала с ноги на ногу на окраине поляны. — Вернее, не только Арнгейра надо было. Спасибо, Брайн.
— Да ладно, — отмахнулся воин. — Это обязанность защитника.
— И тебе спасибо за помощь, Ландриэль, — закончила с благодарностями Риан.
Эльфийка едва заметно кивнула.
— Прекрасно, мою помощь оценили где-то между двумя эльфами. Радоваться ли такой компании или загоревать? — Брайн выпрямился, заметив боковым зрением движение.
На поляну как обычно бесшумно вышел Арнгейр. Он снова был похож на эльфа. В том смысле, что был невозмутим, аккуратен и чист. Даже повязка на руке, проглядывающая через порез на куртке, была идеальной.
За остроухим вышел и олень. Судя по выдранным на шее клокам шерсти — тот же самый. Бока животного вздымались после продолжительного бега, ноги мелко подрагивали, а ноздри раздувались. Увидев Брайна, олень зафыркал и мотнул головой, а уж когда рассмотрел черное тело на земле, похоже, решил, что неправильно выбрал себе хозяина.
Арнгейр с трудом поднял бывшего Морнэмира на плечи и подошел к оленю, собираясь закинуть эту ношу на его спину. Вот только олень, похоже, не был предупрежден о его намерениях. Потому что резко отпрыгнул в сторону, как только Арнгейр попытался перекинуть бессознательное тело. В итоге Морнэмир снова валялся на земле.
Эльф пристально посмотрел на оленя, похоже, выражая этим все свое возмущение таким поведением животного.
Брайн хмыкнул:
— Я присяду пока, посмотрю, — подтверждая свои слова, воин вольготно устроился на земле. — Похоже, представление обещает быть долгим и интересным. Ландриэль, ты на кого поставишь в этом «споре»? Я на оленя. Он умней.
Эльфийка глянула на Брайна, чуть сведя брови и подошла к пофыркивающему животному. Она мягко гладила его морду, что-то тихо рассказывала, пока Арнгейр снова пытался перекинуть тело через спину. В этот раз ему это даже удалось. Но стоило Ландриэль прекратить поглаживать оленя, как тот понял, что произошло, и резко припал на задние ноги.
Морнэмир снова валялся на земле.
— «Два:ноль» не в пользу эльфов, — хмыкнул Брайн. — Похоже, дружище Арни, тебе придется тащить это на себе. Или спросить меня, как вам уговорить оленя.
— Может, сделать волокуши? — вступила Риан.
— Эй, ты на чьей стороне? — возмутился Брайн. — Пусть бы сами догадались. Через пару дней.
Возможно, даже подсказка девчонки не помогла бы — эльфы ни за что не стали бы рубить живой лес, но пожухлых деревьев хватало.
Олень пофыркивал, переступал с ноги на ногу, но теперь избавиться от тела, закрепленного сзади на ветках, не было особой возможности. Тем более, что на спину ему посадили Риан. То ли для утяжеления, то ли для того, чтобы быстрее передвигаться.
— Учти, Светлячок, если олень снова понесет, сдергивать девчонку будешь ты, — предупредил Брайн Арнгейра, вставая с земли. — Отработаешь заранее выданные ею «спасибо», так сказать.

***
— Вы не пройдете через Лес, — заявил светлый эльф, как понял Брайн — старший на этом посту. — Путь до побережья с восточной стороны перекрыт еще вчера. Две прогалины сошлись и удержать их оказалось не в наших силах.
Голос постового звучал устало. Особой радости они не испытали и узнав, что Морнэмир теперь на их попечении.
— Вы можете обойти через земли людей и добраться до Осло через море, — предложил служака. — Пусть долго, но другого варианта нет.
Прекрасно, теперь им придется идти обратно. Вот почему этот маг, если он так силен и ему настолько нужна Риан, не мог сделать обычный портал?
— Ждите, — кивнул Арнгейр Ландриэль и оленю. Брайн сомневался, что эльф стал бы сообщать это ему или Риан. Ну, а раз к нему это не относилось, воин последовал за светлым на небольшом расстоянии. Эльф оглянулся, скулы четче проступили на его лице, но он ничего не сказал. А раз не запрещено…
Арнгейр достал из кармана на поясе небольшой плоский диск молочного цвета и положил его на ладонь. Каменные неровно обточенные края тускло подсвечивались в солнечном свете, когда эльф поднял руку вверх. К словам Брайн не прислушивался — заклинания бессмысленны, если ты дух. Постепенно небольшие искорки стали вспыхивать по краям камня, закручиваясь в небольшой вихрь.
— Что? — голос, неожиданно прозвучавший из ниоткуда, заставил воина собраться. Хотелось сразу сказать «ничего» и закончить этот разговор. Так властно и всеобъемлюще это «что» прозвучало.
— Дорога через Лес перекрыта черной прогалиной, надо обходить. Это займет около двух недель, — коротко изложил эльф.
— У тебя нет этих недель. Мне нужен «ключ». Иди напрямую.
И он еще эльфов считал безэмоциональными. Интересно, это заклинание связи так искажает голос или этот Дэйдгар, а как понял Брайн, именно его ему и посчастливилось услышать, настолько холоден. Что-то желание идти в гости к этому магу окончательно остыло.
— Через прогалину пройти невозможно, она изменяет, — пояснил Арнгейр.
— Держи за руку «ключ», тогда ничего не будет, но беги быстрей. Это и в твоих интересах.
Щелчок, и вихрь над камнем потух. Брайн на миг представил эту картину: он, девчонка и эльф, взявшись за руки, бегут через черную пустошь. Романтично-то как. Эльф отмахивается от кидающихся на них тварей левой рукой, а он — правой. Потому что девчонка вцепится в них как в оленя и не отпустит.
— Эй, Арни, ты же не послушаешь этого сумасшедшего?
Вопрос Брайна ушел в пустоту.

