Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13576]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7756
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Almost Perfect, Almost Yours. Глава 46. Если ты не придешь домой

2016-12-9
16
0
«Будь сильной, мой ангел. Что бы ты ни делала, никогда не сдавайся. Тебе разрешается плакать. Слезы можно осушить, но помни, что они всего лишь вода. Пригуби из случайного фонтана, и вернешь их обратно. Но свет внутри тебя, моя милая, пламенное рвение и горячее желание, которыми ты обладаешь, далеко тебя заведут. Никогда не сдавайся. Придерживайся своих принципов. Люби тех, кого хочешь любить. Мечтай о том, о чем мечтаешь. Владей ими, если необходимо. Но самое главное, никогда не переходи никому дорогу. Отстаивай то, что считаешь правильным. Дикий цветок выживает и терпит, упрямствуя, как может показаться. Будь как дикий цветок, маленькая Гермиона. И ты увидишь, как ветер поклонится тебе.»

Однажды это сказала ей няня Демельза, и малышка Гермиона очень в это поверила.

И только спустя годы она, наконец-то, поняла.

Она была диким цветком, а Драко – ветром.

Но что делать, если по пути ветер стихнет? Все вернулось к нормальной жизни. Все снова стихло. Бабочки продолжали свою обычную работу по переносу пыльцы, чтобы те цветы росли. Солнце снова светило. Все были довольны и счастливы.

Но тогда, что это такое – похоже на конец путешествия.

В детстве каждый раз, катаясь с матерью в экипаже во время их посещений определенных мероприятий, она с радостью смотрела на улицу. Она прислонялась головой к дверному окну и чувствовала, как ветер нежно бил ей в лицо. Выглядывала и видела проносящуюся мимо красивую местность, ощущала прохладный поток, который оставлял на щеках чистые влажные поцелуи.

Она всегда хотела, чтобы это никогда не заканчивалось, однако, как водится, так и происходило. И, когда коляска останавливалась, ее в очередной раз охватывало ощущение одиночества посреди реальности.

Ей частенько хотелось, чтобы прекрасное не заканчивалось. Но оно всегда подходило к концу.

Нужно было создавать воспоминания.

Если она не сидела на диване, то, пошатываясь, ходила с маленьким Цефеем по участку вокруг дома.

Слишком тяжело выносить боль, она не справлялась.

Она плакала так сильно, что не понимала, как все еще могла дышать. Весь кислород, в котором нуждалась, казалось, исчез, и одновременно кто-то словно стучал молотком по ее внутренностям. В голове пульсировало на невообразимой скорости, как будто запрограммировано действовать таким образом, чтобы каждый удар причинял ей боль снова и снова, и снова...

– Ты сказала, благодарить моего мужа? А за что?

– Он спас мою жизнь, – ответила Ниша.

– Как это?

– Грэхем сказал, что, возможно, это потому, что я напоминаю вас. Но еще он говорил, что Малфой не любит пачкать свои руки, если может обойтись без этого. Он хорош во всем, кроме убийств.

– Ч-что ты этим хочешь сказать?

– Ну, только одно. Малфой организует все. Он быстрый и сильный. Грэхем говорил, что на охоте Малфой всегда захватывает больше всех. Грэхем хочет быть таким же, как он. Малфой – прекрасный охотник, всегда лучший из лучших. Он всегда во главе охотников, и от него этого ожидают. Он – хозяин моего хозяина, если уж на то пошло. Но Грэхем говорит, что Малфой отказывается делать что-то грязное, если может обойтись без этого. Временами он убивает, но в основном просто смотрит и командует. Грэхем говорит, что у него есть причина для такого поведения.


...

Драко... мальчик у пруда, ее маленький Драко, ее нежный ветер, ее медленно увядающий цветок...

Она не могла не плакать из-за него. Плакать о том, что он когда-то был таким невинным, чистым, и как люди вокруг осквернили это. Он не хотел оказаться в таком положении. Он вынужден был оказаться не в своей истории. Они сломали его без возможности восстановления, но он по-прежнему изо всех сил старался вернуться, даже находясь на грани смерти.

Как она не увидела признаков? Как настолько ослепла от ненависти к нему?

...

– Мне сейчас нужен мой лучший друг, Блейз, – слышала она голос Драко.

– Лучший друг? У тебя уже есть новый лучший друг. Так консультируйся с ним, не со мной.

– Но ты по-прежнему связан с нами.

