Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4605]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13557]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8162]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3639]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Тихая буря
"Две недели. Два года. Кому какая разница?" Урок любви, греха и страсти. Когда два любовника окажутся в эпицентре бури, сможет ли любовь победить все?

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

DOZOR
Ночь, машины, дороги, километры… Скорость, заборы, подвалы, крыши, лестницы, стены, деревья… Свет, тьма, эмоции, чувства, драйв, экстрим, адреналин...
Это нужно чувствовать... Это нужно пережить... Через это нужно пройти... Белле Свон… и NE_людI... Добавлена 50 глава!

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

По велению короля
Небольшое затерянное в лесах графство лишь однажды привлекло к себе высочайшее внимание – когда Чарлз Свон, будущий граф Дуаер, неожиданно женился на племяннице короля...
Мини, завершен.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

Star City: 2046
Не имеет значения, что это всего лишь возможное будущее, не имеет значения, что оно может и не сбыться, стать настоящим, но сейчас оно настоящее.



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8832
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Краски вне линий. Глава 36

2016-12-3
18
0
Глава 36

Темная принцесса


От Эдварда

Поездка вышла веселее, чем я думал. На самом деле мы многое обсудили: ее родителей, старых друзей, школу, она мне рассказала даже про парня дома. Судя по всему, хороший парнишка, которому она действительно была не безразлична, а не нужна только для секса. Кроме поцелуев, они ничего такого не делали. Керри много говорила о нем. Его звали Джулиан.

— Похоже, у тебя была отличная жизнь, Керри, — мягко заговорил я, видя теперь улыбку на ее лице. Не такую, как раньше, а настоящую, жаль только, скрытую под слоем дешевой косметики. Глаза были накрашены и похожи на енота, а губы все размазались. Уверен, где-то под всем этим скрывалась милая девушка.

— Была, — она потянулась, теперь прикованная ремнем безопасности, потому что я отказывался трогаться с места, пока она не пристегнута. Десять забавных минут, прежде чем мы выехали с парковки у закусочной. Она могла быть настоящей паршивкой, но все дети в шестнадцать лет такие, так ведь?

— Я просто тогда этого не понимала, — с грустью заметила она, не сводя глаз с темной полосы шоссе, лишь зеленые и белые знаки отвлекали ее взгляд.

— Мне это знакомо, — согласился я, тоже смотря на дорогу. — У меня было все… и я не ценил этого. Бросил семью, думая, что смогу вернуться позже. Но все исчезло до того, как я приехал домой. Иногда не выходит вернуться и попробовать вновь. Тебе повезло. У тебя есть шанс.

— Я не поеду домой, Эдвард! — воскликнула она, и я поморщился, отчего Кэрри себя поправила. — В смысле, Энтони.

— Забудь Эдварда, Керри, пожалуйста, — без всякой злости попросил я. — Энтони. Ты не можешь оговориться даже раз, когда мы приедем в Каспер.

— Знаю, знаю… и не оговорюсь, виновата, — произнесла она, пытаясь чуть отклонить сиденье назад.

— Я не заставляю тебя возвращаться домой, — вернулся я к теме. — Когда будешь готова… Если будешь готова, то сама решишь. Только дай знать, и я все устрою.

— Они меня ненавидят, — холодно сказала она без огорчения. — А теперь возненавидят еще сильнее. Я сделала столько всего ужасного.

— Чушь собачья! — возразил я. — Я сам отец и знаю, что никогда не возненавижу дочь, что бы она ни сделала. Если она придет ко мне домой и скажет, через какой ужас прошла, я буду винить себя. Мне будет больно. Но я обниму ее и постараюсь все исправить. Попытаюсь сделать все возможное ради ее счастья. Уверен, твои родители считают так же. Ты просто упрямишься и не даешь им шанса. Но ничего, так делают девочки, наверное.

— Да пофиг, — она отвернулась и больше особо не говорила.

Включив радио, я попытался найти что-то послушать. Лед растаял позже, когда мы начали петь вместе под Бон Джови.

— Ты опозорила любовь!

Для нас обоих это была подходящая песня.

Позже я сам оказался погружен в рассказ о своей жизни, смягченной его версии, оставляя за кадром все личные детали, за которые маршалы прибили бы меня, расскажи я их кому-нибудь. А еще я говорил про Каспер и наших новых друзей. Тогда-то до меня и дошло, сколько у нас их появилось. Не так давно мы с Беллой чокались бокалами на нашем обрыве за единственного друга, Маркуса. Жизнь – странная штука.

Повернувшись к ней, я увидел, как она свернулась, подложив ладони под щеку, посапывая с крохотной улыбкой на губах. В приглушенном свете я практически видел в ней маленькую девочку, макияж стал почти незаметен для меня. Последние два с половиной часа я слушал ее болтовню и должен признать, что она милашка. Могла говорить, и говорить, и говорить, как только начнет… Ей нравилось все темное – вампиры, зомби, привидения, это завораживало ее. Думаю, теперь она знает, что настоящие чудовища – это люди, а не они.

Осторожно выбравшись из машины, я забронировал ей номер на неделю. Если захочет остаться дольше, остальное заплачу позже. Хозяином небольшой гостиницы в городе был один из горожан, с которым я встретился, когда потерялась Кэти, так что он был не против. Больше постояльцев все равно не было, и я радовался, что поблизости никого не оказалось, когда вернулся к машине и попытался разбудить ее.

— Керри… — тихо позвал я, легонько тряся ее. — Керри! Земля вызывает Керри!

— Еще пять минут, мам, — простонала она и отвернулась от меня, закутываясь в куртку, которой я накрыл ее вместо пледа.

Похоже, теперь я мама.

Помнится, я хорошо спал в постели Беллы, когда мы только познакомились, чувствуя себя в безопасности. Тогда мне казалось, будто я не спал сотни лет. Так что я понимал, как ей удалось провалиться в такой глубокий сон.

Можно было разбудить ее силой, но мне не хотелось ее пугать. Видно, это впервые за долгое время, когда она нормально спала, так что со словами “а к черту!”, я поднял ее на руки и отнес в небольшой красный домик в конце ряда с другими такими же.

Открыв дверь, я прошел в темное помещение, лунный свет освещал кровать. Уложив девушку и взяв плед с дивана, я укрыл ее, после чего включил лампу на столе и глянул на стоящий там небольшой цифровой будильник. 11:23 вечера.

Скоро сюда придут Белла с Питером. Я позвонил им, когда въехал в город и попросил встретить меня здесь, по машине они узнают, в каком я домике. Я сказал им, что нашел кое-кого, нуждающегося в помощи, и хочу, чтобы первой с Керри поговорила Белла без Питера рядом. Я не хотел тревожить ее еще одним незнакомцем в комнате, у нее и так проблемы с доверием ко мне и без Питера. Мне показалось, Белла больше поможет, будучи на пару лет старше и женщиной. И я из первых рук знал, с какой легкостью и теплотой Белла помогает и говорит. Уверен, Керри не останется равнодушной. К счастью, Кэти на ночь осталась у Бена с Анжелой, так что Беллу там ничего не удерживало. Питер заедет за ней и привезет сюда.

Через секунду я щелкал пальцами перед лицом Керри, зная, что девочке нужно немного грубости до приезда Беллы. Я знал, как кому-то вроде нее легко передумать и вернуться к тому неудачнику из-за страха или необходимости. Мне хотелось быть к ней добрым, но я не мог с ней нянчиться. У меня не было желания вызывать у нее мысли, будто она сможет лежать пару недель и ничего не делать, пока мы все устраиваем.

Я хотел, чтобы она позвонила домой и ее родители приехали за ней. Сейчас это было моей надеждой для нее – вернуться к прошлой жизни и окончить школу, может, поступить в колледж. А по ее словам, мама и папа у нее хорошие люди. Ей стоило жить с ними.

