Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13555]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

CSI: Коннектикут
Сиквел фф «CSI: Место преступления Сиэтл». Белла с Элис возглавили свое детективное агентство, а Эдвард – «Научные исследования Мейсена». Их план жить спокойной жизнью рушится, когда агентство слишком глубоко копнет в деле, Элис настигнет прошлое, а стремление Эдварда найти «крота» в лаборатории означает, что он подозревает всех. Вас ждут: убийство, месть, верность и любовь! Завершён!

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Silent sweetheart
Белла – детский психолог, который привязана к детям разведенных родителей. Эдвард – обеспокоенный отец, отказывающегося разговаривать двухлетнего ребенка. Будет ли одна милая девочка причиной быть вместе этим двоим?
Перевод закончен.

Полукровка
Продолжение саги - спустя десять лет после "Рассвета"

Беременное чудо
Ни для кого не секрет, что Рождество – время волшебства, доброй магии и чудес, которые всегда случаются с теми, кто в них нуждается. Однако чудеса бывают разные, и некоторые из них могут в одно мгновение перевернуть вашу жизнь с ног на голову. Вот и Эдварду Каллену пришлось посмотреть на мир в несколько ином свете. Хотя, вряд ли, он желал чего-то подобного...

CSI: Место преступления Сиэтл
Таинственная находка в лесу близ Форкса, криминалист Белла Свон и ученый Эдвард Мейсен. Какой катастрофой может обернуться случайное событие? Следствие начинается.
Перевод закончен!



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью. Глава 10. Часть 1

2016-12-3
18
0
Глава 10
Нью-Йорк – Нью-Йорк
20.08.10

Приближается осень, и я снова в Нью-Йорке. И мне тошно. Да, да, тут в любое время тошно, и не имеет значения, сыпется ли с небес беленький снежок или поливает голову ливень. Один хрен - паршиво. Знаю, достала всех своим нытьём и постоянной руганью замечательного и великого нашего Большого Яблока. Но! Как я могу не ругать эту помойку? В моём характере, в моём геноме, если хотите, как в программном коде всё давным-давно прописано. Все эти входы, выходы. И если на входе - Нью-Йорк, то на выходе неизбежно будет тошнота. Да не в этом суть. Суть сейчас в другом.
Интересующиеся подробностями могут занять свои места в первых рядах или покурить в районе балкончика. А я тем временем попробую охарактеризовать хотя бы часть проблемы. И давайте называть вещи своим именами. Долой заезженное слово «проблемы»! Назовем мою ситуацию «очень хуёвой и безвыходной помойкой». Так, думаю, будет в самый раз. Если никто не против, то мы всё же продолжим разбор этой самой хуёвой и безвыходной.

На первый взгляд всё не так уж и плохо. Со стороны может показаться, что я, словно смиренная овечка, делаю взваленную на мои овечьи плечи работу с трудолюбием, похвальным для железного дровосека. Да делаю и даже иногда вполне успешно. Без желания, без энтузиазма, но делаю. Налаживаю потихоньку новый канал поставки кокса из Мексики в старушку Европу. Не весь, конечно, канал, а его один участок – между мексиканской границей и Бостоном. Дальше кто-то ещё потащит кокаиновое дерьмо через Атлантику, в Марокко и Испанию. Концы же, как всегда, похерятся во тьме координатной сетки.

А какого хрена я торчу в Нью-Йорке? Да, есть тут у меня кое-какие неулаженные дела. Не начинайте только, ради Бога. Я тоже не помню, когда у меня не было незавершённых дел. Они есть всегда, и, я подозреваю, что не только у меня. Хотя мои дела они, кончено, не какой-нибудь там не вынесенный мусор и ненакормленная собака. Мои дела, от них на три километра дурно пахнет, и они способны довести до могилы в рекордные сроки.
Короче говоря, я должна встретиться с Эдвардом. Конечно же! С кем бы ещё мне так «хотелось» встретиться? Только с Эдвардом, моим номером один в списке на выбывание из жизни. Список этот у меня, нужно сказать, довольно обширный, подлиннее, чем у некоторых списки рождественских покупок. Правда, вычеркнув всё второстепенное, я бы оставила лишь две позиции на истребление – Эдварда и Виктора.

