Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Венчание Луны
История Ренесми и Джейкоба. Сердце Джейкоба рвется на части, когда Ренесми говорит ему однажды, что она влюблена... и её возлюбленный вовсе не он...

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Опасное лето
Эмбер, она же Эмма, осталось сиротой в четыре года. Кем могла вырасти девчонка под влиянием Леа Клируотэр, альфы местной стаи оборотней? Правильно, истинным чудом в перьях. И что может произойти, если в её привычный мирок ворвётся не менее сумасшедший парень, потомок тех самых Блэков?
Правильно, всё перевернётся с ног на голову.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Протяни мне руку - 2. Сохранить свое счастье
Вот оно счастье - ты идешь и держишь ее за руку, смотришь в ее глаза. Но сможешь ли ты все это сохранить? Что еще ждет счастливую семью Уитлок? Новые испытания или отголоски прошлого? на что пойдут герои чтоб сохранить свое счастье?

Рождественский Джаспер
Юная Элис Брендон отчаянно мечтает об особом подарке и просит у Санты исполнить ее самое заветное желание. Но у озорного старика совсем иные представления о мечте девочки…



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9952
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Ранчо «Медвежья долина». Глава 27. Рождество в «Медвежьей долине», 1909 год

2016-12-7
18
0
Глава 27. Рождество в «Медвежьей долине», 1909 год


Молодой человек взял свой чемодан у носильщика и спустился по ступенькам станции. Он был высоким и стройным с волосами цвета пшеницы, как у его матери. На нём был хороший костюм, а его чемодан был кожаным, что говорило о его обеспеченном положении.

Он осмотрел оживлённый маленький город. Прошло два длинных года с тех пор, как он был здесь в последний раз, и он чувствовал, что, наконец, вернулся домой. Город «Медвежья долина» продолжал расти, но не настолько, чтобы он не смог найти дорогу. Было время, когда он не встречал незнакомцев, проходя по городу, но сегодня не узнавал ни одного лица. Но всё же его ноги нашли путь вниз по главной улице к «Фотографии и Арт Студии Свона».
Колокольчики над его головой зазвенели, когда он толкнул дверь, и мужчина средних лет, стоящий за стойкой, поднял взгляд, ожидая увидеть клиента, но его выражение лица быстро сменилось на приятно удивлённое.

- Авраам!
- Привет, дядя Майкл. Приятно видеть тебя. – Молодой человек прошёл вперёд и протянул руку.
- Где ты был? – с восторгом спросил Майкл.
- Я был в Чикаго. Решил, что пришло время вернуться домой.
- Ну, это восхитительно, что ты вернулся.

Авраам тихо вздохнул, вспоминая свой длинный путь от своего детства на ранчо «Медвежья долина» до настоящего времени. Оценив его одарённый интеллект ещё в ранние годы, Каллены отправили его в ту же школу, в которую Босс ходил в Чикаго, а впоследствии Авраам продолжил своё обучение, изучая медицину. Он периодически возвращался на ранчо в начале своего обучения, но в последние годы это происходило не так часто. Он проходил практику в Чикагском госпитале*, но всегда жаждал вернуться домой навсегда, не только потому, что здесь он родился и здесь жила его семья, но и потому, что здесь был дом его истинной любви.
Майкл похлопал его по плечу и сказал:
- Молли будет рада увидеть тебя.
Авррам улыбнулся.
- Как она в эти дни?
- Цветёт. Просто цветёт. Иди через двор. Она, наверное, готовит обед. Я скоро присоединюсь к вам.

Авраам кивнул ему, поблагодарив, и сделал, как сказал Майк. Он был очень рад его гостеприимству, хоть и не ожидал обратного. Майкл был очень похож на хозяйку, которая была искренней, честной и обладала добрым сердцем. Когда он открывал свою фотостудию в «Медвежьей долине», Авраам часто помогал ему. Майкл также продавал картины и фотографии, но обнаружил, что прибыльнее делать портреты людей своей модной камерой. До того, как Майкл приехал в долину, ближайшая студия находилась в Денвере. Для него не было трудным научиться пользоваться громоздким оборудованием, фактически, он с лёгкостью с ним управлялся. Так что, он использовал шанс, вложил средства, вырученные с продажи его старой фермы, и это окупилось. Теперь он был достаточно успешен, чтобы наслаждаться плодами своих трудов.

Авраам постучал в дверь маленького дома за студией и позвал:
- Эй? Молли?
- О, Авраам, это ты? – Бывшая няня Калленов вразвалочку подошла к передней двери, чтобы поприветствовать неожиданного гостя.
- Ну, Молли, Майкл сказал, что ты цветёшь, но я подумал, что это просто фигура речи. Я рад, что ты в положении.

Молли покраснела и обняла Авраама. Когда она работала на ранчо, Авраам был уже слишком взрослым, чтобы являться одним из её подопечных, но она хорошо его знала.
- Негодяй, ты должен беспечно игнорировать мои китовые формы, пока малыш не появится.
- Я никогда не был одним из тех, кто игнорирует очевидное, Молли, и я полагаю, что мы достаточно хорошие друзья для того, чтобы я мог пожелать тебе всего хорошего, разве нет?
Она рассмеялась и повела его сесть на диван в гостиной.
- Конечно, так и есть. Расскажи мне, как шли твои дела? Мы немного слышали от тебя в последнее время.

Авраам почувствовал себя глупо. Когда он покинул «Медвежью долину» два года назад, то намеревался доказать что-то. Он был так сосредоточен на своих амбициях, что пренебрёг знанием, что здесь остались те, кто может думать и заботиться о нём.
- Мне жаль, Молли, что я был так невнимателен к моим друзьям. Вы никогда не покидали моих мыслей, пока меня не было.
- Ну, всё, что важно, это то, что теперь ты здесь, очевидно, здоровый и крепкий. – Она неуклюже поднялась на ноги. – Пошли со мной на кухню, и ты сможешь рассказать мне о своих приключениях, пока я доделываю обед. Ты, конечно же, присоединишься к нам?
- Спасибо вам, миссис Свон, надеюсь, это не доставит много хлопот.

- Маленькие хлопоты, Авраам, стоят твоей компании. Нам тебя очень не хватало.
Когда они проходили через комнату, Авраам увидел броскую позолоченную птичью клетку у окна. Внутри летали маленькие разноцветные птички, и он улыбнулся, увидев их.
- У вас ещё осталась клетка Джесси Свон?
Молли хихикнула.
- Да. Это было всё, что осталось в этом мире от бедной женщины, так что нам показалось постыдным сделать с ней что-то ещё.

Авраам был здесь в тот день, когда три года назад пришло сообщение о том, что на станцию пришла посылка для мистера Майкла Свона. Подумав, что это что-то из фотографического оборудования, Майкл отправил Авраама с ручной тележкой, чтобы привезти посылку. Авраам был удивлён, обнаружив, что на станции его ждали броская птичья клетка и подставка, но он удивился ещё больше, когда, доставив их в студию, увидел побледневшее лицо Майкла.
Сопроводительное письмо объяснило ситуацию. Джессика Стенли Свон умерла. Она погибла в великом землетрясении в Сан-Франциско тысяча девятьсот шестого года по своей собственной вине. Она могла бы не пострадать, потому что, когда произошёл первый толчок, она была в безопасности снаружи, сплетничая. Но почувствовав бедствие, она побежала в своё жилище, чтобы спасти свою нелепую клетку, встретив таким образом свою судьбу, когда здание обрушилось. Иронично, но птичья клетка не пострадала.

Джесси не разводилась с Майклом, не желая утомительных хлопот и траты денег, так что она просто притворялась вдовой. Она решила, что может справиться и без мужчины в своей жизни – а кроме того, после конфуза с Эдвардом Калленом она поняла, что её женские чары не так притягательны, как ей представлялось – и она открыла модную лавку в одном из лучших кварталов Сан-Франциско. Она сделала достаточно, чтобы избежать разорения, но недостаточно для процветания.

Когда она умерла, птичья клетка была единственной ценностью, что она оставила после себя. В её бумагах нашли имя и информацию о местонахождении Майкла, и так он унаследовал символ своей величайшей глупости – женитьбы на Джесси Стэнли. Он хранил её как напоминание о человеческой природе.

Однако прошло долгое время после получения клетки, прежде чем Майкл приехал на ранчо и спросил сестру, может ли он поговорить с мисс Молли Мэллори. Он чувствовал необыкновенное и непреодолимое влечение к молодой женщине с того момента, как впервые встретил её, но он сдерживал свои чувства, так как не был свободным мужчиной. Майкл провёл семь долгих лет в одиночестве, но во время своих частых визитов к сестре всегда мог использовать немного времени, чтобы развивать дружбу с мисс Молли. Он не был уверен, разделяет ли она его глубокие чувства.

Для Беллы не осталась незамеченной растущая привязанность Майкла к няне её детей, хоть она и держала это наблюдение при себе и гадала, вдохновит ли его новый статус вдовца двигаться в определённом направлении. Она была полностью «за», если он собирался это сделать. Так что, оставив Майкла в своей гостиной и убедившись, что двери в её будуар закрыты, она пошла за Молли.

- Джон Генри, если ты закончишь с упражнениями, мы сможем пойти на улицу и поиграть перед обедом, - уговаривала Молли своего восьмилетнего подопечного. Остальные дети Каллены уже выросли из того возраста, когда им нужна была няня, или были заняты где-то ещё на ранчо. Молли не волновалась о том, что потеряет своё место, потому что Каллены считали её частью семьи, но детей, о которых она заботилась, действительно становилось меньше. У Эдварда и Беллы родилось четыре ребёнка за первое десятилетие брака и ни одного за второе по каким-то загадочным причинам. Молли знала, что это не из-за того, что их любовь друг к другу угасла. Для всех было очевидно, что мистер Каллен был абсолютно без ума от своей жены, и хотя Белла и была более скрытной в этом вопросе, она всем сердцем отвечала на его чувства.

- О, Молли, я действительно должен сделать это? – заныл мальчик. Его весёлый и активный характер сделал его любимцем на ранчо, но в отличие от других детей, он не любил заниматься. Он предпочитал помогать ковбоям, а не читать в кабинете со своим отцом. Но он любил хорошие истории с всевозможными пиратами, солдатами и поисками сокровищ. Белла читала ему приключенческие истории, но, доходя до кульминации, она каждый раз вспоминала о каких-нибудь неотложных делах, которые ей нужно было сделать, и оставляла своего сына наедине с книгой. Его желание узнать, что случится дальше, привело его к неохотному изучению слов, и так его навыки чтения улучшились, но это было, словно учить цыплёнка летать.

Молли уже хотела настоять на том, чтобы Джон Генри серьёзно взялся за математику, когда Белла вошла в детскую.
- Молли, я помогу Джону Генри с уроками. В моей гостиной тебя ждёт посетитель.
Молли была удивлена. Она никого не ждала и уж точно не думала, что её гость будет ждать её в личных комнатах хозяйки, но за долгое время она привыкла к руководству Беллы, так что, пригладив волосы и сняв передник, который она носила поверх своего скромного платья, Молли пошла в главную часть дома, чтобы увидеть, кто её ждёт.
- Мистер Свон! – удивлённо произнесла она, когда вошла в комнату. Он стоял там со шляпой в руке, нервничая и думая, что скажет ей.
- Мисс Молли, надеюсь, я не создаю вам неудобств, так врываясь в ваш распорядок дня?
- О, нет, мистер Свон. Вы всегда желанный гость. Как вы?
Майкл нервно прочистил горло.

