Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Тихая буря
"Две недели. Два года. Кому какая разница?" Урок любви, греха и страсти. Когда два любовника окажутся в эпицентре бури, сможет ли любовь победить все?

Крылья
Пробудившись после очередного ночного кошмара, Белла не помнит, кто она и как попала в это место. Стоит ли ей доверять людям, которые её окружают? Так ли они заботливы и добры, как хотят казаться? И что если в зеркале Белла увидит правду?
Мистика, мини.

Фото-конкурс "Моя любимая и единственная"
С малого детства нас спрашивают: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»
Сегодня мы начинаем конкурс, который откроет ваш выбор. Конкурс ваших профессий!
Прием фотографий до 17 декабря включительно.

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Плеть и веревка. Глава 10

2016-12-11
18
0
- Глава 10 -


Он по-прежнему презирал Грейнджер. Ненавидел до мозга костей. Но что-то определенно изменилось. Драко перебирал в голове всё случившееся и пытался по максимуму подобраться к тому моменту, когда Гермиона стала… другой.

«Она грязнокровка. Заучка. Бесполезный маггловский выродок. Она не красива. Она не соблазнительна».

Но с каждой фразой в голове, переполненной отвращением к девчонке, он убеждался в обратном. Как она целовала его, прижималась. Когда они засыпали вместе, когда она позволяла обнимать себя…

«В этом не было страсти, придурок! Она выполняла твои приказы! Хватит накручивать себя, озабоченный кретин!»

Один вид Блейза сразу приводил Малфоя в чувство. Как он мог так поступить с лучшим другом? Семь лет они дружили, делились всем, планировали вместе все грандиозные издевательства над однокурсниками, мечтали о будущем. А теперь? Поругались из-за какой-то вонючей грязнокровной выскочки? Это вздор! Родители бы точно не стали на его сторону.

«Ты должен просить прощения», – сказал бы отец.

Ох, его вечное «должен-должен-должен». Преклоняться перед всеми. Расстилаться перед всеми. Унижаться перед всеми. Притворяйся, что тебе интересно. Ври, чтобы тебе сохранили жизнь.

Блядь.

Мысли потекли не в то русло, и Драко в тот же момент дал себе слово не вспоминать об отце до Рождества.

Дни проходили невыносимо медленно. И всё это – в напряженном молчании. Малфоя коробил этот глупый «щенячий» поступок в лесу. Он понимал, что было слишком наивно и бессмысленно заступаться за Гермиону: в конце концов, Блейз может уничтожить их, когда захочет.

Если захочет.

Если.

«Однако, он ещё не сделал этого, ведь так?»

Но что ему мешает?

Драко знал Блейза достаточно хорошо и за все годы дружбы смог заключить следующее: Забини был нетерпелив, жесток, алчен и абсолютно непредсказуем. К сожалению, он заразил этими качествами Малфоя, но тому удалось сохранить сожаление и терпение. И, по правде, эти двое вместе были идеальной парочкой. Такие совершенно разные и одновременно похожие. Один мог приструнить другого. Драко вспомнил, как раньше они делили девушек, и заставил себя выбросить Грейнджер из головы. Она такая же, как все остальные, и не стоит того, чтобы из-за неё терять друга. И, кстати, идея «порабощения» на самом деле принадлежала Блейзу, так что он заслуживает право на владение этой гриффиндоркой.

Возможно, это была не лучшая идея, но Драко решил поговорить с Блейзом перед матчем по квиддичу. На тренировках он избегал Малфоя, и, хотя это жутко бесило, у Забини были на это все права. Но сегодня, в день знаменательного матча против Гриффиндора, они обязаны были поговорить. И Драко горел от нетерпения. Он приготовил восхитительную речь, полную извинений и клятв в вечной дружбе, но с каждой минутой, находясь в раздевалке, он терял надежду.

Блейз поставил всю команду полукругом и начал напутственную речь. Драко слушал в пол-уха; ему было неприятно это признавать, но друг всячески сторонился даже взглядов в его сторону. Он обращался теперь к каждому лично, в сотый раз повторяя основы, напоминая о запрещенных приемах, запугивая активностью и мощью соперников. Каждому он пожал руку и пожелал удачной игры, а когда очередь дошла до Малфоя, Блейз просто украдкой взглянул на него и тихо сказал:

- Всё зависит от тебя.

Внутренности свернулись в тугой узел. Драко никогда ещё так не волновался перед игрой: он почувствовал себя вдруг маленькой девочкой, испуганной и нерешительной. Но он на седьмом курсе, он ловец команды Слизерина, черт возьми! И пасовать не в его стиле. Даже сейчас, когда последние слова о прощении тают на языке, он не отступится. Ему слишком дорог Блейз.

Когда все в последний раз решили осмотреть свою форму и метлы, Драко оттащил Забини подальше от шкафчиков. Он схватил друга за плечо, чтобы тот не вырывался, и многозначительно посмотрел в глаза.

- Какого черта ты творишь? – прошипел Блейз.

- Ты отказываешься говорить со мной, даже смотреть на меня. Взял себе в напарники Грэхэма на Зельеварении. Что ещё мне остается? – взревел Малфой.

- Я зол на тебя.

- Я знаю, Блейз. Прости…

Внезапно все волнение исчезло, но вместе с ним исчезли и все нужные слова. Так необходимые сейчас, чтобы друг забыл все обиды и жизнь стала прежней.

- Прости? И это всё, что ты можешь сказать, Малфой? – усмехнулся Блейз. – Знаешь, ты никогда не станешь другим. Я вижу: ты пытаешься быть похожим на меня. Я не делаю из себя идола, но это правда – ты копируешь мою жизнь. Вот только у нас разные принципы, разные взгляды на жизнь, и ты никогда не сможешь стать мной.