О, Виктор, Виктор. Заноза. Та ещё заноза в заднице. Что вам про него сказать такого, чего вы ещё не знаете? Что, вообще, вам про него сказать? Что он курит дешёвые сигареты, с одинаковой лёгкостью одевается в непритязательную синтетику и сшитые по заказу тряпки? Что иногда нюхает свой обожаемый колумбийский кокс? Что кроме Ивана никому не доверяет? Что со всеми юбками вежлив и обходителен и заснуть ночью не может в одиночестве? Женщины для Виктора тоже самое, что для некоторых англичан пятичасовой чай - красивый и обязательный ритуал. Но это не значит, что он их любит или хотя бы считает равными себе: «Понравившаяся безделушка, называй это так. Ты же не станешь портить любимое платье? Обычно люди дорожат подобными вещами».
На это мне возразить нечего. Женщины - вещи. Кто же тогда остальные? Подходящей аналогии я, к своему стыду, подобрать не могу. Не то, чтобы сильно стараюсь, но хотелось бы знать. Мировоззрение Виктора – это, вообще, отдельная тема. Тема для диссертации какого-нибудь исследователя маньяков. Да не просто маньяков, а мегаломаньяков. Ибо Виктор – идеальный образчик законченного мегаломаньяка1, самый маньячный тип из всех мне известных. По степени своей мании он заткнет за пояс кого угодно, хоть самого Каллена-старшего.

Но мы ведь не о Викторе, мы об Эдварде и его желании со мной встретиться. Странное желание, не находите? Но что есть, то есть, я говорю вам правду. В письмишке, подброшенном Эдвардом, даже содержится парочка избитых временем смехотворных угроз. Этот дурак ещё надеется напугать меня? После случившегося? Это настолько смешно, что я готова кататься по полу в истерике.

Что до нашей встречи, то почему бы и нет. Будем считать, что для меня это вместо похода в цирк. Но цирк или нет, охрану я беру с собой. Никому не повредит за спиной парочка идиотов в похоронных нарядах и с лицами гамадрилов. Заодно и парни проветрятся – а то вытащить их у меня всё никак не случалось возможности – их предшественников, служивших мне верой и правдой довольно долго, недавно застрелили, а эти ещё даже и пороха, так сказать, не понюхали. Так пусть горемычные хотя бы на моего бывшего посмотрят. Их убогой психике это не повредит. Зато Эдварда вид обтянутых костюмами от Армани мощных тел может вогнать в ступор. Поэтому «тела» отправляются на место встречи отдельно и заблаговременно паркуются у ближайшего к выходу столика.

Я не уверена, что поступаю правильно. Для чего все эти завороты и излишние меры безопасности? Это же Эдвард. Эдвард, не способный самостоятельно помыть посуду и завязать шнурки. Но не стоит забывать, что у него есть ещё и мудак-отец. Тот-то вполне способен не только шнурки, но и людей узлами завязывать. И как знать, может быть у этого старого маразматика сейчас сезонное обострение. Плюс ко всему, Эдвард оказался не убиваемым. Это тоже о чём-нибудь да говорит.

Эдвард в кафе один. Если только он не догадался явиться в компании трех школьниц с брекетами и ранцами. Ну, вдруг? Я уже и не знаю, чего ждать от окружающих.

- Добрый день, Эдди. – Плюхаюсь на стульчик и в упор рассматриваю своего всё ещё живого муженька. – Как здоровье? Как жизнь?

- Спасибо, Белла. Твоими стараниями. – Эдвард разводит руками. Что ж, мой выстрел он явно не забыл, хоть пуля цели и не достигла.

- Но ты ведь не пострадал, так что просить прощения я у тебя не должна?

- Не пострадал. – Эдвард пожимает плечами. – Возможно, потому что я надел бронежилет. – Красиво вскинутая бровь добавляет паскудности ответу.

- Бронежилет? Вон оно что. – Я замолкаю на пару минут, обдумывая полученную информацию. - Уж не хочешь ли ты сказать, что всегда ходишь по дому в бронежилете?