- У меня всё хорошо, спасибо. – Он замолчал и пристально посмотрел на неё, внезапно подумав, не был ли глупцом. В конце концов, он был лишь влюблённым дураком. Видя её во всём её великолепии, он осознал, что в сравнении с ней был старым, вскоре сорока шестилетним мужчиной, а ей, несомненно, и тридцати не было. Он знал, что в прошлом у неё было множество поклонников, и она каждого отвергла. Она могла быть с любым, кого захотела бы, а кем был он, кроме как грустным одиноким мужчиной? Он не знал, как ему действовать. Не знал, стоит ли действовать.

Молли заговорила, прерывая неуютное молчание:
- У вас была определённая причина прийти сюда сегодня?
Майкл кивнул.
– Да, мисс Молли, но я не уверен… безусловно, я очень… я не знаю…
Молли была сильнее, чем когда-либо, озадачена, но её лучшие инстинкты взяли верх, и она сказала:
- Почему бы нам не устроиться поудобнее? Миссис Каллен всегда хранит здесь всё необходимое для чаепития. Позвольте мне заварить немного, пока вы устроитесь у огня, и мы сможем по-дружески побеседовать.
Почувствовав облегчение от того, что можно сделать что-нибудь, он последовал её указаниям, пока она ловко заваривала им чай. Эти несколько минут дали ему возможность решить, что сказать.

Когда она протянула ему чашку, он выпалил:
- Мисс Молли, у меня есть новости, которыми я хотел бы поделиться с вами.
Она заинтересованно кивнула, потягивая свой чай.
- Я получил известие, что моя жена умерла несколько месяцев назад. Хоть я и не был женат в правильном понимании этого слова в течение многих лет, всё же было странно узнать об этом.
- Мои искренние соболезнования, мистер Свон. Уверена, это стало ударом для вас.
Он больше не мог сидеть, поэтому встал и начал ходить по комнате.
- Нет, это не было ударом. Ударом стал момент, когда я понял, каким человеком в действительности оказалась Джесси. Она была не такой, какой я надеялся её видеть, когда… ну, неправильно говорить плохо о мёртвых.

Он повернулся и посмотрел на Молли, его лицо выражало волнение.
- Мисс Молли, я ненавижу обнажать перед вами, как ничтожна моя чувствительность, но я должен. Первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я услышал о смерти Джесси, была не о скорби, а о том, что я теперь свободный мужчина. Я свободен, чтобы высказать мои чувства вам – чувства к вам.
Сердце Молли заколотилось, она никогда, никогда не ожидала подобного.
Внезапно Майкл опустился на колени перед ней, схватив её за руки.
- Знаю, что я намного старше вас, и вы можете быть с любым, кого пожелаете, но можете ли вы дать мне надежду, мисс Молли; надежду на то, что я могу ухаживать за вами?
В её глазах заблестели слёзы, а сердце практически разрывалось от радости, и она изрекла:
- Мистер Свон, было бы удовольствием для меня видеть вас в таком качестве. Я никогда не думала, что вы воспринимаете меня кем-то большим чем другом.
Майкл подтянул её руки к себе, чтобы прижать их к своему сердцу.

- Вы для меня больше чем друг уже много лет, мисс Молли. Вы уверены, что хотите меня?
- Мистер Свон, я никогда не была более уверена в чём-то.
Когда Эдвард вошёл в гостиную Беллы, то удивился, увидев няню и своего шурина, обнимающихся и страстно целующихся.
Покачав головой, он решил поискать свою жену. Она предвидела это, когда услышала о кончине Джесси.
Он гадал, остались ли ещё сёстры Мэллори, чтобы вернуться домой.
Вскоре Майкл присоединился к своей жене и Аврааму за обедом, и они провели приятный час, заново узнавая друг друга.
- Дядя Майкл, я хотел спросить, можно ли одолжить у вас лошадь, чтобы отправиться на ранчо. Я бы хотел добраться туда до заката.

- Конечно, Матильда толстеет, просто находясь в стойле. В последнее время я нечасто вывожу её. Ей понравится поездка. Мы возьмём повозку для поездки на рождественский ужин, так что ты можешь оставить её там, пока тебе не понадобится вернуться назад.
Авраам поблагодарил Свонов за их великодушие и вскоре, надев тёплое пальто, отправился в место, которое всегда считал домом. Был холодный зимний день, но поездка бодрила. С каждой милей, которая приближала его к ранчо, он чувствовал вдохновение, а его сердце радовалось всё больше и больше.

Пастбища были пусты, и вечнозелёные растения составляли поразительный контраст с коричневой травой и бледно-голубым небом. Авраам ехал к дому на ранчо, но на полпути свернул и спешился. Он подошёл к одинокому дереву, стоящему в стороне от дороги. Обогнув низко свисающую ветвь, он снял шляпу и прошёлся немного, остановившись, чтобы посмотреть на травяной холм, расположенный под деревом.

Вздохнув, он позволил своему разуму, своему сердцу вспомнить. Он помнил зелёные глаза и светлые шелковистые волосы. Он помнил мягкие прикосновения закалённых работой рук и спокойную сладость, которая пропитала сам воздух, которым она дышала. Он помнил скромную мудрость и нежные слова. Его сердце сжала старая боль, что никогда не покидала его, несмотря на то, что прошло уже почти десять лет с того момента, как он потерял её.

В его горле возник ком, когда он вспомнил день, познакомивший его с болью, что приносит жизнь. Он читал в кабинете хозяина, как делал обычно вместо того, чтобы посещать школу с остальными детьми. Он любил книги и всё, что они в себе содержали. Он так много узнал из них, всё, что он когда-либо хотел знать. Он мог путешествовать куда угодно и когда угодно, что позволяло его воображение. У хозяина была потрясающая библиотека. Хотя он часто пополнял её в течение многих лет, Эдвард упоминал, что большую часть книг унаследовал от своего деда, у которого были довольно интересные литературные вкусы. Некоторые из томов были написаны на других языках, и он только начинал понимать, что говорится в испанских.
А также здесь было много любопытных переводов книг со всего мира. Однажды, когда Аврааму исполнилось пятнадцать, он нашёл некую книгу из Индии, которая была действительно поразительной и интересной. Она стояла на высокой полке, и было удивительно, что он вообще нашёл её. Расположение всех книг хозяина и хозяйки было строго организовано, и он недоумевал, почему эта не занимает определённое место.

Когда он открыл её, то понял почему. Также он понял, что, если его поймают за «чтением» этой книги, он, наверное, попадёт в неприятности. Это заняло время, но, наконец, юноша «прочитал» книгу от корки до корки, часто пересматривая наиболее поражающие отрывки и всегда тщательно запоминая, откуда он взял её, чтобы вернуть точно в то же самое место. Тема этой книги была интересной, волнующей и захватывающей; она была о сексуальном взаимодействии.

Ну, он уже знал всё о птичках и пчёлках до того, как наткнулся на книгу. Нельзя жить и работать на ранчо без того, чтобы узнать кое-что о жизни. Но давайте просто скажем, что животные не практикуют деторождение с таким изяществом и изобретательностью, какие были описаны в Камасутре. Он не знал, но Эдвард был хорошо осведомлён о том, что Авраам читал эту книгу, и, как и его дед, он думал, что есть вещи, которые следует знать каждому мужчине; хотя, возможно, он бы предпочёл, чтобы Авраам был постарше.

Однако в день, когда умерла его мать, Авраам не читал эту книгу; он учил латинский, надеясь, что хозяин сможет провести с ним немного времени сегодня и проверить его знания по спряжениям. Его отец, Тайлер, внезапно ворвался в кабинет, на его обычно невыразительном лице было дикое выражение.

- Где хозяйка, Мальчик?
Испуганный, потому что отец не называл его Мальчиком годами, и это явно указывало на его крайнее беспокойство, он ответил:
- Она с малышами в детской, я думаю. Что не так, папа?
- Твоя мама. Ей плохо. Ребёнок… - Он плакал, когда бежал через гостиную в детское крыло. Авраам медленно закрыл книгу, беспокойство взяло верх над его обычно спокойным поведением. Прошло девять лет с рождения Ли, когда его родители объявили обитателям ранчо, что ждут ещё одного ребёнка. Однако его мама была нездорова в течение этой беременности. Казалось, что она теряет свою жизненную силу с течением недель, а теперь, когда рождение ребёнка неминуемо приближалось, она увядала всё быстрее и быстрее.
Авраам решил спуститься и пойти в их коттедж, чтобы посмотреть, может ли он чем-нибудь помочь. Когда он добрался туда, Белла уже взяла ситуацию под контроль.

- О, Авраам, поезжай в город и привези доктора. Он нужен немедленно. Возьми Вспышку.
Вспышкой был новый жеребец хозяина, и его имя соответствовало его способностям. Авраам понёсся в амбар, чтобы оседлать его. Вскочив в седло, он помчался в город так быстро, как только мог. Темпераментный скакун наслаждался выпавшим шансом нестись изо всех сил. Миссис Даулинг, старая акушерка, уже отошла от дел. Её возраст сделал выполнение её обязанностей сложным. При существующих на ранчо условиях Белла, Ана Мария, Лорен и сестра Лорен, Сьюзен, были достаточно компетентны, чтобы помогать друг другу приносить новую жизнь в этот мир. Но трудная беременность Лорен потребовала наблюдения доктора. Но независимо от того, какие лекарства или какое укрепляющее питание он ей прописывал, лучше ей не становилось.

Авраам въехал в город и проехал по главной улице к дому доктора Баннера, где резко остановил лошадь. Бросив поводья на коновязь, он поднялся на крыльцо и заколотил в дверь.
- Доктор! Доктор! Доктор Баннер! Вы нужны на ранчо.
Миссис Баннер открыла дверь, вытирая руки о фартук.
- Доктор Баннер у мисс Китти, ребёнок.
- Спасибо, мэм, - воскликнул Авраам и побежал через улицу в салун. Бросившись к бару, он сказал: - Мне нужен доктор Баннер. На ранчо экстренная ситуация.
Доктор осматривал мисс Китти в её гостиной. Она оправлялась от отёка лёгких, и он прослушивал её грудь своим стетоскопом. – Теперь, мисс Рассел, глубоко дышите. – Он прислушался, обрадовавшись тому, что услышал.

- Думаю, что всё будет хорошо, - сказал он. – Ваши лёгкие кажутся чистыми.
- Спасибо, доктор, - ответила она и встала, застёгивая свою рубашку. Затем они услышали шум, производимый Авраамом, который пробежал по коридору и постучал в дверь. – Доктор Баннер? Вы там? Вы нужны нам.
Доктор открыл дверь и увидел обезумевшего Авраама, который был вне себя от беспокойства.
- Что случилось, сынок? – спросил мужчина.
Голос Авраама срывался.
- Моя мама. Ей плохо. Ребёнок рождается, я думаю, но что-то не так. Хозяйка отправила меня привезти вас так быстро, как это возможно.
- Мисс Китти, вы простите меня? Кажется, я необходим.
- Конечно, доктор. Поспешите. Миссис Кроули нуждается в вас больше чем я.
Доктор последовал за Авраамом обратно к своему дому, где мальчик оставил лошадь.
- Доктор, возьмите Вспышку. Он быстрый и уже осёдлан. Вам нужно поспешить.
- Да, да. Это хорошая идея, сынок. Езжай за мной в моём экипаже. Миссис Баннер покажет тебе, где она. Я отправляюсь прямо сейчас.

- Спасибо вам, доктор. – Он отошёл, чтобы пойти и подготовить экипаж доктора, но потом вернулся к пожилому мужчине. – Пожалуйста, доктор, не допустите, чтобы с моей мамой случилось что-то плохое.
Доктор Баннер серьёзно посмотрел в глаза Авраама.
- Я сделаю всё, что смогу, сынок. – Он развернул лошадь и отправился на ранчо.

