Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Её зовущая кровь
Я видел ее лицо, когда она говорила, и заметил отразившуюся на нем усталость. Мягко, но нежно, я дотронулся губами до места на шее, рядом с ушком. Ее аромат обострил мои чувства, посылая захватывающее покалывание сквозь меня. Как же я обожал ее аромат.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Призрак смерти
Белла смертельно больна. Мучаясь от боли, она уже мечтает только о том, чтобы все побыстрее закончилось. Но неожиданно узнает мистическую тайну о призраке, обитающем в больнице. На что она будет готова пойти, чтобы продлить жизнь еще хотя бы на один день?
Дарк, мистика, готика, эротика.
Завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15661
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия. Глава 3.2. Кривые зеркала

2016-12-9
15
0
– Охотничий трофей? – тон её не выражал ни злости, ни обиды, но был очень сдержан.

– В каком-то роде.

– Что будет, если я откажусь?

Я покачал головой.

– Не стоит, иначе тебе придётся столкнуться с моими методами убеждения. Мне не доставит это удовольствия, а тебе и подавно. Ты не сможешь от меня сбежать, но, думаю, тебе это и так понятно. Решать тебе, как ты хочешь проследовать со мной – по своей воле или против.

– Разница невелика, – прошептала Линнет и отошла к окну, невидящим взглядом смотря на улицу, а потом улыбнулась, едва сдерживая смех. – Надо было выбрать ложь. Думаю, ты был бы неотразим и убедителен.

Теперь уже улыбался и я.

– Мне не трудно поухаживать за тобой и просто так.

– Тогда выполнишь мой каприз?

– В пределах разумного, конечно.

– Оставь меня до вечера одну. Я хочу надо всем подумать. Я не сбегу.

– «Обо всём».

– Изящнее?

– О нет, просто не так ужасно звучит из твоих уст.

Я выполнил её просьбу не слишком охотно, но не увидел особых причин не доверять ей – она показала себя благоразумной. Впрочем, уходить далеко от отеля мне тоже не было необходимости, а погода словно решила сыграть мне на руку – из-за набежавших ватных туч не было видно даже клочка лазурного неба. Я бродил вокруг, то приближаясь совсем близко, то удаляясь на некоторое расстояние, легко исчезая в пёстрой людской толпе. Блёклые взгляды смертных задерживались на мне не более, чем на пару секунд – эти наивные создания принимали меня за своего. Впрочем, некоторые проявляли излишнюю заинтересованность и неосторожность, как безликий мужчина, столкнувшийся со мной в толпе. Почти удивительный факт – ему удалось меня задеть, я даже ощутил прикосновение его горячей руки к своей, но, впрочем, эта случайность не имела никакого значения. Он даже посмотрел на меня чуть дольше, чем их вид обычно позволял себе. Да и какая разница? Одного взмаха руки достаточно, чтобы вырвать из его груди сердце… Я бы мог выследить его и убить – не ради крови, а лишь ради удовлетворения некой внутренней потребности в разрушении, заложенной в каждом из нас. Мне вдруг стало интересно – за сколько времени я вырежу этот город, сведу в могилу тысячи тысяч? Я невольно вспомнил безудержную молодость, когда только получил дар бессмертия, и тех, кто отдавал мне свои жизни – разве меня останавливало полное насыщение?

