Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Матриархат
Три подруги решили противостоять правилам этикета высшего общества. Им претит потакать командам мужчин, и они берутся приручить понравившихся джентльменов, и заставить их уважать женское общество. Но как быть, если дамские угодники не хотят меняться, и им нравится проводить время за игорными столами и под юбками доступных женщин.

От 13 августа до 13 сентября
Когда наступает апогей переживаний, когда все нити судьбы, наконец, сходятся в одной точке, когда кажется, что надежды нет, а завтра не наступит - кто в этом водовороте заметит эмпата, забившегося в угол и рвущегося на части?
От медового месяца до перерождения Беллы - глазами Джаспера.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые преданные друзья
5. Тут самые адекватные новости
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Нормальные герои всегда идут в расход. Рассказ девятый и последний. На хвастуна не нужен нож - ему немного подпоешь...

2016-12-4
47
0
Из сна меня мешком выдернули какие-то невнятные мычаще-хрипящие звуки. На мат смахивающие, кстати... в адрес горячо любимого наставника. Соображалось очень туго. Но хрипел точно я. Тут, можно сказать, разобрались. А вот горло драло вообще непонятно с чего. Этот кофе по-турецки... Кричер, чтоб его... экспериментатор хренов. Следующим мозг отметил странную сухость в гортани, примерно как после магловских жаропонижающих таблеток — отвратное чувство, кошмар моего детства: однажды я все-таки простудился, и не на шутку перепугавшаяся тетя напичкала девятилетнего пацана всякой дрянью... Зато потом наконец сподобилась купить одежду по погоде. Подержанную. Ну да Мерлин с ней.

Что ж мне так херово-то? Следующим прорезалось чувство, что я у черта на рогах. И вообще в какой-то неведомой заднице. Пространство было... не моим. Постельное белье ощущалось как-то иначе. У меня все простыни льняные. И пахнут они именно небеленым льном. Кричер старается угодить. А тут что-то скользкое, противно-невесомое, с ароматом лаванды. И хрен бы с ним — потом эльфу выпишу. Но от чьего-то присутствия и знакомой магии чуть волосы везде дыбом не встали.

Действия мозга и тушки тем временем еще не соотносились. И бренное полубессознательное тело продолжало что-то злобно и надсадно бухтеть в адрес нехорошего наставника, а заторможенный разум уже обсчитывал вероятность падения метеорита и вторжение инопланетных захватчиков в лице Джинни... Я с трудом повернул голову, рефлекторно освобождая излишне напряженную шею. Наверное, так всю ночь трупом в одном положении и пролежал... М-мать, еще и ногу сводит. Вдохнул поглубже дурацкий запах лаванды и попытался расслабиться. Судорога медленно затухала. Словно не я всю ночь лежал на алтаре, а алтарь на мне... До кучи начало тошнить. Что за специю добавил в кофе этот долбаный эльф? Подышав, пережил спазм желудка и рискнул осмотреться. Чуть разлепил один глаз. Заспанный орган передал картинку склонившегося надо мной человека. Мутное изображение с третьего раза опозналось как Снейп. "Помехи в системе", — сигнализировал мозг и ушел обратно в спящий режим.

— Хуевый сон, и почему-то не заканчивается... — я вздохнул и грузно повернулся на другой бок, закапываясь под скользкую подушку. Убью Кричера...

Это от его вонючих извращений у меня котелок барахлит. Это ж надо такое — Снейп под утро приснился... Нет, я, безусловно, люблю свою работу, но не до такой же степени! Снейп как заказчик — это хорошо, не спорю. То есть Снейп вообще — это хорошо. Но Снейп на рассвете — уже перебор! По такой схеме мне следующим кто приглючится? Бонд посреди магловского стрип-бара?! Или, может, сразу — в обнимку с Макгонагалл? В раритетной мантии Дамблдора, аки в спальном мешке, на полу Выручай-комнаты?! Нафиг, нафиг...

Я уютно засопел в шелковую подушку, пытаясь поймать остатки дремы. Рядом кто-то устало тихонько выдохнул. Точно не эльф. Не тот рост.

Стоп.

Накатило нешуточное подозрение. Нет. Этого просто не может быть...

Зажмурился покрепче, сосчитал до девяти, подтянулся на онемевших от долгой неподвижности руках и с резким разворотом сел. Противная скользкая гадость сама собой сползла куда-то нахер. Желудок снова подал недвусмысленные сигналы SOS. Мол, только рыпнись, хозяин, и узнаешь много нового про вчерашний ужин. Подышав и уняв спазм, нащупал на тумбочке очки. Надел.

Охренеть. В изголовье кровати действительно стоял Его Величество Снейп. Вперивший в меня малость ошалевший взгляд. С какими-то склянками наперевес. И уж точно не фонтанирующий счастьем. Я как-то сразу запаниковал: что такого мог спросонок ляпнуть профу, отчего тот обиделся (нет, он точно все слышал!), что выболтал в целом (пока спал) — Мордред, я разговариваю во сне! Кошмар какой, находка для шпиона, а не аврор! А вообще, с хера ли Снейпу делать в МОЕЙ спальне?! Хуй знает во сколько утра?! Гостевых комнат в доме мало? Луна, блядь, опять её штучки?..

В башке были сплошь сумбур и недоумение. А еще она нефигово трещала. Зельевар заметил нешуточную панику, выпученные глаза и попытку нашарить ускользающее покрывало... и сильно оскорбился:

— Не одному Альбусу наслаждаться манией величия... да, Поттер? — Я на автомате кивнул. Потом сообразил. И праведно возмутился.

— Да какого хрена?!

— Я делаю в вашей спальне? А это не ваша спальня, Поттер. И перестаньте уже жаться как пятнадцатилетняя пансионерка! Нужна мне ваша обнаженка!

Кто пансионерка? Я — пансионерка?!

По установившейся в комнате тишине и отсутствию в ней потрескивающего камина, мозг наконец зафиксировал недостающие части детской головоломки: это реально была НЕ МОЯ комната. И вообще — не Гриммо. С шумом втянув холодноватый воздух, на вкус опознал характерную магию одного небезызвестного менора.

Посреди поместья Малфоев, на чужой кровати под черным балдахином... Снейп, опять же, со склянками вместо декораций... Короче, неизвестно где, посреди неизвестно чего, да еще и в чужой кровати?

ДА КАКОГО МОРДРЕДА ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ?!

Снейп с честью выдержал мой разъяренный взгляд и преспокойненько отвернулся, занявшись смешиванием непонятной бурды из разных пузырьков в высоком стакане. Кажется, Гарри Поттер опять в дерьме. Традиция, мать её.

— Спасибо партии за наше счастливое детство... — я растерянно пробормотал выплывшее из глубин памяти выражение, в свое время подцепленное у Крама. Проф удивленно замер. Нет, я, конечно, понимаю, что все еще подспудно обижен на него за испорченные сопливые годы... Но вот честно — оно само вырвалось, случайно. Даже тошнота ушла куда-то на задний план.

Рядом с эпическим траходромом материализовался незнакомый эльф, протянул такой желанный сейчас стакан воды и... утреннюю газету в довесок. Приятно похрустывающую листами. Оригинальный комплект. Для гостей. Все включено, как в лучших отелях города? Не ясно только, с чего? Люциус жаждет преподнести мне какие-то новости не лично? Боится последствий? А спальню и Снейпа, видать, не жалко... Посмотрим, раз так усиленно предлагают.

На всю первую полосу красовался огромный заголовок: "Происшествие на балу в Министерстве! Смена власти? Люциус Малфой взял вышедшую из-под контроля ситуацию в свои руки...". И тут еще часть ощущений тормозящего со сна организма вернулась… и я понял, что спали обеты. Как бы это внятно объяснить? Слегка по-другому все вокруг слышится, и ничего нигде не жмет. Вроде как, наконец, одежка нужного размера... вместо подростковых костюмов и рубашек. Или что-то типа того.

Короче, зря воду пил, газете кирдык.

— Пиздец доброе утро...

Снейп возле стола со склянками уничижительно хмыкнул.

Допив остатки и жадно слизав последние капли со стенок стакана — не пропадать же добру! — кое-как исхитрился перехватить гадское покрывало, замотался в него на манер тоги, пополз к краю постели. Он далек, но мы сильны, м-да... Эльф услужливо предложил тапки. С-сука, лиловые, с ушами и глазами!.. И они что-то жевали. "Что-то", нежной серебристой расцветки, еще пыталось пищать и как-то отбиться. Но уже в следующее мгновение обреченно затихло. Левый тапок хрумкнул в последний раз, игриво пнул правый... Я тихо охренел. Что же мне добавили вчера в кофе, если глюки настолько оригинальные? Тапки поворковали, меняя окрас строго в порядке цветов радуги, и... ну, наверное, занялись производством других тапок. Пока я тупо смотрел на все это непотребство, домовик медленно серел, а Снейп беззвучно веселился. И вот когда я заметил последнее...

Магия нехило полыхнула, превратив газету в колкие снежинки, разлетевшиеся веером по комнате. Эльфа сдуло. Самочувствие не сахар, голова трещит и отказывается воспринимать действительность, тело как резиновое... Вдобавок я ничего не понимаю. Этот... профессор носатый с утра пораньше язвить изволит... Внутри поднималась злость. Сволочи! Нет, они мне точно мирно сдохнуть не дадут... Проигнорировав пушистую дрянь, шагнул на застеленный ковром пол:

— Может, вы проясните ситуацию, сэр? — Хотя, честно говоря, продолжать обращаться "сэр" к человеку, который только что видел тебя в одних трусах, как-то не тянет... но ведь этот и по второму кругу может оскорбиться!..

— Поттер, видимо, у вас с работой извилин все еще хуже, чем я предполагал. — И никаких пояснений! Прекра-а-асно!..

— Профессор. Если вам так лень или настолько сложно — сразу бы сказали.

— Поттер, — устало произнес зельевар, — у вас с аналитикой совсем туго? Мордред и Моргана, ну кто вас учил?

— Герр Берг меня учил, профессор. Точнее, переучивал. И с аналитикой у меня сносно.

— Тогда вопрос считаю закрытым, — отрезал Снейп и картинно занялся склянками.

— Хорошо, — сузив глаза, я какое-то время наблюдал за его действиями. А потом вернувшийся из спящего режима мозг наконец заработал на полную катушку и выдал кучу выводов. Начиная с того, что сухость во рту, схожая с ощущениями от магловских препаратов, точно последствия применения некоторых сонных зелий, которые, впрочем, можно ограничить пятью известными мне составами, наиболее щадящими при магических истощениях (я Малфоям нужен живым? Забавно.), а у меня после вчерашнего оно и было. Судя по числу на испорченной газете, именно что после вчерашнего. Палочки в обозримом пространстве нет, но, если смотреть на степень освещенности за окном, уже около одиннадцати утра. А спать я планировал до восьми. Значит, точно — зелье: ничто другое встроенный аврорский хронометр выключить не в силах. На вкус любые модификации довольно характерны, но только две можно реально подлить в съестное без заметных изменений в последнем. И лишь одна на вкус горчит как сок растений... С таким ярковыраженным эффектом в еду не добавишь точно... значит, кофе. А Кричер — в доле. Как его смогли уговорить на такое? Только обет, данный эльфу, и то — с оговорками. Неужели Малфои на это пошли?! Не комильфо для высокородных аристократов... Кроме эльфа, сюда же попадают телохраны и Лавгуд — ни за что не поверю, что чистокровная ведьма не смогла заметить изменений в моем поведении! Это я расслабился в собственном доме и прохлопал ушами нахрен все. А белобрысая засранка наверняка знала. И, скорее всего, помогла. А что определитель отравы не сработал — так зелье-то медицинское, да и доза далеко не критическая... Мрак.

Так. Кто еще, возможно, участвовал? Хм, Крам сразу после попойки пропал. Его тоже уволокли в Малфой-менор. Вопрос: зачем? Ах, да, у Вика же своя фирма, и не одна. Значит, тут чисто коммерческий интерес. Наверняка. Только вот интуиция у меня тихо начала подвывать... На одной ноте.

Заказ Мьельнира с моим нынешним печальным положением никак не связан. Это два параллельных события. Да и невыразимцы в политику не полезут — даже если их придавит могильной плитой. У этих масонов в стильных масках единственная страсть — знания. Все остальное по боку.

Итак. Обеты спали — плюс. Каких собак на меня теперь Люциус собирается повесить — Мордред знает, это минус. Вопрос: с фига ли он меня изначально в известность о своих неведомых телодвижениях хотя бы намеком не поставил? Без сомнений, теракт в министерстве — его рук дело: больше просто некому. Хотя лорда Малфоя наверняка поддержали в этом милом начинании большинство старых родов... Вопрос кому выгодно тут даже не стоит. Зато очень животрепещущим становится следующий: а мне-то что теперь делать?! Видимо, мозг все же проснулся не до конца...

ВАЛИТЬ ОТСЮДА как можно скорее!

Покосившись на излишне довольного жизнью Снейпа, помешивающего тонкой серебряной ложечной в стакане жидкость салатовой вырвиглаз расцветочки (он реально думает, что я подобное выпью?!) я тихонько подобрал край самодельной тоги и с низкого старта рванул на выход. Двери просто снесло с петель — сила есть, ума не надо — и припустил по коридору, пытаясь припомнить в какой стороне здесь лестница. В спину неслось что-то явно нецензурного содержания в исполнении незабвенного зельевара, а я плавно набирал скорость и уже витком пошел на снижение. По сложной траектории, минуя перила, три пролета ступенек и остолбеневшую Нарциссу. «Здравствуйте, мадам, до свидания, мадам». Снейп пыхтел где-то сзади. Я поднажал и вылетел в общий зал, куда обычно прибывали гости менора. Мерлин есть! Вот он, камин!..

Но навстречу, с неуклонностью тяжелого крейсера королевского военно-морского флота, шел Люциус. Я всуе помянул Мордреда и все дела его и рявкнул:

— Акцио, палочка! — откуда-то просвистело искомое. Вцепился в нее, как в последнюю надежду, на автомате становясь вполоборота и пригибаясь. Тога, лишившись поддержки в виде рук, вполне ожидаемо сползла. И все семейство Малфоев имело честь полюбоваться на мои брутальные боксеры кардинально черного цвета. Видимо, не впечатлились...

— Гарри, — прокашлявшись (смех он так маскирует, скотина!), заботливым тоном начал Люциус, — ты бы оделся. Тебе не холодно? — Я сузил глаза и выразительно хрустнул костяшками пальцев на левой руке. Малфой невербальный намек понял и поспешно закруглился. — В полдень второй завтрак подадут, мы как раз ждали твоего пробуждения... — Мой мозг мысленно заистерил: ах, они, значит, моего пробуждения ждали! Как это мило! Естественно — что с бессознательной тушки взять, кроме анализов? — Заодно и поговорим. Конструктивно.

