Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13576]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Соперница
Спустя 20 лет после Рассвета... Ренесми и Джэйкоб вместе с Карлайлом и Эсме переезжают в маленький городок Феллс-Черч. Но теперь Несси придется бороться за свою любовь к Джейку, потому что у неё появится соперница на его сердце. Сможет ли она выиграть этот поединок? Поймет ли она, почему именно эта девушка стала ей преградой? Что скрывает она сама? И почему она выбрала именно Джэйкоба?

Белое Рождество
Белла, всем сердцем любящая Лондон, в очередной раз прилетела сюда на Рождество. Но в этом году она не просто приехала навестить любимый город. У нее есть мечта - отчаянная, безумная, из тех, в которую веришь до последнего именно потому, что она – самая невозможная, самая сказочная из всех, что у тебя когда-либо были.

Другой путь
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император восседал на троне во дворце на Корусанте. Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…
История по миру «Звёздных войн», призёр фанфик-феста по другим фандомам

Пропущенный вызов
Эдвард определенно не думал, что несмотря на его пренебрежение праздником, духи Рождества преподнесут ему такой подарок...

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13438
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Заблудшие души

2016-12-9
18
0
Заблудшие души


Категория: Переводы
Номинация: Лайт дарк

Автор: -
Переводчик: -
Бета: +
Жанр: Romance & Horror
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Белла/Эдвард
Саммари: Дар Беллы — видеть призраков, поэтому она очень удивлена, что переехав в дом с историей, она не встречает ни одного… до ночи на Хэллоуин. Но чем этот призрак так сильно отличается от других?

Фандом: Сумеречная Сага




Вы когда-нибудь видели призрака? Знаете, когда замечаешь что-то краем глаза, но, сосредоточившись, понимаешь, что вокруг пусто. Или когда чувствуешь, что за тобой кто-то наблюдает, но никого нет. Или когда идешь на местное кладбище, навестить могилу отца и, прогуливаясь, знакомишься с десятилетней девочкой по имени Элис Брендон, которая умерла в тысяча девятьсот двадцать пятом году. В результате твоя мать ведет тебя на прием к психоаналитику, потому что ты разговариваешь с пустотой.

Да, предполагаю, что такое происходит только со мной… или вернее будет сказать, происходило только со мной. Родиться со способностью видеть призраков было не тем, о чем я могла мечтать в своей жизни, и после инцидента с Элис — в то время мне было двенадцать лет, — я притворилась, что слова «я вижу призраков» были всего лишь шуткой. Моя мать хотела услышать именно это, и я с радостью маскировалась под обычного подростка. Образ причудливой девочки не слишком помогал мне, но я научилась игнорировать происходящее вокруг и жить с этим.

Если вдруг в школе или в скоплении людей мне доводилось видеть что-то из ряда вон выходящее, я не обращала внимания. Не было никакого смысла выставлять себя сумасшедшей.

Сейчас, если верить рассказам Голливуда, существовало только два вида привидений. Это либо Каспер — дружелюбное привидение, либо мутировавший урод, задавшийся целью убить тебя. Однако иногда, например, можно было встретить неуверенного в себе призрака, такого как Майкл Ньютон, который умер от гриппа в тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году. Он не оставлял меня в покое в течение трех лет, был похож на долбанную собаку, повсюду меня преследующую. Или такого как Аро Волтури, убившего себя в тысяча триста пятидесятом, после того как прикончил жену и ее любовника. Он был настоящим извращенным психом, полностью слетевшем с катушек. Но большинство призраков были просто заплутавшими душами.

Их существование похоже на то, как вы проживаете свою жизнь. Выискиваете вещи, характеризующие вас, предметы, показывающие, кто вы есть на самом деле. Для некоторых это автомобиль или вторая половинка, или, может, это работа, и если вы не можете определиться — вы потеряны. Просто живете скучно изо дня в день в ожидании перемен, поворота судьбы или кармы — и я не говорю о «карма сутре» (п/п: Речь идет о «Сутре о карме». Сутра — в древнеиндийской литературе лаконичное и отрывочное высказывание, афоризм, позднее — свод таких высказываний), — когда что-то изменится, и все встанет на положенные места.

Некоторые люди, умирая, так и не находят смысла, поэтому они становятся призраками. Остаются на земле, что-то удерживает их здесь.

Вы когда-нибудь видели фильм «Призрак»? Тот, с Патриком Суэйзи? Думаю, вы согласны, что смысл фильма повторяет то, о чем говорю я. Он покинул землю только после того, как добился справедливости за свое убийство, и его девушка знала, что он любит ее.

Существуют миллионы других фильмов и два с одинаковым сюжетом, так что теперь вы точно знаете, что каждому привидению необходимо закончить свои дела, чтобы уйти.

Мы с матерью недавно переехали в Вашингтон — самый холодный, чертовски тоскливый штат в Америке, — чтобы начать все с чистого листа. Другими словами, моей матери стало скучно, и она захотела попробовать что-то новое и захватывающее. Я, естественно, не считала этот довод достаточным для переезда, но была единственной дочерью и единственным человеком рядом с ней, о котором ей следовало заботиться, поэтому мое мнение, судя по всему, не имело значения.

Мы упаковали все наши вещи и переехали в двухэтажный дом на берегу озера. По словам риэлтора, у дома была богатая история. Мне хотелось высказать, куда она могла засунуть эту историю. Полагаю, вам интересно, почему я желала сделать это? Помимо очевидного факта, что мне не хотелось переезжать, слова риэлтора были похожи на дешевый прием, направленный заинтересовать нас. Я же знала: где история — там призраки.

Опираясь на широко распространенное мнение, вы, должно быть, представляете привидение в виде белой простыни или образе плывущего по воздуху человека, но хочу вас расстроить: они очень похожи на вас и на меня, — когда хотят быть такими.

Большинство встреченных мной призраков просто ходили по земле; некоторые по-прежнему открывали двери, проходя в здание. Конечно, если они хотели, могли пройти и сквозь стены, и вытворить еще что похуже, но предпочитали не делать этого. Другие пользовались своим… «призрачеством», летали вокруг, вызывая хаос и просто, если говорить ясно, раздражали.

Выглядели они как обычные люди: чуть бледнее и холоднее, немного ненормальнее. Словно живые трупы. Что-то между зомби и вампирами.

Но вернемся к моей истории. Я была зла, что придется жить в богатом историей доме, но стоило мне увидеть вид за зданием, мое сердце тут же растаяло как шоколад на раскаленной сковородке.

Соседские строения расположились по всему берегу большого озера, а у нас был даже собственный причал, ведущий к воде. Маленькие дети играли у кромки воды, кто-то ловил рыбу в центре. Озеро окружал густой лес и просто жаждал быть исследованным. Я была моментально подкуплена одним лишь видом.

Плевать на призраков, которые, очевидно, рано или поздно появятся. Этой красоты было достаточно, чтобы я забыла о таких прозаических вещах.

Через месяц мы официально заселились.

Любуясь и наслаждаясь, я проводила лето, купалась и знакомилась с соседями, пока моя мать бегала по дому с краской, облагораживая его. Я была удивлена, что ничего не происходило. Никаких стуков, никакого жуткого шума по ночам, ничего.

