Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..."
Наступает самое волшебное время года – Новый Год и Рождество! Поэтому, дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви.
Работы будет разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Первый этап: Прием заявок по 6 декабря включительно или пока не наберется 50 заявок.

Звездно-полосатый уикенд
Эдвард Каллен и его друзья регулярно отдыхают на пляжах США, чтобы вдоволь поиграть в свою любимую игру – волейбол. В этот раз шумная компания выбрала Гавайи. Эдварду предстоит сыграть с новым, совершенно неожиданным для себя партнером – девушкой. С каким счетом закончится партия… и даже не одна, вы узнаете, прочитав эту захватывающую историю!

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6658
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Дракомания II. Меж двух огней. Глава 9. Время - вода

2016-12-5
18
0
Предупреждение!
Внимание! Данная глава содержит графическое описание секса. Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать запрещено!


Глава 9. Время – вода...


Не предел чужих мечтаний,
Он много "но" и "вопреки"...
Но млеешь только от касаний
Его уверенной руки.
Жесток, упрям, непримирим.
Не идеал, совсем другой.
Но ты его, ты рядом с ним...
И он влюблён и только твой.
Дыханье на твоих губах,
Мурашки счастья по спине,
Открыто-чувственное "ах"...
Ты плавишься в его огне.
И он горит, он страсть и пыл
Любовный. Всё отдать готов...
В движеньи каждом - "полюбил".
И как ответ - твоя любовь...
(Автор: Севост)