К тому времени, как Авраам приехал на ранчо, было уже слишком поздно. Его мать умерла, и его маленькая сестрёнка умерла вместе с ней. Его отец сидел на переднем крыльце, его лицо не выражало никаких эмоций, его взгляд был мёртвым. Он даже не осознал, что Авраам пришёл. Когда мальчик вошёл в дом, Ли плакал, уткнувшись в плечо Молли, которая держала его в своих руках. Молли посмотрела на Авраама, её глаза были полны сострадания и горя. Холодный страх стиснул сердце Авраама, когда он поднялся по лестнице и остановился у дверей родительской спальни. Доктор как раз выходил.

Он положил руку на плечо мальчика и сказал:
- Мне жаль, сынок. Она оставила нас. Я не смог сделать ничего, что бы вернуло её назад. Твоя сестра не сделала ни вдоха по эту сторону завесы. Мне искренне жаль.
Белла стояла у кровати Лорен, слёзы текли по её лицу.
- О, Авраам. О, мой дорогой мальчик, она ушла. Она ушла.
Он не мог оторвать глаз от своей неподвижной матери. Кто-то попытался привести её в порядок. Её светлые расчёсанные волосы лежали на её плечах и завивались на концах. Постельное бельё было расправлено, а в её сложенных руках, одетый в прекрасное младенческое платье, лежал самый прекрасный ребёнок, которого он когда-либо видел, такой белый и неподвижный.

- Мама! Мама! – плакал он, и его голос срывался. – Мама, не оставляй нас. Пожалуйста, мама! – Он упал на колени рядом с её постелью и положил руку на её. Тут не было искры, не было жизни. Она умерла. Он осознавал это, вжимаясь лицом в одеяла рядом с ней и рыдая в агонии.
В этот день он узнал, что жизнь болезненна. Он также решил избегать ненужной боли, насколько это возможно. Он решил посвятить свою жизнь тому, чтобы избавлять людей от тех страданий и боли, что чувствовал тогда, настолько, насколько это в человеческих силах. Это был тот день, когда он решил стать доктором.

Они похоронили Лорен и её ребёнка вместе под елью, что была у долгой дороги к ранчо. Согласно бормотанию его отца, это место было важным. Но это всё, что сказал Тайлер. Он не смог справиться с этим. Хозяин был рядом с ним всё это время, но Авраам знал, что душа его отца ушла вместе с его матерью и сестрой. Его просто больше не было здесь. Его тело было пустой оболочкой.

После похорон Тайлер Кроули исчез – испарился. Взял только одежду, что была на нём, своё старое ружьё и ковёр из медвежьей шкуры, что лежал перед камином в их маленьком доме. Хотя поисковые отряды и искали его, Тайлера так и не нашли, и Авраам с тех пор его не видел.
Он никогда не забудет смятение и отчаяние, что чувствовал, когда они с Ли стояли перед письменным столом в большом доме, а хозяин и хозяйка смотрели на них по другую сторону стола.

- Мальчики, эти дни были самыми печальными днями в моей жизни, - произнес Эдвард. - Мы разом потеряли дорогих сестру, брата и ребёнка. Я знаю, что единственной вещью, которая поможет нам пройти через это, является семья. Миссис Каллен и я хотим, чтобы вы знали, что мы воспринимаем вас как собственных детей и будем родителями для вас.
- Ваша мать сказала мне однажды, что мы все одна семья здесь, на ранчо «Медвежья долина»; когда кто-то голоден, мы кормим его; когда кто-то замерзает, мы даём ему кров; а когда кто-то рядом, мы держим его ещё ближе, - изрекла Белла.
Она обошла стол и обвила руками обоих мальчиков, и когда говорила, её голос срывался, а в глазах стояли слёзы:
- Я буду держать вас так близко, как ваша мать держала всех нас.
Таким образом, он и Ли переехали в большой дом к другим детям и обнаружили, что все вместе оплакивали горе и исцелялись так хорошо, как только могли… вместе.
Но стоя сейчас перед её могилой, Авраам вспоминал то, как он потерял мать и, фактически, своего отца тоже. Он прочитал надпись на камне: «Лорен Кроули, жена, мать, сестра, друг. Дейзи Кроули, её дочь, цветок, который слишком прекрасен, чтобы быть на этой земле».
Молодой человек.

- Брат? Брат! – Авраам повернулся к радостному голосу и улыбнулся. Его младший брат Ли верхом поднимался на холм.
- Ли! – Авраам подошёл к месту, где спешился его брат. Ли выглядел как более высокая версия их отца, но с зелёными глазами их матери. Хотя характером он совсем не был похож на отца. Он был весёлым и беззаботным, настоящий сын своей матери. Ли не был так образован, как Авраам, но очень хорошо работал руками. По сути, он взял на себя роль своего отца после того, как тот ушёл, и вскоре стал настолько же хорош, как и Тайлер, в создании мебели, ремонте домов и починке того, что сломано. Это было хорошо. Каждому ранчо нужен такой человек.

Братья обнялись, на их лицах сияли широкие улыбки. Они всегда были близки, хоть между ними и было почти пять лет разницы.
- Как обитатели ранчо? – спросил Авраам.
- Они в порядке. Хотя мы не ждали, что ты приедешь домой.
- Я внезапно решил, что это то место, где я хочу быть. Думал, что мог бы удивить всех.
- Хозяйка будет на седьмом небе от счастья. Сейчас все дома.
- Все? – Авраам с интересом посмотрел на брата.
- Да, Авраам. Все. Девочки вернулись от тёти Элис и дяди Джаспера.
- Они ведь не привезли с собой поклонников, верно?
- Неа, хотя я слышал, что несколько парней пытались увиваться за девочками. Леди не заинтересовались, как они сказали.
Авраам удержался от облегчённого вздоха.

Он обещал себе держаться в стороне, пока тётя Элис ездила представлять Джой и свою дочку Анжелику обществу. Хотя он и не понимал, почему она должна делать это именно во Франции. Затем, если Франции не будет достаточно, они должны были вернуться обратно в Соединённые Штаты и сделать всё снова в Денвере. Маленькая Грэйс, которой сейчас было пятнадцать, должна была встретить их там и провести остаток сезона с денверскими Калленами.

Авраам жил в страхе, что тётя Элис преуспеет, и девочки вернутся влюблёнными или ещё хуже – что он будет казаться им неотёсанным деревенщиной по сравнению с мужчинами, которых они встретят в тех изысканных кругах. Фактически, сейчас это был его самый большой страх.
Если говорить честно, всё было бы хорошо, если бы Анжелика вернулась, чувствуя привязанность к кому-то, но если бы это была Джой… ну, он бы умер – или бы чувствовал, будто умирает. Уже годы он знал, что Джой – та единственная для него, и верил, что однажды она почувствует то же самое к нему. Но сейчас он уже не был так уверен. Он был здесь, чтобы убедиться.

- Так ты поздоровался с мамой? – Ли подтолкнул Авраама локтём, пробуждая его от размышлений и кивая в сторону могилы позади них.
- Да. Всё ещё скучаю по ней так сильно.
- Это никогда не прекратится. Ты просто привыкаешь к боли.
Авраам кивнул и взял поводья Матильды.
- Пойдём к дому?
- Конечно.
Мужчины оседлали лошадей и поехали. Авраам спросил, как всегда спрашивал:
- Ты слышал что-нибудь об отце?
- Неа, Авраам. Ты ждёшь, что он когда-нибудь покажется снова?
- Я не знаю. Надеюсь. Я скучаю по нему тоже.
Ли кивнул и пустил своего коня лёгким галопом.
- Поехали, время ужина. Давай удивим всех в доме.

***


- О, мама, ты не поверишь, какие шляпы сейчас носят леди. Они до смешного огромные и совершенно бесформенные. – Глаза Грэйс сверкали от возбуждения.
- Честно говоря, Грэйс, не было любезно с твоей стороны смеяться над той женщиной, - заметила добросердечная Джой.
- Мне жаль, и я извинилась перед ней, но она испугала меня. Клянусь, это выглядело, словно у неё на голове был салат.
- О, Грэйс, ты смеялась над ней? Я воспитывала тебя лучше, - поморщилась Белла. – Но почему салат?
- Потому что, полагаю, кто-то подумал, будто это привлекательно, а кого-то ещё убедили согласиться с этим.
Белла покачала головой и рассмеялась.
- Мне нравится твоя причёска. Это называется Девушка Гибсона**?
- Да. Её просто сделать, мама. Я могу причесать тебя, если ты хочешь. Уверена, папа будет в восторге, - предложила Джой.

- О, Джой, мама может скрутить волосы в поросячьи хвосты, и папе понравится. Ему просто нравится она. – Девушки захихикали, зная, как сильно их отец любит их мать.
Три девушки Каллен были в спальне Беллы, просматривая последние модные журналы, которые молодые леди привезли домой из своего путешествия. Грэйси растянулась на родительской кровати, когда Джой подняла Беллу на ноги и начала вытаскивать шпильки из её волос.
- Мама, твои волосы всё такие же густые. Как ты поддерживаешь их прекрасное состояние?
- Я прополаскиваю их в дождевой воде и, как ты знаешь, использую мамин рецепт мыла для волос. Оно не сушит кожу головы так сильно как обычное.
Джой начала расчёсывать волосы своей матери и зачёсывать их назад.
- Теперь, мама, наклонись так, чтобы твои волосы свисали вниз.
Белла сделала, как её просили, и Джой собрала волосы у неё на макушке.
- Теперь выпрямись. – После того, как её мать выпрямилась, она проворно скрутила хвост в плоский пучок на самой верхушке маминой головы и быстро закрепила его шпильками. Отступив, она улыбнулась, довольная своей работой.

- Давай, мама, посмотри в зеркало. – Она подвела Беллу к её туалетному столику, чтобы та увидела своё отражение. – Вот так, давай выпустим несколько завитков.
- О, я определённо выгляжу по-другому. – Белла изучала своё отражение в зеркале.
- Тебе нравится? – спросила Джой.
- Мама, ты выглядишь прекрасно. Ты могла бы составить серьёзную конкуренцию тем Гибсоновским Девушкам, - заявила Грэйс.
- О, перестаньте, девочки, - засмеялась Белла, но ей нравилось, как она выглядит с этой причёской. Может быть, она будет так причёсываться.
- Давайте посмотрим, что ещё мы сможем найти в этих журналах. – Белла забралась на кровать к Грэйс, и Джой присоединилась к ним. Они приятно поговорили, рассматривая и комментируя модные страницы, и Белла получила несколько идей для своего нового платья, которое она думала сшить для себя. Эдвард подарил ей рулон прекрасного шёлка глубокого бордового цвета, и она была не совсем уверена, что хочет сделать с этим шёлком.

Годы были добры к Эдварду. Его ранчо процветало, и вся его семья в «Медвежьей долине» казалась счастливой и довольной. Он сидел в своём кабинете, любуясь подарком, который купил для причины его собственного счастья, для его милой жены. Это был гранатовый набор: ожерелье, кольцо и браслет. Это бы прекрасно подошло к той шёлковой ткани, что он дал ей, но в этот момент мужчина думал только о том, как украшения подчеркнули бы её фарфоровую кожу. Он гадал, сможет ли убедить её надеть только их в кровать однажды ночью. Это было бы нечто.

Эдвард закрыл футляр и спрятал его под бумагами в ящике своего стола, ухмыляясь тому, каким возбуждённым он стал, только думая об обнажённой Белле, носящей только эти украшения. Он был благодарен, что Белла не устала от его неиссякаемого энтузиазма в спальне. Это было что-то, что он лелеял.

Мужчина встал, решив, что скоро, должно быть, придет время ужина, и вышел из кабинета. Он улыбнулся, когда услышал женский смех, доносящийся со стороны его и Беллы комнаты, и направился посмотреть, что делают его леди.
Когда он вошёл в гостиную Беллы, то увидел своих девочек, лежащих на постели, сквозь дверной проём, ведущий в спальню. Их головы были склонены друг к другу, пока они изучали журнал, хихикая и переговариваясь. Он с нежностью смотрел на них, каждая была дорога его сердцу.

