Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8164]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3645]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Насмешка судьбы
Белла оставляет Эдварда в одиночестве по непонятной ему причине, его жизнь без нее полна трагизма и разочарований, но тут появляется нечто, что снова угрожает безопасности семьи Калленов, но главный вопрос: где же Белла?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Уму непостижимо!
Приключения дорогого милого ботаника Медвежонка и его обожаемого Лютика.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

От 13 августа до 13 сентября
Когда наступает апогей переживаний, когда все нити судьбы, наконец, сходятся в одной точке, когда кажется, что надежды нет, а завтра не наступит - кто в этом водовороте заметит эмпата, забившегося в угол и рвущегося на части?
От медового месяца до перерождения Беллы - глазами Джаспера.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 426
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Easier to run. Глава 20

2016-12-3
4
0
Что может случиться с вами за полгода? Довольно много самых разнообразных вещей! Вы можете обнаружить, что крупная фармацевтическая корпорация, которой, оказывается, владел ваш отец, вот уже десять месяцев принадлежит вам. Как раз с момента вашего совершеннолетия. Так же вы можете случайно узнать, что на самом деле та самая корпорация, территориально расположенная в Бразилии, производит тяжелые наркотики, обеспечивая хренову тучу народа так называемым «колумбийским насморком». Ещё может оказаться, что ваш горячо любимый папочка в один прекрасный день решил расширить своё влияние и с помощью своей легальной судоходной компании переправлять дурь из Южной Америки в Северую под видом заказных грузов. О, вдобавок ко всему вы можете узнать, что ваш брат, узнав про «вашу» компанию утонет под волной таких эмоций как злость, зависть и незаслуженная обида. Чтобы отхватить многострадальную фирму себе, он может спутаться с продажной шлюхой – своей очередной мачехой и натравить на вас «кредиторов отца», как я… Пардон, как вы (речь же идет о вас, а не обо мне) их точно окрестили. Дело в том, что груз, который ваш отец привычном росчерком размашистой подписи отправил с одного континента на другой, попросту пропал. Из одного порта вышел, а в другой так и не пришел. И принимающая сторона крайне «обеспокоилась» этим досадным недоразумением.
Вроде бы все. А, нет! Ещё «по мелочи». Женщину, которую вас родила, могли застрелить в собственной квартире. Вы сами можете за один вечер стать хладнокровным убийцей. Ну и влюбиться… Ведь ни одна «гангстерская сага» без этого не обходится.
Теперь все? Теперь точно все! Что? Это все произошло не с вами, а со мной? А вы уверены? Может всё-таки…


- Ли, твою мать, ты встанешь или нет? – прервав поток моих полусонных размышлений, в мой номер влетает мини-тайфун, восемнадцать лет назад окрещенный именем «Алексис Дейл».
- Нет! – вымученно простонав, я зарываюсь поглубже в подушки.
Значит все-таки со мной. А так хотелось верить в чудо. Я запуталась, пока выясняла все вышеперечисленные факты. А пока старалась уложить обрывки информации в своей голове, даже подзабыла некоторые детали и запуталась ещё больше.
- Я тебе даже кофе принесла!
Так вот значит, чем воняет!
- То, которое продается в местном кафетерии?
- Да, - Лекси ставит пластиковый стаканчик на тумбочку перед моим лицом и отходить на шаг назад. До меня доносится резкий «соблазнительный» запах, что заставляет мой желудок сжаться в спазмах тошноты. Я со стоном отворачиваюсь.
- Тогда это не кофе, это параша, - укрывшись с головой, я теряю из виду подругу и слышу лишь неясное шуршание. Моё личное живое и приятно пахнущее «одеяло» ушло, и мне приходится довольствоваться, чем есть. Последнее время, когда его нет рядом, я чувствую себя неуютно, насколько вообще можно себя уютно чувствовать при таких обстоятельствах. Дерьмо…
- Вставай, лентяйка, иначе не отдам…
Я резко высовываю голову из своего укрытия и жадно впиваюсь глазами в глянцевую обложку в её руках. Ото сна не осталось и следа, я подскакиваю на кровати и, прижав одеяло к груди, начинаю скакать как зайчик «Дюрасель».