— Знаете, Люциус... — сквозь зубы выдавила моя злобная темность, еще раз выразительно хрустнув костяшками. — А я вот как-то не расположен к разговору. Тем более к конструктивному! — И гордо перешагнул через печально опавшую тогу. Сзади кто-то подавился. И это точно была не Нарцисса. Чуть сместившись — так, чтобы и патриарх семейства оставался в зоне видимости, и всех домочадцев его оглядеть — я плавно оглянулся. С большими квадратными глазами (ему идет, однозначно) на последних ступенях стоял бледный Драко и зажимал себе рот ладонью. Узкой, холеной ладонью. Чистенький, умытый, одетый с иголочки Драко! А я, блядь, как бедный родственник стою посреди каминного зала — босиком, мятый, в трусах и на холодном полу!..

Впрочем, я отвлекся.

Чего это он? А, наверное, разглядел мою коллекцию шрамов. Да, работа сначала в аврорате, а затем и на ниве артефактора — ни хрена не безопасная. Малфоиш, походу, сразу грешным делом вспомнил собственную травму детства и дурную Сектумсепру от злого очконосца Поттера. Ню-ню, деточка, печеньки на столе...

Родители "деточки" беспокойно зашевелились. Мерлин, до чего же они над ним трясутся!.. И — нет, я не завидую. Не завидую, я сказал! У самого таких охламонов трое. Нет, четверо. Или все пятеро?.. А, один хрен — короче, волейбольная команда.

Воспользовавшись неучтенной паузой, со всех ног драпанул к камину. Светя почти голым тылом и неприличным жестом в сторону Малфоиша. О, отмер... Видать, волшебный жест подействовал. И, пока он золотой рыбкой (декоративной, да-да!) закрывал-открывал рот, я свободолюбивым лососем нырнул в камин и применил не запатентованное на территории Англии заклинание — заменитель летучего порошка. Нафига изобрел? Ну, так у Лили в сопливом детстве на этот Мордредов порошок аллергия прорезалась!.. Хотелось облегчить жизнь дочурке, не все же время под специальными медицинскими чарами бегать.

— Гриммо, двенадцать!

В камине что-то ухнуло, бумкнуло и надсадно чихнуло. Мда-а … похоже, проект все еще недоработан… Хорошо хоть, пока не стал учить Лили.

На моей стороне это самое «что-то» с визгливым воем догорало… Чувствую, у Малфоев вообще все закоптилось… Павлин? Что в камине делает павлин?! Вернее, его хорошо прожаренная тушка?.. Это где ж я так летел, и что неведомое собрать на свой зад успел?.. Закрадывается мысль, что при составлении теории пространства-времени и ее привязки к схемам каминной сети, изобретатели о чем-то скромно умолчали. О чем-то несущественном, типа злых потусторонних сущностей с пижонскими хвостами неизвестной формации. Право, какие мелочи! Узнаю старую добрую Англию, блин...

Первое, что я сделал, феерически приземлившись на задницу у себя дома, это вызвал домовика. Полевой допрос с пристрастием, устроенный мною Кричеру, ничего не дал. Эльф, пустив слезу, божился и клялся своими эльфийскими божками, что ничего мне не подсыпал и даже не подозревал об этом. Пришлось поверить и извиниться.

Затем выставил нафиг из Блэк-хауса всяких темных личностей, прикрывающихся честным именем телохранителей. Вариантов с отравителями было немного.

В общем, мрачные боевые маги были пинком отправлены под мелкий осенний дождичек. C вещами. Именно в этот момент я внезапно осознал, что они, оказывается, уже немало своего барахла сюда притащили — по всей видимости, собираясь всерьез тут обосноваться... Нахера? Не ясно. Появилось желание банально набить морды, но я все-таки оставался в своем уме и прекрасно понимал, что с четверкой мастеров не справлюсь даже на дурнину. Затопчут количеством. Впрочем, там и качество не подкачало... Так что просто послал их нахер. Дальними маршрутами.

Лавгуд ожидаемо не наблюдалось. И хотя думать на Луну очень не хотелось, где-то я понимал, что подруга тут явно поучаствовала. И это... напрягало. Не ожидал. Не от нее. Подумав, отправил сову с лаконичной запиской: «На хуя?» Нет, я все понимаю, но сейчас мне обидно. За подставу. И как-то неопределенно. Еще письма ушли детям и Тедди. Вкратце описал ситуацию и возможные последствия для семьи, просил не дергаться и вести себя ниже травы. Пусть поостерегутся немного, зато не вляпаются в очередные игрища Малфоев и Ко. Люпину вообще запретил появляться в Англии без моей отмашки. Пусть учится, а не забивает голову местными разборками.

Я честно не знаю, что нынче стребует с меня белобрысый интриган. Вполне вероятно, будет давить детьми и их будущим. Несмотря на некую родительскую солидарность, его дети — это его дети... константа, так сказать, при любых поворотах. А вот судьба МОИХ в реальности вряд ли его волнует. Отбиться, конечно, отобьюсь — снова — но, блядь, как же надоело менять шило на мыло! Опять все с самого начала... Только теперь придется привыкать к сменившимся условиям. Может, свалить — пока не окончательно поздно — куда-нибудь в Антарктиду, к пингвинам? Пока нет очередных обетов с обтекаемой формулировкой о невыезде, лояльности и ношением тапочек в зубах? Но... Но — дети!.. Мордред, что ж им не терпелось еще лет пять с этим сраным переворотом?! А сейчас малышню из Хога не заберешь... Блядь... Вот сиди теперь, Поттер, на жопе ровно. И пока тебя не начнут шантажировать открытым текстом — не высовывайся. Есть мизерный шанс не отхватить очередной ошейник на шею — постарайся им воспользоваться...

Несмотря ни на что, марать руки об этих интриганов не хотелось. Хотя это, скорее всего, кардинально решило бы проблему. Сволочи.

Но уже «свои», как это ни странно.

* * *
Три дня я выматывал себя в лаборатории до полного изумления, опустошения и отключки мозгов. Заполировав все магическим истощением на последних ритуалах Самайна. Да, я обиделся. Может это по-детски, но... Развели меня взрослые дядечки как лоха какого-то. Опять! Взяли мальчика за руку, поманили конфеткой, чтобы не смотрел по сторонам, а шел куда надо... Поразмыслив, абсолютно ясно понял, что все предпосылки были видны невооруженным глазом. А ты, Гарри, между прочим, в очках!!! Понятно ж было... Изначально. Но нет — герой уперся рогом!.. Как же! Снейп!.. Интересный заказ!..

Кушай теперь, не захлебнись...

Перехватил какое-то недоваренное мясо из кастрюльки — прямо из-под носа у домовика цапнул — и, обжигаясь текущим соком, сожрал с рук. Кричер смотрел так, словно я у него самого сейчас кусок печени из тощей бочины вырезал и сырым жую... Мстительно вытер эти преступные ручонки свисавшим со стола краем бабкиной скатерти — тут эльфа вообще чуть инфаркт с инсультом (да, одновременно) не обняли... все, здесь месть свершилась. На века. А на ком еще срывать плохое настроение? Да и привык он к моим к закидонам...

Спускаясь по лестнице в подвал — я туда прямо из кухни по-хозяйски срулил — случайно запнулся за какую-то хрень и в голос выругался: до этого момента я был втайне уверен, что все свои манатки эта четверка в черном честно собрала, когда свинтила с узелками в голубую даль. Хрен вам — прямо на ступенях у стены прислонили арсенал, достойный запасников Тауэра. Ладно… Все, что валяется в МОЕМ доме у меня под ногами, мое по умолчанию. Так что можете попрощаться с барахлом, господа. Под фанфары и медный барабан. Претензии не принимаются. Перекую мечи на орала. А лучше на испанские сапоги и отправлю с дарственной надписью новому министру. В подарок.

Пройдясь по казематам и собирая железки в лукошко, максимально тщательно все осмотрел на предмет несанкционированных записывающих устройств, якорей для порт-ключей и аппарационных маячков. Защита, конечно, не пропустит, но наличие подобного на суверенной территории все равно напрягает. Стер пару пентаграмм. И, немузыкально мыча «Полет валькирии», направился в лабораторию.

Себ встретил меня похвальным молчанием и готовыми расчетами по двум заказам: невыразимцев и того частника. Я радостно ему улыбнулся, скинул рубашку и пошел за кожаным передником: стоило еще раз обстучать костыль. А заодно еще пару заготовок сообразить — металла почему-то наплавил больше нужного, и теперь руки чесались его куда-то пристроить... Что бы ТАКОГО сотворить под настроение? Чтоб характер у артефакта был соответствующий... Хм. Вон, хоть на кастет для Джорджа — кажется, у него скоро день рождения? Первого апреля, да? Полгода впереди? Ничего, просто приготовлюсь заранее... А может, на Йоль подарю. Короче, пригодится.

Загрузил в тигель присадку для остатков и с улыбкой потянулся за молотком. Меня вообще как-то подозрительно тянуло улыбаться. Вернее, ощериться в слегка неадекватном оскале. Кажется, это подступает истерика... Представив на месте заготовки лицо Кингсли, легонько стукнул по костылю. Раздался поскрипывающий звон. Но фоном я слышал чьи-то стоны. Очень болезненные. Стукнул сильнее. Звон повторился. Мечты-мечты. Жаль, сдохла макака. Улыбнувшись до ушей, я, как самый счастливый клоун на свете, принялся отбивать костыль. Тихо и скромно мечтая о бензопиле на вечном двигателе.

Костыль пел, Себ висел под потолком полупрозрачным приведением, а перед глазами у меня плыли дивные картины дымящихся головешек на месте когда-то белых колонн Министерства и промороженный насквозь — до самого фундамента — менор... С павлинами. Чудный вечер. И я — самый счастливый человек на земле... ну, почти. Кстати, ледяная скульптура из Люциуса неплохо бы смотрелась в прихожей... Малфою-старшему точно разок не помешает лоб в лоб встретиться с моей персональной силой. Глядишь, мозгов прибавится в его красивой светлой голове. О совести не прошу тебя, Нифхель — совесть у Малфоев это слишком мифическая вещь даже для столь же сказочной покровительницы рода Блэков. Без обид, Госпожа.

Насвистывая мелодию «Травиаты», в очередной раз остудил заготовку и просвистел тему «Перстня Нибелунгов». Себ молчал. Он идеален. Костыль тоже ничего так получился...

Ну а настроение? Что ж, будет артефакт слегка более капризный, чем надо. Ничего, переживешь, Бонд. Чай оно не в первый раз. Моя маленькая месть. Всем.

В тишине лаборатории за несколько дней голова понемногу пришла в норму. Я закончил комплекс чар над Мьельниром, уже ни о чем не думая и в полной мере отдавшись процессу. С душой отлил и отковал зубастую игрушку для рыжего. Любовно погладил пальцем ее мутный от сажи бок, прикидывая, какие руны сюда помещу. Это неопределенное время в безопасности логова на Гриммо вновь начинало мне нравиться... кажется, я в третий раз в жизни скатываюсь в депрессию.

Хмыкнув, выкинул всю хрень из головы и пошел рыться в дневниках и записках — искать идеальную схему.

По крайней мере, Джордж остался моим другом. Ну, и еще Нев. Наверное.

Таблицы показали, что на такой форме и объеме лучше всего будет держаться что-то электрическое... ммм... шокер? В принципе, почему нет? Удобно, достаточно убойно и карман не оттягивает. А главное — для хозяина абсолютно безопасно. Так, надо для подстраховки еще на крови зачаровать — где-то здесь была мензурка... Ну и “special for George” — добавить в свойства что-нибудь веселенькое. Например, чтобы при контакте со лбом избиваемого девайс оставлял татуированный след. Временный. Недели на две. Какую бы надпись взять? Лох — банально, дурак — неинтересно... А. Придумал: «Мусор!» Дети недавно таскали какие-то черно-белые подшитые журнальчики и дико ржали. Юмор я так и не понял, но ценители точно найдутся... Решено! Мусор – значит, мусор! Да, вот этим заковыристым готическим шрифтом. Прекрасно...

Я так увлекся мечтаниями, что не сразу понял, что меня пытаются дозваться.

— Хозяин... Хозяин!.. Лорд Блэк!.. — чуть ли не плачущий Кричер почти висел у меня на штанине и горько скреб свою лысину каким-то глиняным черепком. Я в полном ахуе обозрел надетое на тщедушное тельце вретище, обрывок пеньковой веревки на шее и подавился мыслью об Иове. Скорбящем библейском Иове. Су… ровый домовик со схоластическими познаниями в литературе. М-да. Вообще-то, логично предположить, что когда с катушек съезжает хозяин, то туда же отправляется и мозг домовика. Мерлин, слов нет. Да по нам обоим дурдом плачет. Горючими слезами.

— Внемлю. — Вот теперь подавился эльф. Два-один, счет ведет форвард Гарри Поттер.

— Хозяин, вас вызывают по камину. — Натянутая чопорность при таком маскараде вызывала желание заржать. Истерически.

— Кто?

— Не могу знать, хозяин! — бодро отрапортовал эльф и свинтил в неизвестность... ах ты ж хитрая задница! Eще бы честь отдал и каблуками щелкнул...

Пришлось приводить себя в относительный порядок, переодеваться в свежее и топать. В процессе вспомнил и обновил все вербальные и невербальные варианты вежливого и относительно вежливого посылания в темные дали.

Хм. Ну кто бы мог подумать — Люциус! Прям сюрприз из сюрпризов!.. Интрига из интриг!..

— Гарри. — По имени. Забавно, куда же ты засунул свой гонор, Малфой? Или... А. Ты эдак подчеркиваешь, что принял меня в свой ближний круг? Как мило! Я прямо теряюсь... как девочка-подросток на первом в ее жизни балу.

— Люциус. Чем обязан? — холодно спросил. Лорд поморщился. Да-да, ты все правильно понял. Поттер нихрена тебе не рад.

— Гарри. Нам надо поговорить. — ДА ВЫ ЧТО? И зачем? Вообще-то, спустя несколько дней и слегка поостыв, а после найдя в чулане запихнутое туда за ненадобностью рациональное мышление, я понял, что Малфои (в целом) мне не враги. Они в меру собственного воспитания и мировоззрения пытались позаботиться об «очумелом гриффиндорце». Не траванули насмерть, не отправили любым другим способом на тот свет, пока национальный герой валялся в бессознанке... Уже одно это делает их предпочтительнее предыдущих дрессировщиков. Но... Всегда есть «но». Я слишком устал от поводка...

— Да что вы с ним цацкаетесь, как с невестой в канун брачной ночи? — поддел из глубины комнаты Снейп. Мерлин мой, сколько хороших людей сразу. И все ко мне!

— Северус, — одернул приятеля Малфой. Ужас подземелий недовольно цыкнул, но заткнулся.

— Ну, раз все кукловоды в сборе... Я счастлив, господа! — ухмыльнулся я, окидывая взглядом знакомый по прошлым встречам кабинет. А во-о-он в том кресле даже однажды сидел... — Что вам еще от меня нужно?

У Люциуса заиграли желваки. Я желчно улыбнулся. Снейп первым язвительно отреагировал:

— Пообщаться. — Шутовски раскланиваюсь с ним:

— Прошу меня простить, профессор, но в данный момент я категорически не желаю ни с кем из вас общаться.

— Пять капель пустырника на три капли валерьянки, Поттер. Стакан скотча или швейцарского травяного бальзама. Учишь вас, учишь, а вы одних троллей приносите! — ворчливо отозвался Снейп, игнорируя сам факт того, что это я здесь оскорблен в лучших чувствах.