***
Олень фыркал и перебирал ногами, с трудом оставаясь на месте. Брайн его понимал — он тоже не испытывал буйной радости от такой близости черной прогалины. Как только Риан спустилась со спины животного, эльф махнул рукой и олень, кажется, облегченно выдохнул, скрываясь в лесу.
Ландриэль они оставили на последнем эльфийском посту, как ни уговаривала она их взять ее с собой. Вернее, уговаривала она Арнгейра, но тот был непреклонен. Самый весомый аргумент высказал Брайн — рук у девчонки, за которые полагалось держаться, было всего две, а если Ландриэль идет с ними, ей придется держаться за ногу, что очень усложнит скорость передвижения. И нет, он не собирался отказываться от своей руки в пользу эльфийки, несмотря на то, что он дух и скорее всего не пострадает от черноты. Проверять на своей, пусть и призрачной, но шкуре, такие предположения не хотелось. Даже для получения дополнительного меча и лука в их путешествии.
Брайн больше сожалел, что теперь снова будет сложнее подначивать Арнгейра; рядом с Ландриэль эльф становился более податливым, но это было несущественно.
Поэтому теперь их снова было трое.

— Ты все-таки считаешь, что черный цвет будет тебе к лицу? Или настолько доверяешь этому Дэйдгару? — уточнил воин у эльфа, перестегивая меч на другой бок. Похоже, именно ему достанется честь действовать левой в случае опасности. — Может, все-таки обойдем? И тебе не придется страдать, касаясь своей благородной конечностью человеческого существа.
Арнгейр проверил свою амуницию и молча взял Риан за руку, оставляя правую свободной. Воин не сомневался в таком выборе эльфа. Он перехватил вторую руку девчонки, та вздрогнула и посмотрела на него. Вернее, на пустоту для нее и попыталась отобрать ладонь, но Брайн держал крепко. Пусть он и не доверял магу, но собирался использовать все шансы для выживания. Раз тот сказал: надо держаться за Риан, — значит, он будет держаться. Что-то же есть в этой девчонке, раз она так нужна этому Дэйдгару.
Брайн посмотрел вперед, чувствуя, как холодком тянет по позвоночнику. Черные скрюченные деревья поскрипывали, скребя голыми ветками по земле, как будто призывали одуматься и не идти туда. Эльф сделал решительный шаг вперед, ступая первым на черную траву. Она с тихим шорохом осыпалась, марая обувь и одежду пеплом. Риан чуть задержалась, но была вынуждена двинуться за Арнгейром. Еще несколько медленных шагов, прислушиваясь, принюхиваясь и приглядываясь ко всем окружающему, и эльф дернул за собой девчонку, переходя сначала на быстрый шаг, а потом и бег. Конечно, на такой скорости передвижения было сложнее заметить опасность, но и задерживаться в этом месте не хотелось.
Риан сдалась первой, почти повисая на эльфе. Ноги девчонки заплетались от продолжительного бега, дыхание сипело, и Арнгейр был вынужден сбавить темп, хотя сам эльф не выглядел даже запыхавшимся.
Они уже по пояс были в черной саже, и если смотреть только вниз, казалось, что стали превращаться в такое же нечто, как и Морнэмир. Чернота липла даже к Брайну, и это ему категорически не нравилось. У остальных хотя бы была возможность отмыться. Постоянное напряжение сказывалось, то и дело казалось, что вот то дерево пошевелилось, за той кочкой что-то спряталось, а уж в той ложбинке вообще творилось какое-то непотребство. Ветер, будто издеваясь, то ломал ветку, то выл в дупле, то опрокидывал окончательно истлевшие стволы.
Они взобрались на очередной невысокий холм, с которого открывался потрясающий вид вперед — наконец-то за чернотой можно было рассмотреть мирную и даже манящую зелень леса. Кто бы мог подумать, что он обрадуется обычным деревьям не хуже эльфа. Значит, Арнгейр выбрал верную точку прохода — спросил у постового, где примерно произошло смыкание двух прогалин, предполагая, что там самое узкое место для черноты. Это придало сил даже Риан.
— Побежали, — хрипло предложила она, и никто не стал отказываться.

