Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14360]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [8991]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Два слова
Прошлым летом я увидел вас, когда ехал по скоростной ветке «L» метро, ведущего в Бруклин. Я сделал комплимент насчет вашей куртки, а вы написали мне записку на клочке бумаги. Последние несколько месяцев я держал ее у себя на столе в надежде, что я когда-нибудь снова с вами встречусь. Если это вы, пожалуйста, напишите два слова из вашей записки в строке темы электронного письма.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Нарисованное счастье
Жизнь Беллы почти идеальна: добрый муж, красивая дочь и любимое занятие. Лишь одно мешает Белле почувствовать себя полностью счастливой – привлекательный незнакомец, бегающий в парке по вечерам. Сможет ли Белла бороться с искушением и сохранить семью или, может, ей стоит поддаться чувствам?
Мини. Завершен.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Проклятое золото
Ах, тяжело же быть отцом двух взрослеющих дочерей, – вздыхал Чарльз Свон. Одна наотрез отказывается выходить замуж за правильного человека, потому что пообещала сердце бедному матросу, вторая и вовсе грезит о капитанском мостике на собственном корабле. Неровен час, что одна, что другая совершат опасные безрассудства!
Новая сказка от Миравии и Валлери.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7803
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 31. Подводя итоги

2019-11-19
47
0
Pov Драко Малфоя.

При взгляде на Карту Мародёров мы обнаружили, что Нагайну на ней действительно видно, и что направляется она, насколько мы могли определить, к Танцевальному залу! Конечно, никто там уже не спал, однако народ там был. Уж даже не знаю, с какой целью – возможно, там временно устроили раненых, которых далековато было тащить в импровизированный лазарет мадам Помфри? Или как раз наоборот – именно там организовали нечто вроде штаба, где и собралось наше, так сказать, «командование»? Честно говоря, я не вглядывался особенно пристально в имена тех, кто толпился в зале – да и было их не слишком много. Впрочем, это было слабое утешение. В любом случае – эти люди скоро окажутся чем-то вроде добычи для Волдемортовой зверушки! Никому из нас не хотелось отдавать ей ещё хотя бы одну жизнь…
Из-за нескольких обрушенных коридоров для нас оставалась только одна дорога, которой мы могли сейчас воспользоваться, чтобы успеть если не перехватить змею, то хотя бы нагнать её. И пролегала эта дорога как раз мимо прохода к кабинету травологии, откуда рукой подать до теплиц, а значит, и до ещё одного выхода из замка на территорию школы.
Карта подтверждала, что обстановка возле класса далека от спокойной. Нельзя было сказать, чтобы там по-настоящему кипел бой, но и надеяться проскочить мимо незамеченными, не вступая в стычку, было нечего. Тем более, что отряд защитников замка состоял в основном из наших же однокурсников – тех, кто не пожелал укрыться в Маноре, а решил остаться защищать школу. Насколько я мог судить, в основном это были те, кто в своё время принимал участие в этом их «ОД» – Долгопупс, Томас, МакМиллан, Голдстейн, сёстры Патил, Браун, и даже Полоумная Лавгуд. И кто умудрился, интересно, составить оборонный отряд из одних только студентов? Однако я быстро понял, что несправедлив, едва приглядевшись к телам, лежащим в коридоре, который выступал в роли поля боя. По меньшей мере двое из погибших не были одеты в мантии Упивающихся. Мне показалось, что я даже узнал одного из них – он был среди тех членов Ордена, кто участвовал в атаке на Ставку.
Как ни велико было искушение – да даже, наверное, не столько искушение, сколько необходимость, – проскользнуть мимо этой схватки, не вступая в неё, из этого ничего не вышло. Нет, ребята-то мгновенно поняли, что у нас важное дело, и готовы даже были прикрывать наш отход – вот только им недоставало для этого и опыта, и сил. Одно из атакующих вражеских заклинаний всё-таки прорвалось через их защиту, как раз когда мы были уже на полпути к проходу за одним из портретов в конце коридора.
Я был в хвосте нашей группы и едва успел среагировать, когда бывшая впереди меня Гермиона вскрикнула и, сгибаясь почти пополам, рухнула на колени, не в силах сдержать стон. Альтаир, сам при этом звуке дёрнувшийся так, что едва не споткнулся, обернулся и кинулся к ней, подхватывая девушку на руки так, что я смог выпустить её и, развернувшись, прикрыть нас Щитовыми чарами. Попавшее в Гермиону заклятие было невербальным, так что никто толком и не понял, что это были за чары. Ясно было только, что, к счастью, не Непростительные и не парализующие, – но на дальнейший анализ не было времени.
Тем временем Гарри с Роном успели немного вырваться вперёд, уворачиваясь от заклятий – так, что нас от них отделяло несколько шагов. Услышав вскрик Гермионы, они оба остановились, испуганно оборачиваясь – и из-за этого Уизли не заметил опасности, чуть не настигшей его самого. Одна из опорных балок потолка частично пострадала, и прямо над рыжей головой гриффиндорца шатался, грозя вот-вот вывалиться, здоровенный камень.
- Берегись! – завопил я, но, не будь мой крик подкреплён мысленно, едва ли кто-то обратил бы на него внимание в шуме сражения. К счастью, для Гарри всплеска моих эмоций и мысленной картинки, непроизвольно возникшей у меня в голове, оказалось более чем достаточно. Прежде чем камень рухнул, увлекая за собой другие, Поттер схватил друга за рукав и дёрнул назад, прикрывая их обоих мощным «Протего». Что и говорить, действовал он красиво – наверное, сказывалось ученичество у Дамблдора.
К счастью, обвал, последовавший за этим, нельзя было назвать сильным. Рухнуло только несколько камней сверху – в основном те, что составляли саму балку потолочного перекрытия и ту часть потолка, которая на неё опиралась. Однако этого оказалось достаточно, чтобы перекрыть проход, пусть и не завалив его полностью.
- «Все целы?» – осведомился у меня в голове голос Гарри, когда пыль и грохот обвала немного улеглись. Всё так же по мысленной связи я получил от него картинку – они с Роном, прижимающиеся к стене коридора в ожидании, пока пол перестанет трястись.
- «Вроде да», – не очень уверенно отозвался я, резко пригнувшись, когда очередной зелёный луч пронзил воздух над моей головой и вышиб искры из стены, в которую ушёл. – «Правда, не знаю, что с Гермионой, но пострадала она не от обвала. Он начался позже, да и до нас не достал. Я попробую выяснить, что за чары в неё попали».
- «Понял. Обвал не сильный, перелезть через него – нечего делать. Мы идём к вам», – сообщил Поттер. Я колебался лишь мгновение, взвешивая все «за» и «против». Проход не завален доверху, но, чтобы перебраться на нашу сторону обвала, им придётся карабкаться по камням. Уклоняться от вражеских заклятий при этом будет куда труднее, и они превратятся в лёгкие мишени…
- «Нет! Это глупо. Мы вас только задержим. Идите дальше!» – выдал я, стиснув зубы, чтобы не застонать от горькой обиды на обстоятельства. Жизненно важное для нас всех предприятие, важнее любой охоты за крестражами самой по себе! И мы с Альтаиром вынуждены отказываться от него и оставлять Гарри одного – ну ладно, ладно, с Роном, – из-за какого-то дурацкого обвала! Но в то же время я понимал, что бросить Гермиону Альтаир наотрез откажется вне зависимости от ситуации. А я не брошу его. А раз так – задерживать Гарри только потому, что мне смертельно хочется поучаствовать в охоте на Нагайну, просто глупо и нерационально. Перестрелка на нашей стороне продолжалась. Долгопупс и Голдстейн, помогая с прикрытием, добавили к моим Щитовым чарам свои, но Непростительные этим всё равно не остановишь… Улучив момент, я почти не глядя швырнул в сторону Упивающихся Ступефаем, но, судя по всему, не попал. Ладно, пусть хоть видят, что я могу огрызаться…
- Что ты чувствуешь? – прервал мои мысли голос Альтаира. Ветроног оттащил Гермиону за крупный камень, который во время обвала упал немного в стороне от остальных. Правда, он всё равно был не таким большим, чтобы полностью закрыть обоих, но девушку Алси ухитрился разместить за ним почти полностью. Увы, сам при этом он остался весь на виду, и я, ругнувшись вполголоса, поспешно кинул на него ещё одно Протего.
- Я… не могу… разогнуться! – сдавленно прохрипела в ответ Гермиона, каждое слово ей приходилось буквально выталкивать сквозь зубы. – В меня попал… банальный Петрификус! Но… не парализовал… Свело мышцы… внизу живота!
- Фините Инкантатем! – отреагировал Альтаир, практически не раздумывая. Гермиона дёрнулась, однако ожидаемого эффекта не произошло – девушка лишь что-то прошипела сквозь зубы.
- Не поможет! – выдавила она. – Действие ведь… сбилось!
- Тьфу! – Альтаир замер на мгновение, соображая, что тогда предпринять.
- Расслабляющие чары! – крикнул я, посылая в Упивающихся ещё пару заклятий и снова касаясь мысленной связи. – «Идите, говорю! Мы справимся!»