Так вот что я хочу сказать: надеюсь, вы простите меня за то, что произошло тридцать первого октября.

***

Я сидела на столе в кухне и ела мороженое из картонной упаковки «Бен и Джерри», в то время как моя мама бегала вокруг, ища сумочку. Зная ее, несложно было предположить, что сумка могла оказаться даже в холодильнике.

— Белла! — хныкала она. — Ты уверена, что нигде не видела ее?

Я закатила глаза и взмахнула ложкой:

— Я уже сказала, что не знаю, — фыркнула я, а потом добавила: — Ты смотрела в холодильнике?

Она сурово глянула на меня.

— Почему, черт возьми, она должна быть в холодильнике?

— Я бы промолчала, если бы такого не случалось раньше, — ответила я, зачерпывая новую порцию сливочного удовольствия, которое мы называем «Б и Дж».

Рене со вздохом открыла холодильник и начала просматривать его содержимое. Через минуту она подпрыгнула с торжествующей улыбкой на лице и взмахнула сумкой.

— Нашла.

— Я же говорила, — пропела я.

Мама повернулась.

— Да, да, мисс Всезнайка.

Я усмехнулась:

— Устраивать свидание на Хэллоуин разве не плохая примета? — поинтересовалась я, сморщившись.

Рене нахмурилась.

— Нам обеим полезно рисковать снова и снова, дорогая.

Фары с улицы на секунду осветили кухню, прерывая проникновенные речи — я не смогла не отметить в происходящем небольшой сарказм. Мама громко завизжала — я была уверена, что собаки на противоположном берегу озера услышали ее, — и запрыгала от волнения.

— Боже мой, он здесь, — прошипела она. — Как я выгляжу? — спросила, поправляя волосы.

Я быстро оглядела ее. Рене была одета, как Мэрилин Монро в фильме «Зуд седьмого года», присутствовала даже родинка.

Я подняла большой палец вверх.

— Ты выглядишь великолепно. — Как бы сильно я не любила видеть свою мать такой счастливой, мне было немного больно от того, что она собралась отмечать этот праздник отдельно от меня. Хэллоуин всегда был нашим вечером. Мы ели печенье и попкорн, и пугали сами себя просмотром ужастиков.

Мы с Рене всегда больше походили на лучших подруг, нежели на мать и дочь. Я все рассказывала ей, а она в свою очередь не скрывала «кровавые» подробности своей жизни. Родила меня она в семнадцать лет, после мимолетной встречи с одним из игроков бейсбольной команды. С тех пор мы с ней не расставались… буквально.

Мама умчалась по коридору, открывать дверь, когда запищал дверной звонок, а я осмотрела свою одежду. На мне были надеты черные спортивные штаны и мешковатая футболка с надписью на груди «Люби жить, живи любя». Это был подарок Рене на день рождения.

Она вернулась обратно, таща за собой высокого мужчину. Он выглядел широкоплечим, примерно шести футов и четыре дюйма ростом (п/п: 1,93 метра). На нем были джинсы, поверх белой футболки кожаная куртка, а волосы зачесаны назад.

— Белла, это Чарли, капитан полиции, — на секунду я перевела взгляд на мать — похоже Чарли чувствовал себя не слишком комфортно. Я мысленно застонала. И надо было моей матери собраться на свидание с капитаном полиции. Думаю, теперь в школе у меня друзей поубавиться.

— Я только захвачу жакет и пойдем. — Рене побежала по лестнице наверх, оставив нас одних на кухне. Я разглядывала мужчину секунду.

— Белла, — представилась я. Он смотрел на меня непонимающе. — Хм? — закатила я глаза. — Меня зовут Белла. Послушайте, если вы обидите мою маму, я найду вас и застрелю из своего ружья. Меня не волнует, капитан полиции вы или гребаный президент Соединенных Штатов. Прикоснитесь к ней, и я убью вас. — Я постаралась добавить в свои слова как можно больше яду, чтобы он понимал, что я не шучу.

Он сглотнул и кивнул:

— Понятно.

Я улыбнулась самой ангельской улыбкой.

— Хорошо, потому что я буду наблюдать за вами.

Подняв вверх указательный и средний пальцы, я прикоснулась ими к своим глазам, а потом направила на него. В этот момент спустилась Рене, возбужденная и счастливая.

— Готов идти? — прощебетала она. Капитан полиции кивнул. — Э… да, — мама повернулась ко мне: — Веди себя хорошо и не смотри слишком много страшных фильмов. Но я знаю, что ты именно так и поступишь.

Я вздохнула.

— Мама, мне не пять лет, я знаю, как ухаживать за собой.

Она кивнула и быстро чмокнула меня в щеку.

— У тебя есть номер моего телефона, если вдруг понадоблюсь. Ладно?

Я кивнула.

— Идите, веселитесь, но не позволяйте себе слишком много, это только первое свидание.

Мама слегка хлопнула меня по плечу, повернулась к Чарли, и они вышли из дома, закрыв за собой дверь. Я глубоко вздохнула и спрыгнула со стола, посмотреть в окно, как Чарли помогал Рене сесть в автомобиль, который, к моей радости, не был полицейской машиной.

Прихватив свою упаковку «Бен и Джерри» я прошла к задней двери, желая посидеть на причале. Схватив по пути куртку, я включила внешний свет дома, потому что уже начинало темнеть. Медленно и осторожно пройдя по скрипучим доскам, я села и опустила босые ноги вниз, едва задевая ими холодную воду. Поежившись, натянула куртку и запустила ложку в десерт.

Наблюдая за тем, как зажигаются огоньки в окнах домов, я начала повторять про себя песню, которая не выходила из моей головы уже несколько месяцев. Что странно, я всегда напевала ее, когда приходила на этот причал. Это была старая колыбельная, которую мне пели в детстве, когда я среди ночи, всхлипывая, подскакивала, напуганная кошмаром.

Тише, маленький малыш, ничего не говори,

И мама купит тебе пересмешника.

А если пересмешник не будет петь,

Мама купит тебе бриллиантовое кольцо.

Если кольцо превратится в медь,

То мама купит тебе зеркальце…*


Прохладный ветер обдувал меня. Я вздрогнула и задалась вопросом: для чего я пришла есть мороженое сюда, ведь здесь и так было чертовски холодно. Неожиданно меня накрыла волна беспокойства, я осознала, что все звуки вокруг стихли.

Я не говорю об обычной тишине, когда вокруг никого нет; сейчас не было слышно ни шелеста листвы, ни щебета птиц, ни плеска воды. Причал окружила настоящее безмолвие. Полное и абсолютное. Такое неестественное затишье не предвещало ничего хорошего.

Я опустила глаза на воду, которая была похожа на почерневший экран, подобный зеркалу. Увидев в нем свое отражение, я нахмурилась. Темные глаза и бледная кожа казались чужими. Я была уверена, что мое лицо было не настолько угловатым, а челюсть не такая широкая.

Я наклонила голову в сторону, и отражение сделало то же самое. Я нахмурилась, и оно нахмурилось вместе со мной. Осторожно опустив руку, я прикоснулась к воде. По телу тут же пробежала дрожь от холода, и я быстро отдернула пальцы. Что-то было не так, но я никак не могла понять, что именно. Широко распахнутые глаза продолжали изучать меня. Отвернувшись от воды, я попыталась взять себя в руки, объяснить, что невозможно испугаться собственного отражения, что здесь нет никого, кроме меня. Здесь никого нет. Только я.