От очередного дерева, рядом с которым они пробегали, отвалился кусок и упал вниз. Эльф дернул Риан в одну сторону, Брайн в противоположную, и в итоге девчонку придавило черным куском, разбросав остальных в стороны. Да, слаженности в их компании оказалось меньше всего. Брайн встал на ноги, отплевываясь от пепла. И тут же схватился за меч. Эльф уже стоял напротив с клинком в руке.
Оказалось, это совсем не дерево свалилось сверху. Нечто гибкое, черное и когда-то передвигавшееся на двух ногах, теперь шипело и удерживало Риан так, что когти упирались девчонке в шею и подбородок, заставляя задирать голову. Капли крови проступили на коже, стоило им с Арнгейром сделать шаг ближе. Риан прикусила губу и зажмурилась, тварь зашипела, отступая, дергая за собой и девчонку.
Похоже, им предлагалось удалиться, оставив Риан на растерзание.
— Этого-то можно убить, или опять надо брать только живьем? — поинтересовался Брайн, делая медленный шаг в сторону. — Ты учти, оленя нет, потащишь на себе обратно, потому что на той стороне постов ваших больше нет. Так и будем бегать туда-сюда, держась за руки и таская всяких ненормальных, задержавшихся тут. Почетно, хлопотно и глупо. В общем, все в стиле эльфов.
Арнгейр тоже сделал шаг, и тварь снова зашипела, похоже, считая эльфа опаснее. Или…
Брайн медленно положил меч на землю, черное существо пошевелило ушами, но наблюдать продолжило за эльфом, отступая чуть назад.
— Может, в этот раз сразу дунешь своим порошком, рассмотрим хорошенько, что это было, для личного интереса, да прирежем? — предложил воин, неторопливо протягивая руку вперед. — А теперь на счет три, правый фланг.
Оставалось надеяться, что эльф все еще слушал его, не пропуская слов мимо. Потому что иначе Риан не повезет.
— Три! — скомандовал воин, делая рывок вперед.
Он вцепился в ближайшие когти и, судя по тому, как удобно повернулась тварь, Арнгейр понял его правильно, отвлекая внимание. Вывернув черному руку, Брайн вырвал девчонку из хватки и отшвырнул в сторону. Когти вспороли плечо, и воин выдохнул сквозь крепко сжатые зубы. Он перехватил тварь, собираясь просто свернуть ей шею, но ошибся в своих силах и крепости черного. Это оказалось сделать не легче, чем повернуть руками ствол векового дерева. При этом конечности твари с легкостью выгибались в обратную сторону, раздирая воина.
— Арнгейр! — повернул он к эльфу черного.
Тому не потребовалось объяснений. Удар за ударом он рассекал тварь, пока та не перестала биться в руках Брайна.
— Точи свой меч получше, когти этого и то острее, чем твой клинок, — буркнул Брайн, откидывая от себя растерзанное тело. Чувствовал он себя не лучше этого черненького и упал рядом на колени, стараясь понять, как можно чувствовать такую боль, если ты мертв.
Уперевшись руками в черную землю, он старался сосредоточиться на дыхании. Вдох-выдох-вдох-выдох. А вся эта боль, разрывающая тело, она просто ему мерещится. Она ненастоящая. Да Шмакодяв тебя сожри и выплюнь, как такое может быть ненастоящим?! Он крепче вцепился в землю, взрывая пальцами пепел. Вдох-выдох…
Перед его взглядом возникли черные сапоги, и воин поднял голову.
— Идти сможешь? — спросил его Арнгейр.
Это он к нему обращался?! К нему обращался эльф? Нет, похоже, он все-таки сдох. Повторно.
— Не дождешься, ушастый, — высказался Брайн и толчком выпрямился, а потом и поднялся на ноги, упираясь руками в колени.
Риан тоже вставала с земли и отряхивала одежду. Но для того, чтобы очистить что-то руками, надо, чтобы ладони не были измазаны сажей. На шее девчонки порезы оказались уже замазаны чем-то белым, хотя один, самый глубокий, еще немного сочился кровью. Похоже, эльф успел позаботиться, пока Брайн приходил в себя.
— Спасибо, — хрипло произнесла Риан, проводя пальцами по шее.
— Не трогай, а, — посоветовал воин. Но как всегда не был услышан. Да и благодарность, очевидно, относилась только к эльфу. — Что, в этот раз тоже заберешь всю славу себе, Арни? Хотя из нас получилась неплохая команда. Ну, признай же. Вот что бы ты без меня делал? Как минимум скучал в тишине.
Эльф слегка дернул плечом.
— Вам обоим спасибо, — уточнила девчонка.
— О как, — хмыкнул Брайн. — Дождался. Меня благодарят наравне с эльфом. Как тебе такое, Светлячок?
Эльф привычно не ответил, а взял за руку девчонку и повел к таким близким уже зеленым деревьям. Задерживаться тут не возникло желания и у Брайна. Когда он перехватил ладонь Риан, то почувствовал, как она чуть крепче сжала его руку. Все-таки странная у них команда, но, может быть, все не так плохо, как казалось сначала.

***
Все оказалось еще хуже. Брайн ногой отшвырнул очередного паука и тот попал прямо в костер. Мохнатое тело тут же вспыхнуло и, вскочив на лапы, побежало непонятно куда, высвечивая куски поляны, почти полностью покрытую черно-красными телами.
— Не давайте им касаться кожи, вдруг они ядовитые, — предупредил он, разрубая пополам самого настойчивого паука. — Хотя, знаете, эти еще вполне милые, — заявил он, вбивая в слюнявую пасть каблук сапога. — Я слышал у дроу есть такие огромные пауки, что могут нести до десятка воинов. Они плюются липкой слизью, пауки, понятно, а не дроу, хотя те тоже, наверно, могут. А некоторые могут парализовать свои жертвы, а потом съедать живьем. — Брайн резко повернулся, локтем врезаясь в один из паучьих глаз. А потом задрал голову вверх. Лунный свет отражался на гладком черном теле, возвышавшемся перед ними на тоненьких ножках. — Вот как эта тварь, — закончил он свою мысль.
Визг Риан в очередной раз разнесся по поляне, и воин поморщился от звона в ушах. Похоже, девчонка не испытывала такой же любви к паукам, как они к ней. Когда на их стоянку, казалось, достаточно далекую от прогалин, выбрались первые мохнатые гости, она спала. Но была вынуждена проснуться от толчка Брайна. На ее крик прибежал эльф. И, как оказалось, вовремя, потому что пауки никак не заканчивались, заполняя все вокруг.
Теперь не мешало бы прибежать целому стаду эльфов. Вот только где их взять? Брайн размахнулся и попытался разрубить одну из ног огромного паука. Клинок лишь стесал кусок панциря, прикрывающего лапу.
— Глаза, суставы! — крикнул Арнгейр, уворачиваясь от слюнявого плевка.
— Сам не дурак, — огрызнулся воин. — Ты видел, сколько у него и того и другого?!
Если мелькающие в воздухе ноги еще можно было сосчитать, то глаза опоясывали голову паука целиком.
Риан уже панически расшвыривала пауков вокруг нее, забыв даже о зажатом в руке ржавом кинжале.
Цедя ругательства, Брайн пытался перебить хотя бы один из суставов. Но даже первая удача не обрадовала — это не слишком убавило конечностей у паука. Воин замахнулся на следующую ногу, и тут его резко дернуло назад, протаскивая по поляне. Брайн толкнул девчонку, сбивая ее с ног, и весь плевок паука достался ему.
Воин выругался. Ощущения оказались мерзкие, все внутренности сжало от холода и встряхнуло.
Риан копошилась на земле, визжа и изгибаясь под придавившими ее мохнатыми телами. Брайн за шкирку выдернул ее и оттолкнул подальше.
Перспективы их сражения казались не радужными. Арнгейр перебил еще одну ногу паука, зато левая его рука повисла плетью. Похоже, он все-таки не успел увернутся от очередного плевка. Брайну здесь было меньше всего опасности, но пока он будет справляться с этой тварью, она всех успеет потравить.