— У-у-уф… — возразила Керри, пытаясь откатиться. — Не-е-е-т…

— Да, — я не позволил ей отвернуться от меня, сорвал плед, и она ахнула, недовольная потерей тепла флисовой ткани, в которую была завернута всего мгновение назад.

— Просыпайся, принцесса, — строго потребовал я, помогая ей встать, пока она стонала.

Проводив в ванную, я показал, где лежали полотенца и мыло.

— Смой все это дерьмо с лица, — велел я и стукнул кроссовком по двери. — И дверь останется открытой. Я за тобой слежу.

— И что, думаешь, я сделаю? — нахмурилась она, напоминая Джокера из “Бэтмена” в исполнении Хита Леджера. — Украду мыло?

— Ха-ха, — я сощурился и, вытащив из-под стола деревянный стул, уселся в паре шагов, ожидая, когда она приведет себя в порядок.

На самом деле я боялся, что она как-то навредит себе. Мне неизвестны мысли девчонки на данный момент, но я видел не одну новую шлюху, кончавшую жизнь самоубийством, когда она понимала, кем стала и что выхода нет. Не уверен, что ситуация подходит Керри, но все же решил не рисковать. При мне она ничего с собой не сделает и не умрет.

Через минуту из открытой уборной стали доноситься рыдания. Вздернув голову на звук, я увидел, что она смотрела на себя, полуотмытую, в зеркало и плакала, вся содрогаясь от рыданий, пока вода бесполезно бежала в водосток.

— Керри, в чем дело? — грудь сдавило, и я подошел ближе, приглядываясь к ней.

Плача, она осела на пол, оставляя пар подниматься от раковины. Я присел на корточки рядом с человеческим шариком, свернувшимся передо мной, дрожавшим и издававшим разрывающие сердце звуки. Девочки ее возраста не должны рыдать так сильно. Сам того не понимая, я уже обнимал ее, а она цеплялась за мои руки, положив голову на грудь и пытаясь сформировать слова, но выходили лишь громкие судорожные вздохи.

— Я такая уродка! — она вновь забилась в рыданиях, а я мягко поглаживал ее локоны – единственное невинное место на ней, к которому мог прикасаться.

— Нет, не уродка, — нежно произнес я, надеясь, что она услышит. — Ты красивая юная девушка…

— Черт, я не говорю о своем лице, Энтони! — поток ее слез стал сильнее.

Ох. Понятно.

— Знаю, — произнес я и снова рискнул, выдавая еще кусочек своей тайны. — После первого раза… когда я продался… я даже перестал узнавать себя в зеркале. Ненавидел свое лицо, себя всего. Я понимал, что навсегда изменился и никогда больше не буду собой… тем собой. Перешагнул черту, которую обратно не перейти. Мне казалось, будто я предал себя, наплевал на все, что было мне дорого. Мне знакомо это чувство. Не могу обещать, что есть какое-то лекарство, но станет лучше. Если будешь работать над этим каждый день. Ты снова начнешь видеть себя в отражении. Обещаю.

Мгновение она молча смотрела на меня, но затем вновь разрыдалась. Я пытался ее утешить, но не знал, что еще сделать.

Наконец она начала успокаиваться, а когда подняла на меня взгляд, то прищурилась и спросила:
— Почему ты так добр ко мне? Что ты хочешь?

— Ничего, — нахмурился я, ответив, и узнал это чувство паранойи, которое сам испытывал, когда кто-то вел себя со мной по-доброму. Оно возникало, даже когда Белла начала проявлять ко мне свою любовь. Только я был куда хуже, чем Керри сейчас.

— Керри, — начал я мягко, — знаю, тебе сложно мне довериться… или кому бы то ни было еще. Понимаю, тебя учили верить только Курту. Но ты можешь мне доверять. Мне ничего не надо. Я тебя не обижу. Просто я узнал дорожку, по которой ты собралась идти, и что-то во мне воспротивилось. Я рад, что заблудился сегодня ночью. Вообще-то, думаю, я совсем не блуждал. Кто-то привел меня к тебе. Ангел. Возможно, тот же, что послал мне мою Беллу.

— Я не верю в ангелов, — огрызнулась она, полная страха и злости, и имея на то право.

— Поверишь, — я лишь улыбнулся в ответ, зная, что скоро здесь появится Белла.

Затем раздался стук в дверь и голос Беллы.

— Эдвард?

Керри подпрыгнула и испуганно уставилась на меня.

— Все хорошо, хорошо, — заверил я ее, медленно вставая вместе с ней. — Вот так, посиди здесь минутку.

Усадив ее на кровать, я побежал в ванную выключить воду, а затем кинулся к двери, открывая ее и впуская свою малышку, и все это под неусыпным взглядом девчушки.

Притянув Беллу в свои крепкие объятия, я застонал, а мое сердце втрое увеличилось просто от близости. Она обняла меня в ответ, впиваясь ноготками в мои лопатки и целуя рубашку над кругом, где стучало мое сердце. Мне нравилось, когда она это делала.

— Ты в порядке? — начала Белла обстреливать меня вопросами. — Что-то не так? Они нас нашли?

Позади Беллы стоял Питер и глядел на меня, гадая, что тут творилось, но внутрь не заходил, как я и просил.

— Ш-ш-ш… — я потерся о ее нос своим и на секунду закрыл глаза. — Теперь я в порядке. Боже, ты пахнешь так восхитительно. Как ты это делаешь?

— Мыло и вода, — выдавила она в ответ растерянно. — Эдвард, что происходит…

Белла, недоговорив, замолчала. Посмотрев ей в глаза, я увидел, что ее взгляд устремлен мне за плечо и она слегка хмурилась.

Я обернулся и посмотрел на Керри, которая выглядела, как смерть, с темными дорожками от подводки на щеках. Она разглядывала нас с Беллой, словно мы какие-то педофилы, готовые на нее накинуться.

— Я поняла, — Керри подавленно опустила взгляд, как я иногда делаю до сих пор, и добавила: — Вы хотите секса втроем… или вчетвером.

— Чего? — Белла резко развернулась ко мне, прожигая ошарашенным взглядом.

— Нет! — у меня самого округлились глаза, пока я переводил их с Беллы на Питера, а затем повернулся к Керри. — Нет! Керри, это не то, что ты думаешь, поверь мне!

— Керри? — руки Беллы сжались в кулаки по бокам, а она буравила мое лицо полными ярости глазами.

— Если хочешь втроем, Энтони, или групповой секс, то это выйдет тебе дороже, чем раньше, — заявила Керри удрученно.

— Дороже, чем раньше? — заорала Белла. — Что за черт, Энтони? Лучше этому оказаться тупой шуткой! И даже если так, ты в три раза больше будешь ходить к доктору Питеру!

— Ага! — вставил Питер, и я сердито глянул на него.

Взяв Беллу за руки, я попытался объясниться, но тут Белла ахнула, глядя мне за спину.

Развернувшись, я увидел, как Керри стянула свой жалкий топик, под которым не было лифчика, и начала расстегивать подобие юбки.

— Тпру-тпру! — я прикрикнул на девчонку, как на лошадь, словно это остановило бы ее. Керри лишь подняла на меня глаза, выглядя разозленной, когда я поднял майку и кинул ее ей со словами: — Прекрати раздеваться! Никто не хочет секса втроем! Или группового! Особенно мы не хотим! Я же сказал, что мы тебе поможем. Никто тут не хочет заняться сексом, никто.

Питер скорчил странную рожицу и едва повел плечами, но, кажется, я один это заметил.

— Хорошо, потому что тебе ничего не светит, пока не исполнится сто девять лет! — съехидничала Белла за спиной, по-прежнему готовая накинуться на меня.

Было нелегко, но мне удалось им все объяснить. Керри прекратила снимать одежду и вновь оделась, а Белла остановила планирование моих похорон. Питер был так мной горд, что обнял меня! Но под грозным взглядом Беллы ретировался со словами, что вернется через пару минут. Трус.