- «Дрей, но…» – голос Гарри был полон сомнения.
- «Да идите уже, нет времени спорить!» – рявкнул я, злясь и на его нерешительность, и на свою решимость. Я боялся, что она вот-вот даст слабину – и я передумаю, найду способ оправдать задержку или ещё что-нибудь…
- Релассиус! – Альтаир указал палочкой на поражённое место, и Гермиона, вздрогнув, расслабилась, снова простонав, но на этот раз тише и от облегчения.
- Спасибо, – прошептала она, благодарно погладив рукой щёку Алси. – И тебе, Драко.
- Всегда пожалуйста, – фыркнул я, снова «переключаясь» и начиная уже с некоторым раздражением думать, сколько это ещё продлится.
- «Гарри, не теряй времени! С нами всё в порядке! Бегите, вам нельзя медлить! Мало ли куда уползёт эта тварь, если вы не перехватите её в Танцевальном!»
- «Да, но… Что с Гермионой?»
- «В порядке, говорю же! Простое Парализующее, только действие сбилось! Мы с Альтаиром уже всё сняли! Давайте быстрее, змея может опять ускользнуть! И потом, мало ли как всё обернется – будет лучше, если из тех, кто пойдёт за ней, взяться за ваш треклятый меч смогут оба!»
- «Ладно!» – наконец решился Поттер. – «Только постарайтесь всё же нагнать нас, если получится!»
- «Договорились», – облегчённо буркнул я, уже отвлекаясь от разговора и смотря на Альтаира и Гермиону.
- Вы как?
- Теперь нормально, – ответила девушка, привставая на колени и выглядывая из-за камня с палочкой наготове. – Я в порядке, Дрей, спасибо.
- Хоро…
Договорить я не успел – а точнее, не смог.
Остаток моих слов потонул в жутком звуке, от которого кровь застыла в жилах. А он звучал – всё ближе и явственнее, громкий и пронзительный, явно вырывающийся далеко не из одной глотки протяжный волчий вой. Я замер, ощущая, как кровь отхлынула от лица, а сердце, провалившись куда-то в пятки, забилось судорожно и прерывисто. Во взгляде Гермионы читалось отражение моего собственного ужаса, и даже Альтаир побледнел. Оборотни. После смерти Фенрира мы как-то перестали принимать их в расчёт – и совершенно напрасно. Волдемортова стая состояла далеко не только из своего чудовища-вожака, и кое-какие её волки мало уступали Грейбэку. По крайней мере, по части жестокости в своей волчьей ипостаси. По словам Люпина, большую часть британских стай всё-таки составляли этакие отверженные, которым просто не нашлось места среди людей в Магическом Мире – отчаявшиеся вести человеческую жизнь, обиженные и озлобленные, но всё же люди, превращающиеся в зверей лишь под влиянием луны. Хотя и их одних было бы более чем достаточно, чтобы испугать защитников школы, но я сердцем чувствовал, что наши нынешние гости – оборотни совсем другого толка. Я готов был спорить на что угодно: для атаки на Хогвартс Волдеморт отобрал именно тех, кто находил удовольствие в кровавой бойне.
- Нужно задержать их! – выкрикнула Гермиона, первой оправившись от потрясения.
- Вот только я понятия не имею, как, – пробормотал Альтаир, и я был с ним полностью согласен. Никакие обычные барьерные чары их не сдержат, а времени на то, чтобы налагать нечто капитальное и темномагическое, у нас попросту не было.
- Сколько их? – встрял в разговор Голдстейн, невесть как оказавшийся рядом с нами. Упивающиеся что-то притихли – видно, решили не тратить силы на кучку ребятни, с которой всё равно сейчас разделаются оборотни. А может, торопились убраться сами с их пути – в волчьей ипостаси те не склонны разбирать, где враг, а где союзник.
- Тише! – рыкнул Томас, остановившись чуть поодаль от нас и чутко прислушавшись.
Понятия не имею, где этот гриффиндорский умник набрался подобных навыков, но выглядел он в тот момент как настоящий следопыт или охотник, по голосам определяющий состав стаи. Лично я, наверное, едва ли смог бы отличить один волчий голос от другого – ну, если только при очень большом желании. Хоть я и анимаг, и слух у меня чуткий, но практики в этом плане у меня как-то не было возможности набраться. Дин продолжал хмуриться, прислушиваясь к приближающемуся волчьему вою.
- Пятеро, – наконец вынес вердикт гриффиндорец. – По меньшей мере.
Я сглотнул. Пятеро. Помоги нам Мерлин – ПЯТЕРО оборотней! Конечно, в своё время мы с Гарри справились с Грейбэком, а он – не чета остальным, но… Но, во-первых, в горячке боя нам и сам Волдеморт был не брат, а во-вторых, Фенрира вполне успешно отвлекал и, пусть и не очень эффективно, но всё-таки сдерживал Ремус. Сейчас-то крёстный Альтаира тоже наверняка где-то в замке – но вот рассчитывать на его помощь нечего и думать. Тогда что?
- Нам нужно что-нибудь серебряное, – непререкаемым тоном гриффиндорской всезнайки заявила Грейнджер. – И хорошо бы заманить их в какое-нибудь помещение, откуда им сложно будет выбраться, минуя нас.
- Может, зал Наград? – предложил Долгопупс, неуверенно кивая в сторону коридора, откуда мы только что пришли. Один из входов в зал как раз находился именно там. – Если забаррикадировать вторую дверь, вход в него будет только один. И там, внутри, кстати, есть серебряные наградные кубки…
- Но кубок нельзя использовать как оружие! – возразила Лаванда Браун, поминутно оглядываясь на ведущий к теплицам коридор. Волчий вой снаружи стих, а у входа мелькали какие-то тени. Времени не оставалось. Мы с Альтаиром и Гермионой, не сговариваясь, вскинули палочки, накладывая на проход Барьерные чары, установившие поперёк него что-то вроде полупрозрачного воздушного щита. Конечно, надолго это оборотней не задержит – Тёмная магия, присущая им, разрушит наши чары в два счёта. Впрочем, в нашей ситуации даже пара минут может сыграть существенную роль.
- Кубки можно трансфигурировать, – выпалил я, продолжая прерванный диалог. Пожалуй, я уловил смысл предложения Долгопупса раньше всех. – Так, кто-нибудь из вас владеет… хоть каким-нибудь видом оружия?
У Альтаира, конечно, был при себе кинжал – и как раз серебряный, из боевого сплава – но я, если честно, изрядно сомневался в том, что он окажется сейчас достаточно эффективен. Всё-таки даже серебряным клинком шкуру оборотня надо для начала пробить, да ещё так, чтобы рана оказалась достаточно глубокой и опасной. А учитывая скорость их движений, да ещё и силу – Алси откусят руку раньше, чем ему удастся заколоть хотя бы одного. Какая бы у него хорошая реакция ни была – у оборотней она как минимум не хуже.
- Палочкой… – неуверенно отозвался Голдстейн, морщась от боли – кажется, в битве он повредил ногу.
- Ну, ещё ножом, – поддержал его Долгопупс. – Ну, для резки ингредиентов…
- Угу, знаю я, как ты им владеешь, – фыркнул я, окончательно обретая контроль над собой. В самом деле, ничто так не вдохновляет, как возможность поязвить по поводу этого гриффиндорского увальня.
- Так, кажется, я знаю, что делать… – пробормотал я. На самом деле у меня в голове только начали складываться кое-какие зачатки плана – но времени не оставалось.
- Так, вы, все – через завал, живо! – я безапелляционно ткнул пальцем в сторону полуобвалившегося коридора, где скрылись Рон и Гарри. – Пройдите через галерею и проходы за Пастушкой и Алхимиком! Окажетесь как раз у второй двери зала Наград! А я постараюсь отвлечь оборотней на себя.
При этих словах сердце моё невольно ёкнуло, но я усилием воли подавил страх. Если всё получится, это будет достаточно безопасно. Если нет – это чистой воды безумие. А впрочем… Да брось, Драко Малфой – ты действительно надеешься выбраться живым из сегодняшней заварушки?
- Что ты собрался делать? – нахмурилась Гермиона. – Как ты их будешь отвлекать?
- Они с ума сойдут, если почувствуют запах крови чистокровного мага, – отозвался я, прижимая кончик палочки к своей правой ладони и, не давая себе передумать, быстро проводя ею поперёк, невербально нанося глубокий разрез. Альтаир издал протестующий возглас, Гермиона ахнула – и внутренне я был с ними согласен. Вспышка боли на мгновение заставила мою руку онеметь, а потом расцвела в ладони огненным цветком.
Резко выдохнув, я подавил желание сморщиться и продолжал держать руку на весу, глядя, как порез наполняется кровью. К счастью, из-за нашего, хоть и непрочного барьера, запах пока не долетит до оборотней…
- Быстрее! – рявкнул я на застывших однокурсников, которые заворожённо наблюдали, как по моей руке начинает медленно стекать алая струйка. Это словно вывело их из ступора – ребята зашевелились.
- Я пойду с тобой, – твёрдо заявила Гермиона, когда на нашей стороне завала остались только мы с Альтаиром, она и Долгопупс с Томасом.