Очередной топот ног неподалеку вызвал уже нервное возмущение:
— Ну, кто там еще на пожрать спешит?! Нас и так на всех не хватит.
На поляну буквально вылетел небольшой табун. Копыта топтали тела пауков, раздавливая их не хуже, чем молоты, зажатые в руках кентавров. Удары задних ног сотрясали огромное тело паука, заставляя подгибаться тонкие конечности, соскальзывать по земле, давая возможность дотянуться до глаз и пасти. В победу не верилось даже когда мощное тело завалилось на бок и было растерзано мечами и молотами. Черные лапы еще продолжали подрагивать, слюни стекали из пасти, пока они добивали оставшихся мелких пауков. Те, правда, не стремились сильно задерживаться на поляне и вскоре топтать оказалось некого. Брайн брезгливо отряхнул меч и вытер его пучком травы, перед тем как вернуть в ножны.
— Прекрасная дева может поставить свои ножки на землю, — глубокий голос кентавра звучал с мягкой усмешкой. — Опасности больше нет, клянусь своим хвостом.
Брайн обернулся, желая увидеть, что за прекрасная дева успела тут появиться, но оказалось, зрение подводило кентавра — это была все та же Риан, и она висела на одном из копытных, обхватив руками и ногами человеческий торс. Щеки девчонки залил румянец, и она резко разжала хватку, однако кентавр аккуратно придержал ее одной рукой, помогая мягко опуститься на землю, а не упасть на нее.
— Какая пара, а, — заметил гнедой кентавр. — Эльф и человек. Как уживается милая дева с этим снобом?
Ну что ж, духа защитника они не заметили. Наконец на их пути встретился хоть кто-то, кто его не видит так же, как и Риан, а то эта ее особенность уже начинала раздражать.
— Мы не уживаемся, Арнгейр сопровождает меня, — пояснила девчонка, поправляя волосы и одежду.
Интересно, ее никто не учил держать язык за зубами и не вываливать всю информацию на первых встречных? Пусть даже они спасли тебе жизнь.
— Эльф сопровождает человека? — искренне удивились кентавры, посмотрев сначала на Риан, а потом и светлого. — Мир точно рушится.
Арнгейр слегка поморщился. Жаль только, что не понятно — от их слов или раненая рука давала о себе знать. Эльф стянул с пояса небольшой мешочек и рылся в нем одной рукой. Получалось плохо, пришлось задействовать и ногу, чтобы держать края.
— Меня больше интересует, куда сопровождает. Что вы делаете на пограничных землях? — этот вопрос задал вороной кентавр с проседью в волосах на голове и в хвосте. — Тем более в такое неспокойное время.
— А что делаете здесь вы? — уточнил Арнгейр, доставая наконец, что искал — совсем маленькую склянку.
— А ничего, да, что мы пришли вам на помощь? — хмыкнул совсем юный кентавр, переступая светлыми ногами. Энергия бурлила в юном теле, требуя движения, похоже, эта схватка для него показалась лишь разминкой.
— Мы услышали девичий крик, — пояснил вороной. — Границы теперь под постоянным надзором. Животные вон бегут из эльфийских лесов, что у вас там творится-то, а? Дроу-то всегда были шальными, неудивительно, что от них даже домашние питомцы лезут. Тролли тоже потеряли остатки разума, выбираются из своих пещер даже днем. Горы трясутся, заваливая гномьи шахты, кому еще помогать растаскивать камни? Да все разве уже упомнишь.
— А мы идем к Дэйдгару. Он живет неподалеку от Осло, — выдала девчонка.
Даже эльф посмотрел на нее из-под бровей.
Гнедой кентавр зафыркал и пару раз хлестнул себя по бокам, еще двое чуть приподнялись на задних ногах, ударяя затем в землю передними. Лишь вороной сохранил спокойствие, только положил руку на рукоять молота.
— Ох, как нехорошо, — мотнул он головой. — Разве ты не знаешь, девочка, что это сильный и страшный маг? Он вздымает море штормами, стреляет молниями и никого не подпускает к себе, уничтожая самых настойчивых. Он живет дольше, чем помнит даже мой дед и дед его деда, и с каждым веком становится все более жестоким. Да я уверен, что все, что творится вокруг — его рук дело.
— Он нас пригласил. Наверное, — решительности в голосе Риан поубавилось, и она глянула на Арнгейра. И наконец заметила, что эльфу крайне неудобно орудовать одной рукой.
— Давай я, — кинулась она помочь светлому, старательно ковырявшему восковую пробку на склянке большим пальцем.
— Я сам, — отрезал Арнгейр.
— Но тебе же нужна помощь, — девчонка попыталась перехватить бутылек, однако эльф увернулся и так посмотрел на нее, что Риан решила отступить.
— Эльф, и этим все сказано, — с насмешкой выговорил гнедой кентавр, обнимая девчонку за плечи. — Пойдем, красавица, поищем тебе другое место для ночлега. Не положено прекрасной деве спать среди пауков.
Риан только сейчас заметила, что ходит по мохнатым трупам, но выдержки хватило, чтобы снова не повиснуть на кентавре. Девчонка еще обеспокоено глянула на эльфа, но тот был крайне сосредоточен на своих попытках открыть склянку.