Вскоре Белла сидела на кровати напротив Керри, задавая разные вопросы про Курта.

Не как следователь, а как друг. Таким же способом Белла вначале расспрашивала меня о моей жизни. Когда она впервые спросила о Виктории, это было именно так. Она заставила меня рассказать ей, что мне нравилось в Виктории, вместо того, чтобы потребовать ненавидеть ее. Белла позволила мне говорить и находить ответы и правду самому.

Я сел в стороне, позволяя им наладить отношения и познакомиться поближе, с восхищением наблюдая за талантом доктора Беллы. Питер проявил достаточно любезности, дожидаясь снаружи, кажется, он болтал с хозяином домиков, пользуясь случаем познакомиться еще с кем-то из города и немного очистить свою репутацию. Я бы пошел с ним, но Керри захотела, чтобы я остался. Похоже, немного доверия ко мне у нее все же имелось.

Питер попросил позвать его, если понадобится, но с Беллой все выглядело таким простым. Пока я наблюдал, как она творила свое волшебство над Керри, то понял – у меня не было и шанса. Когда я встретил Беллу, то, думаю, даже не сознавал этого, а Белла и не планировала такого, но я влюбился в нее в первые пять минут нашей терапии на диване. Но важнее всего, я почувствовал заботу Беллы с самого начала. Ее участие. А теперь я видел, что она заботилась не только обо мне, но и обо всех. Такая она.

В пятьсот раз сильнее я полюбил ее, когда она ненавязчиво становилась новым другом Керри. Она совсем не походила на психотерапевта. Просто девушка на пару лет старше, проводящая с Керри время, поначалу узнающая “хорошие качества” Курта, ну или то, что Керри считала таковыми, а не называющая его сходу подонком, которым, как мы все понимали, он являлся. Она гений.

— Как долго вы были с Куртом вместе? — позже поинтересовалась Белла, улыбаясь ангельской улыбкой Керри, смотря сквозь макияж и облегающую одежду и видя отчаянно нуждающуюся в помощи девочку. Это же видел и я, но понятия не имел, как все исправить, зато знал, что Белле хватит мастерства унять боль.

— Около года, — смущенно сказала Керри и вдруг посмотрела, словно боялась за меня, когда я услышу это. Я никак не отреагировал, не показал отвращения, просто молча улыбнулся.

Белла плавно перешла от Курта к разговору о ее семье. Я гордился, что додумался задать тот же вопрос в машине, и на меня нахлынуло… не знаю… какое-то потрясающее чувство, так как я оказался на одной волне с Беллой и мои инстинкты не подвели. Это было очень приятно.

— Я не могу сказать, будто понимаю, через что ты проходишь, Керри, — заговорила Белла позже. — Но я точно знаю, прошлое – это прошлое. А настоящее – это настоящее. Если тебе не нравится твоя прошлая жизнь, то тебе стоит ее изменить, вот так просто. Тебе лишь надо начать сначала.

— У меня ничего нет, — сказала Керри, ее голос чуть дрогнул, когда она посмотрела на меня, а затем на Беллу.

— Ошибаешься, — тут же парировала Белла. — У тебя есть ты. А это все необходимое. К тому же, когда у тебя ничего нет, то и терять тебе нечего, так ведь?

Керри закатила глаза, борясь с желанием вновь довериться, и нахмурилась.

— Еще есть чего заумного мне сказать?

Я практически вскочил и наорал на нее, но Белла вступилась.

— Сядь, Энтони, — Белла кинула на меня взгляд и решительно посмотрела на Керри. — Ты права, тебе не нужны клише и мудреные мысли от меня. Так что скажу прямо. Ты больше не проститутка. Ни сучка Курта. И ты не одна. Ты совершила низкие поступки, это так, и я понимаю, что потребуется много работать с психологом, чтобы ты вновь смогла смотреть на себя в зеркало, не говоря уже о глазах семьи и друзей после того, как расскажешь о своих поступках.

— Тебе будет хреново и очень больно, особенно если они снова отвернутся от тебя. Будет чертовски сложно. Но либо ты встретишься с этим и начнешь жить, либо вернешься и умрешь… или хуже.

— Когда я познакомилась с Энтони, он настолько привык к своей жизни, что выглядел счастливым… или безразличным. Это первое, что я заметила в нем, то, каким радостным он казался. Но под этой твердой оболочкой скрывалось столько боли… Боли, которую он, возможно, всегда будет чувствовать до конца своих дней. Ему хочется избавить тебя от этой боли и мучений. Он прошел через такие страдания, его мучили, и все равно сегодня ему хочется быть добрым и помогать людям. Он хочет помочь тебе. Он верит в тебя. Ему удалось сохранить свое сердце, несмотря на извращенные попытки больных ублюдков уничтожить его.

— Но он думает, что я спасла его и смогу спасти тебя. Только он ошибается. Себя спасти можешь только ты сама. Как он спас себя. Освободить себя можешь лишь ты. Это твой выбор. Никто не может тебя заставить что-то делать. Так что? Останешься? Или мы отвезем тебя к Курту прямо сейчас?

О боже, я люблю мою Беллу!

На ответ у Керри ушло много времени, она то смотрела на меня, то опускала глаза. Наконец, подняв взгляд на Беллу, она прошептала, будто Курт мог услышать.

— Я не хочу туда возвращаться. Пожалуйста, не прогоняйте меня.

— Никто не хочет, чтобы ты уходила, Керри, — тут же заверила ее Белла с таким чувством, что у меня самого глаза увлажнились. Керри облегченно улыбнулась, и из правого глаза у нее скользнула слезинка.

За пару часов мы составили для Керри план. Даже Питер помог с ним. Утром я пришел в своей черной ковбойской шляпе и обычной рабочей одежде, чтобы отвезти Керри в ее первый день на работу.

Она посмеялась над моим видом, но я не обратил на это внимания. На секунду мне показалось, что я перепутал номер. Лицо Керри было умытым и без макияжа, а волосы выпрямлены и собраны в аккуратный хвостик за спиной. Она надела джинсы Беллы и ее черно-белую удобную фланелевую рубашку. И вдобавок к этому у нее на ногах были подошедшие кроссовки Беллы.

— Надо же, Керри, — с искренней улыбкой поприветствовал я. — А ты очень хорошенькая, когда умытая. Когда выглядишь… собой.

Кончик ее носа чуть зарделся, и она, ухмыляясь, опустила глаза, точно так же, как я, когда получал комплимент.

— Нет, я выгляжу ужасно, — она снова начала себя принижать, еще одна моя характерная черта.

— Ты отлично выглядишь! — возразил я. — К тому же это неважно. Лошади не привередливы. Им лишь бы их накормили, помыли и напоили. Пойдем.

Керри доехала с нами в фургоне грузовика до конюшни. Я ее всем представил, включая Боба, и она даже выпила с нами кофе, когда убедилась, что Боб шутил, вновь называя его коровьей мочей.

— Ты так над всеми шутишь? — спросил я его, когда она отпила из кружки, радуясь теплому напитку в такой холод. Я дал ей одну из своих курток, чтобы она не заработала пневмонию.

Шерон сказал, что за Керри в конюшне отвечаю я, поэтому первой моей работой для нее было одно из моих любимых занятий из прошлого, вызывающее во мне ностальгию.

— Шевелись, девочка, — строго заявил я, когда мы приехали на работу. — Тебе тут надо двигаться быстрее.

— Прости, Энтони, — робко произнесла она, догнав меня.

— Видишь миски? — я указал на пластиковые емкости в сарае. — На каждой из них есть имя. Мы положим туда еду для лошадей, а затем ты отнесешь миски хозяевам. Понятно?

— Понятно, — она уставилась на все мелкие миски, даже не понимая, какой жестокий трюк я с ней проворачивал, тот же самый, через который прошел сам в свой первый день здесь. Но традиции – прекрасная штука, и я, как и остальные, хотел посмотреть, насколько она окажется выносливой и полной решимости выполнять простую работу и держать тут все в чистоте.

