Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3670]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые преданные друзья
5. Тут самые адекватные новости
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 464
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Своей любви перебирая даты. Глава 49. Часть 1

2016-12-8
18
0
Глава 49. Часть 1
Белла
Я задыхалась от наслаждения. Стон вырывался из горла. Я сильнее сжала в руках волосы любимого мужчины. Мои ноги сдавливали его голову. Он держал меня за бедра, играя с моим поддающимся телом. Зазвонил телефон. Громко и настойчиво, но мы не отвлекались, скорее Эдвард не отвлекался. Я зажмурилась. Он продолжал ласкать меня своим влажным языком и мягкими губами. Я начинала дрожать от удовольствия и поступающих импульсов. Живот вибрировал от сильных ощущений. Я не могла контролировать свои эмоции и мимику, корчилась, извивалась и стонала, чувствуя, что приближаюсь к тому мгновению. Еще немного. Пара ласк и поцелуев. Волна. Еще одна. И... Цунами накрыло меня, сбив с ног. Тело содрогнулось. Ноги онемели. Руки ослабли, благодаря чему я медленно разжала пальцы, выпуская волосы парня. Рот открылся от бессилия. Ягодицы опустились на ладони любимого. Я расслабилась, уткнувшись лицом в наволочку. Телефон по-прежнему противно названивал.
− Боже, − задыхаясь, прошептала я.
− Да кто там!? – Эдвард дернулся в сторону и схватил мобильный. Хмуро прочел имя звонившего, удивился. – Да, − сказал он и облизнул губы.
Ему что-то ответили, после чего Каллен напряженно посмотрел на меня и выбрался из постели. Я подтянула к себе простыню и, пытаясь отдышаться от полученного удовольствия, из-под трепещущих ресниц стала наблюдать за Эдвардом.
− Когда? − он сильно нахмурился. Я же навострила уши, пытаясь понять, о чем идет речь.
− Что? − после каких-то слов собеседника он возмутился, скривив лицо. − Я тут точно ни при чем.
− Да это проблема, − согласно закивал Каллен.
− Но у нас же есть запись. И его показания, − напомнил он. Потом человек на той стороне провода что-то долго ему объяснял, Эдвард хмуро кивал, вздыхал, чесал волосы на голове, потом выдохнул. − В любом случае расследовать это не будут? Хорошо.
− Да, я буду, − он бросил телефон на кровать и перевел на меня взгляд. Тяжко вздохнул.
− Что случилось? – нетерпеливо спросила я, присев на кровати.
− Уильямса убили, − посмотрев на меня, сообщил Эдвард.
− Как? Когда? − округлив глаза, удивилась я. − Кто его убил?
− Вчера вечером. В камере. Понятия не имею, кто его так. У него, видимо, немало врагов.
Не знала, что во мне есть столько желчи и кровожадности, но после всего, что он сделал, я порадовалась этой новости. С души словно камень упал. Справедливость восторжествовала. По крайней мере, больше он никому не навредит.
Очень удобная смерть. Неужели судьба на нашей стороне или у нас появились доброжелатели?
− Это значит, что теперь все наследственные акции законно могут принадлежать нашей семье,− сказал он с легким налетом ухмылки на лице. Мне показалось или Каллен действительно выглядит довольным? Таким же довольным, как и я.
Я внимательно посмотрела на Эдварда, оглядела его и тут меня посетила безумная мысль, которую я сразу же озвучила.
− Ты ведь не причастен к его смерти?
Он посмотрел на меня, долго о чем-то думал, а потом отрицательно качнул головой.
− Я его не убивал.
Я задумалась, он, может, сам и не убивал, но мог ли Каллен нанять кого-то, чтобы лишить человека жизни? Насколько может быть опасен мой любимый человек? Оглядев Эдварда, сидящего рядом, голого и с виду весьма беззащитного, я почему-то подумала, что может. Ради безопасности семьи или чего-то сверхважного он может пойти даже на такой грех. Но совершил ли он сейчас что-либо страшное, я не могла ответить, но и спрашивать снова не стала. Ведь все-таки он уже ответил на мой вопрос. Нет, значит, нет.
− Сегодня заседание, − напомнила я.
− Знаю. Я пойду туда. Сегодня будет давать показания Блэк, и должен был Уильямс, но... Теперь в качестве свидетельств будут использовать запись, которую оставил Уильямс. По крайней мере, я надеюсь, что эту запись используют.
− Запись с его признанием?
− Да. Он сдал Хелфера с потрохами. На записи есть всё: и про шантаж, и слежку за моей семьей, и история о похищении Эми, и вымогательства, и кто его довел до этого.
− Думаешь, это действенно?
Я почему-то сомневалась, что эту запись будут использовать в суде, ведь не зря Уильямса убили. Ему либо хотели заткнуть рот, либо очень хотели помочь нам. Одно из двух. Но я вполне допускаю, что за его смертью последует исчезновение и той самой записи.
− Всё зависит от судьи и прокурора. Но Габриель хитер, я не думал, что с ним будет столько возни. И у него много покровителей.
− А Вагнер?
− А что с ним? − Эдвард посмотрел на меня.
− Они же друзья.
− Вот именно. Ты надеешься, что Вагнер пойдет против своего друга? Сомневаюсь. Он только говорит, а как приходит время делать, он прячется в кусты.
− Ты думаешь, он нам не поможет против Габриеля? − уточнила я. Я заметила настрой Каллена, он абсолютно разочаровался в Кайле и уже совсем не надеялся на него, в отличие от меня.
− Но я так поняла, что он на нашей стороне?
− Ха, и ты ему веришь?
− Ну, мне хотелось бы ему верить, − я пожала обнаженными плечами.
– Он меня обнадежил, но после передачи акций и конфликта со стройкой я сомневаюсь, что на него можно положиться. Хотя я и верю, что Вагнер, если захотел бы, то без проблем мог бы отправить Габриеля за решетку. Всё зависит... − он остановился и задумчиво уставился в пол.
− От чего?
Каллен вновь посмотрел на меня. − От того, насколько сильно он хочет сдружиться с тобой...
Я нахмурилась. В его словах был смысл, но ответ пока что не шел.
− Ладно. Потом обсудим, надо собираться, − сказал Эдвард и, устало поднявшись, направился в душ.
− Да, пора вставать, − подытожила я, упав обратно на подушки.
Днем я поехала повидать Эмили, а заодно попросить Эсми понянчиться с внучкой еще денек. Сегодня у нас с Эдвардом были запланированы дела, а если точнее, мальчишник Джаспера и девичник Элис. Нужно было подготовиться.
Когда я приехала к Калленам, меня ждал теплый прием и шумная встреча с дочкой. Мне показалось, что Эсми уже вымоталась, Эми просто стояла на голове. Маленький чертенок. Ни минуты покоя.
− Как вы? − проходя по недавно отремонтированной прихожей, спросила я Эсми.
− Мы превосходно, − улыбаясь, сказала она и как раз в этот миг мне навстречу выскочила Эмили.
− Мамочка! Мама! Я так соскучилась, − схватив меня за плечи, прижалась дочка. Я зарылась лицом в ее волосы и с удовольствием закрыла глаза.
− И я, зайка, очень скучаю.
− Ты так вкусно пахнешь, − сказала малышка. Эсми и я усмехнулись. − Ты как конфетка.
− Ты у меня тоже сладкая, как карамелька, − подмигнув ей, ответила я.
− Идем выпьем чаю, я уже накрыла на стол.
Мы прошли по квартире. Оставив свою сумочку на диване в гостиной, я вошла на кухню, где Эмили уже сидела за столом, а Эсми суетилась возле печи.
− Я решила испечь пирожные, но не знаю, получились или нет, − тревожно объяснила Эсми, вытаскивая противень со сладостями.
− Не переживайте, всё точно получилось, − обратив внимание на привлекательный внешний вид кексов, успокоила я женщину.
− Ну как вы тут? Что делали? − заняв место рядом с дочерью, спросила я.
− Мы хорошо! − оживилась Эми. − Мы гуляли, пекли торт, дедушка учил меня красиво рисовать, − перечисляла она, а потом слезла со стула и, подбежав к холодильнику, сняла оттуда рисунок. − Смотри, − она сунула мне лист А4, на котором был изображен зимний лесной пейзаж.
− Ого! Ты сама нарисовала? − изумилась я, ведь рисунок выглядел профессионально. Это вряд ли нарисовала Эми... Карлайл? А он что, настолько хорошо себя чувствует? И он так красиво рисует?
− Да. Ну, тут мне дедушка помог, но все остальное я сама, − она обвела пальчиком пару елок и застывшее озеро, показывая, где именно ей помогли.