— Давай я помогу, — присел рядом с эльфом Брайн. Девчонку он всегда успеет сопроводить, тем более если будет опасность, его притащит и шмякнет куда положено. А вот подонимать эльфа шансов не так много остается. От взгляда Арнгейра он лишь шире улыбнулся. — Да я не руками, не волнуйся, я — советом. Зубами попробуй. Ну или языком. Хотя сколько ты разговариваешь, он у тебя уже отсохнуть должен как малоиспользуемый.
Эльф продолжал настойчиво колупать пальцами.
— Зуба-а-ами, — еще раз напомнил воин. — Советую поторопиться, а то вдруг яд дальше пойдет. Ну, хочешь, я отвернусь.
Вороной кентавр что-то выговаривал двум оставшимся копытным, не обращая внимания на эльфа. Брайн сделал вид, что поворачивается, и тут же глянул обратно. Эльф раздраженно выплюнул вытащенную зубами пробку.
— Ай, молодец, — подражая кентаврам, захлопал воин. — Видишь, как полезно слушать друзей. Почаще бы так, Арни.
Эльф одним глотком проглотил содержимое склянки. Похоже, вкус был не очень, раз даже у хладнокровного остроухого дернулся уголок рта.
— Мы будем сопровождать вас, — подошел к Арнгейру вороной с проседью кентавр. Двое других уже уходили с поляны.
— Мы не нуждаемся в помощи, — выговорил эльф, поднимаясь на ноги.
— Вот что за привычка говорить «мы»? Ладно этот кентавр, он о себе во множественном числе, может, у него такое же завышенное мнение о себе, как у эльфов, или по ногам считает, — высказался Брайн. — Но за меня-то ты не говори. Эти копытные неплохо нам помогли.
— Я настаиваю, — проговорил кентавр и копнул землю копытом. — Как можно позволить, чтобы с нашими гостями что-то произошло? Никак нельзя.
— Конечно, никак. Только мне показалось, что слово «гости» прозвучало как-то неоднозначно? — хмыкнул воин. — Не доверяют остроухим четвероногие, ох не доверяют. Чем напакостить успели? Может быть, стоит поработать над собой, а, дружище Арни. Смотри, сколько разных существ — и все как-то недолюбливают эльфов. Я вот знаешь, как долго привыкал, что мы — друзья.
Эльф выдохнул чуть резче, чем обычно.
— Я — Иксион, — тем временем представился кентавр. — За вашей девой присматривает Мирос. И всю дорогу будет присматривать. Я все сказал, — он развернулся и, хлестнув хвостом по бокам, пошел в сторону, куда увели Риан.
— Молодец, не стал ждать, пока ты представишься. Все равно не дождешься. Нравится мне этот умный коняга. А тебе, дружище? — глянул воин на эльфа.
Арнгейр молча отвернулся и вскоре растворился в лесу. Пальцы его левой руки уже понемногу шевелились.
— Такая милая компания у нас собирается, — отметил сам себе Брайн, пробираясь между поверженными паучьими телами. — Так и хочется всех крепко обнять, а потом сбежать подальше.

Мирос увел девчонку не так далеко, на соседнюю поляну. Зато успел все обустроить — нарубить веток для лежанки, развести костер, натаскать хвороста, при этом не позволяя Риан помогать, одновременно развлекая ее веселыми и не очень байками.
Воин предпочел разместиться чуть подальше, чтобы активный кентавр не потоптался случайно по нему. Иксион вел себя значительно спокойнее — подогнув ноги, тот лежал у огня и изредка помешивал что-то в подвешенной над огнем кружке.
Можно было расслабиться — за девчонкой есть кому посмотреть — и спокойно выспаться. Вот только почему-то сон отказывался забирать его к себе. То ли он уже отвык спать за столько ночей, проведенных на посту, то ли мешал смех Риан и бодрый голос Мироса. А возможно, понимание, что через несколько дней они будут у этого Дэйдгара. И ничем хорошим Брайну это не грозило. Крайне маловероятно, что обозленный на весь мир маг захочет помогать духу, выполнившему свое задание — защищать девчонку. Да и как тут поможешь? Просто отпустит, сняв обязательства, и все, исчезнет Брайн навсегда, поминай как звали.
Вряд ли подобные мысли терзали и Риан, но девчонка не спала всю ночь, переговариваясь с кентавром. Может, боялась пропустить новое пришествие пауков, хотя в этом случае уж разбудили бы ее и, возможно, более вежливо, чем сделал накануне Брайн.
Когда на поляну вышел снова идеальный эльф, что означало окончание отдыха, Риан уже широко зевала, но уверяла всех, что бодра и полна сил.
Через пару часов пути Мирос посадил девчонку себе на спину, и скорость их передвижения значительно увеличилась. Что не помешало Риан уснуть, обнимая кентавра за торс.