- Дай, дай, дай его мне!
В руках Алексис журнал. Обыкновенный глянцевый журнал, толстый, с множеством цветных страничек и свежим запахом типографии. С идеально одетой и накрашенной голливудской актрисой на обложке, с новостями из внешнего мира, модными новинками и репортажами с модных показов. Я люблю журналы. Они напоминают мне о прежней, такой далекой теперь жизни.
Почти неделя прошла с той неожиданной перестрелки в доме Лекси. Все это время мы пытались разобраться в найденных документах и сложить хоть какую-то приблизительную картину происходящего из разнообразных кусочков этой странной мозаики. А вчера на мобильный Дейл позвонил Райан. Предварительно наорав на неё за такую беспечность, как оставленный при себе сотовый телефон, я ответила на звонок. Брат просил о встрече. Его голос был нервным, и он обещал мне все рассказать. Райан быстро, обрывая собственную речь на полуслове, обрисовал ситуацию, сказал, что Элизабет совсем ополоумела, а сам он не ожидал, что все так обернется. Не дав мне толком и слова вставить, он назвал место и время встречи и отключился.
Я весь вечер думала обо всем этом и не спала полночи. Потому так не выспалась. Но в итоге приняла решение – ехать. Ребята против этой безумной идеи, они не доверяют Райану и не хотят меня отпускать. Приводя огромную кучу самых разнообразных доводов, они заставили меня сомневаться в нем, но он мой брат. И этим все сказано. Я должна поговорить с ним.
- Давай-давай, одевайся! – Дейл легонько шлепает меня и толкает с кровати. – Сегодня прилетает наша девушка рокера!
- Так наша или рокера? – ухмыляюсь я, пытаясь выхватить журнал из её рук.
- Не придирайся к словам! Жду тебя в холле. Парни тоже куда-то собираются ехать. Но «мазду» я с боем отвоевала нам, - подруга летящей походкой направляется к выходу, но на пороге оборачивается и машет желанным изданием. – Это забираю с собой, чтобы ты быстрее собиралась.
Швырнув в удаляющуюся хитрющую подругу подушку, я сажусь и за пару глотков выпиваю гадкое поило, которое здесь выдают за кофе. За этот подвиг я вознаграждаю себя круассаном, что лежит рядом со стаканчиком.
- Эй, принцесса, твоя подруга внизу рвет и мечет. Поторопись, - с легкой усмешкой Чейз появляется в комнате. Окинув меня взглядом, парень не сдерживает смеха. Выгляжу я, наверное, забавно. С крошками вокруг рта, прической а-ля «я упала с самосвала, тормозила головой» и концом одеяла, тянущимся за мной, словно шлейф.
- Угу, фтаф, - бормочу я с набитым ртом и подхожу к креслу, в котором грудой навалена моя одежда. Уже натянув изрядно помятые джинсы и черную футболку размера XL, я торможу Адамса у двери ванной:
- Колин сделал мне права? – у нас образовалась небольшая проблема. Дело в том, что Элисон Катнер имела водительские права, Летиция Дюваль же таковыми не обладала.
- Да. Посмотри в бумажнике, - парень скрывается за дверью и до меня доносится щелчок замка. Громкий хохот заставляет меня на время прервать сборы. Он заперся! Боится, что я буду подглядывать? Чего я там не видела?

Саундтрек1

Я подхожу к тумбочке, все еще посмеиваясь, и беру в руки черный кожаный бумажник, который Чейз предварительно сюда кинул. Случайно сквозь подкладку я нащупываю какую-то бумажку. Похоже у меня нюх на тайники. Вспомнить хотя бы папочкин «Вальтер», который я теперь таскаю с собой буквально везде. Если ты под прицелом - паранойя твой друг.