Признаться, мне хотелось, чтобы Линнет попробовала сбежать, ведь когда мы окажемся в замке, иллюзия игры исчезнет без следа. Она станет мне безразлична. Лёгкая дымка сожаления заволокла мысли, но ответить о причине возникшего чувства я отчего-то не мог. Впрочем, подобные мысли пустые. Всего лишь женщина… Ожидание натянуло мои нервы до предела и разожгло неистребимое желание получить нечто большее, чем очередной едкий ответ. Хотя мне нравилось с ней разговаривать – она обладала собственным мнением и убеждениями и была готова их отстаивать, но при этом в ней присутствовала гибкость ума, способная принимать иную точку зрения. В ней не было внешнего блеска, однако его сполна заменял мягкий внутренний свет, какой излучает свеча и которому не равняться с солнцем. Расправив плечи, я принялся шагать взад-вперёд рядом с припаркованным мотоциклом и её машиной. Каменные фасады зданий излучали мягкий свет, отражённый от уличного освещения. Шаги, голоса, шорох шин – город готовился к очередной бессонной ночи, и после тихого спокойствия Вольтерры беспечный гул Милана раздражал.

Линнет не спешила. В окне её номера не горел свет, там вообще не ощущалось присутствия живого существа; я чуть нахмурился. Неразумно использовать столь маленькую фору – я отсутствовал не более часа, обходя гостиницу по большой дуге. Моё восприятие окружающего обострилось в сотни раз, а дремлющий дар сработал быстрее осознанной мысли. Импульс, ушедший в пространство, остался без ответа – нить чужого разума оказалась потеряна для меня. Склонил голову набок, будто прислушиваясь. Ничего. Тишина. Закрыл глаза. Я попытался не думать, оставаясь наедине со своим талантом – паутина, сотканная из почти осязаемых тысяч переплетающихся линий; те, с кем я когда-либо встречался, пылали ярче, нежели те, которых мне доводилось «узнавать» через только чужое сознание. Одного «голоса» не хватало – я остро ощущал отсутствие, изъян в этом причудливом полотне. Но как? Я пытался припомнить, когда потерял связь с ней, и не мог – звучание вроде не обрывалось, словно бы она исчезла только что. Что за чертовщина?!

Первые капли дождя тяжело ударились о землю, загоняя смертных под железные крыши и пёстрые зонты. Влага смывала слабый след запаха, но и Линнет не уходила далеко – она прошла всего лишь не больше квартала, прежде чем раствориться, словно утренний туман. У меня появилось странное ощущение нереальности происходящего, будто бы я попал в царство снов, куда мне давно был закрыт путь. Трофей выскользнул из моих пальцев, оставив после себя в памяти только медовый аромат и шёлковую гладкость волос. Пальцы сжались и разжались. Разве не этого я хотел?

Я вернулся к гостинице, решив проверить всё ещё раз и собраться с мыслями. Определённо, меня водили за нос. Быть может, девушка была мертва, поэтому я её не мог найти. Расстроит ли этот факт меня? Вряд ли, не стоило обманываться – я огорчусь лишь из-за потери трофея и жестоко отомщу за такую шутку. Никогда не умел терпеть соперников и конкурентов, что позволяло мне идти только вперёд. Я ощущал неугасающий интерес – девчонка вновь преподнесла неожиданный подарок. Почти желанный. Я не злился, как в первый раз, меня не тревожило вроде бы уязвлённое самолюбие – так в королевском лесу перед охотой выпускают оленя, которому в любом случае суждено стать добычей. Вопрос времени. Я давно усвоил нехитрое правило: смертные и бессмертные не могут исчезать абсолютно бесследно. И у загадки полукровки должно быть вполне логичное объяснение – разум отметал несуразные и абсурдные предположения. Подумать только, я всё ещё находился во власти человеческих суеверий!

Я замер рефлекторно, нежели осознанно; дар молчал, но долговязая девичья фигура была мне знакома. Линнет ждала меня возле машины, держа объёмный рюкзак в руках. У меня дёрнулась щека. Я даже на секунду прикрыл глаза, будто бы от этого движения она могла исчезнуть. Слишком напряжённой и встревоженной выглядела девушка. Боялась моего гнева? Но вот она резко повернулась и уставилась на меня – в ту же секунду на меня обрушилось то странное ощущение, что было утром, только теперь оно было в сотни раз сильнее. Все эмоции отошли на второй план – разум оглушила эйфория, окаменевшую плоть наполнило тепло, лёгкое приятное покалывание прошло от кончиков пальцев ног до макушки; казалось, ещё чуть-чуть и мёртвое сердце забьётся вновь. Я попал в омут, из которого невозможно было вырваться; меня будто вытесняли из собственного тела. Ведьма!