– Ты доверяешь ему так сильно.

– Ты знаешь почему.


...

Он говорил о Тео, которого всегда ненавидел. Но принял его, выслушал и даже попросил о помощи: все ради нее. Если у кого-то и была самая большая гордость, то у Драко. Но он проглотил все это ради нее.

Он изо всех сил хотел поступить правильно ради нее.

Но она оставалась в тени, молча его осуждая.

Она была так уверена. Она была так чертовски уверена в своем замысле. И она ненавидела его.

Но в целом ей не за что его ненавидеть.

...

– Ты не понимаешь. Это Крэб. Он предатель. Игра закончилась. Наша группа в настоящее время охотится на него, но он защищен. Ты должен пойти и все объяснить, Драко. Они дают тебе шанс.

– Я не могу уйти, Блейз.

– Это важно, Драко! Она будет в порядке. У нее есть акушерка, и, если ты не покажешься, все обвинения против тебя подтвердятся, и рано или поздно твоя голова будет висеть на столбе!

– Ты понимаешь, я не могу уйти!

– Это будет концом для тебя, для всего, если ты не сделаешь этого!

– Скажи всем немного подождать!

– Это не может ждать. Ты нужен там сейчас.

– Делай то, что должен. Я доверяю тебе, Блейз. Ты же знаешь, что я не могу прямо сейчас оставить Гермиону.

– Тебе решать. Уйти сейчас и увидеть ее чуть позже, или остаться сейчас с ней и умереть, покинув ее и твоего ребенка навсегда.

– Я не могу оставить ее, Блейз! Это конец, и ты должен принять его.

– Ты пожалеешь об этом, когда тебя зароют на шесть футов под землю, Драко. Потом не говори, что я тебя не предупреждал.

...

– Уверены, что щиты достаточно сильны? – спросил Драко.

– Это не проблема, – ответил Тео. – Наша проблема в…

– Просто скажи, что щиты достаточно сильны, Тео, – сердито заговорил Драко, сжимая пальцами переносицу, словно его одолевала ужасная головная боль.

– Я вполне уверен. Мы заколдовали до верхнего предела. Это защищает границы территории поместья целиком. Ничто и никто не может разрушить, не умерев, – с уверенностью заявил Тео.

– Знаешь ли, внутри у меня сын и жена. Они не могут забрать их.

– Я в курсе.

– Мне нужна еще неделя, Тео. Ты им сказал это?

– Да.

– Хорошо.

– Но я не говорил, что они согласились.

– Что ты имеешь в виду?

– Это не может больше ждать, – признался Тео голосом, в котором звучало что-то подобное извинению за разочарование.

– Тогда просто еще один день?

– Ты должен пойти завтра, – решительно подтвердил Тео.

– Ни одного чертова дня? Вы бесполезны, когда речь заходит о поиске золотой середины.

...

– Крэбб мертв.

– Наша группа наконец-то нашла его?

– Нет.

– Тогда кто его убил?

– Они.

– Он должен был умереть, заплатить за предательство. Но я думал, что судьба нам предоставит покончить с его жизнью. Просто не могу поверить, что они убили после его помощи, после того, как вернули нам именно для этого, кровавые лицемеры.

– Он был нашим другом, одним из нас, нашим братом.

– Но он глупец. Драко предоставил выбор, а он не захотел слушать. Лучше бы ему быть мертвым. Это его урок.

...

– Почему ты не можешь просто забыть про все? Я делаю все, чтобы защитить тебя и моего сына!

– Ты каждый день убиваешь людей: кажется, это стало для тебя хобби! Почему я должна доверять тебе?

– Ты не понимаешь, о чем говоришь.

...

– Гермиона, не надо… Пожалуйста, нет.

– Пожалуйста, что, Драко?

– Не оставляй меня. Прошу…


...

Каждое воспоминание, каждое слово, каждое утверждение... каждая истина безумно кружились внутри.

Гермиона завопила, не на жизнь, а на смерть прижимая Цефея, словно и его тоже кто-то собирался забрать.

Она была настолько слепа. Но заслужила эту боль. Заслужила, потому что недостаточно верила в него.

Адриан мгновенно оказался рядом, чтобы утешить, пока Тео с неопределенным выражением смотрел на нее.