Хоть Белле и было уже за сорок, она действительно была восхитительна, всё ещё изящна и прекрасна, как цветок. Его сердце забилось быстрее, пока он наслаждался её красотой и тем фактом, что она принадлежала ему. Его дочери были тоже очень красивы, но он мог смотреть только на свою Беллу.
- Может ли мужчина присоединиться к этой весёлой вечеринке? – спросил он.
- О, папа, ты всегда можешь присоединяться к нам, но я сомневаюсь, что для тебя осталось место на кровати, - сказала Джой.
- Хмм. Тогда мы должны найти решение. Возможно, кому-то из нас следует уйти?
Грэйс и Джой начали хихикать.
- О, папа, ты просто хочешь забрать маму себе. Ты никого не одурачил. – Джой встала с кровати и сказала Грэйс: - Идём, сестра. Уверена, мы должны помочь Сеньоре на кухне.
- Папа, не опаздывайте на ужин. Мы не можем есть, пока ты не произнесёшь молитву, - сказала Грэйс. Девушки покинули комнату, хихикая, и закрыли дверь за собой.
Эдвард поднял брови.
- И кто эта красотка в моей постели? – Он сел рядом с Беллой и посмотрел на её причёску. – Ты выглядишь прекрасно.
Взгляд Беллы был тёплым, и она восторженно улыбалась.

- Ты и сам выглядишь прекрасно, муж. – И это действительно было так. Его волосы немного поседели на висках, а черты лица стали глубже из-за того, что он щурился на солнце, но его тело всё ещё могло бы быть образцом статуи Микеланджело. И всегда было плюсом то, что Эдвард сохранил большинство зубов – и в любом случае, когда он улыбался, не было заметно, что недостаёт тех, что выпали.
Его прикосновения всё ещё заставляли её таять, а поцелуи – дрожать. Она приникла к его рукам, когда он устроился рядом, и довольно вздохнула.
- Я люблю тебя, ты знаешь? – произнесла она.
- Думаю, что знаю, мэм.
- Так зачем ты прогнал девочек?
- Я должен признаться, дорогая, что я эгоист. Я увидел эту прекрасную розу, цветущую в моей постели, и просто должен был сорвать её. Не думаю, что нам нужны свидетели. Это могло бы шокировать их чувствительные натуры, ты не думаешь? – Он поцеловал её в висок.
- У нас нет на это времени, Эдвард. Кроме того, девочки бы поняли, чем мы занимались.
Эдвард нахмурился.

- Чему они научились, пока были с Элис?
Белла рассмеялась.
- Уверяю тебя, они знают кое-что, что происходит между мужем и женой, но не в деталях. И они хорошо знают о том, что иногда ты своими поцелуями отвлекаешь меня.
- Ну, ты легко отвлекаешься. – Он поцеловал её в нос.
Белла фыркнула.
- Я могу сказать то же самое о тебе, мой дорогой. Всё, что я должна сделать, это посмотреть на тебя определённым образом, и все твои связные мысли вылетят в окно.
- Просто посмотреть? Никогда!
- Я могу доказать это.
- Я невосприимчив к подобным уловкам.
Белла снова фыркнула.
- Ты соблазняешь меня продемонстрировать этот взгляд, мистер Каллен, а у нас нет времени на последствия.
- Клянусь, тебе не придётся об этом беспокоиться. Я просто хотел бы посмотреть на этот так называемый зовущий взгляд, которым ты хвалилась.
Белла почувствовала раздражение, поднялась на колени и посмотрела на Эдварда, не прикасаясь к нему.
- Я покажу тебе.
Он откинулся на подушку, завёл руки за голову и ухмыльнулся ей, искушая её на худшее или лучшее.

Белла кокетливо склонила голову набок и посмотрела в его глаза из-под ресниц. Она знающе улыбнулась, лишь немного подняв уголки губ, потом разделила их и очень медленно кончиком языка провела по краю верхней. Она нетерпеливо вздохнула, а затем прикусила нижнюю губу краешками зубов, смотря в его глаза, на его губы, затем переместила свой взгляд ниже, пока не увидела выпуклость на его штанах.
Она снова посмотрела в его глаза и встретилась с его тлеющим взглядом. Белла триумфально улыбнулась.
- Видишь! Просто взгляд.
После этого он схватил её, придавил своим телом к кровати и поцеловал те самые губы, которыми она его дразнила.
- Ты шалунья, - проурчал он.
- А ты обещал, что мы не опоздаем на ужин.
Эдвард начал задирать её юбки одной рукой, в то время как другой расстёгивал свои брюки.
- Не волнуйся, любимая, - сказал он. – Я всегда нацелен на удовольствие так же, как на то, чтобы быть самым быстрым стрелком на западе.
Он был занят срыванием своей розы, а она получением удовольствия.
И они не слишком опоздали на ужин.

***


- Где Ли? – спросила Белла, оглядывая обеденный стол и замечая пустой стул.
- Он разыскивал пропавшую корову, - ответил Чарли. - Может быть, это его немного задержало.
- Дадим ему несколько минут, прежде чем начнём, - распорядилась Белла. Румянец на её щеках и блеск в глазах Эдварда говорили о том, чем они недавно занимались, но никто за столом не воспринял это неправильно, если они вообще заметили.

На заднем крыльце послышался шум, как если бы кто-то разувался, затем задняя дверь открылась, и радостное лицо Ли показалось в дверном проёме. Его волосы недавно были зачёсаны назад, когда он умывался в банном доме, прежде чем зайти в главный дом, а его руки и лицо были свежевымыты. Это оказалось тем, на чём Белла настаивала годами. Она хотела чистоты в своём доме, что касалось и людей, которые входили внутрь. Её ковбои скоро усвоили, что есть большая разница между тем, что считает чистотой она, и тем, что считают чистотой они. Её точка зрения победила.

Ли стоял, широко улыбаясь, в дверном проёме, пока все не посмотрели на него, а затем торжественно объявил:
- Возвращение блудного сына! – Он отошёл в сторону, когда показался Авраам.
Это было светопреставление. Позже Белла клялась, что не кричала, но она кричала, когда подпрыгнула и подбежала, чтобы обнять его.
- Ты дома! Ты дома! Авраам, разве это не самый восхитительный подарок, о котором я когда-либо думала. – Чарли спрыгнул со своего стула и вскрикнул, когда Джон Генри пронзительно засвистел из-за волнения. Улыбка Грэйс словно делила её лицо на две части, когда она смотрела на привлекательного молодого человека, но потом бросила незаметный взгляд на свою старшую сестру. Джой была неподвижна как олень, застигнутый врасплох, её глаза были широко распахнуты, а румянец покрывал щёки, пока они не стали красными как вишни. Улыбка Грэйс превратилась в ухмылку. Это будет занятно.

Эдвард стоял, приветствуя Авраама дома, с улыбкой на лице, но в его сердце была настороженность. Он искренне относился к Аврааму как к сыну, и часть его была рада видеть его, но другая часть точно знала, почему он вернулся домой именно сейчас. В конце концов, он обещал, что вернётся.
Два года назад Авраам стоял в его кабинете и прямо говорил:
- Босс, я хочу жениться на вашей дочери.
- Жениться на Джой? Ни за что! – Эдвард встал и наклонился над столом, его руки, сжатые в кулаки, упирались в стол.
- Но почему нет? Вы знаете, какой я человек. Вы знаете, что я был бы хорошим для неё, обеспечивал бы её.
Эдвард отвернулся, чтобы посмотреть в окно кабинета, не желая, чтобы Авраам понял, что он чувствует, по его глазам.

- Она слишком молода. Она недостаточно видела в этом мире, чтобы хорошо знать свой разум или полностью осознавать свои решения. – Эдвард запустил руку в волосы в смятении и повторил: - Она слишком молода.
- Многие девушки в её возрасте уже замужем и имеют первого ребёнка к этому моменту, мистер Каллен.
- Многие девушки не моя Джой. – Эдвард развернулся – Джой знает, что ты здесь?
- Она не знает, что я прошу её руки. Она знает, что я чувствую к ней, но я не намеревался просить её связать себя обязательствами со мной, пока у меня не будет вашего благословения.
- Ты знаешь, что она испытывает к тебе? – требовательно спросил Эдвард.
Теперь наступила очередь Авраама отводить взгляд.
- Я думаю, она может испытывать чувства ко мне. Я верю, что она может.
Глаза Эдварда сузились.

- Ты думаешь? Ты веришь? Ну, тогда у тебя нет моего благословения…
Лицо Авраама вытянулось. Эдвард почувствовал небольшую вину, но продолжал:
- … пока. Её тётя Элис хочет взять её заграницу, чтобы представить обществу. – До этого момента Эдвард был категорически против этой идеи. – Думаю, она планирует представить Джой и Анжелику вместе. Дай моей дочери этот опыт, и если она всё ещё будет хотеть тебя после этого – хотя ты даже не знаешь наверняка, что она хочет тебя сейчас, – тогда я не буду стоять на твоём пути.

Авраам был разочарован, но логичная часть его мозга признавала правду в словах хозяина. Его сердце хотело продолжать давить, но его мозг говорил, что будет лучше подождать – подождать, пока она не будет представлена миру, и подождать, пока он не построит стабильную карьеру.
- Я понимаю, мистер Каллен. Когда Джой возвратится из своего путешествия, я вернусь и снова посватаюсь. Вы это позволите, верно?
Эдвард прочистил горло и неохотно сказал:
- Полагаю, что да.

После этого Авраам уехал, вернулся в Чикаго и ушёл с головой в работу в госпитале. Однако Эдвард всегда знал, что Авраам вернётся, и вот этот день настал.
Белла быстро приготовила ещё одно место за столом, и скоро все наслаждались едой. Белла поставила дополнительный стул между Джой и Грэйс. Она всецело поддерживала чувства, которые видела между двумя молодыми людьми. Также она знала, что Эдвард нервничает из-за этого. Она понимала, что он всё ещё видит в Джой свою маленькую девочку, чьим любимым мужчиной во всём мире был её папа. И она знала, что её упрямый муж не желает признавать, что узурпировал сердце своей маленькой девочки. Она была намерена сделать всё, что может, чтобы помочь ему справиться с этим.

- О, Авраам, что заставило тебя вернуться в «Медвежью долину»? – спросила Белла.
Он улыбнулся своей второй матери, твёрдо удерживая взгляд на её лице, изо всех сил стараясь не смотреть на Джой. С того момента, как он снова увидел свою любимую, он едва мог что-то делать. Боже милостивый, он сидел прямо рядом с девушкой каждой его мечты – так близко, что мог почувствовать запах её едва уловимых духов. Он понял, что все ждут его ответа.
Авраам прочистил горло.
- Ну, мэм, я устал от Чикаго и решил, что настало время вернуться домой. Надеюсь, что останусь здесь.
- У тебя всегда есть место с нами, Авраам, - заверила его Белла.

- Спасибо, миссис Каллен. Но я переписывался с доктором Баннером. Он думает, что «Медвежья долина» выросла достаточно, чтобы здесь хватало работы для двух врачей, и, кроме того, он уже в годах и хотел бы работать поменьше. И до того, как он предложил мне работать с ним, расспрашивал меня о моей медицинской деятельности. Даже притом, что я был мальчиком с ранчо, он хотел удостовериться, что я буду хорошим доктором. Думаю, он был доволен, так что, полагаю, я найду жильё в городе.
Чарли воскликнул:
- Ты будешь рядом? Негодяй! Я получу обратно своего партнёра в охоте!
Авраам засмеялся.