Я не сразу обрёл способность двигаться, чувствуя себя едва ли не пьяным; Линнет молча ждала, вытянувшись в струнку, словно оленёнок, готовый сорваться с места. Беспокойство, исходившее от неё, было практически ощутимо физически. Смертельно напугана. Бледность вытянула из её кожи последние краски.

– Я заставила тебя ждать, – виновато, опустив глаза.

– Привилегия женщины – заставлять мужчину ждать, – я улыбнулся, гадая, почему она всё-таки пришла. Её нить, которую я не мог найти час назад, вновь стала осязаемой. Склонил голову набок. Действительно чертовщина.

– Чепуха! Это оскорбительно независимо от пола, и, судя по твоему лицу, ты уже приготовил для меня поучение.

– Возможно, пару строчек, – признался я. Её юмор не позволял сохранять спокойствие, и я поддавался тому прелестному ощущению игры, возникшему с момента нашей первой встречи. – Где же хвалёная немецкая пунктуальность?

Бледный румянец тронул её щёки, она сжала пальцы, не зная, куда себя деть. Её лицо не походило на наши – слишком подвижной была мимика; я видел, как собирались крошечные морщинки у глаз и рта, когда девушка улыбалась, или более отчётливые складки на лбу, если ей приходилось хмуриться. Она дышала живостью смертной, но при этом смертной не была. Сжалась, стоило мне легонько провести по намокшим волосам.

– Мне пришлось задержаться.

– Мне стоит воспринимать твои слова, как «Я хотела сбежать, но передумала»? – приподнял бровь. На миг показалось, что она сейчас ударит меня – до того возмущённой девушка выглядела.

– Не стоит.

– Неужели?

– Я впервые в жизни соглашаюсь на подобную авантюру, но так как бегать от тебя бесполезно и опасно, то у меня не осталось выбора, – она скрестила бы руки на груди, если б не мешался рюкзак. – Это ведь честно?

Я промолчал, внимательно изучая её, и не подумал разубеждать Линнет в бесплотности попыток бегать от меня. Искренне ли она говорила? Неужели действительно не знала о своей «непроницаемости»? Но где тогда, чёрт возьми, её носило?

– Честно. Ты сделала для меня исключение, Линнет? Я польщён и рад, что ты решила вести себя более осмотрительно.

Она нахмурилась.

– Исключение я сделала для себя, а не для тебя, – её глаза сверкнули. Почти вызов. А потом Линнет чуть улыбнулась и тихо-тихо добавила: – Это будет замечательно приключение. Я всегда хотела приключений, – горько.

– Ты так нас боишься? – мягко, но она гордо вздёрнула подбородок. – Или, быть может, только меня? – неуловимое движение, шёпот на ухо, касаясь дыханием кожи.

Линнет чуть повернула голову и посмотрела на меня также, как смотрит кошка экзотической породы, восседающая на подушках; не побоялась и не отшатнулась, только изучала, не сводя с меня ясного взгляда полуночных глаз, в которых я не видел и тени собственного отражения. Не человек, не пьющий кровь, а престранное создание то ли слишком молодое, то ли, наоборот, слишком древнее, но определённо какое-то неправильное, будто бы чуждое окружающему миру. Другая.

– Обычно ко мне не подходят близко, если узнают о моём таланте.

– Я не те, кого ты знала раньше, и чумной тебя совсем не считаю, – мягкая улыбка, но она на неё не ответила, оставаясь забавно-серьёзной.