– Ох, дорогая Гермиона... Все хорошо, давай, моя сладкая. Тебе просто нужно немного отдохнуть, – вздохнула Молли, осторожно помогая встать дрожащей девушке. Маленький Цефей плакал все сильнее и крепко прижимался к ней, будто зная, что происходит. Затем Адриан нежно забрал его у рыдающей матери и передал пожилой женщине. Ребенок извивался и кричал, протестуя, что его уносят от мамочки, но потом успокоился, когда Молли принялась укачивать, ласково воркуя, чтобы успокоить.

Пожилая женщина не могла удержаться от жалости к малышу. Было ясно, насколько ангелочек привязан к матери. Когда она плакала, это очень его расстраивало. Странно, ведь, строго говоря, он еще ничего не понимал, но Молли знала, что крошка Цефей однажды станет до последней капли похожим на своего отца. Гермионе повезло иметь такую любовь. Сложно понять. Это никогда не было простым. Но это самое подлинное, что Молли когда-либо видела в своей жизни.

Если все остальное и не удалось, в конце концов, Гермиона любима, Гермиона защищена, Гермиона обеспечена... и все из-за Драко Малфоя.

– Ты не можешь просто так оставить там Драко! Пожалуйста, сделай что-нибудь! Я не хочу потерять мужа, пожалуйста! Позволь мне пойти и помочь ему! – отчаянно бормотала Гермиона и, спотыкаясь, направилась к Тео, который поймал ее как раз перед тем, как она рухнула бы на пол.

У нее началась истерика. Она бессвязно бормотала и плакала так сильно, что почти перестала дышать. Она больше уже не понимала, что говорила или делала. Все, чего хотела – попасть туда и бороться рядом с мужем, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, показать, как сильно его любила, и что она никогда никем не заменит его, и тоже умрет за него.

Раньше она желала его смерти. Ненавидела до такой степени, что хотела его исчезновения, ​​чтобы могла убежать. Но теперь, когда была здесь, свободной... но странно одинокой, застрявшей в этом доме, все, чего хотела для себя, чего желала сделать: бежать обратно и сказать, чтобы принял ее.

– Гермиона, пожалуйста, успокойся, – взмолился Тео, поддерживая ее за талию, чтобы она не упала. Сейчас она прижимала к груди залитое слезами, измятое письмо, словно оно поддерживало ее жизнь.

– Я не могу успокоиться! Я люблю его, Тео! Пожалуйста! Я так сильно его люблю! Отведи меня к нему! – плакала она, когда мужчина держал ее в своих объятиях.

– Я знаю, знаю... шшш, все нормально. Драко – боец. Знаю, что он справится. Мы справимся, Гермиона. Крестражей уже нет. Драко с Поттером знают, что делать, они уже избавились от препятствий. Сейчас нельзя останавливаться, – нежно прошептал он на ухо, не в силах остановить себя от легких, слишком ласковых поцелуев в макушку.

Если и существовал какой-либо намек, что Гермиона почувствовала затянувшийся поцелуй, который длился чуть дольше, то не показала этого. Она была слишком потеряна от только что прочитанного письма, так что не обращала внимания на людей, даже мужчину, так очевидно влюбленного и находившегося в данный момент рядом с ней. Она просто плакала в его объятиях, не догадываясь об испытываемой им боли.

Затем она сказала это:

– Я никогда так не любила никого, как его, Тео. И никогда не буду любить никого так, как его. В письме он сказал, что если не вернется, я должна продолжать жить и найти другого, кто сделает меня счастливой. Но я никогда не буду счастлива без него! Я буду жить ради Цефея, но никогда не найду никого, кем его заменить. Он единственный мужчина, которого я когда-либо любила в своей жизни, и буду сражаться за его спасение, несмотря ни на что. Мое сердце умрет без него. Он мне нужен.

Она продолжала плакать в объятиях Тео, а он просто стоял, не в силах вымолвить ни слова в ответ. Адриан смотрел на него, словно выражая сочувствие, но больше из-за того, что понимал.

– Отведи ее в комнату. Она нуждается в отдыхе, – наконец пробормотал Тео, а затем подтолкнул растрепанную, все еще рыдающую девушку в руки Адриана.

– Тео... – начал тот, но остановился, когда другой мужчина, даже не оглянувшись, просто прошел мимо и шагнул прямо в камин.