— Лорд Блэк, нам надо поговорить, — наконец тяжело вклинился Малфой. Чувствую, еще чуть-чуть, и он был готов отвесить мне затрещину... в воспитательных целях. Но как-то справился с эмоциями. Сразу видно: деловой человек. Ой, простите — маг. Маги — они и не человеки вовсе... сам не раз убеждался.

— О будущем? — проверим, этот тоже забыл, кто здесь прав, кто виноват?..

— В первую очередь о делах нынешних. Но и будущие не помешает обсудить. — Прекрасно, просто прекрасно!..

— Для тугоухих повторяю: господа, в данный момент я категорически не желаю с вами общаться!

— Прекратите вести себя словно семнадцатилетний мальчишка! — Снейпа, наконец, прорвало. — Выслушайте, что вам хотят сказать, и можете катиться к Хель под платье!

— Северус! — повысил голос Малфой. Снейп ожег его диким взглядом, буркнул: «Нянчиться с ним сам будешь!», оскорбленно поднялся и вышел, хлопнув дверью. «Детский сад, обеденная прогулка!» — донеслось из коридора негодующее шипение.

После того как он удалился на достаточное количество шагов, Малфой перевел тяжелый взгляд серых глаз на меня.

— Я не собираюсь разводить здесь с тобой сантименты. У нас вообще очень мало времени...

— Поэтому давайте не будем тратить время друг друга, Люциус! — перебил я. — И разойдемся как маяки Босфора. Дальше, к сожалению, не получится: Англия слишком маленькая.

У них есть чем давить, у меня есть чем давить... И что делать дальше — никто не знает. Думаю, Малфой это сейчас хорошо понимает. Конечно же, в случае с Кингсли было проще, потому что дурак-Поттер УЖЕ дал им обеты. И они могли делать, что хотели. А вот теперь есть варианты... Я ведь и с катушек слететь могу ненароком... И — да, дети пострадают, но и новая власть ничего толком не поимеет. А может, и рядом ляжет... Даже скорее всего.

Хороший расклад, правда?

Хм. А если совсем припрут к стене — что тогда? Можно ли выкинуть кое-что покруче моих обычных «па»? Мо-о-ожно!.. Да, у меня удавка — дети, но ведь есть и наследник Малфой... Провернуть его изъятие из Хога в ответ на особо наглый шантаж — в принципе реально. Мускулами поиграть я всегда горазд... Только вот все равно потом ситуация патовая...

Причем Люциусом в данный момент я вижусь в роли младенца без мозгов и причинно-следственных связей. Вот он меня сейчас и будет пытаться уговорить хотя бы не психовать... Беспокоясь, кабы не вышло как всегда: Поттер обиделся, разозлился, где-то даже испугался, и как итог — абсолютно невменяемый МАГ. C кучей дури и без мозгов. А на резонный вопрос, как он — то есть я — стал начальником отдела в аврорате, ответ крайне прост: там сила была нужна и лидерские качества. Разработками операций я занимался редко, ибо для подобных заморочек есть ажно целый отдел. Аналитической направленности. Мистер Поттер же вообще мозгами не блистал никогда... Это общеизвестная константа.

— Прекрати паясничать! — прошипел взбешенный лорд. — Север прав — ты давно не мальчишка, а все, как и Драко, пытаешься впасть в детство. Удаляешь одну причину — тут же появляется другая, эта гадость расползается по вашим вялым мозгам как саркома. Вы мне оба надоели — что ты, что Драко!

— Хмм... Вот как? То есть мне лучше с ним вообще не общаться? Так как я на него плохо влияю? — это я сейчас его вполне преднамеренно провоцирую. Надо же понять, где границы, которые переходить действительно не стоит? Согласен, большинство адекватных людей в моем положении вели бы себя более смирно, но у меня-то тормозов нет...

— Кто тут на кого влияет, это еще разобраться надо... — буркнул себе под нос старший Малфой. — Начинаю подозревать, что мы состоим в кровном родстве несколько ближе, чем предполагалось официально... — меня бросило в холодный пот: не-не-не, я согласен на отца-Снейпа, но Малфои — это уже перебор!..

Люц вздохнул. И сменил тон на деловой.

— Ты газеты читал?

— Люциус, вы меня плохо поняли: я не собираюсь разговаривать с вами на эту тему. По крайней мере в ближайшее время уж точно.

— Да? А можно поинтересоваться, когда же наступит удобное ДЛЯ ВАС, лорд Блэк, время? — съязвил Малфой. Я поморщился: не люблю, когда меня бьют моим же оружием.

— В идеале — никогда. Но я не настолько наивен. — Взгляд собеседника вновь потяжелел.

— Смотрите, чтоб не стало поздно. — Я с досадой цыкнул: а то сам не знаю!

Новоявленный министр полюбовался шикарными швейцарскими часами — наручными, Мордред! Новая мода, походу. И, видимо, понял, что пора закругляться, ибо Англия зовет. Я порадовался за обоих.

— Гарри, что ты собрался делать? — закинул последнюю пробную удочку Люциус. Ах, — снова «Гарри»! Я чуть не прослезился!

— Работать. А теперь прекратите мне надоедать, — я кивнул на его инструктированные сапфирами часы и коротко поклонился. — До нескорых встреч, Люциус. Будем надеяться, что к следующей я «отойду» и смогу соображать адекватно, перестав огрызаться, как соплохвост, на каждый произнесенный вами звук.

— Драко хотел бы увидеться с тобой, — напоследок тихо сказал Малфой. Количество децибел вкупе со смыслом фразы должно было означать его тайное желание, чтобы я не расслышал? Интересно, а он-то куда свою логику вместе с рациональностью засунул? Если пятью минутами ранее говорил мне — чуть ли не прямым с текстом — что общение с его сыном в данный момент крайне нежелательно? Ибо резкая смена власти и текущее (довольно шаткое, будем объективны) положение в стране требуют полной сосредоточенности и внутренней стабильности — хотя бы среди семьи? Я же деструктивен по самой своей природе!..

— Меня не волнуют его желания. — Пусть будет одна сочная морковка для нового министра. Хотя наши мнения здесь попросту случайно совпали... После сочтемся.

Малфой тяжело на меня посмотрел и обозначил кивок. Я развел руками: все, что смог, я уже для вас сделал… большего и не просите — надорвусь. Ну, или вас надорву...

Хвала Моргане, Люциус хоть не заявился прямиком ко мне домой. В компании авроров. Хотя мог бы... Вот нет у тебя мозгов, Поттер. Не было и не будет. Не умеешь ты связи разрывать. Как собачонка уличная. Прикормили однажды, и все — я твоя навеки... Пнули? Ну что поделать, у «друзей» плохое настроение. Подождешь...

Ты такой же, как и Сириус. Тот тоже простил друзьям-наставникам и предательство, и отсидку в Азкабане... Бритва Оккама не для нас, да?.. Гадство. Возьми себя в руки, Поттер! Окопайся на Гриммо и не рыпайся!.. И турели магловские по периметру поставь. На всякий случай.

После нервотрепки с новым министром, я решил на полчаса выскочить из дома — под дождем прогуляться, свежим воздухом подышать, блок сигарет купить... (Естественно, под гламуром. Нефиг народ провоцировать.) И было очень кисло, когда понял, что надо срочно возвращаться: обновленные щиты на доме кто-то штурмовал. Это у кого ж там столько дармовой силы?.. Порт-ключ перенес прямо в подвал, к родовому камню. Дом стоял как ни в чем не бывало. Отключив сигналки, пошел проверять. В иномирных троллей посреди Лондона я не верил... А судя по профессионализму вскрытия обманок — это не родной аврорат точно. Там таких умельцев нет.

Особняк встретил тишиной и темным зевом заблокированного камина. Ээ... я сказал, тишиной? Окно на втором этаже тонко звякнуло. Потом что-то грохнуло — и грохнулось — на балконе. Видать, вазон с какой-то хренью. Затем раздался сочный «шмяк» и вдумчивый, высокохудожественный мат.

Вот как... Все просто. Готовность №1 отменяется... Пойдем, что ли, встретим неучтенных гостей. Спросим приглашение там...

— Ну здравствуй, дорогая! — я распахнул створку балкона, загораживая собой проход в галерею.

— Гарри! Ты зачем камин закрыл? — праведно возмутилась Лавгуд, поднимаясь и отряхиваясь. — И чары над домом перенастроил?! Я сюда пока добралась, три ногтя обломала! — и мне, с невинной рожицей, сунули под нос руку с оттопыренным средним пальцем. Это можно расценивать как приглашение? К примирению? Не-е, я сейчас на примирение — в любой его форме — не настроен.

— Затем, что тебе теперь сюда ход заказан.

— Гарри... — Луна осторожно сделала шажок — останки итальянского вазона печально всхлипнули под сапожком и с честью умерли — нахмурила бровки и пощупала мой лоб. Градусник выдать? Как измерять будешь? Надеюсь, не ректально? А то ведь с тебя станется. — Тебе совсем плохо, да? — А голос-то какой обеспокоенный! Королевский театр в Ковент-Гардене отдыхает! — Неужели я с дозировкой перестаралась?..

— То есть ты даже не отрицаешь, что подсыпала мне снотворное? — Спасибо, дорогая.

— Нет. Что ж ты — совсем дурак, и не поймешь? Я подсыпала. Но ты хотя бы выспался! — заявила эта… бессовестная, смело глядя мне в глаза.

— Ага. И ты ни капли об этом не сожалеешь?.. — вкрадчиво уточнил я.

— Нет, конечно! — еще более праведно возмутилась Луна.

Все. Последняя надежда на ее раскаяние умерла. Хотя...

— А ты вообще в курсе была, зачем Люциусу моя временная недееспособность?

— Ну-у... — Луна стрельнула глазками и мило улыбнулась. — Может, уже впустишь меня в дом, Гарри? А то тут холодно... — да, действительно. Она наверняка в тонкой лайковой курточке продрогла.

— Проходи, — я посторонился, пропуская Иуду внутрь. — И будь добра, собирай свои шмотки побыстрее.

— А? — прикинулась невинной овечкой Лавгуд. Я ухмыльнулся: — Я не дам тебе доступ в дом. Собирай манатки и вали отсюда.

— Но почему?! — уставилась на меня Луна.

— Потому что я предательств не прощаю. — Со стыдом вспомнив собственное нелогичное поведение ранее в разговоре с Малфоем, иезуитски уточнил: — Твое так точно не намерен. — И, предупреждая возможную истерику, морально подстегнул. — Давай-давай, топай ножками, подруга.

Еще минуту Лавгуд осознавала. А дальше начался форменный бедлам. Кто бы сомневался, что все быстро разрешится.

— Опять будешь работать на износ?! — взвыла дочь Ксенофилиуса.

— Буду, — невозмутимо кивнул я. — Все повторяется, все в этой жизни закольцовано, знаешь ли... Жизнь есть боль... Ты собирайся, собирайся, не теряй зря времени.

Луна всхлипнула и ломанулась в спальню. Шмотье собирать. Поняла, что я нихрена не шучу.

Минут пять слушая топот наверху, шум воды (интересно, почему?) и остальные проявления деятельности одной эпатажной особы, я философски разглядывал портреты предков на стенах. Портреты ожидаемо молчали — после семейного переезда, а затем развода лично наложил на каждый специальные чары. Теперь даже глазами не водят — висят как приличные картины, нервы не треплют. Красотень! А то взяли моду, каждый день мозги канифолить!

Аврал наверху набирал обороты. Я слегка заволновался: она ж мне так полдома разнесет. Причем даже не от злости или обиды, а просто от избытка чувств... Пора брать процесс в свои руки.

— Лавгуд, что за вак… кха-кха... — взгляд зацепился за гардины на кровати (какого, простите, хуя они там делают?!), и я севшим голосом продолжил. — Что за вакханалию ты тут устроила?

— Собираю вещи! — в меня от души запустили костяным гребнем. Причем, не глядя, через спину. Так офигел, что еле увернулся. Стесняюсь спросить, а где он валялся, если тут особо и мышь спрятать негде?

Неосторожно шагнув, наступил на что-то... «Что-то» оказалось милыми сине-зелеными трусиками с кружавчиками. На автомате извинился. В меня (на звук она ориентируется, что ли?!) запустили такого же цвета лифчиком.

— Лучше тапки найти помоги!

— Я тебе что — собака?!

— Это мои любимые, с помпонами!

— Ээ… на шпильках, что ли?

— Они самые!

— Не знаю, не видел, — и с независимым видом уселся в ближайшее кресло... чуть не заорав, поднялся... обозрел брошенный на мягкой сидушке швейный набор благородной леди — подушечки там с иголками, крючочки всякие... и пачка острейших шпилек для волос. С офигевшим лицом потрогал одну — палец проколола на раз. Охренеть можно... и вот это вот … вот эти орудия убийства болтались у меня в спальне хрен знает сколько месяцев?!

Нет, ну это просто пиздец какой-то... Диверсант, а не женщина.

Пока я висел на перезагрузке, армагеддона в спальне прибавилось: в страшном беспорядке повсюду была разбросана чуть ли не вся палитра разнообразнейших дамских штучек, начиная от чулок любых узоров и расцветок (далеко не все из них имели пару), лифчиков-подвязок — и заканчивая полудрагоценной мишурой типа венецианских масок и прочими цацками. Когда Луна достала из дальнего угла монструозного вида корсет — в таких еще, наверное, при дворе королевы Виктории ходили — у меня челюсть отвисла. Потом как-то умудрился вспомнить, что эта бесстыжая особа однажды ночью в нем тут рассекала, светя стрингами... кажется, еще на прошлый Новый год.

Но когда она из противоположного угла жестом фокусника вытянула газовый подъюбник, стек и кокетливую шляпку с вуалью, я понял, что чего-то в этой жизни не понимаю... К примеру, ГДЕ все ЭТО до сего момента хранилось?! Ведь я Луне место в шкафу не выделял! Это как вообще технически возможно?!

Но потом мы добрались до ванной. И наступил полный ахтунг.

Честно говоря, никогда не обращал внимания, что и где у меня там стоит на полочках. И чье оно. Вернее, положены в шкафчике на любимой полке мыло, шампунь, щетки и парочка зелий — и гуд. Но вот что там еще где навалено — зачем оно мне вообще знать нужно?.. Это же не лаборатория.

Во второй раз в жизни я воочию увидел великое переселение народов. Первопроходцем на этой стезе однажды стала Джинни. Но даже у нее столько всяких примочек и мазюкалок не было!..

— Кхм... интересно, у Нева ты так же распаковывалась, как и у меня?..

— Что ты имеешь в виду? — слезла с наколдованной лесенки Лавгуд.

— Я спрашиваю, у Лонгботтома бивак разбила настолько же капитально? Дорожки под окнами менора все заминировала? Волчьи ямы в парке накопала?.. — Луна обиделась, смерила меня строгим взглядом и молча отвернулась. А я еще раз обозрел фронт уже выполненных работ, осознал, сколько еще примерно могло остаться… и ушел в несознанку.

Где там мое успокоительное? Подрагивающими руками нашарил в кармане последнюю пачку сигарет. Но вселенная решила меня добить: мы двинулись в коридор.