- С какой стати? – взорвался я. – Это безумие! Я и за себя-то не уверен!
- У меня тоже есть план, – перебила Грейнджер. – Слова «Ритуал Кровного Замыкания» тебе о чём-нибудь говорят?
Когда смысл её слов дошёл до меня, у меня в буквальном смысле отвисла челюсть. Да и Альтаир явно был поражён, судя по потрясённому выражению его лица. Да уж, услышать такое от гриффиндорки…
- Но это же Тёмная магия! – выдавил я.
- М-да? Ну, во-первых, – девушка бросила короткий, слегка даже, кажется, лукавый взгляд на Альтаира, – думаю, сейчас не мне её бояться. Во-вторых – не ты ли всегда утверждал, что магия не делится на Тёмную и Светлую? И что всё зависит только от того, как её использовать?
- Да, но… Но это же Магия Крови, причём не исцеляющая, а боевая, и…
- И?… – Гермиона подняла брови, ожидая продолжения. Я сглотнул. Вообще-то, идея была неплоха.
- И это должно сработать, – не очень охотно признал я. Струйка крови с моей ладони стекала теперь к запястью и капала на пол, образовав небольшую лужицу.
- Дин, Невилл! – позвала Грейнджер. – Прикройте остальных. И позаботьтесь, чтобы вторая дверь в зал была забаррикадирована достаточно надёжно! Главное – не чтоб никто не смог выйти оттуда, а чтобы невозможно было войти внутрь! Никого нельзя туда впускать – вам понятно?
- То есть…
- Нет времени пререкаться! Бегом! – рявкнул я переглядываясь с Альтаиром и резко дёргая головой в сторону зала. За полупрозрачным барьером всё чётче начинали виднеться силуэты волков, прохаживающихся с другой его стороны. В уши снова ударил волчий вой – защита поддавалась, у нас оставалось всего лишь несколько минут до её окончательного падения.
Пока гриффиндорцы, негромко переговариваясь, торопливо перебирались через завал, я сжал руку в кулак и, подождав, пока кровь не потечёт сквозь пальцы, мазанул рукой по стене коридора. Потом снова сжал ладонь.
- А если запах ребят перебьёт твой? Невилл ведь тоже чистокровный… – засомневалась Гермиона, напряженно следя за ходившими по ту сторону барьера оборотнями, чьи силуэты становились всё отчетливее по мере того, как Сила Луны поглощала магию преграды.
- Не страшно… – пробормотал я, указывая палочкой на уцелевшую часть потолка обвалившегося перехода. – Аэрос Сфаэро Мортис!
Грохот рушащихся камней на какое-то время перекрыл все разговоры. Гермиона дёрнула меня и Альтаира за руки, жестами умоляя уходить. Кинув напоследок в барьер следящие чары, чтобы знать, когда он окончательно рухнет, мы бегом устремился за ней.
План с Ритуалом Кровного Замыкания, предложенный гриффиндоркой, действительно был неплох. Это был один из редких друидских обрядов, который магам-учёным удалось расшифровать. Смысл ритуала заключался в том, чтобы удержать жертву внутри очерченного круга. Как только её нога ступала на начертанный внутри символ, круговую линию замыкали – и покинуть круг жертва уже не могла до тех пор, пока жив тот, кто очертил его своей кровью. Если у нас сейчас получится запереть оборотней в зале, мы сможем удерживать их там, пока всё не закончится – ну или пока не закончится полнолуние, а уж тогда справиться с ними станет намного проще.

Когда мы ввалились внутрь, золотые и серебряные кубки в зале Наград сверкали, как и обычно, отражая свет наших палочек с зажжённым на них Люмосом. Проведя по ручке окровавленной ладонью, я притворил дверь – неплотно, чтобы быть уверенным, что наш отвлекающий манёвр сработает как надо, – и обернулся к Гермионе. Она вопросительно посмотрела на мою руку, без слов предлагая исцелить меня, но я только покачал головой. Ей сейчас нужно было беречь силы, а такую малость, как небольшой порез на своей ладони, я вполне способен стерпеть. Не говоря уже о том, что оборотней живая кровь гарантированно сведёт с ума гораздо вернее, чем просто несколько её капель на полу. Коротко кивнув мне, девушка наклонилась почти к самому полу и, прикоснувшись палочкой к каменным плитам, что-то зашептала. Кончик её палочки оставлял на тёмной поверхности камня слабый светящийся след, постепенно складывающийся в один рунический символ за другим. Несколько секунд я наблюдал за действиями гриффиндорки, вынужденный признать, что вижу работу мастерицы рун – пусть и начинающей, но, несомненно, одарённой. Вот только я никогда раньше и предположить не мог бы, что увижу в её исполнении Магию Крови. Порезав свою ладонь – почти так же, как была порезана моя, – Гермиона подождала, пока ранка наполнится кровью, и та потечёт по пальцам. Сжав их в кулак – так, чтобы вся ладонь оказалась покрыта кровью, – девушка прикоснулась к свободному пространству внутри рунической надписи, идущей по кругу, продолжая нашёптывать заклинание. Наконец, вспомнив о собственных планах, я оторвался от созерцания её работы. Благодаря следящим чарам я чувствовал, что до падения барьера оставались считанные минуты – а значит, у нас почти не оставалось времени на то, чтобы завершить приготовления…
- Драко, – негромко окликнул меня Альтаир, наклоняясь и извлекая из-за голенища сапога свой кинжал. – Это поможет, если что, но, сам понимаешь – оружие последней надежды. Оборотни двигаются слишком быстро, чтобы я мог прицелиться для точного броска, а в рукопашной…
Он не договорил, поморщившись, но всё и так было понятно.
- Так что – держи, – и мой друг, перехватив кинжал за лезвие, протянул его мне рукоятью вперёд. Я даже поперхнулся от неожиданности и замотал головой.
- Нет! Я сейчас себе что-нибудь трансфигурирую из кубков.
- Если трансфигурировать – давай лучше я, – возразил Ветроног. – А кинжал возьми – тебе он может понадобится. Гермиона будет замыкать круг, и ей будет не до оружия. А вот тебе может и пригодиться – хотя я очень надеюсь, что этого не будет.
- А ты-то?! – возмущённо воскликнул я. Что, Алси – совсем огриффиндорился, что ли?
Но, как оказалось, всё было не так страшно. Альтаир весело хмыкнул и подмигнул мне.
- Я копытами буду отбиваться. Хоть они у меня и не серебряные, но если по черепу – оглушат и оборотня. Тем более что так я и бить смогу куда как дальше, чем кинжалом.
Да уж, повезло ему с анимагической формой! Увы, мой лис даже одному волку не соперник. А вот крупный жеребец – совсем другое дело.
- Ну что ж, ты прав… – пробормотал я, с благодарностью кивая и принимая кинжал. – Но я тогда ещё что-нибудь поищу…
Взмахнув палочкой, я зажёг светильники в зале и бегло осмотрел полки в поисках того, что могло подойти для моей собственной цели. После обретения своей Родовой Силы я как-то привык к тому, что волшебная палочка имеет для меня не такое уж большое значение – при случае я вполне могу обойтись без неё. Но вот теперь, пробыв без неё какое-то время, вынужденный пользоваться чужой, не принявшей меня до конца палочкой, я вдруг осознал, насколько моя собственная мне дорога. Когда в лазарете Блейз с усмешкой вложила её мне в руку, я почувствовал себя так, словно ко мне вернулась какая-то недостающая часть меня самого. Ну, впрочем, в какой-то степени так оно и было – не зря же Дамблдор на уроках всё время твердил о связи мага с его палочкой, учил ощущать её, если ты выпустил её из рук, и всё такое прочее. Признаться, в отличие от того же Гарри, я никогда не уделял этим урокам должного внимания, считая, что уж я-то справлюсь и так. Только теперь я понял, как ошибался. Родовая Магия – это действительно не панацея, её использование хоть и эффективно, но выматывает гораздо сильнее, чем обычное колдовство. Сейчас, сжимая в пальцах свою собственную палочку, я прямо-таки наслаждался тем, что элементарные заклятия вроде Люмоса или Инсендио, для зажигания светильников, почти не требуют расхода силы. Раньше я и не замечал разницы, но теперь она казалась мне очевидной…
Моё внимание почти сразу привлек объёмный серебряный кубок, надпись на котором гласила, что он вручен капитану шахматной сборной Хогвартса за второе место в чемпионате между Тремя Школами ещё в Мерлин знает каком году. Потянувшись, я снял его с полки и прикинул вес на руке. Должно подойти. А впрочем, совершенства всё равно ждать не приходится… Поставив кубок на пол, я вопросительно посмотрел на Альтаира. Тот подошёл, поднимая волшебную палочку.
- У нас есть время?
- Несколько минут, – ответил я, проверив сигнальные чары. – Хотя нет, одна-две, вряд ли больше.
- Ладно. Что тебе лучше сделать?
- Меч, – пожал я плечами. – Что же ещё?