Адриан смотрел на плачущую в его объятиях сестру и знал, что она была слишком сломлена, чтобы обратить на что-то внимание. Он понимал. Драко всегда был единственным мужчиной в ее жизни. Знал, что его маленькая Гермиона всегда была влюблена в Драко Малфоя. Даже если мир потеряет тяготение, это никогда не изменится. Она не знала больше ничего – не знала никого, кто еще питал к ней сильные чувства, потому что все время смотрела только на одного человека, потому что все время был только один – Драко Малфой и никто другой.

Это действительно причиняло боль. Но, так или иначе, будучи с Тео и глядя на шрамы на его шее, Адриан каким-то образом понял, сколько боли это тому причинило. По крайней мере, сам Адриан принял факт, что Гермиона всегда считала его своим братом, и он всегда будет им. Но с Тео все по-другому. Было время, когда Гермиона дала тому некоторую надежду. Прежде они ходили на свидания, Гермиона попросила парня сопровождать ее на вечеринку Клуба Слизней, и на определенном этапе они целовались, а она пообещала, что даст им шанс.

Тео сделал все, чтобы вернуть ее. Он мог умереть в ночь, когда решил идти в логово Драко, чтобы противостоять ему. Если бы Драко недостаточно любил Гермиону или если бы оказался слишком одержим, чтобы узнать причину, Тео умер бы прямо тогда. Он просто представился Пожирателем смерти, придя на бал к Монтегю. Это походило на то, как выбежать на поле перед расстрельной командой.

Но ради Гермионы он пошел на все.

А теперь она ему отказала. И ее это даже не побеспокоило, потому что она не в курсе этого, потому что она не знала. Она никогда не знала.

– Адриан, пожалуйста... Отведи меня к Драко. Пожалуйста...

– Пойдем, Миона. Все нормально. Все будет в порядке, – прошептал он и повел рыдающую девушку к комнате наверху. Молли уже унесла малыша Цефея спать.

Так же, как и много лет назад, именно он как старший брат всегда утешал и ограждал от всего, что ее расстраивало. И он был благодарен за то, что она позволила ему предоставлять ей это привычное утешение.

Гермиона пыталась идти с ним, погруженная в свое горе, пока их внимание не привлек внезапный взрыв в камине.

Прямо там, раненый и окровавленный, стоял Симус Финниган.

Он выглядел дезориентированным, покрытым кровью и копотью, одежда превратилась в лохмотья, словно его пожевали и выплюнули в камин. И на самом деле было непонятно, чья это кровь.

– Вот дерьмо! Симус! – Адриан подбежал к раненому бойцу, который пытался что-то сказать, несмотря на свое состояние.

– Мне-мне стало плохо. Остальные вытолкнули меня в сеть, чтобы я вернулся и вылечился. Я не хотел, но они…

– О чем ты, черт возьми, вообще думал? Конечно, тебе нужно вернуться! Ты же знаешь, мы не можем позволить себе сейчас еще кого-то потерять. Держись, я доставлю тебя к Нише и Дафне, – озабоченно сказал Адриан, подставляя раненому плечо, чтобы отвести в одну из комнат нижнего этажа.

Дрожащая Гермиона незаметно стояла в сторонке, потрясенная внезапно накатившим на нее осознанием.

Она правильно услышала? Ниша здесь? Как и Дафна? Дафна Гринграсс?

Гермиона поспешила помочь: взяла другую руку Симуса и положила себе на плечи. Раненый заметил ее и улыбнулся.

– Привет, Гермиона, – дружелюбно сказал он и поморщился от боли.

Девушка молча ему улыбнулась, слезы еще не высохли у нее на щеках. Удивительно, как он еще мог улыбаться с этими невероятно мучительными ранами по всему телу.

Удивительно, как Драко мог оставаться настолько сильным, настолько уверенным, даже если знал, что все совсем не в порядке, даже когда был ранен, даже когда знакомый вкус яда уже покидал губы.

Драко...

Он был там.

Он мог быть ранен или умирать. Она покачала головой и задвинула мысль в дальний уголок сознания. Она медленно погибала, просто думая об этом. Сантиметр за сантиметром, и каждая секунда разлуки причиняли ей боль. Она боялась за него, за них. Она никогда не обретет покой, если не сможет снова коснуться его лица, если не узнает, что он все еще дышит.

Мысли исчезли, когда они оказались в комнате, которая преобразилась в небольшую больницу. В помещении стояли четыре кровати, все уже занятые, на последней лежали два человека, в которых она признала своих одногодков из Рейвенкло.

Симуса требовалось уложить на вторую кровать, к тому, у кого оказалось меньше повреждений, чем у других. Она узнала, что этим человеком была ее старая соседка и коллега-староста Падма Патил.