− Какая ты умница! − обрадовалась я. Было приятно понимать, что мой ребенок весьма талантлив, и это только начало.
− Она молодец, − похвалила Эсми свою внучку. − Золотой ребенок.
− А ты не капризничала? − поинтересовалась я у дочки, которая с удовольствием откусывала кусочек от пирожного.
− Она послушная девочка, хотя беситься просто обожает, − сев рядом с Эмили, улыбаясь, сказала Эсми.
− О да, это я знаю. Диваны еще целы? − усмехнулась я.
− Спинка уже шатается и, кажется, вот-вот повыпрыгивают все пружины из матраса, на котором спит наша девочка, − погладив внучку по волосам, ласково изрекла Эсми.
− Пойду я к дедушке! Проверю, как он, − вздохнув, вдруг заявила малышка. Отряхнув руки после поедания пирожного, она отхлебнула сока из стакана и убежала. Мы с Эсми проводили ее любящими взглядами, а потом повернулись друг к дружке, и тема нашего общения резко сменилась.
− Как Карлайл себя чувствует? Я его не видела еще.
− Он в своей комнате. Но, кажется, Карлайл уже готов ходить и даже бегать благодаря стараниям Эмили, − расширив глаза, усмехнулась Эсми. − Она его лечила весь вечер вчера и всё утро сегодня. Думаю, завтра он будет как огурчик, − засмеялась она.
− Похоже, она вас тут измотала, − предположила я, почувствовав себя неудобно перед Эсми. Ей и Карлайлу и так хватает своих забот, а внучка, которая стоит на голове, лишь добавляет хлопот.
− Нет, что ты, это такая приятная суета. Карлайлу и правда становится лучше, Эми - наша отдушина. Хоть кто-то привносит в наши серые будни яркие солнечные краски.
− Да Эми это умеет, − закивала я. Доча умеет устроить веселье на ровном месте, это еще одна замечательная черта малышки.
− У вас как дела? Эмили вчера все уши прожужжала, якобы у Эдварда был сюрприз для тебя?
− Да, был, − с нежностью задумалась я о вчерашнем вечере, а потом пришло осознание того, что сказала Эсми. − Погодите-ка! Она знала!? Вот козявка, − я поджала губы, чувствуя себя немного преданной.
− Так что было? − чуть приблизившись ко мне, допытывалась женщина.
− Приятно знать, что Эдвард вам еще ничего не рассказывал, буду первой, − с хитрецой изрекла я, самодовольно откинувшись на спинку стула и показательно вытянув левую руку вперед.
Я с удовольствием похвасталась Эсми, что скоро мы официально породнимся. Я поведала ей о самом предложении руки и сердца, показала кольцо, пошушукалась с ней о своих мыслях о том, какой я вижу нашу свадьбу. Эсми была солидарна с моим представлением этого события, но главное, я видела, что счастью ее не было предела. Она действительно хотела, чтобы мы с Эдвардом связали свою жизнь узами брака. Эсми складывала руки, будто молясь всем святым, и при этом несколько раз проговаривала: − Наконец-то Эдвард решился! Какое счастье! Как я за вас рада. Ну что, когда свадьба? − улыбаясь, спрашивала она.
Когда Эсми была на стадии воображения и обсуждения нашего свадебного путешествия, мне позвонил Эдвард. В это время он был в суде, велось очередное слушание по делу Хелфера, я с нетерпением ждала от него хороших новостей. Так что, когда зазвонил мобильник, я с дрожью ответила. Но не успела я сказать: «Да», - мне в ответ послышалось...
− Его опять выпустили, − резко и разозленно заявил Каллен.
Я разочарованно вздохнула. − Под домашний арест? − проведя рукой по волосам, предположила я. Разумеется, мы надеялись на лучший исход.
− Нет, хуже. Вообще выпустили под подписку о невыезде, − с усмешкой сообщил он... Это было настоящим ударом. Как такое может быть, неужели судья в упор не видит доказательства его вины?
− Как?! А как же аудиозапись? Ее слушали вообще? − возмутилась я, выпучив глаза на Эсми, которая с любопытством уставилась на меня.
− Ее пустили в дело, но его не арестовали. Блэк тоже давал показания.
− И? − я считала, что его показания точно должны были повлиять на решение, ведь он прямой свидетель и отчасти соучастник.
− Блэк выложился по полной.
− Но это не помогло.
− Помощник прокурора сказал, что пока ведутся слушания, а когда будут опрошены все свидетели, тогда его, возможно, арестуют и посадят. А пока...
− А пока он может и дальше гулять на свободе и предпринимать всё, чтобы его не посадили, − саркастично подытожила я.
− Точно.
− Отлично! − разочарованно воскликнула я, отчего Эсми вновь тревожно посмотрела на меня.
− Ладно, я сейчас в офис, − вздохнул Каллен, − а потом домой, надо собраться к мальчишнику.
− Ок, я тоже займусь подготовкой, − я сбавила негативный настрой и, вспомнив, какой сегодня день, закрыла глаза, чтобы успокоиться.
− Тогда до встречи. Эми поцелуй.
− Обязательно.
После разговора с Эдвардом я провела с Эсми еще некоторое время. Потом я нашла Эмили в комнате Карлайла, который сидел в удобном большом кресле. Он вместе с внучкой рассматривал карту мира, показывая, где именно мы сейчас находимся. Эми выглядела заинтересованной. По ее горящим глазам было ясно, что она в восторге от этого занятия, да и вообще находиться с дедушкой ей было в удовольствие.
Чуть позже мне пришлось уехать и опять оставить дочку с бабушкой и дедушкой, так как меня ждали в салоне красоты, ведь на вечер у нас планировалась вечеринка в честь Элис.
Я сходила в спа, мне сделали расслабляющий массаж, обертывание, потом я посетила косметолога, мне сделали различные маски, после я побывала в умелых руках мастеров педикюра и маникюра, потом был макияж и прическа, а спустя несколько часов пребывания в салоне вышла оттуда абсолютно новым человеком. После этого я заехала в магазинчик, забрала кое-какие мелочи для девичника, потом заглянула в бутик за платьем и туфлями, после этого заехала еще в одну лавку, где меня ждал подарок для Элис, а уже потом отправилась домой, чтобы переодеться и подготовиться к вечеринке.
К семи часам я была практически готова. Я застегивала сережки, когда в комнату вошел Эдвард. Я слышала, как он присвистнул.
− Ого! Ты выглядишь... − он подошел ближе ко мне, − соблазнительно.
Я видела через зеркало, как он с вожделением оглядывал меня с ног до головы и весьма чувственно провел пальцами по моей спине. От его прикосновений по телу побежала дрожь.
− Хорошо выгляжу? − удостоверилась я, повернувшись к нему. Мне всегда было важно мнение Эдварда относительно моего внешнего вида. И я всегда жду его оценки так, словно он последняя инстанция в этом мире.
− Отлично. Первый раз вижу тебя с таким макияжем, − он округлил глаза.
− Мне идет? − я нахмурилась. Макияж был ярким, прежде всего на моем бледном лице выделялись ярким пятном алые губы, темные тени лежали на веках так, что, казалось, я сама могла их видеть, а пышные ресницы давали необычный эффект трепета и тяжести. Я почему-то моргала так часто, что глаза начали уставать раньше времени. Такой броский макияж был для меня в новинку, да и стиль платья выбивался из всего того, что когда-либо было на мне.
− Да, но на работу так не ходи, − усмехнулся он. − Слишком уж...
− Старомодно?
− Угу. Ярко.
− Ты тоже... − я поправила воротник его бирюзовой рубашки, − принарядился.
− Кхм. Ну да. Наряд просто отпад, − усмехнулся он, поглядев вниз на себя. Темно-синие брюки, приятного цвета сорочка, начищенные туфли, дорогие часы и невероятный запах парфюма. Волосы частично уложены, зато лицо гладко выбрито, а глаза сияют. Эдвард как всегда выглядел красиво, просто, но при этом как-то роскошно. От него буквально веяло дороговизной, впрочем, он сам по себе всегда выглядит изыскано. Забавно даже то, что если он ходит по дому в одних трусах, его шик и лоск никуда не исчезает. Видимо, он с детства пропитан глянцем.
− Ну, вы же не на бал идете, − я стряхнула невидимые пылинки с его плеч, а потом заглянула в его зеленые невинные глаза.
− Ну, − он нахмурился, − в стриптиз.
− Что?! − Не знаю, почему меня так сильно возмутила эта новость, ведь многие устраивают мальчишник со стриптизом, но я была недовольна.
− Шучу.
− А куда вы идете? Кто там будет? − устроила я допрос, на что Эдвард хитро ухмыльнулся. Что-то не нравилось мне его подозрительное самодовольное лицо.