- Я лишь хотел сказать, что у меня и в мыслях не было…

- Что я застукаю тебя с этой грязнокровкой? – внезапно громко крикнул Забини.

Он схватил Драко за шиворот и развернул к шкафчикам спиной, вбивая в дверцу.

- Ты предал меня, Малфой, - прошипел парень. – Ты меня предал, и я не знаю, о чем с тобой вообще теперь можно говорить. Даже о погоде. Понимаешь, Малфой?

Воздух в легких сперло от неожиданного пресса. Драко перехватил запястье Блейза одной рукой и разжал давящую ладонь.

- Послушай, я не хотел, чтобы ты думал обо мне так. Я просто…

- Ты просто что? – Забини шипел, словно змея на его нагрудном значке.

Давай же, соберись. Ты не трус. Перестань врать и скажи то, что собирался. Если тебе есть, что сказать. Мерлин, это же так легко – говорить правду? Тогда какого черта руки так сильно дрожат? Какого черта сердце мечется в груди, как бешеное? И хочется ударить Забини, чтобы всё лицо было в крови? Он не имел права поднимать руку на Гермиону…

Стоп.

Ну, что это?

Что это – снова в его голове?

Он поднял на Блейза измученный тоскливый взгляд.

- Что мне сделать, чтобы ты меня простил? – тихо спросил Драко.

Забини ослабил хватку, бегая взглядом по лицу товарища. Будто искал в его словах какой-то подвох. Но вдруг злорадная улыбка украсила его лицо.

- Для начала – выиграй этот матч. Исход в любом случае зависит от тебя.

- А дальше?

- Если выиграешь, ты прощен. Если проиграешь, ты обеспечишь мне встречу с Грейнджер. И в этот раз я буду не свидетелем вашего домашнего порно, а участником.

Драко понял, что сам загнал себя в тупик. Выхода не было. А если и был, то в таком случае Малфою пришлось бы пожертвовать собой. Но ради Гермионы он этого делать не станет. И в то же время, видя перед собой её заплаканное лицо, дрожащие умоляющие губы и глубокие карие глаза… Он ненавидел себя за это.

- Гойл повредил ногу, Грэхэм простужен, на улице с самого утра ливень. Мы играем против Гриффиндора, а конкретно я – против Поттера. И он гораздо быстрее меня и ловчее, - попытался оправдаться Драко.

Блейз бросил на него такой сердитый взгляд, что Малфой невольно поежился.

- Ты играешь ради победы, ясно? – пророкотал он, отходя от блондина. – И это всех касается, слышите? Вы играете ради победы, и неважно, кто наш соперник: когтеврацы, пуффендуйцы или гриффиндорцы. Мы лучшая команда в этой школе, и мы должны это доказать! Уяснили?

Все дружно закивали головами. Блейз хищно улыбнулся и покосился на Малфоя.

- Ты же знаешь, что у нас нет шансов, - еле слышно прошептал Драко.

Забини уперся рукой в дверцу шкафчика, нависая над другом.

- Я знаю, - удивительно спокойно ответил он. – Поэтому и поставил такие условия. Мы проиграем, я трахну Грейнджер, и ты будешь прощен. Вот такой расклад.

- Это жестоко.

- По отношению к ней или к тебе? – омерзительно ухмыльнулся Блейз.

Драко оставил этот вопрос без ответа. Он решил, что если ответит что-то – неважно, что – этому холодному и циничному человеку, то может навсегда его лишиться. Стыдно было признавать, что в этой «дружбе» Малфой был пассивом, и ему нужен был кто-то более решительный и властный. Нет-нет, Драко никто не загонял в эти рамки: он с рождения был таким, трусом, взявшим пример с отца.

Он отлепился от шкафчика и прошел мимо Блейза, пытаясь восстановить дыхание. Всё внутри клокотало, безумное животное в душе рвалось наружу, хотело избить друга, защитить Грейнджер. Но от кого защитить – от себя самого? Ответа пока не было.

Команда выстроилась по парам. Драко стоял впереди; он уже слышал, как свистели на трибунах, как грохотали фанфары и кричал в рубке этот пуффендуйский придурок комментатор. А по крыше барабанил дождь. Драко дернул плечами. Выходить на адский холод, чтобы тут же промокнуть до нитки, совершенно не хотелось. У него появилась дурная мысль сдаться сразу, предоставить Поттеру полную свободу действий. А зачем напрягаться, если Гриффиндор и так победит?

И вот двери открылись. Нацепив эти дурацкие очки, Малфой теперь не мог хорошо видеть боковым зрением, но он был уверен: Грейнджер смотрела на него. Все его мысли в один миг сосредоточились на ней. И Драко сразу почувствовал себя в опасности, будто его мысли могли прочесть.

«Думай о чем-нибудь другом. Сосредоточься на игре. Давай, сделай это – выиграй. Ты можешь. Ты должен».

Мантия сразу стала необыкновенно тяжелой. Хотелось взлететь на метле голышом, только чтоб не было этого гадкого липкого чувства. Блейз пихнул его в плечо и указал вперед – там разминались гриффиндорцы. Драко встретился взглядом с Поттером, они едва заметно кивнули друг другу. Узли о чем-то громко спорил с сестрой, но из-за шума слов было не разобрать. Да Малфой и не пытался, ему было плевать. Ему должно быть плевать. Он испытующе посмотрел на Блейза, но тот глядел куда-то вверх. Драко отследил его взгляд и увидел: в бурлящей толпе слизеринцев выше всех прочих стояла Пэнси. Забини послал ей воздушный поцелуй и задорно помахал рукой.