Почесав чуть курносый носик пыльным пальцем и брезгливо вытершись платком, Лавгуд деловито огляделась. Я хмыкнул: ну тут-то уж точно ничего не найдется! Хожу по этому коридору каждый Мерлинов день... И тут Луна с хрустом отодвигает дубовый стеллаж, бормоча: «Блин, куда ж он задевался?» — сигарету я до рта так и не донес...

Начать с того, что даже в пустом состоянии сей предмет мебели весит раза в три больше, чем сама Лавгуд — а уж она-то отличается повышенной щуплостью и особо выраженной мускулатуры не имела никогда. Чары облегчения не применялись точно. Напрашивается закономерный вывод... Как бы поприличней-то озвучить?..

— Луна… а что ты там ищешь? — осторожно спросил я, бочком отодвигаясь от опасной женщины подальше, к двери поближе.

— Как — что? Ну не мозгошмыгов же! Второй ботинок. Второй ботинок с бантом, Гарри, — и повернулась ко мне... видимо, с первым в руках. — Вот такой, с лиловой лентой. Нигде не видел? — я замотал головой.

— Печально. — Лавгуд пошла перерывать кладовку. А я прислонился к стеночке… в немом глубоком удивлении, м-да. Я вообще был не в курсе, что у меня в этом темном углу есть какая-то кладовка со старым хламом...

Из полутемного помещения доносилось активное копошение, пыхтение и прочие неописуемые звуки поисковой экспедиции енотов. Я решил, наконец, использовать время с пользой и задал гнетущий меня вопрос:

— А я многого не знаю о твоих предках, Лавгуд. Великаны, Оборотни?

Свалив что-то откуда-то и приконопатив обратно, Луна, не отвлекаясь, пропыхтела:

— Демоны. — Че?! Преле-еее-естно...

— Прости, я ослышался? — Встрепанная девушка на минутку высунулась и внятно повторила:

— Я говорю, демоны, Гарри... всего лишь демоны.

Я где стоял, там и сел. На саквояж.

Пока с отсутствующим видом раскуривал чудом выжившую в смятой пачке сигарету, сверхдеятельная Лавгуд добралась до прихожей. Там возле дальнего окна (с видом на задний двор) было нечто, прикрытое большим парчовым гобеленом — за ненадобностью, видать. Что конкретно — я и не знал до того момента... Теперь узнал.

Легким движением руки электроблондинка сдернула хламину. За ней на стене оказались прикручены здоровые рога. Нет, не так: здоровенные РОГА. Какого-то ископаемого лоселеня... Первый раз в жизни подобный размер... размах... вижу.

Лавгуд деловито принялась снимать с них грозди всяких цепочек-браслетиков-шнурочков. Севшим голосом я поинтересовался:

— А это тут откуда? в смысле... чьи? — Луна невинно отозвалась:

— Ну что ты так переживаешь, Гарри! Не твои точно. В смысле, это не Джин на память оставила, это я приволокла.

Еще более севшим голосом уточнил:

— Откуда?

— Из Сибири, — посмотрела как на дурака неразумного Лавгуд. Как будто ареал обитания этого… ископаемого — нечто, само собой разумеющееся. Знает любой младшекурсник. А потом, махнув рукой, великодушно заявила: — Дарю!

— Ага. В сумочку, видать, не пролезут...

Минута молчания.

— Какой же ты гадкий, Гарри! — припечатала Луна и заплакала.

Вот честно, что-то у меня внутри все-таки дрогнуло... трепыхнулось... и тут же усилием воли заморозилось.

Переправка собранных пожитков прошла в дежурном режиме: вызвал Кричера, обрадовал поручением и стал прощаться. Прощание как-то не задалось. Вообще, с самого начала было сомнительно, что я, обидевшись на предательство, смогу вот так запросто с ней общаться... Практика показала: смог. Просто продолжил по инерции то, к чему мы оба привыкли. В какой-то степени сработала убойная доза седативного, выпитая в течение трех предыдущих суток. А может, я просто еще не осознал — что на самом деле случилось, и как сильно теперь на нее обижен... Гарри Поттер — тормоз, и он об этом догадывается.

Нет, разумом я уже принял решение: выставить Луну — и теперь исполняю. Но вот привычка пока сильнее... Да я просто не знаю, как иначе вести себя с ней! У меня в принципе нет и не было другой формы общения с Луной Лавгуд...

И это… напрягает: Моя гордость серьезно пострадала, а я даже сейчас не могу сразу и окончательно вырвать одну маленькую белобрысую засранку из своего сердца.

Только когда она, наконец, отчалила, меня посетила дивная в своей простоте мысль: мы забыли про Акцио.

Пошарив пятерней в пачке и не найдя там сигарет, я направился обратно в лабораторию...

* * *
Упаковав готовый артефакт в контейнер, закурил. День еще не закончился, а мозги загрузить относительно нечем. Палочка по частному заказу практически готова, там ничего сложного и не было. Даже успел пересечься на днях в захолустном ресторанчике с клиентом для последней проверки. Прогнозируемая совместимость нас обоих полностью устроила. Осталось привести почти готовый артефакт в товарный вид. А именно — отшлифовать, добавить декоративных элементов на костяную ручку и отдать владелице в руки. Это работа на вечер. Не более. В субботу отправлю готовый заказ.

Очередная пустая пачка сигарет отправилась в недолгий полет в угол, где и была испепелена невербальным Инсендио. Хм, пора в поход за новым блоком. Кричер уперся насмерть, но отказывается покупать магловскую дрянь.

Я вздохнул. День какой-то… извращенский выходит.

Утром, выгнав очередную истеричную министерскую сову и личного филина Малфоев (вместе с нераспечатанной корреспонденцией), засел за выпуски газет. Оттягивал процесс как мог. За неделю стопка сильно подросла. Немного охолодясь и напившись успокоительного, раскрыл тот самый выпуск про происшествие на балу в министерстве. Выдох... Поехали...

Спустя три часа и еще два пузырька с успокоительным, выданным серым от «мучительных душевных волнений» Кричером, картинка сложилась. В общем... Заговорщики, мать их за ногу, организованно подсуетились и начали всю схему буквально сразу после войны. В результате на просторах Англии разыгралась очередная шахматная партия, достойная звания гроссмейстера. А я... Снова в роли фигуры. Правда, на этот раз меня повысили. Радуйся, Поттер. Судя по всему, ты теперь не пешка, а ферзь. Пафосный и черный. А еще неубиваемый, по сути. Бегал по доске странными зигзагами...

Итак, когда герой взял жопу в руки, удавил собственную гордость еще в предэякуляционном состоянии и защитил сирых и убогих аристократов от злобного пролетариата, господа, механически просчитав всю связку на годы вперед, изящно сделали первый ход. Сразу подставив мелкую пешку как позиционную жертву. Белые подвоха не прочухали и... Разобрали по рукам зачарованные кем-то драгоценности. Красиво. Отказаться от брюликов у быдла не было ни шанса. Проверять на отложенные проклятия — дорогой и довольно медленный процесс. Занимает от трех недель до нескольких лет... На самом деле геморрой еще тот. В большей степени по причине редкости встреч в природе с профессионалами нужного уровня — таких пока найдешь, сам забудешь, нафиг они вообще сдались. А умелец, что сделал из бижутерии бомбу замедленного действия, скрыл все концы. Уверен, концы были запрятаны хорошо, и даже если бы невыразимы (ну, вдруг им стало жутко интересно?) покрутили в руках сии выкидыши ювелирных дел мастера, сказали бы то же, что и я: есть некие чары (или даже проклятия), но подробностей не видно. Надо проводить полный спектральный анализ и тратить на него кучу дорогостоящих, редких ингредиентов.

В итоге все «непричастные» получили в единоличное владение разнообразные игрушки… с одинаковой начинкой. Сдается мне, этот красивый, истинно змеиный ход еще при Волдеморте родился. Ну да Мерлин с ним... Итак, что дальше? А дальше змеи ждали удобного случая... И все сошлось в тот чудный момент, когда Гарри Поттер разругался вдрызг с министром и его прихлебателями. Очень уж Малфоям не хватало «флага» на гарнир. Заметной фигуры, что оттянет весь фокус внимания — и вдобавок сможет постоять за себя. Почему Люциус так срочно активизировался именно сейчас — я не в курсе. И, боюсь, уже никогда не узнаю. Но Снейпа он вывел на свет именно ради качественного отвлечения моего темнейшества. Нет, не от политики. Я и так в нее не лез. Я как дрессированная болонка бегал по всей стране и мешался под ногами у министра. Соответственно, вся когорта приближенных Кинга дружной стаей слепней летала за мной, интересуясь, а чего это я так радуюсь жизни и кому там опять игриво виляю хвостом?.. Как это в духе змеиного факультета — преследовать две-три цели, прикрываясь очевидной одной.

Арргх! Где мои сигареты?.. Дымок равнодушно поднимался к потолку, а я разглядывал холеное лицо нового министра на фотографии. Нордический тип, блядь.

Да, наверняка и за Малфоями приглядывали. Я же к ним регулярно таскался. Но в заговоре участвовали не только они... Вон, Нотт со второго разворота скалится во всю пасть. Первый помощник.

Красиво разыграли. Эндшпиль за черных вышел классический. Шах и мат, господа. Те, кто был облагодетельствован блестящими безделушками, все скоропостижно скопытились ровно в полночь. И всё. Дорога свободна. Карета снова стала тыквой, кучер — крысой... Остатки «загостившихся» плебеев переловлены и в срочном порядке осуждены в соответствии со старыми статьями. Послевоенные — да и некоторые довоенные — законы, поправки, пакты с малыми народами, указания — отменены. Изящным росчерком пера Люциуса. Подкрепленным рукоплещущим Визенгамотом и палатой лордов. То есть Верхней палатой. Нижняя же, ничтоже сумняшеся, еще позавчера упразднена.

Обывателям, как всегда, навешали лапши – типа, свет с Венеры вступил в реакцию с болотным газом... И все везде ровно, все довольны.

А Герой? Героя тихо завернули в вату и убрали в чехол, чтоб не мешал. Ведь он еще наверняка не раз пригодится. Знамя революции никто не отменял. Надо же показать народу, что вот, мол, смотрите: Гарри Поттер — «ЗА»! Естественно, а вдруг массы вспомнят, не дай Мордред, что все эти красавчики — бывшие Пожиратели Смерти и большие поклонники Волдеморта.

А так — как вспомнят, так и забудут. Ведь с ними Гарри Поттер! Герой! Он в землю на милю видит и планеты силой воли передвигает. Да вообще, солнце встает только потому, что герой ему придал нужное космическое ускорение...

Когда я начал играть с Малфоями в одной песочнице, я, конечно, подозревал какие-то интриги с моим участием, но вот только не подобного масштаба. Вывод? Лоханулся, как обычно. А аврорскую интуицию успешно затыкал. Уже много лет. Чтобы не напрягаться лишний раз. Вот и дозатыкался...

Блядь. Все как всегда... Прикурил очередную сигарету. Пачка показала дно и отправилась в камин.

А это что? Два не подписанных конверта сиротливо лежали на столике чуть в стороне от общей кучи макулатуры. Ну, посмотрим... Джордж прислал простую, но органичную незапечатанную писульку: «Брат, держись, прорвемся! Фордж». Спасибо, дружище. Хоть что-то приятное за день. Второе письмо было от Крама и оказалось еще содержательней и лаконичней: «Могу прислать Тополь-М. Виктор». Интересно, что это за фигня? Я явно не в курсе, но все-таки решил попросить при встрече. Разберусь, поди, в иностранном артефакте, не тупой...

— Кричер, кофе принеси!

Пока домовик изображал нечто минималистически-древнегреческое, с гордым видом в одной наволочке промаршировав на кухню, я решил совершить легкий ежедневный моцион. Но по дороге в тренировочную, миновав предпоследний поворот коридора, вдруг услышал легкий звон камина в гостиной. Честно говоря, я про его существование и забыл уже... Да что там, я в принципе до сего момента не представлял, что у кого-то на этой неделе может хватить наглости попробовать со мной связаться!.. Я попытался малодушно проигнорировать — но тут запричитал эльф. В духе Джинни. Типа, у него сейчас от звона голова разболится, и он обед не приготовит... Кхм. Ну, раз уж Кричер у нас такой актер погорелого театра... Впрочем, не удивлюсь, если выяснится, что он втихаря читает в библиотеке по ночам магловскую классику — из той, что я притащил в свое время...

И вот — камин звенит, домовик причитает... опять бардак в доме на Гриммо.

Пришлось идти к камину и из соображений безопасности отвечать на вызов. В любом случае мне необходимо знать, кто там такой умный и излишне информированный?..

Драко. В страшном сне бы не привиделось...

— Потти, что за аншлаг ты опять устроил? — с места и в карьер накинулся белобрысый. Ну, мне с ним делить особо нечего... и конкретных гадостей тоже можно не ожидать... Я удивленно поднял бровь:

— Драко, а ты в курсе вообще, что твой отец против?

— Да он всегда против, что бы я ни делал! — фыркнул Малфой-средний. Мне стала любопытна его реакция.

— Тоже начнешь сейчас рассыпаться в плановых извинениях? — вопрошаю с изрядной долей скепсиса.

— Ха! “Обломись, Веточкин!”

— Чего-чего? — прибалдел я.

— Крам твой автограф не дает! Зажал, скотина… — обиженно буркнул блондин. — Так и сказал: «Обломись, Веточкин!». Кстати, а что это значит? — с детской непосредственностью поинтесовался Драко. Я закашлялся.

— Ладно, неважно. Интонация вроде не матерная... — тут же отмахнулся Малфой. И возмущенно продолжил: — Нет, ну ты представляешь, я к нему и так и эдак — со всей своей белой и пушистой душой! А он — ни в какую! Бедный-бедный я... Потти, тебе меня не жалко?

Аэ... кхм … короче, понятно: средний Малфой вместо извинений все наоборот сделал. Ну, как всегда.

— Знаешь, Драко... ты прямо радуешь стабильностью. — Блондин просиял. Но тут же нахмурился.

— А чего это ты ко мне вдруг подлизываешься, Поттер? — Я закатил глаза. — Помирить вас с папА?

М-да … все-таки, Драко у нас — мальчик наоборот. Мажорный пижончик.

— Нет, Потти, даже не проси. Я с ним сам сейчас в ссоре, — по секрету, шепотом и оглядываясь, сообщил блондин.

— А что так?

— Ну-у...

— Малфой, колись.

— А что мне за это будет?

— Малфой, что ты как девственница на алтаре под некромантом? Гадать уже поздно, а ты все че-то выгадываешь...

— Поттер, ты в курсе, что ты — скотина?..

— Да в курсе, в курсе... Справку предъявить? Рассказывай давай, а то я сейчас передумаю слушать твои словесные излияния.

— Козел ты, Поттер.

— Драко, ты не оригинален. У Джинни лучше получалось меня ругать. — Белобрысый выдал оскорбленную невинность.

— Фи, Поттер, я и эта потаскуха? Ах, прости — твоя бывшая жена?

— На правду не обижаются, — отмахнулся я.