− Ты правда хочешь это знать? − он скривился в еще большей улыбке. Я прищурилась.
− Да, − кивнула я, но сама почувствовала, что не хочу.
− Да не волнуйся, мы идем в обычный бар, − он похлопал меня по плечу, словно своего друга. Обычно Эммет так делает. − Думаю, будет как всегда, мы посидим, напьемся, Эммет захочет продолжения, мы поедем в клуб, там он найдет себе кого-нибудь и оставит нас, а мы с Джаспером выпьем еще по паре стопок, а потом поедем по домам, − поправляя свои волосы перед зеркалом, скучающим голосом поделился он.
− Хорошо, только я не поняла, а какого черта Эммет должен себе кого-нибудь найти, у него же есть Розали? − нахмуренно поинтересовалась я, уставившись на Эдварда.
− Наличие девушки никогда не останавливало Эммета, − усмехнувшись, пояснил он.
− Не говори мне этого, просто отвратительно, − зажмурившись от неприятных мыслей, я начала мотать головой. Как можно быть таким бабником!? − Он что, не может держать свой хрен в штанах и быть с одной девушкой? Ты сейчас полностью изменил мое представление об Эммете, я разочарована.
Я действительно думала, что с появлением Розали Эммет стал преданным и верным мужчиной, но, видимо, это не так.
− Я не в курсе интимных подробностей Маккарти. Спроси лучше про его хрен у него сама, − улыбнулся он, а потом наклонился и поцеловал меня в щечку. Радости после этого действия на моем лице не появилось.
− Не думаю, что Роуз позволит ему так себя вести, − вслух успокоила я себя, надеясь, что Эдвард все же ошибается.
− Как знать, − не переставая улыбаться, Каллен пожал плечами.
− Ладно, это их дело, сами разберутся, − с огорчением подытожила я и перешла к другой более волнующей меня теме. − Так что, так пойдет? – я расставила руки и покрутилась, показывая себя со всех сторон.
− Да. Ты крута, − он выставил вверх большой палец руки. – Особенно твои чулки.
− Спасибо, − сказала я, так и не поняв, то ли он действительно оценил мой наряд по достоинству, то ли просто посмеялся надо мной.
− А можно я поцелую свою невесту?
− Можно, − кивнула я, приглаживая бахрому на своем черном платье.
− Отлично, − самодовольно изрек Каллен и резко притянул меня к себе. Смачно поцеловав меня в губы, он весьма шустро перешел к моему подбородку, шее, а руки побежали по телу. Я и моргнуть не успела, как шаловливые ручки Эдварда проскользнули мне под юбку и уже вовсю мяли мои ягодицы. Судя по всему, мой вид не оставил равнодушным Каллена, и это было хорошо, значит, моя задумка удалась, но с другой стороны, я очень долго готовилась, и сейчас мы могли испортить и прическу, и мой наряд за считанные секунды, и все из-за необузданного желания Каллена? Ну уж нет, пусть ждет другого момента.
− Ну-ну... только поцелуй, − я начала выбираться из цепких пальцев любимого, выталкивая его руки из-под моего платья.
− Ну, малыш, − застонал он.
− Нет, мне некогда, − я отстранилась и вернулась к зеркалу, чтобы поправить волосы и макияж.
− Ну, котенок, давай по-быстрому, − умолял мужчина, дыша мне в ухо.
− Нет. Потом, − я щелкнула его по носу. − Лучше позвони Эмили, она хотела с тобой о чем-то поговорить.
− Ладно, − вздохнул он и выпрямился, расставив руки на поясе. Он облизнулся и снова сделал глубокий вдох. − Я тебе это припомню.
− Ой, я испугалась!
− Вот-вот, лучше начинай бояться, − он погрозил мне пальцем и, развернувшись, вышел из комнаты.
Я, сдерживая смех, проводила его глазами. − Тоже мне, шантажист. Лучше помаду сотри с губ! − крикнула я и продолжила собираться.
Через час я была абсолютно готова к встрече с подругой и уже собранная стояла на парковке возле своего автомобиля.
− Дин отвезет тебя, − сообщил Эдвард, подойдя ко мне со спины. – А ты чего тут стоишь, как вкопанная?
− Смотрю на свою ласточку. Стоит тут одинокая, ждет меня, − я нежно провела ладонью по капоту своего «Мерседеса», которого мне подарил Эдвард.
− Ага. Милая, она стоит между «BMW» и «Porsche», она вряд ли чувствует себя одиноко, − смешливо отметил он.
− Ты такой черствый, − поморщилась я, посмотрев на него.
− Неправда! К машинам я отношусь лучше, чем к людям, для меня они святое, − заверил он, заглянув через стекло в салон моей машины.
− Заметно. Ты их чаще ласково называешь, чем меня.
− Возможно, − широко улыбнувшись, посмотрел он на меня. – Может, потому что это я ими управляю, а не они мной, − многозначительно поведя бровями, подчеркнул он.
Я закатила глаза и снова обратилась к своему «Мерседесу». – Ну, ничего, детка, я скоро получу права, и мы тоже найдем с тобой общий язык.
− Поехали, − он гримасничал. − Дин тебя ждет.
− Иду, − вздохнула я и, бросив еще один грустный взгляд в сторону своей машинки, пошла к ожидающему меня авто.
− Я тебе позвоню, когда поеду домой, − пообещал мне Каллен.
− Ну, надеюсь, − не особо веря его словам, согласилась я. − Не напивайся там сильно.
− Постараюсь. И ты тоже.
Я вновь закатила глаза и, покачав головой, открыла дверь автомобиля.
− Попробую не напиваться, − устраиваясь на заднем сидении, пробубнила я.
− Хорошая девочка, − продолжал он стоять над душой.
− Давай, иди уже, − отправила я его. Мне казалось, наше расставание затянулось, Каллен, словно не хотел меня отпускать, видимо, привык, что веселится только он один.
− Ты меня выгоняешь? − он вскинул брови и заулыбался.
− Ага, ты нам путь перегородил, − я указала на его машину, стоящую перед нами.
− Скажи спасибо, что здесь журналюг нет, − сказал он, двинувшись к своему авто.
− О да, за это спасибо. А куда ты их дел? − я с любопытством высунулась из окна, уставившись вслед своему мужчине.
− Они пошли по ложному следу, ждут меня в другом месте, − сообщил он, повернувшись ко мне, но при этом продолжив идти назад.
− Ясно. Ладно, я поехала, − я помахала ему. – А! И руки там не распускай! В стриптиз они собираются, − проворчала я.
− Люблю тебя, − не отреагировав на мои слова, улыбнулся он и, сделав выброс ладонью, открыл заднюю дверь, ожидавшей его машины.
Через несколько секунд мы друг за другом покинули подземный гараж.
*****
− Привет! Я не опоздала? − спросила я, увидев Элис возле кафе.
− Нет. Ты первая, − улыбнувшись, сказала Эл, увидев меня выходящей из машины.
− Отлично. Ты обалденно выглядишь,− оглядев подругу, оценила я. Ее образ представлял собой настоящую гламурную леди 30-х годов. Черное короткое платье, обшитое камнями, черные перчатки, маленькая шляпка с вуалью, приспущенной на один глаз, сумочка в стиль, черные лакированные туфли на шпильке и яркий макияж выделяли девушку на общем фоне тротуара, на котором мы встретились.
− Спасибо, моя дорогая. Я боюсь, что ты выглядишь круче меня, − нахмурилась она.
− Не говори глупости, − отмахнулась я, вскинув глаза. − Тебя здесь точно никто не затмит.
− Хо-хо, − хохотнула невеста, после чего поманила меня рукой. − Идем, надо проверить, все ли готово к вечеринке...
Зал, который арендовала Элис, был оформлен в стиле Чикаго. Некоторые стены были обтянуты специальным материалом с изображением улиц Чикаго тридцатых годов. Мы словно действительно попали в ту эпоху. На массивных деревянных столбах висели изображения музыкантов, известных личностей тех времен, а также листовки с фото преступников с надписью Wanted. На столах лежали специальные карточки для гостей. В них каждый гость должен был указать свое имя и к какому мафиозному клану он принадлежит. В кавычках, конечно, к вымышленному клану. Но игра обещала быть интересной. Если говорить в общих чертах, то интерьер напоминал слегка злачное место, где могли бы собираться гангстеры и их роскошные женщины. Такое место, где мужчины с сигарами играют в покер, а светские львицы в свете хрусталя пьют запретное в то время шампанское, курят через мундштук, слушают джаз и хитро переглядываются.