Мягкий, еле уловимый ветерок трепал волосы Гермионы, ласкал раскрасневшиеся от тепла щеки. Мимо проплывали облака, а внизу, у кромки Шелвудского леса, змеей уползал вдаль Тиссен-Тор.
- Ну как? Нравится? – спросил Малфой, положив подбородок ей на плечо.
- Да. Это восхитительно.
Девушка зажмурилась и глубоко вдохнула цветочный аромат, полностью растворившись в полете и том ощущении внутренней гармонии, которое пело сейчас в каждой клетке ее тела.
- Открой глаза, малыш, а то пропустишь самое интересное...
Гермиона улыбнулась, распахнула веки… и уставилась в деревянный потолок собственной спальни. Непонимающе моргнула, села в постели и оглянулась по сторонам – комната для гостей.
– Черт! - она с досады ударила кулаком по одеялу. – Всего лишь сон!
Обиженно поджала губы и даже сложила руки на груди, как будто этот детский жест или поведение могли превратить волшебный сон в реальность. Но чуда не произошло, и в окно не заглянул Аякс с пожеланием доброго утра, лишь алеющее у горизонта солнце окрашивало стены в мягкий розовый цвет.
Девушка поднялась и подошла к окну. Отодвинув легкую шторку в сторону, она с грустью взглянула на зимний пейзаж: засыпанную пушистым снегом подъездную дорожку и укутанные белым покрывалом сосны по краю двора. По стене скользнул солнечный зайчик, драконом отразившись на стенах комнаты. Гермиона оглянулась. Но призрачный гость уже исчез...
- Что за шутки? – Грейнджер еще раз осмотрела комнату, ища глазами Драко, решившего разыграть ее. Но в спальне никого не было. Однако по стене вновь скользнул золотой отблеск.
- Да что тут..! – начала было Гермиона, но, догадавшись, бросилась к зеркалу.
Да! Она не ошиблась. На шее, отбрасывая солнечного зайчика на стену, поблескивал хрустальный дракон. Девушка зачарованно провела пальцами по украшению. Карие глаза жадно рассматривали подарок, блестя от волнения и радости.
Желая еще раз убедиться, Гермиона обыскала карманы собственной куртки и победоносно сжала в ладони флакон с водой из Люмникс. Наскоро натянула джинсы, футболку и направилась через коридор, в спальню Драко. Парня не оказалось на месте, и она сбежала вниз с радостным воплем: «Малфой!»
Драко был на кухне, резал овощи, когда Гермиона на полном ходу врезалась в него, повиснув на шее.
- Малфой! Это был не сон! – она принялась покрывать лицо Драко беспорядочными поцелуями.
- Мия… Погоди, Мия… - парень пошатнулся, но успел схватиться свободной рукой за край стола. – У меня нож в руках. Подожди, детка.
Слизеринец аккуратно отстранился и, воткнув лезвие в разделочную доску, быстро вытер пальцы о кухонное полотенце.
- Что случилось? Ты такая взволнованная…
- Мы ведь вчера были в Тиссен-Вей? Летали на Аяксе? Ведь так?
Малфой вскинул вверх светлую бровь.
- Так. А что?
- А-а-а! Я так и знала! – Гермиона вновь кинулась на парня с объятиями, прижав его спиной к холодильнику.
Признаться, поведение девушки немало удивило Драко, и он не придумал ничего лучше, чем обхватить ее руками и увести подальше от кухни. Путаясь в ногах, они кое-как добрались до гостиной и, потеряв равновесие, упали на диван.
- Объясни, в чем дело. Ты подумала, что вчерашнее было сном? – Драко приподнялся на руках, смотря на девушку сверху вниз.
- Ну, да. Просто, оказывается… Понимаешь, мне приснился сон, очень похожий на произошедшее, - она пожала плечами. – Я летала. Совсем как вчера.
- Сегодня, - поправил Драко.
- Вчера. Ведь сейчас рассвет.
- Закат, - он ухмыльнулся и склонил голову на бок, рассматривая лицо Гермионы.
- О-о-о… - она поджала губы и хихикнула. – Ошибочка.
- Мне, конечно, приятно лежать в обнимку с тобой на диване, но если мы хотим что-нибудь поесть, то лучше вернуться… - Малфой кивнул в сторону кухни.
- Да, конечно, - Гермиона смущенно потупила взгляд и тут же заерзала под тяжестью горячего тела. – А где Т…?
- Тише! – шикнул на нее слизеринец. – Не произноси вслух. Мне только-только удалось выслать его из теска, чтобы отнести кое-что Аяксу. А если позовешь, он тут же вернется.
Парень ловко перекатился через Гермиону, не задев ее, и встал на ноги.
- Что? – как ни в чем не бывало спросил он.
- Ничего. Довольно ловко.
- Спасибо, - криво усмехнулся Малфой. – Хороший вестибулярный аппарат. Иначе в небе и делать нечего.
- Что еще, мистер Малфой? – решила подыграть Гермиона. – Вы, быть может, и по потолку ходить умеете?
Драко рассмеялся и сложил руки на груди.
- Я ведь не человек-паук.
- Ты человек-дракон?
- Типа того. Причем голодный. Так что грею мясо. Ты же не против позднего завтрака?
Малфой направился на кухню.
- Опять эта уловка, - девушка поднялась с дивана и подошла к сновавшему у стола Драко. – Задаешь вопрос, ответ на который тебя на самом деле не интересует. Зачем тогда спрашиваешь?
- Из вежливости, - бросил тот. – Налить тебе вина?
- Немного, - Гермиона взяла со стола нож и заинтересованно покрутила в руках.
- Давай меняться? – Малфой аккуратно забрал у нее стальной предмет и вручил вместо него фужер с красным вином. – Порежешься еще.
Грейнджер закатила глаза и саркастически вздохнула.
- В курсе, что ты - жуткий диктатор?
- О-о-о… - картинно удивился Малфой. – Быть того не может! Ты первая, кто говорит мне об этом.
- Слабо верится, - буркнула та.
Драко ухмыльнулся и вновь принялся резать овощи для салата.
- Деспот… тиран… - мечтательно продолжила Гермиона, смотря на парня сквозь стекло фужера.
- Сатрап, - подсказал Малфой, сдвигая зелень в салатник.
- Сатрап, - согласилась та. – И…
- … и тебе лучше смириться с этим как можно раньше, - продолжил за нее парень.
Гермиона возмущенно фыркнула, а слизеринец поднял на нее насмешливый взгляд и зловеще подергал бровями.
- Ну, знаешь ли… - надулась Гермиона.
Малфой проверил стоящее в духовке мясо и ловко прикрыл дверцу ногой, успев при этом закинуть в рот пару лежащих в корзинке фиников.
- Хотите поговорить об этом, мисс Грейнджер?
- Очень, мистер Малфой.
Гермиона сложила руки на груди, не сводя с него взгляда.
- Ну, хорошо… - Драко повесил на плечо кухонное полотенце и сел напротив.
- Замечательно.
Между старостами импровизированной границей встал стол, обозначая каждую из споривших сторон.
- Начинай, - предложил Малфой.
- Сам начинай, - ответила Гермиона, вдруг растерявшись от его прямоты. Драко, обычно избегавший серьезных разговоров, сегодня немало удивил ее.
Парень усмехнулся и положил локти на стол, сведя пальцы в замок.
- Ок. Зачем ты здесь?
Лицо Гермионы недоумевающее вытянулось.
- Сложный вопрос? – серые глаза сошлись в щелки. – Так зачем ты здесь? Почему вернулась в Дракома-Нию, а не осталась с друзьями в Норе? Как же Рон, а? Ты сказала им? Куда и к кому едешь? – в голосе послышались ядовитые, ледяные нотки. - Постой! Не отвечай. Я сделаю это за тебя.
Гермиона, открывшая было рот, обиженно захлопнула его, глядя на Малфоя с легким раздражением.
- Не сказала. Потому что испугалась. Так? Что они подумают, если узнают… Ты и Я…
- Драко, ты не…
Парень поднял ладонь, заставляя ее замолчать, и продолжил собственную мысль:
- Раз уж у нас откровенный разговор, то давай раз и навсегда обговорим некоторые вещи. Я, возможно, и не горжусь собой. Возможно, и делал вещи, за которые теперь стыдно. Возможно, и был чересчур жесток... Но это – Я… Без ретуши и спецэффектов. Настоящий. И меня уже не переделать. Ты можешь принять меня таким либо не принимать. Выбор за тобой. Только не нужно исправлять меня, чинить, как сломанную игрушку, хорошо? Я не хочу делать тебе больно, честно, но когда чувствую давление... – тонкие пальцы сошлись в кулаки, но Драко заставил их расслабиться усилием воли. - Я – не предел мечтаний. Это - правда, - он вновь протестующе выставил руку, заметив, что девушка собирается возразить. – Не спорь, я знаю, о чем говорю. Не пытайся найти во мне то, чего нет. Я категоричен, практически не способен на компромисс, бываю одержим, несносен и зол. Я не умею прощать и просить прощения тоже… - он грустно улыбнулся. – Так что понимаю, почему ты не сказала друзьям.
- Раз так, ты должен понимать, почему я здесь. Расскажешь?
Гермиона сжала его пальцы своей ладонью, опустив взгляд на тонкие костяшки, переплетенные с ее.
- Объясни мне. Пожалуйста. Я хочу понять… - прошептала она.
– Уверена, что готова?
- Да, - не раздумывая, ответила та.
- Но я буду откровенным, - предупредил парень. – И, возможно, скажу вещи, которые тебе слышать не захочется.
- Я готова. Говори.
Драко подтянул их переплетенные пальцы ближе, прижал к своей щеке. Заглянул в карие глаза и сказал:
- Каким-то совершенно непонятным образом ты стала частью всего этого… моей жизни.
Малфой смотрел на нее безотрывно, гипнотизирующе, голос звучал ровно, без тени эмоций, и гриффиндорка вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, робкой и смущенной рядом с ним.
- Но признаться в этом самому себе казалось практически невозможным. Я искал причины, поводы, чтобы запретить себе думать о тебе. Приводил «веские доводы», пытался искать в тебе недостатки. И какое-то время мне это с блеском удавалось… Вот только… так непривычно и ново было то, что происходило между нами: разговоры, общие интересы, музыка… Не то чтобы мне не с кем было поговорить или провести время, но… Что-то в нашем общении было не так. Как-то по-другому. Ты вызывала интерес своей искренностью и не наигранностью, даже наперекор моему желанию держаться как можно дальше. Ты говорила то, что думала. Не хотела понравиться мне, не думала наперед… И ты была добра. Слишком доверчива и открыта – это злило меня и восхищало одновременно. Ты была самой собой, несмотря ни на что! А это - непростительная глупость, удовольствие, которое я не могу себе позволить. Раньше не мог…
Глаза Гермионы непроизвольно распахнулись шире, она сжала бокал с вином и сухо сглотнула вставший поперек горла комок.
- Я все пытался понять, раскусить твой план, найти зацепку. В чем подвох? Почему ты раз за разом идешь навстречу, что бы я ни сделал. А в итоге сам себя же загнал в клетку этими мыслями, запер дверь на замок, а ключ выкинул… Я пытался найти разумный ответ на то, что никогда и не поддавалось разумному объяснению. Просчитать поведение сумасшедшего или ребенка невозможно. Отгадки просто не существует. Точка. Финал…
Это удивительно, но я помню как вчера тот день, который изменил все. Который дал мне ответ. Мы были в ванной, ты мыла меня после драки, а я бесился от того, что вынужден принять твою помощь. Искал повод, чтобы прицепиться и больнее уколоть тебя. Но… вместо того чтобы послать меня к черту, просто встать и уйти, ты вдруг заговорила про шампунь. Нарочно не придумаешь! Но это отвлекло внимание и разрядило атмосферу. Потом ты улыбнулась и так открыто посмотрела на меня, что… Я вдруг забыл все гадости, которые придумал. Мозг будто отключился. Не помню, вроде бы я что-то и пробубнил в ответ. Что-то глупое, не знаю… Но я запомнил этот взгляд и эту улыбку. Запомнил все: как ты смотрела на меня, восторженно рассказывая о лете, как смущенно прятала глаза, когда мыла меня, помню твои розовые щеки… Смех, когда я поливал тебя из душа, и слезы, когда ты плакала у меня на груди в гостиной. Я обнимал тебя тогда, а сам все думал: «Разве так бывает? В чем подвох?».
Потом были сны… Я стал видеть этот момент ночами. Сначала редко, а потом все чаще и чаще… Раз за разом сон затягивался, обрастал новыми подробностями, развивался. В нем мы перестали ругаться, стали общаться. Просто говорить… обо всем. Это было очень странно, учитывая то, что в жизни старались избегать друг друга. И я подумал: что будет, если попробовать? Завести с тобой разговор в реальности… Это было ошибкой, - в голосе Драко прозвучала горечь. – Шагом в трясину. Потому что ты не отвернулась, как я втайне надеялся. Наоборот… казалось, только этого и ждала. Я и понять не успел, как очутился в самом эпицентре твоей жизни. Стал интересоваться тем, на что старался не обращать внимания раньше – чужими проблемами, чувствами. Я вдруг стал зависим от всего этого. От тебя. А эти глупые сны… они стали моим любимым времяпрепровождением, и, ложась вечером в кровать, я мечтал вновь увидеть тебя там, коснуться, заговорить… А со временем и поцеловать, обнять. Мне захотелось близости. Полной. Душевной и физической. Тот вечер в Палермо окончательно спутал все карты. Потому что после… Жадность взяла надо мной верх. Я уже не мог тебя отпустить. Разделить с кем бы то ни было. Я захотел, чтобы ты стала моей. Целиком. А сны давали мне эту иллюзию. Там ты была только моя. Не было школы, уроков и твоих друзей. Там ты смотрела только на меня. Слушала только меня. Ты жила только для меня. Это было эгоистично и, безусловно, по-малфоевски, но мне нравилось это. Мне нравится это и сейчас…
Жадность – порок. Я знал, что если не уйду немедленно, если сложу руки и пущу все на самотек, то пойду ко дну. Отпустить тебя, оттолкнуть, если хочешь, - вот что казалось мне самым разумным в той ситуации. Но… Все вышло совсем не так, как я планировал. И что в итоге? – он горько усмехнулся. - Я выиграл все наши битвы, но проиграл войну. Виват, Гриффиндор…
Слизеринец замолчал, тяжело вздохнул, будто скинул с плеч непосильный груз, затем вынул из пальцев Гермионы фужер с вином и залпом выпил его, утерев губы тыльной стороной ладони.
- Я знаю, почему ты здесь, Гермиона, - он поднял на девушку взгляд, - потому что мне все никак не хватает смелости признать, что… - он замолчал, закусил нервно щеку и, наконец, сказал: - Я не хочу больше быть один. Пусть это неправильно, пусть многие не поймут. Да я и сам, наверное, до конца так никогда и не смогу смириться, но я хочу, чтобы ты была здесь.
Гермиона поднялась на ноги, не отводя взгляда, подошла, подалась вперед, обхватила лицо Драко ладошками, притянула к себе и поцеловала. Сердце девушки пропустило удар, а затем эхом отдалось в голове, всё ускоряя и ускоряя темп. Оно пело от счастья: такого большого и необъятного, такого ни с чем несравнимого, такого… хотелось кричать, смеяться, плакать, да что угодно, лишь бы выплеснуть нахлынувшие чувства и поделиться этим безмерным счастьем с миром. Гермиона прижалась к Драко всем телом. Желание ощущать его как можно ближе стало уже необходимостью. Но парень вдруг аккуратно отстранил ее и нервно пошептал:
- Я л-люблю тебя. Ты ведь поняла, что я пытался сказать именно это?
Гермиона молча прикрыла веки, улыбнулась и вновь прильнула к нему, ощущая, как губы парня растянулись в улыбке.
- Иди сюда, - выдохнул между поцелуями тот. – Ближе.
Малфой потянул Гермиону на себя и, обхватив руками за талию, усадил на стол. Запустив пальцы в светлые волосы, она выгнула шею навстречу настойчивым поцелуям Драко: нежным и властным одновременно.
- Мия… - Малфой крепко прижал ее к себе.
Сердце рвалось прочь из груди, а в голове стоял туман. Лишь губы безошибочно ласкали шею Гермионы, а руки скользили по телу, двигаясь по плавным изгибам.