— Пошевеливайся, девочка! — снова рявкнул я. — Тут нет места для принцессы, даже для темной! Быстрее! У нас куча тяжелой работы.

Она тут же приступила к делу и начала наполнять миски, чтобы отнести как можно больше в загоны лошадям.

Вскоре все миски были наполнены, а Керри прошла к стойлу, осторожно открыла дверь и попыталась зайти с нелепой миской. Я старался сдержать смех, когда раздался ее первый крик от напора Темпера, одного из тех коней, которых я больше всего ненавидел. Психо наблюдал за происходящим, практически истекая слюной от предвкушения своей очереди с новым человечком.

— Не кусай меня, козел! — завопила она, и я потерял самообладание, разворачиваясь спиной к загону и громко хохоча, прикрывая рот шляпой.

Затем собрался с силами и повернулся к ней с непроницаемым лицом.

— Керри! — заорал я на нее, стоя снаружи загона, в котором она находилась. — Будь любезней к лошадям. Ты на них работаешь.

— Тогда скажи им, чтобы перестали меня кусать! — выкрикнула она в ответ.

Я лишь молча приподнял бровь.

— Да, Энтони, — тихо поправила она себя, пытаясь выбраться из угла, в который ее загнали, и, опустив миску, поторопилась выйти из стойла.

Целая вечность у нее ушла на кормление, и я задумался, был ли я таким же медлительным поначалу. И просто гордился ей, что она не сдалась, работала и делала глубокий вдох с новой миской и следующей лошадью. У нее имелся потенциал. Девчонка была неробкого десятка, это уж точно.

Весь день я ей помыкал, не особо наслаждаясь этим, да и не привык я быть главным. Но было классно, как она делала все, о чем я ее просил, несмотря на тяжести, которые надо было таскать, или на всю отвратительность самой работы. Она делала ее и выкладывалась по полной.

— Керри! — орал я. — Еще соломы! Да поживей!

— Хорошо, Энтони.

— Керри!

— Да, Энтони? — кротко отзывалась она.

— Еще зерна, принеси два больших мешка! — велел я. — Шевелись!

Что она и сделала. Даже побежала за ними! Чертовы мешки весили тонну! И я получил их довольно быстро. Она молодец!

Йо-йо снова и снова выбирался из загона, думаю, только чтобы Керри бегала за ним и приводила обратно. Да наш коник втрескался!

— Керри! — позже позвал я. — Что ты делаешь? Сидишь на работе?

— Я не сидела, я упала! — она встала и стряхнула лошадиный навоз с задницы. — Психо меня толкнул!

— Психо? — нахмурился я. — Милый невинный Психо? Да этот конь просто лапочка! Не знаю, почему он так поступил, ты, должно быть, его напугала! Отведи его в загон.

Оглядевшись в его поисках, я увидел коня на загороженном поле, он в очередной раз направлялся к моей Дэнсер!

— Засранец! — воскликнул я, мчась к ним. — Уйди от моей малышки!

Совершенно не собираясь этого делать, я дал Керри повод немного посмеяться над собой. Думаю, она это заслужила, так что я не возражал.

Ко времени обеда Керри выглядела полуживой. Потная, вонючая, испачканная грязью и в пятнах от навоза. Короче говоря, выглядела она, как я после дня с этими лошадьми из ада.

Снаружи было довольно холодно, так что я постелил попону между двумя стенами загонов, и мы сели на нее, готовые ради разнообразия покормить себя.

— Время кормить людей, — ухмыльнулся я ей, смотря, как она усаживалась напротив, немного смущенная.

— Я ничего не взяла поесть, — она пожала плечами, собираясь сказать, что это ничего и она не голодна или еще какую-нибудь ложь.

Открыв коробочку с ланчем, я практически закатил глаза и кинул ей толстый сэндвич, на котором был стикер с надписью “КЕРРИ”. И тут на ее лице расцвела улыбка.

— Спасибо, — поблагодарила она, отодрала записку и перевернула.

«Мы все гордимся тобой, Керри. Отличная работа, так держать! С любовью.
Энтони, Мари и Кэти».

Девушка улыбнулась, прочитав, и я улыбнулся ей, протягивая банку колы к бутерброду.

— Кто такая Кэти? — поинтересовалась она, стараясь не показать, как ее тронула подпись, но я видел ее лицо в эти первые три секунды.

— Моя дочь, — сообщил я и шепотом добавил: — Девятилетка с духом тридцатилетней женщины.

— Ты рассказал своей дочери обо мне? — растерянно переспросила она.

— Без взрослых деталей, — произнес я, откусывая сэндвич – отличное сочетание стейка и небольшого количества подливки, завернутое в отличный длинный рулет. Думаю, Керри получила такой же.

— Но да, я сказал ей, что нашел тебя, ты сбежала из дома и теперь работаешь здесь, — заявил я. — Она уже достает меня просьбами привести тебя домой, чтобы вместе поиграть в приставку Wii.

Керри улыбнулась и вдруг напустила на себя безразличие.

— И что ты сказал? — недоверчиво поинтересовалась она и, откусив от бутерброда большой кусок, промычала.

— Ты не приблизишься к моему дому или дочери, пока не покажешь, что я могу тебе доверять, — категорично заявил я, не желая рисковать безопасностью дочки. — Поэтому заслужи доверие, и когда-нибудь я приведу тебя домой на ужин.

Керри кивнула, понимая это, и пару минут мы ели в тишине.

— Ты можешь… доверять мне, знаешь, — тихонько проговорила она. — Я бы никогда… никогда не сказала ей или кому-то еще о тебе. Тебе необязательно было мне помогать, но ты помог. Я этого не забуду, понимаешь… никогда.

Я лишь улыбнулся ей в ответ, видя ее совершенно новую сторону, и она мне нравилась.

— Я просто хочу, чтобы ты знал, — она опустила глаза, открывая колу. — Я не такая, как те… кто делал это с тобой. Так что…

— Я знаю, — без колебаний сказал я, чувствуя, как доверие к ней уже зарождалось в моем сердце. Я слишком легко верю. Слишком сильно люблю. Это хорошо или плохо?

— Доедай, принцесса, — напомнил я, пользуясь кличкой, которой звал ее последние пару раз во время работы. — Нам дальше мыть лошадей, потом чистить… тебе понравится.

Керри скорчила гримасу, которая отлично резюмировала сказанное мной, и я тихонько хохотнул, невзирая на свою роль плохого парня.

Каждый день я гонял Керри в конюшнях. И каждый вечер спрашивал: “Готова позвонить домой?”

На что получал вежливое: “Пока нет”.

Она действительно меня поражала. Все, что я велел ей делать, она выполняла. Когда я рассказал про розыгрыш с лошадиными мисками, девчонка начала гоняться за мной с вилами! Остальным ребятам это жутко понравилось, уверен, мне это долго будут припоминать.

Но за исключением этого небольшого промаха, она отлично справлялась.

Однажды вечером, спустя пару недель с начала ее работы со мной, Керри как раз собиралась уходить и пошла искать меня, чтобы я отвез ее на грузовике домой. Но меня не оказалось на месте. Она нашла меня у Дэнсер.

У Дэнсер в последнее время дела шли плохо. Она перенесла операцию на ногах и вновь лежала на боку в специализированном изолированном загоне, где мы держали ее в самом начале. Я видел, как ей тяжело, несмотря на седативные, но больше ничего не мог дать, чтобы облегчить боль. Просто сидел рядом, смотря в ее полуприкрытые глаза, в которых будто читался вопрос: “За что? Почему ты так меня мучаешь? Как мне хочется, чтобы ты просто меня отпустил, позволь мне умереть…”

Хороший ветеринар, доктор Картер, пообещал мне сделать все возможное, но имелась вероятность, что ее ноги никогда не будут работать. Может статься, она больше никогда не пойдет, не говоря уже о беге, и это значило, что им тогда придется избавить ее от страданий.