Приглушенный свет, балки, отделка стен деревом, дубовая мебель, огромная хрустальная люстра и бра придавали помещению особенную интимность, загадочность и опасность. Когда подружки невесты стали прибывать на место, на входе их встречал милый мальчуган лет четырнадцати. Он был одет в короткие по щиколотку штаны с подтяжками, застиранную рубашку, кепку и истоптанные ботинки, всем своим видом показывая, будто его жизнь не так сладка, но он готов вырваться из бедности, помогая гангстерам в их делах. В нашем случае он помогал раздавать листовки гостям. На одной стороне был изображен кто-то из бандитов, на другой программа сегодняшнего вечера. Элис как всегда всё продумала, и, что особенно примечательно, каждая девушка поддержала невесту, нарядившись в специфические наряды, сделав эффектные прически и макияж и даже исполнив свои роли богатеек, любящих шик, блеск и перья.
Все девчонки пребывали в отличном настроении и были готовы веселиться.
Первым делом, конечно, был тост за невесту. Нам принесли поднос с чашечками, в которых под чай замаскировался алкоголь. Разумеется, Эл пила сок, но вела она себя так, словно в ее крови бурлили, искрились и лопались пузырьки шампанского. После этого пошла череда игр, тесно переплетенных с поздравлениями. По сути, это были как самые обычные игры, вроде вопрос-ответ на знание жениха, пожеланий невесте и раздачи необычных, шуточных и эротических подарков, а также карточные игры. Мы с удовольствием поиграли в "мафию", кто умел, сыграл в покер, а еще была постановка в стиле гангстерской разборки и полицейской облавы. Всё это было просто ошеломляюще. Такой вечеринки в моей жизни никогда не было. К нам даже заявился стриптизер в костюме бандита, видимо, это был подарок от заведения, но мы его долго не задержали, так как нам и без него было безудержно весело. Помимо самой программы, мы лопали закуски и пасту, говорили тосты, пили шампанское и скотч, кто-то просто потягивал вкусные безалкогольные коктейли, много смеялись, вспоминали веселые истории, в которых участвовала Элис, желали ей, Джасперу и их будущему малышу много всего доброго и светлого. В общем, девичник получился лучше, чем даже сама Элис его себе представляла.
Завершением вечеринки была поездка на черном лимузине. Мы покатались по ночному Нью-Йорку, немного пошумели, высунувшись в люк, а потом потихоньку всех развезли по своим домам. И только нам с Элис в два часа ночи не хотелось расставаться. Мы попросили водителя высадить нас неподалеку от мостовой. Нам вдруг захотелось прогуляться. На улице стояла глубокая ночь, но летний воздух был таким теплым, что хотелось дышать полной грудью и бесконечно наслаждаться этим вечером.
− Как хорошо. Ночью такой свежий воздух, − втягивая кислород через нос, с закрытыми глазами с удовольствием прошептала девушка. Я посмотрела на ее румяный довольный вид и призадумалась.
− За городом всегда свежий воздух. Вам бы туда перебраться.
− Знаю. Мы с Джаспером подумываем об этом, − открыв глаза и уставившись себе под ноги, она загадочно заулыбалась.
− И правильно делаете. Нечего толкаться в городе, одни сплошные выхлопные газы.
− Угу. А вы что решили, тоже будете жить за городом?
− Не знаю, мы еще не думали об этом, − продолжив путь, я пожала плечами. Мы с Эдвардом вообще никаких планов не строим, ведь он думает, что не сегодня, так завтра кого-нибудь из нас грохнут.
− Может, расскажешь, как это было? − попросила Элис, коснувшись моей руки.
− Ты о чем? − я нахмурилась, не понимая, к чему ведет подруга.
− О твоем кольце на безымянном пальце. Этот желтый квадратный каменюга так и норовил ослепить меня весь девичник, − взяв меня за руку, пропела девушка. – А сколько там всего бриллиантов вокруг? – она обвела пальцем мое кольцо.
− Надо же, я как-то даже не додумалась посчитать их, − удивилась я своей беспечности.
− Ну, надеюсь, ты заметила хотя бы один посередине? – саркастично спросила она. – По крайней мере все: я, и девчонки, и даже официанты обратили внимание на это произведение искусства, − хитро с усмешкой подмигнула мне Эл. − Всем до ужаса было любопытно узнать о колечке и о том, откуда оно у тебя, но...
− Я не думала, что будет уместно говорить об этом на твоем празднике, − я покачала головой.
−Ну, я так и поняла, поэтому и не стала заводить эту тему.
− Ты слишком хорошо меня знаешь.
− Да, но я хоть убей не пойму, почему ты до сих пор ничего не рассказываешь? − уже еле сдерживая любопытство, запричитала Элис. − Когда Каллен успел сделать тебе предложение?
− Вчера, − бодро откликнулась я.
− Вчера. И как это было? − она улыбалась в предвкушении услышать долгий и красивый романтичный рассказ о судьбоносном предложении Каллена.
− Красиво. И неожиданно, − закивала я, нахмурив брови.
− Да ладно! − Эл вскинула руки к ночному небу.
− Нет, я, правда, не ожидала от него. Мы некоторое время были в ссоре, потом вроде примирились, после этого был день рождения и всё как-то закрутилось... В общем, предложения я от него не ожидала, − путано объяснила я. Конечно, Элис не особо поняла ход моих мыслей, да и не особо ей хотелось вникать во всю эту сумятицу, ее волновало только предложение.
− Ну, это было хотя бы романтично?
− Да. Он привез меня в парк аттракционов на колесо обозрения. В нашем распоряжении была вся капсула, а внутри стоял накрытый стол. Сначала я думала, что Эдвард просто хотел устроить романтический вечер, но потом оказалось, что он делает мне предложение, − коротко описала я.
− Супер. − Эл, как ей это и свойственно, подскочила и захлопала в ладоши. − Как ты отреагировала?
− Я согласилась, ты же видишь.
− Вижу, − кивнула она и еще раз взглянула на мою руку, на которой сверкало колечко. А потом девушка прищурилась и как-то странно на меня посмотрела. − Но скажи-ка, подруга, почему я не вижу в тебе чувства эйфории? Почему твои глаза совсем не горят?
Не знаю, как она это смогла увидеть во мне, но отчасти подруга была права, чувства дикой радости я почему-то не испытывала, и это меня просто изводило.
− Не знаю, Эл. Я счастлива, правда, но при этом я не уверена...
− Не уверена в чем? Или в ком? В Эдварде?
− Понимаешь, я знаю, что Эдвард не стал бы делать предложение, не желая этого, но мне показалось, что он не был уверен. Это было красиво, но как-то напряженно, − попыталась объяснить я, вспоминая тот вечер. Тогда Эдвард показался мне таким неуверенным, будто он до последнего сомневался в своем поступке, конечно, меня это напрягает.
− Ты думаешь, на самом деле он не хочет жениться? − Элис уже вместе со мной пыталась докопаться до истины.
− Нет, хочет, просто... может, сейчас не самое подходящее время... − предположила я и поджала губы, пробуя подобрать правильные слова для оправдания Каллена или себя.
− Знаешь что, мне кажется, что это ты сомневаешься! − неожиданно для меня заявила Элис. − Признайся, ты испугалась? Ты давно думала о свадьбе и хотела быть женой Каллена, но, когда твоя мечта вплотную приблизилась к тебе, ты струсила, − словно отчитывая меня, выпалила девушка. Я же решила прислушаться к ее словам, может, она была права, может, это я не уверена.
− Возможно, ты права, − я поверженно опустила плечи.
− Я права, − закивала она.
− А может, нам просто не стоит торопиться? Стоит подождать? − выдвинула я свою идею.
− Чего? Или сколько подождать?
− Пока всё не уляжется. Пройдет больше времени после смерти Рене, я приду в себя и...
− Так ты из-за Рене беспокоишься?
− И да, и нет. Траур... − я вдруг подумала, что играть свадьбу буквально через несколько месяцев после смерти Рене будет некрасиво, хотя меня это не особо должно волновать. Может, я просто нашла отговорку и пытаюсь превратить ее в достойную причину, чтобы отложить свадьбу. Да и вопрос с Вагнером еще не решен. Я даже не знаю, стоит ли приглашать его на свою свадьбу. Он вроде как мой отец, но абсолютно чужой мне человек. И почему все так сложно? − А вообще, я не хочу, чтобы наша свадьба стала однодневным счастливым пятном в гуще регулярных плохих событий. Я хочу выйти замуж за любимого человека и жить с ним без страхов за наше счастливое будущее. Я хочу, чтобы наш брак стал началом чего-то светлого и нового без темных вкраплений.