- Майка, - выдохнула та.
На мгновение отстранившись, Малфой стянул свою футболку, бросив на пол, и вновь обхватил девушку, прижимая к себе. Гермиона непроизвольно застонала, окунаясь в тепло его тела, такой знакомый и любимый аромат.
- Драко…
Тяжело дыша, Малфой отстранился и заглянул в карие глаза. Секунда, две, три… Драко и Гермиона не мигая смотрели друг на друга, будто ища в лицах друг друга ответы на вопросы, а найдя, со стоном облегчения вновь слились в поцелуе. Малфой подтянулся на руках и залез на стол, вынуждая девушку отодвинуться дальше, к стене.
- Могу я? – прошептала Гермиона, приближаясь к нему.
- Да. Конечно.
Грейнджер надавила на плечи парня, вынуждая того отклониться назад, а сама опустилась сверху, издав глухой стон. Спина Драко коснулась отполированной поверхности стола, а волосы Гермионы упали на мужскую грудь. Начав с шеи, она спустилась цепочкой поцелуев вниз и потерлась носом о левый сосок, услышав в ответ тяжелый вздох.
- М-м-Мия…
Малфой мягко, но настойчиво прижал бедра девушки к своим, и по телам старост прокатилась горячая волна, всего на миг даря чувство облегчения, но тут же вновь вызывая неукротимый голод. Гермиона прижалась к парню, ложась сверху, и вцепилась пальцами в край столешницы. Взгляд рассеянно скользнул на комнате, останавливаясь на плите.
- Драко?
- Да… - выдохнул тот, отстраняясь от девичьей шеи и прикасаясь поцелуем к плечу.
- Ты чувствуешь это?
- О, да… - многозначительно протянул он.
- Да нет же. Я про запах.
- А? – слизеринец немного отстранился, чтобы взглянуть на нее, и втянул носом воздух. – Похоже будто… мясо подгорает!
Туманная пелена слетела с глаз Драко. Они в ужасе округлились. Малфой проворно вывернулся из-под Гермионы, спрыгнул на пол, чуть было не упал при этом, поскользнувшись на кафеле, и подлетел к плите.
- Мать вашу! – разочарованно воскликнул парень, открывая духовку, откуда повалил серый дым.
- Кажется, наш ужин сгорел, - констатировала девушка, сидя на столе.
- Да уж… - Малфой раздраженно бросил противень в мойку и сложил руки на груди.
- Да ладно, - приободрила его Гермиона. – Ничего страшного.
- Дважды за неделю! – прорычал в ответ парень. – И все из-за тебя.
Лицо Гермионы недоумевающе вытянулось.
- Ну, извини, - насупилась она, заметив, как по тонким губам скользнула ухмылка.
- Даже и не знаю, как тебе загладить вину… - прищурившись, промурлыкал Малфой, - Придется изрядно постараться.
Он подошел и, усмехнувшись, притянул девушку к себе.
- Ты невыносим, - Гермиона улыбнулась, а в животе предательски заурчало. – Упс…
- Хм… Видимо, кто-то проголодался не меньше, чем я.
Старосты, не сговариваясь, покосились на холодильник.
- Кажется, там осталось что-то от новогоднего ужина, - бросил Малфой, направляясь к нему. – Ну да, точно. Есть копченое мясо, французские булочки и… О! Лимонный пирог. Класс!
- Давай все сюда, - велела Гермиона.
Выставив угощение на стол, они плотно поужинали, не забыв сдобрить все это хорошей выпивкой. Вдоволь наевшись и выпив по бокалу красного вина, старосты исподлобья взглянули друг на друга. Солнце уже давно скрылось за черной завесой ночи, оставив вместо себя море звезд и серебряный полумесяц.
- Ну… - неловко протянула Гермиона, не зная, что сказать. Ей одинаково сильно хотелось и остаться, и уйти. Притяжение между ними с каждой минутой становилось все сильнее, и это пугало девушку. – Сегодня был долгий день…
- Ага, - поддержал Драко, поняв, все без слов. – Очень насыщенный.
- Пойду, наверное, к себе, - Гермиона поднялась из-за стола и сделала несколько шагов по направлению к двери.
- Мия! Подожди, - Малфой настиг ее в два счета и, обняв, поцеловал. – Забыл пожелать спокойной ночи.
- Доброй ночи, - мягко улыбнулась в ответ девушка.
Они разомкнули объятия. Гермиона поднялась наверх, но задержалась на последней ступеньке, чтобы в последний раз взглянуть на него. Драко стоял внизу и, задрав голову, смотрел на нее, затем улыбнулся и помахал рукой. С тяжелым сердцем девушка свернула в коридор второго этажа.
Сходив в душ, Гермиона переоделась в предложенную Пэнси сорочку, которую все же купила в Тиссен-Вей. Разобрала постель, улеглась по центру и закрыла глаза, всерьез намереваясь уснуть, но… Что-то с самого начала пошло не так. Простыни неприятно холодили кожу, постель казалась необъятно большой и враждебной. Проворочавшись несколько минут, Гермиона распахнула глаза и отрешенно уставилась на балки потолка. Сон не шел. Совершенно. Девушка перевернулась на бок и подложила под голову ладонь, предпринимая очередную попытку. Безрезультатно!
- Черт! – разозлившись, бросила Гермиона.
Но никто не сказал в ответ знакомым, ехидным и чуть растягивающим слова голосом: «Что? Не спится, принцесса?».
Девушка тяжело вздохнула и села в постели, воровато покосившись на пустующее рядом место. Драко обычно спал справа, закинув руку за голову и повернув лицо к ней. Не так уж и много ночей они провели вместе, да что там – ничтожно мало. Но отчего-то сейчас, сидя в холодной постели в гордом одиночестве, Гермиона жутко затосковала по его глубокому дыханию, бледным, покрытым тонкой сеткой сосудов векам и еле уловимому запаху.
Но ведь она получила то, что хотела. Правда? Драко больше не переходил черту, держался подчеркнуто вежливо, не позволял себе больше того, что она сама просила его делать. Не настаивал. Оказался хозяином своего слова. Как, впрочем, и всегда, но тогда почему… девичье сердце щемило от одиночества и тоски? Почему так невыносимо хотелось сейчас оказаться рядом с ним, прижаться к груди и попросить, чтобы он не отпускал ее, обнимая даже во сне? У кого следовало искать ответы на эти вопросы? Наверное, только у себя…
В коридоре послышались тихие шаги, будто кто-то крался, осторожно ступая по деревянным половицам. Гермиона непроизвольно затаила дыхание… Сердце гулко застучало в висках, а грудную клетку будто перехватило металлическими обручами – она не могла сделать ни одного полноценно вздоха, превратившись в слух… Шаги затихли, а вместе с ними - и дыхание Гермионы. Девушка осторожно выбралась из постели и, так же крадучись, сделала несколько шагов по направлению к двери. Остановилась около нее и прислушалась. Тишина…
- Драко? – голос прозвучал хрипло, будто она пробежала ни одну милю, и Гермиона с удивлением обнаружила, что во рту сухо, как в пустыне.
Ответа не последовало. Рука сама по себе потянулась к круглой металлической ручке... Грейнджер толкнула дверь и выглянула в коридор. Никого... Только робкий лунный свет лился из маленького окна слева по коридору, рисуя на половицах вытянутый прямоугольник.
Гермиона подошла к спальне парня и несколько раз робко постучала. Но никто не ответил. Следовало уйти, вернуться в комнату и, зарывшись с головой под одеяло, приказать себе уснуть. Это было бы правильно. Вот только… при одной мысли об этом в груди начинало щемить от тоски. В голове сами собой всплыли слова Малфоя: «Ты частенько прижимаешься ко мне во сне и разговариваешь, иногда сладко постанываешь. А сегодня, к примеру, звала меня». Неужели она и впрямь делала это – льнула к нему во сне и просила ласки? От одной мысли щеки девушки залил румянец, однако желания опять ощутить руки Драко на своих плечах и талии не убавилось, скорее…
Прогнав прочь последние сомнения, Гермиона настойчиво постучала в дверь, а затем легонько толкнула ее. В комнате не было ни души, постель не разобрана.