Посмотреть? Я окидываю задумчивым взглядом дверь ванной комнаты, затем рубашку, что Чейз снял перед походом в душ, тяжелые мужские ботинки на полу и наручные часы с широким ремешком и большим циферблатом. Любопытство берет верх, да и вроде не чужие люди. Я быстро нахожу небольшую дыру в подкладке и вынимаю аккуратно сложенный вчетверо листок. По истертым и потрепанным изгибам понимаю, что лежит он тут давно.
Улыбка тает по мере того, как я читаю напечатанные слова. Мне будто грубой мужской рукой дают под дых, затем хватают за волосы и опускают мордой в ледяную воду. Дыхание перехватывает. Охладись, принцесса!
«Я, Летиция Дюваль, официальный владелец корпорации KSD industries, передаю вышеуказанную корпорацию в собственность Чейза Адамса с полным правом владения, пользования и распоряжения... Все условия передачи собственности соблюдены, претензий не имею». Слева открытая дата с напечатанным годом, справа пустая строчка для росписи.
Я медленно оседаю на кровать. Подлая тварь! А я так упорно искала предателя. Пыталась сообразить, как же бандиты так точно отслеживают мои перемещения, появляются из ниоткуда и не дают опомниться. Не могли же они повсюду следовать за мной по пятам всем скопом? Или могли? Господи, какая же я дура! Достаточно было протянуть руку, чтобы даже во сне схватить подонка за горло.

Открыв дверь, Чейз с весело свистом выходит из душа и замирает, ощущая холодок между лопаток.
- Эл? Это не смешно!
- Да. Мне тоже не до смеха! – я обхожу парня спереди и прислоняю дуло к его груди.
- Ты что, рехнулась?!
- А ты, видимо, этого очень ждешь, милый?
- Что ты… - но как только перед его носом появляется найденная улика, без слов обвиняющая его в предательства, Адамс замолкает.
- Что Я? Что ТЫ, гавнюк, задумал?! Когда ты собирался заставить меня это подписать? А? Что молчишь?!
- Элисон, не кипятись. Я…
- Тварь! Каким образом? Как ты хотел все это провернуть? Чем хотел на меня надавить?
- Успокойся! – от малейшего его движения я возвожу курок.
- Не шевелись! На колени, живо! И руки держи так, чтобы я их видела.
Адамс недоверчиво смотрит в моё искаженное яростью лицо. Не знаю, что он там увидел, неподдельную решимость, безграничное бешенство или отчаянную безысходность, но повинуется. С чувством некого удовлетворения прислонив холодный метал к его лбу, я с каким-то нечеловеческим свистом шиплю:
- Как же я тебя ненавижу!
- Катнер, не делай глупостей!
- Ах значит Катнер? А как же «принцесса»? Принц оказался драконом. Обидно, черт возьми! У меня ничего не осталось! Чем ты собирался мне угрожать? Жизнью собственного брата? Ведь для тебя нет ничего святого! Или, может, Алекс? Отвечай! Ты собирался угрожать моей подруге?!
- Нет!!!
- Врешь! – и рука не дрогнула… и ничто не могло меня остановить… и неуловимое легкое движение указательного пальца правой руки… и…


Затихающий шум воды приводит меня в чувства и отвлекает от моей любимой игры разума под названием «А что если бы?». Я вскакиваю и лихорадочно вытираю вспотевшие ладони о джинсы. Вспоминается фраза, брошенная мной со смехом в тот день, когда Алексис лопала печенье и жаловалась на Колина: «Везде эти Адамсы. Везде и всюду замешаны Адамсы!» Нервный смешок срывается с моих губ. Ведь даже если тебя подгоняет страх, можно смеяться. Что ещё остается делать?
Сунув расписку в бюстгальтер, поближе к сердцу, где она стала холодить кожу, я вырываю листок из блокнота и сую на место найденного доказательства. Доказательства вины. Доказательства грязной мерзкой лживой подставы. Надеюсь, он нечасто на него любуется. Я кидаюсь ко второй двери, благо ванная и туалет раздельные, и скрываюсь за ней. Вовремя. Соседняя дверь открывается.