Она спала, опершись на высокую спинку, предплечье обездвижено повязкой.

Когда Адриан с Гермионой успешно уложили Симуса на кровать рядом с Падмой, дверь открылась, и показались Дафна в сопровождении маленькой Ниши. Две девушки, несущие медицинские лотки, выглядели изнуренными.

– Гермиона! – увидев нового обитателя, Ниша почти выронила свой лоток, положила его на ближайший стол и подбежала к подруге. Гермиона крепко сжала в объятиях плачущую девочку. – Грэм сказал, что я должна оставаться здесь и ждать тебя. Ох, Гермиона! Ты просто не представляешь, как я за тебя волновалась! – малышка плакала, а Гермиона нежно поцеловала ее в макушку.

– Ниша, у нас полно работы. Собери свои материалы и помоги мне, – внезапно приказала Дафна девочке, самодовольно игнорируя Гермиону и занявшись глубокими ранами Симуса.

– Да, Дафна. – Ниша, казалось, с готовностью подчинилась, из-за чего сложилось впечатление, что обе каким-то образом хорошо относились друг к другу.

– Хочешь, отведу тебя наверх к Молли и твоему ребенку? – осторожно спросил Адриан Гермиону, успокаивающе положив ладонь ей на спину.

Девушка покачала головой. Она знала, что Цефей был в хороших руках с пожилой леди, а ей хотелось помочь любым способом:

– Нет, думаю, что останусь здесь.

– Уверена? – обеспокоенно уточнил Адриан.

Гермиона чертовски устала плакать, и она снова примется лить слезы, как только окажется наверху, когда все здесь стихнет. И ей хотелось помочь...

Казалось, каждый делал все возможное, чтобы вести эту войну, внести свой вклад с их стороны. И она знала, что ради Драко, ради своего сына приложит все силы, чтобы поступать так же.

– Хорошо, мне нужно идти. Увидимся позже, ладно? – поцеловав в макушку, сказал ей Адриан. Перед уходом он кивнул Дафне и Нише.

– Мне нужно больше этих трав, Ниша. Можешь собрать их для меня? – рассеянно сказала Дафна, занимаясь ужасной раной на ребрах Симуса. Ей требовалось успокоить его и усыпить, чтобы избавить от безумного крика и метаний.

Гермиона стояла, наблюдая за Дафной, неуверенная, что должна делать. Ее пальцы зудели от желания помочь. У нее еще отсутствовала палочка, но девушка знала, что сможет помочь в зельеварении. Она всегда была хороша в лечении, однажды ее даже оценила директриса – мадам Максим, сказав, что когда-нибудь станет великой целительницей или зельеваром.

Ей неизвестно, почему здесь находилась Дафна. Драко упоминал в письме, насколько ее семья была в ужасе от Темного Лорда, делает все, чтобы заслужить его милость и просто выжить. Подобный шаг их старшей дочери действительно мог привести к чему-то ужасному. Неожиданно она почувствовала огромное уважение и восхищение девушкой.

– Я делаю все это для Блейза, так что не смотри на меня так, как будто мы чем-то различаемся, – яростно набросилась на нее Дафна, вставая и подходя к столу, где размещались сваренные зелья, по пути заметив, что Гермиона задумчиво на нее смотрела.

Дафна все еще выглядел аристократично и безупречно, как брезгливая маленькая принцесса, какой она когда-то была. На ней по-прежнему надет самый дорогой халат, а светлые волосы по-прежнему возмутительно прямы и струились как шелк. Гермиона вспомнила случай, когда Блейз хотел прокатить ту на метле, но она отказалась только потому, что не хотела, чтобы ветер растрепал ее драгоценную прическу.

Но вот она здесь...

Она казалось неуместной, но Гермиона все еще не могла отрицать тот факт, что, находясь здесь, девушка подвергла опасности свою жизнь и жизни семьи.

– Здесь нужны веточки мяты и тушеный корень мандрагоры, примерно две меры, – сказала ей Гермиона, подходя к столу и наскоро составляя лечебное зелье из того, что находилось рядом. Через пару минут терпеливого кипячения Гермиона предложила его Дафне, чтобы напоить полубессознательного пациента. Некоторое время Симус отплевывался, но это эффективно его успокоило и отправило в спокойный сон.