Снова посмотрев на воду, я опешила, от увиденного мое сердце пропустило удар. Не было ничего. Мое отражение больше не смотрело на меня. Его просто не было. Ни темных глаз, ни бледной кожи. А потом случилось это.

Я почувствовала, как холодные мокрые руки схватили мою лодыжку, все еще свисающую с причала, и потянули вниз. Я закричала и, потеряв равновесие, плюхнулась в озеро. Ледяная вода резко ударила меня, я ахнула и начала задыхаться, когда в горло залилась вода. Дико стуча ладонями по поверхности, я пыталась вырваться, но меня тянуло вниз, все глубже и глубже на дно озера.

Сердце билось в ушах, а легкие разрывались из-за недостатка воздуха.

Вода была темная; только луна едва освещала озеро. Внезапно лодыжка оказалась свободной, а передо мной появилось лицо.

Глаза были черными. Бледный палец прикоснулся к губам:

— Тише… ты разбудишь его, — прошептал незнакомец.

Я разглядывала его, позабыв о нехватке воздуха, а он обернул руку вокруг моей талии и потянул наверх. Зрение стало размытым, пляшущие перед глазами черные точки мешали прийти в себя. Я обмякла, чувствуя, как последние пузырьки воздуха сорвались с губ, и только собралась последний раз закрыть глаза, как ощутила, что моя голова оказалась на поверхности.

Открыв рот, я одним рывком попыталась наполнить пустые легкие воздухом, но единственное, чего мне удалось добиться — снова хлебнуть воды и, подавившись, закашляться. Не открывая глаз, я прислонилась к тому, что держало меня. Горло и легкие жгло.

Я ощущала, что в любую секунду готова потерять сознание.

В ушах стоял гул. Вдруг я почувствовала на губах ледяное прикосновение. Мои глаза дрогнули и медленно открылись, воздух проник в легкие. Я ощутила, что приподнимаюсь над водой, и взмахнула руками, ища, за что ухватиться. Ладони прикоснулись к чьему-то холодному телу, и я ухватилась за него как за спасительный круг.

Сейчас мое тело казалось тяжелым грузом, я понимала, что пройдет не так много времени, как я ускользну в беспамятство.

Мне бредилось, будто меня окутало темное облако, и я наблюдаю за всем издалека. Приходили образы и воспоминания из жизни. Куски и отрывки, фрагменты и кадры заполняли мысли, проникая в разум.

Женщина, поющая призрачную колыбельную. Мутные всполохи темно-зеленых глаз, рыжих волос, обрушивающихся на мою голову, мучительная боль в висках. Отдающий эхом далекий голос человека, которого я видела под водой, повторяющий одно и то же снова и снова: «Тише… ты разбудишь его». Кого, я не знала, но чувствовала, что должна понять. Мне не хватало важной подсказки, чтобы решить головоломку.

Не представляю, как долго я лежала здесь, но чувствовала себя такой истощенной. Едва осознавала, что происходит вокруг, не до конца придя в себя. Кто-то звал меня, вытягивая из беспамятства, и мне стоило больших усилий балансировать на краю сознания.

Вдруг темное покрывало начало поднимать меня и я ощутила, как что-то похожее на легкий ветер ласкает мое лицо. Я знала — это тот человек, пришедший ко мне во сне. Не знаю почему, но каждый атом моего тела реагировал на него, тянулся навстречу.

Прикосновение, похожее на порхание бабочки, скользнуло по моей шее, и стоило мне вздрогнуть, как все прекратилось. Я подняла веки и увидела темно-зеленые глаза, пристально наблюдающие за мной. Они смотрели внимательно и удивленно, словно видели впервые. Я, замерев, разглядывала незнакомца в ответ, изучая черты его лица, впитывая то, что видела.

Его каштановые волосы были взлохмачены — скорее всего, рука не раз пробегалась по ним, — а лицо казалось высеченным из мрамора. Темно-зеленые глаза были наполнены тайной, о которой нельзя говорить вслух, и они околдовывали меня. Его брови чуть приподнялись, морща лоб, и мне хотелось разгладить эту морщинку.

Он был настолько навязчиво красив, что мое дыхание сбилось.

Сердце подпрыгнуло к горлу, и я почувствовала себя окаменевшей перед ним. Не могла точно сказать, сплю или бодрствую. Никогда за все годы жизни я не видела никого похожего на этого человека.

Наши глаза изучали друг друга, мы оба искали ответ на вопрос, который не был произнесен вслух. Внезапно он выдохнул, и сильный ветер ударил по нам, напоминая мне, что я сижу в мокрой одежде. Мои зубы застучали, я обняла себя. Незнакомец окинул меня последним взглядом, его тело превратилось в туман и развеялось.

— Подожди! — тут же крикнула я, не понимая, почему мне хотелось, чтобы он остался. Попыталась схватить его, но кулак скользнул по пустому воздуху.

Вокруг меня воцарилась тишина, и я вздохнула, понимая, что он ушел. Ощущая пустоту и холод — холод, скорее всего от того, что на дворе стоял октябрь, а я была в насквозь промокшей одежде, — я изо всех сил пыталась встать. Стараясь восстановить в памяти события произошедшего, я понимала, что, вытащив из воды, незнакомец положил меня на доски причала.

Приложив руку к груди, я пыталась успокоить быстро бьющееся сердце. Вдруг меня вновь охватило внезапное чувство тревоги. Волосы на затылке зашевелились, и я начала осматриваться в поисках виновника. Не отпускало странное жуткое чувство, что кто-то за мной наблюдает. Но никого не было. Только пустота. Однако страх не покидал меня.

— Кто ты? — прошептала я, выискивая глазами хоть что-то, один-единственный намек, подтверждающий, что я не сумасшедшая, доказывающий то, от чего я отказалась несколько лет назад. Призрачный смешок пощекотал мое правое ухо, и сердце зашлось в бешенном ритме. Ответа не было, но я чувствовала, как моя щека горела от его ледяного дыхания. Качнув головой, я повернулась направо, изучая то место, где он, как мне казалось, должен был стоять. Шепот электрическим током пронзил меня, и я заставила себя вспомнить, что должна дышать.

Вдох… выдох… вдох… выдох…

Было тихо. На секунду я решила, что он ушел, но потом снова почувствовала. Это было похоже на мягкое подергивание. Все началось в груди, потом распространилось по всему телу. Я словно погрузилась в транс, поднялась с досок и направилась к лесу, растущему вокруг дома.

Можно подумать, при всем моем опыте общения с призраками, я должна была понимать, что, черт возьми, происходит, но я не понимала. Я больше не управляла своим телом. Казалось, он проник в меня и вел куда-то.

Ветки и иголки хрустели под ногами, но я едва чувствовала боль от царапин, появляющихся на коже. Пыталась вырваться, желая вернуться домой, но как мотылек на пламя двигалась вперед.

С каждым шагом тяга становилась все более настойчивой. Луна светила ярко, деревья отбрасывали длинные тени по земле. Единственное, что я слышала, это свое тяжелое дыхание, но даже оно звучало приглушенно в моих ушах.