- Нет. – Пояснять, что он имеет ввиду, Эдвард не намерен. Поэтому, преодолевая дурноту и слабость, я спрашиваю сама:

- Тогда почему одел в тот день?

- Я догадывался, что ты выстрелишь. Из твоего тайника пропала пушка.

- Стоп! Ты знал о тайнике? – Напоминает всеведущего Виктора, не правда ли? Что за бред! Либо все вокруг такие умные, либо я такая дура. Второе предположение, конечно, обидно, но более вероятно, что так дела и обстоят.

- Знал. Я его нашел не сразу, но довольно быстро.

В этот момент школьницы подхватывают ранцы, и мы остаёмся в кафе одни.

- Отлично, Эдди. Каких сюрпризов мне от тебя ещё ждать? – Смотрю на своих «шкафов», тусующихся за крайним столиком. – И откуда ты, вообще, взял бронежилет? Это ведь, как ни крути, был сорок пятый калибр, и какое-нибудь там говно тебя бы не спасло.

- Не твое дело, Белла, откуда я его взял.

- Ты прав. Меня это, признаться, не очень волнует. Скажи лучше, зачем сейчас вся эта канитель? Для чего встреча?

- Хотел дать тебе последний шанс. Вернись ко мне. – Мой бывший муж с как бы безразличием разглядывает собственные ногти, но лицо у него крайне серьезное, даже напыщенное. Он что, и правда верит в то, что сейчас сказал?

Мои губы помимо воли складываются в улыбку. Этот Эдвард, он умеет говорить глупости. Вернуться? Типа ничего не было? Никто ни в кого не стрелял, никто никому рога на голову не вешал, и никто ни в чем не виноват. Это было бы мило и едва ли возможно. Мы же не в сказке про Белоснежку и семь гномиков. Мы в жизни - тут дорожат каждой прожитой минутой и ничего не забывают. Только не я. Что было, то было и не нужно делать умильные рожи и слёзно просить забыть.

- Я не вернусь, – коротко выдаю я. Не стоит перегружать мозг Эдварда доводами и прочей хернёй. Не думаю, что его, вообще, волнуют мои мотивы и причины. Ему нужен конечный результат, так вот он результат – моё твёрдое гранитное «нет» со стальным отливом.

- Ты уверена?

- Ты дебил, Эдди? Я сказала - нет. А значит, сейчас я встаю, ухожу из кафе и из твоей жизни. Даст Бог, больше мы никогда не увидимся. Не в этой хотя бы Вселенной.

Ответить Эдвард не успевает. Вместо этого его лицо искажаетиспуг. Он, не отрываясь, смотрит куда-то через большое окно. Заинтересованная такой реакцией бывшего, я поворачиваюсь к стеклу и едва не падаю со стулом на пол. Из припаркованного у кафе фургона высыпают мужики в фирменных жилетахFBI с оружием наизготовку.

Я прямо-таки слышу размеренный стук их ботинок по асфальту, тяжёлое дыхание и чувствую холодный металл у себя между лопаток.

- Твою мать! – ору на Эдварда, перед тем как всё-таки свалиться вместе со стулом, перед тем как входная дверь с грохотом распахивается. Мгновенно активируются мои «шкафы» - гремят «Магнумы». Но это смешно – двое убийц против взвода фэбээровцев.
Всё-таки меня достали. Вопрос только – за что? Эдвард жив, а значит, убить его я не могла, как бы там не хотела и не пыталась. Джеймс? Но его тоже убила не я. И главное, нет людей, способных утверждать обратное. Так какого хрена? Что, чёрт возьми, ещё произошло? И что припасли на этот раз грёбанные Каллены для меня?

Обстоятельно подумать на заданную тему среди всеобщего шума я не могу. Отвлекают выстрелы и крики. Федералы, как и водится, просят опустить оружие сдаться и сплясать хоровод вокруг ёлочки. Шучу-шучу, сплясать они не просят. Но их требования звучат всё равно абсурдно.

Долбя коленками и локтями по грязному полу, я доползаю до чёрного выхода. Но вот что – окажись я на месте этих ребят с пушками и красивыми буковками на форменных курточках я бы, пожалуй, поставила у чёрного выхода парочку своих товарищей. Так почему бы и этим мудакам не поступить так же?