− Но ты же понимаешь, что замужем ты или нет, проблемы никуда не исчезнут, просто потому что твой избранник − Эдвард Каллен. И я думаю, что Каллен не просто так сделал тебе предложение, скорее всего, он обдумал этот ход миллион раз, ведь такой человек как он не стал бы совершать опрометчивых поступков, особенно это касается его свободы. Так что я уверена, что а) он любит тебя и б) он действительно хочет видеть тебя своей женой.
− На самом деле, Элис, в последнее время меня пугает твое хорошее отношение к Эдварду. Что случилось? − поинтересовалась я, заметив, как она отстаивает его, что в принципе несвойственно Элис в отношении Каллена.
− Наверное, я поняла, что он не такой уж плохой парень, да и люди бывают куда хуже него. К тому же я часто наблюдала за ним, за вами, и, может, ты этого и не замечаешь, но я видела, как он смотрит на тебя. Это взгляд любящего человека. И еще... я заметила, что он всегда ищет в тебе поддержку, не важно, взглядом, жестом, словами, но он постоянно смотрит на тебя и требует твоего одобрения. Я бы сказала, что он зависим от тебя, − довольно вышагивая по мостовой, подытожила подруга.
Я задумалась над словами Элис и решила, что она права, я действительно сама накрутила себя, сама всё усложнила и ввела себя в абсурдное состояние неуверенности. Нужно было лишь отпустить ситуацию и принять происходящее с легкостью и просто двигаться дальше. Идти с Эдвардом рука об руку по тернистому пути нашей жизни, вроде мы этим и так занимаемся уже больше полугода, остается лишь продолжить.
− Может, есть еще причины, и ты скрываешь их от меня?
И откуда она все знает? Сегодня прямо вечер признаний...
− Я сама не пойму, Эл. Знаешь, я тут сидела в гостиной и вдруг задумалась. Мне кажется, я отстаю от Эдварда. От него, от его родителей, друзей, знакомых. Они все живут в каком-то своем мире. Я словно не влилась в их струю. Я чужая среди них. У них всё так просто. Вот, например, Розали, − после упоминания этого имени Эл закатила глаза. − Она все время твердит, что нам необходима уборщица, повар, помощник по хозяйству, прачка, куча гувернанток, нянек и черт знает кого еще. То есть у нас есть деньги, и мы могли бы нанять всех этих людей и жить, не обращая внимания на бытовые вопросы. Но мне это все не нужно. Я сама прекрасно со всем справляюсь. Я с удовольствием готовлю, мне не трудно вымыть пол и убрать пыль с полок, мне нравится делать покупки в магазине, я люблю заниматься своим ребенком, работать, в конце концов, все это и есть жизнь, разве не так? Но она считает, что я просто не умею жить и трачу время на ерунду.
− Это Розали, чего ты еще от нее ожидала?
− Но ты ведь тоже так считаешь? − прищурилась я, покосившись на Эл. Я догадывалась, что в приоритетах Эл не грязные тарелки, вкусный домашний обед и прогулки с собакой каждый день, и уж точно не скучные семейные будни, хотя именно это ей и предстояло, просто она еще об этом не догадывалась.
− Отчасти да, − согласилась она. − Ну, скажем так, ты ведь отвергаешь не все блага, у вас есть Эбби, − намекнула она на то, что я лукавлю, говоря, что мне не нужна чья-либо помощь.
− Да есть, но это лишь из-за того, что в данный момент это необходимость, нежели мой каприз. Я бы не хотела сутки проводить на работе или валяться в салонах красоты, а потом горевать, что мой ребенок не хочет знать меня и что ее нянька ближе ей, чем собственная мать. Я не планирую напрочь забыть об Эмили, я хочу как можно больше времени проводить с ней, ведь так и должно быть.
− Я понимаю, Белла. Но теперь у тебя другие условия жизни и тебе нужно учиться жить в этом мире. Это мир богатых и знаменитых. Ты при всем желании не можешь после работы спрятаться у вас дома и не выходить оттуда только из-за того, что ты занята домашними делами. Новая жизнь − новые правила. С Эдвардом ты становишься публичной личностью, и тебе никуда от этого не деться.
− Я понимаю это, но... И да, я знаю, что должна научиться, но пока у меня не получается. Я поняла, что не умею управляться с теми деньгами, что есть у меня в кошельке. Я могу позволить себе абсолютно всё: любую машину, дом, одежду, еду, путешествия. Вспомни, как я жила. От зарплаты до зарплаты. Мы с Эмили выживали в той гнилой съемной квартире, я откладывала деньги, которые могла потратить на Эмили, еду и жилье. На себя мне попросту не хватало. Я выглядела как оборванка!
− Не говори глупости, − возмутилась Эл.
− Но это ведь правда! Сколько я у тебя занимала, даже вспомнить страшно.
− Кстати, ты мне все возвращала, хотя я тебя об этом не просила.
− Знаю, спасибо тебе за это. Я не забуду, как сильно ты нам помогала, а сколько времени ты провела с Эми, ты же как ее вторая мама, − восхваляла я Элис, зная, что так оно и есть.
− Да, с этим не поспоришь.
− А теперь что? У меня есть всё, но я не знаю, что с этим делать, как мне всем этим пользоваться, я себя чувствую лохушкой. Кажется, Эдвард тоже всё это чувствует и именно из-за этого и сомневается, подхожу ли я ему как партнер по жизни. Ведь я должна быть не только любимой, но и представлять его в обществе, быть его лицом в мире, крутящемся вокруг него.
− Давай предположим, что он не сомневается, − остановившись и расставив руки передо мной, Эл остановила мой словарный водопад. − Сомневаешься ты. А значит, тебе просто надо смириться с ситуацией, принять всё как есть и научиться жить в роскоши, как бы глупо это не звучало. Боже, миллионы людей сказали бы, что мы несем полный бред. Жить богато - вот беда то! Люди гибнут от войн и голода, а мы думаем, как бы выжить в условиях шика и блеска. Подумай об этом, Белла, − пыталась вразумить меня подруга. И она говорила очень умные вещи.
− Ты права, это глупо.
− Это не глупо, просто возьми себе за правило, Белла, что тебе очень повезло. Пройдя все тернии, ты вышла на чистый путь. Не всем это удается.
Да уж, чистый путь. Похищение ребенка, постоянные угрозы жизни, папарацци, дежурящие у дома, и нескончаемые суды, вот уж радость-то. Но вслух я этого говорить не стала, лишь кивнула головой и согласилась с девушкой.
− Верно, я просто буду жить и наслаждаться той жизнью, что мне предоставила судьба.
− Вот это правильно, а то неизвестно, что будет завтра... − многозначно подметила Элис, после чего мы сменили тему и отправились дальше гулять.
Домой я вернулась примерно к четырем утра. На девичнике я выпивала, но совсем немного, так что валилась с ног вовсе не от опьянения, а от усталости.
Когда я вошла в спальню, то, к моему удивлению, на кровати обнаружила спящего и громко храпящего Эдварда, лежавшего в обнимку с Лакки. Я думала, парни будут гулять до рассвета, но ошиблась. Видимо, им хватило несколько часов, чтобы надраться и упасть без сил. От Каллена так разило перегаром, что меня даже затошнило, когда я, избавившись от собаки, прилегла рядом с ним. Так что, полежав некоторое время возле своего жениха, я безрадостно решила провести эту ночь в своей комнате. Но там я провела совсем немного времени.
Утро у меня получилось относительно ранним. Я проснулась в десять и, заглянув к Эдварду, поняла, что будить его пока не стоит. Спустившись вниз, я отправила охранника гулять с собакой, а сама уютно устроилась на кухне перед телевизором в компании чашечки горячего кофе и новостей. Я с удовольствием вспоминала вчерашний вечер, но когда по телевизору показали репортаж о судебной тяжбе между двумя владельцами одной крупной транспортной компании, в голове тут же возникли мысли о Хелфере. Внутри опять все перевернулось. Ужасно надоели все эти непонятные ситуации с судами, врагами и еще черт знает с кем. Хотелось поставить все точки над i и забыть эти времена как страшный сон.
Я посмотрела на телефон, лежавший прямо передо мной на столе. Рука сама потянулась к нему. В списке контактов пальцы нашли Кайла Вагнера. Я остановилась.
Стоило ли мне позвонить ему? Что я ему скажу? У нас столько общих вопросов... Должна ли я попросить у него помощи? Как к этому отнесется Эдвард? Он вроде сам говорил о сближении, но не о том, чтобы я просила о помощи.
Взгляд невольно упал на массивное кольцо на безымянном пальце, после чего я сжала кулак.
Подумав, что Каллен будет не в восторге от моих просьб о вмешательстве Вагнера, я все же положила мобильник обратно на стол, но при этом глаз с него не спускала. Я начала гипнотизировать его.