– Я знаю, Деметрий, – Линнет отступила на шаг назад, не желая подпускать меня близко. Я чуть скривился – ухо резануло ужасно звучащее «р». – Больше не бегаю от проблем… Это приносит горькое разочарование, – тяжёлая ночь вобрала её слова, и мне показалось, что хрупкая девушка не видит и не слышит меня, поглощённая своими мыслями. Она прикрыла глаза и подставила лицо под холодные капли дождя, едва заметно улыбаясь.

– Тебе нравится дождь.

– Да, – кивнула она. – Кажется, он способен смыть все грехи, а я снова чувствую себя ребёнком, ожидая, когда выглянет Солнце. Можно забыться на несколько минут, да хотя бы на мгновение, и поверить, что в жизни есть место сказке, и у неё счастливый конец… – Я осторожно убрал мокрую прядь с её лица; фиалковые глаза распахнулись, и Линнет смущённо посмотрела на меня. – Но это всё глупости.

– За счастливый конец обычно велика плата, – я чуть улыбнулся ей, словно лесной птице, пойманной в силки. – Да и разве интересно жить в вечном покое? – Любопытно, о каких грехах она говорила – пусть я и знал о силе, скрытой в ней, но поверить, что на ней так уж много крови, было невозможно. – Даже Адам и Ева сбежали из райского сада.

– Разве их не изгнали?

– Общепринятая версия. Откуда нам знать, как было на самом деле? Может, и ангелам надоело быть слишком правильными?

– Любопытная трактовка Библии, – мне показалось, что за робкой улыбкой крылось нечто большее. Девушка о чём-то задумалась, изредка поглядывая на меня; она напоминала мне лесную птичку, замершую на ветке и готовую вот-вот вспорхнуть. Мне следовало ударить себя по рукам – я никак не мог избавиться от навязчивого желания потрогать её. Я в определённой степени был любопытен и жаден до новых эмоций и ощущений, отчего складывающаяся ситуация оказывалась не слишком комфортной.

– Согласись, следовать чужим мнениям неинтересно. С чего кто-то решает, что правильно, а что нет? Почему кто-то говорит, что следует поступать так, а не иначе? Разве тебя это никогда не задевало?

– Может, и задевало, – неуверенно произнесла Линнет. – Быть может, даже сильнее, чем ты думаешь. – Уже более вызывающе, не поднимая глаз: – У тебя мятежная душа для служителя закона.

– Бросишь в меня камень? – приподнял бровь. – У меня специфические задания, Линнет, – чуть улыбнулся. – Я не против существования некоторых правил, которые будут залогом жизни большинства, но остальные… Мне нет дела, что обо мне будут думать. Осуждаешь?

– За желание жить в своё удовольствие?

– Можно сказать и так.

– Думаю, ты сущий дьявол, но я не осуждаю, а скорее завидую. Это роскошь.

– Даже не знаю, стоит ли мне обижаться на дьявола? – Теперь я был у неё за спиной, отметив, что девушка сутулится. Рука легла на основание шеи; от ощутимого давления на позвоночник Линнет выпрямилась. Я чувствовал по-птичьи тонкие кости под ладонью – нажми посильнее и сломается. Всё же отнюдь не «маленький лев» или «нимфа». – Дрожишь, – не без удовольствия.

– Не твоя заслуга.

– Тревожит вечерняя прохлада? – Пальцы пробежались по плечу; мне было интересно наблюдать за её реакцией. Легко, едва слышно, вздохнула.

– Мы скоро отправляемся? – ей не захотелось отвечать, словно я своим вопросом переступил дозволенную черту. Впрочем, имело ли это значение?

– Можем прямо сейчас, если, конечно, у тебя нет незаконченных дел. – Шаг в сторону. Она выдержала мой взгляд, уже без тени страха смотря на меня; и бледность, и поблекшие глаза, и горький тон её явственно свидетельствовали об усталости. Возможно, только моральном, но, скорее всего, она измотана и физически. Я не испытывал жалости к ней, мне лишь было интересно, кто объявил травлю на далеко не самое сильное создание. И, безусловно, за что. Охота на подранка – какой в этом интерес?