— Кстати, тут одна кузина про тебя спрашивала. Из испанской ветви... Знаешь, а она горячая штучка! — возбужденно прошептал Малфой, посверкивая пьяненькими глазами. Мерлин, дай сил...

— Избавь меня от подобных тем. И Драко. Астория. В коже. Со стеком, — грязно ухмыльнулся я. Малфой скис. Да-да, Астория — в девичестве Гринграсс — милая тихая девочка. Но... Походу, я угадал, судя по алеющим ушам Малфоиша.

— Фу, какой ты скучный!.. Ладно... Если коротко, то папА отказывается допускать меня к управлению финансами семьи. — Тоже мне, признание года... Мировой секрет, блин!

— Что, выделил песочницу небольшую — для изучения, и все? — поддел я. Но Малфой даже и не думал обижаться.

— В точку, Потти. Так что теперь я кукую на очень, очень урезанных суммах. Отец где-то услышал, что «экономия должна быть экономной» — и запустил в доме ряд репрессий.

— А. Так ты у нас теперь диссидентствуешь? — пофыркал я.

— Вроде того, — кисло отозвался Малфой. — А еще нам с Асторией не дают нормально жить. Что мамАн, что папА — все норовят свечку подержать. И требуют еще одного внука. Представляешь, какой кошмар!

— Так, Малфой, я не понял. Ты что, собрался ко мне турецким беженцем напроситься? — блондинчик захлопал ресницами. — А что, ты уже догадался?..

Нет. Ну это, блядь, слов нет. Просто нет слов. Цензурных.

— Малфой. Если ты не в курсе: у меня тут не любовное гнездышко. И не пансионат для бездомных. И даже не мотель!..

— Гарри, не будь сволочью. Неужели ты не поможешь товарищу в беде?

— Тамбовский волк тебе товарищ! — припечатал я, втайне мечтая треснуть его чем-нибудь по башке — вдруг мозги на место встанут? Ну, если они вообще там есть...

— У Крама нахватался, да? — обвиняюще ткнул меня пальцем в грудь Малфой. Нет, он точно камикадзе... — Гарри, ну не будь свиньей! — заныл блондин. — МамАн уже регулярно ветки подпиливает — в смысле, крылья обрезает... Активно напоминая, что один наследник — это, конечно, хорошо... Но, поскольку этот наследник всерьез планирует жениться на рыжей (то бишь твоей младшенькой), а не на блондинке, как положено по Кодексу, то мне теперь регулярно проедают плешь проблемой производства другого отпрыска...

Я возвел очи к небу: разве я в здравом уме и трезвой памяти — да вообще когда-нибудь?! — подписывался на волонтерскую работу крестной феей для одного оборзевшего засранца? Мордред, дай сил!.. А Малфой тем временем продолжал разглагольствовать:

— А у Астории, блин — то мигрень, то еще какая хрень... И сын троллей из Хога носит периодически... Представляешь, Потти, тролль — у Малфоя!.. Это же сказка, страшная. Прямо позор на седины Cнейпа.

Сильно удивившись несоответствию, я даже переспросил:

— Снейп? А он-то тут каким боком? — на что Драко, мило хлопая ресницами, выдал гениальное: — Ну потому что — Снейп!

Нет, это полный ахтунг...

— Эй, Малфой, ты что вообще пил?

— Абсент, — отмахнулся блондин. — Не отвлекайся на несущественные вещи, Гарри! — Я только брови поднял: он вообще берегов не видит? А дальше Драко, по видимости окончательно осмелев (или оборзев), задал САМЫЙ ГЛАВНЫЙ вопрос сегодняшнего вечера:

— Слушай, Поттер, а что это у тебя за нательная роспись? — Типа, заболтал меня, да? Умный какой... Но ведь и мое терпение не бесконечно!

— У тебя все? — с отсутствующим видом спросил я.

Малфой недоуменно переспросил:

— Что?..

Я добавил в голос грозности, для глухих и тупых.

— У тебя — все? Все сказал? Душу отвел?..

— Аа. Да. Спасибо, — царски кивнул упитый в зюзю блондин.

— Спасибо, значит... Выговорился?

— Угу, — закивал довольный жизнью Драко. Я сложил руки на груди.

— Молодец. Я выслушал. А теперь вали нафиг. В смысле, к маме.

— Аэ?! — выдал интеллектуальный протест Малфоиш. Прекрасная сцена. Почти немая. Да по нему подмостки Древней Италии плачут...

— Домой, Драко. В люлю! — уточнил я и отключился. Малфой там еще что-то лепетал...

Я потер лицо ладонью и выдохнул: если вам нужна паника в стане врага — пустите туда одного конкретного Малфоя. Среднего. Одним своим присутствием он обеспечит вражеской армии заворот мозгов, кишок и прочего ливера... И уйдет с оскорбленным видом (как так, его тонкую натуру не поняли?), но гордо поднятой головой.

* * *
Письма, письма, письма... Устав отбиваться от желающих выяснить отношения Малфоев (шесть или семь посланий мне одна Нарцисса прислала) и Лавгуд, в сердцах поставил антисовиные чары. Нахрен. Дети в курсе — остальной мир меня не колышет. Остыну, тогда и разберемся.

Луна повторно попыталась объясниться лично. Я даже выслушал ее лепет. Минуты две. А потом выставил. Первая же фраза, что она хотела для меня только блага, свела на нет все желание общаться. Луна-Луна. Ты же знаешь меня хер знает сколько лет... Что ж ты так...

Да, у нас с Лавгуд очень странная дружба. Была.

И как мужчина — я чрезвычайно щепетилен в вопросах предательства. Тем более от женщины, которой я безусловно доверяю. Нет, не потому что мне в душе больно и тоскливо — на такую херню аврор Поттер давно научился не обращать внимания… Тут, скорее, чисто мужской заворот: как так?! Да как вообще такое могло случиться?!

Дело в том, что я привык к ней. К ее бесцеремонному присутствию в своей жизни. Ночным побудкам, совместному кофе, оплате астрономических штрафов за правонарушения, счетам по почте за номера класса «люкс» в азиатских гостиницах, открыткам со всех концов земли, щедро политых духами... Привык настолько, что уже в какой-то мере считал Лавгуд своей собственностью. И именно поэтому удар по гордости оказался столь болезненным.

Блэки все собственники. Гарри Поттер, мальчик-выросший-в-чулане — патологический собственник. Я привык к Луне так же, как когда-то привык к своей палочке. Я не мыслил, что она вообще могла выкинуть подобную штуку...

У вас галстук по утрам сопротивляться не пробовал, когда вы его завязываете? А ноги — ваши собственные родные ноги — не пробовали заупрямиться и не идти куда вам надо?.. Вот и у меня с Луной так: она — мои уши, ноги, руки... Подруга, любовница, друг и младшая сестра в одном лице. Это не любовь. Это было просто доверие.

Как мне теперь быть?!

Я понимаю, что мои обиды — смешные и детские, но... В свое время Гарри Поттера слишком часто кормили этим абстрактным всеобщим благом с лимонным привкусом. И вот, когда он — то есть я — вырос, то закономерно обрел чудовищную аллергию... Благо не может быть всеобщим. Оно у каждого свое. Личное. Трепетно хранимое. Что хорошо для одного — хреново для сотни, и наоборот.

Именно поэтому, наверное, меня так задело участие во всей закулисной постановке Лавгуд. Уж она-то должна была понимать, чем все закончится и как именно я отреагирую. После ухода из аврората мне рекомендовалось не то что не отсвечивать, но и банально завязать глаза самой плотной тканью. Не видеть и не слышать всего, что происходит в родной Англии. Чревато, знаете ли... Обеты — они ведь моральных страданий носителя и его последующих униженных оправданий не понимают — а вспышки ненависти у меня неконтролируемые. Так что чем меньше вижу и слышу раздражителей — тем крепче сплю.

Именно поэтому Лавгуд была отправлена в дальнее пешее путешествие с выданным в нагрузку Мьельниром. Чтоб у нее не возникало лишних поводов в очередной раз сюда законно явиться. Поймал себя на том, что не хочу делать Лавгуд больно... Криво усмехаясь, встал на пороге гостиной со шкатулкой в руках.

— В итоге, благодаря проведенной Малфоем с компанией операции в министерстве, Мьельнир я закончил ГОРАЗДО раньше, чем планировал. Просто времени для работы стало больше. — Луна скептично подняла бровки. Я неприятно улыбнулся. Да кому я вру? Пахал двадцать часов в сутки — вот итог.

Бывшая подруга кивнула. Принимая такое объяснение. Я продолжил.

— C утра перепроверил прочность плетений на артефакте. Результат… удовлетворил. Чары полностью стабильны. — А то, что маленькой местью Луне будет повышенная прожорливость Мьельнира — так при ковке оно само получилось... но я об этом предупреждать не собираюсь... Главное, в результате он сработает без осечек. А вот нюансы касательно наполнения... Короче, по примерным расчетам Себастьяна, доноры слягут с истощением, ибо эта хрень вышла ровно на единицу вместительней, чем планировалось — зато в момент операции в гробнице мощности хватит с запасом. Так что формально ко мне претензий никаких...

— Поэтому тебе, драгоценная, я в итоге выдаю артефакт в нагрузку. Инструкция прилагается, — вручив искомое девушке, привычно погладил большим пальцем ее мягкую щеку. Луна зажмурилась, ловя эту нехитрую ласку... Опомнившись, рыкнул, чтоб бабло было переведено на счет завтра же. Обязательно проверю.

Иди, деточка, к своим работодателям. Я договор выполнил. Даже раньше, чем договаривались. С вас оплата по чеку и премиальные за скорость. Топай, давай, на хрен. У вас там работы непочатый край, да и у меня есть дела поважнее выяснения отношений. Все. Бывай.

* * *
Парк осенью — это красиво и душевно. Если только это не дождливая мерзкая осень. Если только это не мокрый холодный Лондон, полный снующих туда-сюда толп и машин.

Нахрена я в него поперся — воздухом подышать? Так дома он однозначно чище. Мозги проветрить? Та же фигня. Чем тут проветривать? СО2? Блядь. Шумно, гадко, сыро и вонь эта бензиновая... Блядь. Прогулялся? Иди домой, Поттер!

О! На крыльце дома меня поджидал очередной неучтенный сюрприз. Нахохлившимся воробьем, балансируя на ажурных перилах, сидела незабвенная «бывшая миссис Поттер». Вот только тебя тут не хватало!

— Привет, Гарри! — радостно улыбнулась рыжеволосая стерва. И что это ты такая счастливая? Аж гланды светятся в улыбке. Подозрительно осмотрелся на всякий случай. Нет, на площади вроде только пара маглов спешат по своим делам, прыгая через лужи. С Джинни сталось бы притащить сюда очередную компанию. Для убеждения лорда Блэка в ее безупречной точке зрения. Бывали случаи незапланированного пополнения травматологического отделения Мунго, когда одна бывшая жена пыталась поставить мерзавца-мужа на место чужими руками. Чужие руки пришлось сломать в паре мест, чтоб не лезли куда не просят.

— И тебе привет, нежданчик. — Прислонился к двери, ожидая от рыжей причины ее очередного прихода на Гриммо. Пускать нахалку в дом я не собираюсь. Перебьется.

— Не пригласишь даму на чашечку кофе? — И игриво так ресничками стрель-стрель... Я аж оторопел от невиданной наглости. С какого перепуга?

— Нет, — равнодушно пожал плечами, закуривая очередную сигарету. Краем глаза внимательно следил за обстановкой на площади. Не нравятся мне эти подкаты в исполнении Уизли. Странно. Неожиданно. Даже копчик принялся подавать сигналы о приближающихся неприятностях.

— Ты невоспитанный хам, Гарри Поттер, — надулась в ответ ведьма, приняв самую, на ее взгляд, эффектную позу. Это она че? Заигрывать со мной пытается? Охренеть...

— Так я и не претендую на звание Локонса недели, — пожал плечами. — Зачем приперлась?

— Гарри… — этак эротично выдохнула мерзавка, пересаживаясь поближе. — Мы же были такой хорошей парой...

Пиздец. Мозг ушел в отключку. Я что-то, наверное, не понимаю в этой жизни в целом и в женщинах в частности. Но вот такой подкат в исполнении Джинн не ожидал никак. Намедни поливала меня помоями с высоты третьего этажа своей невъебенной крутости, а сейчас — возьми меня, я вся твоя. Можно прямо на ступеньках. Буду не против.

— Хм, — выдохнул дым в холеное лицо мисс Уизли. А нечего ко мне тянуться накрашенными губами. Я с некоторых пор неадекватно реагирую на женский пол. В моей жизни сплошные Далилы. На каждом, блядь, шагу. Рыжая, вдохнув дым, закашлялась и отпрянула. Спортсменка, не приученная к суровым магловским сигаретам.

— Ты что творишь! — О, уже больше похоже на мою бывшую женушку. Глазенки сверкают, лицо покраснело, все запудренные веснушки вспыхнули от гнева.

— Как бы тебе сказать, Джинни... Я курю? Ты вроде была в курсе моего невинного увлечения...

— Невинное увлечение — это сучка Лавгуд, — ощерилась ведьма. — А эти вонючие сигареты, что ты куришь — натуральная отрава!

— О, мы перешли на личности?

— Нет. Блядь, Гарри. Я пришла просто поговорить. — Демонстративно поправила обтягивающий пояс, имитирующий юбку. М-да. Слов нет. С чего вообще женщины думают, что у нас все мысли — ниже пояса? Нет, по малолетству так и есть, один секс на уме. Иногда даже просто фантазий хватает... Но с возрастом это обычно проходит. И вот такие откровенные вещи, типа декольте до пупа или разреза до копчика, уже не вызывают отлив крови от головы к головке. Луна как-то сказала мне, что в этой жизни надо все попробовать. Попробовать... Только вот на ЭТО у меня банально не встанет.

— И о чем же? — О чем ты пришла говорить с таким декольте?

— О нас, — поймав мой оценивающий взгляд, плотоядно улыбнулась бывшая жена. Мерлин мой, она реально приперлась меня соблазнять! Что, бабки кончились, или ухажер очередной отставку дал? А Поттер ведь богатенький мальчик. Не впервой, поделится...

— «Мы» кончились хер знает сколько лет назад, Джинн. И я, несмотря на убогий интеллект, дважды на грабли такого размера как миссис Поттер, не наступаю.

— О, да ладно! Ты же понимаешь, что лучше знакомое зло рядом. Чем неизвестное. Лавгуд ты наконец-то выставил, а напряжение скидывать надо... Тем более тебе, с твоими-то аппетитами... – М-да, Джинни, не ожидал. Хотя интересен ее источник информации. Откуда она знает о сугубо секретном разладе с Луной? Это серьезно надо обдумать, слишком быстро новость ушла... — Ах да, дети будут жить с нами. Я же многого не прошу. — Походу, меня пытаются шантажировать (снова!) детьми. Неужели Джинн не в курсе, что всеми предыдущими бумажками с договоренностями можно подтереться? Ммм... А, она ж только вернуться должна была с очередным любовником из теплых стран! Однако...