Не могу сказать, как долго я шла по лесу, где, черт возьми, я находилась, и сколько сейчас было времени, когда я, наконец, увидела его.

Скрытый забором и зарослями кустов старый домик.

Мои ноги продолжали двигаться вперед и вскоре коснулись крыльца. Ступеньки скрипели и стонали с каждым сделанным мной шагом, пальцы, тянущиеся к дверной ручке, дрожали.

Обернув ладонь вокруг холодного металла, я, следуя настойчивому давлению, собиралась тянуть дверь на себя. Не понимала, что со мной происходит. Почему я не могла прекратить делать это и вернуться домой? Почему напор было таким сильным?

Приятный тембр мужского голоса толкал меня к этой двери, к старой ржавой ручке, пославшей дрожь по позвоночнику, стоило прикоснуться к ней. Я пыталась вырваться, но продолжала двигаться вперед.

Я знала, что должна бежать, но сострадательный, почти любящий голос убаюкивал меня, погружая в состояние покоя.

«И если собака по имени Ровер не будет лаять,

Мама купит тебе лошадь и телегу»


Я стояла перед дверью, впитывая звуки колыбельной. Успокоение полностью поглощало меня.

Сердце колотилось в ушах, ладони стали липкими, а через воздух, казалось, проходил электрический ток. Закрыв на мгновение глаза, я крутанула ручку. Раздался громкий скрип, щелчок с другой стороны, и дверь открылась.

Вырвавшийся из дома воздух окатил меня ледяным дыханием. Руки дрожали, когда я подтолкнула дверь, полностью открывая ее. Внутри было темно, только свет луны проникал сквозь незанавешенное окно в углу. Вокруг свистел и хлестал ветер, заставляя войти внутрь; что-то дергало изнутри, вынуждая сделать шаг вперед.

Неожиданно я выгнулась и вновь обрела способность чувствовать себя собой.

Со всех сторон меня захлестнули обострившиеся инстинкты: страх, самосохранение. Я не могла дышать, вокруг все закружилось, каждая клеточка моего тела приказывала бежать отсюда, пока еще была такая возможность. Я повернулась, собираясь выскочить во все еще открытую дверь, но она захлопнулась, стоило шагнуть к ней. Вцепившись в дверную ручку, я дергала ее, но дверь не поддавалась. Сколько бы я ни тянула, ни крутила, ни дергала, она стояла, как замурованная.

Должно быть, я пропустила сто первый урок, на котором учили бороться с проникновением в тело потусторонних существ и вообще держаться подальше от всего жуткого.

Происходящее очень походило на начало плохого фильма ужасов. Я не хотела умирать.

Изабелла! — его голос звучал тихо, нежно обволакивая. Я знала, что это был он. Это все его рук дело. Я просто не понимала, почему он выбрал меня и, честно говоря, была раздражена тем, как разворачивались события.

— Что тебе от меня нужно? — откликнулась я. Ответа не последовало, и меня охватило чувство беспомощности. Я знала, какими обладаю способностями, уверена, он знал тоже. — Пожалуйста, отпусти меня. Я сделаю все, что попросишь, только, пожалуйста… — я растерянно замолчала.

Прозвучал едва слышимый мягкий вздох, и я повернулась направо, глядя на то место, где он мог стоять. Шепот звучал то там, то тут, проникая сквозь меня. А я продолжала напоминать себе, что должна дышать.

Почувствовав легкое прикосновение к щеке, обжигающий лед на горячей коже, я зажмурилась.

— Посмотри на меня, — прошептал он, и я, приоткрыв глаза, увидела его.

Дыхание перехватило. Медленно подняв дрожащие пальцы, я дотронулась до его кисти, все еще лежащей на моей щеке.

Я ожидала, что моя рука пройдет сквозь него, но он оказался плотным, холодным и мягким. Мои глаза метались, изучая лицо незнакомца, а он, проведя пальцем по моему подбородку, вздохнул.

— Пожалуйста, не бойся меня, — прошептал он; выражение его лица было огорченным. Я выдохнула, не понимая своих чувств: испуг и удивление.

Существо передо мной отличалось от всего, что я видела раньше. Да, он был призраком, но даже манера поведения у него была другой.

— Кто ты? — прошептала я. На секунду он прикрыл глаза: фиолетовый цвет век делал его лицо усталым и измученным. Он снова посмотрел на меня, его глаза сверкнули, и внезапно вокруг больше не стало старого обветшалого дома. Я стояла посреди небольшой комнаты перед зеркалом. Вокруг нас мерцали свечи.

Ахнув от неожиданности, я шагнула назад, но он придержал меня.

— Посмотри, — он указал на зеркало. Я перевела взгляд и начала рассматривать незнакомца, стоящего за моей спиной, через зеркало. Все вокруг него было как в тумане, казалось, в одно мгновение он может исчезнуть.

Снова закрыв глаза, он прижался своей щекой к моей. Ощущение прохлады пустило дрожь по позвоночнику.

— Догадываешься ли ты, как долго я тебя ждал? — тембр его голоса разжигал во мне огонь. — Сколько лет я по тебе скучал?

Я закрыла глаза; его слова ласкали меня, оборачивая в мягкое покрывало страсти и муки.

— Скажи мне, — прошептала я, внезапно почувствовав острую необходимость слушать его. Отчаянное желание узнать о нем все.

— Я фантазировал о тебе много десятилетий, Изабелла, мечтал о тебе, мучился вопросом, будешь ли ты когда-нибудь моей.

У меня перехватило дыхание.

— И вот теперь я здесь? — Я пыталась сдержать голос от дрожи, но это плохо получалось.

— Хм… да, — пробормотал он, скользя холодными ладонями вверх и вниз по моим рукам. — Это тебя пугает? — тихо спросил он, сосредотачивая глубокий обжигающий взгляд на мне. Я молча покрутила головой, стараясь сосредоточиться на словах, а не на том, что его руки делали со мной.

Не могла понять, почему так реагировала на происходящее. Мне хотелось прикоснуться к нему, почувствовать его кожу, понять, что за человек на самом деле стоял рядом. Мое сердце болело за него, тело тянулось к нему, а душа умоляла его. Но больше всего пугала мысль, что он не был человеком.

Его пальцы играли с краем моей футболки. Я мельком подумала, куда делась моя куртка, и не вернулась ли мама со свидания. Но все мысли разом исчезли из головы, когда незнакомец вдруг одним резким движением разорвал на мне футболку, и она плавно опустилась к нашим ногам. При любых других обстоятельствах я бы закричала и ударила его по лицу, но по непонятным мне причинам я замерла, готовая сделать все, что он пожелает.

Как только мое тело снова могло двигаться, я попыталась развернуться, но его руки крепко схватили меня за локти, сдавливая пальцами плоть. Боль пронзила меня, и я вскрикнула. Он тут же убрал руки и аккуратно положил их на плечи.

— Что ты делаешь? — тихо спросил он, в голосе ощущался намек на разочарование.

— Я только… хотела видеть тебя не через зеркало, — ответила я, ощущая, как румянец покрывает мое тело. Он вздохнул, и я почувствовала, что его напряженные мышцы расслабились. Однако тут же на лице незнакомца отразились боль и печаль, и мне показалось, будто кто-то бездушный взял и вонзил ржавый нож в мою грудь.