- Что это значит? – рявкнул Драко, схватив друга за плечо.

Блейз лукаво улыбнулся.

- Пока ты был занят самобичеванием, мой дорогой друг, многое изменилось.

- То есть вы теперь вместе? – недоумевал Драко.

- Ей нужен секс и трогательные объятия. И я справляюсь лучше тебя, - с той же гаденькой улыбкой ответил Забини.

Он почувствовал укол ревности. Сколько Драко учился в Хогвартсе, столько Пэнси бегала за ним. Помогала, выслушивала, поддерживала. А когда в крови забурлили гормоны, Паркинсон послушно раздвинула ноги. Они были друг у друга первыми в «этом» плане, и Малфой чувствовал некую привязанность к девушке. Она принадлежала ему всегда, всё это время. Была терпимой и покорной, готова была ждать и всегда выполняла просьбы или приказы. Но, вот она встречается с Блейзом! И почему Драко об этом не знал? Как он мог не замечать, столь очевидное – прямо у тебя перед глазами, придурок – влечение этих двоих? Наверняка, вся спальня мальчиков пропахла её духами. Да, он определенно был зол.

- Почему ты не сказал мне?

- Потому что это очень личное. А мы больше не друзья, - отрезал Забини.

Мадам Трюк махнула рукой и прикрикнула, чтобы все быстрее садились на метлы. Блейз хотел пойти к команде, но Драко снова дернул его, пытаясь встретиться с ним взглядом, если сквозь дождь это было реально.

- Если у тебя есть Пэнси, то зачем изгаляться над Грейнджер? Я просто не понимаю!

- Я хочу, чтобы грязнокровка хоть раз в жизни узнала, что такое истинное наслаждение, - расхохотался Блейз.

- Но это просто варварство!

- В жизни всё несправедливо, верно? Я не хочу отставать от моды.

Он развернулся и направился к ругающейся мадам Трюк, громко извиняясь за их опоздание. Под трубные звуки оркестра и вопли болельщиков, опустошенный и потерянный, Драко поплелся к своей команде.

Игра шла из рук вон плохо. От воды мячи совершенно не удерживались в кожаных перчатках. Пару раз квоффл тупо падал на землю, попасть битой по бладжерам не получалось, а снитч вообще не был виден на горизонте. И пока Малфою и Поттеру оставалось лишь бесцельно висеть в воздухе и наблюдать за поражением Слизерина. Потому что поганым красно-золотым каким-то образом удалось забить пару-тройку голов. Блейз орал на всех подряд, даже отпустил бранное словечко в сторону мадам Трюк, когда та сделала ему замечание. Вдруг оба ловца одновременно развернулись к трибунам Гриффиндора, услышав звонкое: «Гарри!» Внутри Драко клокотала злоба, потому что Грейнджер показывала пальцем над собой. И при этом звала Гарри. Долбанного Поттера, чтобы подсказать ему! Конечно, она всегда ему помогает! Вашу мать.

Они среагировали тоже одновременно – оба метнулись за золотым шариком, что шустро летал из одного места в другое. На мгновенье парни потеряли снитч из вида, и Малфой позволил себе посмотреть вниз, на эту выскочку. Она визжала, как и остальные, подпрыгивала и активно выкрикивала кричалки. Драко, наплевав на всё, спустился на метле к трибунам Гриффиндора – как раз напротив Грейнджер, что стояла на первой лавке – не сильно близко, чтобы не заметили. Глаза Гермионы расширились, она выпустила промокший флаг, буквально застыла на месте. Малфой был доволен такой реакцией: она всё-таки боится, что бы ни говорила… Но вдруг его уши прорезал её вопль:

- РОН!!!

Драко наконец-то заметил – Грейнджер глядела сквозь него, на своего ненаглядного Уизли. Малфой развернул метлу и увидел, как Рон беспомощно падает на землю, а в воздухе возле колец Грэхэм чуть ли не танцует от счастья с битой в руке. А Гермиона уже бежала на поле к Рону, что корчился от боли. Прямо перед лицом Драко промелькнула красная мантия, и раздался голос комментатора:

- Гриффиндор победил! Что ж, достойная компенсация за сломанные кости Рональда. Надеемся, Слизерин, это будет для вас уроком. Гарри Поттер вновь принес своей команде 150 очков, и тем самым – победу! Уизли, только не радуйся так сильно, не стоит.

Для Драко всё было, как в бреду. Он спустился на землю и молча стоял в стороне. Блейз свирепствовал: он вмазал Грэхэму и громко послал весь Хогвартс в пресловутое место. Поттер, Грейнджер и вся их команда по квиддичу склонились над охающим Роном, и Драко подумал: неужели он выглядел так же жалко, когда получил пару царапин на втором курсе? Уизли положили на носилки, подняли их в воздух заклинанием и в почти траурной обстановке левитировали к замку. Гарри и Джинни, взявшись за руки, шли следом. Рядом с «постелью» Рона семенила Гермиона. Она так крепко сжимала его руку. А в голове Малфоя опять вспыхнуло воспоминание – когда Грейнджер с такое же силой сжимала его руку в Выручай-комнате. Драко развернулся, глядя теперь в спину этим четверым. Поттер поглаживал по спине Джинни, а Гермиона, плача с такой же мощью, как и лил дождь, поцеловала Уизли в тыльную сторону ладони и прошептала одними губами что-то вроде: «Всё будет хорошо». По крайней мере, её дрожащий рот скривился, словно это были именно такие слова.

- Все в раздевалку! – проревел Блейз.