Драко был внизу. Сидел на диване, наблюдая за игрой огня в камине, когда девушка, словно тень, проскользнула на балкон второго этажа. Выглядел задумчивым и, казалось, о чем-то размышлял. Одна нога Драко была согнута в колене, а поверх нее лежала рука с зажатым в пальцах бокалом – любимая поза.
В груди разлилось тепло, наполняя всю ее от кончиков пальцев до корней волос ощущением домашнего уюта и умиротворения. Сейчас Драко выглядел так по-домашнему просто и бесхитростно, что девушка не смогла сдержать улыбки, замечая редкие движения слизеринца: то, как он делал глоток из фужера или водил пальцем по хрустальному краю, рисуя окружность. Пока, наконец, не откинулся спиной на подушки и не прикрыл глаза.
О чем он думал? Гермиона отдала бы многое за возможность проникнуть в мысли Драко хотя бы на мгновение. Но…
- Почему сейчас? – вдруг сказала она.
Малфой мгновенно распахнул глаза, снизу вверх уставившись на девушку, которая не мигая смотрела на него в ответ. Поленья мерно потрескивали в камине, будто специально заполняя комнату таким одновременно убаюкивающим и раздражающим звуком.
- А я тут… - Малфой указал глазами на бокал и ехидно усмехнулся. – Жизнь укорачиваю.
- Почему сейчас? – нервно повторила Гермиона, голос дрогнул, задушенный волнением. – Почему ты сказал мне обо всем именно сейчас? Почему?
- Потому что… испугался, - пару секунд спустя, глухо ответил он. Затем отставил в сторону стакан, встал с дивана и, мерно ступая, поднялся на второй этаж. Остановился напротив, заглянул в карие глаза и сказал: - Сдрейфил. Ты это хотела услышать?
- Но… - растерянно выдавила Гермиона, не понимая причины.
- Не хотел упустить момент. Боялся, что если и дальше буду тянуть, могу и вовсе не успеть, - Драко сжал челюсть и процедил сквозь зубы. – Не хотел вновь наступать на одни и те же грабли. Сделал вывод. Все! Это все… Добавить нечего.
Малфой отвернулся, собираясь обойти ее, но девушка успела перехватить его за руку. Драко зло уставился на их переплетенные пальцы, но ладони не отдернул.
- Я не могу уснуть без тебя. Кровать невозможно большая, простыни жесткие и холодные. Это невыносимо… лежать там в одиночестве и думать, что ты всего лишь в нескольких метрах от меня, за дурацкой стенкой, - как на духу призналась Гермиона.
Драко поднял голову, в серых глазах, словно по волшебству, разлился мягкий серебряный свет.
- Я тоскую по тебе… - голос Гермионы дрогнул, и тонкие губы парня еле заметно растянулись в понимающей улыбке. - Мне так не хватает всего этого: твоих глаз, твоих губ, твоих слов… Лица на подушке, манеры закидывать руку за голову, объятий и… запаха на простынях утром. Как же так? Почему раньше я жила без этого, а теперь не могу? Не могу, понимаешь…- в голосе промелькнуло отчаянье. - Это невыносимо – думать, что ты где-то рядом, но не со мной.
- Хорошо. Я понял, - Драко взял Гермиону за руку и повел за собой. Робко идя следом, она вошла в хозяйскую спальню и остановилась на пороге. Парень прошел дальше, на ходу раздеваясь: снял обувь и стянул майку, бросив ее на спинку стула.
- Нет, - вдруг взволнованно донеслось из-за спины. Драко обернулся, вопросительно смотря на Гермиону.
- Ты же хотела спать.
- Нет. Ты не понял… - Гермиона поджала губы и потупила взгляд. – Я не хотела спать, я хотела…
Она осеклась, услышав выдох парня – он сообразил.
В комнате повисла тишина. Мир казался таким зыбким и хрупким, будто угрожал рассыпаться в труху от неправильного слова или жеста, пока, наконец, Гермиона не прошептала:
- Не заставляй повторять. Пожалей мою гордость…
Драко знал, что значили эти шесть слов. Понимал, как непросто дались они Гермионе… Девушке, которая привыкла жить разумом, руководствуясь заданными правилами и неизменно выступая примером для окружающих. Как тяжело ей было доверить себя кому-то, безвозвратно подарить.
- Драко? – она испуганно взглянула на него, не услышав ответа.
Малфой смотрел на нее так, как не смотрел прежде. Огромное количество эмоций сейчас отражалось в его глазах: удивление, настороженность, сомнение и огромная, необъятная нежность. Во взгляде этих глаз хотелось утонуть, уйти в серую глубину и не вернуться уже никогда, обменяв душу на вечность с ним. Одним. Любимым...
- Мия… Ты бы подумала еще.
- Что? – проскрипела в ответ Гермиона. – Ты что же…Ты мне отказываешь?
- Нет. Просто думаю, что сейчас не самый удачный момент.
- Почему?
- Ты слишком возбуждена. Очень много событий за такое короткое время…
- Нет. Нет… - она отрицательно замотала головой. – Причем тут это?
- Послушай, - Драко взял лицо Гермионы в ладони и успокаивающе продолжил: - Думаю, тебе нужно немного свыкнуться со всем этим – моими словами, последними новостями. Как следует обдумать…
- О чем тут думать?! – оборвала его Гермиона.
- Еще сутки назад ты ничего не знала обо мне, об Аяксе и вообще… - опешил Малфой. –Не считаешь, что тут есть о чем поразмыслить?
- Я ведь уже сказала, что это не имеет значения…
- Да брось! – огрызнулся он. – Что значит, не имеет значения?! Мия, не ври хотя бы сама себе.
- А ты не решай за меня! – в тон ему отозвалась девушка. – И что за формальное благородство? Очередная игра? Теперь ты у нас в роли воспитанного юноши, который пытается удержать от морального падения несмышленую девицу?!
- Что?! Нет! – воскликнул в ответ Малфой.
- Тогда прекрати нести этот бред. И просто признай, что передумал. Что не хочешь отношений и готов забрать слова обратно…
- Совсем свихнулась?! – Драко схватил ее за плечи и как следует встряхнул. – Это я не хочу? А кто же, по-твоему, только что сидел и, как придурок, пытался выдавить из себя хоть что-то, напоминающее… Пытался объяснить… Это я сидел! – Малфой ткнул большим пальцем на себя. – Как чертов придурок! Глупее не придумаешь!
- Так значит, все сказанное тобой глупости, так?!
- Да ты издеваешься! – взревел Малфой. – Чертова истеричка!
- Это я истеричка?! – Гермиона оттолкнула его, что было сил. – А не пойти ли тебе…
Она задохнулась от возмущения, но конец фразы все же проглотила.
- С удовольствием. Если составишь компанию, - ответил Малфой.
Гермиона рванула дверную ручку, собираясь уйти, но рука Драко перекрыла ей проход.
- Подожди.
- Вот еще! И секунды больше не останусь в одном помещении с тобой!
- Постой… - он развернул ее лицом к себе. – Извини за истеричку.
- Проехали, - она опять взялась за дверную ручку, но Драко перехватил ее ладонь и сжал в своей.
- Я серьезно. Извини.
- Ладно, - уже спокойнее ответила Гермиона.
Драко отпустил ее и отошел на два шага назад, освобождая дорогу.
- Доброй ночи, - как можно доброжелательнее сказал он.
- Да уж… - вздохнула Гермиона, выходя в коридор.
Малфой проводил ее сожалеющим взглядом и обессилено опустился на покрывало, сжав пальцами виски. Эмоциональная буря ударила по нему сильнее, чем ожидалось.
- Я не хочу, - вдруг послышалось со стороны входа. Он вскинул голову, смотря на дверной проем, в котором стояла Гермиона. – Не хочу уходить. Я тихо умираю без тебя. А спасение - здесь, - она перевела взгляд на грудь Драко, словно рукой прикасаясь им к сердцу парня. Малфой даже почувствовал, как оно сладко сжалось, проталкивая по венам очередную порцию крови и напоминая, для кого на самом деле бьется.
- Мне ведь и впрямь все равно, кто ты и что делал раньше… Я просто люблю тебя. А прошлое... Для меня его уже нет. Вот и все… Важно только настоящее – ты и я. Время – вода. А ты – мой воздух…