— Прости, — сказал он так тихо, что я едва расслышала его. — Я думал, что смогу сделать это… я… я… — Не выдержав, я медленно подняла руку и, не переставая наблюдать за ним в зеркало, аккуратно прикоснулась к его щеке. Его дыхание сбилось, и он, закрыв глаза, прижался к моей ладони. — Прости, — снова пробормотал он и вздохнул. — Я думал, что смогу контролировать себя, думал, что достаточно силен. — Руки незнакомца безвольно повисли, а потом он сжал их в кулаки.

Я почувствовала, как земля задрожала подо мной, единственное в комнате приоткрытое окно хлопнуло, словно началось землетрясение. Дико озираясь по сторонам, я ощутила, как мое сердце от страха удвоило темп. Зеркало дрогнуло и с высоты рухнуло на землю, разлетаясь на мелкие куски. Краткий вскрик сорвался с моих губ, и я, отпрыгнув назад, крепко закрыла глаза, ожидая, что сейчас на меня упадет крыша.

Потом что-то изменилось. Ощущение, похожее на порхание крыльев бабочки, снова скользнуло по моей шее, и все стихло. Открыв глаза, я медленно обернулась, ожидая встретиться взглядом с незнакомцем.

Но его за мной не было. Призрак сидел на полу, обнимая колени, и выглядел очень подавленным. Я опустилась перед ним, все еще шокированная его полетами сквозь мое тело.

— Ты… ты это сделал? — поинтересовалась я.

Он кивнул, оказываясь смотреть на меня.

— Я, наконец, нашел тебя, но не способен прикоснуться, не причиняя вреда, не нанося травмы, не оставляя синяков. Я хочу насладиться тобой, вдохнуть твой сладкий аромат, почувствовать движения твоего тела. Только чтобы услышать, как ты в экстазе выкрикиваешь мое имя. Но ничего это у меня не будет. Я так хочу, очень, но не могу.

— Ты можешь, — слова вылетели из моего рта раньше, чем я смогла остановить их. Я знала без сомнения, что могла бы дать ему все, что он желал. Я хотела принадлежать ему. Хотела, чтобы он потянул меня в «великое неизвестное» и взял с дикой энергией. Так ужасно хотела хныкать в ответ на его слова потому, что он говорил бы их, копаясь в моих самых сокровенных, самых глубоких желаниях. Но я молчала. Моя обнаженная грудь поднималась вверх и вниз, соски увеличились, реагируя на холодный воздух, но я все игнорировала.

— Возьми меня, — тихо попросила я, и мои слова больше были похожи на попрошайничество.

Его глаза блеснули, но он медленно покачал головой:

— Я не могу, не буду, тебе станет больно, — решительно отказал он, не оставляя возможности для спора.

Огонь распространялся по моему телу, и прежде чем успела осознать, что делаю, я запустила пальцы в его волосы и припала к его губам. Он был таким холодным, но я продолжала прижиматься к нему. Пробежавшись губами по щеке к уху, я прошептала:

— Я ничего не знаю о тебе, черт, я даже не знаю твоего имени. Единственное, что известно — ты нужен мне. Не понимаю, почему, но сейчас меня это не волнует, ведь огонь, бушующий внутри, жаждет твоих прикосновений. Каждый сантиметр моего тела требует тебя.

Его дыхание превратилось в свист, и я, не понимая, как это произошло, почувствовала, что лежу на спине с прижатыми над головой руками. Темные глаза незнакомца, казалось, проникали в мою душу, изучали меня.

— Ты не понимаешь, о чем просишь, — прошипел он. — Знаешь, как мне легко было бы сорвать с тебя эти надуманные куски одежды? — Он презрительно прикоснулся к мокрым спортивным штанам. — Всего одно движение, и ты бы стала моей, я больше никогда не позволил бы тебе уйти. Я отметил бы тебя, преследовал. Взял бы так, что ни один мужчина больше не был бы достаточно хорош. Ты была бы дикой со мной и только со мной. Только я мог бы насытить тебя, удовлетворить твое желание.

Он ударил кулаком по полу рядом с моей головой, оставляя в досках небольшую вмятину, но она исчезла так же быстро, как и появилась.

— И знаешь, что в этом самое прекрасное? — спросил он. Я, задыхаясь, покачала головой. Его слова лились словно мед, вызывая внутри приятную боль. Он усмехнулся, как будто знал, о чем я думала. — Самое прекрасное то, что ты будешь просить еще и еще. Требовать. Желать так сильно. Ты не сможешь представить рядом с собой никого другого.

Мое тело дрожало от страсти, когда его губы приблизились к моим и остановились всего в нескольких сантиметрах. Стоило кончику розового языка кратко коснуться меня, и я забыла, как дышать.

Неконтролируемое вожделение охватило меня, когда он очертил языком контур моих губ. Его язык был холодным, но мягким и бархатистым; горячие искры пронизывали мое тело.

— Дыши, — пробормотал он, и мне удалось сделать один прерывистый вдох.

— Сделай это, — прошептала я, чувствуя, как его плотное тело прижимается ко мне. Любые мысли о самосохранении полностью покинули разум.

Из его груди вырвался рык.

— Если мы сделаем это, обратного пути не будет, Изабелла. Я говорю более чем серьезно.

Я согласно кивнула:

— Я тоже.

Его почерневшие глаза изучали мое лицо в течение бесконечной минуты, а потом он отодвинулся. Я нахмурилась и открыла рот, чтобы напомнить ему, что пришло время сорвать с меня оставшуюся одежду и взять с дикой энергией, — похоже, я прочитала слишком много любовных романов.

Он усмехнулся, словно знал, что происходит в моей голове, и протянул руку.

— Ты в самом деле думаешь, что я взял бы тебя на грязном полу в то время, как всего в пяти шагах есть замечательная кровать?

Я замерла на секунду, размышляя, как ответить на этот вопрос.

— Э… типа того.

Он закатил глаза и поднял меня с пола. Подойдя к кровати, бесцеремонно кинул меня на нее и навис сверху. Наклонился для поцелуя, но я положила руку ему на грудь.

— Подожди! — быстро попросила я.

Он отстранился и поднял брови.

— Полагаю, ты что-то хочешь сказать?

Я кивнула.

— Скажи, как тебя зовут. Я имею в виду, если я стану твоей, то хотя бы имею право знать твое имя. Это обычная вежливость, ведь ты же знаешь мое.

Выражение, которое я могла бы описать только как веселье, отразилось на его лице. Он откинулся на корточки и протянул руку, которую я тут же пожала.

— Эдвард Энтони Мейсон Каллен, третий сын Эдварда второго и Элизабет Мэйсон Каллен. Умер двадцать первого мая, ровно за месяц до моего двадцатого дня рождения. Тело закопано в безымянной могиле посреди этого величественного леса, вид на который открывается из твоего окна. Убит женой изменщицей, которая пожелала сбежать с каким-то необразованным дураком. В настоящее время брожу по этому лесу и не могу придумать ничего лучшего, чем пугать и соблазнять бедных, ничего не подозревающих, невероятно сексуальных женщин.