Драко вздрогнул, устало прикрыл глаза и пошел под крышу.
Все в испуге шарахались, когда в раздевалку влетел, как смерч, капитан команды. Грэхэм – здоровяк Грэхэм – предпочел спрятаться за своим шкафиком, нежели показываться Забини.

- Вы остолопы! Ну, кто так играет?! Да выпусти мою двоюродную сестру-малявку на поле, и та сыграла бы лучше! Бездельники! Я столько часов угробил на тренировки с вами, а мы занимались в любую погоду! Так где же всё это, м? – он запустил мокрой мантией в стену. – Может, ты мне скажешь, Гойл? Гойл, не способный покалечить ни одного вонючего гриффиндорца? Или, может, Грэхэм? Грэхэм! – он кинулся к шкафчику громилы и пихнул того к стене. – Объясни мне… потому что я отказываюсь понимать… Ты родился тупым или как?

- Н-нет, Блейз, - пробасил парень.

- Н-нет, Блейз, - перекривлял его Забини. – Я же сказал тебе: сбей Поттера с метлы! ПОТТЕРА! ПОТ-ТЕ-РА!!! Нахрена ты сбил Уизли? Теперь мы проиграли, и это полностью твоя вина!!!

- Но… разве не Малфой должен был словить снитч? – замялся Грэхэм.

- Он должен был словить снитч только после того, как ты собьешь Поттера! – орал Блейз. – А ты сбил вонючку Гарри, а?

- Н-нет…

- Тогда заткни свою смердящую пасть и скройся с глаз долой! Все скройтесь! Не умеете играть, паршивцы! Я найду другую команду, - зло сказал он, когда дверь за последними выходящими закрылась.

- Прости, что не смог поймать снитч, - сказал Драко.

Он все ещё стоял у своего шкафчика. Всё это время, пока Блейз бесновал и носился по раздевалке, как ужаленный, Малфой просто стоял и смотрел вперед, куда-то в пустую стену. Он словно был мыслями не здесь, опустошенный и обиженный на самого себя за несостоятельность и трусость. Почему он запаниковал, когда Грейнджер выбежала на поле? Когда она помогла Поттеру? Перед началом игры его задело, что Пэнси теперь с Блейзом. Но когда он увидел Гермиону во время игры, так близко... Мерлин, да что же это?!

- Я не злюсь на тебя, Драко, - успокаиваясь, ответил Блейз. – Мне просто до чёртиков обидно, что мы никак не можем победить. Радует только то, что мы сейчас неплохо развлечемся с Грейнджер, - он скрутил мокрую одежду и повесил на руку. – Видел, как она лезла к Уизли? Меня чуть не вырвало.

Драко сжал челюсти.

- Да, меня тоже.

И на этот раз он был действительно согласен.

- Ты так пойдешь? Хочешь помыть полы в Хогвартсе? – ухмыльнулся Забини, подходя к другу.

- Да плевать, - отмахнулся Малфой.

- Знаешь, я давно простил тебя, - вдруг сказал Блейз, и Драко восторженно посмотрел на него. – Правда, я тебя понимаю. Такой соблазн, понежиться криками грязнокровки! Я бы и сам не устоял, будь я на твоем месте. Я просто хотел услышать от тебя эти слова, что я по-прежнему твой друг и что я тебе нужен.

Драко впервые за долгое время искренне улыбнулся.

- Ты мой лучший друг. Ты всегда будешь мне нужен.

- Но я сейчас очень зол из-за проигрыша, и мне нужна… эм, «подушка для битья». Понимаешь, о чем я?

- Понимаю, - и они оба хищно усмехнулись.

Драко закрыл глаза и, сосредоточившись, приказал Грейнджер бросать все дела и идти к Выручай-комнате. Бросив свою мокрую форму прямо в раздевалке и насучив простую футболку и джинсы, Малфой направился прямиком на нужный этаж. Блейз обещал подойти чуть попозже – ему хотелось раздобыть спиртное по случаю такого события. Драко поднимался наверх, отсчитывая ступеньки, повороты, закоулки, окна. Ему хотелось отвлечься от происходящего, но куда бы он ни смотрел, всегда видел лишь одно: полупрозрачная Грейнджер целует окровавленные костяшки пальцев Рона и шепчет, что всё будет хорошо. Промокшая, в дурацком дождевике. И плачет. Малфой не пытался объяснить себе, почему в сознание так вбилась эта картинка. Но его внутренний зверь – ярость – становился всё сильнее после очередного наплыва воспоминаний. Он пытался даже представить Забини и Паркинсон целующихся, но размытая картинка их прелюдии все равно искажалась и превращалась в Гермиону. Она смотрела не на него. Говорила не с ним. Почему так?

Но ведь тогда, на обрыв к Черному Озеру она пришла.

Мозг глупо подкидывал идеи в отчаянии, и Малфой старался разгонять эти мысли, словно это было вообще возможно. Сердце противно ныло в груди, в горле пересохло, а руки пробила дрожь. Как приступ паники. И он начал задыхаться. Опираясь на стену, Драко медленно плелся по коридору, подбадривая себя лишь мыслью о том, что сейчас придет Блейз с бутылкой спиртного, и тогда наблюдать за муками Грейнджер станет намного легче. А он хотел наблюдать.

Губы растянула улыбка, такая сумасшедшая, такая злая. Малфой отпрянул от стены и сжал кулаки. Радужные круги перед глазами исчезли, и он увидел впереди Гермиону. Щеки были пунцовые, мокрые волосы прилипли к лицу, дождевик шуршал от каждого её вдоха, поджатые губы уже побелели. Она вытащила руки из карманов и пихнула Драко в грудь.

- Зачем ты это делаешь?