Сидя здесь, я размышлял об этом, о Дэнсер, которая так далеко продвинулась в эти последние месяцы, когда услышал за спиной тихий голос Керри, спросившей:

— Тони, домой не собираешься?

Она звала меня Тони, потому что Боб сказал ей, как мне это не понравится. И ей безумно нравилось меня бесить.

— Не сегодня, — услышал я собственный голос, только такой слабый и ломкий даже для собственных ушей. — До завтра, Керри. Отлично поработала.

Я не смотрел на нее, потому что знал – слезы стояли в моих глазах, но, должно быть, голос меня выдал, так как она не ушла.

Дыхание Дэнсер стало тяжелее и участилось, похоже, каждый вздох давался ей с мучениями, и впервые я задумался о том, чтобы отпустить свою малышку туда, где больше не будет боли. Она так отважно боролась и столько вытерпела, что мне начало казаться, ей стоило отправиться в лучший мир, чем оставаться в этом дерьме. Она заслуживала лучшего.

Медленно пройдя внутрь, Керри остановилась за мной, пока я пытался собраться с мужеством, не желая, чтобы она видела меня таким слабым.

— У нее была операция, а? — поинтересовалась Керри, заглядывая мне через плечо, чтобы посмотреть на Дэнсер.

Я кивнул, боясь, что мой голос мог сейчас подвести.

— Твоя лошадь? — также мягко спросила Керри, я медленно кивнул и шепнул:

— Да.

— Она самая красивая, — сообщила Керри, но это я уже и так знал.

Не переставая гладить ее гриву, я провел пальцами по морде, видя, как некоторые мышцы расслаблялись под моим прикосновением. Это меня порадовало, но рыдание все равно вырвалось из груди, хотя я понимал, что, скорее всего, спугну Керри, но ничего не мог с собой поделать.

— Эдвард… — прошептала она мое настоящее имя и без приглашения уселась рядом, обнимая меня и похлопывая по спине. — Все хорошо. Не бойся. С ней все будет в порядке. Она сильная. И любит тебя так сильно, что аж тошно. Она тебя не оставит.

Губы дернулись в вялой улыбке при слове “тошно” - это было забавно. Но меня все равно разрывало на куски от боли.

— Ей так плохо, — проговорил я дрожащим голосом, но мне было плевать. — Она должна быть просто милой лошадкой, бегать, играть и есть яблоки, а не испытывать такое!

— Понимаю, — соглашается Керри. — Это отстой. Жизнь – отстой. Но она все еще живет и борется. Уверена, с ней все будет нормально, когда пройдет через самое сложное.

Я развернулся к ней, позволив увидеть текущие по лицу слезы. Она не отвернулась и даже не отвела взгляда.

— Не ставь на ней крест, пожалуйста, Эдвард, — попросила Керри, но, казалось, что говорила она не только о Дэнсер, но и о себе. Я слышал подтекст в словах и видел взгляд в голубых льдинках ее глаз.

— Не поставлю, — ответил я, смотря прямо на нее. — Никогда.

Улыбнувшись мне в ответ, она положила голову мне на плечо, смотря теперь на Дэнсер вместе со мной.

— Нам надо присматривать друг за другом, так ведь? — спросила Керри. — Как ты и сказал, мы все потерянные ангелы, свернувшие где-то не туда в ад, и ищем наш путь домой вместе. В том числе и Дэнсер. Она одна из нас.

Кивнув, я в ответ обнял Керри, впуская ее в свой небольшой круг друзей.

— Да, мы найдем наш выход, — тихо произнес я. — Все вместе. Клянусь.

С Беллой и Питером в качестве наших путеводных звезд как мы могли не найти путь?

Через пару минут Керри начала напевать знакомую мелодию. У меня все не получалось вспомнить, что это за песня, поэтому я спросил ее.

— Старая песня, — улыбнулась она мне. — Папа пел мне ее в детстве. Молния. Она про лошадь. Знаешь ее?

Я задумался, когда она начала петь мягко и тоненько, успокаивая Дэнсер.

— Она спускается с Желтой Горы, — пела Керри Дэнсер. — Несется по темной равнине на пони, которого назвала Молния. Вихрем скачет в холодную ночь Небраски.

Я видел, что Дэнсер нравилось пение, как и мне. Так что я позволил продолжать, вспоминая композицию. Кажется, это что-то из семидесятых.

— О-о, говорили, она умерла одной зимой, когда пришел смертельный мороз. А пони по кличке Молния сбежал из своего стойла и потерялся в буране.

Керри как раз перешла к куплету, который я знал достаточно хорошо, чтобы присоединиться, но, следя за своим голосом, я не повышал его.

— Она бежала и звала Молнию, — пели мы. — Она бежала и звала Молнию… Она бежала и звала Молнию…

До самого утра она сидела со мной и Дэнсер, пока моя малышка не уснула, больше не показывая признаков неудобства или страданий. Моя лошадка успокоилась, что было просто чудом!

Следующим вечером Керри пришла со мной домой после работы на ужин и знакомство с моей семьей.

Очень скоро она заняла место в наших жизнях и стала частью семьи. Частенько Керри засыпала на диване, где играла в приставку с Кэти и Тао, который постоянно заходил в гости. Ничего не происходило, что бы заставило меня засомневаться в Керри. Почти все время девушка вела себя, как ребенок, и чем чаще я наблюдал их совместные игры, тем больше видел ее такой – просто ребенком, малышкой, но повидавшей жуткие вещи, которые не должны видеть дети.

Как и Дэнсер, Керри не должна была испытывать такой боли. Она была рождена смеяться и играть. Но размышления о чужих мучениях отлично работали, заставляя меня забыть про собственное дерьмо, и я даже начал себя чувствовать хорошо большую часть времени. В последнее время сэр Кевин не мерещился мне на каждом углу, и я радовался, что он ушел в проклятый отпуск. Намерение отправить Керри домой росло, но это должно было стать ее идеей и решением. Мои мысли постоянно возвращались к отцу Керри, каково это – не знать, где твоя девочка, что она делает. На его месте я бы просто впал в ступор.

Так что я все сильнее и сильнее заваливал ее работой на конюшнях, заставляя заботиться о самых сложных лошадях, себе же брал послушных.

Психо, Темпер, Аполло, Кошмар и многие другие – все они безупречно справились, помогая мне в моем плане. Чем сильнее она уставала, а тело болело, тем больше я давал ей заданий. И вместе с ее растущей усталостью росло и мое понимание, как я буду скучать по ней, когда ее больше здесь не будет.

За время нашего совместного труда мы много разговаривали, в основном находясь наедине, пока занимались лошадьми, и она, казалось, действительно слушала меня, мои рассказы о жизни рабом, о прошлом и о боли – физической и психической, о хозяевах, госпожах и клиентах. О Белле и о том, как я нашел любовь, о Кэти и поисках прощения. О попытках научиться прощать себя.

Я надеялся, что каждое слово все дальше отталкивало ее сердце от Курта и его больного мирка и заставляло ее оглядываться на оставленную жизнь – родителей, младших братьев, школу, друзей. Мне не хотелось, чтобы она уходила, но я отчаянно желал ее возвращения к родным. Я не мог быть ей отцом. Другом – пожалуйста, может, даже наставником. Дорожным знаком, предупреждающим о ситуации впереди, если она продолжит свой путь в этом направлении – предостережением, поучительной историей. И я буду, если это поможет ей пересмотреть свои решения.

Белла продолжала меня удивлять и постоянно находилась в жизни Керри. В дело вернулась доктор Белла, встречаясь с Керри три или четыре раза в неделю для неофициальных встреч, в дополнение ко времени, которое мы постоянно проводили вместе. Керри полюбила ее, о чем и сообщила мне. Она говорила, что я был прав насчет Беллы и мне повезло быть найденным ей. И я всегда соглашался:

— Я знаю, я везунчик.