***
Длинные лианы, мирно свисающие с деревьев то тут, то там, неожиданно повели себя ненормально. Пропустив эльфа, перед Иксионом они сплелись в зеленую паутину, а несколько особо настойчивых растений вцепились кентавру в ноги. Тот дернулся, но был вынужден остановиться.
Брайн вытащил меч. Мирос тут же кинулся на помощь другу, выхватив изогнутый кинжал, но стоило им приблизиться, лианы опали, притворяясь вполне мирными.
— Что за чертовщина? — зафыркал Мирос, перебирая копытами. — Это ты, остроухий? — подозрительно посмотрел он на Арнгейра.
За эти два дня в пути они не особенно сдружились. Возможно, мешало то, что эльф не произнес ни слова, продолжая игнорировать и подначивания Брайна. Вот и сейчас Арнгейр промолчал, лишь резковато выдохнул.
— Постой горячиться, — вскинул руку Иксион. — Мы уже недалеко от проклятых земель мага. И нас не приглашали. Девочка моя, — обратился он к Риан, — будь добра, спустись с Мироса и отойди немного назад.
Как только девчонка послушалась, лианы снова ожили, но кентавры были готовы и резко отскочили. Мирос успел перерубить несколько особо настойчивых, и зелень просто закопошилась впереди, не делая больше попыток поймать их.
— Риан, ты уверена, что хочешь туда? — уточнил гнедой кентавр. — Если тебя заставляет этот остроухий, только скажи, я быстро с этим разберусь.
Девчонка прикусила губу, рассматривая зеленую паутину.
— Ну и что будешь делать, если она скажет «нет»? — поинтересовался у эльфа Брайн. — Знаешь, меня уже давно терзает вопрос, что же тебе пообещал за работу маг? И на что ты еще способен ради этого. Сможешь прирезать двух кентавров и притащить девчонку насильно? Интересно, а это будет считаться опасностью для Риан? А то ж я ее защитник, как никак.
Девчонка не дала возможности проверить. Забота о близких людях, возможно, заточенных в рабстве дроу, пересилила. Хотя Брайн сомневался, что маг согласится ей в этом помогать.
— Да, уверена, — кивнула она и коснулась напряженной руки кентавра. — Маг мне не опасен, Мирос. Поверь.
Не давая возможности остановить ее, девчонка решительно шагнула вперед. Лианы опали, пропуская ее, и тут же затянули дорогу.
— Риан! — крикнул гнедой, пытаясь пробить себе путь через извивающиеся растения.
— Мирос, не надо! Я должна! — крикнула она и побежала вперед. — Давай быстрей, пока я не передумала, — предупредила она эльфа.
Того не надо было уговаривать.
Кентавры их не догнали. Хотя вопрос, что этому была причина — Иксион ли призвал Мироса к разуму или лианы победили в сражении. Знать ответ почему-то не хотелось. Похоже, девчонку терзали те же мысли, потому что она тихо произнесла себе под нос:
— Он должен был уйти. Иксион его уговорит. Он мудрый. И сильный.
Последнее было более существенным аргументом, но уверенности это не добавило.
— Как думаешь, а зачем магу Риан? — спросил у эльфа Брайн. — Оракул бормотал что-то по поводу ключа и возможности собрать всю магию в одних руках.
— Это невозможно. Такого никто не выдержит, — мотнул головой Арнгейр.
Воин удивленно посмотрел на эльфа, ведь уже привычно не ожидал ответа. Похоже, остроухий не так спокоен, как хотел показать.
— А если маг за столько времени уже лишился разума, а самомнение возросло больше эльфийского? — уточнил Брайн.
Арнгейр крепче сжал губы.
— Как можно выкачать магию? — продолжал размышлять воин. — Думаю, «ключу» в этом случае ох как не поздоровится. Может, нужна кровь, а может, и душа.
А, значит, защитник будет лишним, — мысленно закончил он.
— Каково вести Риан на это? — искоса посмотрел на Арнгейра Брайн. — Или эльфам совсем все равно на людей, даже если это невинное дитя?
Эльф передернул плечами и прибавил шагу.
Сначала они услышали шум морских волн, разбивающихся о берег, и лишь когда лес стал редеть, рассмотрели место, куда так стремились; каждый по своим причинам.
— Вот это да, — вырвалось у Риан, и Брайн был с ней согласен.
Он ожидал какой-то мрачности, скрюченных как на прогалинах деревьев, обступающих черный каменный замок, который обязан пронзать шпилями тяжелые тучи. А вокруг должны виться вороны и коршуны.
Замок был. И даже на вершине невысокой скалы. Вокруг него летали чайки, но на этом сходство с представляемым заканчивалось. Стены потрясающе хрупкого на вид шедевра архитектуры были белоснежными, и их увивали цветущие лианы. Ко входу вела мощеная дорога, через скальные разломы перекинуты столь же замысловатые мосты.
Море немного штормило, ветер подхватывал соленые брызги.
— А мы верно идем? — уточнил Брайн, недоверчиво осматриваясь по сторонам. Но больше строений, соответствующих званию мага, не оказалось.
И чем ближе они подходили к высоким воротам с гостеприимно поднятой решеткой, тем медленней становился шаг, ибо уверенность таяла, а сомнения крепчали. Стоило им оказаться во дворе, покрытым золотистым камнем, как перед ними замерцала стрелка, предлагая обойти главное строение.

Риан глянула на эльфа, но тот предпочел снова промолчать и шагнуть в указанном направлении. Помимо крика чаек и шелеста волн не было слышно ничего. И это заставляло нервы натягиваться все сильней. Очередная стрелка осыпалась зелеными искрами, как только они прошли мимо и больше не появилась. Потому что они пришли.
На широкой террасе, расположившейся на самом краю скалы, стоял белоснежный стол и такие же стулья. На одном из которых спиной к ним сидел человек. С первого взгляда его можно было принять за эльфа. Если бы те так коротко стриглись и были брюнетами. Темные волосы гладко уложены, черный смокинг контрастирует с мебелью, нога закинута на ногу, а в руке, затянутой перчаткой, изящная чашка.
— Ты же не думала, Рианнона, что я запущу тебя в свой замок. Ты же там все порушишь, — спокойный голос подействовал не хуже появления пауков — по крайней мере, все вздрогнули.
— Риан, — поправила его девчонка. — Вы молниями кидаться будите? — непосредственно уточнила она.
Маг повернулся к ней, приподняв одну бровь. Правильные черты лица и некоторая небритость смотрелись как идеальное сочетание. Не хуже, чем белоснежная рубашка и черная бабочка.
— А надо? — уточнил Дэйдгар. — Вот так сначала ты работаешь на репутацию, а потом она на тебя. Кофе? — предложил он.
Риан отрицательно помотала головой. Эльф промолчал. Брайна этот вопрос не касался.
— А я пока не выпью свой кофе, вообще не человек, — пожал плечами маг и отпил из чашки.
«Где-то я уже это слышал», — нахмурился воин.
— Вы можете освободить всех людей из рабства дроу?
Вот почему никто не учил эту девчонку, кому какие вопросы и когда стоит задавать?
Дэйдгар поставил чашку на блюдце и поднялся на ноги.
— Возможно, — ответил он. — Но меня это никогда не интересовало, а сейчас волнует меньше всего.
— Зато меня волнует, — вскинулась Риан.
— Еще немного, и тебя это волновать тоже перестанет, — пожал плечами маг. — Мертвых это, знаешь ли, не касается.
Угроза или не угроза? Рука Брайна сама легла на рукоять меча, пусть он и понимал его бесполезность.
— Думаю, стоит рассказать сначала.