Меня словно невидимая сила подталкивала и умоляла позвонить Вагнеру. В голове вертелись слова: «Позвони. Возьми телефон и позвони. Ничего страшного не будет. Позвони. Вам нужно поговорить».
Я прикусила губу, а потом быстро схватила мобильный и набрала номер. Назад пути не было. Я зажмурилась, а потом услышала, − Изабелла? – Вагнер был явно удивлен и встревожен моим звонком. Еще бы, я сама ему обычно не звоню.
− Я хочу встретиться, - выпалила я без предисловий.
− Хорошо. Ты дома?
− Да.
− Мой человек подъедет за тобой. Через час, − он снова поставил меня во временные рамки, даже не дав ответить, но я не сопротивлялась. На этом наш диалог был окончен. Я лишь вопросительно поглядела на молчащий телефон, а потом, сделав глоток кофе, поспешила наверх собираться к встрече.
Через час я была собрана. Надев желтое платье на широких бретельках с черным тонким поясом, остроносые черные туфли на шпильке и сделав высокую косу на голове, я дополнила образ небольшой прямоугольной черной сумочкой-конвертом на длинном ремешке и в итоге достигла повседневного, но в то же время делового стиля. То, что надо для встречи с человеком, к которому не знаешь как относиться.
Выходя из дома, я жутко волновалась. Я не знала, как вести себя с Кайлом. Последний раз мы виделись с ним на похоронах Рене, и это было не самое лучшее место для общения. Тогда он был подавлен, но он был приятно удивлен, увидев меня там. Он не ожидал, что я приду. Но это ведь Рене, я не могла не прийти на похороны собственной матери, какой бы она не была.
Думаю об этом, и в горле ком встает. Это было совсем недавно, но по ощущениям, будто уже месяцев пять прошло, словно не со мной это случилось. Не верится до сих пор. Рене погибла, не оставив за собой ничего хорошего. Она лишь всё разрушала, уничтожала, а еще убила других людей. Поджилки трясутся от этих мыслей. При мысли о дне похорон меня передергивает. Та женщина, что кричала Вагнеру, наверное, никогда не выйдет из моей головы. Я запомнила ее взгляд, горе, которое отпечаталось на ее лице, нельзя забыть. И я молила Господа, чтобы ни мы, ни наши дети не отвечали за ошибки наших родителей, потому что те проклятия, что бросала вслед та женщина, были ужасны. Но ни Вагнер, ни мы не виноваты, что Рене была такой. Наверное, не виноваты...
Меня привезли на парковку одного из небоскребов города. Выйдя из машины, охранник провел меня к лифту, вставил ключ, и мы поднялись наверх. В висках всё загудело, то ли от волнения, то ли от резкого взлета вверх.
Когда двери лифта открылись, передо мной предстал длинный коридор. Но меня никто не встречал. Я с сомнением посмотрела на парня, сопровождавшего меня, он кивнул, сказав, что меня ожидают, а потом он снова принял равнодушный вид.
Сделав из лифта несколько неуверенных шагов вперед, я огляделась по сторонам. В помещении царил полумрак. Ненавязчивый свет софитов падал на светлые стены, в одной из которых был встроен длинный шкаф-купе, а также приглушенный свет бра, висевшее на другой стене, освещало путь к закругленной кирпичной стене. Когда я прошла дальше, то увидела часть этой роскошной квартиры, выполненной в стиле лофт. Дизайн был необычен и прост в своем исполнении. Напротив кирпичной стены располагалась огромная стеклянная дверь, за которой виднелась спальня, а рядом с ней, видимо, находилась дверь в ванную, по всему потолку тянулись темно-коричневые деревянные балки, а пол был выполнен из натурального бразильского ореха. Позже я услышала голос, раздавшийся из дальней комнаты.
− Изабелла... Иди сюда, я здесь.
Я пошла на оклик и, пройдя по круглому коридору, вышла на кухню, где возле плиты стоял Вагнер с туркой в руке. Он варил кофе. Об этом говорил не только его таинственный и слегка взволнованный вид, но и потрясающий аромат, который заполнил все помещение.
− Извини, что не вышел встретить, начал варить кофе, а его, сама понимаешь, нельзя оставлять без присмотра, − объяснил он, старательно водя турку по кругу над конфоркой.
− Ничего страшного, − я пожала плечами и двинулась вперед к кухне. Кстати говоря, я обратила внимание, что и здесь был выдержан стиль: кирпичные стены, большие окна, стальной кухонный гарнитур с современной бытовой техникой, столовая зона, наполненная деревянными и кирпичными элементами, а также огромная полукруглая гостиная, сливающаяся с кухней.
− Проходи, располагайся. − Он указал рукой на шикарный белый диван, который растянулся прямо перед длинной барной стойкой. − Ты любишь кофе?
− Да. Я к нему отношусь положительно, − осматриваясь вокруг, задумчиво сказала я. Что меня удивило, так это огромнейшее зеркало, которое было вместо стены прямо за диваном. Пространство увеличивалось вдвое, и казалось, что у комнаты нет конца и края.
− Отлично. Значит, я не зря всё это затеял, − довольно отметил он, продолжая колдовать над кофе.
Положив сумочку на диван и окинув себя взглядом в отражении, я прошла на кухню к Вагнеру.
− Я присяду? – я указала на стул, стоящий за стойкой.
− Конечно, садись, где тебе удобно. Составишь мне компанию? – произнес он и, едва улыбнувшись, посмотрел на меня исподлобья.
− Разумеется, − кивнула я и заняла место за столом. Я наблюдала, как Кайл, стоя за островком, куда была встроена плита, ворковал над приготовлением напитка. Поведение, движения, жесты и ужимки мужчины говорили о том, что этот процесс ему безумно нравится и доставляет безграничное удовольствие. Но меня смутило одно: прошло совсем немного времени после гибели Рене, а Кайл выглядел так, словно в его жизни ничего страшного не произошло. Словно у него все замечательно. Но он ведь так сильно ее любил, разве нет?
А потом в мое сознание ворвалась такая противная скрипящая тоненьким голоском мысль: «А ведь ты тоже не в трауре ходишь». День рождения Эдварда, помолвка, веселый девичник... я живу и наслаждаюсь, радуюсь, в то время как Рене лежит в земле, и я при этом не страдаю. В который раз я испытала чувство вины за свою бесчувственность и равнодушие к случившемуся. Меня, кажется, перекосило, отчего я попыталась восстановить мимику и сделать мирное выражение лица.
Отогнав все мысли, я вновь посмотрела на Вагнера. Я стала приглядываться к нему. Он был одет в классические темно-синие брюки, светло-голубую сорочку, рукава которой были закатаны по локоть, а верхние пуговицы ворота расстегнуты, его волосы аккуратно уложены и явно недавно побывали в руках парикмахера, лицо было сосредоточено и выражало глубокую задумчивость, это я поняла по сдвинутым к переносице бровям.
− Что? – подняв глаза, спросил он, заметив, как я разглядываю его.
Я встрепенулась, но все же выдала то, чего не планировала говорить.
− Вы не похожи на человека, у которого совсем недавно погибла жена.
− А как я должен выглядеть? – он странно прищурился, вглядываясь мне в лицо. Я почувствовала, как мое лицо заливает румянцем.
− Честно, не знаю, − пораженно изрекла я и опустила глаза. Это вообще не мое дело.
− Я что, должен стоять и рыдать тут перед тобой? Или я должен напиться до потери пульса и валяться с бутылкой на диване и пускать слюни перед телевизором? – сказал он спокойно, но нотки недовольства чувствовались в его голосе.
− Нет.
− Если тебя волнует вопрос, переживаю ли я, то отвечу, да. Мне херово. Но мы, к сожалению, не настолько близки, чтобы сейчас я стал делиться своими чувствами с тобой, Изабелла, − строго пояснил он, а потом резко изменился в лице и даже улыбнулся.
− Я не хотела лезть к вам в душу. Это было некрасиво с моей стороны, простите.
− Мне не за что тебя прощать, я не один тут скорблю и делаю вид, что всё хорошо, − произнес он, разливая кофе по чашкам. Я нахмурилась после его слов. Вагнер пристально посмотрел на меня. Возникла пауза.
− Ты хотела поговорить со мной? – он поставил кофе передо мной.
− Хм. Да, − я впопыхах пыталась вернуть мысли, с которыми ехала сюда, ведь в планах было поговорить не о вине за прекрасное настроение, несмотря на гибель Рене.
− О чем? – Кайл торопил меня.
Я запнулась, думая, как правильно и как лучше начать.
− Изабелла, я понимаю, что сейчас у тебя в голове полный сумбур, − начал он первым. − Я предполагаю, что ты пришла, чтобы пообщаться на определенную тему, но у нас с тобой есть много других неоговоренных вопросов, − сказал он, опираясь ладонями на стол.