Белла помогала Керри своими способами, а я своими, и наша команда вроде отлично подошла нашей новой подруженьке. Я радовался, когда мог сказать что-то, что несло добро. В конце концов, я мог ей как-то помочь, делая из моего прошлого и опыта что-то классное, вместо того, чтобы наблюдать, как оно снова и снова приносит боль или отвращение людям.

Питеру ситуация не нравилась, но он с уважением относился к нашему желанию помочь Керри любыми доступными нам способами. Он всегда был готов присоединиться и оказать свои услуги, если понадобится, но доктор Белла выстроила отношения с Керри, как и я, и девочка никогда не спрашивала про доктора Питера. Она сказала, что с него и так хватит, раз он мой доктор. Вот язва, а?

Я научил Керри ездить верхом на Солнце Полуночи. В ясные дни мы катались и беседовали.

И как-то она сказала: “Мне тоже повезло. Не спаси она тебя, ты бы никогда не помог мне”.

Это предложение стало бесценным подарком от нее, и оно всегда будет жить в моем сердце. Ни один Дом не заберет его у меня, и мне не надо было прятать его или запирать, чтобы оставить себе.

В итоге одним холодным мартовским днем после работы Керри спросила, может ли она зайти к нам и поговорить со всеми, в том числе с Кэти.

Я знал – это то, на что я надеялся – ей хотелось уехать домой. Мы все готовились к этому, даже говорили, что когда-нибудь Керри возвратится к семье, чтобы поправиться и вернуться в школу. Мысленно Кэти соглашалась, но я понимал, что когда время подойдет, то ей будет нелегко попрощаться с очередным другом. Керри подарила Кэти новое чувство уверенности в себе, научила ее справляться с мелкими засранками в школе, хотевшими ее обидеть.

— Мне действительно сложно… — начала Керри со слезами на глазах, когда мы все сели за стол.

— Все хорошо, Керри, продолжай, — мягко, но уверенно подтолкнул я ее со слабой улыбкой. Я чувствовал себя наседкой, наблюдающей, как один из птенцов выпрыгнул из гнезда, и надеющейся, что он раскроет крылья и полетит, а не шлепнется об асфальт внизу.

— Мне нравится быть тут с вами, ребята, — сказала Керри, переводя взгляд с Кэти на Беллу. — Вы все такие замечательные, и я вас люблю.

Мне пришлось на секунду отвернуться, или, клянусь, я бы расплакался прямо здесь. Будет сложнее, чем я думал.

— Но чем больше я провожу с вами времени, тем сильнее скучаю по родным, — объясняла она, вытирая собственные слезы. — По братишке… и Джулиану. Мне бы очень хотелось с ними встретиться, поговорить и узнать, может, еще можно все исправить.

— Замечательно, Керри, — Белла улыбнулась ей, скрывая собственную печаль. — На такое требуется смелость. Я знала, что ты крепкий орешек.

— Определенно, — добавил я, гордясь ей. — Она ежедневно занимается самыми жуткими лошадьми на работе, и у нее отлично это выходит. Знаю, я был жесток к тебе там и нечасто говорил это, но ты прекрасно справилась, куда лучше меня. И я действительно благодарю тебя за все, что ты сделала, за ночь с Дэнсер и мной. Тебе никогда не понять, сколько это для меня значит.

Белла согласно кивнула, она на самом деле была благодарна, что Керри тогда была со мной. В ту ночь она находилась с Кэти и радовалась, что я не страдал в одиночестве.

Носик Керри вновь порозовел, и она опустила взгляд на свои руки.

— Мне тогда больше нечем было заняться, — отмахнулась она.

Я улыбнулся ей и понял, что действительно прощался с ней. Буду по ней скучать, правда.

Донесся всхлип со стороны Кэти, я повернулся и обнаружил ее плачущей.

Я чуть не подорвался к ней, чтобы обнять, но Керри меня опередила и уже подсела к Кэти.

— Эй, я думала, что с детской фигней покончено, мелкая, — Керри улыбнулась младшей подруге. — Помнишь, нужно быть смелой?

— Прости, — Кэти вытерла глаза. — Я просто буду скучать по тебе… сильно! И ты никогда не вернешься.

Теперь у меня в глазах стояли слезы… черт бы их побрал!

— Я вернусь, — пообещала Керри. — Иногда буду навещать вас, если никто не против.

Керри посмотрела на нас с Беллой, и мы оба улыбнулись ей. Такая глупенькая.

— Тебе тут всегда рады, Керри, — позволила сказать мне Белла. — Ты часть нашей семьи.

Теперь увлажнились глаза Керри, но она сморгнула слезы.

— Спасибо, Тони, — поблагодарила она, отчего я заулыбался шире.

— Не за что, принцесса, — ответил я.

Керри вернулась к Кэти, смотря на нее и говоря:

— Оставляю тебя за главную с этими двумя, — смотря на нас с Беллой, она добавила: — Они слишком хорошие и милые, чтобы оставаться в одиночестве в этом дерьмовом мире. Тебе надо следить, чтобы никто ими не воспользовался и не обидел. Поняла, ребенок?

— Поняла, — с ответственностью заявила Кэти.

Мы позвонили родителям Керри в тот же вечер, и те расплакались, когда впервые за многие месяцы услышали ее голос. Без сомнения, их преследовали жуткие кошмары, что она могла быть мертва все это время, изнасилована, похищена, убита или все вместе взятое. Керри тоже особо ничего не могла сказать, только постоянно повторяла “простите”. Белла дала мне поговорить с отцом Керри, позволяя закончить то, что я начал, когда нашел эту дрожащую размалеванную девчушку, которая могла заглотить четыре чизбургера зараз.

— Не хочу говорить за Керри, — сказал я. — Она сама может это сделать. И ей есть что сказать. Мне бы хотелось, чтобы вы приехали сюда и мы вместе смогли все обсудить. Может, это не мое дело, но мне надо знать, что как только Керри отправится с вами домой, то никогда больше не сбежит от вас. Вы все должны поклясться мне, что такое никогда не повторится. Мне надо знать это до того, как вы уедете.

Родители Керри согласились на все мои условия. Все твердили, что я герой, и благодарили за спасение их дочери и возвращение ее им. Я возразил, что совсем не герой, но спорить с ними было бесполезно.

На следующий день они приехали вместе с ее десятилетним братом. До того как кто-то что-то сказал, они все обнялись в нашей гостиной, плача и извиняясь друг перед другом. Белла взяла меня за руку и сильно сжала ее, а когда я посмотрел на нее, то увидел столько радости и гордости в ее взгляде. Она всегда говорила, что гордилась мной, но впервые мне казалось, будто заслужил это.

Спустя несколько часов, когда все было обговорено и Керри поведала свою историю родителям, они оба снова обняли нас с Беллой, со слезами благодаря за все, что мы сделали для их дочери. Керри забрала все свои вещи из гостиницы, попрощалась с Кэти наедине в ее спальне, после чего уединилась с Беллой в старой комнате Бена и Анжелы. А затем она попросила меня прогуляться с ней вдвоем на заднем дворе. Предвкушения я не испытывал.

Кивнув, я захватил куртку, и спустя мгновение мы уже стояли снаружи в темноте, слушая стрекот кузнечиков и ожидая, когда каждый скажет свое “прощай”.

— Твои родители кажутся классными, — первым заговорил я, краем глаза поглядывая на нее с непроницаемым лицом. — Не позволяй всему пойти под откос в этот раз. И не убегай, когда начнутся сложности. Останься. Стой до конца. Сделай так, чтобы все получилось. А если не сможешь, позвони мне. Не Курту. Обещай мне, Керри.

— Обещаю, Эдвард, — очень тихо произнесла она мое настоящее имя, но специально давая понять, что говорит искренне. — Ты ведь мне все рассказал… я видела… И не думай, что мне захочется покинуть дом раньше сорока лет.