В комнате слышатся мягкие шаги по дешевому ковролину, шорох одежды, хриплый кашель. Я зажимаю себе рот двумя руками, надеясь заткнуть внезапно подкатившую истерику. «Уходи, пожалуйста, уходи! Иначе я вышибу тебе мозги!» - колотится в голове, как заклинание. Шаги становятся все тише, парень направляется к выходу.
- Ли, ты ещё здесь? – его голос пробирает до костей и в тишине номера, под хрип моего дыхания кажется невероятно чужим. Обувь. Черт! Он заметил мои ботинки у двери.
Я судорожно вздыхаю, стараясь придать голосу уверенности. И одновременно с мысленной молитвой «Господи, помоги!», произношу:
- Эээ… Да! Мне что-то нехорошо. Говорила же, этот кофе меня угробит, - и снова руку к губам, чтоб не издать лишнего звука, не выдать себя и не перейти черту.
- Мне остаться? – его голос, звучащий совсем близко, по ту сторону двери, заставляет меня вздрогнуть.
- Нет! – резко и надрывно выкрикиваю я, прижимая дуло пистолета к двери, предполагаемо напротив его колена. Но после глубокого вздоха продолжаю более спокойно. - Все будет хорошо. Лучше передай Алекс, чтобы ехала без меня. Пусть потом скинет сообщение с адресом, где Рейн остановилась.
А у самой в голове черти вопят: «Не смей приближаться к моей подруге! Я до смерти запытаю тебя, если хоть волос упадет с её головы!»
- Хорошо.

Саундтрек2

И тишина. Чего же ты ждешь? Проваливай! И я уже собираюсь заорать «Пошел на хер!», когда снова раздаются шаги и щелчок двери. Только тогда я замечаю, как горячие слезы обжигают мне щеки. Я буквально растекаюсь в бесформенную лужу возле двери и даже не надеюсь когда-либо собрать себя обратно хотя бы в отдаленное подобие меня. Я не знаю, куда деть руки в приступах животного бешенства. Оно доходит до такой грани, что даже выплеснуть его невозможно. Невероятная густая черная вязкая злоба сносит все на своём пути и клокочет где-то в горле, без возможности вырваться на свободу. Слишком остро. Слишком горько. Слишком тяжело. Поочередно поднося ладони то к волосам, то к лицу, но так ни до чего и не дотронувшись, я закусываю кулак до крови и кричу от дикой страшной боли, что рвет меня на части. Слезы душат, а безумные вопли рвут глотку и кажется нет конца этой невероятной истерии. В приступах дикой ярости я свободной рукой начинаю молотить рукой по стене, проклиная эту чертову жизнь, которая отобрала у меня ВСЁ! Последние крупицы надежды, которые я с таким трудом пыталась уберечь, по ветру развеялись от неосторожного вздоха. Я сгорела. Не перегорела, не сломалась, а именно сгорела дотла. Горсткой пепла оставаясь валяться у дверей туалета в номере дешевого отеля далеко от родного дома.
Поначалу мыслей нет вообще. Не единой адекватной связки с внешним миром, за которую можно было бы зацепиться и вылезти из этого болота. Затем, после первой выворачивающей на изнанку волны истерики, сквозь общий гул начинают прорываться какие-то клочки: «Колин знает?... Нет. Не хочу даже думать об этом… потом… когда-нибудь… никогда… Иначе я свихнусь… А разве я ещё в своём уме?... Наверняка, он знает… Нет! Не хочу и не буду!... Надо попытаться вздохнуть… Чертовы сукины дети!!! Почему всегда я? Может, хватит с меня? Довольно!»
- Так, - хрипло начинаю я, неожиданно успокаиваясь от звука собственного голоса. Самый лучший мой друг и союзник со мной. И этого достаточно. Сейчас он меня успокоит и поднимет с этого холодного пола. - Тебе нужно собраться, девочка. Вставай!
Вслух! Громко! Четко! Стараясь, чтобы голос не дрожал!