Я сглотнула, ощутив надвигающуюся бурю. Я осознавала, что сейчас не отделаюсь простым разговором о Хелфере, нам придется копнуть глубже и обсудить всё, что нас теперь связывает.
− Хорошо, о чем вы хотите поговорить? – так же вытянув руки и положив ладони на стол, я напряглась и приготовилась к трудному разговору.
Он выдержал паузу, пристально посмотрел на меня, а потом вздохнул и, оттолкнувшись от стойки, выпрямился.
− О нас с тобой, − изрек он, скрестив руки на груди. Ну, кто бы сомневался. У нас одна тема для долгого размышления.
Я согласно кивнула и вздохнула. Убрала с лица несуществующие мешающие мне волосы, потом поглядела на Вагнера, который не сводил с меня пронизывающего взгляда, сжалась от дискомфорта. Я вдруг ощутила себя маленькой мышкой, которую загнали в угол.
Я еще раз вздохнула и, прикрыв глаза, нервно зачесала пальцами лоб. Мне даже захотелось погрызть ногти от перенапряжения. Мои нервы Вагнер, конечно, заметил.
− Ты помолвлена? – внезапно сказал он, а я оторопела.
− Что? – это был неожиданный вопрос.
− Кольцо, − он кивнул на мою руку, на котором сверкало кольцо с россыпью бриллиантов. – Судя по изделию, это Graff.
Чего? Он что, спец в этом вопросе?
− Да, оно тяжелое, − уставившись себе на безымянный палец, задумалась я. Почему всех так интересует, сколько оно весит и сколько там бриллиантов?
− Желтый бриллиант. Тяжелый, наверное. Центральный камень, − он кивком указал на мое кольцо, а я, нахмурившись, посмотрела на изделие.
− Примерно три-четыре карата вся россыпь. Ты бы не ходила по улице без охраны, все-таки не меньше полумиллиона колечко стоит.
Я снова удивилась. Сколько? Я и подумать не могла, что это кольцо такое дорогое. Нет, конечно, я понимала, что оно недешевое, но что настолько, даже не представляла. И откуда он все это знает?
− Так вы с Калленом помолвлены? – не унимался мужчина. Я же пребывала в полном замешательстве.
− Хм, да.
− Поздравляю. Когда свадьба? – поинтересовался он и отпил из чашки. Кайл хитро покосился на меня, словно за этим вопросом последует другой, очень сложный для меня. Я уже боялась вообще что-либо говорить, так что продолжила настороженно.
− Мы еще не решили, − я пожала плечами и тоже сделала глоток крепкого кофе. – Ммм, очень вкусно...
− Спасибо, старался, − кивнул он, но от обсуждаемой темы не отказался. − Так, стало быть, Каллен сделал тебе предложение...
− Для вас это имеет значение? – задала я вопрос прямо в лоб.
− Имеет ли это для меня значение? Изабелла, давай не будем ходить вокруг да около. Мы с тобой оба знаем правду. Ты видела результаты теста.
Меня озадачил его напор.
− Вы сделали его втайне от меня, получили мой биоматериал обманным путем, − припомнила я, недовольно прищурившись.
− Да. Я знаю, что это было по-скотски, но в тот момент я не мог поступить иначе, я должен был всё выяснить, − быстро оправдался он.
− Выяснили? И как вам? – я обрела смелость и стала говорить громче. Меня возмутила его вседозволенность. Он говорит так, словно ему можно лезть туда, куда его не просят, и ему за это ничего не будет.
− Честно? Я доволен, − сев на барный стул и откинувшись на спинку, изрек он и стукнул пальцами по столу. – Я счастлив, что у меня есть дочь. И... я вдвойне счастлив, что моя дочь − ты.
После этого высказывания он улыбнулся, а я, наоборот, бесилась и ощущала, как гнев растет внутри меня.
− Не надейтесь, что я вдруг начну называть вас папой, − фыркнула я.
− Я пока что тебя об этом и не прошу. Но я хочу, чтобы мы стали ближе друг другу, − не обращая внимания на мое сердитое выражение лица и интонацию, он продолжал спокойно говорить и улыбаться.
− Не знаю, чем я заслужила ваше расположение к себе, но... Недостаточно иметь результаты теста и считать, что мы родня. Мы с вами едва знакомы.
− Так давай познакомимся, − он подался вперед ко мне, облокотившись на стол.
Я опустила глаза, не зная, как продолжить этот диалог. Стоило ли отказывать ему.
− Изабелла, я не давлю на тебя, но не понимаю, почему ты так опасаешься меня и всячески отвергаешь.
− Разве я опасаюсь? Я нахожусь сейчас в вашей квартире, наверное, я не так сильно вас боюсь. Или я, по-вашему, просто лишена чувства самосохранения?
− Хм. Но и на контакт ты не идешь.
− Я не готова. Прошло слишком мало времени, мне нужно всё осознать. И Рене... – я провела рукой по косе, а потом медленно провела пальцами по шее, ощущая, как в горле возникает ком. Я вновь почувствовала себя подавленной. Я будто только осознала, с кем и где я нахожусь и о ком мы разговариваем. Мои глаза начали наливаться слезами.
− Тебе ее не хватает? – заметив мою реакцию, Вагнер привел свою догадку.
Я отвернулась от него, уставив взор к окну, из которого открывался вид на цветущую террасу. Я все это время старалась не заплакать и думать о чем-нибудь другом. – Просто не могу поверить, что ее больше нет, − вернув к нему взгляд, пояснила я. – Все было проще, пока я думала, что она живет где-то в Форксе или где-нибудь еще, но в мыслях она была жива, а теперь...
В этот момент я заметила, как изменилось лицо Кайла: кожа вдруг приобрела сероватый оттенок, веки налились тяжестью, его скулы напряглись, а в глазах поселилась вселенская тоска и грусть.
– Мы с ней так и не нашли общий язык, так и остались чужими друг другу. Я так и не обрела мать.
− Знаешь, я безумно любил Рене, − Кайл перенял инициативу на себя. − Ради нее я был готов абсолютно на всё, я мог горы свернуть. Я привез ее сюда, хотя она сопротивлялась, я дал ей всё, в чем она нуждалась, любил ее до потери пульса, я ждал ее много лет, помогал ей, терпел ее нрав, но оказалось, что Рене всё это было не нужно. От меня ей было ничего не нужно. Потому что она меня не любила. И я, наверное, тоже, прожив с ней какое-то время, так и не узнал ее настоящую. Она осталась для меня загадкой.
Выслушав его внимательно, я задумалась: что значит - она его не любила?
− Это не так. Она вас любила, − утверждала я, уверенная в своих словах.
− Нет. Она никогда меня не любила, она позволяла себя любить, но в ее сердце всегда был твой... отчим, − с выражением вселенской грусти на лице объяснил он, хотя при этом мужчина улыбался. − Она любила Чарли. Я это понял не сразу. К сожалению. Я очень долго ждал ее и дождался, но она никогда не была полностью моей.
− Но этого не может быть! – воззрилась я. Она не любила Чарли, иначе не чертыхалась бы на него при каждом удобном моменте. Да она столько грязи на него вылила, что страшно представить.
− Хм. Мне льстит, что ты хочешь убедить меня в обратном, но Изабелла, я знаю, о чем говорю.
− Нет, я не пытаюсь вас успокоить. Дело в том, что я видела вас раньше, когда была маленькая, − я заговорила на автомате, потихоньку понимая, к чему веду. − На фото. Рене хранила фотографию, на котором вы были вдвоем. Когда я разбила рамку с этим фото, она чуть не убила меня. Если бы вы были ей безразличны, она бы так трепетно не берегла память о вас. Значит, что-то всё-таки было.
Описала я тот злополучный день из детства. Я вспомнила, где видела Вагнера. То лицо на фото, которое с сияющей радостью смотрело на меня, сейчас выглядело старше, но все равно не сильно изменилось.
− Ну, тогда я не понимаю. И видимо, мы уже никогда не узнаем правды, − он пожал плечами, а потом допил кофе и убрал чашку в мойку. Я при этом оставалась в недоумении.
− Да, уже не узнаем, − прошептала я, опустив глаза на черный кофе, ровной гладью покоящийся в моей чашке.
− Значит, ты меня уже когда-то видела... Кто бы мог подумать, − изумился он, повернувшись ко мне. Я лишь кивнула.
− Хорошо, − внезапно сказал Кайл.
− Что?
− Я готов выслушать тебя. Ты хотела о чем-то со мной поговорить?
− Да. О Габриеле Хелфере. Мне нужна ваша помощь, − я сразу перешла к делу.