Засмеявшись после последнего высказывания и ее улыбки мне, я ответил:

— Хорошо. Рад, что мои ужасные истории хоть на что-то сгодились.

— Да, — мягко сказала она с намеком на печаль, глядя на меня. — Не знаю, как ты смог рассказать мне все это, наверняка было так сложно. Но ты все равно рассказал. Ты такой смелый, Эдвард. Мне хочется стать похожей на тебя когда-нибудь, может, помогать таким, как я. Хочется быть смелой и милой, как ты, а не злой и холодной.

— Ты можешь стать тем, кем захочешь, Керри, — я встретился с ее взглядом. — У тебя вся власть, а не у них. Не забывай это. До меня дошло поздно. Но у тебя впереди вся жизнь, тебя ждет столько потрясающих вещей. Трудись и все получишь. Мечты не упадут тебе на колени. Вставай и отправляйся их искать. А когда найдешь, не отпускай. И держи изо всех сил. Потому что это наш последний шанс. Мы должны воспользоваться им на полную.

— Знаю, — улыбнулась она мне с блестящими от слез глазами. — Черт… ну вот, снова плачу.

— А почему мне плакать одному? — спросил я, чувствуя, как запекло глаза.

Ее нижняя губа задрожала, как только она заметила это, сразу кинулась ко мне и захныкала, когда я обнял ее в ответ, поглаживая по длинным темным волосам. Знаю, это безумие, но мне казалось, будто я терял дочь. Просто внутри что-то ныло.

— Я люблю тебя, Эдвард, — плакала она, слабый и тихий голос заглушала ткань моей куртки.

— И я тебя люблю, Керри, — прошептал я, закрывая глаза и ожидая, когда она отпустит меня. Мне не хотелось, чтобы она чувствовала себя нежеланной или отвергнутой. Надеюсь, она никогда больше не испытает этого в своей жизни.

— Большое тебе спасибо, — всхлипывая, рыдала она. — Спасибо.

— Тебе спасибо, — с любовью ответил я. — Что позволила мне помочь тебе.

Наконец она меня отпустила и, не торопясь, подняла глаза, вытирая правую щеку и пытаясь улыбаться.

— У меня твой адрес, — знающе улыбнулась она. — Я вам напишу, ребята, и приеду как-нибудь в гости этим летом, если вы не против.

— Это и твой дом, Керри, — сообщил я ей. — Возвращайся в любое время. Когда будут каникулы… и тебе лучше привезти хорошие оценки.

Хихикая, она кивнула и сказала:

— Сделаю.

— И держись подальше от парней, — добавил я.

— Обязательно.

— Сконцентрируйся на оценках, не окунайся сразу в вечеринки и танцы, — продолжал говорить я все, что приходило на ум.

— Хорошо! — засмеялась она, отвечая чуть громче. — Хорошо! Господи! Успокойся, а?

— Хорошо, успокоюсь, — согласился я с крошечной улыбкой, зная, что разговор близится к концу. Мне это не нравилось. Возненавижу момент ее отъезда.

Судя по тому, как она стояла и смотрела на машину с ожидающими родителями, ей тоже не хотелось уезжать.

— Спасибо за наставление, — сказала она, серьезно смотря на меня. — Спасибо, что указал мне на выход из ада, Эдвард.

— Пожалуйста, — ответил я, кивая и указывая на ее семью. — Это в ту сторону. Не сворачивай. Не разворачивайся и не оглядывайся.

— Поняла, — она смотрела так, словно запоминала мое лицо.

Минутку я подождал, прежде чем вновь нарушил тишину.

— Береги себя, светлая принцесса, — сказал я, давая ей новое прозвище.

— Да к черту, — фыркнула она, услышав кличку. — Я не принцесса, кому они нужны? Я занимаюсь лошадьми. Женщина с конюшни. Крутая женщина с конюшни.

Она сказала это с такой гордостью, что вызвала у меня чувство вины за все те разы, когда я называл себя “простым конюхом”. Пожалуй, мы теперь оба знаем, что есть вещи и похуже.

— Это правда, — ухмыльнулся я, мне нравилась ее манера.

— Еще разок обнимемся, — с этими словами она распахнула руки, и я с радостью пал в очередные объятия, чуть сжимая ее и по-отцовски целуя в макушку.

— Веди себя хорошо, крутышка, — сказал я дрогнувшим голосом.

— Ты тоже, — ответила она. — Хотя сложно представить, чтобы вы, ребята, стали лучше нынешнего. Вы чудики, знаете это? Вы слишком хороши!

— Мы пришельцы, — выдал я тайну, и она рассмеялась, отпуская меня.

— Так и знала, — пошутила Керри в ответ, стараясь удерживать улыбку на лице, как и я.

Мне не нравилось говорить такое, но я был вынужден – пора отпустить ее в полет.

— Мне лучше убираться, пока не прилетел наш корабль и не выкрал тебя, — сказал я, стараясь звучать легко, хотя сердце разрывалось.

— Ага, — сказала она, смотря на родителей, которые в стороне говорили с Беллой. По щеке девочки скатилась одинокая слеза, которую она сразу вытерла, словно злясь, что та сорвалась.

— До встречи, Эдвард, — попрощалась она и собралась было отвернуться, но затем развернулась ко мне и поманила пальцем наклониться к ней.

Я склонился, думая, что Керри хотела мне что-то шепнуть, но она обхватила мое лицо с такой любовью. Слезы стояли в ее глазах, пока она разглядывала меня, а затем поцеловала в щеку.

Закрыв глаза, я почувствовал проникающую внутрь любовь, а затем открыл их и встретился с ее пристальным взглядом.

— Прощай, — шепнула она.

— Прощай, — ответил я надрывно от захвативших меня эмоций.

К машине она шла не впереди меня, а рядом.

Подойдя к ее родным, я снова услышал слова благодарности за спасение жизни их дочери, и если мне будет что-то нужно, то стоило только позвонить им.

— У меня уже есть все, что нужно, — сказал я им. — Я познакомился с Керри. Берегите ее.

Керри садилась в машину, когда услышала мои слова и всхлипнула. Младший брат сел с ней на заднем сидении, ему не терпелось уже уехать от нас, незнакомцев, и получить сестру в полное свое распоряжение.

Отец сел за руль, а мать рядом, и он завел мотор.

— Ох, подождите! — воскликнул я. — Не уезжайте пока, секундочку! Сейчас вернусь!

Забежав в дом, я поторопился обратно с двумя огромными стаканами красного напитка из фруктового льда для Керри и ее брата.

— Держи, — протянул я девушке заледеневшие стаканы, и она громко воскликнула:

— О, класс! — засмеялась она, обращаясь к брату. — Я подсела на эти штуки, подожди, пока не попробуешь, тебе понравится!

Позвольте сказать, мы с Керри сблизились за распитием таких напитков за время ее пребывания с нами.

Ее братишка сделал глоток через трубочку, и широченная улыбка расплылась на его лице. Самый первый глоток. Я ему завидовал.

— Вкусно! — парнишка искренне мне улыбнулся в первый раз, и это стало вишенкой на моем сандэ.

— Еще раз спасибо, — улыбнулся их отец со своего места.

— Энтони нравится подсаживать людей на эту штуку, — сострила Белла, стоящая рядом, и я приобнял ее, наслаждаясь ощущением шелковистых локонов.

Керри высунула руку из открытого окна и взяла меня за руку, чуть сжимая ее.

— Пока, Энтони, — повторила она. — И Мари, Кэти… Заботьтесь друг о друге и о Дэнсер. Мне хочется знать, как у вас дела, пишите мне, все вы, хорошо?

— Хорошо, — ответила Белла, рука которой была на Кэти, а та просто смотрела, слишком опечаленная, чтобы говорить, а может, они уже все обсудили ранее в комнате Кэти.

— Веди себя хорошо, — снова напутствовал я, когда машина стала неторопливо двигаться с места, отчего наши руки рассоединились. Керри кивнула и сделала глубокий вдох, махая нам и не отворачиваясь, пока они уезжали по пыльной дороге. Не прошло и минуты, как они уже скрылись из вида.