Какое-то время девушки спокойно и молча работали. Дафна, казалось, приняла присутствие Гермионы, поскольку это помогло с лечением Симуса. Когда вернулась Ниша, ее снова попросили принести еще безоаров Дафне.

– Ты знаешь, что разбила сердце моей сестре? – наконец заговорила та, пока Ниши не было.

Гермиона оторвала взгляд от работы, посмотрела, но, тем не менее, промолчала.

– Она была невестой Драко, но он никогда ее не замечал, уходил с другими девушками, все просто потому, что не мог заполучить тебя, – прошептала Дафна достаточно громко, чтобы спутница ее услышала, затем деликатно села и неожиданно налила себе чай, словно они находились не в разгаре войны, а ленивого неспешного дня.

Это выглядело так, как будто она оставила Гермиону заниматься работой, чтобы получить возможность пристально ее рассмотреть.

– Но с другой стороны, ты всегда была лучшей девушкой, той, которую каждый желает привести домой и оставить до конца дней. Думаю, нам всем пришлось просто привыкнуть к этому, – продолжила Дафна, беспечно пожимая плечами, скрещивая ноги и откидывая волосы, как она всегда делала в школе.

– Что ты?..

– Да прекратишь ты уже это? Ты действуешь так, словно не знаешь о своем влиянии на людей, и это просто чертовски меня раздражает! Я ненавижу тебя! И ненавижу все, что ты делаешь, и как ты можешь заставить это казаться настолько легким, но все еще выполнять лучше всех! Я ненавижу, что твоя кровь уступает моей, но ты просто должна оказываться чертовски идеальной каждый раз, даже если у тебя нет на это прав! – закричала вдруг Дафна, вскакивая и бросая на пол чайную чашку. – Ты просто настолько хороша во всем, что так тебе полезно! У тебя самая грязная кровь! Ты даже не заслуживаешь своего волшебства! Ты просто сука-грязнокровка и…

– Да что с тобой не так?! – крикнула Гермиона, изо всех сил стараясь сдержать слезы. – Ты не имеешь права оскорблять или судить меня, потому что ничего не знаешь об аде, через который я прошла!

– Ох, неужели об этом говоришь мне ты? Ад, через который ты прошла? Какой ад? Скрывалась внутри огромного особняка, изнеженная и избалованная до невозможности, в то время как другие страдали снаружи? За тебя все делал Драко! А у меня: семья, которую требовалось защищать, утешать сестренку, всегда плачущую по ночам мать, и отца, который постоянно возвращался домой раненый и забрызганный кровью! Я все время беспокоюсь за их безопасность, в то время как у тебя есть Драко, заботящийся о твоих магловских родителях.

– О ч-чем ты говоришь? Драко никогда не заботился о моих родителях-маглах. Он ненавидит…

– С помощью Блейза Драко переселил Грейнджеров в Австралию, поэтому Тёмный Лорд не мог до них добраться. Они даже помогли Пьюси, а также перевезли их за пределы Европы, чтобы помочь избежать требований Темного Лорда ко всем чистокровным семьям, чтобы они могли уйти от судьбы, которая досталась моей семье. Все потому, что он знает: ты за них переживаешь. Каждый день я молилась, чтобы Темный Лорд оказался слишком занятым, чтобы даже вспомнить о получении поддержки от моей семьи, потому что у нас нет защиты, которая имеется у твоей! Блейз был слишком занят, выполняя приказы твоего мужа защищать тебя! Тебя, Гермиона, а не меня!

– Д-Дафна...

– Что такого чертовски примечательного в тебе? Твоя кровь – практически грязь, и да, ты привлекательна, но ты даже не так красива, как я! – закричала на нее Дафна, и слезы поползли вниз по ее совершенному, манекеноподобному лицу, которое было когда-то таким нетронутым и безупречным. Гермиона никогда не видела ее столь уязвимой, такой сломленной... такой человечной.

– Дафна, я…

– Тогда, в школе, ты никогда не замечала, как парни практически пускали слюни только потому, что ты – девушка, которую они не могли заполучить. Драко готов был замучить любого, кто хоть пальцем прикоснулся бы к тебе. Он гордо ходил, обнимая тебя за талию, выглядя, словно владел неотшлифованным алмазом. Все мальчики так сильно хотели тебя, я даже не могла понять этого. Даже Блейз фантазировал о тебе, насколько ты была неприкасаемой. Наши отношения были такими недавними. Я даже не считала, что это надолго. В любом случае ни одни из моих прошлых отношений не затянулись, и Блейз считал меня своим близким другом, не более того. Мы все время заигрывали, знаешь ли, пока не начали заниматься сексом просто ради удовольствия. Мы были друзьями с привилегиями, и некоторое время наслаждались этим. До одного вечера, пока не рассказал о тебе...