Он лишь рассмеялся.

- Бедняжка, ты злишься, что я оторвал тебя от важных дел?

- Любое дело важнее тебя!

- Например, минет этому рыжему? – хмыкнул Малфой, сев на подоконник.

Гермиона стала ещё краснее, чем была. И Драко был готов поклясться, что она не была такой фурией, даже когда он лишил её невинности. Грейнджер подлетела к подоконнику и снова пихнула его с такой силой, что затрещало стекло в каменных проемах.

- Как ты смеешь? Тебе мало физически унижать меня?! – взвизгнула она.

- Поскольку я не буду тебя сегодня физически унижать…

- Тогда зачем ты позвал меня? – перебила его Гермиона.

Драко слез с подоконника и медленно пошел на девчонку, и та в смутном страхе начала отступать назад.

- Возможно, - с толикой торжества прошептал Малфой, - я не так выразился. Сегодня не я буду тебя физически унижать.

Грейнджер смахнула стекающие по щекам слезы.

- Тогда кто?

Драко снова рассмеялся.

- Вот уж не думал, что ты так расстроишься, узнав, что это не я. Но ты не переживай, с тобой будет развлекаться мой добрый друг.

- Блейз? – Гермиона прикрыла рот рукой. – Нет! Я ему этого не позволю! Ты же всегда старался защитить меня от него, помогал! Драко, вспомни... Ты спас меня в лесу, заступился, напал на него!

- И я понял, что это было безрассудно, - холодно сказал Малфой. – Ты того не стоишь.

Гермиона вжалась в стену и закрыла глаза, уже не вытирая слезы, что градом катились из глаз.

- Вы так хотите наказать меня за победу Гриффиндора? – выдохнула она.

- Нет. Мы просто пользуемся своей возможностью хорошенько оттрахать тебя, - он приподнял её лицо, обхватив в свои огромные ладони. – А скажи-ка мне, Грейнджер, почему ты так переживала за Уизли? Так дрожала над ним. У него пустяковый перелом, я уверен.

- Он мой друг.

Драко повел бровью. Он не поверил, конечно. Потому что говоря эти три слова, Гермиона сглотнула, поджала губы и отвела взгляд. Даже первокурсник догадался бы, что она врет.

- Друзья не так себя ведут.

- Откуда тебе знать, как ведут себя друзья?!

Она тряхнула головой и отстранилась. Малфой хотел заставить её посмотреть ему в глаза, но Гермиона упрямо отворачивала голову и отводила взгляд. Она уперлась одной рукой ему в грудь, когда он навис над ней, заставляя вжиматься в стену со всей силы.

- Почему ты так дрожала над ним, Грейнджер? – прошипел Драко.

- Он мой друг, - твердила она.

- Ложь.

- Какое твое дело, почему я дрожала над ним? Тебя это будет касаться в последнюю очередь, даже Филчу я бы рассказала раньше, чем тебе.

- Забавно, потому что я уже знаю правду.

- Вот как? – ухмыльнулась она, всё так же сверля взглядом пол.

- Весь Хогвартс знает. Все это видят, Грейнджер. Меня, например, тошнит от ваших нежностей. Понимаешь, Грейнджер? Из-за вашей мелодрамы меня выворачивает. Ты же понимаешь, к чему я веду?

Она, наконец, поднялся взгляд. Ох, лучше бы не поднимала. Драко поразился, откуда в ней столько злобы и ненависти. Глаза метали молнии, горели небесным огнем.

- Вы накажете меня за то, что вам это противно. Как будто я виновата в ваших предпочтениях…

- Верно, всё верно, - оскалился Малфой. – Умница моя.

Он потянулся к Гермионе, но та снова опустила голову. На лестнице послышались шаги и бодрое звяканье бутылок. Драко быстро отошел от Грейнджер и глубоко вдохнул, с ужасом признавая, что его футболка уже вся пропиталась ароматом этой грязнокровки.

- Ну, что, все в сборе? – оповестил всех Блейз, показывая перед собой две бутылки коньяка. – Можем приступать?

Гермиона брезгливо поморщилась и опустила глаза.

- О, деточка, не надо делать вид, что тебя это не касается, - вздохнул чернокожий. – Мы все сегодня повеселимся.

- Это без меня, - прошипела она.

Блейз в один миг придавил Грейнджер к стене, его белая рубашка сразу прилипла к телу, когда он торсом прижался к дождевику. Уперся руками с бутылками по обе стороны от испуганного лица и убийственно улыбнулся.

- Милая, мы хотим поздравить тебя с победой. Мы так рады за Гриффиндор…

- Может, приступим уже к делу, а не будем трепаться без толку? – перебил его Малфой.

Забини резко оторвался от девчонки, скривился от отвращения, поглядев на рубашку. Гермиона умоляюще посмотрела на Драко, но тот лишь ухмыльнулся и покачал головой.

«Не надейся. Я больше не буду тебя спасать».

И Грейнджер замолчала. Прекратила нашептывать проклятья, всхлипывать и вытирать слезы, смотреть на Блейза и метать в него воображаемые молнии. Она лишь разочарованно вздохнула, когда Драко привел их в уже знакомую комнату. Здесь по-прежнему стоят тяжелый душащий запах афродизиака, вишневые простыни были смяты, на полках дальней черной стены валялись плети и наручники, а в душевой мерцал огонек свечи. Блейз бросил бутылки на кровать, потер ладони с забористой улыбкой принялся осматривать каждый уголок. На секунду Драко пожалел о том, что согласился на это, но снова взглянув на Гермиону, он понял, что давно не испытывал такой жажды. Каким бы трусом он ни был, ярость и алчность была ему присуща.