Линнет молчала пару минут и глядела на свою машину; я не торопил её. Она положила ключи на капот – пальцы её сжались чуть сильнее, чем следовало бы – и повернулась ко мне, решительно вздёрнув подбородок. Я приподнял бровь. Она точно безмолвно прощалась с чем-то… Автомобиль был самым обыкновенным – не слишком дорогим, не слишком роскошным, не слишком броским. Люди имеют привычку привязываться к вещам – я сам не был исключением; часто в простых предметах заключена целая жизнь. Воспоминания, как известно, имеют огромную власть. Мысленно улыбнулся – ничто не украшает прекрасный пол, как лёгкий флёр горькой тайны.

– Я хочу оставить её. Пожалуйста, не спрашивай о причинах.

Пожал плечами.

– Женщины имеют право на маленькие капризы.

– Хочу начать всё с чистого листа, – Линнет вымученно улыбнулась.

– Похвальное желание. – Я вновь окинул её взглядом и кивком указал на шлем, оставленный на мотоцикле. Она казалась озадаченной. – Промёрзнешь до костей.

– Заботишься о сохранности своего трофея? – уже с большим лукавством.

– В некотором роде. Судя по твоему состоянию, путешествия без человеческих средств передвижения ты не осилишь, поэтому нам придётся несколько помедлить. От комфорта ты отказалась вовсе, – я подкинул и поймал связку ключей. – Тебе не доводилось…

– Нет. Я почему-то не доверяю им, – из-за шлема голос её зазвучал приглушённо.

– Так доверяй мне. – Я сел на мотоцикл, ожидая, пока девушка устроится за мной. Не слишком изящно и грациозно. Кажется, она боялась притронуться ко мне. Я усмехнулся.

– У меня нет для этого причин.

– Для начала хотя бы обними меня.

Линнет молча подчинилась – очень осторожно и почти нехотя. Пугливый воробей. Пташка.

Обратный путь оказался короче – в Вольтерру мы прибыли в самое тёмное время ночи, когда до рассвета ещё оставалась пара часов. Девушка продрогла, но не жаловалась на неудобства, которых я не мог чувствовать; чем ближе, тем сильнее становились её объятия. Будь я человеком, она бы переломала мне рёбра – ей хватало силы так сдавить. Обманчиво хрупкая. Её тёплая близость вызывала несколько не те мысли; я оставался мужчиной, отчего меня не очаровывала ни свежеть девушки, ни её живость, а привлекала жажда новых ощущений. Мы не пересекли городской черты; мне не хотелось показывать полукровку раньше срока, и я решил воспользоваться тем путём, которым пользовалась Хайди для добычи. Вроде бы заброшенное место – только старый полуразрушенный палаццо, где среди разросшегося сада и не видно некогда богатого особняка, но при этом и ворота и подъездная дорожка вполне свежие и новые. Частные владения. Никому нет дела, а тем, кто проявлял любопытство, помогли замолчать деньги и связи. Человеческий мир стал на удивление простым.

Линнет некоторое время осматривалась; я всё так же молча поманил её за собой, чуточку улыбнувшись. Ей не нравилось это место – чересчур настороженный взгляд, слишком скованные движения. Рядом никого не было, но её будто бы тревожили тени, притаившиеся по углам. Диковинное существо.

– Всё будет в порядке, – мой голос поглотила затхлая тьма подвала. Кованая тяжёлая дверь. Дохнуло отсыревшей прохладой из подземелья.

– Неужели склеп? – спросила Линнет с толикой нервной иронии и тут же едва не расшибла голову о низкую балку. Или наоборот. Я предложил ей руку, которую она с охотой приняла. Кровь пела в её венах, подогреваемая быстро бьющимся сердцем; я отчётливо ощущал пульсацию жизни там, где соприкасались наши тела. Странное чувство, смятение… Чуть тряхнул головой, отгоняя минутное наваждение. Пустое.