Он был немного навеселе, когда говорил мне, какой красивой я была. Люди всегда восхищались моей внешностью, но в тот вечер, казалось, для меня было важно услышать это от него. Но затем он упомянул тебя, как ему нравилась идея использовать тебя. Он не был влюблен, но ему нравилось фантазировать о тебе, о том, как ты чиста, как недостижима, как можешь быть вне его досягаемости, потому что ты – девушка его лучшего друга, и как ты ни разу не была с кем-то еще.

Он сказал, что хочет похожую девушку, понимаешь, похожую на тебя. Он сказал, что может отлично проводить время, бунтуя против своей матери и разбрасывая галеоны на красивых женщин. Но заявил, что после хочет остепениться, найти и жениться на девушке, которой никто не смог добиться, которой никто и никогда не касался, кого он мог бы назвать своей... чистой, незапятнанной, кого-то, похожего на девушку своего лучшего друга, кого-то, похожего на тебя. И тогда я тебя возненавидела. Я ненавидела тебя, потому что не могла быть такой. И я увидела там, прямо там, в его глазах, что он говорил мне это потому, что хотел, чтобы я была такой девушкой, была похожей на тебя.

Я не была сукой. Я – не сука. Но он видел меня такой. Да, я спала с парнями и до Блейза. У меня были мимолетные увлечение его друзьями, в том числе в какой-то момент и Драко, но у меня, знаешь ли, тоже есть чувства. Когда Блейз сказал такое, фактически это означало, что он в лицо назвал меня грязной. Но я не такая. Я вовсе не такая. Когда Драко наказал нас за то, что мы с Панси и Трейси сделали с тобой, Блейз за меня не заступился. Он не защищал меня, потому что я не была чистой, девственницей, девушкой, на которой он планировал когда-нибудь жениться. Он молча стоял там, когда я плакала и умоляла. Он даже помог связать меня с другими, даже почти наказал меня. Через несколько дней он извинился, но сказал, что я заслужила это за то, что причинила боль кому-то настолько чертовски невинному, как ты.

Гермиона была неимоверно потрясена.

Она не знала всего этого. Чувствовала, словно была заключена в прекрасной пещере, разглядывая лишь фальшивые тени вдоль стен, ненавидя то, что находилось за пределами, даже если никогда по-настоящему мельком не смотрела на это.

– Драко... никогда не говорил мне ничего подобного, – задрожав, прошептала Гермиона и обняла себя.

– Конечно, он тебе не говорил. Он оберегал тебя от всего, чего ты заслуживала, чего Блейз никогда не делал для меня, – после долгого молчания спокойно сказала Дафна.

– Драко в письме написал, что Блейз разъярился на меня, потому что планы Драко по моей защите могли причинить вред тебе и твоей семье. Он почти отступил и предал Драко ради тебя, – искренне заявила Гермиона.

Блондинка с минуту смотрела на нее, изучая правдивое выражение лица, а затем осторожно отвернулась:

– Он сделал это, да?

Гермиона кивнула:

– Он любит тебя, Дафна. Я знаю, потому что…

– Почему, черт возьми, ты такая?! – блондинка вдруг рявкнула на нее и досадливо всплеснула. – Почему бы тебе просто не швырнуть мне в лицо, что я не могу быть любимой? Что ты на самом деле лучше меня? Неужели ты забыла, что мои друзья и я тогда сделали с тобой? Ты просто простила это? Почему, черт возьми, ты не можешь меня ненавидеть, а?

– Потому что я тебя не ненавижу, – прошептала Гермиона. – Я ненавижу то, что вы со твоими друзьями сделали со мной и Джинни, но я не ненавижу тебя или их. Нельзя ненавидеть человека из-за того, что он или она однажды совершили. Один поступок на самом деле не определяет тебя.

– Ты смешна. Может, ты и умнейшая ведьма нашего возраста, но иногда ты просто глупа, – раздраженно покачала головой Дафна.