− Я окажу помощь, если ты тоже окажешь мне одну услугу... – Я напряглась. − Перестань называть меня на «вы».
− Хорошо, − не подумав, согласилась я.
− Так что там с Габриелем? – поинтересовался он, оперевшись спиной на разделочный стол.
− Я хочу, чтобы его посадили в тюрьму.
− Понял, − бодро кивнул он, будто я не прошу его о чем-то серьезном. − Я уже работаю над этим.
− Я хочу, чтобы Ты понимал... – я решила надавить на него. − Из-за него чуть не погибла твоя внучка. Однажды ее похитили, а сейчас на ее спине краснеет выжженный отпечаток буквы R, и я не думаю, что она это когда-нибудь забудет. Я хочу, чтобы ты заставил его страдать, ведь это он заставил Уильямса выкрасть Эмили.
− Я в курсе этого, − нахмурив брови, изрек Вагнер, а потом подошел ближе ко мне и наклонился вперед. − Что ты там говорила про букву R?
− Это клеймо на ее спине, − сообщила я, после чего Кайл сжал кулаки. − Кстати, ты знаешь, что Уильямс умер?
− Да я знаю.
− Я так понимаю, вы... ты неплохо осведомлен в делах? – меня немного удивляло, что он в курсе почти всего, о чем я ему тут пытаюсь рассказать.
− Да, я знаю много, если не все. Я помогу вам, Изабелла, не беспокойся об этом.
− Могу ли я верить ва... тебе? – я так же, как и Эдвард не доверяла ему до конца, ведь доверие надо заслужить.
− Можешь не верить, я могу просто выполнять свои обещания.
− А что же тогда насчет акций? – не сдержалась я. Мне вся эта ситуация с акциями Каллена начинала давить на нервы. Каждый тянет одеяло на себя и при этом ничего не может объяснить.
− Перестань! − Он дернул меня за руку, чего я совсем не ожидала. − Ты что, не понимаешь? Я не жадный, я могу их вернуть Каллену, но не сейчас. Не будь дурой, Изабелла, − прорычал он, а потом огляделся по сторонам, будто боялся, что нас могут услышать.
− В смысле?
− Я хочу передать эти акции... – он запнулся, − не Эдварду.
− А кому?
Вагнер потер виски пальцами обеих рук и вдруг выпалил, − Тебе.
− Что? – опешила я. – Но зачем? Я абсолютно ничего не смыслю в строительном бизнесе, да и Эдвард не поймет... – запаниковала я.
− Мне глубоко плевать, что там поймет или не поймет Эдвард. Ты о дочери подумай. Что ты ей оставишь после себя? Ты уверена в Каллене?
Я промолчала. Мне не нравился настрой Кайла насчет Эдварда, но в чем-то он все-таки был прав, хотя я сама не понимала в чем.
− А что если его убьют, а вы еще не расписаны? Эмили официально им не признана? – он задел за живое.
− Нет, − я покосилась на Кайла, осознав, что об этом я даже не подумала. Случись что, мы с Эми снова окажемся на улице. Конечно, не в буквальном смысле, Эсми и Карлайл не позволят нам пропасть, но не станет того, что сейчас есть у нас. А к хорошему мы все быстро привыкаем.
− Я не понимаю, чего ты сопротивляешься, будь умней. И знаешь, тебе не поздно научиться всему, что знаем мы. Ты вполне могла бы управлять компанией, − я усмехнулась его словам. Я? Управлять компанией? − Тебе бы жесткости побольше - и вуаля, готовый президент компании.
− Да, я оценила вашу шутку, − я уже откровенно смеялась.
− Я не шучу, − жестко изрек он, глядя мне в глаза. От его взгляда у меня по спине мурашки поползли. − В любом случае, передача акций произойдет позже, когда я избавлюсь от Габриеля.
− А стройка? Воздушное пространство, отдайте его нам, − я решила разобраться и в других делах, ну, раз уж я могла бы стать управляющей...
− Я переговорю с Эдвардом об этом, − Вагнер прошел по гостиной и остановился напротив зеркала. Мне пришлось развернуться назад, чтобы не выпускать его из вида. − Возможно, мы объединим стройки, − предположил он, расправляя рукава рубашки.
− Поговорите с ним как можно быстрее, − спустившись со стула, попросила я.
− Мы решим эту проблему, не переживай.
Мы снова замолчали. Я подошла к дивану и взяла свою сумочку, а потом встала перед Кайлом. − Мне пора.
− Да, мне тоже пора ехать.
− Спасибо за кофе, очень вкусный.
− Не за что, − он улыбнулся своей мягкой улыбкой. Я выдавила из себя ответное миролюбивое выражение лица.
− Так вы... Ты здесь живешь? – идя по круглому коридору, спросила я.
− Ээм, нет. То есть, я раньше здесь не жил, но после гибели Рене решил переехать сюда. Здесь очень спокойно, и вид хороший, − он слегка ударил рукой кирпичную стену.
− Да, вид шикарный, − вспоминая вид с кухни, согласилась я, − да и сама квартира очень даже комфортная. Эммм, а как мне уехать, меня сюда привез ваш человек.
− Не волнуйся, спустишься на лифте, тебя там встретит мой охранник, он проводит тебя к машине.
На этом наша встреча закончилась. Не могу сказать, что я решила какие-то для себя вопросы, скорее, наоборот, голова закипала от новых раздумий. Да и общение с Кайлом пока что весьма натянутое. Я так и не поняла, как лучше с ним себя вести, то ли быть покладистой, то ли показывать свой характер и нрав. Да и нужно ли вообще ему что-либо показывать...

Продолжение здесь


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-7991-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: amberit (24.01.2016) | Автор: Gaily
Просмотров: 1572 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
0
9 Mari:)   (23.03.2016 19:07)
спасибо

0
8 lenyrija   (28.01.2016 16:42)
Сомнения Кайла в порядочности и искренности Эдварда по отношению к Белле и дочери, похоже ложатся на подготовленную почву сомнений и неуверенности Беллы. Хотя Эдвард вроде бы не давал повода сомневаться в соблюдении им негласных договоренностей о заботе и верности, но его репутация работает против него.
Спасибо за долгожданное продолжение. Мне показалось, что характер Беллы становится более жестким?

0
7 Helen77   (26.01.2016 08:38)
Спасибо большое за продолжение.

0
6 terica   (25.01.2016 20:44)
Полагаю -Уильямса убили в камере по наводке Каллена и это даже хорошо, хоть одним негодяем будет меньше на земле... И опять Хелфера выпустили, и освободятся ли они от него когда-нибудь... Неприятно было упоминание Эдварда о неверности Эммета Розали..., я была уверена , что он относится к ней серьезно.
И какой-то странный разговор Бэллы с Элис о сделанном Эдварде предложении -
Цитата Текст статьи
Понимаешь, я знаю, что Эдвард не стал бы делать предложение, не желая этого, но мне показалось, что он не был уверен. Это было красиво, но как-то напряженно, − попыталась объяснить я, вспоминая тот вечер. Тогда Эдвард показался мне таким неуверенным, будто он до последнего сомневался в своем поступке, конечно, меня это напрягает.
Нет в Бэлле радости от предложения - она скорее в растерянности от неожиданности... Бэлла не умеет быть богатой и у ней нет большого желания влиться в это общество богачей и поэтому считает себя недостойной Эдварда? Но она же будущая наследница миллионов Вагнера - так что надо к этому как-то адаптироваться... И эта спонтанная встреча с отцом , он совсем не доверяет Эдварду и акции хочет передать Бэлле; и ,может быть, есть основания -не доверять... И Вагнер обещал помочь избавиться от Габриеля. Дочь и отец..., и они настолько далеки друг от друга...И так много еще непонятного. Большое спасибо за классную главу.

0
4 GASA   (25.01.2016 19:30)
Интересно как отнесется Эд к ее поездке к отцу?Сложно все пока.Я так и думала..что акции Кайл бережет для нее и внучки.Похоже напоминание о клейме его зацепило.У него появился шанс иметь все таки свою семью.

0
3 Najls   (25.01.2016 07:18)
Спасибо за главу!

0
2 Alexs   (25.01.2016 06:58)
спасибо

0
1 prokofieva   (25.01.2016 01:47)
Спасибо за продолжение .Возможно , они станут близкими родственниками , по духу , но наверное , не скоро . И почему-то у меня ощущение , что Кайл , настраивает Беллу , против Эдварда .

0
5 GASA   (25.01.2016 19:33)
мне так не кажется....просто у Эда плохая репутация...и Кайл ему не доверяет...боится что Эд может бросить его дочь и внучку...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]