Гермиона подошла ближе и положила руку на сердце Драко, закрывая его от тишины комнаты, от воющего за окном ветра, от всех ненастий и невзгод, собственным теплом отогревая от ледяных обид и боли.
- Я не могу иначе… - она приблизилась и запечатлела робкий поцелуй на лбу парня, тем самым подтверждая свое решение. – Надеюсь, ты чувствуешь то же самое.
Драко прикрыл глаза, соглашаясь со всем, что она сказала, затем поднялся на ноги, обнял ее и мягко, грустно улыбнулся:
- Время – вода…
Не было сомнения в собственном решении, не было недоверия к нему, не было ничего кроме желания наконец-то позволить себе то, чего Гермиона так сильно и всем сердце желала. А находиться здесь – в руках Драко, было высшим счастьем, истинным благословением.
Сердце парня замирало и одновременно с этим как сумасшедшее стучало о ребра, неизвестно откуда взявшееся волнение захлестнуло его. Почему? Малфой не знал ответа, но сейчас, обнимая Гермиону и отвечая на ее поцелуи, он вдруг отчетливо понял, что уже и забыл, каково это – заниматься любовью… быть частью чего-то неосязаемого и прекрасного, отдавать себя, раз за разом получая равноценную часть взамен. Растворяться без остатка, становясь чьим-то продолжением.
Невероятно… именно так это было.
Поцелуи Драко становились все более жадными и горячими, а по телу пробежала сладкая дрожь, когда Гермиона провела ноготками по его спине. Слизеринец не стал мешать ей, позволив вдоволь насладиться чувством плавного скольжения кожи о кожу, когда девушка отстранилась и обошла его, становясь за спиной. Легко, практически невесомо она вычертила на спине Драко только одной ей известную картину, проходя пальчиками от шеи до поясницы и останавливаясь только на границе джинсов. А затем обняла, прижимаясь щекой к плечу. В этом движении было столько нежности и безотчетного желания всегда быть рядом, словно ангел хранитель, стоять за спиной, укрывая крыльями от невзгод, что сердце парня в очередной раз сладко екнуло.
Он взял ее за руку и вывел из-за спины, ставя перед собой. Ладонь слизеринца скользнула по девичьей щеке, плавно опускаясь на шею, а пальцы отодвинули в сторону бретельку сорочки. Губы старост в очередной раз встретились в поцелуе, который парень плавно перенес на шею девушки, одновременно с этим лаская ее спину плавными, успокаивающими движения. Как мог, он старался не испугать ее, не навредить излишней активностью, прекрасно понимая, как страшно ей сейчас.
Готовая переступить черту, такая смелая и решительная… Драко видел в глазах Гермионы все это, но также знал, каково это - отдаться без остатка другому человеку в первый раз, и хотел, чтобы сегодняшняя ночь принесла ей только наслаждение и радость. Наслаждение от обладания им и радость от ощущения собственного совершенства, о котором Гермиона пока не знала.
Время плавно стекало по капле в ночь, минута за минутой растворяясь в серебряном свете, что лился из окна спальни, лужами расползаясь по деревянному полу. Луна с легкой улыбкой смотрела за плавными движениями старост, ласкающих друг друга. За тем, как пальцы Гермионы, пройдясь извилистой дорожкой вниз по груди парня, скатились до ремня джинсов и робко схватились за пряжку. Потом расстегнули ее и чуть дрожа, потянулись к замку, освобождая Драко из плена одежды. Видела луна и то, как, покрывая поцелуями плечи Гермионы, слизеринец приподнял ее сорочку и аккуратно снял через голову, оставляя девушку беззащитно-прекрасной перед собой. Та прикусила губу и отвела взгляд в сторону, но Драко настойчиво взял ее за подбородок и заставил заглянуть себе в глаза, наполненные такой нежность и любовью, что Гермиона облегченно улыбнулась и склонила голову к плечу, позволив ему все… любую ласку.
Скользнув пальцами по ее бедрам, Малфой опустился вниз и снял с девушки последнюю оставшуюся одежду, затем обнял за ножку, нежно поцеловал и потерся носом о колено. Гермиона вздохнула и кончиками пальцев коснулась его волос, заставляя парня поднять на себя взгляд.
Серые глаза тускло блеснули в сумраке комнаты, а тонкие губы тронула мягкая улыбка. Он одного вида Драко, стоящего перед ней на коленях и смотрящего так открыто и доверчиво, сердце Гермионы зашлось в сумасшедшем танце, а низ живота сладко стянуло.
Вернувшись взглядом к ноге, парень поднялся цепочкой поцелуев вверх, останавливая свою ладонь, что двигалась одновременно с губами, на внутренней стороне бедра Гермионы. Чуть отведя ее ногу в сторону, парень запечатлел поцелуй на чувствительной коже, вызывая у девушки судорожный вздох. По телу прокатилась горячая волна, взрываясь наслаждением на месте поцелуя. Гриффиндорка закусила губу и еле слышно застонала, разбавляя своим голосом хрустальную тишину комнаты.
Мягко, но уверенно мозг затуманило одно единственное желание – еще раз, хотя бы на миг, ощутить это волнующее и тянущее чувство внизу живота.
Взяв девушку за руку, Драко подвел ее к окну и отбросил прочь штору, открывая взгляду зимний пейзаж. Черное, бездонное небо над головой украшала россыпь звезд, что, словно бриллианты, надменно сверкали на праздничной мантии ночи. Ни облачка, ни намека на снег, лишь чистое, глубокое и бескрайнее небо…
- Помнишь это чувство - когда ветер ласкает лицо во время полета? – теплое дыхание Драко коснулось плеча Гермионы. – А сердце замирает от счастья и страха?
- Да, - прошептала та. – Помню…
- Так вот, Я - твой ветер. Чувствуешь? – он подул на шею девушки, заставляя ее затрепетать от удовольствия. – Я – везде и нигде…
Одна рука парня легла на девичью грудь, чуть сжимая ее, в то время как другая плавно заскользила по бедру.
- Ты везде…
Чуть прикусив шею Гермионы, Драко принялся ласкать ее грудь. Ладонь властно и нежно заскользила по заострившимся соскам, переходя от одного к другому.
- Ах… - она вздрогнула и прикусила губу, встрепенувшись от прострелившего тело удовольствия. – Драко…
Вторая рука парня, погладив девичье бедро, опустилась на ягодицу, чуть сжала ее, затем перехватила девушку за талию и прижала к мужскому животу. Драко глухо зарычал от наслаждения, упираясь возбуждением в тело Гермионы. Способность контролировать себя таяла с каждой минутой, огонь в груди разгорался все сильнее с каждым касанием и лаской. Разум плавно отключался, уступая место животной необходимости обладать, подчинять и растворяться в любимой без остатка.
Гермиона отвела руку назад, запуская пальцы в платиновые волосы, прижалась спиной к груди парня, позволяя ему делать с собой все, что заблагорассудиться, и твердо зная, что ее не ждет ничего кроме удовольствия. Один за другим сладкие стоны слетали с ее губ, чуть приоткрытых и пересохших. По телу волна за волной прокатывалось возбуждение, все сильнее затягивая узел внизу живота. Доверив тело и душу Малфою, она приняла заданные правила игры, с каждым новым стоном все больше убеждаясь в том, что все сделала правильно.
Драко действительно был везде и нигде… стал теплым, ласкающим ее тело ветром, который касался горящей от возбуждения кожи прохладными поцелуями, в тот же момент пальцами проникая во влажную теплоту лона. Гермиона задохнулась от этого неизвестного, но мучительно-приятного ощущения и откинула голову на плечо Драко, сладко застонав. Тонкие пальцы парня еще раз прошлись по чувствительной коже, а затем вновь скользнули внутрь, вызывая сладкий вздох.
- Боже…- простонала Гермиона, сгорая заживо от его прикосновений. – Что же это…
Все еще продолжая ласкать ее, Драко притянул лицо девушки к своему, впиваясь в губы поцелуем. Их языки упрямо столкнулись друг с другом, отказываясь уступать и остервенело борясь за превосходство. Жадный и животный… этот поцелуй был самой Страстью, вырвавшейся на свободу из самых потаенных уголков души. Не осталось ничего: ни страха, ни стыда…
- Драко… - простонала девушка, покачнувшись и не в силах больше твердо стоять на ногах.
Парень отстранился, взял ее на руки, в два шага оказался у кровати, бережно опустил на покрывало и лег рядом, мягко ухмыляясь. Гермиона улыбнулась в ответ и потянула его на себя, крепко обхватывая руками за плечи.
- Не так сильно, малыш.
Драко немного отстранился и обвел контур ее губ пальцем.
- У тебя восхитительные губы… Оторваться от них невозможно.
- А у тебя - пальцы, - краснея, призналась та.
- Пальцы, говоришь? – бровь Малфоя выгнулась дугой, а во взгляде промелькнула знакомая чертовщинка.
Ладонь Драко легла на живот Гермионы и плавно двинулась вниз, а губы коснулись девичьей груди. Грейнджер сладко застонала и положила руку на его голову, небрежно перебирая светлые волосы.
- М-м-м… - вновь прозвучало в тишине. – Так приятно…
Парень обвел языком ореол сначала одной, потом другой груди, скользя ладонью между ними. Затем прикусил губами правый сосок и принялся нежно посасывать его, вновь скользнув во влажное лоно пальцем.
- Ах… - Гермиона неосознанно двинулась навстречу и распахнула глаза, сталкивая взглядом с мутными от страсти серыми глазами. Она замерла, тяжело дыша, пойманная на месте преступления.
- Смотри мне в глаза, хорошо? – прошептал парень, спускаясь цепочкой поцелуев вниз. – Хочу, чтобы ты смотрела на меня все время.
- Но…
- Смотри на меня.
- Хорошо…
Драко развел ноги девушки в стороны и запечатлел по поцелую на внутренней стороне каждого бедра, а Гермиона напряглась, как струна, догадываясь, что будет дальше. Мужские ладони легли на женскую грудь, мягко сжимая ее, а губы коснулись чувствительного местечка. Девушка сладко вздохнула, захлебнувшись от возбуждения, а с губ сорвался стон. Не разрывая зрительного контакта, Драко обвел языком нежную кожу лона и аккуратно скользнул внутрь, исследуя каждый миллиметр и даря ни с чем не сравнимое удовольствие. В серых глазах, неотрывно смотрящих в карие, теплился лукавый огонек, еще сильнее воспламеняя и так бушующий в сердце Гермионы пожар.
- Это просто невозможно… Я не могу смотреть, как ты… - Грейнджер не договорила, протяжно застонав, когда парень провел языком по чувствительному бугорку.
- Еще как можешь. И должна… Отпусти себя. Сделай это. Для меня, - Драко вновь провел языком по нему, заставляя девушку жалобно застонать. – Еще я хочу, чтобы ты разговаривала со мной. Говори о том, что чувствуешь, чего хочешь, и я сделаю это… Слышишь?
- Да… - прохныкала та, чувствуя, что узел в животе скрутился до предела.
Кожа Гермионы пылала, дыхания катастрофически не хватало, она судорожно хватала ртом воздух, как выкинутая на берег рыба, раз за разом извиваясь от наслаждения и сипло выдавливая:
- О, боже… М-м-м… Боже!
В голове стоял полнейший туман, она не понимала, что говорила, бессвязно бормоча и зовя Малфоя.
- Я не могу… не могу. Я умру сейчас! Драко, Драко… Пожалуйста…
Но он, казалось, не слышал ее, продолжая свою пытку, пока, в конце концов, девушка не упала спиной на матрац, издав громкий стон. Ее тело покалывало от удовольствия, а кровь в венах превратилась в вино, вызывая состояние опьянения. Гермиона была пьяна… пьяна любовью и счастьем.
Малфой подтянулся на руках и, ложась рядом, заботливо обнял ее. Комнату, словно покрывалом, вновь укутала тишина. Лишь сбивчивое дыхание старост нарушало идеальное безмолвие. Гермиона жалась к Драко и безотчетно шептала:
- Я люблю тебя… так люблю тебя… так люблю.
Он успокаивающе гладил ее по спине и целовал в макушку.
- Я тоже люблю тебя.
- Нет. Ты не понимаешь… Я люблю тебя.
Драко усмехнулся в девичьи волосы.
- Хорошо. Это очень хорошо. Ты молодец.
- Я… как будто не Я, - продолжала девушка, делясь впечатлениями. – Как будто переселилась в другое тело. Но эта новая я, она совсем другая, и та же самая одновременно. Но мы обе любим тебя. Это так необычно… - Гермиона легла на спину, смотря в потолок, – Ты не говорил, что будет так приятно.
- Ты и не спрашивала, - ответил Малфой, подперев голову рукой и смотря на нее.
- А если… - Грейнджер смущенно прикусила губу. – Если бы «там» был ты… ну по-настоящему… Как бы это было?
- Хорошо.
- Лучше, чем сейчас?
- Да.
- Намного?
- Намного, - усмехнулся Малфой.
- М-м-м… - протянула та, а затем смущенно добавила: - Я бы хотела попробовать. Если ты не против.
- Это я-то против? – отозвался тот.
- Ну… - Гермиона прикусила губу и улыбнулась. – В конце концов, задавать вопросы, заранее зная ответы, можешь не только ты.