- С нетерпением жду этого, Чарли, но я не уверен, как много у меня будет свободного времени. Так много вещей сейчас висит в воздухе. – Он не мог удержаться и бросил косой взгляд на Джой, которая тихо сидела рядом с ним, перебирая еду в своей тарелке. Она не ела? Она чем-то болеет? Он внимательнее присмотрелся к ней, пытаясь выявить другие симптомы заболевания. Она покраснела и вела себя тихо. Он вспомнил её обычное возбуждённое состояние. Может, она больна чем-то?
Под обычные обеденные разговоры он смог тихо спросить:
- Вы хорошо себя чувствуете, мисс Джойфул?
Она покраснела сильнее, её глаза всё ещё были опущены.
- Со мной всё хорошо, спасибо, доктор Кроули.
Авраам был шокирован.
- Доктор Кроули? Почему так официально, мисс Джой?
В первый раз за весь вечер она посмотрела прямо на него, её зелёные глаза были переполнены чувствами.
- Я так горжусь твоими достижениями, Авраам, и так рада, что ты дома.

Его сердце забилось в горле, когда он смотрел на неё с обожанием, забыв о взглядах, наблюдающих за ними с разными реакциями. Грэйс была рада, Белла была в восторге, а Эдвард был раздражён.
Молодой паре не потребовалось много времени, чтобы осознать свои чувства друг к другу.
Хоть они и росли вместе, но никогда не считали друг друга братом и сестрой. У них всегда была особая связь, которая выходила за рамки семейной. Тот факт, что Авраама отослали в школу, только усилил их романтические чувства. Он хорошо помнил, как был поражён, увидев четырнадцатилетнюю Джой, когда вернулся из Чикаго на каникулы. Она выросла из девочки в женщину за то время, пока его не было, но, уважая её молодой возраст, он оставался таким отчуждённым, каким только мог быть.

Когда ей было восемнадцать, он открылся ей. В тот момент его признание застало её врасплох, она никогда не думала, что он думает о ней в этом смысле. Раньше она предполагала, что он чувствует к ней то же самое, что и к другим членам семьи ранчо. Она знала, что он заботится о ней, но и не думала, что он любит её «так». Так что, когда он рассказал о своих чувствах, она просто онемела и ничего не смогла сказать.

Поэтому, когда Авраам пришёл к Эдварду, он точно не знал, что она чувствует. Когда Авраам внезапно оставил Чикаго вскоре после этого, она испугалась, что он передумал.
Хоть она и наслаждалась путешествием со своей тётей Элис со всем этим волнением, изысканностью и впечатлениями, что она получила в Европе и на востоке, ничто не вытеснило Авраама с первого места в её сердце. Она вернулась в Колорадо и на ранчо, тоскуя из-за любви к нему и веря, что эта боль никогда не пройдёт.

До дня своей смерти Джой будет помнить его, стоящего в дверном проёме в тот вечер. Её сердце разбухало в груди до тех пор, пока она не уверилась, что это задушит её. Когда мама посадила Авраама рядом с ней, она не знала, быть ли ей благодарной или выбежать из комнаты. Её чувства находились в беспорядке. Но когда они обменялись этим первым любящим взглядом, она поняла, что его чувства к ней не изменились за два года, и её сердце возрадовалось.
На ранчо у всех были обязанности по хозяйству. Так как на дворе была зима, нужно было кормить домашний скот, и Авраам вызвался позаботиться о лошадях в конюшне. После ужина он отнёс свою сумку наверх в комнату, которую раньше делил с Ли, переоделся в свои выцветшие, но знакомые джинсы, фланелевую рубашку, толстые носки и сапоги. Он позаимствовал одну из курток из овечьей шерсти, что принадлежали Ли, надел свою ковбойскую шляпу на голову и спустился в сарай.

Этим вечером он был здесь один, так что провёл время, делая кое-что, чем действительно наслаждался – он думал о том, как суметь провести побольше времени с Джой, и о том, что именно он сделал бы, когда сумел бы. Он насыпал последний черпак зерна в последнюю кормушку, когда услышал мягкие шаги позади себя и ещё более мягкий голос:
- Авраам?

Он повернулся, чтобы увидеть предмет своих мечтаний, в нерешительности стоящую в тени и держащую фонарь. Солнце рано садилось в это время года, так что фонари были необходимы.
- Я здесь, Джойфул, - ответил он с восторженной улыбкой и подошёл к ней.
- Я подумала, что тебе может понадобиться помощь, - произнесла она.
- Я только что закончил.
- О, - она выглядела разочарованной.
- Но я рад, что ты пришла. Я думал о тебе.
- Действительно?
- Да. Я пытался придумать, как посетить тебя так, чтобы твой отец не решил, что ему нужна мишень для практики.
Джой рассмеялась.

- Почему ты думаешь, что папа захочет практиковаться на тебе в меткости?
- Потому что… ну… Я думаю, что он знает, что в моих мыслях… и в моём сердце.
- Знает? – спросила Джой и пошла вглубь амбара. Она повесила фонарь на стойку и села на ближайший тюк сена. – Ну, у меня есть два вопроса об этом.
Авраам встал перед ней.
- Какие вопросы?
Улыбнувшись ему, она сказала:
- Во-первых, откуда папа знает о том, что в твоей голове… и сердце? А во-вторых, почему из-за этого он хочет тебя застрелить?
Авраам усмехнулся и сел рядом с ней.
- Твой отец знает, что в моей голове и в моём сердце, потому что я рассказал ему об этом два года назад. А отвечая на твой второй вопрос, скажу, что это потому, что он, возможно, не одобряет этого.
- Не одобряет? – повторила она.
Кивнув, он взял её одетые в рукавицы ладони в свои.

- Да. Я сказал ему два года назад, что люблю тебя и хочу жениться на тебе.
Джой ахнула. Она действительно не имела понятия – вообще ни малейшего, что она всё ещё небезразлична ему, что она небезразлична ему до такой степени. Он всё ещё любит её? Достаточно, чтобы хотеть жениться на ней? Ею завладело безмолвие – снова.
Он с тревогой наблюдал за её лицом, опасаясь, что был слишком поспешен в своём повторном признании, но ждал так долго, что не хотел ждать ни мгновением больше, чем должен был.
Между ними повисла тишина, и он начал думать, что, возможно, совершил ошибку. Возможно, путешествуя по всему миру, она поняла, что он действительно неотёсанный провинциал и больше совсем ей не нравится.
Он должен знать.
- Джой?

Её нервные окончания ожили, она внезапно обрела контроль над своим телом и бросилась в его объятья, обхватывая его шею и плача от счастья.
- Ты любишь меня? Ты хочешь жениться на мне?
Он никогда не был так близок к ней раньше; если не считать то время, когда она была младенцем, а ему было пять, и ему позволили аккуратно подержать её, пока он неподвижно сидел на качелях на крыльце. Но ему никогда не выпадала честь держать её так близко с тех пор, как они выросли, и его чувства и желания стали больше чем непомерными. Однако осознание того, что она счастлива, узнав о его пылких желаниях, привело его в восторг, и он выдавил приглушённый смешок.

- Да, Джой, я люблю тебя, и да, я хочу жениться на тебе.
- Когда?
Он убрал её руки со своей шеи, чтобы посмотреть в её глаза и увидеть восторженный взгляд.
- Так скоро, как ты позволишь мне, Джойфул. Ты позволишь?
- Позволю ли я? О, конечно, да!
Его голос понизился, когда он нерешительно спросил:
- А ты? – Он хотел услышать, как она говорит, что тоже его любит.
Она замолкла, она никогда не решалась высказать свои чувства к нему, хотя она бы удивилась, узнав, что кое-кто из её семьи знал об этом, так что она произнесла дрожащим голосом:
- Да, я люблю тебя – всем своим сердцем. Я любила тебя много лет.
- Я боялся, что, уехав с тётей Элис, ты поймёшь, какой я деревенщина, или потеряешь голову от какого-нибудь француза или восточного мужчины.

- Нет. Они никогда не сравнятся с тобой, Авраам. Я всегда тосковала по тебе. Так что если ты деревенщина, то и я, должно быть, тоже.
- Так ты выйдешь за меня, Джой?
- Да, Авраам.
- Ты не возражаешь стать женой местного доктора?
- Я не возражаю быть твоей женой, чем бы ты не решил заниматься. Я хочу получить не положение. Я хочу получить мужчину.
После этого он просто должен был поцеловать её, и он так и сделал. Он немного боялся, что спит, но это было намного лучше любого из его снов.

Некоторое время спустя он вернулся в кабинет Эдварда, на этот раз с Джой, чтобы попросить его благословения. Эдвард хорошо знал, что его дочь достаточно взрослая, чтобы делать то, что осчастливит её, и он знал, что Авраам будет хорошо относиться к ней и обеспечивать её более чем достаточно. Так почему он так возражал против этой идеи? Он не смог найти слов, чтобы ответить им.
Он встал со стула и сказал:
- Думаю, мне следует привести миссис Каллен сюда. Пожалуйста, подождите.
Он чувствовал себя ребёнком, который ищет свою мать, чтобы та утешила его. Белла может успокоить его сердце и разум, он знал это.
Белла зашивала рубашку у огня в большой комнате. Джон Генри лежал на полу у её ног и играл со своими игрушечными солдатиками, а Грэйс писала письмо на своём наколенном столике неподалёку.

- Мама, могу я недолго поговорить с тобой наедине? – спросил Эдвард. Он всегда называл её матерью при детях, так было принято.
Удивлённая и обеспокоенная тем выражением, что она увидела на его лице, она встала и последовала за ним в её гостиную.
- Что не так, Эдвард?
- Джой. Авраам пришёл, чтобы отнять её у нас. – Его голос был мрачным.
Глаза Беллы засверкали.
- Правда? Откуда ты знаешь?
- Они сидят в моём кабинете, ожидая, когда я благословлю их намерения.
- Уже? Когда это произошло?

- Этот Авраам, кажется, не теряет времени зря, - фыркнул Эдвард. – Я полагаю, они сговорились после ужина. Джой, очевидно, участвовала в этом с самого начала.
- О, Эдвард, это идеально для неё. Она влюблена в Авраама уже годы.
Эдвард выглядел шокированным.
- Откуда ты узнала?
- Мать знает такие вещи о своих детях, Эдвард. Я просто не знала, когда решится Авраам.
- Ну, могу сказать, что это случилось два года назад.
- Что? О чём ты?
- Тогда он просил у меня разрешения жениться на ней.
- Ты не сказал мне об этом ни слова, Эдвард Каллен, - сурово сказала Белла, уперев руки в бёдра. Как он мог скрывать это от неё!
- Ну, нет, полагаю, я не сказал. Я не хотел думать об этом. Я надеялся, что это всё просто исчезнет.
- Хмм. Ну, это говорит кое-что о них обоих, раз их привязанность друг к другу не пропала за это время. Почему ты не дал ему позволения два года назад?
- Она была слишком молода.
- Эдвард, в здешних местах большинство девушек в семнадцать уже замужем.
- Только из-за того, что все вокруг глупцы, мы не должны быть такими же. Кроме того, тебе было двадцать пять, когда мы поженились.

- Это правда, но все в моём городе считали меня старой девой. К тому же, я помню, что, когда мы встретились, ты не тратил попусту времени и женился на мне так скоро, как только смог.
- Ты не возражала.
- Нет. Но, Эдвард, ты понимаешь, что я ждала Джой уже через год после того, как отправила тебе первое письмо? Любовь этих двоих ждала долгое время.
Эдвард шумно вздохнул.
- Мне просто не нравится это.

- Эдвард, тебе не нравится мысль о том, что Авраам Кроули женится на нашей Джойфул, или тебе не нравится мысль, что кто-то женится на ней?
- Я люблю Авраама как сына, но… Мне не нравится мысль о том, что моя маленькая девочка будет с любым мужчиной.
Белла рассмеялась.