Послушавшись саму себя, я практически за волосы отдираю себя от кафеля и заставляю выйти из туалета. Экран телефона ещё светится от только что пришедшего сообщения. Наверное, Дейл. Циферблат часов показывает, что я отстала от жизни, почти три часа просидев в оцепенении на полу сортира. Блеск! Я пытаюсь умыться, но руки жутко саднит. На одной - свежие следы зубов и кровавые царапины, на другой - сбитые и уже чуть припухшие костяшки кулака. Из отражения на меня смотрит настолько жалкое создание, что мне хочется расколотить зеркало, лишь бы никогда его больше не видеть. И только ноющая тупая боль разбитых рук останавливает меня от этого необдуманного поступка. Лишь однажды я видела этого убогое человекоподобное существо, на третий день после выхода из больницы, когда я наконец осознала, что Зака больше нет.
Как сейчас помню его угольно черные волосы. Его челка постоянно спадала на левый глаз, и он упрямо отбрасывал её назад. Но всё время стригся именно так, ему так нравилось. Его губы, цвета спелой вишни, словно он все время целовался. Хотя так оно и было. Он все время целовался со мной. Я безумно любила его, до умопомрачения отчаянно. Эгоистично хотела его только себе и для себя. Хотела тонуть в его невероятных серых глазах и быть там одной. Я никого не хотела видеть рядом с нами. Это было похоже на сумасшествие. И потом я медленно сходила с ума не от ужаса того, что со мной сделали, а от осознания того, что его никогда больше не будет рядом. Я тогда лежала, распластавшись по собственной постели, словно оголенный провод. Словно все мои нервы вывернули наружу, и стоит кому-либо до меня дотронуться, как я разлечусь на миллиарды осколков. Подрагивая от нервного напряжения и боли, я ждала, что вот-вот все кончится. Сработает, наконец, тот самый защитный механизм, и я отключусь. Ведь не может человек выдержать столько всего...
Оказалось, может. Человек может невероятно многое и даже сам не подозревает об этом. Смогла тогда, смогу и сейчас…
Я умываюсь холодной водой, расчесываю волосы и прикладываю мокрое полотенце к измученным рукам. Проверяя мобильный, обнаруживаю восемь пропущенных вызовов и два сообщения. Одно с адресом, а другое более грозное, но вдохновляющее на действия: «Если не перезвонишь, прибью!». Всё от Дейл.
Натали остановил в люксе отеля Hyatt Regency. Это малышка не отвыкла от роскоши. Но прежде, чем я к ней попаду, мне нужно ещё сделать изрядную кучу разных мелких дел. Для начала беру напрокат недорогую тачку, на ней возвращаюсь в город и добираюсь до торгового центра, где основательно отовариваюсь. Меняю всю одежду, вплоть до нижнего белья. Переодеваюсь в черные штаны «под кожу», майку и укороченную черную куртку. Затем салон, где мне осветляют и без того блондинистые волосы, снимают сеченые концы и укладывают в небрежные волны. Там же покупаю дорогую профессиональную косметику и сама делаю себе необходимый макияж. Как я привыкла. А все для чего? В моменты, перечеркивающие твою жизнь, в моменты, когда все летит не просто в тартарары, а прямиком в огненную бездну, хочется выглядеть эффектно. Это последнее, что остается. Хотя бы выглядеть достойно и в момент крушения всего, ни единой черточкой лица не дрогнуть под слоями модной «штукатурки».
Алексис уже наверное разместилась в номере Рейн со всеми удобствами. Узнав дату приезда подруги, она сразу заявила, что слишком молода и красива, чтобы прожигать свою жизнь «в этом гадюшнике, где мы остановились». А я… я уже отошла от этой страшной, мерзкой правды, что обнаружила всего лишь несколько часов назад. Мне хочется думать, что я отошла, очень хочется в это верить. И я с упорством осла убеждаю себя, что всё в порядке, ничего особенного не произошло. Ведь сколько бы меня не опускали на колени, я все равно встану. Потому что я Дюваль! Это Катнер ныла о своей жизни, валяясь под очередной дозой в своей ванной, и ничего не делала. И я выжгу её из своей души. И оставлю новую версию себя! Элисон 2.0.