Возвращаюсь на несколько метров назад, туда, где начинается кривая лесенка. Лесенка в небо, блять. Но что делать, выйти, как все приличные люди, через дверь я не могу, поэтому без лишнего шума взбираюсь наверх, на самую крышу. И что ждёт меня на крыше? Не напрягайте мозги и не пытайтесь представить себе всяких там драконов и боевиков Алькаиды. Ни хрена подобного. На крыше, а точнее - над ней, болтается, как неприкаянная грешная душа, вертолёт. Такого я от гадов в форме не ожидала. Это уже не охота даже, это травля.

До того, как меня замечают, я успеваю рвануть к краю и перепрыгнуть на соседнее здание. Моя отожравшаяся за недели безделья тушка с грохотом падает на жестяной настил. Боль ударяет в ступни и по позвоночнику проникает в голову. С трудом, задыхаясь от бега и адреналина, я мчусь к следующей крыше. И так ещё несколько раз. Марафон без конца. Быстро сориентировавшийся пилот машины боевой преследует меня. Тень от мелькающих лопастей следует по пятам, обжигает спину. От поднятого ветра слезятся глаза – в лицо летят пыль и мусор. А через пять минут в воздухе начинают мелькать и пули. Всё ясно – терпение у парней закончилось. Как жаль. Как, блин, жаль. Недолго думая, ныряю за кирпичную кладку дымохода. Стрельба на миг прекращается. Вертолёт пытается зайти с другой стороны – мне в тылы. Обломится, сука. Уж я-то знаю, что не так-то просто в городе развернуть вертолёт. Да и, вообще, не так-то просто летать между жилых домов. Сегодня Нью-Йорк впервые решил сыграть на моей стороне и мешает преследователю адекватно маневрировать. Пилот теряет драгоценные секунды, я успеваю спрыгнуть на чей-то открытый балкон. Успеваю даже сорвать с себя куртку, обмотать руку и выбить оконное стекло. Несколько осколков прорывают одежду и вонзаются зубами дикого животного мне в кожу. На стекле остаются кровавые следы, а у меня остается всё меньше времени. Пригнув голову, сигаю в окно – ощущение такое, словно Фредди Крюгер нежно погладил по спине. Тёплое и липкое капает на пол. На пол чужой квартиры. Хозяева, которой, как назло, оказались дома. Вылупленными от страха глазами они смотрят на растекающуюся у моих ног лужу крови, на мою изрезанную руку и порванную одежду. Да, ввались ко мне кто-нибудь столь же живописный, убила бы на месте.

- Пардон, – говорю я. Но, думаю, они меня не понимают. По крайней мере, на их узкоглазых физиономиях ничего похожего на понимание не отражается. – Где у вас выход? – Тишина.

Ну, хорошо, и без табличек с надписями разберёмся. Выход он всегда где-то рядом в таких маленьких квартирах. Правда же?
В разбитое окно смрадным дыханием преследователя влетает горячий воздух. А вот и вертолёт, мать его,тут как тут. Особо не рассчитывая на успех, стреляю по стальному гиганту. Эффекта никакого, но кто бы его ждал, тот эффект, зато нервы хоть чуть успокоила. Немые до этого китайцы (корейцы или кто ещё) начинают что-то бессвязно лопотать.

- Заткнитесь, блять. – Наставляя на них оружие, спокойно говорю я. – Мне только ваших воплей не хватало для свежей головной боли.

Мне нужно всего-то пять минут - спокойно подумать. Подумать, пока пули впустую рикошетят от стены дома, пока вертолётчик вызывает подмогу, и к нам «на праздник» со всех ног мчатся типы с автоматами. Ну, так думай же, Белла! Думай, блять, думай. Быстрее. Как ты умеешь, ты же пилот. Ты командир, ты принимала решения за пять секунд до катастрофы. Ты много раз прошла по краю могилы. Ты один раз почти свалилась, так не падай же больше. На том свете не так уютно, как на этом.