Дэйдгар заложил руки за спину и неторопливо начал.
— Даровитому, но глупому Боуману не удалось найти себе место ученика мага. Ничего умнее он не придумал, как заливать свою неудачу виски в одном из трактиров. И поспорил Боуман с завсегдатаем того места, что люди способны на большее и используют голову лишь на малую ее часть. Ну, у Боумана именно так и происходит до сих пор. Для доказательства был выбран первый входящий в двери трактира.
— Оракул! — понял Брайн, где уже слышал подобный рассказ.
Дэйдгар, недовольный, что его прервали, глянул на воина.
— Ну да, как-то же надо было вас направить, пришлось вселяться на время в оракула. На Риан-то невозможно воздействовать, а порталы уже давно шалят. Арнгейр тоже вовремя подвернулся, видать, не зря эльфийский Лес пострадал. Случайности, они такие не случайные, сталкиваясь друг с другом, меняют жизни. Но сейчас не об этом. Чтобы доказать свою правоту, Боуман решил применить высшую магию, что запрещено неучам. И сошлись обстоятельства, разгоряченная алкоголем кровь и дурь, и вылилось это в мощное заклинание, врезавшееся в нити мира. Даже сам Боуман не сможет повторить более такого. Ни повторить, ни уничтожить. Я уже говорил, что ума у этого парня не то что на палату, а даже на избушку не хватит? Дал он доступ всем людям к магии. Только произнеси верное заклинание, и вот вода сама в ведрах идет с колодца. Пошепчи другие слова, земля сама вспашется. Зажжется огонь без труда, построится дом, пересохнет ручей. И нет бы подумать, что натворил, Боуман решил, что совершил величайшее чудо, а не величайшую глупость. Пошел он по городам, деревням и весям, разнося по миру множество заклинаний и раздавая их людям направо и налево.
— Благодетель! — понял Брайн, о ком говорил Дэйдгар. Статуи этого мага стояли на каждой центральной площади, как принесшего пару лет назад людям счастье и радость.
— Болван, а не благодетель, — холодно поправил маг. — Хорошо хоть догадался передавать узкие заговоры, выполняющие конкретные задачи. И если уж ты хотел поджечь свечу, то не мог так же зажечь соседский дом. Но если не дано равновесием мира, нечего туда лезть, потому что не могут люди использовать магию разумно. И вот результат.

Маг подтянул рукава повыше, а потом зашевелил пальцами, как будто сплетал что-то невидимое в воздухе. Сине-зелено-желтый шар повис перед ними, постепенно оплетаясь пульсирующими золотыми нитями.
— Так было раньше. А так стало теперь.
Нити стали разрываться, истончаться, распадаться, окрашивая шар в черные цвета и все это расходилось от красной кляксы, вцепившейся в золото наподобие клеща.
— И если это не остановить, наш мир исчезнет, — маг пошевелил пальцами, очевидно, собираясь показать исход, но Риан его опередила.
— А что это такое? — ткнула она пальцем в красного клеща.
— Не трогай! — еще успел рявкнуть Дэйдгар, но было поздно. Девчонку тряхнуло, шар исчез, а Риан упала на пол, более не подавая признаков жизни.
— Да что ж такое-то?! — возмутился маг. — Только нашел человека с такой потрясающей способностью разрушать магию и на тебе. А ты чего стоял, защитник?
Брайн моргал, до сих пор не понимая, что произошло. Похоже, Риан вляпалась во что-то серьезное в последний раз в своей жизни.
Дух, маг и эльф стояли над распростертым на золотом полу телом и не понимали, что им теперь делать.
— А ведь это был последний шанс, — бесстрастно проговорил Дэйдгар. — Никто из пятерки пока так и не нашел, как можно остановить это. Я не знаю, что делать. С моей точки зрения мир обречен.

Тело Риан выгнулось, и девчонка заскребла по полу руками, делая вдох.
— Неси ее сюда, — скомандовал маг, наколдовывая что-то, похожее на лежанку.
Брайн с эльфом переглянулись, и Арнгейр поднял Риан на руки. Но стоило ему коснуться белоснежного покрывала наколдованной кровати, как та исчезла.
— Ай, совсем забыл. Тогда сажай, стулья настоящие, — приказал Дэйдгар. — Не суй руки или что другое куда не знаешь, — это он уже высказал Риан.
Та закивала, похоже, не понимая, что с ней произошло.
— Зачем я вам? Ведь я ничего того не делала, что вы рассказывали, — отстукивая зубами после пережитого, выдавила девчонка.
— И хорошо, что не делала, — кивнул маг. — Но ты единственная, на кого не просто не подействовало это проклятье; ты можешь разрушать магию.
— Я знаю, — буркнула Риан, крепче сжимая руки, чтобы они не тряслись. — Поэтому меня отовсюду гнали после прихода Благодетеля.
— Ты просто не понимаешь, что это твоя, да и наша удача, — пояснил Дэйдгар, пододвигая к девчонке чашку с кофе. Та взяла, глотнула и поморщилась. — Я пока не знаю, что удастся сделать с твоей способностью — исходов множество. И самое лучшее, если мы просто сможем уничтожить это заклятие, пока оно не перешло безвозвратную грань.
— А если не удастся? — уточнил эльф.
Надо же, даже остроухого проняло на вопросы.
— Придется собирать и уничтожать всю оставшуюся магию, пока она не разрушила этот мир. И что тогда произойдет с магическими существами и местами неизвестно. Может быть, превратятся в обычные, может, исчезнут. Как и маги, потому что наша долгая жизнь не нормальна для обычного человека. Так что не смей меня касаться, — предупредил Риан Дэйдгар.
Та закивала.
— Итак, на чем я остановился, пока Риан нас не прервала своей кратковременной смертью. Наш мир.
Маг снова создавал сине-зелено-желтый шар, оплетенный золотом.
— Что такое? — Дэйдгар крутил свое произведение, пытаясь что-то отыскать. — Куда оно делось?
Если бы кто-то знал, что он ищет, может, и подсказал. Маг наконец остановил бешеное верчение и уставился на нити. Они по-прежнему кое-где обрывались и пульсировали, но не так сильно. Черные места на шаре постепенно становились все меньше. Или это только так казалось.
— Помнишь, Риан, что я недавно сказал тебе не тыкать куда попало? — задумчиво произнес Дэйдгар. — Я забираю свои слова обратно. Тыкай куда хочешь. Кроме меня.
Он еще раз крутанул шар и теперь Брайн понял, что на нем изменилось. Исчез тот красный клещ.

***

Риан спустилась с оленя и отряхнула одежду. Теперь она выглядела гораздо лучше, и спутать с мальчишкой ее было невозможно. И причин тому было множество.
Глаза девушки горели радостью и решимостью, меняя выражение лица на одухотворенное, потому что теперь у нее была цель. Ей удалось уговорить мага вытащить всех людей из подземелий темных эльфов. Не сказать, чтобы тот был несказанно рад, но воспользовался раздраем в магической сетке и выполнил просьбу. Правда, отказался возиться и раскидывать их по родным местам, а выпустил всех в Больших горках — старой деревне Риан. И Брайн сомневался, что кто-то из тех людей возражал такому перемещению. Так что теперь Риан стремилась на встречу с матерью.
На праздничном обеде у мага она с восторгом рассматривала самоходящие подносы, которые сторонились ее, а когда попробовала все яства, запросилась к кентаврам. Слишком уж ее волновала судьба Мироса. Маг не стал задерживать гостей.