- Ах так! - Малфой притянул к себе взвизгнувшую Гермиону, прижал спиной к матрацу и коснулся поцелуем ключицы. Девушка сладко потянулась, обнимая его за талию и чуть подавшись вперед. В теле чувствовалась небывалая легкость, она будто родилась заново. В груди росло и крепло нечто напоминающее радость, смешанную с безрассудством. Сейчас все было возможно, Гермиона была готова на все, желая взять от жизни по максимуму.
- Будет больно? – взволнованно спросила она между поцелуями.
- Немного.
Грейнджер согласно кивнула, заранее зная ответ.
- Но ты ведь предупредишь меня? Перед тем как…
- Конечно, - не раздумывая, соврал Драко. – Не думай об этом. Хорошо? Еще не скоро…
Притянув голову девушки к себе, Малфой завладел ее губами, полупрошептав-полупростонав что-то. Затем подхватил Грейнджер под колено и прижал к себе. Они в унисон простонали от удовольствия, продолжая целоваться.
Руки Гермионы беспорядочно бродили по спине и груди Драко, а губы раз за разом призывно распахивались навстречу. Тело попеременно накрывали волны наслаждения, от властных, но нежных прикосновений парня. Она сходила с ума от ощущения его ладоней на своем животе, плечах и ногах, от жадных до ласк губ на груди.
Лелея заострившиеся бугорки языком, Драко таял, словно воск свечи, в ее нежных объятиях, тонул в сладких стонах и вновь возрождался из небытия девичьими ноготками, что впивались в его спину.
- О, боже… Ах… - стонала она, вздрагивая от прикосновения парня к своему пупку. – Я… как же… М-м-м…
Гермиона металась по матрацу, запустив пальцы в волосы, не в силах найти себе места.
- Ты моя… слышишь? – прохрипел Малфой, оказываясь у девичьего уха.
- Только твоя, - девушка обхватила лицо слизеринца ладонями, обвила ногами талию и провела языком по губам, застонав от ощущения скольжения кожи о кожу. А Драко зарылся носом в русые волосы и крепко прижал ее к себе, неожиданно делая толчок.
- Ай! – Грейнджер вздрогнула и испуганно распахнула глаза.
Резкая боль прострелила тело, распространяясь, как зараза, через пролившуюся кровь по всему организму.
- Да, - прошептал Драко на ухо Гермионе. – Я обманул тебя. Прости, малыш, - затем коснулся ее лба невесомым поцелуем, заметив, как по раскрасневшейся от страсти щеке скользнула слеза. – Предупреди я, как обещал, заранее, ты бы сжалась в комок. И было бы больнее.
Девушка сглотнула, проталкивая слюну через пересохшее горло, и сипло произнесла:
- Л-ладно… - из карих глаз постепенно ушел немой укор, она попыталась сделать осторожный вздох и расслабиться. – Ладно. Я верю тебе. Пусть так…
Драко мягко улыбнулся, вновь поражаясь ей. В который раз он ловил себя на мысли, что сколько бы ни старался, как близко ни подбирался к разгадке, Гермиона раз за разом удивляла его: словами, поступками, мыслями.
- Ты невероятна, - с восхищением прошептал парень. – Как ощущения?
- Немного тяжело. Ты ведь лежишь на мне.
- Я имел в виду другое, - укоризненно взглянул на нее Драко.
- В остальном все хорошо, - Гермиона потянулась навстречу его губам. – Не беспокойся. Честно. Уже практически прошло. Нужно было просто расслабиться. Поцелуй меня…
- Скажи, если станет больно.
Не размыкая губ, Малфой аккуратно зашевелился, отодвигаясь назад, и в животе Гермионы что-то сладко заныло, превращаясь в уже знакомое тянущее чувство. Она глубоко вздохнула и прикусила губу, почувствовав очередное скольжение, на этот раз внутрь. Губы Драко глотали сладкие стоны Гермионы и смешивали собственные вздохи с ее. Он, как мог, контролировал себя, стараясь двигаться предельно аккуратно и медленно, чтобы не навредить ей. Тело было натянуто, как струна на гифе гитары, так же рождало музыку страсти и счастливо звенело от ощущения обладания и физического присутствия внутри любимой женщины.
Малфой медленно таял, растворяясь в сначала робких и неуклюжих, но затем все более смелых ласках Гермионы. Ее губы бродили по мужской шее, а ладони сжимали ягодицы, прижимая еще крепче к себе и сокращая и без того мизерное расстояние между телами.
- Мия… - прохрипел Драко, делая очередной выпад. – М-м-м…
- Ах… - она вцепилась в его плечи ногтями, оставляя красные полумесяцы на фарфоровой коже.
Тело прострелило наслаждение, бомбой взрываясь в мозгу. И, протяжно застонав, они переплели пальцы друг с другом. По спине прокатилась горячая волна, рождая испарину и мгновенно воспламеняя кожу. Положив ладонь на живот девушки и продолжая жадно целовать ее, Драко нащупал пальцами нужную точку и резко нажал на ее, одновременно делая толчок. Гермиона выгнулась дугой и громко вскрикнула:
- Драко!
- Т-ш-ш… - простонал от удовольствия Малфой, продолжая вновь и вновь погружаться в нее, рыча, лаская и шепча в полузабытье: - М-моя… милая… нежная… - его голос дрожал от страсти. – Гермиона… Люблю…
Лунный свет, лившийся из окна, серебряными брызгам расплывался по коже любовников, вспыхивая бриллиантами в каплях пота. Призрачной дымкой кутал разгоряченные тела и убаюкивал бешено стучащие сердца. Воздух вокруг стремительно сжимался. Вдохи становились все быстрее и резче, а сознание теряло связь с действительностью, пока, наконец, не разлетелось вдребезги, хрустальными осколками упав на смятые простыни...