- У меня не получится сделать нормальный, – предупредил Ветроног. – Я просто не разбираюсь в них до такой степени. Наверняка либо баланс будет не тот, либо ещё что-нибудь в этом духе. Может, лучше копьё? Заодно сможешь держать их хоть на каком-то расстоянии.
Гермиона, на мгновение оторвавшись от работы, с сомнением хмыкнула, одарив нас быстрым взглядом.
- Зачем тебе вообще оружие для рукопашной? – спросила она. – Твоя задача будет сейчас – просто заманить их в центр комнаты, чтобы они вступили в круг. Достаточно поманить их, и…
- И от меня мокрого места не останется, – фыркнул я. – Гермиона, это же ОБОРОТНИ!!! Уж ты-то должна понимать их силу и скорость. Я пытаюсь получить средство не заманить их, а удержать на расстоянии!
- Против пятерых сразу… – поморщилась девушка. – Ты уверен, что тебе вообще поможет холодное оружие?
- Другое поможет ещё хуже, – отозвался я, болезненно кривясь. – Кстати, Альтаир – постарайся, пожалуйста, всё-таки меч, хоть какой-нибудь. С копьём я, во-первых, обращаться не умею, а во-вторых, от нескольких сразу если отмахиваться придётся, меч тут намного лучше будет.
- Ладно… – вздохнул Алси, с сосредоточенным видом поднимая палочку.
Изготовление оружия – настоящее искусство. Было совершенно невозможно винить его в том, что он не разбирался в тонкостях этого искусства, тем более что в них не разбирался и я сам. Я умел обращаться с мечом и неплохо разбирался в клинках – но как именно их куют, понятия не имел. При всём таланте Альтаира в трансфигурации, меч действительно получится наверняка совершенно неотбалансированный. Повезёт, если удастся хоть как-то орудовать им. Впрочем, для того, чтобы внушить оборотням некоторое уважение, надеюсь, хватит и того, что клинок будет из серебра… Гермиона явно тоже понимала суть проблемы.
- Может, лучше всё-таки копьё? – осторожно поинтересовалась она. – Отмахиваться можно и им, особенно если… ну, не с одной стороны зайдут. Зона угрозы опять же больше. Да и потом, речь ведь не о фехтовальном поединке – так что вряд ли уж так сложно попасть в них заострённой палкой.
- Златоцветик, не учи меня обращаться с оружием! – фыркнул я, но тут же запнулся. На ум пришло воспоминание о наших с Гарри приключениях в башне Рассвета. По словам гриффиндорца, до этого он лишь однажды держал в руках холодное оружие – меч Гриффиндора на втором курсе, в Тайной Комнате. Однако при этом я не мог не признавать того, что импровизированной пикой, трансфигурированной из обломка древнего штатива, Поттер от кваррока отмахивался весьма лихо. Так может, и у меня бы получилось? На мгновение я заколебался, но, прислушавшись к себе, всё-таки решил не рисковать.
- Знаешь, может, ты и права, – сказал я Гермионе. – Но я всё равно предпочту знакомое оружие, с которым умею обращаться. Считай, что я так чувствую себя увереннее.
- Дело твоё, – согласилась она, завершая замыкающую надпись. – Ну вот, осталось только очертить круг. Будь добр, капни в центр несколько капель своей крови, пока черты ещё нет – а то окажешься тут в ловушке вместе с оборотнями. Альтаир, ты тоже.
- Угу, спасибо, что предупредила, – буркнул я, критически осматривая то, что получилось у Ветронога. Да уж, до настоящего меча этой штуке было очень далеко – но, всё-таки, это хоть что-то. Да и на худой конец – у меня есть ещё кинжал…
На мгновение сжав правую руку, чтобы начавшая свёртываться кровь полилась снова, я прижал окровавленную ладонь к полу в центре рунического круга, рядом с отпечатком ладони Грейнджер. Альтаир слегка чиркнул себя по руке Режущим и, уронив несколько капель своей крови на мою, сразу же залечил серией Асклепио все наши порезы. Смесь запахов крови магглорождённой и двух чистокровных покажется оборотням настоящим лакомством. Что ж, надеюсь, мы не станем для них лакомством на самом деле… Гермиона почти закончила обводить круг размером едва ли не с сам зал. В окружности оставалась лишь одна прореха – напротив двери. Как только звери войдут, останется только замкнуть круг и захлопнуть ловушку.
Во мне кипела решимость – и впервые на моей памяти страх пробивался даже через неё, когда я просто пытался заставить себя осознать тот факт, что вот-вот окажусь один на один с пятёркой оборотней. Я – всего лишь наживка в капкане для них… Конечно, моё положение не так опасно, как если бы мне предстоял настоящий бой, но всё же – одна ошибка, и… Хорошо ещё, что мы с Альтаиром анимаги – даже в случае укуса опасность стать оборотнями нам не грозит. Но вот Гермионе… Я с сомнением покосился на неё.
- До первого превращения осталось совсем немного, – прошептал Альтаир, перехватив мой взгляд и без слов поняв, что он означает. – Надеюсь, что этого хватит… если что. Собственно, аварийный портключ у неё тоже есть – спасибо папе, он обеспечил. Но, боюсь, она им ни за что не воспользуется, пока я здесь.
- А если всё же нет? – спросил я так же тихо. – Ты ведь не можешь отрицать, что такая опасность остаётся.
- Лишь бы она осталась жива. Остальное не страшно.
- Не страшно? – я невольно покосился на него, не в силах скрыть сомнение во взгляде. – Если её укусят и она станет оборотнем…
- Я женюсь на ней, – твёрдо прервал меня Альтаир. – И мне неважно, кем там она будет. Хоть оборотнем, хоть не оборотнем.
- И твои родители это допустят?
В самом деле – если с женитьбой своего единственного сына и наследника Рода на магглорождённой Бартемиус и Беллатриса ещё смирились, то, если Гермиона станет ещё и оборотнем…
- Неважно, – в голосе друга появился холод. – Я всё равно возьму её в жёны. Как бы они ни отреагировали. Я совершеннолетний.
- Передаётся ли ликантропия по наследству? – еле слышно спросил я, наполовину действительно спрашивая, наполовину напоминая Альтаиру о его ответственности перед Родом. Если ответ «да»… Что же, теперь и без того темномагический род станет ещё и родом потомственных оборотней?
- Нет, – слегка улыбнулся Альтаир. – Не передаётся, я это выяснял.
- А тебе-то это зачем? – поражённо спросил я.
- Хм… Ладно. Ремус не прочь жениться на Нимфадоре, а она ему чуть ли не, – Алси хихикнул, – руки выкручивает на ту же тему. Сам как-то раз видел. Он и так, и эдак – мол, старый я, больной, найди помоложе… Это при том, что сам на неё так и заглядывается, когда думает, что этого никто не видит. А потом взял да заявил – не желаю обрекать тебя на бездетность, потому что наши дети станут оборотнями. Она чуть сама не взвыла – ну, я образно, конечно, – и ко мне. Правда это? Я отвечаю – понятия не имею. Она – что хочешь для тебя сделаю, но выясни это! Я – ладно, без проблем, но учти – чтоб Ремус с тобой был счастлив. Она – да за кого ты меня принимаешь?! Всё, что угодно сделаю, но так и будет! Я: тогда ладно, помогу. Порылся в нашей семейной библиотеке, выяснил – ерунда всё это, ликантропия передаётся только через укус. Опыты в пятнадцатом веке, знаешь ли, делались кое-какие… Ну вот, сообщил я ей, она меня, – голос друга понизился до почти неразличимого шёпота, – расцеловала, и снова бегом к нему. Короче, пока они вроде как спорят о том, когда свадьбу играть. Ремус предлагает после войны – типа, чтобы уж в безопасности, заодно проверим чувства и всё такое. Боюсь, это просто ещё один предлог – что-то вроде последней, отчаянной линии обороны. Нимфадора, к счастью, не дура и требует, чтобы побыстрее. Мол, ерунда всё это про чувства, ты мне уже давно нравишься, и только посмей сказать, что я тебе – нет! Он помялся, и…
- Барьер! – перебил я его, мигом настораживаясь и перехватывая меч поудобнее – следящие чары только что предупредили меня о падении преграды, поставленной нами на входе. – Превращайся!
- Гермиона, держись за мной! – Алси быстро обернулся к своей девушке. – Я прикрою тебя!
- Нет смысла! – так быстро ответила гриффиндорка. – Прикрывай лучше Дрея! Заодно и оборотни отвлекутся на вас с ним, а мне всё равно надо стоять вон там – у стены и за дверью, чтобы меня скрывала створка!
- Ладно… – пробормотал Альтаир. В его глазах снова появился страх. – Если что – я этот зал в два прыжка преодолею…
Отступив от меня на несколько шагов, он убрал палочку и, прикрыв глаза и вздохнув несколько раз, превратился в коня. Я покрепче сжал прохладную рукоять меча и пожалел, что не захватил подходящий серебряный клинок из Манора – там, в родовой коллекции оружия, такие нашлись бы, в этом нет сомнений. Такие же, как кинжал Альтаира – не из обычного мягкого серебра, которое погнётся от любого нормального удара, а из оружейного серебряного сплава, который использовали в старые времена специально для оружия на такой случай. Впрочем, чего нет, того нет – придётся обходиться подручными средствами. Подняв результат трудов Алси, я повёл им из стороны в сторону. Ну так и есть – баланс никудышный, конец клинка перевешивает и тянет вниз, а режущая кромка заострена до такой тонкости, что от первого же удара наверняка сплющится. И всё же против оборотня даже такой меч лучше серебряного кубка.