- О, Эдвард, ты откажешь нашей дочери в шансе на счастливую жизнь, просто потому что не видишь, что она стала женщиной? Ты не видишь, какой счастливой ты делаешь меня за всю нашу совместную жизнь? Ты знаешь, какой несчастной была бы я, если бы мы не встретились, не поженились и не полюбили друг друга? Наша дочь заслуживает шанс на то, что есть у нас, если она хочет этого.
Эдвард фыркнул, зная, что она права.
- И, Эдвард, ты знаешь, что Авраам будет относиться к Джой, как к своей королеве. Просто вспомни, какой пример был перед ним. Я никогда не знала мужчину, который любил бы свою жену больше, чем Тайлер Кроули любил Лорен.

Эдвард оттаял и обхватил Беллу руками.
- Тайлер Кроули любил свою Лорен… но ты не можешь говорить, что он любил её больше, чем я люблю тебя. – Он нежно улыбнулся ей и добавил: - «…Моя, как море, безгранична нежность и глубока любовь. Чем больше я тебе даю, тем больше остаётся: ведь обе – бесконечны».***[1] – Он произнёс последние слова около её губ, и её бросило в дрожь от его прикосновения. Это не должно было удивлять её, потому что он всегда так действовал на неё, но каждый раз был наслаждением.
- О, мой Ромео, у нас была такая хорошая жизнь, которую мы прожили вместе. Я хочу того же для наших детей. Если это значит, что они должны жениться, то я не вижу в этом ничего плохого. Я не могла бы выбрать лучшей пары для Джой.
- Полагаю, ты права, - допустил Эдвард. – По крайней мере, они останутся рядом. Последние два года я жил в страхе, что какой-нибудь иностранец вскружит голову Джойфул, и мы никогда больше её не увидим.

Белла поцеловала его в щёку и сказала:
- Тогда мы должны дать им своё благословение, сердце моё.
- Так тому и быть.
И она вывела его из своей гостиной, они прошли в кабинет, где, удивлённые, застали молодую пару за поцелуем. Белла хихикнула, когда они, смущаясь, отстранились друг от друга.
Эдвард недовольно сказал:
- У вас есть наше благословение так долго, пока я не становлюсь свидетелем этого снова.
Джой и Авраам решили пожениться так скоро, как это возможно. На самом деле, они выбрали рождественский день, который был на следующей неделе. Так как семья всё равно приезжает на праздник, это казалось мудрым решением.

- Джой, тебе не нужно время, чтобы собрать все свои пустячки? – спросил Авраам на следующий день, когда они сидели вместе в большой комнате. Джой пришивала пуговицы к новому бордовому платью своей матери, и Авраам решил составить ей компанию.
- Какие пустячки, Авраам?
- Ну, точно я не знаю, но помню, как тётя Элис однажды сказала, что ей потребовался год, чтобы спланировать свадьбу с дядей Джаспером.
- Ну, это просто тётя Элис. Ты знаешь, как долго мои мама и папа планировали свою? – спросила Джой, сверкая глазами.

- Не думаю, что когда-либо слышал.
- Около десяти минут. Папа сказал, что в тот момент, когда он увидел её, сходившую с поезда в Денвере, то решил, что женится на ней. Он спросил её за завтраком на следующее утро, и они поженились в первой же церкви, которую смогли найти после того, как покинули ресторан. – Джой засмеялась.
- Мы можем поступить так. Ехать до священника совсем недалеко. – Авраам обнаружил, что эта идея достаточно взволновала его.
- Ну, у мамы и папы не было семьи рядом, чтобы отпраздновать с ними, в этом наши ситуации различаются. Я бы хотела, чтобы моя семья была с нами.
- Я тоже. Но разве тебе не нужно особое платье?

- Авраам, у меня целый сундук модных платьев, которые, я, возможно, никогда не надену снова до того, как они выйдут из моды. На самом деле, у меня есть одно белое, которое мне подарили в Париже, и оно прекрасно подойдёт. Мама попросила тётю Элис привезти с собой свою вуаль, когда она приедет на следующей неделе, так что у меня есть всё, что мне нужно. Я составлю букет из остролиста и черенков плюща, и, так как рождественский банкет уже спланирован, это также может быть свадебным завтраком.

- Ты не возражаешь, чтобы свадьба была на ранчо, а не в церкви? – спросил Авраам.
- Нет, Авраам. Ранчо «Медвежья долина» было началом всего для нас. Мы оба родились здесь, мы выросли здесь; это большая часть того, кто мы есть. Я хочу выйти замуж здесь – за тебя. – Она улыбнулась, и он не мог удержаться от того, чтобы украсть у неё ещё один поцелуй.
К сожалению, как раз в этот момент в комнату вошёл Эдвард и увидел их объятья.
- Хмм. Напомню вам, что вы ещё не женаты. Возможно, Авраам, тебе следует сидеть на стуле, а не на диване с моей дочерью.
Смущённый Авраам поднялся и сказал:
- В любом случае я должен отправиться в город, мистер Каллен. У меня есть несколько поручений, о которых нужно позаботиться. – Он улыбнулся своей невесте и отправился в путь. Эдвард прочистил горло, вздохнул и покинул комнату. Обычно он не был таким ворчливым.
Первым делом Авраама в городе было посещение доктора Баннера.
- Спасибо, доктор, что пригласили меня на работу.

- Это искреннее удовольствие для меня, Авраам. Я счастлив, что ты будешь здесь. Когда ты хочешь приступить?
- На самом деле, я хотел поговорить с вами об этом. Я женюсь на мисс Джой Каллен на Рождество. Я бы хотел провести немного времени со своей невестой, прежде чем начну. Вы согласитесь, чтобы я начал в Новый Год?
- Поздравляю, Авраам. Я не знал, что вы помолвлены.
- На самом деле, мы не были до вчерашнего дня, но поскольку это было тем, чего мы оба хотели долгое время, мы не видели причин откладывать. Мне нужно найти место для нашего проживания и быстро его обставить.

- Место для проживания, да? Ну, вдова Коуп хочет избавиться от своего старого дома. Как ты думаешь, твоей жене он понравится?
По телу Авраама пробежали мурашки, когда он услышал, как Джой называют его женой в первый раз. Это заставило его улыбаться.
Он помнил старый дом Коупов. Когда-то он был самым большим домом в «Медвежьей долине», но сейчас не совсем. Он гадал, модернизировали ли его Коупы. Был только один способ проверить.
Миссис Коуп стояла за прилавком своего магазина. Сейчас она продавала практически только конфеты. Авраам вспомнил, как сильно любила его мать мятные конфеты миссис Коуп, и улыбнулся, подумав над этим.

- О, Авраам Кроули, как хорошо видеть тебя снова. Что ты делаешь в этих местах?
- Я вернулся домой, миссис Коуп. Теперь я врач, и доктор Баннер пригласил меня присоединиться к своей практике. Я ищу место для проживания, и доктор упомянул, что вы пытаетесь продать свой старый дом.
- Ну, ну, ты определённо прав насчёт этого, и позволь мне быть одной из первых, кто поприветствует тебя в «Медвежьей долине». Хочешь пойти со мной и посмотреть на особняк?
Авраам моргнул.

- Особняк? Боюсь, особняк это слишком большой дом, миссис Коуп. – Он гадал, тот ли дом он запомнил. Миссис Коуп захихикала.
- Салли, присмотри за магазином. Я скоро вернусь, - проговорила миссис Коуп, обращаясь к своей помощнице, потом обернула шаль вокруг своих пухлых плеч. Авраам последовал за полной леди к дому, который он помнил. Это точно не был особняк. На самом деле, дом был размером примерно с четверть ранчо, что было действительно хорошо для них с Джой. Если бы дом был слишком большим, Джой бы было слишком сложно поддерживать его в порядке самостоятельно.

Миссис Коуп показала ему двухэтажный деревянный дом. Он нуждался в покраске, но в других отношениях был в хорошем состоянии. К передней стороне дома примыкало крыльцо, на которое вели широкие ступени. Он был рад увидеть, что на первом этаже находилась ванная, где был туалет и глубокая ванна на ножках. Миссис Коуп продемонстрировала ему бегущую воду и рассказала о бойлере в подвале. Кухня тоже была обновлена, так что у Джой могли бы быть современные приспособления, что сделало бы ее работу проще. Передняя дверь вела в основной коридор, столовая и кабинет были по одну сторону, а большая комната по другую. Кухня была расположена в конце коридора, а ванная была рядом с ней. Широкая лестница вела на второй этаж, где располагались четыре спальни хорошего размера. Это было идеально для них.

- Сколько вы хотите за дом, миссис Коуп?
Она застенчиво потупилась.
- О, ты ведь видишь, какой хороший это дом, верно? Это так много значит для меня и мистера Коупа. Самый хороший дом в «Медвежьей долине». – Она громко вздохнула и продолжила уже другим тоном: - Я хочу за него тысячу долларов.
Авраам моргнул.
- Ну, спасибо вам большое за то, что показали мне ваш дом, миссис Коуп, но это мне не по карману. – Он развернулся, чтобы уйти.
- О, но, возможно, раз уж ты из этих мест, я могла бы скинуть немного. Эмм… как много ты можешь предложить?

- Миссис Коуп, это прекрасный дом, он идеален для нас, но я могу позволить себе отдать только несколько сотен долларов.
Пожилая женщина вздохнула.
- Что насчёт четырёх сотен долларов наличными?
Улыбнувшись, Авраам протянул руку.
- Договорились, миссис Коуп. – Они пошли к местному банковскому служащему, чтобы подписать бумаги, и вскоре Авраам возвращался на ранчо с ключом от дома в кармане и улыбкой на лице. Он надеялся, что Джой понравится их дом.****

***


- Эдвард, у меня есть предложение для тебя. – Белла встала позади своего мужа и обвила свои руки вокруг его шеи, в то время как он сидел за своим столом и просматривал бухгалтерские книги.
Он откинулся назад и посмотрел вверх на неё. Он был довольно молчалив с тех пор, как Джой и Авраам объявили о своём грядущем бракосочетании. Он знал почему. Белла знала почему. Эдвард обнаружил, что ему сложно отпустить свою дочь, даже если это было правильно и своевременно.
- Что ты предлагаешь?
- Давай возьмём свои пальто, сапоги и пойдём искать рождественское дерево.
- Дети не хотят это сделать?
- Они заняты подготовкой к празднествам и сказали, что мы можем сделать это вместо них.
Он улыбнулся.
- Так это будем только я и ты?
Она подмигнула ему.
- Только мы двое.

- Звучит как план. – Эдвард широко улыбнулся в первый раз за несколько дней.
Держась за руки, они пошли в прихожую, чтобы тепло одеться в холодную погоду. Белла обернула шерстяным шарфом голову и шею и взяла маленькую сумку, в которую положила термос с тёплым яблочным сидром. Надев варежки, она повесила сумку на плечо и последовала за Эдвардом наружу. Он взял тяжёлое на вид ружьё вместо топора.
- Тебе не нужен топор, Эдвард?
- Неа. Это старое ружьё справится.
Белла была озадачена, но достаточно доверяла своему мужу.
- Я заметил несколько хороших деревьев рядом с пастбищем. Возьмём лошадей или пойдём пешком?
- Можем пойти. Если мы собираемся попытаться забрать дерево, то будет лучше без лошадей. Это недалеко.
Они направились к соснам на другой стороне пастбища. Упрямец, правнук Плута решил пойти с ними и, гавкая и тявкая, бежал впереди.
- Он напоминает мне первую дворняжку, которую ты выбрала на роль садового пса, - произнёс Эдвард.