В общем, все понятно. На волне всеобщей истерии в связи со сменой правительства, моего формального затворничества, разрыва с Лавгуд и общего туманного будущего, у Джинни Уизли родилась очередная гениальная идея — вернуться в теплое гнездышко под крыло пусть тирана и деспота, но богатого и знаменитого деспота... Мерлин, дай сил не влепить ей оплеуху прямо тут... И мозгов спрятать труп, если все же сорвусь. Гарри, на дур не обижаются!

— Нет... — прервал восторженную речь рыжей, описывающую нашу дальнейшую безоблачную жизнь. Счастливое, блядь, будущее. Испепелив окурок, перевел взгляд на ведьму.

— Что?

— Понимаешь, я брезглив стал, мочи нет. Это возрастное, наверное. Короче, меня дешевая шлюха с закидонами в постели не прельщает. Мало ли, какую дрянь от тебя подцепишь...

— Да как ты смеешь...

— О, я смею. Ты банальная блядь, просто зарабатывающая чуть больше, чем девочки мадам Рози. Смекаешь, о чем я?

— Как ты можешь обзывать матом мать своих детей? — Ну да, конечно. Пардон, мадам, хуйню сморозил. Помнится, мне Крам как-то анекдот пытался рассказать. Не сказать, что вышло удачно, но в целом идея была ясна. Вот и пригодилось...

— Я говорю, засунь свои грандиозные планы на меня куда подальше и закопай. Блядь, Джинн, я вот честно от тебя не ожидал такой глупости. Ты ж умная была. В свое время. Меня взнуздала — и еще столько лет держать в наманикюренных ногтях смогла! И опуститься до такого фарса... С чего ты, болезная, решила, что и сейчас мне интересна? С того, что у нас общие дети? Ха-ха-ха...

— Но Гарри...

— Нет, я понимаю. Тебе, видимо, халява застит взор? Если б все срослось, это же какие блестящие перспективы открываются. И Рона бы оправдали, и дети под присмотром, и денег куры не клюют, и слава впереди планеты всей... Но, Джинн, ты забываешь одну маленькую деталь... — потянул дверь на себя. Хватит тут рассусоливать. Тем более с Уизли. — Мне это не интересно. Иди — целуйся с дементорами взасос. Министр тебе быстро выпишет секс-путевку до Азкабана. У них там акция — второй поцелуй в подарок, можешь Рона обрадовать.

Шагнув в прихожую, в ступоре останавливаюсь. Ибо меня ожидает Кричер. Но какой!!! Измазанная (ваксой, походу) рожа, золотая серьга в одном ухе... С батистовым розовым платочком в руке. Блядь, что за херню он прочитал на этот раз?!

Испуганный писк Джинни за спиной подтвердил, что у меня точно не галлюцинации. Она тоже это видит. Черномордого страшного домовика...

— Молилась ли ты на ночь, Дездемона?! — крикнул эльф и бросился на бывшую хозяйку. Удушить платком, что ли, хочет? Но Уизли не стала дожидаться расправы и моментально аппарировала в неизвестном направлении.

— И что это было, старик? — Повесив куртку в шкаф, сурово глянул на радостно скалящегося домовика.

— В доме благородного рода Блэк не место предателям крови! Кричер хороший эльф? Он правильно все сделал? — потеребил меня за штанину и так заискивающе смотрит. Пришлось его даже по голове намазанной погладить.

— Кричер бесподобный эльф.

Платочек был оперативно изничтожен, а домовик просиял и принял свой обычный вид. Только серьгу оставил... Мерлин, ну что за дурдом... А, походу, мы оба психи. Радость-то какая...

* * *
Себастьян, аккуратно раскладывая невостребованные излишки по местам, сообщил, что меня усердно зовет Кричер. Интересно, что ЕЩЕ произошло? Я ведь не каменный — и, судя по всему, взрыв неминуем. Немного осталось до последней капли... Не успеваю остыть, как приходит кто-то еще и начинает топтаться по моим любимым мозолям! Что Малфои, что Лавгуд... Мордред, отстаньте хоть ненадолго!

— Что? — открываю дверь и сверлю тяжелым взглядом домовика. Того ощутимо передернуло. Давненько ты, эльф, не наблюдал хозяина в состоянии холодного бешенства? Обычно, когда я злюсь, это приводит лишь к груде останков манекенов в дуэльном зале. Но вот мое нынешнее состояние чревато последствиями для самого особняка в целом. И Кричер это прекрасно знает. Однажды нам уже пришлось делать капитальный ремонт.

— Кричер не хотел беспокоить хозяина. Но лорда Блэка требуют к камину. Кричер говорил им, что хозяин занят, но его не слушают, — эльф, выкручивая уши, косился, шумно сглатывая. Блядь, кому еще я нужен? Раздраженно рыкнув — так, что домовик испуганно пискнул и исчез — пошел к камину. Выяснять, кто там такой смелый.

— Открой камин, Гарри. Нужно поговорить. — Нев. Нев? Ему-то что надо? Что ж, откроем. Посмотрим. Он, надеюсь, в курсе: Гарри Поттер сейчас малость неадекватен...

В гостиную важно ступил Лонгботтом — как был, прямо в рабочей мантии. Видимо, из Хога притащился. Хм... Тут огонь снова полыхнул зеленью, и на ковер выпали мои дети. Все трое. Так... Это уже переходит все границы. Я же сказал малышне — сидеть и не рыпаться! Только очередных проблем сейчас не хватало!..

— Спокойно, Гарри. Сядь, — чуть повысил голос Нев. В исполнении Лонгботтома — настойчивая просьба. На грани приказа. Что же ты такое пришел сказать? Надеюсь, хотя бы ТЫ не участвовал в эпических событиях? Кое-как сумев взять себя в руки, все-таки плюхнулся в кресло со всем возможным спокойствием, которое еще было доступно. Но, судя по мгновенно затихарившимся отпрыскам, не очень-то получилось. Эмоции — плохой помощник в самоконтроле...

— Хм? — вздернул бровь в духе незабвенного Снейпа. Приперлись — говорите. А там посмотрим.

— Что «хм»? — Невилл присел напротив, оставив ребят стоять плотной кучкой. — Гарри, давай сразу расставим все точки над “i“. — На очередной скептических хмык маг вздохнул, закатив глаза к потолку. Типа, что я тут перед дитем малым распинаюсь... — Я ничего не знал, — рука указала на забытый на столике номер с очередной рожей довольного Малфоя. — Веришь?

Сощурившись, попытался оценить искренность собеседника. Вколоченные в аврорате рефлексы говорили, что Нев не врет. Но опять же, битое-перебитое доверие лежало стухшим трупом где-то в укромном уголочке и не подавало признаков жизни. Реанимировать его не хотелось. Достаточно. Но каждый раз посреди разговора требовать Непреложный обет или клятвы Магией — все-таки перебор...

— Хорошо. Будем считать, что да. Тебе верю, — вздохнув, крикнул домовику, пусть побалует нас хоть каким-то хавчиком. Достал очередную пачку LM. Сколько я уже их выкурил за это время? Мрак, то-то эльф постоянно косится на дымящую сигарету. — Ладно, Кричер, это последняя на сегодня. Ну, — мельком глянул на гостя, — если ничего не изменится.

Дети, боясь вспугнуть грозного меня, мелкими перебежками добрались до дивана в углу и там притаились. Ну да, папаня с ними не то что не поздоровался, он еще и делает вид, что в упор их не видит. Вижу, отлично вижу. И выпорю. За предприимчивость. Позже.

— Вот и хорошо, — Невилл ощутимо расслабился. — В общем, чтобы седалища моих учеников не пострадали, хочу сразу сказать: это была моя инициатива. Так как теперь у нас новый, — тут друг язвительно фыркнул, — министр, то твои любимые Уизли, вместе с дорогой Минервой, неожиданно оказались в полной заднице. Им теперь бумажками с твоими обязательствами только подтереться можно. Все ж заверено бывшим кабинетом было — а сейчас мало того, что там СОВСЕМ другие люди, так еще и на рыжую семейку смотрят, мягко говоря, брезгливо. Причем все — от первого секретаря до последней поломойки. — У меня лицо от удивления вытянулось. — Да-да, — заметил мое состояние Нев. — Cам видел.

— Как интересно... — не заметил, как раскурил вторую сигарету. Бросил взгляд на малышню, печально взирающую из угла. — Ладно. Будем считать, что вас сегодня спасли.

Ал шумно выдохнул и растекся лужицей по обивке. Джеймс вымученно улыбнулся. А Лили бросилась мне на шею, чуть ли не плача. Аж стыдно стало. Мерлин, что же ты творишь, папаша, раз собственные дети находятся на грани истерики... Блядь, самому тошно. Им ведь сейчас тоже — не рай на земле. Неизвестность пугает. Всегда.

— Ну, что ты?.. Лили, успокойся. Все хорошо, — за утешением дочери даже собственные обиды отошли на задний план. Глянул на пацанов, но те только, шмыгнув носами, кивнули. Мол, все в порядке, па, мы привычные. И то хорошо. Истерику всех троих я бы не потянул.

— Что еще скажешь, Нев? Ну, кроме желания оправдаться? — Когда все более-менее успокоились, а Лили с треском заедала эмоциональный всплеск свежей выпечкой, оперативно притащенной повеселевшим эльфом для любимых младших хозяев, разговор вновь вернулся к неприятным темам.

— Постараюсь изложить тебе свою точку зрения, — профессор травологии поставил пустую чашку из-под чая на столик. Вот как?

— Или внушить мне ее? — я чуть склонил голову к плечу, глядя на приятеля стекленеющими глазами. На ногтях хрустнула тонкая корочка изморози, и поверхность кофе в чашке затянулась узорной паутинкой. Лили тут же вцепилась в отцову чашку как в родную и сунула в нее пальчик, приманивая халявную силу. Девичью ручонку почти моментально расцветило папиными «вывертами», и дочь расплылась в довольной улыбке. Вот же… сорока. Все мои плетения разряжает. Есть у нее такой дар. Компенсация за недостаток силы, видимо — эдакий легкий отблеск наследия некромагов рода Блек. И проявился он в полной мере уже после принятия в род. До этого всплески были на уровне почти неконтролируемых стихийных явлений.

Мальчишки же еще не приняли свои дары (девочки в этом плане созревают чуть быстрее). Но они точно есть: пусть через поколение, кровь Блеков обязана передаться. Магия по большей части сохраняет саму себя, при любой возможности стараясь вернуть утраченные ранее позиции. Выпадают из этого естественного круговорота лишь предатели Крови. То есть Уизли и им подобные. А я своих сыновей от влияния этой семейки успел обезопасить.

— Нет. Я просто хочу, чтобы ты спокойно подумал над моими словами. — Внимательные глаза старого друга сканировали меня целиком. Что, Лонгботтом, решил переметнуться?

— Ну давай, разглагольствуй, Цицерон, — я снова начал заводиться. Чтобы не искушаться лишний раз, сложил руки на груди. Лили продолжала счастливо улыбаться, играясь со льдом. Уже всю рубашку засвинячила. Мою, в том числе. Ну хоть так, лишь бы не плакала. В младенчестве все папашкины чары на кроватке ручками шаловливыми разрушала. Зато занята делом была и почти не капризничала. Чудесный ребенок!..

— Так. Не заводись! Я не собираюсь от тебя что-то требовать. Просто выслушай. Это ты можешь? — Я, сосредоточившись на копошении дочери, взял себя в руки и кивнул. Послушаю. Чай слушалки не отвалятся...

— В общем, я примерно понял предпосылки возникшей ситуации — и, естественно, у меня сложилось собственное мнение. Итак. Малфои очень красиво перевели все внимание министерства на твою нескромную персону, по факту оттянув основную массу доступных лично (покойному) Кингу сил на присмотр за твоим шебутным высочеством. Ты же у нас зверюга неизвестная, наукой неисследованная... Аваду дважды пережил. Может, Поттеру и обеты нипочем? Слово дал — слово взял. Кто там разберет, чем тебя загробный мир наградил за старательное желание попасть вне очереди? Короче, министр дергался. И нехило. Это, прости, было заметно всем. А ты еще и масла в огонь подливал, старательно уничтожая государственную собственность. Знаешь, ты ведь как часы — раз в полгода обеспечивал капремонт в кабинете Шелкботта. В особо тяжелых случаях — еще и в помещениях этажом выше и ниже... А в позапрошлый, если ты не в курсе, они даже фасад восстанавливали. Ну да не об этом сейчас...

— Угу. — Поддакнув, обновил себе кофе. В другую чашку. Со всем подозрением предварительно наложив комплекс чар для выявления любых примесей в напитке. Кричер в дверях застыл с подносом очередной выпечки и виновато опустил глаза. Чуешь свою вину, старик?

— Итак, Малфои, скорее всего, изначально планировали переворот. Но тут вмешался их (да и всех остальных, участвующих в заговоре) долг тебе за возможность жить после победы — и жить нормально. Своим вмешательством тогда ты спас их всех. А это если не долг жизни, то я даже не знаю, как еще обозвать... Так вот, как я понял, Люциус каким-то образом без лишней крови, криков и скандалов смог направить тебя в нужную ЕМУ сторону. Кинг ожидаемо поперся за тобой — вместе со всем своим цыганским табором. Не потеряли ни одного медведя по дороге. В итоге те кто надо остались без особого пригляда и начали действовать...

Ох, Нев. Ты и половины не знаешь. Тут такая Пина Колада закрутилась, что хоть стой, хоть падай...

— Как итог мы имеем красиво срежиссированный и поставленный теракт на балу в министерстве. Море трупов, но все — против нас.

— Угу, только ты забываешь, Нев: меня не оставят просто посидеть в уголке. И чем надавят, — я коротко глянул на тихо переваривающих монолог профа детей, — я уже представляю. Поэтому и сижу тут затворником. Пока не начнут выколупывать — не выйду. Жаль, конечно, что так пять лет не протянуть... Там бы Лили закончила Хог, и мы смогли бы безболезненно свалить в неизвестность. Где нет таких вот... Помощников.

— Да. Сочувствую. Ты знаешь, что готов помочь всем, чем могу.

— Спасибо, Нев.

— Кстати… — Лонгботтом потянулся за очередным эклером. — Что у тебя с Луной? Она тут ко мне ввалилась абсолютно невменяемая. Правда, из рыданий я так толком ничего и не понял — кроме того, что она как-то тебя подставила, а ты не простил. Странно, ты же привык к ее закидонам, и подставляла она нас регулярно, уже пора бы смириться.

— Предательство обычно не прощают. — На ошарашенное лицо Нева пришлось пояснить. — Она с самого начала активно участвовала во всей истории. Причем на стороне Малфоев. А в ночь Самайна отравила меня. — Квадратные глаза друга. — Хитрое снотворное, чтоб я не рыпался. Еле-еле дотянул до конца необходимые ритуалы...

— Гарри...

— Что?

— Блядь, Гарри, у меня нет слов.

— Вот и у меня нет.

— Да я не про Луну. Я про тебя! — заорал Невилл, вскочив с кресла. — Какое нахуй предательство? Поттер! Она всего лишь обезопасила тебя как умела! Мы же все знаем, что ты дитё неразумное с шилом в заднице! С тебя бы сталось полезть куда не надо и узнать что не стоило! Ты про обеты забыл, что ли? — друг навис над моим креслом, бешено хмурясь и практически рыча мне в лицо. — У тебя что, детство заигралось в свинцовые кубики и случайно отоварило хозяина по голове?! Идиот!!!