Цѐлую грудь набирая,
Задержу дыхание.
Не растерять постараюсь гравитации
Состояние.
Время как вода - ты как воздух.
(Монатик - Воздух)



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16760-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Ав@нтюра (13.04.2016) | Автор: Ав@нтюра
Просмотров: 658 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
+1
7 Lessa8956   (16.04.2016 23:27)
Спасибо за нежность, юность, улыбки, заботу, любовь.

+1
6 Bella_Ysagi   (16.04.2016 17:45)
happy happy спасибо

+2
3 NikkiRid0065   (15.04.2016 17:51)
Драко раскрыл душу в своем обьяснении-и, наконец-то раскрвл свои чувства. Очень понравилось сравнение Мии с ангелом-хранителем, она ведь и правда спасает его от всех печалей, горя, боли и раскаяния. И что важнее-принимает его таким, какой он есть и ничего не требует взамен. Именно в такую любовь тяжело поверить, но именно она окрыляет, исцеляет душу и заставляет верить в лучшее.
Ну а то, что Драко прекрасный любовник было понятно давно

+1
5 Ав@нтюра   (16.04.2016 15:48)
Гермиона для Драко и впрямь личный ангел-хранитель. smile

+2
2 -Piratka-   (15.04.2016 06:35)
Спасибо!

+3
1 Svetlana♥Z   (15.04.2016 00:47)
Ах, какая горячая и одновременно нежная глава. И не важно, что там ждёт наших героев впереди. Гермиона получила невообразимо замечательный, умопомрачительный опыт в объятиях любящего и заботливого мужчины! happy Эта ночь для неё навсегда останется сказочной, хотя надеюсь, и для Драко тоже!
Спасибо за наслаждение и жду продолжения! happy wink

+1
4 Ав@нтюра   (16.04.2016 15:47)
Уверена, что ночь эта была совершенно особенно для них обоих wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]