- Да, он очень похож на старого Плута и характером тоже. На днях он оборвал бельевую верёвку. Я думала, что Ана Мария собирается зажарить его.
- Рад, что меня не было здесь, чтобы видеть это – или слышать это, - сказал Эдвард. Ана Мария была остра на язык как на английском, так и на испанском, и дети, ковбои и щенки, знали, что лучше держаться от неё подальше, когда она злится.
Белла взяла мужа под руку, пока они шли через поле. Преодолев примерно три четверти пути, Эдвард остановился. Белла вопросительно посмотрела на него, всматривающегося в верхушки деревьев, что росли на другой стороне пастбища.

- Ты видишь то, которое тебе нравится, Белла?
- Те, которые мы видим отсюда, слишком высокие, Эдвард.
- Нет, смотри на верхушки деревьев. Найди ту, у которой идеальная форма, и покажи мне.
Белла прищурилась и посмотрела.
- Ну, верхушка той, на краю поля, выглядит симпатично, но…
- Я вижу. Смотри. – Эдвард положил ружьё на плечо, прицелился в точку примерно на двенадцать футов ниже верхушки дерева и выстрелил. Оглушительный выстрел прогремел над долиной, и потом с треском верхушка наклонилась и упала на землю.
- А теперь давай удостоверимся, что вблизи она выглядит так же, как издалека.
Они нашли её на земле. Эдвард поставил её, и Белла обошла её, внимательно проверяя на наличие каких-либо несовершенств.

- Она выглядит идеально для меня, Эдвард, за исключением места слома.
Он улыбнулся ей и поднял дерево на плечо.
- По этой причине я целился низко. Мы отпилим отстреленную часть и, вуаля, – получим идеальное рождественское дерево. Это не заняло много времени.
Белла нахмурилась.
- Я хотела провести с тобой весь день.
- Ну, мы сделали дела, так что можем провести весь день, делая, что только захотим. – Глаза Эдварда заблестели.

Рассмеявшись, Белла спросила:
- Так что у тебя в мыслях?
- Ты упаковала в свою сумку закуски?
- Да. Давай найдём хорошее солнечное место, чтобы сесть, и сможем насладиться ими.
Над пастбищем возвышалась скала, с которой можно было осмотреть всё ранчо, и они направились туда. Эдвард положил дерево на землю, помог Белле влезть наверх и вскарабкался следом. Было ясно, холодно, но не ветрено, так как выступ позади них препятствовал потокам ветра.
- Нам нужно поделиться. Я подумала, что ты не будешь возражать. – Белла протянула ему дымящуюся чашку сидра.
- Совсем нет. – Он улыбнулся, взяв чашку. – Меня поражает, как эта штуковина сохраняет тепло часами.

- Да. Вакуумная бутыль была сделана для таких дней, как этот, и для таких людей, как мы.
Она устроилась поудобнее и осмотрелась.
- О, Эдвард, только посмотри на то, как красиво в долине сегодня.
Он оглядел золотисто-коричневые поля, сосны, реку, поблёскивающую внизу, величественные горы позади и вздохнул.
- Да. Это прекрасный вид. С самого первого взгляда на эту долину я знал, что хочу пустить корни здесь.
- Когда это было, Эдвард?
- Вскоре после того, как я приехал сюда в семьдесят седьмом.
- Это было давно.
Он наклонился и протянул ей чашку, нежно улыбаясь.
- Да, это так, но это стало моим раем после того, как я привёз тебя сюда.
Он всё ещё мог заставить её покраснеть.

- Это стало маленьким Эдемом и для меня тоже, Эдвард. Ты и дети – свет моей жизни. И «Медвежья долина» тоже привела меня сюда. Ты не помнишь, что написал в своём объявлении? Я могу процитировать, если хочешь. «Большая территория это мистическое место, где я нашёл утешение для своей усталой души. Горы стали близкими друзьями на годы; фиолетовые колонны величия, ледяные крепости зимой и зелёная гавань летом. Я бы хотел разделить их с тем, кто оценит их так же, как я». Твоя любовь и уважение к своему дому проявлялись в каждом слове, что ты написал. Я рада, что ты выбрал меня.

Он пододвинулся ближе к ней, чтобы обхватить рукой.
- Ты была единственной, кем я когда-либо интересовался. Я давно верю, что нам суждено быть вместе, и что это Господь направлял мою руку, когда я писал эти слова.
Она прижалась к его боку.
- Хотя страшно думать о том, как всё чуть не рухнуло.
- О чём ты?

- День, когда я нашла твою заметку, был необычным, не таким, как остальные мои дни. Тогда я часто ходила в библиотеку, но никогда не посещала комнату с периодическими изданиями и газетами. Я направлялась прямо к книгам в твёрдых обложках. Но в тот день моему брату понадобился экипаж, и в город мне пришлось идти пешком. Начался дождь, и я не могла вернуться, пока он не прекратится, так что пережидала в комнате с периодическими изданиями. Пока я была там, мой взгляд случайно упал на необычную газету, «Брачные Новости», и я подумала, что она очень странная. Я взяла её, чтобы просмотреть, и была в ужасе от объявлений. Мужчины, писавшие там, казались такими отчаявшимися и довольно пугающими. Я сложила газету, чтобы положить её на соседний стол, как вдруг заметила несколько твоих слов. Думаю, я увидела «фиолетовые колонны величия, ледяные крепости зимой и зелёная гавань летом» и снова развернула её. Я прочитала всю заметку, и слова просто не выходили у меня из головы. Я не могла забыть их, пока шла домой. Не могла забыть их, пока засыпала той ночью. Не могла забыть их весь день. Через неделю после этого я решила написать тебе и вернулась в библиотеку, только чтобы обнаружить, что газета исчезла. Честно, Эдвард, я чувствовала, будто моё сердце разбилось. Оказалось, что библиотекарша забрала её домой, чтобы постелить в клетку своей канарейки. Она смогла спасти заметку, а я смогла написать тебе, и так всё пошло дальше. Всё висело на волоске. Хотя я всё ещё удивлена, что ты ответил мне.

- Я оценил ваш очевидный интеллект и ироническую манеру письма, мисс Свон. Каждое письмо было драгоценностью. Когда я сказал, что запомнил их, я говорил правду. Я отчаянно хотел встретиться с тобой и знал это примерно через два письма нашей переписки. Я понимал, что приглашать тебя в Колорадо зимой не лучшая идея, так что мне пришлось ждать. Это была самая долгая зима на моей памяти.
Белла вздохнула.
- Ожидание того стоило?
Он обернул вокруг неё вторую руку и усмехнулся.

- Когда я увидел тебя, сходящую с поезда, я словно услышал хор поющих ангелов. Я знал. Я знал это прямо тогда. Ты была единственной для меня. Я мог бы попросить тебя прямо там и тогда выйти за меня замуж, но даже я, такой отважный, каким был, знал, что это слишком скоро. Я подумал, что мог бы дать тебе хотя бы полдня, прежде чем поднять этот вопрос, - с сарказмом добавил он.
- Это был лучший день в моей жизни, несмотря на моменты, которые сбивали меня с толку.
Эдвард с любопытством на неё посмотрел.
- Сбивали с толку? Как?
- Церемония не была незнакомой для меня, но то, что шло за ней, было действительно неожиданным.
- Ты имеешь в виду то, что произошло, когда мы отправились в постель?
- Я была так смущена из-за своего невежества, Эдвард. Я чувствовала себя дурой, а ты только что сказал, что женился на мне, потому что был восхищён моим интеллектом. Я быстро показала тебе, как глупой я была на самом деле.

- Нет, нет, нет, Белла. Невежественной, возможно, но глупой? Никогда. Это вина нашего недалёкого общества, которое держит девушек в неведении относительно подобных вещей. Я был очень доволен своей невестой. Я до сих пор ей очень доволен. – Он подкрепил своё заявление, нежно поцеловав её в висок.
- Я понравилась тебе, хоть и ничего не знала о супружеских отношениях?
- Скажу, что мне нравилось учить тебя.
- Ты был лучшим учителем. – Она улыбнулась.
- Я был весьма горд тобой, жена.
- Горд?
- Да. После того, что рассказала тебе женщина в гостинице о змеях и впадинах, и лошадиных половых членах, ты могла запаниковать и запереться от меня в комнате. Но ты смело открыла своё сердце и доверилась мне, хоть это и пугало тебя. Это показало твою отвагу.
Белла громко рассмеялась.

- О, Эдвард. Это была совсем не отвага.
- Нет?
- Нет. Я лишь посмотрела на твоё прекрасное лицо, широкие плечи и в твои сказочные глаза. Хоть тогда я точно и не знала, что чувствую, я знаю сейчас, что почувствовала желание. Это было волнующее чувство. Я не могла насытиться тобой. Я хотела большего.
Эдвард засмеялся, и Белла добавила:
- Я всё ещё не могу насытиться тобой.
Он прижал её теснее к себе.
- Я точно знаю, что ты имеешь в виду, любовь моя.
- Я так рада, что всё обернулось именно так.
- Как и я.
- И поэтому я собираюсь уединиться с Джой и объяснить ей всё до того, как она выйдет замуж за Авраама.
Тело Эдварда напряглось, как и тон его голоса.

- Я не хочу думать об этом.
- Знаю, но я не хочу, чтобы она была такой же невежественной, какой была я. Слава Богу, ты был ласковым и понимающим, Эдвард, иначе это было бы гораздо сложнее для меня. Я надеюсь, что и с Авраамом кто-нибудь поговорит заранее.
Эдвард был в ужасе.
- Не смотри на меня, женщина! Я не собираюсь обсуждать с ним то, как лучше иметь интимные отношения с моей дочерью. Кроме того, Авраам провёл почти год, тайно изучая Камасутру, когда ему полагалось заниматься уроками.

- Правда? Как ты узнал? Ты поймал его за этим?
- Не совсем. Он был осторожен, но однажды я заметил, что его лицо было красным, когда он покидал комнату, и предположил, что он что-то задумал. Книга была там, где мы хранили её, так что я установил ловушку. Я положил сложенный листок бумаги позади неё так, что, если передвинуть книгу, он упадёт. Он бы не увидел или не услышал этого, и он и не заметил, но я – да.
- Тогда почему ты не остановил его?
Эдвард вздохнул.

- Белла, в то время я думал, что ему следует кое-что знать об этом. Я не видел, чтобы Тайлер посвящал его в тонкости любви, и это не было моей обязанностью, так что я подумал, что для него это хороший способ узнать. Излишне говорить, что в то время я не знал, что девушкой, которую он хотел соблазнить, была моя собственная дочь!
- Соблазнить? Так ты это называешь? Ты соблазнил меня?
- Соблазнил.
- Эдвард, как ты можешь говорить такое? – насмехалась Белла над ним.
Он начал вычерчивать круги на её плече и проговорил с улыбкой:
- Ну, я знал, что если смогу уложить тебя в постель и немного «раздразнить твоё воображение», то ты захочешь большего. Я был готов остановиться, если ты пожелаешь, но у меня было чувство, что я смогу убедить тебя не хотеть этого. Я был прав.
- Так ты «раздразнил моё воображение»? Ты выглядишь очень довольным собой.
- Так и было. И я доволен сейчас. – Он улыбался как Чеширский Кот.
- Хорошо, что я быстро учусь, потому что у меня не заняло много времени, чтобы «раздразнить твоё воображение» и соблазнить тебя в ответ.
Он усмехнулся.
- Разрешаю вам дразнить и соблазнять меня в любое время, когда только пожелаете, миссис Каллен.
Она сняла шляпу с его головы и легко коснулась его губ.
- Эдвард?
Он подался вперёд.
- Да?

- Это не соблазнение, если есть разрешение. – Затем она поцеловала его, обводя его губы языком. Он тихо простонал и открыл рот, чтобы переплести свой язык с её. Она стянула свои варежки и запустила пальцы в его волосы; их поцелуй послал дрожь вниз по её позвоночнику.
Внезапно их настиг порыв ветра.
- Белла, здесь слишком холодно, чтобы привести это всё к надлежащему завершению. – Эдвард вздохнул, пытаясь усмирить своё растущее желание.
Она вздохнула и сказала:
- Полагаю, что так, если мы не хотим получить обморожение наших нижних областей.
- Мы можем свалить это на боли от седла, но я бы не хотел, чтобы что-то случилось с твоим идеальным котёнком – или моим жаждущим солдатом. – Он передвинул свою руку вниз и обхватил её сзади.