Спешка и страх - плохие помощники, самые поганые, какие только могут быть. Я не могу сосредоточиться, не могу разглядеть в тумане правильный путь. Путь через болото. Где тут кочки, где мели, где гать? Где что? Где? Болото? Виктор!

- Меня здесь не было! – кричу китайцам и выбегаю из комнаты. Ладно, хочешь спрятаться, прячься под носом – туда никто не смотрит. Поэтому я лишь хлопаю входной дверью, а сама втискиваюсь в тесный платяной шкаф, набитый верхней одеждой и запахом нафталина. От пыли и вони хочется чихать, но чихать как раз нельзя. Такие правила.

Забиваюсь в самый дальний угол и, прикрывшись чьим-то пальто, отбиваю сообщение Виктору. Так, мол, и так, сижу в неизвестном шкафу примерно в районе таком-то, жду твоей помощи. Через минуту читаю ответ «Ты охуела?». В этом весь Виктор. Я прямо-таки вижу его спокойное, всегда переполненное самоуверенностью лицо и сочащуюся ядом улыбку. Вздохнув так, чтобы никто не услышал и, зажав пистолет подмышкой, набираю дальше. «Даже если и охуела, то что? Мне нужна помощь, иначе меня убьют. Ну, Виктор, ну, помоги же мне!!!» В конце вставляю смайлик, пусть не думает, что я совсем пала духом. В этот раз ответ приходит только через три минуты, за которые я успеваю поседеть и передумать всё, что только можно передумать за сто восемьдесят секунд. «Жди, мои люди всё уладят. А ты, Белла Свон, подумай, что скажешь мне вечером. Если доживешь, конечно, до вечера». В конце сообщения подмигивающий жёлтенький кружочек. Вот так, блять.

Лучше бы меня расстреляли. Честное слово, это было бы быстрее и безболезненнее. Устало закрываю глаза и, испытывая некое облегчение от того, что помощь близко, откидываюсь назад. Моя пустая голова при этом громко бьётся о фанерную стенку. Твою мать! До крови прикусываю губу. За дверцей шкафа звучат незнакомые приглушённые голоса. Кажется, это всё ещё китайцы. После - шаги. Это точно не хозяева квартиры. Федерал, одна штука. Очень шумно выдыхающая и, кажется, нервничающая штука. Как интересно, этим гадам удалось бесшумно проникнуть в квартиру? Через окно что ли поналезли? Как бы там ни было, в следующую секунду дверца шкафа отворяется, по глазам бьёт свет. Я стреляю практически наугад и ровно в том момент, когда лицо федерала только начинает удивленно вытягиваться. Ну, что это такое, стали набирать в ФБР одних кретинов. Вот он, он шёл открывать подозрительный шкаф со схоронившимся внутри преступником. И ещё удивляется, что преступник действительно на месте, не отошел пообедать, а заодно оказал сопротивление, выстрелив прямо в лоб. Ну, не кретин ли? Отпихнув труп ботинком, вываливаюсь в коридор.

- Джордж, что там? – кричат из комнаты второй.

Да, Джордж, что там, на том свете? Вряд ли ты теперь нам ответишь. Уж мне-то точно, потому что я, как угорелая, несусь по лестнице, на этот раз вниз – только ветер воет в ушах. За спиной привычно грохочет, гудит и трещит. Мама, мама я не хочу больше жить! Зачем ты меня только выбросила в этот грёбанный мир? Мама! Мир, где люди с большей охотой убивают, чем дарят подарки на Рождество. Где все ненавидят и практически не улыбаются.

Возле подъезда отпихиваю какого-то франта в малиновом галстуке собравшегося покататься на своей навороченной «Ауди». Теперь кататься буду я и, скорее всего, для машины поездка станет последней. Жалко, тачка - новая, дорогая. Но я уже сказала – мир жесток.