Гермиона сбросила дождевик на пол, стащила через голову промокший насквозь свитер, оставшись лишь в лифчике, и села на кровать рядом с Блейзом. Тот даже удивился.

- Ну, и что это значит? У тебя есть коварный план, а, грязнокровка?

- Нет, - она упала на подушки, вытащив палочку и высушив заклинанием джинсы, - просто не хочу опять жаться в угол. Вы будете издеваться надо мной, этим меня не удивишь.

Блейз среагировал быстро: раздвинув коленом её ноги, он устроился между них, положив голову на живот. Гермиона закрыла глаза и закусила губу. Драко усмехнулся и взял с постели одну бутылку, откупорил её и сделал большой глоток. Он больше не чувствовал ревности, не могу даже заставить себя ревновать её к Забини. Не к нему. Не ёё.

- Я могу приступать? – глядя на Грейнджер, лукаво спросил Блейз.

Она так глубоко вдохнула, что под кожей стали дотошно видны ребра. Забини успокаивающе погладил её по животу.

- Что ты будешь со мной делать? – чуть ли не задыхаясь от стыда, спросила Гермиона.

Руки Блейза обхватили её бедра, он подался вперед, поднимаясь теперь над всем её телом.

- Милая, я доставлю тебе удовольствие, а потом ты доставишь удовольствие мне. Хочешь, можем выпить для начала? Я знаю тебя, знаю, что тебе понравится, - он легко провел пальцами промеж грудей. - Я ненавижу Гриффиндор, ненавижу грязнокровок, ненавижу тебя. И поэтому я сделаю всё, чтобы ты осталась мною довольна.

- Тогда точно выпьем.

Драко сделал ещё глоток и сел в кресло напротив кровати. Он склонил голову набок и изучал тонкое тело Гермионы. Мокрые кучерявые волосы, падающие на костлявые плечи, выступающие ключицы, очерченная грудь, бледная кожа, худые запястья. В полумраке свечей её кожа казалось великолепно сияющей и даже загорелой, а черное белье на фоне вишневой постели делало её невероятно соблазнительной. И Драко нравилось, как вспыхивал огонек желания в её карих глазах, когда Блейз протянул ей бутылку, когда он расстегнул её джинсы, когда гладил по спине, а она послушно выгибалась подобно кошке.

- Если хочешь забыться, пей много и залпом, - наставлял её Забини.

Грейнджер послушно кивала, продолжая хлестать коньяк. Она шипела, кашляла, но продолжала пить. Видимо, осознание предстоящего для неё было неумолимо. Малфой посмотрел на свою бутылку: он выпил лишь пятую часть, а по телу уже разлилось благородное тепло. Спиртное быстро опьянило его разум, и душа требовала безумств. Что до Блейза и Гермионы, они мигом осушили бутылку. Грейнджер, вся красная от жара, подтянулась к спинке кровати, крутя горлышко бутылки между пальцев, а Блейз очерчивал поцелуями её шею. Он откинул её густые волосы назад, просунул одну руку ей промеж ног, скользя по внутренней стороне бедра через джинсы, а Гермиона запустила свободную руку ему в волосы, как кошка массируя затылок и прикусывая губы. Драко почувствовал тягучий толчок возбуждения внизу живота.

Блейз перевернул Гермиону, и теперь она сидела на нем, вылизывая последние капли по каемке бутылки, а он засунул руку сзади ей в джинсы, притягивая девушку к себе, сжимая за зад и громко рыча. Грейнджер уперлась руками в стену и сладко застонала, когда Забини прижался к ней пахом. Малфой сделал ещё пару глотков коньяка для храбрости.

И тут… он даже не понял, как всё успело произойти так быстро… Грейнджер разбила бутылку, и приставила эту «розочку» к горлу Блейза, коленом сильно надавив на выпирающий через штаны член. Забини скорчился от боли, но не шевелился; по смуглой шее уже стекала кровь. Гермиона яростно посмотрела на него, потом на опешившего Драко.

- Если кто-то из вас дернется или достанет палочку, я убью его, - она снова ткнула острием в шею Блейза.

- Хорошо, мы не дергаемся, - Малфой поставил бутылку на пол и поднял руки. – Успокойся.

- Я клянусь, я убью его, - сказала Грейнджер, снова заплакав. – Как же я вас ненавижу! Изверги, ублюдки. У меня невосприимчивость к алкоголю, я не пьянею. Глупый, глупый Забини, - шикнула она, - думал, что если меня напоить, то я буду согласна на всё?

- Да, особенно отсосать мне, - прохрипел он, жмурясь от боли.

- Попроси об этом своего слащавого дружка, похоже, вы отличная команда. А я в этом больше не участвую, не хочу. Найдите себе другую забаву. Учебой займитесь, в самом деле. Поищите колдографии прекрасных ведьм, но не трогайте меня! У меня уже едет крыша, я на самом деле схожу с ума, потому что боюсь. Я боюсь, что в любой момент меня могут позвать два озабоченных идиота, чтобы изнасиловать. И я не могу им отказать, потому что я умру!

Драко покачал головой. Мерлин, да она самая глупая из всех гениев! Может, она все-таки пьянеет?

- Так ты, значит, не хочешь умирать? – уклончиво спросил Малфой, делая шаг к кровати.

- Можете как-то побыстрее закончить диалог? – прошептал Блейз.

- Никто не хочет умирать, - ответила Гермиона, с наслаждением царапая ровную кожу мулата.

Драко подошел к постели и сам схватил Грейнджер за горло.

- Тогда слушай приказ, моя дорогая. Выбрось осколок, слезь с дивана, залечи раны, что ты нанесла моему другу и раздевайся. Быстро!