Теперь настала моя очередь веселиться.

— Знаешь, я спросила только твое имя, а не всю историю твоей жизни, — передразнила я. — И не мог бы ты объяснить, почему сказал «сексуальных женщин», а не «сексуальную женщину». Ты распутный демон? Потому что, несмотря на то, что ты мне нравишься, не хотелось бы стать еще одной отметкой на твоей призрачной сексуальной спинке кровати.

Он усмехнулся.

— Ты права, ты единственная соблазненная женщина. Я не распутный и не хочу им быть.

Это мне подходило. Я схватила его за волосы и притянула к себе. Наши губы двигались синхронно, вызывая ощущение жжения.

Я стонала и, скользя руками в его волосах, пыталась прижаться теснее. Он усмехнулся и отстранился, чтобы оставить дорожку из поцелуев на моем подбородке.

— Терпение, дорогая, — пробормотал он. Я фыркнула и надула губы. Это заставило его широко улыбнуться.

Он снова страстно поцеловал меня. Выпустив волосы, я забралась руками под его рубашку и заскользила ими вверх и вниз по груди, ощущая прохладу тела, линии мышц. Он тут же отреагировал, крепче прижимаясь.

Руки Эдварда скользнули по моей талии и прикоснулись к резинке штанов.

Одним быстрым движением он сорвал их с меня. Негромкий вздох слетел с моих губ, который вскоре превратился в стон, стоило призраку пройтись ладонью по моей обнаженной лодыжке. Я тут же обхватила ногами его талию. Дрожа в предвкушении, я терпеливо ждала следующего шага. Он оторвался от моих губ, и я захныкала от потери контакта.

— Я слишком холодный? — спросил он, хмурясь.

Тяжело дыша, я покачала головой.

— Боже, нет, — простонала я. Пальцами он рисовал мелкие узоры на коже моего живота, одновременно медленно целуя подбородок, шею, оставляя обжигающе ледяные следы на моей разгоряченной коже. Его руки, неспешно поднимаясь вверх, едва прикасаясь, очертили форму груди.

— Пожалуйста… — молила я, желая чувствовать больше его прикосновений. Он поднялся на колени и, не сводя с меня глаз, помог мне привстать. Потянул ближе, пока моя грудь не прижалась к его груди. На этот раз я чуть вздрогнула от холода, и он нежно провел ладонью по моим волосам.

Мое дыхание было единственным звуком, нарушавшим тишину этой комнаты. Оно выдавало мое невероятное желание.

— Ты так прекрасна, — благоговейно пробормотал он. Прижавшись лицом к моей шее, он глубоко вдохнул, впитывая аромат моей кожи.

Я покраснела, не привыкшая слышать комплименты. Обладая необычной способностью, я не нашла времени завести друга.

Подняв трясущуюся руку, я положила ее Эдварду на плечо. Все между нами было противоречиво, все наперекор. Начиная от контрастной температуры тел, моего бьющегося сердца и его молчащего, различия в нашей одежде — или того, что от нее осталось, — до того факта, что он был уже сто лет как мертв.

Он не двигался, и я, чуть приподняв веки, посмотрела на него из-под ресниц. Ответный пристальный взгляд опалил меня, стирая любое ощущение льда на моей коже. Эдвард подвинулся ближе, и я чуть наклонила голову в сторону, прежде чем снова напала на него с поцелуями. Наши губы двигались неспешно и томно. Мы не торопились, не мчались вперед.

Я, удовлетворенно вздохнув, крепче прижалась к его груди.

Положив ладони на мои виски, он чуть придержал меня, стараясь ослабить мой пыл. Я же обхватила руками его шею, и пальцы запутались в волосах на его затылке. Он застонал, когда я грубо потянула их.

Руки скользили вверх и вниз по моей спине, медленно стирая напряжение, все еще остающееся в моем теле. Я счастливо мурлыкала, и он, усмехнувшись, пробежался поцелуями по плечу. Дрожь промчалась по моей груди, я не ожидала, что буду так реагировать на нежные ласки, подаренные им.

Машинально склонив голову направо, я пыталась найти его губы. В горле перехватило дыхание, когда Эдвард провел языком по шее. Моя грудь вздымалась в попытке наполнить легкие воздухом.

Ладони погладили мои руки, а потом поднялись вверх, к ключице. Он пососал мою нижнюю губу, и я задохнулась. Воспользовавшись моментом, Эдвард пробрался влажным бархатистым языком в мой рот.

Я застонала и, потершись о его очевидную выпуклость, прижала свой язык к его, борясь за господство. Наши языки отважно сражались, танцуя друг с другом, пока я не отпрянула, дико хватая ртом воздух.

Я стонала и задыхалась, в груди жгло, а приятная боль в животе и между ног все больше усиливалась, когда его руки скользнули вверх и нежные большие ладони обхватили мою грудь. Он медленно мял их, а я, откинув назад голову, от удовольствия прикрыла глаза. Мои пальцы слепо пробегались по его груди, наслаждаясь ощущением мышц, реагирующих на мои прикосновения.

Дотронувшись до дорожки волос на животе, я почувствовала, как его бедра кратко прижались к моим, и застонала. Открыв глаза, я схватилась за ремень на брюках, желая быстро расстегнуть его. Но это глупая вещица не поддавалась мне. Скрипя зубами, я с досады дернула сильнее.

Эдвард усмехнулся и убрал мои руки. Несколько быстрых движений, и ремень был расстегнут. Я фыркнула и вернулась к своей основной задаче — раздеть Эдварда.

Толкнула, заставляя лечь на спину, расстегнула штаны и быстро спустила их до щиколоток. Твердый член тут же предстал моему взору. Эдвард, оказывается, не любит носить нижнее белье! Я протянула руку, чтобы дотронуться до него, но в тот же миг ощутила себя лежащей на кровати, Эдвард расположился сверху. На секунду я зажмурилась, пытаясь сориентироваться в происходящем.

Наклонившись, он оперся на одну руку, другая начала «пританцовывать» у моих трусиков. Я затаила дыхание, когда его пальцы коснулись меня там и скользнули по киске. Не контролируя себя, я приподняла бедра, отчего его пальцы проникли глубже и погладили клитор.

Эдвард застонал.

— Ты такая влажная, — пробормотал он. — Скажи, кто заставляет тебя быть такой.

— Ты, — выдавила я, тяжело дыша. — Только ты.

Он кивнул, довольный моими словами, поднес к глазам свой палец и с восторгом посмотрел на него.

— М-да, — пробормотал он, засовывая палец в рот и посасывая его. Розовый язык напоследок облизал нижнюю губу.

— Вкусная.

Жжение в моем животе превращалось в ад, и я, не в состоянии больше ждать, опасалась взрыва.

— Больше никаких прелюдий, — выдохнула я. — Ты нужен мне.

Он зарычал, жадно целуя, сдернул трусики и расположился между моих ног. Его руки легли на мои бедра, и я, раздвинув шире ноги, замерла в ожидании. Он обсыпал поцелуями мою грудь и прижался к входу. Затаив дыхание, я смотрела в его глаза. Обычно пронизывающий взгляд смягчился, и Эдвард нежно поцеловал меня.