- Они идут, – прошептал я, когда из покинутого нами коридора послышался вой стаи, взявшей след. Бледная, как мел, Гермиона прижалась к стене за дверью – так, чтобы открывавшаяся створка скрывала её. В глазах девушки я увидел отражение собственного ужаса – и, как ни странно, это придало мне сил. Быстрым взмахом палочки я призвал ещё один серебряный кубок, поменьше, и левитировал его ей.
- Держи, – сказал я. – Если что-то пойдёт не так – сможешь оглушить хоть одного из них, пока Ветроног к тебе подскочит. Надолго, конечно, это не поможет, но, всё-таки, хоть что-то…
Она поймала кубок за ручку и кивнула. Я снова перевёл взгляд на дверь. Почему они медлят? Воображение услужливо нарисовало пятерых крупных зверей, неторопливо идущих по коридору, чуткие ноздри оборотней раздувались, впитывая желанный запах крови. В самом деле, куда им торопиться? Добыча близка, и она от них не уйдёт…
- Вам страшно? – тихо спросила Гермиона. Я невольно вздрогнул при звуках её голоса. В первый момент во мне вспыхнуло раздражение: глупая девчонка, нашла время болтать! Но я тут же понял, что она снова права. Нет смысла стоять и накручивать себя – я уже и так готов выронить меч от ужаса. Ну, может, не до такой степени, но всё же… Ветроног тем временем мотнул головой и как-то неопределённо заржал – судя по интонации, смысл был что-то вроде «ну да, но куда деваться-то?» Я бросил на него взгляд – жеребец стоял, слегка подобравшись, что иметь возможность начать движение в любой момент. Я вздохнул, невольно досадуя, что сам превращаюсь в лиса, а не в хотя бы леопарда.
- А тебе нет? – ответил я вопросом на вопрос. Выглядеть трусом в глазах девушки было стыдно, особенно если учесть, что она, фактически, невеста моего лучшего друга.
- Конечно, да, – хмыкнула она. – Просто я подумала, что, наверное, для вас перспектива стать оборотнями выглядит ужаснее, чем для меня. Ответственность перед семьёй и всё такое…
- Ерунда, – оборвал её я, – если ты не знаешь – анимагам укусы оборотней не опасны. Ну, в смысле, не опасны в плане передачи ликантропии. Надеюсь, тебе уже тоже, но всё равно постарайся не попадаться под челюсти.
- Да? Ах, ну да! – девушка хлопнула себя по лбу. – Конечно же! Мародёры… Знаете, если выберемся – я непременно буду пытаться изменить отношение общества к оборотням. Мало того, что оно просто безнравственно, так ещё и, если бы не оно – эти оборотни могли бы сейчас быть за нас, а не против!
Ветроног утвердительно-поддерживающе заржал, заслужив благодарную улыбку и кивок своей девушки. Я просто пожал плечами. В принципе, идея неплоха… Но трудиться тут, конечно, придётся ну очень долго. Привычка – вторая натура, это правило верно для всех людей…
Кажется, Гермиона хотела добавить что-то ещё, но, не успела она открыть рот, как замерла и прислушалась. Услышал и я – шаги. Звериные лапы – совсем не то же, что человеческие ноги, но и волчьи шаги оказались слышны в гулком коридоре. Я снова похолодел и поудобнее перехватил рукоять своего орудия, которое, положа руку на сердце, назвать мечом мог только с изрядной натяжкой. Ветроног коротко раздул ноздри и гневно заржал, ударяя копытом в пол.

Дверь открылась со зловещим скрипом – хотя раньше она поворачивалась бесшумно на хорошо смазанных петлях. Лобастая волчья башка, просунувшаяся внутрь, показалась мне почти чёрной в тусклом свете, а жёлтые звериные глаза на мгновение сверкнули ядовитой зеленью. Вошедший волк был необычайно крупным – а мне со страху показался вообще величиной чуть не с лошадь. Загнав собственный ужас подальше вглубь сознания, я, бравируя, пригрозил оборотню мечом и вызывающе вздёрнул подбородок. Вообще-то это было глупо и бессмысленно – в виде зверя тот не обладал всей полнотой человеческого восприятия и вряд ли мог оценить мою браваду по достоинству. Впрочем, я и не ставил своей целью воздействовать на него – скорее, я хотел подбодрить и Гермиону, и самого себя. Зато Альтаир изъяснился вполне понятно даже для волка – он встал на задние ноги и, угрожающе заржав, сделал передними несколько топчущих движений в воздухе. Низко зарычав, чудовище двинулось к нам на полусогнутых лапах, словно подкрадывалось к жертве, готовясь к финальному прыжку. Я нервно сглотнул. Если оборотень замыслил именно это – мне остаётся только надеяться, что либо сам вовремя отпрыгну в сторону, либо Алси собьёт его ударом копыта. Потому что от прямого удара этой туши никакой меч не спасёт – даже самый что ни на есть настоящий, изготовленный гоблинскими оружейниками. Что уж тут говорить о моём «бюджетном варианте»…
Следом за первым, открывая двери пошире, внутрь протиснулись ещё двое зверей, чуть уступающих ему размерами, но тоже довольно крупных. Любому из них далеко было до Фенрира, конечно, но тот, если вспомнить, и выглядел-то уже не как настоящий волк, а как некая помесь волка и человека – сильнее и могущественнее каждого в отдельности. Это оборотни до такого не дошли и выглядели как обычные волки – ну, если не придираться к таким мелочам, как форма носа и расположение ушей. Человеческий интеллект, если и сидел внутри разума каждого из них, пока ничем себя не проявлял. Они походили скорее на ведомых инстинктом хищников, чем на людей-убийц в звериных шкурах.
Я нервно облизнул губы. В зал протиснулось пока только трое оборотней. Где же остальные? Или Томас ошибся, когда сказал, что их пятеро? Да нет, не может быть – я ведь и сам видел их силуэты через барьер! Их было совершенно точно больше троих!
Гермиона, видимо, разделяла мои мысли. Девушка вжалась в стену, её бледное лицо было напряжённым и застывшим, она нервно кусала губы, не понимая, что ей делать – замыкать круг или всё-таки дождаться оставшихся волков? Хотел бы я и сам знать, как стоит поступить! Если замкнуть ловушку сейчас, то есть ещё шанс отделаться «малой кровью». Справиться с оставшимися двумя оборотнями не в пример легче, чем со всей пятёркой. Тем более, насколько я мог судить, запах крови всё-таки не так сильно повлиял на них, как я надеялся. Волки не потеряли голову – действовали они на редкость слаженно. Может, я поторопился отказать им в человеческом интеллекте?
Первый волк продолжал, низко рыча, подкрадываться ко мне, в то время как двое остальных брали в кольцо. Стоит мне отпрянуть от вожака – и один из них накинется на меня в ту же секунду, не успею я опомниться. Единственный шанс – успеть вылететь из круга, при условии, что Гермиона замкнёт его в ту же секунду. Вот когда я пожалел, что не могу общаться с ней мысленно, как с Поттером! Если бы я мог передать ей сейчас это подобие плана! Подождать, сколько возможно, не появятся ли остальные волки – и замкнуть круг при первых же признаках атаки. Оставалось только надеяться, что она достаточно умна, чтобы и без меня это понять. Я не мог даже крикнуть ей, чтобы не выдать весь план с головой. Волки-оборотни сейчас не люди, но уразуметь смысл ловушки вполне способны…
С коротким рыком вожак ринулся на меня. Я прянул в сторону – туда, где свободного места было больше, и одновременно попытался отмахнуться мечом от второго волка, чья оскаленная пасть уже ждала меня там. Серебряное лезвие, как я и думал, никуда не годилось. Оставив неглубокую царапину на морде зверя, меч погнулся, режущая кромка от удара сплющилась, само лезвие заходило ходуном, чуть ли не вырвавшись из моей руки. Волк взвыл – но рана была неглубокой и далеко не опасной, и только лишь разъярила зверя. Я выругался, проклиная ненадёжное оружие. Да от удара доброй кочергой толку было бы больше! Правы были Алси с Гермионой, надо было мастерить что-нибудь вроде копья!… Хотя, если подумать – у этого подобия меча тоже есть острый наконечник!
Третий волк сцепился с Ветроногом, помешав тому отбросить двух других волков от меня. Впрочем, «сцепился» – это сильно сказано. Они просто медленно кружили по залу в нескольких ярдах от меня, находясь в неком подобии патовой ситуации: Альтаир не мог броситься ко мне на помощь, не подставляя бок под зубы оборотня, но и тот не мог первым пойти в атаку, не получив при этом сокрушительный удар копытом по голове. Силы такого удара хватило бы, чтобы сплющить обычный череп в лепёшку, что человеческий, что волчий. Конечно, оборотня сейчас было не убить даже этим, но выход из строя был бы ему гарантирован, причём, пожалуй, даже на больший срок, чем от Авады.