Кэти, сердце которой разбилось, убежала в дом. Мне хотелось побежать за ней, но, казалось, я не мог сдвинуться с места, выглядя так, будто машина никуда не уезжала. Может, было неправильно с моей стороны пытаться отговорить ее от того, чтобы грустить. Это печально – прощаться с тем, кого любишь. Мне не нравилось это, но, возможно, мне стоило дать ей “переболеть”, а не пытаться сгладить все, словно ей четыре года, позволить разобраться с этим самостоятельно. Мы вместе пройдем через это. Да, так правильно. Будем держаться, как семья, и утешать друг друга. И мы станем только ближе после этого.

Белла обняла меня и поцеловала место над сердцем через рубашку.

— Ты сделал это, Эдвард, — мягко произнесла она, смотря на меня так, словно я кто-то особенный. — Ты спас ее. Она дома. Если ты и теперь не видишь все прекрасное, что вижу я, когда смотрю на тебя, то ты слеп. Я хочу услышать, как ты скажешь это. Хочу услышать, что ты сейчас чувствуешь. Говорит доктор Белла… и Белла, любящая тебя.

— Мне грустно, — первым делом признался я, но затем копнул глубже. — Но и хорошо тоже. Очень хорошо. Я ей помог. Вытащил из этого дерьма, что было ее жизнью. Я все еще не знаю, как сделал это или почему она так быстро послушалась и пошла со мной, но я рад, что не облажался. Я помог ей!

— Приятно, а? — Белла разделяла триумф вместе со мной, он был как мой, так и ее. Впервые за долгое время она воспользовалась своим талантом с кем-то, кроме меня. И ей удалось достучаться до Керри так же мастерски, как когда-то до меня. Теперь и у нее появились доказательства, что она не какой-то неловкий студент, а доктор Белла, и она гений. Мы просто порхали от кайфа, что сделали это вместе, как команда. Даже Кэти помогла Керри своим невинным образом.

— Да, — мне хотелось летать. — Мы сделали это вместе: ты, я, Кэти. Мы спасли ее, и самое важное, она помогла спасти себя, как сказал Питер. И теперь ты знаешь, что была рождена для помощи людям, а не только мне из-за своей влюбленности в меня.

— Знаю, — глаза Беллы заблестели влагой. — В последнее время у меня было столько сомнений по поводу выбранной профессии психолога. Я переживала, смогу ли заботиться о других людях, даже пациентах, так же сильно, как о тебе. Всегда думала, что больше не смогу начать заново и стать врачом. Но теперь… Уверена, я смогу это сделать. Я знаю, что сделаю это. И плевать, что у меня уйдет двести лет выучиться и получить лицензию, я стану психологом!

В этот раз я обхватил его лицо, наклонившись к ней.

— Детка, ты и есть психолог, — заверил я ее. — Плевать на законы. Ты еще не закончила обучение, а уже спасла две человеческие жизни! Ты была создана для этого! Ты уже все!

Неуверен, кто поцеловал первым, но язык Беллы скользнул мне в рот, и она схватила меня за волосы, неистово лаская мои губы.

Франкенчлен вскочил, как Джек из коробки, готовый служить.

Вдруг она остановилась, и я практически услышал, как Франк захныкал.

— Сначала Кэти, — напомнила она без злости или ревности. — А после, когда она уснет… Пришло время достать ангельские крылья!

— Крылья ангела! — мои глаза распахнулись, когда она за руку повела меня в сторону дома.

Я поспешил за ней. Я бы пошел за ней в Канаду, захоти она этого.

Развернувшись, она ухмыльнулась и сказала:

— Каждый раз, как звонит Белла, ангел получает крылья! (п.п.: игра слов, имя Bella похоже на слово bell – колокольчик на английском)

Я захохотал.

— Мне нравится! Надо написать это на дощечке или еще что-то!

Зайдя внутрь, я закрыл за собой дверь на два замка, оставляя плохих парней снаружи и скрывая мои невинные души от них. Выглянув в окно в последний раз и зная, что больше не увижу ее машины, я все равно мысленно помолился. А затем я произнес это вслух, надеясь, что так Господь услышит меня.

— Позаботься о ней, пожалуйста, — напряженно сказал я, все еще задаваясь вопросом, был ли на самом деле Бог, а затем добавил: — Присматривай за ней в этот раз.

Быстро задернув штору, я пошел к своей семье. В тот момент я не знал, но внутри меня что-то изменилось. Я понял, что Белла не только делилась со мной своим светом, но подарила мне собственный огонь. Тут он зародился, впервые заискрился и изменил меня к лучшему.

Перевод: ButterCup
Редактор: tatyana_gr


Ну, вот и разрешилась ситуация, чуть было не поставившая Эдварда в тупик. Полагаю, вы знаете, что делать smile
- ФОРУМ -


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-15418-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: ButterCup (10.04.2016) | Автор: WinndSinger
Просмотров: 938 | Комментарии: 22


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 22
0
11 серп   (12.04.2016 21:41)
Спасибо большое!

0
22 tasya-stasya   (15.04.2016 21:56)
Пожалуйста!

0
10 pola_gre   (12.04.2016 01:26)
Спасибо за главу!
Очень обнадеживающе. Делай людям добро, и оно к тебе вернется))

0
21 tasya-stasya   (15.04.2016 21:56)
Это точно smile

0
9 MariyaK   (11.04.2016 13:25)
Спасибо за главу

0
20 tasya-stasya   (15.04.2016 21:54)
Пожалуйста )))

0
8 Helen77   (11.04.2016 10:21)
Спасибо большое за продолжение.

0
19 tasya-stasya   (15.04.2016 21:54)
На здоровье )))

0
7 Stasya765   (11.04.2016 10:14)
Спасибо за главу! Она была очень информативной, кажется,Эдвард и других лечит, и сам лечится и забывает своё прошлое. Белла и Питер,конечно, молодцы. Но это точно заслуга Эдварда,то как он помог этой девочке. Надеюсь,она будет появляться в истории, может они будут приезжать друг к другу в гости? Очень жизнерадостная глава получилась,спасибо. wink

0
18 tasya-stasya   (15.04.2016 21:53)
Кто знает... Возможно, Керри, действительно, появиться )))

0
6 Котенок1313   (11.04.2016 00:22)
Спасибо за главу, Эдвард и вся семья сделали замечательное дело, надеюсь с Керри всё будет хорошо smile

0
17 tasya-stasya   (15.04.2016 21:52)
Керри знает теперь, что она не одна, что семья любит ее, что у нее есть друзья, который придут к ней на помощь, чтобы не случилось.

0
5 Korsak   (10.04.2016 21:20)
Спасибо за перевод!
Очень проникновенная глава!
Не только Белла,но и Эдвард теперь могут понять,что им нулать по жизни-их судьба спасение заблудших и несчастных!

0
16 tasya-stasya   (15.04.2016 21:50)
У них добрые и открытые сердца.

0
4 пони   (10.04.2016 17:19)
Спасибо! Жду с нетерпением продолжения.

0
15 tasya-stasya   (15.04.2016 21:46)
Пожалуйста! Продолжение не заставит себя долго ждать, я так думаю. Наш любимые переводчики трудятся в поте лица.

0
3 NJUSHECHKA   (10.04.2016 17:01)
СПАСИБО!!!

0
14 tasya-stasya   (15.04.2016 21:45)
На здоровье! smile

0
2 Bella_Ysagi   (10.04.2016 16:30)
happy спасибо

0
13 tasya-stasya   (15.04.2016 21:43)
Пожалуйста smile

0
1 робокашка   (10.04.2016 16:03)
позитивная глава, все души просветлены и обнадежены smile

0
12 tasya-stasya   (15.04.2016 21:43)
Согласна. От главы словно веет теплом smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]