— Не ори, — со всем доступным спокойствием ответил. Все, что смог, наскреб.

— А я буду орать! Ты что творишь, придурок?!

— Ты знаешь мое отношение к всеобщему благу, Нев, — устало прикрыл глаза. Магия просто рвалась наружу. Покарать всех, кто не успел скрыться. Лили на руках затихла маленьким хрупким мышонком. Дыши, Поттер. Здесь дети...

— И что? ЧТО? Насколько я понял, тебя спасали всем миром! Может, я и не понимаю всего, что происходило — данных не хватает, но одно точно: Малфои и иже с ними — все, слышишь, ВСЕ! — пытались выпутать одного придурошного мастера-артефактора из неприятностей! Они эту схему идеально продумали. И, надо сказать, тебя очень аккуратно освободили от навязанных Кингом гадостей. Что тебе еще надо?!

— Ты думаешь, что все? Меня вот так просто оставят в покое?

— Нет, — Нев мгновенно успокоился, что-то просчитывая. — Логично, что новая власть обратит на тебя свое внимание. Героя еще не забыли...

— Вот-вот. — Откидываю голову на спинку. Мордред, я устал. Идите все. Куда-нибудь. Только отстаньте. Состояние катилось к той грани, что была по окончании войны. Тогда на волне апатии и необходимости я и дал все эти гребаные обеты. Что я сделаю сейчас, даже не знаю... Магия вскинулась, кругами расходясь от моих сапог и покрывая морозным узором пол в комнате, окна, дошла до светильников — и опала... И тебя достали, милая?

— Не важно. — Нев перевел на меня холодный злой взгляд. — Ты сейчас же напишешь письмо Луне. Понял?

— Нет. — Друг опешил. Сейчас объясню подробнее. — Не напишу. Нев, я устал, — говорю через силу, с глубокими паузами. — Я даже не подозревал, насколько меня напрягает постоянное внимание власть имущих. Лезут, гады, в душу немытыми лапами... Я все понимаю здесь, — коснулся виска пальцами правой руки. — Но не принимаю тут, — тот же мимолетный жест, но в районе сердца. — Луна хотела как лучше? Вот только то, что лучше для меня, не знает никто, кроме меня самого. Уж прости. Может, я и ребенок. Да, скорее всего, так и есть, но с моей стороны все это видится тем, чем я и назвал с самого начала — предательством.

Я сидел — деревянный как Пиноккио, мертвая тоска в душе и нет желания что-либо делать, куда-либо идти или кого-то слушать. Я действительно просто устал.

— Гарри, — Нев обеспокоенно присел перед креслом — так, чтоб наши лица находились на одном уровне. Неужели я настолько плохо выгляжу? Да, недостаток сна и постоянное напряжение, походу, догнало бравого Поттера.

— Если сможешь успокоить Луну, сделай это. Но не трогайте сейчас меня. Я... Пока не готов обсуждать все это.

— Пап? — Перевел почти равнодушный взгляд на дочь. — Все будет хорошо?

— Наверное, Лили. — Потерев переносицу, прикрыл глаза. — Надеюсь... — Малявка насупилась и обвила мою шею руками, крепко прижимаясь в молчаливой поддержке. Моя маленькая принцесса... Мальчишки тоже сидели, хмурясь. Здорово, что они у меня есть...

Это до сих пор просто никто не в курсе, что у психа-Поттера имеется подобный предохранитель. Но и Лили полностью поглотить вспышку не сможет — вместимость резерва не та. Так что опять — не панацея... Да и не должны дети нести ответственность за выходки родителей.

Как выяснилось, детей из Хога мне выдали практически бессрочно. В смысле, с новой властью Маккошка ссориться побоялась. Ну и не стала упирать на сомнительные договора, заключенные с прошлым министром. Уизли тоже благополучно промолчали — у них и так забот хватало, а теперь еще и совершенно враждебное правительство нарисовалось. Кошмар!..

Малышню отправил по комнатам. Нефиг им наблюдать истерику по жизни сурового папы. Невилл еще немного поклевал мне мозг, но в итоге сдался и отбыл успокаивать Лавгуд. Мало ли, что она там с его женой сотворит? Луне, оказывается, хватило наглости с тюками ввалиться в менор. Прямо в ласковые объятия ревнивой Ханны.

Вот так. Мне надо перебеситься. Пройдет какое-то время, и все станет проще... Дети со мной, так что пока народ поостережется ко мне соваться. Но это только на неделю, затем их снова ждет учеба. И что делать, Поттер? Переться с гордо поднятой головой на баррикады — пусть его светлость навешает очередных обетов?.. Только в этот раз гораздо более жестких и без лазеек. Он ведь интриган со стажем, все просчитает... Гадство... Поднимай свой зад и топай в дуэльный зал, лорд Блэк. Скидывай напряжение.

* * *
Вчера отпустил задумчивых детей обратно в Хогвартс. Вариантов нет. Уже даже зашуганная попечительским советом Макгонагалл обеспокоилась, что ребятня задерживается... Но в целом меня не пытались насильно выдернуть как морковку с магловской грядки. Все сводилось к письменным увещеваниям. Ну, после того как я заблокировал камин. Может, про меня все-таки забудут? Я весь такой белый, пушистый и прозрачный...

Но мне не удалось даже спуститься в лабораторию. В дверь не просто постучали, а забарабанили, грозясь снести ее с петель. Нет, защита дома не позволит этому случиться, конечно. Но колотили впечатляюще. Кому еще хочется, чтобы я лично его на ночь глядя осчастливил?

— Поттер, откройте! — Я даже подойти не успел, как пространство колыхнуло впечатляющей звуковой волной. Снейп! Ах ты ж, зараза... Не постеснялся прийти!

— А не пошли бы вы, мистер Снейп, к своим любимым Малфоям!

— Поттер, не заставляете меня думать, что вы сдали свой последний мозг (хотя его у вас и так было не много) на хранение Лавгуд! Открывайте немедленно!

— Идите на хрен, — и ухожу обратно в лабораторию. Дела стоят на месте.

— Если что, я предупреждал... Бомбарда Максима! — и остатки двери РОДОВОГО особняка выносит в коридор прямо к моим ногам. Херасе! Это как? Аж левый глаз нервный тик схватил. Хорошо, что я далеко стоял, а то бы и меня накрыло.

— Кричер! Какого хрена? — Почему не сработала активная защита? Я сам ставил и обновлял регулярно! Тем более теперь, на волне очередной паранойи.

— Хозяин Гарри был не прав. Хозяину нужно поговорить с мастером Снейпом. Кричер все правильно сделал. — Домовик в кукольном камзольчике, надетом сверху на обычную хламиду, и изображающий, видимо, чопорного английского дворецкого, пожал плечами, пряча глаза. Не понял — он что, мои плетения подвинул, чтобы Снейп мог войти? Очешуеть! Это как вообще? Это что за бунт на корабле?!

— Не ругайтесь на эльфа, Поттер, он у вас в склепе самый здравомыслящий, — профессор перешагнул порог, и его ничем мерзопакостным или летальным не долбануло. Мрак. Да у меня не эльф, а диверсант какой-то! Хуже Лавгуд...

— Так. Вы вошли, профессор. Поздоровались. В очередной раз попытались меня построить. Не вышло. Идите туда, откуда пришли. Всего доброго. Кричер, ты вернешь на место дверь. Немедленно. И восстановишь защиту. ЯСНО?

— Кричер, неси нам кофе и коньяк в гостиную, — не обращая на мое возмущение никакого внимания, приказал зельевар.

— Да что тут происходит, бля! С чего мой домовик вас должен слушаться!

— Кричер, мы будем через час. Чтобы все было готово. — Однако эльф послушался, благополучно испарившись из прихожей.

— Да идите вы в задницу!.. — Тут меня схватили за шкирку, поволокли в подвал — и, забросив в дуэльный зал, активировали защиту. Твою мать. Ну на хрена я протезы сделал настолько сильными, а?

— Давайте-ка, разберемся по-мужски, Поттер. Вы сейчас очень напоминаете обиженную малолетнюю пуффендуйку. Вы же взрослый человек, что сопли распускать?

На этих словах меня замкнуло, и вся обида трансформировалась в банальное желание набить рожу. Вот эту конкретно носатую рожу. Ступефай! Уклонился. А так? На тебе!.. В ответ прилетело нечто незнакомое и явно не ватноножное. Зеркалка отфутболила заклятье в стену. А хорошая вмятина осталась. Еще пару-тройку раз, и я расширю зал вдвое...

Мордред! Опытный, зараза, противник! Бегать приходится все больше... Чары постепенно темнели, мирная развлекуха закончилась.

Еще через пять минут заклинания летали как снаряды времен Второй мировой в Берлине. Скорострельность Снейпа с приобретением протезов только возросла. Сука, меткий! Увернувшись от очередного неопознанного на глаз проклятья, послал в ответ целую серию аврорских разработок. На тебе, не подавись... В ответ молниеносно прилетела связка разноцветных лучей, парочка даже слегка задела — оставив небольшие, но кровоточащие царапины. Обидно. Очень.

— Ах, бедный мистер Поттер! Кто же вас учил-то так бездарно? — Проф элегантным движением ушел в сторону от очередного моего выпада, даже не соизволив выставить хотя бы завалящего Протего. — Никакой фантазии. Все чары стандартны до безобразия! Наставники аврората меня все больше разочаровывают! Как и столь убогие, невоздержанные и ленивые ученики, подобные вам!..

Я не сдержался, и магия выплеснулась в пространство, но Снейп как стоял, гад, так и стоит. Сука, а природная защита у него мощная. Только стена за спиной покрылась толстым слоем льда. В ответ меня тоже приложили чистой силой. Огнем. Блядь. Блядь, я-то не успел ничего поставить! Даже не думал, что кто-то может засадить в обратку. Расслабился. Не ожидал, что чертов мастер зелий может напрямую управлять силой. И, зараза, в отличие от меня — прекрасно контролирует свою магию. Чертов опыт! Куда уж нам, убогим...

Моя слегка прожаренная тушка красивым пируэтом отлетела в конец зала, качественно приложилась о стену и сползла на пол. Мордред, аж в ушах звенит.

— Маленький, обиженный щенок! Учитесь контролировать себя! — С неумолимостью Хогвартс-экспресса волшебник шел ко мне. — Вам дана огромнейшая сила, а вы как шестилетка радуете всех вокруг стихийными выбросами!

— Блядь, профессор. А вам никто не сообщал, случайно, что на меня было аж три ограничителя наложено? И снял я их, уже будучи взрослым? — Меня отпускало. Медленно, но верно ярость покрывалась пеплом...

— И что, Поттер? Вы просто в очередной раз поленились оторвать задницу от дивана и малодушно подняли лапки кверху. Ах, колдомедик сказал, что все само пройдет лет через двадцать? Самому не стыдно? Взялся бы и занялся хотя бы медитациями! Но нет, герою же все позволено! Несдержанный мальчишка! — Меня подняли с пола за воротник и жестко встряхнули. Рубашка треснула по шву. И с жизнеутверждающим "пиньком" в полет отправились три верхних пуговицы... Снейп поморщился и выпустил расползающуюся материю из рук.

Знаете, а ведь на это заявление мне даже сказать нечего. Ибо он прав. Я как-то даже не задумывался, что проблему можно решить — ну или хотя бы ускорить приближение результата.

— О, вас озарило! Не прошло и десяти лет! — саркастически сообщил о текущих наблюдениях Снейп. — Что-то обидело маленькую деточку, да? Бантик вам на косичке поправить? Юбочку кружевную одернуть? Соску выдать? — и издевательски скрестил руки под грудью.

— Профессор, вы неподражаемы, — усмехнулся разбитыми губами я и вытер грязными пальцами кровь под носом. Эх, жаль рубашку...

— А вы, Поттер, одно большое психическое отклонение! — фыркнул Снейп в ответ. — Вернемся к вашей обиженности на весь магический мир в целом и Малфоев в частности! Вам не сообщили о заговоре? И вы, такой несчастный, теперь дуетесь, забившись в темную пещеру, именуемую Блек-хаусом? Потакаете своему паршивому характеру? Стонете от несправедливости жизни?

— Да вы не понимаете...

— Напротив, это вы не понимаете, Поттер. На вас, судя по рассказам Люциуса, висели грозди самых разнообразных обетов. Причем никто не знает досконально, о чем именно. Но совершенно логично, что бывшая власть не упустила шанса контролировать такую мощную политическую фигуру как мальчик-который-никак-не-сдохнет! А значит, ставить вас в известность о чем либо — это однозначный путь для Гарри Поттера на тот свет! Вас оградили от опасного для вашей же жизни знания!

— Угу. Как же...

— А может, вы сейчас банально злитесь, что профукали ситуацию и игроки все сделали за вас? Так расслабьтесь, на вашу славу никто не претендует!

— А если там были невиновные? — Глупый вопрос сорвался с губ без помощи мозга. Судя по взгляду Снейпа, меня записали уже даже не в идиоты, а в неразумные одноклеточные организмы типа амеб.

— Нет невиновных в политике, Поттер. Все пострадавшие так или иначе относились к верхушке власти — той самой дерьмократической власти, что вела магический мир Англии в пропасть. Все получили по заслугам. Кто за действие, кто за бездействие, а кто и просто — за замалчивание проблем. Или в вас снова взыграло дурацкое, не обоснованное здравым смыслом гриффиндорство? Все эти люди, Поттер, радостно, раз за разом окунали вас в дерьмо и грязь. Сдается мне, вам это сильно нравилось, раз вы им сейчас сочувствуете!

Да, с этой стороны я как-то не рассматривал вопрос, целиком погрузившись в собственную, тщательно лелеемую обиду. Черт, действительно выгляжу несмышленышем малолетним рядом с такими зубрами...

— Не думайте, Поттер. Вам это и так сложно, не стоит напрягать то, чего нет. Еще атеросклеротический удар заработаете. Естественно, Люциус в курсе, кто и какие вещи старых семей прибрал, и даже кто что именно носил из проклятых побрякушек. Расслабьтесь, никто не уничтожал "не наших" магов под корень. На постоянное место жительства на кладбище благополучно отправились лишь те, кому туда самая дорога. Поверьте, их было не так уж много. Когда до власти дорвался Кингсли, он вообще хотел семьи аристократов полным составом сажать в Азкабан. Вы стали единственной неудобной преградой. И вам благодарны. Мы поступили намного гуманнее. Так, процентов пять-семь совершеннолетних магов Англии отправились в мир иной. Остальные — стадо, которому абсолютно все равно, кто ведет их к кормушке. А молодняк и откровенных сопляков вообще никто не трогал и трогать не собирался — у нас и без того с демографией проблемы.

Политика — это матерное слово. Надо в кодекс записать, чтоб не забыть...