Вожак тем временем оправился от промаха и поднялся. Верхняя губа волка приподнялась в оскале – и оба зверя, угрожающе рыча и щеря зубы, начали наступать на меня. Я сделал шаг назад, выставив перед собой погнутый и почти ни на что уже не годный «меч», потом ещё шаг… и упёрся спиной в каменный постамент одного из светильников. Оборотни оказались почти вплотную передо мной, переступив через черту заклятия так легко, словно это были всего лишь детские рисунки мелом на камнях. Салазар побери, неужели Гермиона не замкнула круг? Я рискнул кинуть быстрый взгляд на девушку поверх волчьих голов – и чуть не вскрикнул. Ещё два оборотня, вошедшие наконец в зал, теснили её в угол, рыча и скалясь, а она, держа перед собой кубок, с побелевшими от ужаса губами отступала. Проклятье…
- Используй палочку! – крикнул я, озвучив её единственный шанс. Времени посмотреть, как она воспользуется этим советом, не оставалось.
Я понимал, что, если сам упущу инициативу, заведомо поставлю себя в проигрышное положение. Какая уж тут, ко всем боггартам, осторожность! Меня всё равно зажали в угол, так лучше попробовать забрать с собой хоть одного из них, чем просто подставиться, как баран на заклание!
Следующие события произошли одно за другим так быстро, что мне показалось – всё случилось одновременно. Оба волка, оскалившись, кинулись на меня – один метил в живот, второй в прыжке целил в горло. Скорость оборотней – фантастическая, уступающая лишь их силе и злобе – не оставила бы мне шансов, если бы не благословенная Родовая Сила, позволившая мне хоть чуть-чуть сравниться с ними. Врезав «нижнему» волку по зубам тяжёлой, толстой подошвой своего ботинка (сила встречного удара припечатала о стену меня самого), я коротко, без замаха ударил мечом вперёд, в подставленную грудь вожака. Если бы не Родовая Магия, вряд ли у меня получилось бы хоть что-то – я просто не успел бы за ними. Но даже с ней у меня не было времени размахнуться, чтобы вложить в удар меча хоть какую-то силу. Хотя и даже так, будь в моих руках добрый клинок, оборотню пришлось бы плохо – однако оружие снова подвело меня. Острие скользнуло по спутанной шкуре, едва царапая её. Я, закричав с отчаяния, развернул запястье – чего делать нельзя было по всем правилам обращения с мечом! Впрочем, мне было не до правил. В моем распоряжении были лишь доли секунды. Я налёг на меч, вкладывая в усилие весь свой вес, всеми силами пытаясь проткнуть проклятое чудовище – и одновременно выворачиваясь, уходя с дороги. Вой, визг, рёв – всё смешалось, что-то дёрнуло меня в сторону, сбивая с ног, и рукоять меча выскользнула из моих пальцев. Второй оборотень налетел на меня хуже достопамятного гиппогрифа. Я снова вскрикнул, когда пол обрушился мне на спину, тяжёлое волчье тело придавило меня сверху – я извивался, отбивался как мог, уже не думая о том, чтобы не позволить зверю укусить себя. Теперь я пытался хотя бы не дать порвать себя в клочки! Смрадное дыхание оборотня обдало меня, кошмарные зубы лязгнули и вцепились в правый рукав, и что-то больно рвануло предплечье, словно обжигая. Без меча я остался почти беспомощным – у меня не было возможности даже вытащить палочку. Оставался лишь крошечный шанс остановить оборотня. Левой рукой я схватил чудовище за горло.
- Авада Кедавра!
Непростительное без палочки чуть не вышибло дух и из меня самого. В глазах потемнело, и мне вдруг резко не стало хватать воздуха. Оборотень коротко взвизгнул, глаза его потускнели, и мощное тело обмякло, оседая на пол. Придавленный к полу, я с трудом мог дышать. Я знал, что сейчас чудовище этим не убить – но Авада дала мне несколько минут форы. Из последних сил я упёрся ногами в волчье брюхо и с усилием спихнул зверюгу с себя. О том, чтобы его откинуть, и речи не было – мне едва удалось пододвинуть тушу, чтобы глотнуть воздуха и выкарабкаться из-под неё. Когда я попытался встать, правую руку снова что-то дёрнуло – и я обнаружил, что рукав моего свитера зажат в волчьей пасти, как в щели дерева. Времени миндальничать не было, и я, почти не думая, выхватил палочку.
- Диффиндо! – разрывающие чары располосовали мягкую ткань без малейших проблем, и моя рука до локтя оказалась обнажена. К счастью, никаких повреждений на ней не было – а боль, ожёгшая предплечье, была всего лишь ожогом от трения, когда оборотень рванул на себя ткань рукава, и она слишком быстро и сильно проехалась по моей коже. Никакой крови и ран. У меня аж ноги подкосились от облегчения, но я тут же взял себя в руки. Пока что я цел, но ничего ещё не кончено.
Поднявшись, я получил считанные секунды на то, чтобы оценить обстановку. Кажется, мои отчаянные выкрутасы с мечом всё-таки не пропали даром: вожак лежал на боку без движения, а в боку его красовалось моё кое-как воткнувшееся на несколько дюймов неудавшееся оружие. Я не мог сходу определить, смертельна ли рана – весьма вероятно, что нет, – но на какое-то время ещё один волк был выведен из строя.
Альтаир тоже не терял времени даром. Кажется, «его» оборотень всё же предпринял атаку – и теперь валялся на полу с окровавленной головой и передними лапами, судя по всему, перебитыми ударами копыт Ветронога – которые, кстати, тоже были окрашены кровью. Пусть на несколько минут, но этот противник тоже оказался выведен из строя. Сам Альтаир теперь изо всех сил отвлекал оборотней от Гермионы, у которой дела обстояли куда хуже. На неё наседали, зверски рыча, разом двое оборотней – новоприбывшие. Девушке чудом удавалось их сдерживать. Видимо, вспомнив то, как мы с Гарри расправились в свое время с Грейбэком, она призвала ещё несколько серебряных кубков и чарами левитации заставила их летать между собой и волками, создавая подобие заслона перед зверями. Не очень-то надёжного, надо заметить: то один, то другой волк подавался вперёд, начинал наступать на неё, и девушке лишь невероятными усилиями удавалось удерживать их на расстоянии. Ветроног грозно наскакивал на них сзади, но ловко отшатывался назад, стоило только одному из волков разозлённо обернуться в его сторону. Я вполне понимал друга – если бы оборотни кинулись на него вдвоём, несдобровать было бы даже ему, при всей его конской силе. Положим, одного он ещё мог бы оглушить на лету, но никак не двоих сразу, и второй немедленно вцепился бы в него, и хорошо, если не в горло… А так – оборотни не могли сосредоточить усилия ни на одном направлении, лишь рычали и то рвались вперёд, то разворачивались назад, мешая один другому. Впрочем, дураку было ясно – дела обстоят хуже некуда, и скоро удары по башке кубками не смогут больше сдерживать их. Удары – это, конечно, неприятно даже для них, но не то что несмертельно – а не больше, чем несильные оплеухи для человека. К тому же гриффиндорка явно слабела, и было понятно, что долго она продержаться просто не сможет. Ещё немного – и все четверо свяжутся в схватке в единый клубок смерти…
Естественно, оставаться в стороне я не мог, да и не собирался. Ухватив валявшийся на полу кубок, который, видимо, Гермиона выпустила из-под контроля, я что было сил швырнул его в голову ближайшего ко мне оборотня.
Упс… кажется, я немного не рассчитал силу броска. Отскочив от волчьего лба, кубок свалился под ноги второму оборотню, загрохотав по полу, как гонг. Оба зверя, как по команде, обернулись ко мне, видимо, окончательно потеряв терпение на противостояние с двух сторон – и у меня засосало под ложечкой. В моих руках была только палочка и спешно извлечённый кинжал – не самое эффективное оружие против оборотней. На повторную Аваду сил у меня, может, ещё хватит – но потом я буду беспомощен, как младенец! В лучшем случае смогу зацепить одного коротким клинком!