— Ты готова? — спросил он. Я кивнула, и он медленно двинулся вперед.

Я не могла чувствовать удовольствие, понимая, что скоро придет боль. Не буду врать, говоря, что не проклинала мысленно на всех языках, какие знала, его сейчас, пока он двигался вперед, растягивая меня. Я стиснула зубы, ожидая, что разрушение моей девственности будет мучительным. Он колебался, но всем своим видом я умоляла его двигаться дальше, чтобы все закончилось как можно быстрее. Он дернулся вперед, и я с удивлением обнаружила, что все не так ужасно, как я предполагала.

Не прозвучало никакого крика боли, из-за которой мне захотелось бы ударить его по лицу первым попавшимся под руку тяжелым предметом. Честно говоря, я была слегка разочарована. Кругом все только и говорили о боли, раздували из этого целую проблему, но в действительности все оказалось иначе.

Вскоре я была отвлечена тем фактом, что Эдвард находился внутри меня — это было довольно трудно игнорировать.

— Ты в порядке? — тихо спросил он, и я потерялась в его опаляющих зеленых глазах. Быстро вернувшись на землю, я кивнула.

— Да, — выдохнула я, — Пожалуйста, продолжай.

Я подтолкнула бедра вверх, заставляя его закатить от удовольствия глаза. Он склонил голову и, страстно напав на мои губы, начал движение.

Сначала медленно, помогая мне двигаться с ним в один такт, но вскоре стал ускоряться, и я вторила ему, приподнимая бедра. Потребовалось несколько секунд, чтобы мы с Эдвардом нашли подходящий ритм.

Ощущение наполненности и растянутости опьяняло меня, казалось, он занимал собой самые потаенные мои уголки, больше, чем могла принять любая нормальная девушка. К счастью, я не считалась вменяемой, поэтому наслаждалась каждой секундой происходящего. Стоны, всхлипы, ругательства, слетающие с моих губ, заставили бы шлюху в борделе краснеть от стыда, но видя, что Эдвард не возражает, я не останавливалась.

Его прохладное дыхание опалило мою шею, но он продолжать двигать бедрами вперед и назад. Я схватила его голову и приникла к губам. Наши языки боролись в яростной схватке, а мои руки скользили по каждому дюйму его тела, до которого я могла достать. Вновь обхватив ногами его талию, я ахнула, когда он проник глубже и сильнее, чем раньше.

— Да, Эдвард, — стонала я. Опустив глаза, я с восхищением посмотрела туда, где мы были связаны. С восхищением я наблюдала, как его член исчезает между моими складками и возвращается оттуда, обмазанный моими соками.

Никогда еще в своей жизни я не видела ничего настолько интимного.

Мысли были спутаны, здравый смысл давно покинул меня. Удовольствие покалывало тело, словно я проходила курс акупунктуры. Кровь пульсировала под кожей, громко стуча в ушах. Ничто и никто, кроме Эдварда, не имело значения. Даже моя мать, отправившаяся на свидание с капитаном полиции. И то, что после ее свидания в школе у меня не останется друзей.

Меня волновало только разрывающее тело атомное блаженство. Только Эдвард и его испепеляющие глаза.

Глаза, которые разоблачили меня; прочитали сквозь повседневный фасад, за которым я скрывалась, делая вид, что я такая же, как все вокруг. Только рядом с ним я могла быть настоящей, не опасаясь странных взглядов и перешептываний за спиной о том, что я сумасшедшая.

Чувствуя, как плотно сжимается узел в животе, я застонала.

— Боже, Эдвард, я так близко, — хныкала я, нужно было еще немного, чтобы подтолкнуть меня к краю.

Он перенес одну руку в низ моего живота и начал потирать клитор. Нервы внутри меня сжались плотнее. Эдвард не переставал проникать в меня, я почувствовала, как сжимаюсь вокруг него. Мое тело содрогнулось в конвульсиях, и в этот момент я, крепко сжавшись, достигла края.

Мои глаза распахнулись, и сдавленный крик сорвался с губ, отчетливо произнося имя Эдварда. Я жестко кончала. Никогда в жизни я еще не испытывала такого сильного оргазма. Краем парящего сознания я слышала, как призрак стонал и выкрикивал мое имя. Осознание, что мы пришли к финишу одновременно, заставило меня почувствовать приближение второго оргазма.

Не знаю, как долго я лежала, глядя в глаза Эдварда, приходя в себя после такого умопомешательства. Он поглаживал подушечками пальцев мою щеку и грустно улыбался. Я нахмурилась, не понимая, почему он выглядел так.

— Прости, — пробормотал он, и я открыла рот, чтобы спросить, что случилось, но его рука тут же легла на мое лицо, накрывая губы. Я боролась с ним, но он был слишком силен. Другой рукой он зажал мне нос, и я поняла, что он душит меня.

Бороться с ним было все труднее, легкие начали протестовать, но Эдвард, навалившись сверху, лишил мое тело возможности двигаться.

Он покачал головой:

— Только так мы можем быть вместе навсегда. — Он убрал руку с моего рта и заменил ее губами. — Не сопротивляйся. Ты же этого хотела.

В моих глазах набрались слезы, когда я поняла, что больше никогда не увижу маму. Какой бы взбалмошной и безрассудной она ни была, я любила ее, и нам не представилась возможность попрощаться.

Темные пятна появились на краю сознания, и я закрыла глаза.

Я попыталась покачать головой, чтобы сказать ему: это не то, чего я хотела. Никогда не просила о смерти, я хотела любви. Чувствовала, как слабеет мое тело, и понимала, что пройдет не так много времени, и я потеряю сознание.

Внезапно я ощутила глоток воздуха в легких и открыла глаза, Эдвард отодвинулся от меня. Я ахнула, глубоко втягивая воздух, и уставилась на него, прежде чем снова упасть на кровать. Я так устала и, несмотря на то, что я старалась держать глаза открытыми, все было бесполезно.

Я погрузилась в ожидающую меня темную бездну и понеслась по течению. Ни наяву, ни во сне.

— Спи, mi amor. Скоро мы будем вместе навсегда.

Проснувшись в безопасности…
Спящий или мёртвый…**


___________________________________________________________________



Hash little baby

**


My Chemical Romance - Famous Last Words


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/350-18365-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Miss_Flower (11.04.2016)
Просмотров: 1306 | Комментарии: 19


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 19
0
19 Диметра   (29.04.2016 16:00)
хм, чтото я немного в непонятках. кого там нельзя разбудить то было? зачем белку в воду тащили? ладно еще материальность духа можно хэллоуином обьяснить, но чего не додушил? решил дождаться когда умрет от старости? что вообще за дом куда ее затащили? почему она сначала опасность ощущала? и что, если вот так убить просто белку, то их души до конца жизни будут... сексом заниматься? ибо больше они друг друга не познали. за всеми этими вопросами даже теряется удивление - где же дарк то? эд вроде кого то там пугал, но это так фоном. гораздо больше было секса с призраком
в общем количество вопросов значительно больше ответов.
если же говорить о переводе, то мне показалось, что маловато литературности. как понимаю, переводчик старался сохранить максимально слог автора, но от этого достаточго часто хотелось перефразировать прочитанное в более приятное "слуху-глазу" и т.п. ну, как говорится, имхо.
в любом случае удачи на конкурсе

0
18 kotЯ   (28.04.2016 22:50)
Эх, жалко птичку, то бишь, Беллу...Я правда не поняла, он её все же задушил? И зачем? ( и вот никак не ожидала своей реакции на физическую связь с призраком, в то время, как с мертвяками- вампирами, этого не было surprised

0
17 Galactica   (22.04.2016 18:12)
Что-то я подзапуталась малость... Призрак Эдварда какой-то странный. Призраки, вроде, не осязаемы, а этот и любовью занимается, и вполне себе физическую силу применяет, убивая Беллу. И зачем самому убивать надо было, дал бы ей утонуть и сразу были бы вместе))) Кто ее в озеро тащил тоже не поняла. Не скажу, что история мне не понравилась, но читала я ее, посмеиваясь, хотя призраки, вроде как должны пугать. Ну, хотя бы ХЭ... какой никакой)))
В общем, переводчику спасибо за труд и удачи!