У меня сложилось впечатление, что в кромешной тьме девушка крайне плохо ориентировалась. Человеческая примесь портила богатое наследство её родителя – разбавляла, как вода вино. Линнет мелко дрожала, должно быть, от холода, и я испытал некоторую толику сожаления от того, что мне не согреть её. Яркая мысль вспыхнула, почти осязаемо обжигая нутро – так ли уж я был бессилен? Женщина… Следовало смотреть на вещи трезво – дар, который сложно назвать «даром», обрекал её на одиночество; она не узнает многих удовольствий, столь же сладких, сколько и греховных. Да и пробовала эта пташка хотя бы что-нибудь? Дьявол и преисподня…

Я услышал – нет, не звук, скорее колебание воздуха, мельчайших частичек пыль в нём и чуть замедлил шаг, приближаясь к обитой кованым железом двери. Там был мой соплеменник – я ощущал чужое присутствие. Какого чёрта его сюда принесло? Пальцы Линнет сжали моё предплечье. Знала, понял я.

– Ты от скуки принялся водить смертных? – низкий голос Феликса был едва различим – человеческое ухо его бы не уловило. – Пахнет недурно, только безвкусно.

Девушка вздрогнула, словно сжавшись, и остановилась; я потянул её за собой, ободряюще улыбнувшись.

– Не твоё дело, мой друг, что и с кем я собрался делать.

– Ты настолько потерял хватку, что гонялся больше суток за смертной?

– О, если бы... Мне представилось куда более интересное занятие. Я повстречался с блуждающим огоньком. – Дверь легко поддалась; Феликс, опершись о косяк, почти полностью загораживал проём и пытался рассмотреть Линнет, спрятавшуюся за моей спиной. Я чувствовал теплоту её ладоней, прижавшихся к лопаткам. Выражение лица напарника медленно изменялось – с вежливой, открытой улыбки до крайнего изумления. Он даже присвистнул.

– Ах ты везучий сукин сын! Откуда?

– Возможно, стоит для начала проявить вежливость?

– Если «блуждающий огонёк» наберётся смелости выйти из-за твоей спины, то я проявлю вежливость. – Он сделал шаг назад, освобождая путь. – Что ж, мой друг, не представишь ли нас?

– Линнет, позволь представить тебе моего напарника Феликса, – без особого энтузиазма произнёс я, отступив в сторону. Линнет молчала, не сводя с него глаз; чем дольше был зрительный контакт, тем, при всём внешнем благодушии пьющего кровь, холоднее и жёстче становился ответный взгляд. О, я прекрасно понимал его чувства – тебе будто влезали в душу, видя всё до самых мельчайших деталей.

– Мне очень приятно, – девушка опустила голову. Феликс едва заметно дёрнул плечом; я улыбнулся чуть шире, чем следовало, предостерегая – не следовало даже думать попортить шкуру моей добыче. Это была моя привилегия.

– Я тоже рад новому знакомству, – его тон оставался весёлым и беззаботным. Мужчина протянул руку ладонью вверх, но Линнет не ответила, сцепив свои за спиной. Что её так напугало в нём? Безусловно, Феликс обладал некоторыми чертами характера, которые могли вызвать оторопь даже у других пьющих кровь, но проявление таких наклонностей видели очень немногие и далеко не сразу. Я мог только позавидовать его жестокости и изощрённости. – Ты уже постарался? – усмешка. Я покачал головой. Напарник медленно и основательно рассматривал девушку, явно не упуская ни одной детали; мне не слишком нравилось такое внимание, но, впрочем, оно было ожидаемым.

– Жизнь.

Феликс воззрился на Линнет с выражением вежливого интереса.

– Ничего интересного, – отозвалась она.