— Поттер, вы идиот, — устало потер переносицу профессор. — Я всегда это знал. Гены, что поделать?.. Что ж, отдельно поясню для особо талантливых: ваша неспособность понять и принять какие-либо из действий Малфоя еще не является полноценным доказательством его повышенного сволочизма, злопыхательства или банального сумасшествия. Прекратите подозревать всех вокруг во всемирном заговоре против вашей особы! Я не говорю, что необходимо оперативно лететь в менор и радостно скалиться, прося прощения за несуществующую вину. Наоборот. Пару недель можно смело его игнорировать. Люциусу полезно попсиховать, чтобы тонус не терял. Но вы должны быть как минимум благодарны Малфоям за снятие всей той мишуры, которой опутало вас министерство. Вы сейчас свободны аки ветер...

— Вот только не надо, профессор. Эта самая благодарность Малфоям для меня наверняка выльется в новые обеты...

— Не мерьте всех по отбросам общества, что первыми попались на вашем пути. Никаких обетов Люциус требовать не намерен.

— О как, — я даже подавился заготовленной обличительной речью. И по-детски наивно вырвалось: — Что, правда?

— Да, правда, — изящными движениями профессор вернул былой блеск своей одежде — а, подумав, освежил и меня заодно.

— А как же публичные выступления, где мне придется рассказать все подробности о кабинете Кингсли — и так далее, и тому подобное?.. Приплюсуем сюда лояльность, но теперь уже новой власти... — Никаких обетов... Мысли бегали как муравьи за тлей. Неужто вот так все просто? Да не бывает такого!

— И что? Что с того, ребенок? Ты получил больше, чем потерял. Радоваться надо! — Хотя... — пристально посмотрел в глаза профессора: похоже, он не врет. Вот это номер... Даже сердце затрепыхалось от негаданно свалившийся радости. Я ведь реально боялся новых ограничений! Аж глаза застило. А подумать, что Малфои были мне должны — никак... Не долг жизни, но тоже прилично... Блядь, я кретин. Правильно меня все эти дядечки шпыняют, я никогда не смотрю вглубь. Только по верхам... Мордред, какой же я осел...

— Ага. Вы вот, смотрю, радуетесь — слов нет. — Закончим пока с самобичеванием. Раз здесь разрулилось. Радоваться, конечно, рано — посмотрим, что сам новый министр скажет, но Снейп меня еще ни разу не обманывал...

— Я рад. У меня вновь есть руки, мало того — они великолепно заменяют волшебную палочку. Завтра на приеме меня представят живым и легализуют, попутно отдав орден Мерлина и какие-то выплаты.

— А потом начнется паломничество благодарных, убогих и просто любопытных к легендарному Северусу Снейпу. А, еще девицы набегут на холостого, богатого и знаменитого... — Обломаем кайф мастеру зельевару. Пусть оценит перспективы.

— Умеете вы портить настроение, Поттер, — скривился профессор. — Ах да, вообще-то я пришел поблагодарить создателя столь удивительных артефактов, — Снейп задумчиво посмотрел на руки, сжал и разжал пальцы. — Никогда бы не подумал, что сын балбеса Джеймса сможет сотворить нечто подобное.

— Благодарность принимается. С вас оплата по счету. — Конечно — пришел только сказать «спасибо». А повозюкать Поттера мордой по полу и задвинуть речь на полчаса про количество извилин у него же — это так, приятный бонус, не более...

— Какому счету, Поттер? — в меня уперся недовольно прищуренный взгляд.

— Вы зовете меня Гарри, сэр. — Му-ха-ха-ха, я злобный гений.

— М-да... Хорошо, Гарри. Договор есть договор. Но это не значит, что вы можете звать меня по имени.

— И в мыслях не было! — открестился я. Нефиг-нафиг такое счастье. Он же меня с дерьмом сожрет.

— Ну конечно. Гарри. Пришлите мне совой ингредиенты для зелья. Кровь я возьму после готовности основы.

— Какого зелья?

— Поттер... То есть Гарри, я только что похвалил ваш мозг, не стоит опять меня разочаровывать! Естественно, зелья коррекции зрения! А то я не понял, на что вы рассчитывали!

— Ну да, от вашего ока не спрятаться, не скрыться... Где теперь обоснуетесь, профессор?

— Меня убедили не покидать Малфой-менор. А учитывая, что конкретно вы мне столь красочно расписали, это весьма дельное предложение. — Снейп изящно поправил манжеты и сурово глянул на мое развалившееся в кресле величество. Так, что-то сейчас будет. Неприятное. — И еще, Гарри. Я не хотел лезть в вашу, так сказать, личную жизнь, но...

— Я не буду разговаривать о Луне. Она предала...

— Лавгуд вернула вам долг жизни, идиот! — неожиданно взорвался зельевар в лучших традициях своей бытности профессором в Хоге. Я аж отпрянул от неожиданности. Вместе с креслом. — А вы этого никак понять не можете! Или не хотите! И вместо того, чтобы сказать единственной верной подруге банальное «спасибо» — выпендриваетесь как малолетняя француженка, набивая себе цену!

— Что-о-о?! — кресло подо мной треснуло — так дико я вцепился в подлокотники от избытка чувств.

— То-о-о! — передразнил меня Снейп. Я тихо охуел. Словарный запас кончился. Почему-то даже матерный. — Засуньте свои никчемные переживания — вместе с гордостью — куда подальше! Завтра же напишете ей письмо с извинениями!

— Не буду, — буркнул я, отводя глаза.

— Будете и сделаете! — маг неожиданно успокоился и уже сдержаннее продолжил. — Впрочем, как знаете. Это ваша жизнь и терять друзей тоже вам. Я все сказал.

— Ну раз так, то пройдемте в гостиную. — Замнем пока эту тему. Остыну когда, тогда и напишу Луне. И ведь напишу. Это, правда, не значит что я все прощу. Я все-таки злопамятный. "Как раньше", скорее всего, уже ничего не будет. — Нас ждут так любезно заказанные вами кофе и коньяк.

У сервированного столика две наших хмурых личности уже ожидал настороженный домовик. Что, Кричер, боишься, что я тебе сейчас популярно объясню свое отношение к подобным выкрутасам?

— Вали отсюда, диверсант. Еще разок проявишь подобную инициативу — и получишь красивый клетчатый носок в подарок на прощание, — буркнул по дороге ушастому засранцу. Гад он, конечно, но я и сам не сахар.

— Не ругайте эльфа. Он получил лично от меня магическую клятву в том, что я не причиню вам вреда и не допущу, чтобы это сделал кто-то другой. — Удивленно глянул на спокойного профа. Хренасе... — Что вы так смотрите? Обетом больше, обетом меньше. Суть у них одна.

Нет, я понимаю, что еще Дамблдору им было обещано присматривать за Гарри Поттером. Но вот так поклясться домовику... Крут.

— Итак, Гарри... — Снифтеры уже обновили по второму кругу. Камин уютно трещал. Кричер не отсвечивал. Жизнь прекрасна.

— Где вы предлагаете проходить курс лечения? — растекшись по креслу, задал актуальный вопрос, между прочим. Моя тушка в процессе исцеления должна быть всесторонне защищена.

— Здесь на Гриммо ведь есть лаборатория? — спросил Снейп, не отрывая взгляда от огня.

— Оборудование только в моей мастерской. Подойдет?

— Надеюсь, там найдутся простейшие приспособления для работы с зельями?

— Даже котлы самых разных размеров и материала.

— Все равно, сначала я там все тщательно обследую, и после определимся. Но лучше всего заниматься столь интимными вещами, конечно же, в вашем родовом особняке. Защиту усилим только.

— Ломать не надо было, — фыркнул я.

— Это не я вообще-то, это ваш злобный эльф постарался. — А глазки так и сверкают... Скотина.

— Ну да. Ну да.

— Оставим этот вопрос. Значит, Гриммо... Что ж, меня все устраивает. Благо, основным зельем я займусь в собственной лаборатории в Малфой-меноре. Там точно все предусмотрено.

— Куда уж нам, убогим...

— Пот... Гарри! Тонкая наука зельеварения...

— Да-да, сэр. Я помню.

В принципе, меня все устраивает. Тут на Гриммо хрен кто доберется до моего беззащитного тельца. А если учитывать наличие рядом мрачного Снейпа в качестве охраны...

— Кстати, Гарри. Вы же в курсе побочных эффектов лечения? — Я кивнул. Естественно, я поинтересовался. Как только узнал, что такое зелье вообще существует. — В общем, рекомендую вам разрешить вернуться в это логово Бернарду с компанией.

— С чего бы я дол...

— Гарри. Вам необходима охрана. Даже сейчас. А лучше всегда. Они же не лезут в ваши дела. — Увидев, что я готов возразить, поднял руку, добавив: — Не будем считать прецедент на Самайн. Это была вынужденная мера. Тем более, пока вы валялись в блаженной отключке в тишине Малфой-менора, ваш особняк пытались трижды взять штурмом какие-то невнятные личности. И всех их бравые охранники повязали, с подарочной лентой переправив Люцу. Вы, Гарри, благодарны должны быть, а не фыркать на Малфоев! Так что, будьте так любезны, откройте им доступ.

— Им что, жить негде? — съехидничал я. Хотя новости про попытки влезть в дом были не слишком приятны. Галочку поставим, а вечером пойдем редуты ставить. Зря я смеялся про волчьи ямы и мины... Зря.

Хоть Лавгуд привлекай для посильной помощи.

— Конечно, — неожиданно согласился Снейп. Фига? — Люциус передал их в полное ваше распоряжение. И теперь им и жить негде, и кушать нечего. — А глаза смеются. Зараза.

— Хорошо. Я открою доступ. Но, уж простите, клятвы они мне лично теперь дадут!..

— Никто не возражает. Кричер, — мгновенно появившийся эльф преданно пожирал глазами и меня, и зельевара, — пригласи господ телохранителей в дом. Нечего им на крыльце мерзнуть...

Пришлось кивнуть, подтверждая приказ. Теперь лопоухий надолго запомнит, как подрывать обороноспособность особняка и идти против желаний хозяина.

Но вообще, я в шоке. Оказывается, все это время четверка боевых магов, засев в ближайших кустах, дожидалась моего соизволения вернуться в дом. Как Хатико. Мне даже где-то глубоко в душе стало стыдно. Правда, не ясно за что...

Бернард с компанией явились пред мои темны очи, виновато потупились... что в исполнении данных лбов смотрелось откровенно забавно, и почти что начали шмыгать носами. Мерлин...

Снейп веселился.

Небольшая лояльность новой власти не повредит. Меня это особо ни к чему не обязывает. Так, оглядываться регулярно. Но это я и так делал. Постоянная бдительность Грюма скоро станет и моим жизненным кредом. А клятвы я продумаю, чтобы больше неожиданностей подобного плана не случалось. Пусть теперь Бернард голову ломает над тем, как их обойти.

— Надеюсь, вы еще помните, где ваши комнаты. — Маги дружно закивали и быстро свалили за горизонт. Судя по шуму в коридоре, оперативно найдя и оприходовав так и стоявшие тюки с их же барахлом, что я со злости обещал перековать. Ушлые ребятки. Прям как я. Теперь не выпнешь обратно...

— Гарри, — вернул с небес на землю зельевар, — вы же понимаете, что с таким отвратным самоконтролем вы опасны для окружающих?

— И что же вы можете посоветовать, мистер Снейп?

— Принять мое ученичество. — Опа поворот! Хотя... Все логично. Этот выход из сложившийся ситуации вполне в духе зельевара. Малфои получают тихого и занятого меня со Снейпом в качестве поводыря болезного на всю голову Поттера. Я получаю новые знания, прекращение всплесков стихийной магии и защиту. Защиту детей. По факту — после принятия ученичества профессор станет тем буфером — хранителем, если хотите, что сдержит всех "сочувствующих". Темный маг без ограничений в своих возможностях и не обремененный моралью. Да, это снова поводок. Только если хочешь, чтобы твои дети спокойно жили, да и ты сам не напрягался особо, то согласишься, Поттер. А условия можно и обговорить. Контракты разные бывают.

— Нет-нет-нет, только не зелья. Да я вам лабораторию взорву!.. — Поломаемся немного. Иначе будет слишком подозрительно.

— А как вы в таком случае изучали артефакторику — там зелья на каждом шагу используются?

— Во-первых, не на каждом, а во-вторых, свободно экспериментировать с зельями мне категорически нельзя. Несмотря на то, что я назубок выучил обе таблицы взаимодействий и реакций ингредиентов, моя инициатива чревата. Сильно. То, что вы могли видеть на моей шкуре при последнем посещении менора, как раз последствия. Меня Берг четырежды с того света вытаскивал после тотальных взрывов. Дважды я получал обширные ожоги... И бесчисленное количество раз травился. Бывало, даже испарениями. Хотя часть все же получена благодаря работе в аврорате... Профессор, как ни жаль и как ни стыдно это признавать, но зелья действительно не мое. И ладно еще, если сам сдохну — в конце концов, завещание давно написано — но это чрезвычайно опасно для окружающих...

— Вы выучили таблицу Шоберсена? — выделил из всего озвученного только один заинтересовавший его момент Снейп. — А вы не так бестолковы, как хотели казаться в Хогвартсе. Но я хотел предложить вам другое ученичество. В боевой магии.

— Но для этого вы должны быть... Только не говорите, что вы еще и мастер боевой магии!

— Именно это я и хотел вам сказать. – Снейп, чуть улыбаясь, извлек на свет кулон очень характерной формы... Твою мать! Еще один боевик на мою бедовую голову... То-то он так просил за Бернарда. Одного поля ягодки...

— Нет-нет, и еще раз — нет!

— Да, Гарри, да, и еще раз да! Вы сами понимаете, что вам необходима железная дисциплина. И я могу ее вам устроить. Ваш шанс стать нормальным магом, а не бомбой замедленного действия. Да и учиться никогда не поздно. А я давно хотел заняться дрессировкой Блэка. Или Поттера. А тут два в одном. — Ну да, Поттер, к ноге! Блэк, сидеть, апорт и дай лапу. Кошмарный сон моего папаши и крестного.

— Как-то меня уже пугают перспективы.

— Ничего, Гарри, вы справитесь.

— Но моя работа!..

— Мы это учтем в контракте. Как и ваших детей. Я же, в конце концов, на вашу душонку не претендую, — ухмыльнулся зельевар.

— Вот тут я бы поспорил, — буркнул, прикидывая, как бы отвертеться.

— Вы меня демонизируете, — ехидно сощурился Снейп, явно наслаждаясь ситуацией.

— Возможно, — киваю, лихорадочно ища путь к отступлению.

— Соглашайтесь, Гарри. Неужели бесстрашный гриффиндорец боится меня? — Вот... Фауст!

— Ага. Даже не спорю. И не стесняюсь признаться в этом, — бормотал я, тихонько оглядываясь и уже практически осознав свою полную беспомощность перед этим зубром.

— Жду вас завтра в Гринготсе. Контракт, как всегда, заверят гоблины. И простите, ГАРРИ, но отдельным пунктом там будет записано, чтобы вы бросили, наконец, травиться этой магловcкой дрянью! — Изверг!.. Может, это моя последняя радость в жизни!..

— Итак, Гарри?

— Я согласен, сэр...

В конце концов, никто с меня не стребовал магической клятвы, что я прощу, приду и буду. А значит всегда есть варианты.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16556-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Eliris (31.10.2015) | Автор: katss, shiky29
Просмотров: 231


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]