Отдых, купание и ночлег, обеспеченные гостеприимной семьей гнедого кентавра, вернули Риан приличный вид. Сестра Мироса пошила за ночь новую одежду для девушки. И теперь Брайн понимал, что у гнедого не такой уж и плохой вкус на девиц. Правда, Риан пришлось расстроить четвероногого — задерживаться у них она не собиралась, но Мирос проводил ее до земель эльфов, пообещав, что всегда будет рад видеть. Прям всегда-всегда.
Хотя им пришлось обходить еще не затянувшиеся до конца черные прогалины, с помощью оленя эльфийский Лес был преодолен быстро.
И теперь, уже в обычном, человеческом лесу, Риан прощалась с Арнгейром. Дальше идти ему было опасно — после потери магии, к которой люди успели привыкнуть за пару лет, слишком многие вели себя агрессивно.
— Не волнуйся, я присмотрю за ней, — пообещал Арнгейру Брайн. — Доведу до деревни, и там она будет в безопасности, а я временно свободен. Так что еще увидимся, дружище.
Эльфа слегка передернуло.
Брайн еще не знал, что будет делать дальше, ему предстояло провести немало часов размышляя и натачивая свой меч, но благодаря особенности Риан он был способен уходить от нее далеко и надолго. Пока снова не понадобится. Дэйдгару пришлось проявить изобретательность, потому что не мог он наложить на эту девушку обычное заклятие, прикрепляющее защитника, и колдовать пришлось над душой Брайна, даруя ему относительную свободу.
Риан провела ладонью по лоснящейся шерсти оленя, а потом почесала его довольно сощурившуюся морду.
— Спасибо тебе за все, — поблагодарила она и Арнгейра.
— Вообще-то это ты должен ее благодарить за спасение своего драгоценного Леса, — отметил воин. — И не скучай без нас. — Брайн хлопнул по плечу не успевшего увернуться эльфа. — Передавай привет Ландриэль.
Светлый едва заметно, но поклонился Риан.
— Растешь, Арни, — отметил воин.
Эльф не сразу растворился в лесу, наблюдая, как идут по дороге девушка и ее защитник.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/350-16924-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Диметра (22.02.2016)
Просмотров: 301 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
+2
5 Солнышко   (02.03.2016 22:52)
Фантазия у автора богатая. smile

+2
4 kotЯ   (28.02.2016 00:43)
Я не совсем поняла, как дар Риан влияет на магию, но история меня увлекла и очень понравился Дух, который всё это нам и поведал!

+1
3 「Апельсиновая」   (24.02.2016 22:00)
Необычно. Неплохой такой набор героев у автора в истории)
Задумка хорошая, занимательная. И осуществили Вы её, автор, хорошо. Герои у Вас своеобразные, самобытные. Все такие разные, но им пришлось собраться вместе ради выполнения важной миссии. Которую они, что удивительно, не провалили)
Сюжет что-то типа серии "Астерикс и Обеликс", какие-то такие ассоциации у меня вызывает. Тоже перед героями поставлена какая-то задача, и при этом всё сдобрено юмором) У Вас, автор, юмор очень добротный. Тонкий, ненавязчивый. Истории с таким юмором соответствуют хактеристике "забавная", где юмор - не попытка разбавить разбудить аудиторию, а неотъемлемая часть сюжета. Очень много иронии в речи Воина, что мне безумно симпатизирует. Люблю я иронию и сарказм в текстах)
И все сюжетные линии, вроде как, доведены до конца, всё пришло к своему логическому заключению.
На самом деле, давно не испытывала такого смятения при написании комментария. Суть в том, что мне понравился слог (очень хорошо излагаете, автор), понравилась, в принципе, задумка, понравились герои, понравился юмор. В общем и целом, кажется, что всё прекрасно. Только отчего-то заскучала я на середине Вашей истории, дорогой автор. Только прекрасный юмор и спасал более или менее ситуацию, хотя, признаюсь, читала я периодически через строку. Не могу точно сказать, чем вызвана потеря интереса. Наверное, дело исключительно во мне, так что Вы, автор, не расстраивайтесь и не обижайтесь. Такое вот восприятие. Может, просто я не любитель приключений, в чём тоже была замечена, кстати. Но как-то...пресно мной воспринимался этот путь, который прошли персонажи. Сначала было интересно и увлекательно, а потом... Для меня получилось по принципу: чем дальше в лес - тем больше дров. Из-за этого, лично мне, история показалась слегка затянутой. Но повторюсь, думаю, что в этом случае дело исключительно во мне. Так что прошу не обижаться, Вы с той задачей, которую перед собой поставили, справились. Тем более, что во всём остальном рассказ мне понравился. Особенно юмор! Удачи Вам, автор, на конкурсе wink

+1
2 Валлери   (24.02.2016 20:35)
Хоть и не люблю жанр фэнтези, но прочитала с удовольствием smile Юмор хорош! Спасибо за веселенькую историю wink

+1
1 Solt   (24.02.2016 07:43)
Интересная история, сказку напоминает. Это комплимент, да!
Что удивительно, обычно я фэнтези не очень люблю, но тут прям прочиталось на ура. Наверное, все из-за того, что в этой истории были определенные рамки "волшебного". Которые как задали с начала, так они и не изменились... внезапно... в угоду подвисающему сюжету... или для дополнительной крутости сюжета. Это типа я так ненавязчиво пытаюсь отметить вашу сдержанность и здравомыслие))) А что? На фоне других историй это буквально талант, который стоит холить и лелеять.
Я рада, что у героев все удачно разрешилось. Вы, автор, молодец, среди довольно большого количества главных и второстепенных героев не потерялись и свою витиеватую историю довели до логического конца, не оставив неточностей и белых пятен.
Спасибо за чувство юмора - Брайн отлично разбавлял сюжет своими нестандартными мыслями.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]