- Не ждали меня? – потренировавшись и нацепив свою привычную нагловатую ухмылку, я распахиваю дверь номера, снимая дорогие Ray Ben. Смешно. У нас с Чейзом все началось с разбитых очков… А сейчас мне хочется грязным осколком перерезать ему глотку.
- Ждали, вообще-то! Где ты пропадала? – с приветливой улыбкой спрашивает Натали, вставая с дивана и устремляясь мне навстречу. За окном уже стремительно сгущаются сумерки, время клонится к вечеру. – Шикарно выглядишь!
Вот оно! Что и следовало доказать. Этот незамысловатый комплимент придает мне некой уверенности. Оправдывает мои усилия. Убеждает в том, что за внешней оболочкой не видно, как пульсирующими толчками из моего сердца выплескивается черная обволакивающая злоба, с запахом гнили. Женщины тщеславны по своей натуре…
- Где наша бестия? – крепко сжав девушку в объятиях, интересуюсь я, не обнаружив присутствия Алекс.
На столе между двух кремово-бежевых диванов раскинулся низкий стеклянный стол, на котором расположился букет пионов в замысловатой вазе, почти пустая бутылка мартини и нераспечатанная текила. По центру пепельница и несколько пачек сигарет.
- Я случайно ляпнула, что Ларкин договорился с Колином о встрече в «Dark side» сегодня. И Лекси, как подстреленная, рванула туда, - девушка морщится и садится на место. Я сажусь напротив, и передо мной тут же оказывается стакан, в который хозяйка выливает остатки мартини. Мы провозглашаем тост за встречу и выпиваем.
- Что у вас с ним? – с места в карьер бросаюсь я. Помню, Дейл просила не спрашивать, но Рик был, и я надеюсь, остается, моим другом. Я должна хотя бы попытаться выяснить, что произошло. Цепляя из пачки тонкую вишневую сигарету, я откидываюсь на спинку дивана. На столе так же валяются «ментол» и «зеленое яблоко», выбирать не приходится. Свои я опять где-то просрала. Я щелкаю зажигалкой, пару секунд смотрю на пламя и с наслаждением прикуриваю.
Рейн снова морщится, как от ноющей зубной боли. Это выражение, раньше ей не свойственное, слишком часто стало появляться на её лице вместе с какой-то вымученной усталостью, прикрытой хамоватыми фразами. Она изменилась. Не в лучшую сторону. Но и не в худшую. Просто стала другой.
- Он идиот. Начал что-то заливать про свадьбу, отбирал сигареты, говоря, что хочет здоровых детей и прочую дурь.
Я недоверчиво улыбаюсь, ожидая, что вот сейчас она рассмеется и пояснит, что это шутка. Но она лишь умелым движением распечатывает бутылку и, выдохнув колечко дыма, тушит сигарету. Будто ставя точку. В разговоре. В отношениях.
- Дэээ, делаааа, - не зная, что ещё сказать, протягиваю я.
Натали куда-то уходит, потом появляется, принеся с собой тарелку с нарезанным лаймом, и садится на место. После второго стакана рассказывает пару забавных историй с репетиций.
- … и тут он начинает долбить по барабанам со злости, промахивается и падает со стула. Стюарт начал так угорать, что я подумала, он умрет от удушья.
Дверь тихонько открывается, впуская нашу пугающе унылую подругу, и снова закрывается за её спиной, оборвав наш смех.
- Эй, что случилось? – интересуется Рейн у подошедшей к столу Алекс. Та молча хватает бутылку, делает три жадных глотка прямо из горла и, поперхнувшись, ставит её обратно.
- Всё! – развернувшись, девушка направляется в спальню. А я понимаю, что это действительно всё. Конец! Hasta la vista! Finita la comedia! Короче, пиздец! Натали тоже это понимает:
- Сколько ещё он будет трепать тебе нервы?