0
16 Dunysha   (20.04.2016 09:50)
А мне вот не понятно кого он боялся разбудить? Это вроде навевало интригу но как то все пропало . И потом мне не понятно он ее ждал , вроде как перерождения ее души Они давно знакомы это видно по ее реакции но этот момент тоже никак не раскрыт.
Спасибо за историю

0
14 Василина   (19.04.2016 09:20)
Для меня хоррор тут был наверно процентов 15 от объёма фика.остальное-пародия на ужасы.Может конечно это я излишне смешливая,но мне показалось,что все персонажи немного чокнутые в комедийном смысле.И ,если воспринимать эту историю имено как пародию,то мне очень понравилось.
Хотелось бы уточнить два момента:кто в озере предупреждал Беллу не петь,чтоб не разбудить его(Эдварда,я так понимаю?)И в какой именно момент она умерла.
Жанр я бы определила как мистику и пародию на хоррор)

0
13 tatyana-gr   (17.04.2016 20:33)
Красивая история, еще и нервы немного щекочет. Хотя вопросы остаются. Если призрак - почему настолько материальный. Или это все были глюки, когда она свалилась в озеро и утонула. Жалко, что автор не до конца прояснила этот момент. А перевод мне понравился, прочитала с удовольствием.

0
12 Vivett   (14.04.2016 03:07)
Оооу,очень сложная,запутанная,сумбурная история.
Трудно разобраться.Слишком много загадок.
Но герои счастливы,обрели любовь и покой - это самое главное!

Большое спасибо за перевод)

0
11 Laser4564   (13.04.2016 00:53)
Наверное, на данный момент эта история из конкурсных мне нравится больше всего, хоть конец и показался мне смазанным немного.
Но спасибо за выбор истории и перевод.

Удачи в конкурсе.

+2
10 Валлери   (12.04.2016 19:56)
Очень интригующее начало, а затем все запуталось и я осталась на грани понимания)) Я была уверена, что призрак утащил Беллу на дно и она умерла уже там, утонула, а все дальнейшее - это уже ее мысли после смерти, только она не понимает, что умерла. В эту пользу говорит и тот факт, что она занималась любовью с призраком - ведь иначе она не смогла бы его почувствовать как реального. Плюс всякие звуки, странное место в которое она попала, ее "полет" - все говорит о том, что она умерла уже к тому моменту.
Но сбило с толку обещание Эдварда, что они БУДУТ вместе - он сказал это так, словно обещает убить, но она еще жива.
Ну мне проще все объяснить все же смертью в озере biggrin А остальное - это уже как глюки ее tongue
А вообще перевод понравился, атмосферный такой, мрачный, и любовь вплетена приятно. Очень много отсылок к канону в словах Эдварда - моя каноническая душонка им порадовалась))

0
15 Василина   (19.04.2016 09:38)
Ага! моя каноническая душонка тоже поёт smile Особенно хороши эти его метания":Я хочу, но не могу!Я сделаю тебе больно,Белла!Нет!Я сделаю так, что ты больше никогда и никого не захочешь(окромя Эдуардо,учитывая, что была-то у него одна жена всего, и та от него сбежала,поскольку он её не устроил,хи-хих!),да вот беда мне нельзя к тебе прикасаться!Нет,ты-моя, и я схвачу тебя и буду везде лизать и кусать...ты кстати в порядке?" biggrin Я одна ржала как ненормальная? biggrin
Автор со специфическим чувством юмора.Не может же это всё быть на полном серьёзе написано...

0
9 marykmv   (12.04.2016 19:19)
Красивая история любви. Переплелись реальность и сказка, ложь и правда, добро и зло.
Половинки притянулись и как результат - смерть. Умопомрачительно. И не будем забывать, что Белла не в себе. Может и вовсе ничего не было. Она заснула на берегу озера, замерзла и умерла от переохлаждения. Это так... к слову.
Спасибо. Удачи на конкурсе.

0
8 leverina   (12.04.2016 14:11)
ну вот, стоит лишь разочек расстаться с мамой - и тебе конец biggrin .
а может, и нет - проснёшься, и всё в порядке. даже не залетела smile . и ничем не заразилась. главное - правильная колыбельная.

милая, забавная, атмосферная история, рассказанная милым и забавным языком - "выглядел широкоплечим" (то есть на самом деле он таким не был?); "я знаю как ухаживать за собой" (уход за собой, правда? это то, чем она собиралась заняться, оставшись одна в Хэллоуин?) и т.д.

0
7 pola_gre   (12.04.2016 10:01)
Спасибо за перевод!

Загадочная призрачная история)))

0
6 waxy   (11.04.2016 23:25)
это перевод, поэтому выражаю огромную благодарность переводчику!

+1
5 waxy   (11.04.2016 23:21)
Очень жуткий и щемящий душу фик, но мне понравилось. Жаль Эдварда, ушедшего в раннем возрасте и не нашедшего пристанища. Он заждался, завис между мирами и душа его жаждала любви и покоя. Обретение любви стало условием его освобождения и положило конец одиночеству. Непонятно, зачем Эдвард затащил ее в озеро? Собрался топить, но передумал? Или это был не он, а тот, кому Белла пела постоянно колыбельную на этом причале, а Эдвард спас ее? Стремление Эдварда соединиться с Беллой выглядело отчаянным до невозможности, почти вульгарным. Он не сомневался в ее и своих чувствах, как-будто знал, что они предназначены друг другу. Благо, Белла тоже это осознала и не возражала. Они нашли свою любовь, ну а в каком из миров они теперь будут, не все ли равно? Любовь сильнее смерти!
Спасибо автору огромное за доставленное удовольствие!

+1
4 Natavoropa   (11.04.2016 14:30)
И все таки он убил Беллу, она стала призраком, мне жаль.
Спасибо. smile

+1
3 Korsak   (11.04.2016 14:21)
Мамочки!Какой ужас!Возлюбленный призрак задушил Беллу!Точнее отложил дело на "пока заснет"...
Этот Эдвард весьма отличается от сумеречного-эгоизм так и прет.
Спасибо!

0
2 na2sik80   (11.04.2016 11:23)
Как-то непонятнозакончилось..но спасибо

+1
1 ramifications   (11.04.2016 09:51)
интересно,спасибо!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]