На её лице отразилось разочарование и гнев.

- Что, думала, я забыл о нашей связи? Нет-нет, как же я мог, - лживо улыбнулся Малфой. – Ты всегда будешь моей игрушкой, Грейнджер, всегда. Не представляю, правда, как ты будешь с этим жить, но это уже не моя забота. А теперь делай то, что я велел.

Заливаясь слезами, Гермиона в точном порядке выполнила все его приказы. Блейз сразу отошел на безопасное расстояние и тут же наткнулся на изумительный набор мазохиста.

- Эй, а мне нравится эта плетка! – радостно крикнул он, пока Грейнджер стягивала нижнее белье.

- Вот сейчас и опробуешь на ней, - прорычал Драко, глядя в упор на девчонку. – Иди к стене и вставай на колени.

Гермиона послушно стала у стены. От черной, как смоль, стены веяло холодом, и вся кожа грязнокровки покрылась мурашками. Она уже собиралась опуститься на колени, как вдруг Блейз придержал её:

- Нет, милая, не надо. Драко, прикажи ей.

- О, черт, да делай ты с ней, что хочешь. Сегодня я буду зрителем.

- Только зрителем? – удивился Забини.

- Пока у меня не встанет, - он пожал плечами.

Блейз рассмеялся и поцеловал Грейнджер в висок, чуть приобнимая её.

- Вытяни руки к полке, милая, вот так…

Жесткие наручники сковали её запястья, и Гермиона опустила голову. Блейз провел по голой спине и, став сзади, опустил руку на зад, продвигаясь пальцами ещё ниже и глубже. Грейнджер зачарованно вздохнула.

- Знаешь, что, друг? Она абсолютно сухая, - печально сказал Блейз.

Драко раскинулся на кровати, стряхнув с неё осколки, подложил под голову подушки и пригубил из своей бутылки. Да, отсюда ему открывался безупречный вид на происходящее. В паху стало чертовски приятно и твердо.

- Так заставь её изнывать от желания, ты же можешь, - усмехнулся Малфой, поднимая бутылку.

Блейз гнусно рассмеялся и взял с полочки кожаную плеть.

- Знаешь, милая, - проворковал он, - я в самом деле хотел доставить тебе удовольствие. Быть нежным. Обласкать тебя, снять с тебя прекрасное бельишко и вылизать досуха. Чтобы ты стонала от оргазма. Но ты сама выбрала этот пусть. И сейчас ты будешь стонать от боли. Хотя… Кто знает, может, тебе это больше понравится?

Он размахнулся и ударил её плетью по спине. Грейнджер выгнулась и закричала. На её прекрасной коже уже проступал красный след. Блейз замахнулся снова. Потом ещё раз. И ещё. По спине Гермионы уже стекала кровь, она кричала без остановки, уже дрожали колени, и она практически висела, поддерживаемая только наручниками.

- А меня это заводит, - с наслаждением отметил Блейз. – Ведь я пьянею от алкоголя.

Он бросил плеть на пол и опустился на колени. Развел её подгибающиеся ноги и снова ввел в лоно один палец.

- Ух, а там уже не так сухо!

Драко натужено провел рукой по штанам, где под ними ныл каменный от желания член. И сделал ещё глоток. Блейз сел на пол перед Гермионой и прильнул к её влагалищу губами. Малфою не было хорошо видно, что он там вытворял языком, но через какое-то время Грейнджер начала стонать и двигать бедрами ему навстречу. Резко Блейз поднялся на ноги, разворачивая их обоих полубоком к Драко. Он пригнулся и ввел в Гермиону один палец.

- Скажи, что хочешь меня.

Грязнокровка нетерпеливо заерзала, постанывая. Щеки её покраснели, она вся вспотела, кожа покрылась мурашками, грудь ритмично подергивалась при дыхании. Блейз добавил ещё один палец и с наслаждением посмотрел, как Гермиона откинула голову назад и застонала. По её щекам не переставали катиться слезы.

- Скажи, - прорычал он.

- Я не хочу тебя! – вскрикнула она. – Я не хочу тебя.

Забини ухмыльнулся.

- Да неужели?! Тогда что же это?

Он вытащил пальцы и поднес их к приоткрытому влажному рту Гермионы.

- Знаешь, что это? – насмешливо сказал он. – Это смазка. И она выделяется у девушки, чтобы было не так больно, когда её влагалище будет разрывать огромный член. Смазка выделяется, когда тело готово к сексу. Когда тело хочет секса… И ты хочешь меня, Грейнджер.

- Зачем тебе это? – со слезами прошептала она.

- Я получаю от этого удовольствие.

- Если бы я могла сейчас врезать тебе, - Гермиона дернулась, и наручники противно заскрежетали, - или могла применить к тебе Непростительное заклинание, не сомневайся – я бы это сделала.

Блейз громко засмеялся.

- Милая, но ты же не думаешь, что я позволю тебе высвободиться, пока я в этой комнате?

- Я думаю, что это вопрос времени, - процедила она.

Блейз отошел от неё, поднял плеть с пола и легко провел ею по окровавленной спине. Грейнджер выгнулась, словно прося ещё.

- Я поражен, насколько она узкая, - повернув голову к Драко, сказал мулат. – После того, что ты с ней делал, я предполагал, что эта шлюшка уже раздолбана вовсю.

- Нет, я был аккуратен, - улыбнулся Малфой, поднимаясь с кровати.

- Но, черт, как же она вкусно пахнет. Конечно, для мерзкой грязнокровки.