Волки, не дав мне опомниться и мгновения, бросились ко мне – правый увернулся на ходу от удара копытом Ветронога. Я ответил каскадом отталкивающих и парализующих чар – без особого успеха, впрочем. Это было всё равно что пытаться оттолкнуть зверей руками. Чудовищные зубы лязгнули, не достав до меня на долю дюйма, вторые рванули свитер, разодрав его сбоку и вырвав клок. Я отскочил назад, перепрыгнув через тела первых поверженных оборотней. Тот, на чью долю досталось Непростительное, уже потихоньку снова начинал подавать признаки жизни – ровное глубокое дыхание говорило о том, что до пробуждения зверя остались минуты. Я отступил в угол между стеной и тумбой светильника. Две волчьи туши на полу передо мной хоть чуть-чуть, но затрудняли подход – хотя, конечно, это никого не задержит надолго. Но, по крайней мере, так остальным труднее резко наброситься на меня. У меня мелькнула мысль попробовать вытащить из тела вожака свой импровизированный меч – но я не знал, насколько сильно тот погнулся. Серебро – мягкий металл, и, если клинок согнулся от удара и от моих усилий, то вытащить его быстро точно не получится. Потеряв драгоценные секунды, я сразу же после этого с очень высокой долей вероятности потеряю и жизнь. И, может, не только свою…
Один из кубков, следуя мановению палочки Гермионы, снова врезался в голову крайнего из оборотней, но тот только огрызнулся ответ, не отвлекаясь от меня. Было вполне очевидно, что приём, стоивший жизни Грейбэку, здесь и думать нечего провернуть. Мелкие, лёгкие монетки ничего не стоило разогнать до скорости, приближающейся к скорости маггловских пуль. А эти проклятые призовые кастрюли слишком велики, чтобы в полете получить большую скорость, как ни старайся разогнать их, – а значит, удар никак не получится сильным. В лучшем случае они смогли бы проломить человеческий череп – но никак не оборотнический. Всё, на что можно было надеяться – это что кубок рассечёт волку кожу, на что зверь сейчас едва ли обратит внимание. Мелкие ссадины для них – пустяк.
- Разбей! – завопил я, осененный новой идеей. – Гермиона, разбей их! Нужны осколки!
Хвала Мерлину, Грейнджер недаром была самой умной ведьмой на курсе! Она поняла меня почти с полуслова – а может, и сама думала о том же? Как бы там ни было, даже странно, что никто из нас не додумался до такой простой вещи сразу. Осколки, если получится сделать их помельче, разогнать до нужной скорости будет не сложнее монет, а острые, обломанные края сыграют нам сейчас только на руку.
Волки наседали на меня – я видел, что они уже готовы броситься снова, невзирая на пару тел своих товарищей. Нервы у Альтаира, видно, всё же не выдержали – и он чёрной молнией бросился через зал, сбивая на ходу одного оборотня и отшвыривая его в сторону, после чего сразу же начиная с ним схватку. Лишь бы Алси не пострадал! У меня-то, благодаря ему, шансов резко прибавилось – как-никак, противников вдвое меньше стало. Отшатнувшись от нового волчьего выпада, я взмахнул палочкой, опрокидывая на оставшегося «оппонента» тумбу со светильником – один Мерлин знает, как мне это удалось, она была каменная и тяжёлая, как не знаю что. При падении тумба раскололась, и по полу растеклось горящее масло из светильника – к счастью, не задев и не подмыв черту огранивающего круга. Волк с разгону въехал прямо в масляную лужу и дико взвыл, но я знал, что это ненадолго – эти ожоги слишком слабы, чтобы надолго вывести его из строя.
Как оказалось, они оказались ещё слабей, чем я думал – увернуться от снова кинувшегося на меня оборотня мне позволил только новый каскад чар. Проклятие, всё происходило куда быстрее, чем я успевал хотя бы осознать это! Теперь я оказался поближе к Гермионе – но это значило лишь то, что нужно быть ещё осторожнее и не задеть девушку.
Та тем временем попыталась разбить один из кубков с помощью Редукто, но у неё ничего не выходило – точнее, не выходило ничего путного. Серебро – это всё-таки не стекло и разбивается довольно плохо, так что чаша распалась всего лишь на несколько крупных кусков. Это было лучше, чем цельные чаши, однако для нашей цели пока ещё не подходило.
- Отвлеки его! – крикнула гриффиндорка.
Волк уже снова мчался ко мне. Тот, которого оглушил в начале боя Альтаир, уже пришёл в себя – и немедленно присоединился к своему товарищу, пытаясь достать меня. Сам Алси, увы, снова помочь не мог – он всё ещё кружился по залу, стараясь достать ударом копыта своего противника и при этом не подвернуться под укус. У оборотня, естественно, цели были строго противоположные… Я встретил «своих» атакующих волков ещё одним каскадом – но с каждым разом чары действовали всё хуже. Я попробовал использовать что-нибудь новенькое, но эффект всё равно был ниже среднего. Волчьи зубы в очередной раз рванули мой свитер, снова лишь чудом не задев меня. Стоп – а чудом ли? Или это работает наложенная на меня защита вейл? Ну, конечно, как я сразу не понял! Ведь я точно помню – меня защищали не только от приворотов и разных чар! Уж кто-кто, а вейлы-то понимают толк в обороне и от Тёмных существ! Если так – клянусь, если только выберусь из этой переделки живым, подарю девчонкам каждой по шикарному колье с её именными камнями – что Эми, что Сафи! А если выберусь невредимым – ещё и серёжки! И оплачу тётушке Анабель строительство новой оранжереи, о которой она так мечтает!
Но, как говорится, на чары надейся, а сам не плошай. Если я буду просто стоять столбом, как идиот, никакие защитные заклятия меня не спасут. До сих пор всё оборачивалось удачно ещё и потому, что волки, лишившись вожака, действовали не так слаженно, кидаясь на меня одновременно и не столько помогая, сколько мешая друг другу. Попытайся они снова взять меня в кольцо – мне конец…
Прыгнув к полкам, я, не глядя, схватил один из кубков, уже не разбирая, золотой он, серебряный или бронзовый. Мной двигало отчаянное желание выиграть хоть пару минут. Зарычав от усилия не хуже настоящего волка, я швырнул кубок в ближайшего зверя, потом ухватил следующий, потом ещё и ещё… Как сквозь пелену до меня донесся голос Грейнджер, выкрикивающий «Бомбарда!», а в следующую секунду пол закачался под ногами. Я так и замер с кубком в руке – за спинами волков разливалось огненное марево небольшого взрыва, разносящего несколько кубков, которые девушка сложила горкой, чуть ли не в пыль.
Оборотень, с которым сражался Альтаир, тоже замер, обернувшись на взрыв – и это стоило ему пропущенного удара, пришедшегося в висок. Зашатавшись, он немедленно получил ещё несколько, окончательно теряя сознание и валясь на пол. Всё это я отметил краем глаза, думая больше о другом – осколки и впрямь будут слишком мелкими. От серебряного песка нам тоже мало толку! Разве что заставить их вдохнуть его…
- На пол, Дрей! – крикнула Гермиона. – Алси, к стене!
Я мгновенно послушался, кинувшись ничком на пол и закрыв голову руками. Судя по короткому стуку копыт, Ветроног тоже выполнил приказ, не задумываясь. В следующее мгновение над моей головой послышался нарастающий шум ветра. Волки взвыли, но на сей раз не угрожающе – слышалось поскуливание и даже визг.
Через несколько секунд я рискнул приподнять голову, а потом и вовсе откатился в сторону и поднялся на ноги. Не знаю, какими именно чарами воспользовалась Гермиона, но своё звание лучшей волшебницы курса она в очередной раз оправдала полностью – и мне даже не было завидно. Ну, может, только самую малость…
Происходящее невольно напомнило мне то, что творилось в Выручай-комнате после того, как мы с Гарри уничтожили диадему. По комнате кружил миниатюрный смерч, посвёркивающий обломками и осколками серебряных кубков. Более мелкая пыль клубилась в потоках ветра, заключив оборотней в смертоносное для них кольцо. Ни вдохнуть эту пыль, ни даже безопасно для себя вынести хотя бы прикосновение «серебряного ветра» они не могли. Впрочем, Гермиона даже в бою с оборотнями была достаточно гуманна. Насколько я мог судить, если осколки и задели самих волков, то только поначалу, заставив их сбиться в кучу. Постепенно смещаясь, смерч оттеснял их к центру комнаты – прямо к окровавленной рунической надписи. Я бросил быстрый взгляд на девушку. Гриффиндорка была очень бледна и дышала тяжело, словно ей пришлось пробежать целую милю с мешком камней на спине, но палочку держала твёрдо.
- Сможешь переправить в круг и этих? – хрипло спросила она, кивком указывая на троих наших поверженных «противников», один из которых начинал уже слабо шевелиться, приходя в себя после Авады. Времени терять было нельзя.
- Мобиликорпус! – приказал я, ткнув в него палочкой – и, несмотря на то, что здоровенный волк весил немало, быстро переправил его в центр очерченного круга. Гермиона безжалостно прошлась по нему краем своего смерча, от чего поднимающийся оборотень взвизгнул, словно обыкновенная собака, которой наступили на хвост. Зашвырнув следом и того, кого Ветроног только что отправил в нокаут, я посмотрел на последнего оставшегося волка – вожака, которого проткнул мечом. Тот лежал без движения и казался мёртвым, так что на какой-то момент я заколебался – а стоит ли вообще возиться с этим трупом? Может, оставить его там, где есть? Верно истолковав мои колебания, Гермиона укоризненно покачала головой.
- Он не превратился обратно, – коротко сказала она. Голос её был всё таким же хриплым и слегка дрожал от напряжения – а я мысленно обозвал себя дураком. Она права, будь этот оборотень мёртв, он должен был бы снова превратиться в человека! Ведь это произошло даже с самим Фенриром! Этот, однако, всё ещё сохранял волчий облик – а значит, был ещё жив.