Гермиона проигнорировала ее:

– Тот факт, что ты понимаешь неправильность своего поступка, делает тебя лучше, чем ты о себе думаешь. Существует причина, почему Блейз любит тебя, точно так же, как есть причина, почему меня любит Драко. Ты красива и то, что выстояла и шагнула на более опасный путь ради любви к Блейзу, делает тебя еще более прекрасной. Ты смелая женщина, Дафна. И я восхищаюсь тобой за это.

Некоторое время Дафна молчала. Напряжение ощущалось, пока она не улыбнулась Гермионе.

Это была грустная, но все-таки улыбка.

– Знаешь ли, смешно, как мы докатились до этого, – заявила она, словно иронично разговаривая с собой. – Я скучаю по тому, что было раньше. Я бы променяла все на свете, лишь бы все вернулось назад. Я бы даже посещала все эти скучные занятия, если нужно. Эта война просто... отстой.

Гермиона согласно кивнула.

Снова опустилось молчание, пока Дафна не сказала тихо: – Я очень сожалею о том, что мы натворили. Я очень сожалею обо всем, о Джинни... и о том, что с ней случилось. Блейз сказал, что они не намеревались, чтобы это произошло. Все просто вышло из-под контроля.

– Знаю. Драко мне рассказал.

– Драко... знаешь, он так сильно тебя любит, – негромко проговорила Дафна. – Так сильно, что действительно готов сделать ради тебя все, что угодно.

– Знаю, – прошептала Гермиона, стараясь успокоить дыхание.

– Кажется, мы с Блейзом думали, что я хотела кого-то, похожего на Драко, а Блейз – на тебя. Но на самом деле мы просто желали ваших отношений, и, вроде бы, боролись за это, но просто не смогли достичь такого уровня ответственности, который есть у вас друг по отношению к другу. Драко умрет за тебя, но я сомневаюсь, что Блез когда-нибудь поступит так ради меня. Знаю, ты бы умерла за Драко, но я достаточно эгоистична, чтобы при возможности сбежать и спасти себя. Понимаешь, вы с Драко... просто созданы друг для друга. Не теряй его, Гермиона.

– Не буду. Обещаю, – прошептала Гермиона, полностью понимая, что ей сейчас делать.

Она была упряма, как дикий цветок, и, как и их лепестки, последовала бы за ветром, чтобы заставить его остаться.

Если он не может вернуться домой, она пойдет и последует за ним.

Перевод Lelishna
Редактура amberit


Не проходите мимо акции, устроенной переводчиками этого фанфика специально для вас, читателей истории "Almost Perfect, Almost Yours/Почти идеальна, почти твоя"! Присоединяйтесь и получайте не только удовольствие от чтения, но и приятные бонусы!
Подробнее ЗДЕСЬ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/205-13009-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Lelishna (11.10.2015) | Автор: Перевод Lelishna
Просмотров: 1262 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
8 Svetlana♥Z   (18.01.2016 14:28)
Ну что может быть мощнее и слаще таких писем? Счастливица, ради такой любви можно через многое пройти cry Все хотят быть счастливыми, но любовь - это дар, который к сожалению, достаётся единицам... sad

0
7 Свиря   (20.11.2015 16:06)
Спасибо!

0
6 Элен159   (13.11.2015 20:32)
Трудно, тяжело читать. Но без этой главы нельзя было представить дальнейшую судьбу героев. Им нужно было отпустить прошлое, чтобы двигаться дальше.

0
5 Lenerus   (29.10.2015 16:58)
Дафна права. Гермиона замкнулась в своем мире. Можно конечно сказать, что Драко виноват, что не рассказывал. Но учитывая, какое давление он испытал со всей сторон, какой эмоциональный пресс, вопрос к Герми - почему ты сама его не расспрашивала? Гораздо проще не разговаривать и замыкаться.

0
4 Мисс_Монг   (15.10.2015 08:17)
Ох, они все здесь) Пошли за Драко, за ней) Гермиона действительно умная женщина, но последнее ее слова немного меня настораживают... Спасибо за перевод!

0
3 Alex@   (14.10.2015 08:04)
Не ожидала такой отповеди от Дафны..
Благодарю за перевод и редактуру!

0
2 wasser   (11.10.2015 09:00)
круто,спасибо,благодаря этому фанфу подсела на фанфики про Гермиону и Драко,очень талантливо и грамотно написано, скорее бы увидеть воссоединение нашей любимой пары))спасибо))

0
1 Evgeniya1111   (11.10.2015 08:32)
Очень эмоциональная глава .... Жду продолжения !!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]