– Никаких скорбных повестей?

– Никаких, – опустила глаза. Я чуть качнул головой, предостерегая Феликса от дальнейших расспросов – не хватало ещё, чтобы девчонка дошла до зала полностью разбитой морально. Взгляд напарника загорелся, но он промолчал, с едва заметным прищуром смотря на неё, потом осклабился, получив в ответ робкую улыбку. Мягкостью на жесткость?

– Когда же вы познакомились? – Феликс шёл чуть впереди; мне как-то не хотелось сегодня подставлять ему свою спину. Девушка с интересом, словно зверя в зоопарке, разглядывала его внушительную фигуру – оставалось чувство, что ей редко приходилось общаться с кем-либо. Диковатое создание.

– Два дня назад, – ответила она, сморщив нос.

– И ты, друг мой, не поверишь, где, – я выдержал полагающуюся паузу. – Буквально на улице, – помедлил, – Вольтерры. – Феликс бросил взгляд через плечо. – Сам до сих пор поверить не могу. Видимо, само провидение, – пожал плечами.

– Провидение? Да ты, чёрт возьми, помолвлен с удачей.

– Не подскажешь, кстати, кто дежурил?

Короткий низкий смешок напарника походил на отдалённый раскат грома.

– Афтон. Ты, конечно, не откажешь в удовольствии мне поприсутствовать? Думаю, для ищейки большим оскорблением будет увести добычу, чем жену.

Теперь уже рассмеялся я, но запнулся, поймав мягкий взор Линнет. Я всё равно до неё не дотронусь. Жаль.

– Желанный трофей, в отличие от жены, ничего не заменит.

На одной из развилок девушка ощутимо потянула меня за рукав; я жестом попросил Феликса следовать дальше. Он закатил глаза, но ушёл.

– Ты хочешь что-то спросить?

Кивок.

– Как мне следует вести себя? – Она посмотрела на меня долгим немигающим взглядом, исполненным одновременно невинности и мудрости, древней, как само время. Если бы я заметил на её лице кошачьи усы, это, кажется, нисколько не удивило бы меня, так похожа была Линнет на маленького настороженного дикого зверька. Мне захотелось ласково улыбнуться, у меня было такое чувство, будто я отодвинул ветку и увидел соловья, сидящего у своего гнезда и строго взирающего не меня, нарушителя покоя. Я вдруг подумал, что мне следует вести себя более осторожно и осмотрительно, чтобы не напугать это случайно встретившееся мне странное создание, не разрушить её хрупкое доверие. Хотя, чёрт возьми, какое моё дело?

– Правители – древние и мудрые существа, поэтому будь почтительна и кротка, но, думаю, ты умная девочка и сама всё прекрасно понимаешь. Тебя не будут заставлять ничего делать или демонстрировать, поэтому не бойся. С тобой просто поговорят, – долгая пауза. Я не решался продолжить, и она почувствовала это.

– Мне нравится твоя честность, – её пальцы коснулись моей руки. – Продолжай.

– Я не знаю, что они решат. Таланты, подобные твоему, принято уничтожать.

Она шумно сглотнула; мне было искренне жаль, но закон есть закон. Я не собирался давать ложных надежд или препятствовать – не мне суждено стать героем её романа, да только не удавалось избавиться от ненужных мыслей. Всего лишь один огонёк из миллионов других…

– Спасибо. Хуже уже всё равно не будет.

Я, повинуясь внутреннему порыву, позволил себе обнять её, удивлённый тем, что она ответила на это действие. На пару минут. В абсолютной сырой тишине был слышен лишь стук её сердца и участившиеся дыхание.

– Чему быть, того не миновать.

Она подняла глаза, кивнула; объятия распались, словно и не было. До зала мы шли молча.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/38-16836-1#3263241
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: Розовый_динозаврик (27.12.2015) | Автор: Розовый_динозаврик
Просмотров: 317


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]