- Прости, ты права, – выдохнул я. Признаться, у меня слегка кружилась голова от нового притока адреналина, но я старался не обращать на это внимания. – Мобиликорпус!
Альтаир превратился обратно в человека и стоял, пошатываясь и тяжело дыша. Всё-таки эта бешеная пляска по залу не прошла для него даром. Заметив мой взгляд, он, однако, успокаивающе махнул мне рукой и медленно двинулся к нам.
- Сможете удерживать эти чары, пока я закончу замыкающий круг? – спросила Гермиона, когда все волки оказались за чертой. – Это просто смесь левитации и Вихревого заклятия.
Она назвала формулу – и я поразился её простоте и эффективности. Единственный недостаток этих чар был в том, что их нужно было непременно активно поддерживать, не опуская палочки, – но с этим вполне можно смириться. Повторив заклятие, я перехватил контроль над смерчем – что оказалось труднее, чем я думал. Потоки воздуха всё время норовили выскользнуть из-под контроля и перестать крутиться на одном месте. Не говоря уже о том, что при малейшем ослаблении контроля осколки так и норовили разлететься в разные стороны. Ну и, должен признаться, пару раз я не смог отказать себе в удовольствии зацепить краем вращения смерча то одного, то другого оборотня… Визг приносил мне некоторое мрачное удовлетворение, и я, хоть и сознавал, что с моей стороны это едва ли можно назвать порядочным, всё равно не испытывал никакого раскаяния.
- Прекрати, – хрипло сказал Альтаир. Я от удивления едва не выпустил контроль над смерчем. Чем-чем, а лишним прекраснодушием Алси никогда не страдал!
- Ремус, – пояснил он, хмыкнув. Ему не понадобились слова, чтобы понять меня. – Понимаешь, я не могу причинять им вред без жёсткой на то необходимости… всё время кажется, что это его сородичи. Пусть и такие, но всё же… Прости, это просто… рефлекс, что ли…
- Рефлексивный ты наш, – саркастически пробормотал я, всё же расширяя внутреннюю границу смерча. – Ещё целительных зелий им туда швырни…
- Всё, я закончила! – объявила Гермиона, выпрямляясь. Я с сомнением покосился на непрерывную черту замыкающего круга.
- Ты уверена, что это сработает? – спросил я. Девушка, поведя палочкой – проверяя чары, как я осознал тут же, – уверенно кивнула.
- Да, – сказала она. – Отпускай.
Это оказалось тяжелее, чем я думал – положиться на силу ритуальных чар и отказаться от той мнимой безопасности, которую давали кружащиеся в смерче серебряные осколки. Альтаир тоже явно нервничал, при всём доверии к своей избраннице – он достал из кармана палочку и целился в оборотней. Я глубоко вздохнул – рука Гермионы легла поверх моей и она с силой надавила на неё, опуская вниз. Усилием воли я отпустил контакт с заклинанием и позволил воздушным потокам развеяться.
В следующее мгновение четыре поджарые тени метнулись к нам из центра комнаты. У меня ёкнуло сердце, на какое-то мгновение застыв в очередном припадке неконтролируемого ужаса. Однако опасения были напрасны. Рывок волчьей стаи прервался на полпути – на линии замыкания их словно отбросило назад, и сам воздух над этой «границей», казалось, заискрился. Я громко выдохнул и ощутил, что у меня трясутся коленки. Сделав шаг назад, я прислонился к стене, улыбаясь Альтаиру, как я подозревал, довольно-таки сумасшедшей улыбкой. Ветроног, впрочем, послал мне в ответ аналогичную улыбку – а потом резко притянул к себе точно так же, как он, тяжело дышащую Гермиону и крепко обнял её. Она с глубоким вздохом обвила его за шею руками и, расслабившись, и уткнулась лбом ему в плечо.
- Я тебе когда-нибудь говорил, что ты гений? – с весёлой ухмыкой обратился я к ней, когда отдышался достаточно, чтобы суметь заговорить. Девушка, бросив на меня взгляд, слегка фыркнула и помотала головой.
- Нет, но спасибо, – ответила она, а затем подняла голову, глядя на безрезультатно пытающихся пробиться к нам волков. – Ты не ранен? Кстати, обоих спрашиваю.
- Я? Нет, вроде… – отозвался я. Признаться, меня слегка лихорадило, но это скорее от пережитого возбуждения.
- Цел, – отозвался Альтаир, – только устал изрядно. Ещё бы немного, и он бы меня достал. Ты-то как?
- Цела, – Гермиона пожала плечами. – На расстояние укуса ни один не подобрался.
- Всё же на всякий случай надо наложить диагностику, – покачал головой Алси. – В горячке боя какую-нибудь царапину можно было и пропустить.
- Я бы почувствовала сейчас… Но вообще, в любом случае это сделать не помешает, и лучше – всем нам.
- Это позже, – сказал я. Оборотни за чертой сверлили нас ненавидящими взглядами, однако эту преграду им было не одолеть так же легко, как наши барьерные чары при входе. Всё-таки не зря Гермиона выбрала именно темномагический ритуал – против этого заклятия Сила Луны бесполезна.
- Я знала, что ритуал сработает, но в какой-то момент начала сомневаться, что у нас получится довести его до конца… – проговорила гриффиндорка, словно прочитав мои мысли. Я посмотрел на неё – девушка, повернув голову, разглядывала пленных волков со смесью отвращения, жалости и страха.
- Я тоже, – честно признался я, соглашаясь с ней. – Особенно когда появились те двое, что отстали – а мой «меч» как раз приказал долго жить.
- Тебе бы настоящий меч, – хмыкнула Гермиона, поворачиваясь в объятиях Альтаира так, что теперь касалась его боком, и получая возможность смотреть на меня, не оборачиваясь. – Может, стоило тебе пойти с Гарри вместо Рона? Уверена, в твоих руках меч Гриффиндора принёс бы больше пользы.
- Как раз нет, – фыркнул я. – Я к нему даже прикоснуться не могу – я ведь слизеринец. Проклятая железка меня не признаёт. Я пробовал в кабинете у Дамблдора – то же самое, что пытаться взять голой рукой головню из камина.
- Жаль, – вздохнула девушка. – Получается, у нас есть классный меч, есть отличный фехтовальщик – но нет никакой возможности соединить их.
- Думаю, Гарри и Рону он будет нужнее нашего, – отозвался я, мысленно пытаясь дотянуться до Поттера. Нащупал я его довольно быстро, но смог определить только местонахождение – до Танцевального зала он ещё не добрался. – И потом, от меча мало толку в магической битве.
- Ну, в дальнем-то бою – конечно, но вот в ближнем… – Гермиона глубоко вздохнула и с улыбкой мягко толкнулась головой под подбородок своего парня. – Уж если копытом с ног можно одним ударом свалить… А впрочем, ладно – предлагаю двигать отсюда. И понадёжнее запереть дверь.
- Согласен, – кивнул я. – Только…
- Что «только»?
- Ну, я вдруг подумал – а что, если это не единственные оборотни тут? У Волдеморта под рукой целая стая, глупо надеяться, что на Хогвартс напали только пять.
- Ну, думаю, увеличение их поголовья Лорду тоже не нужно, – возразила Гермиона. – Иначе они станут слишком сильны.
- Да, но это всё равно не гарантирует, что мы не наткнёмся тут ещё хотя бы на парочку, – кивнул я, стаскивая с себя через голову свитер – а точнее, его останки. Футболка под ним, к счастью, практически не пострадала.
- И что ты хочешь делать? – вопросительно сдвинул брови Алси.
- Акцио серебряные осколки! – произнёс я вместо ответа, перед этим трансфигурировав останки своего свитера в подобие поясного кошеля (на большее и притом прочное материала уже не хватило), и ссыпая туда часть осколков из тех, что покрупнее. Остальные я вручил Ветроногу – в его-то мантии карманы остались целыми.

Покинув зал Наград, мы наложили на его двери чуть ли не все мыслимые запирающие и укрепляющие заклинания, известные нам обоим. Наконец, придя к выводу, что, если уж это не сработает – то не сработает вообще ничего, мы развернулись, готовясь уходить… и замерли. Я похолодел и затаил дыхание. Гермиона тихо охнула.
Совсем неподалеку от нас посреди коридора стоял ещё один оборотень. Меньше своих собратьев и очень светлой масти, он почему-то выглядел совсем не таким уж опасным. Впечатление обманчиво… – пронеслось у меня в голове, и я осторожно, стараясь не делать резких движений, потянулся правой рукой к висящему на поясе мешочку с серебром. Волк дёрнул ушами, – словно человек, отбрасывающий со лба волосы, – и двинулся к нам. Странное дело, но это не была крадущаяся, угрожающая поступь хищника. Оборотень и не думал скалиться, или пригибаться на лапах, готовясь к прыжку. Он просто… шёл к нам. Взгляд отливающих золотом глаз был спокойным и кажется, даже понимающим. Я медленно распустил тесёмки «кошеля», левой рукой крепче стискивая палочку. Что замыслил этот волк? Я осторожно повёл палочку вверх, готовясь к атаке…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (20.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 260


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]