Драко немного подкосило от выпитого, и шел он неровно. Приблизившись к Гермионе, он уткнулся носом ей в плечо, вдыхая знакомый аромат, а потом начал покрывать поцелуями израненную спину. Её кожа снова покрылась мурашками.

- Закончи начатое, - лениво сказал Блейз, - а я подрочу. Секса у меня хватает, но такое зрелище не каждый день увидишь, верно?

Драко не ответил. Он стал перед Грейнджер и, оттянув её голову за волосы, припал губами к шее. Проводя языком изумительные линии к ключице, он спустился к груди. Соски затвердели, а с милых губ грязнокровки срывались тихие стоны. Драко обошел её и, быстро сняв штаны, вошел. Там было потрясающе узко, тепло и влажно. Его член сразу окутала бешеная пульсация, а круги перед глазами стали ещё ярче. Гермиона, выгнув спину, сладостно вскрикнула.

- Ты смотри, а сучке нравится, - заметил где-то на заднем фоне Блейз.

Малфой вытащил член и запустил одну руку между её ног, проводя пальцами между половых губ, на секунду заходя в жаркое лоно, а потом надавливая на клитор. Грейнджер мучительно стонала. Она начала подаваться бедрами назад, пытаясь уловить движения Драко, показывая, что желает ещё и больше. Член пульсировал, готовый излиться даже от этого, но Малфой старался оттянуть этот момент. Он снова вошел в неё, и успевшие стать привычными влага и жар обдали его волной наслаждения. Он ритмично задвигался, проводя рукой по спине, возле каждого рассеченного участка кожи, стирал кровь и жадно слизывал её с пальца. Нагнулся и обхватил руками грудь Грейнджер, сжимая твердые соски, отчего девчонка едва ли не заорала. У Малфоя сносило крышу, он был готов кончить, но почувствовал, как у Гермионы внутри все начинает сжиматься, и быстро вытащил член. Грязнокровка умоляюще прижалась задом к нему, заерзала. В ту же секунда рядом очутился Блейз: он, абсолютно пьяный, отстегнул Гермиону – и та упала на колени.

- Милая, ты хотела убить меня, а за это мы всего лишь не позволили тебе кончить, - прошептал он и поцеловал её, прикусывая нижнюю губу. – Видишь, слизеринцы благороднее вас.

- Не совсем, - рыкнул Драко.

Он схватил её за волосы, заставляя приподняться. Забини захлопал в ладоши и отошел к стене, скрещивая руки на груди. Малфой приподнял лицо Гермионы и подставил к губам напряженный член.

- Я не дал тебе кончить, но обделенным быть точно не собираюсь, - комната кружилась и от выпитого, и от жара в паху. – Соси. Так, чтобы мне понравилось. Это приказ, давай.

Грейнджер послушно закивала. На красном лице засохли слезы, волосы паутинкой прилипли к щекам, капли пота проступили по всему телу, грудь призывно набухла от ласк. Гермиона обхватила одной рукой его член и принялась водить от основания к головке. Шершавый язык скользнул по уздечке, осторожно, робко, а потом она взяла его в рот целиком, жадно засасывая. Малфой откинул голову и начал двигать бедрами. Он признал мысль, что это было лучше, чем просто трахать её. Вдруг Грейнджер выпустила его член и протяжно застонала. Драко открыл глаза и увидел Блейза, припавшего сзади к девчонке.

- Извини, не смог удержаться, - улыбнулся он и вернулся к прежнему занятию.

Гермиона снова взяла в рот, работая с удвоенной силой. Похоже, то, что в этот момент ей вылизывал Забини, неплохо помогало. Язык Грейнджер был невероятно быстрым и ловким, а губы сжимали член плотным кольцом, да ещё и её рука у самого основания. Драко надоело напоминать себе, что это просто его приказ, что на самом деле она так не может, и он просто отдался этому нарастающему чувству, когда сам начал вдалбливать ей в рот, обильно кончая. А через миг Грейнджер сама зашлась в истошном стоне, вцепившись ногтями Малфою в бедра.

- Черт, как же мне нравится ублажать эту грязнокровку, - довольно произнес Блейз, поднимаясь на ноги и облизывая губы. – Но трахну я всё же Пэнси. Кстати, Драко, я так и не спросил: ты же не против, что мы с ней вместе?

И разум Малфоя почти отрезвел после этих слов. Украдкой глянув на сгорающую от стыда Гермиону, он поднял взгляд на друга и… И не нашелся, что ему ответить. Пэнси, Джинни, Гермиона. Этих девушек, что он брал силой, становилось слишком много.

- Так я прощен? – тихо спросил Драко.

- Ну, конечно. Черт, ты после оргазма выглядишь как-то странно, раньше такого не было. Что с тобой происходит?

Он совершенно не знал, что с ним происходит.

Грейнджер рядом свернулась в клубочек, уткнувшись головой Малфою в бок, и заплакала.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16177-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: seed (07.10.2015) | Автор: Vilen
Просмотров: 444 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 LANA6   (22.11.2016 17:41)
Очень жаль, что Драко с Гермионой не нашли общего языка там в пещере. Таких катострофических последствий можно было бы избежать. Одно радует, что этот Блейз не стал насиловать ее. Спасибо.

0
3 lyolyalya   (26.03.2016 22:32)
У меня просто нет слов. Уголовный кодекс по ним плачет. Гермиона убьет Драко, только освободится.
Такое поведение просто не простительно. Это.... не могу найти слов.
Очень жестоко!!!!!!

0
2 Nasteoncka   (09.10.2015 00:28)
Что же они творят...эта безнаказанность до добра не доведет((
Спасибо за главу!

0
1 Bella_Ysagi   (08.10.2015 11:46)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]