- Больше не будет, - шепчу я и, перепрыгнув через диван, несусь за подругой в спальню, где она уже распахнула дверцы шкафа и швыряет свои недавно развешанные шмотки в красный чемодан на колесиках.
- Дейл, ты чего? – я поворачиваю её лицом к себе. А на нем, как приклеенная, застыла идиотская улыбочка. Почти как у Джокера из фильмов про Бетмена.
- Ничего. Точнее никого, больше. Здесь, - она тычет себя пальцем в грудь, куда-то в район сердца.
- Брось, - подключается Натали, - успокойся. Завтра вечером все вместе отсюда уедем!
Мы решили, что после моей встречи с Райаном и получения долгожданных объяснений, мы дружно свалим из этого проклятого города.
Лекси лихорадочно оборачивается, разглядывая часы на тумбочке, которые отсчитывают вот уже половину первого ночи.
- Вы СЕГОДНЯ вечером вместе уедете, а я СЕЙЧАС сваливаю нахер!
- А поточнее?
- Далеко нахер! – она внезапно закрывает крышку чемодана, со второго раза застегивает молнию, выдергивает ручку и направляется к выходу.
- Что ж ты такая упертая! Подожди, тебе говорят, - я выхожу следом за ней в коридор…

Как только я снова появляюсь в номере, Натали сразу же спрашивает:
- Ну что? – закручивает крышку второй опустевшей бутылки и с беспокойством смотрит на меня.
Я безнадежно качаю головой, беру со стола пачку, кидаю туда зажигалку и сую её в карман куртки.
- Слушай, я знаю место, в которое она может рвануть. Я лучше поеду за ней. Не обижайся, сама знаешь, что она может, - я подхожу к поднявшейся с места девушке и обнимаю её. Тепло и искренне, как я давно никого не обнимала.
- Какие обиды? Конечно, поезжай! – Рейн крепко прижимает меня к себе.
Я усмехаюсь и отхожу на шаг:
- Натали Рейн и Элисон Катнер – подруги. Кто бы мог подумать?
- И не говори.
Я беру с дивана очки и оборачиваюсь у самой двери:
- Береги себя.
- Ты тоже. Проследи за Дейл. Ты же знаешь, какая она ... – Натали делает паузу, которая подразумевает много чего. В это секундное безмолвие можно вместить полную биографию Лекси. Всю её натуру и сумасбродность, про которую мы обе прекрасно знаем. - Позвони мне обязательно.
Я киваю и покидаю номер. Выйдя их гостиницы, сажусь в старенький Opel и завожу мотор. Газ в пол до предела, под свист шин выезжаю со стоянки на главную дорогу. До первого поворота, затем налево, два квартала и маленький едва приметный переулок справа. Если бы не знала, что она здесь, даже не заметила бы машины. Подъезжаю вплотную, выключаю фары, вынимаю ключи из замка зажигания. В полном молчании перебираюсь на заднее сидение арендованной битой не раз черной Мазды.
Она сидит за рулем и ждет меня, поигрывая связкой ключей. Никак не реагирует на моё появление. Тоже боится эмоций. Точнее их проявлений. Тишина, темнота и легкий дымок по салону. Kent и «вишневые» Натали. Черт, а неплохая вещь!
Хриплый голос подруги разрывает тишину:
- Рассказывай…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/42-11978-2
Категория: Свободное творчество | Добавил: Active (19.11.2014)
Просмотров: 332 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
+1
1 GASA   (19.11.2014 20:59)
Что то как то не вяжется у меня пока в голове.У брата ладно обида,но почему на девушку,а не на отца.Неужели из за этого наследства согласен избавится от сестры.Наоборот он пока жив и его не преследуют бандиты.А ее уже дважды чуть не укокошили.И опять же учитывая их отношения,можно было попытаться с ней договориться.Эти Адамсы темные лошадки.Да они могли бы быть повинны в той страшной истории..Вообщем думай Эл как следует.Опять ты остаешься без подмоги

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]