Бью по газам, сила инерции немедленно отбрасывает назад. От вспыхнувшей в раненой спине боли, я вскрикиваю. В глазах появляются алые и чёрные круги. Я почти не вижу дорогу и вылетаю на встречку. Что сказать – мысли из головы уносит враз. Только летят в лицо с бешеной скоростью чужие бамперы, фары и гудки. Напоминает безуспешную попытку протолкнуть сквозь вражеский строй по шахматной доске пешку. Одну маленькую пешку на противоположный конец. И ладно я бы хоть что-то смыслила в шахматах или экстремальном вождении. Ни в том, ни в другом я не разбираюсь нихрена. Но, как и любая глупость, эта имеет свои положительные стороны – федералы на машинах безнадёжно отстают. Зато вертолёт, как приклеенный, реет над крышей. Но вертолёт-то теперь не проблема. Так, жестянка с управлением. Правда, эта жестянка своим громыханием порядочно меня нервирует. Пора избавляться от почётного конвоя. Ныряю в первый подвернувшийся тоннель. Тут же резко ударяю по тормозам. Лицом бьюсь в парприз. Больно, из глаз рождественские звёзды. Сзади в «Ауди» въезжает какой-то придурок, но я к тому моменту успеваю вывалиться на асфальт. Почти ничего не соображая, погруженная в туман из боли и слабости, бреду влево. То, что меня не сбивают - чудо. И объясняется чудо тем, что за рулем первой же, ехавшей по встречной полосе машины сидит седенький старичок. Я без сожаления вытряхиваю реликта из «Опеля» и на своей новоприобретенной тачке спокойно выезжаю из тоннеля практически там же где и въехала. Федералов нет. Куда уж им с их убогими мыслями и консервными банками.

Легко отделалась? Это вряд ли. Не стоит забывать о Викторе. Он же мне теперь голову оторвёт. И когда я говорю - Виктор оторвёт голову, это вовсе не оборот речи. Это то, что Виктор сделает со мной и моей головой в прямом смысле слова, потому, как один раз он меня уже чуть не придушил.

Сглатываю вставший в горле ком и непроизвольно ощупываю шею – синяки сошли, но неприятное ощущение где-то в гортани осталось. До сих пор просыпаюсь ночью и не могу сделать вдох – словно Виктор всё ещё держит за горло.

О Боже! Но в этот раз так просто моя история не закончится. В этот раз он меня, наверное, убьёт.

И ничего тут не поделать, разве что написать завещание. Но что и кому мне завещать? У меня по факту ничего нет. Всё принадлежит Виктору. Квартира, машина, оружие. И мой «Боинг». Да, личный самолет. Я сказала – хочу. Думала, Виктор отступит, начнёт хоть раз в жизни придумывать отмазки, тем самым показывая, что не всесилен. Глупый это был способ. Провальный. Он вездесущ и уж достать самолёт и выправить бумаги для него не проблема. При этом Виктор даже не спросил на кой хрен мне вообще самолёт. Всё, что хочешь, сказал он. Ты – самое моё забавное приобретение. Ничего не жалко. Я в свою очередь не спрашиваю, что он подразумевает под словом забавно. Вряд ли его забавляют мои попытки сбежать. Хотя они-то его, пожалуй, и забавляют, он ведь уверен – у бывшей девки Карлайла нет шансов. А может, ему и душить меня нравится. И уж точно он должен быть в восторге от того, что хоть кто-то осмеливается прямо смотреть ему в глаза. Пускай всего на несколько секунд, но, когда речь заходит о Викторе это всё равно что вытерпеть вечность на северном полюсе. Выжить и не схватить обморожение.

1 Мания величия— тип самосознания или поведения личности, выражающийся в крайней степени переоценки своей важности, известности, популярности, богатства, власти, политического влияния и т. п.

Автор: Bad_Day_48; бета: barsy


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-14791-4
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Bad_Day_48 (05.11.2015) | Автор: Автор: Bad_Day_48; бета: barsy
Просмотров: 401 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
2 робокашка   (06.11.2015 16:32)
адреналин уже в переизбытке

0
1 Natavoropa   (06.11.2015 14:21)
У Беллы жизнь бьет ключом, надо только успевать выжить, ведь умная девочка, а пошла на встречу к бывшему, хотя я так и не понимаю мотивов Эдварда по ее возвращению.
Спасибо. smile

0
3 Bad_Day_48   (06.11.2015 17:43)
любовь слепа вот и мотив

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]