- Или мы могли бы просто насладиться ласками и воркованием сейчас и предвкушать то, что случится этим вечером после того, как мы пойдём в кровать.
- Ты предлагаешь долгие полдня обольщения? – Он расположил свою руку на её груди. Даже через несколько слоёв одежды между ними она всё равно чувствовала, как её тело отреагировало.
- Тебе нравится быть обольщённым, муж. – Она уткнулась лицом в его шею за ухом, целуя и посасывая чувствительное местечко, которое, как она знала, там было.
- О, жена, ты должна остерегаться освобождения монстра.
- Монстра?
- Если ты сильно раздразнишь меня, то сможешь увидеть его.
- Эдвард, я живу с тобой больше двадцати лет. Нет никакого монстра.
- Всё потому, что я крепко держу его на привязи, а ты, искусительница, сейчас ты побуждаешь его вырваться из своих оков.
- И что он сделает, если станет свободным? – прошептала Белла, а потом слегка прикусила мочку уха Эдварда.

Эдвард зарычал и толкнул Беллу на спину, крепко сжимая её в своих руках.
- Боюсь, что порву твою одежду и, вполне вероятно, сломаю любую мебель, с которой мы окажемся рядом.
- Возможно, я бы наслаждалась этим слишком сильно, чтобы заметить всё это, Эдвард.
Эдвард ещё раз поцеловал её и вжался своим телом в её так, что она чувствовала его пыл.
- Давай вернёмся домой, Белла.
- Как только мы придём туда, мы будем слишком заняты и не сможем утолить свою жажду, - с сожалением проговорила она.
Он зарычал от досады и откатился, освобождая Беллу.
- Мы подождём, но будьте готовы этим вечером, мадам. А сейчас я попытаюсь остыть.
Белла села и одарила Эдварда озорной улыбкой.
- Просто подумай обо мне, разговаривающей с Джой о подобных вещах. Уверена, это потушит твой неистовый огонь.
Эдвард выглядел ошеломлённым и простонал в отвращении.
- Сработало. Спасибо, я думаю.

Он встал и спрыгнул со скалы, затем потянулся к Белле, чтобы помочь ей спуститься. Когда он держал её, то не смог удержаться и снова поцеловал её.
- Миссис Каллен, я так рад, что вы не воспользовались обратным билетом до Вирджинии.
- Мистер Каллен, я никогда и не думала желать этого.
Белла была права, когда они вернулись в дом с деревом, первым, что хотели сделать Чарли и Джон Генри, оказалось поставить его в гостиной. Так что Эдвард отправился в сарай с инструментами, который остался ещё со времён Тайлера Кроули, чтобы отпилить нижние полтора фута, и чтобы собрать приспособление, позволяющее дереву стоять.

Белла и девочки принесли украшения, которые с любовью изготавливались матерью и детьми годами. Каждый год они делали украшения в новом стиле и добавляли их в коллекцию. Грэйс предложила им сделать что-нибудь особенное на празднование свадьбы Джой, и они решили сделать маленькие подушечки в форме сердца из бордового шёлка, оставшегося от нового платья Беллы, и вышить на них переплетающиеся «А» и «Дж». Новая швейная машинка Беллы «Зингер» позволила им сделать подушки с невообразимой скоростью. До того, как ужин был на столе, дерево гордо стояло перед большим окном, а до того, как все отправились по постелям этой ночью, оно было полностью украшено.

Завтра был Сочельник. Остальные члены семьи Каллен должны были прибыть из Денвера, а на следующий день они отпразднуют рождение их Спасителя и начало совместной жизни Джой и Авраама. А этот вечер был последним, когда семья Эдварда Каллена могла собраться вместе как в старые времена; мать, отец, дочери, сыновья и приёмные сыновья. Как это было принято и по желанию самого Чарли, он сел за рояль и обеспечивал музыкальное сопровождение во время украшения дерева, играя старые гимны, несколько новых и сложных регтаймов[2], и вообще всё, что захотят сыграть его пальцы в данный момент. Он был действительно одарённым музыкантом и наслаждался, разделяя свой талант со своей семьёй.

Чарли любил сидеть за роялем и по другой причине. Это давало ему возможность делать то, что он любил больше всего, - наблюдать. Чарли был тихим человеком, но улыбчивым. Из всех детей Беллы и Эдварда он был больше всех привязан к ранчо и его обитателям. Когда он достаточно повзрослел, его родители отправили его в школу, как Авраама, но Чарли так тосковал по дому, что его отослали обратно, где ему наняли репетитора, чтобы он смог закончить своё обучение на ранчо. Дополнительным преимуществом стало то, что Грэйси, Джой и Джон Генри также обучались у этого джентльмена. Результат был более чем удовлетворительным, и Белла действительно не понимала, как они не обдумали это раньше.

Так, в этот канун Рождества Чарли наблюдал за тем, как его семья украшает дерево. На очаге была поджарена большая порция попкорна, и Авраам помогал своей невесте нанизать его на нитку, чтобы получилась гирлянда. Джой сидела на низком табурете у камина с большой иглой, в которую была пронизана крепкая красивая нить. Авраам сидел у её ног и выбирал подходящие зёрна воздушной кукурузы. Чарли заметил, что Авраам иногда оглядывается, чтобы проверить, смотрят ли на них Белла или Эдвард, и если они не смотрели, он мог положить зерно в рот его невесты вместо того, чтобы давать ей его для нанизывания. Её глаза сверкали, когда она притворно кусала его пальцы. Он мог изобразить, будто его палец болит, и попросить Джой поцеловать его, чтобы стало легче. Конечно, Джой нежно целовала палец, и они останавливались, чтобы затеряться во взглядах друг друга. Должно быть, это вещь для невесты и жениха, подумал Чарли.

Кроме того, Чарли видел, что они были не единственной флиртующей парой. Его отец и мать, казалось, играли в какую-то искусную игру кошки и мышки. Они вешали гирлянды из ветвей на перила лестницы. Так как Джой будет спускаться со ступеней к своему жениху, который будет стоять у камина, что будет также и «алтарём», Белла подумала, что они могут сделать лестницу праздничной. Парни срезали ветви вечнозелёных деревьев снаружи, и Белла провела утро, связывая их вместе в длинные ароматные гирлянды. Она решила прикрепить их к перилам лентами, но получалось не очень хорошо.

- Думаю, мы должны просто прибить их к дереву, Белла, - сказал Эдвард.
- Прибить их? – воскликнула его потрясённая жена. – Я не собираюсь портить свои перила гвоздями.
Эдвард наклонился ближе к ней и сказал мягким голосом на ухо:
- Ты можешь держать их, пока я буду вбивать гвозди. Думаю, тебе понравятся результаты.
Чарли заметил, как его мать покраснела и посмотрела на его отца из-под ресниц, кокетливо улыбаясь.

- Но я бы предпочла, чтобы ты держал их, пока я привязываю их проволокой. Вот так… - Она продемонстрировала, направив руки отца, чтобы тот держал гирлянду на перилах, обойдя его и прикрепив гирлянду. Это заняло у неё больше времени, чем должно было по предположению Чарли. Выражение лица его отца говорило само за себя. Чарли увидел, как тот покраснел, а затем сглотнул. Когда его мать закончила, Эдвард быстро развернулся и прошептал что-то ей на ухо, что заставило Беллу рассмеяться, но она покачала головой и спустилась на ступеньку вниз, увлекая его за собой. Чарли заметил, что его отец шлёпнул мать сзади. Ну, это было не то, что он видел каждый день. Чарли был рад счастью своих родителей, но его всё же удивляло, что они всё ещё романтически относились друг к другу в своём немолодом возрасте.
Грэйс сидела за столом и аккуратно вырезала маленькие снежинки из белой бумаги. Она прикусила губу, концентрируясь, и Чарли удивился, заметив, как по-взрослому она выглядела. Не пройдёт много времени, как она будет невестой, к чьей свадьбе они будут готовиться, подумал он. Ли и Джон Генри тайком встряхивали свёртки, что уже лежали под деревом, пока Белла не поймала их за этим и не отправила на кухню, чтобы они принесли всем немного сидра.
Вскоре дерево было украшено, гирлянды развешаны, и всё было готово к празднованиям. Но этот вечер? Этим вечером члены семьи просто были рады быть вместе, наслаждаясь компанией друг друга и общением.

Позже Белла и Эдвард, наконец, выпустили монстра. Мебель не пострадала, но позже Белле пришлось превратить лоскутки своей фланелевой ночной рубашки в тряпки.
Джой и Белла вместе работали в комнате, где должны были жить во время своего пребывания на ранчо дедушка и бабушка Каллен. Они постелили на кровать свежее бельё и одеяла и расправили покрывало, лежащее поверх.
- Вот. Выглядит очень красиво и удобно, - удовлетворённо произнесла Белла. – Думаю, мы готовы к приезду гостей.

- Не могу поверить, что завтра я выйду замуж, - воскликнула Джой.
Белла села на диван перед окном и похлопала по месту рядом с собой.
- Посиди со мной. У нас есть немного времени, прежде чем прибудут гости.
Джой села рядом с Беллой и воспользовалась шансом прислониться к ней. Её мать, вероятно, была самым успокаивающим человеком из всех, кого она знала, и она радовалась возможности немного побыть с ней наедине.
- Джой, я так счастлива за вас с Авраамом. Не могу придумать, кто был бы тебе лучшим мужем. Он очень хороший мужчина.
- Я знаю. Мне очень повезло.
- Я чувствовала то же самое, когда выходила за твоего отца.
- Как ты поняла, что отец хороший человек, мама?
Белла хихикнула.

- Его письма ко мне в Вирджинию были очень показательными, и я знала, что наши разумы работают похоже. Но когда мы встретились… - она вздохнула, - … возникло мгновенное осознание чего-то более глубокого, почти духовного, но в то же время очень физического.
Джой была удивлена.
- Физического?
Белла изогнула брови и слегка усмехнулась.
- Это было магнетическое притяжение, искра. Я не хотела ничего, кроме как быть с ним, но в то время я точно не знала, что это значит.

- О чём ты?
- Джой, ты росла на ранчо, и я знаю, что ты хорошо осведомлена о том, как жеребята, телята и щенки приходят в этот мир; это начинается с жеребца и кобылы, быка и коровы, кобеля и суки.
Джой покраснела и быстро кивнула.
- И ты знаешь, что дети появляются подобным образом?
Щёки Джой стали багровыми, и она снова кивнула. Она бы хотела, чтобы её мать перестала. Она знала основы. Было сложно избежать этого, проживая так близко к этому кругу жизни. Но она не хотела, чтобы её мать думала о ней, делающей подобные вещи. На самом деле, и она не хотела думать о своих родителях, делающих это.

Но Белла продолжала:
- Джой, когда я выходила замуж за твоего отца, я была так невежественна, я понятия не имела, что происходит между мужем и женой. Никто не рассказал мне. Ну, никто из моих знакомых. Женщина в гостинице, где я жила до замужества, взяла на себя обязанность объяснить, что скоро произойдёт… - Белла рассмеялась, вспоминая тот день.
Джой с опаской спросила:
- Что она сказала тебе, мама?
Белла склонилась к дочери.

- О, милая. Она сказала мне, что у мужчин в брюках есть змеи, которые поднимаются, чтобы разграбить впадины леди. Когда я засомневалась в этом, она указала на старую лошадь на улице и сказала, что мужчины прячут у себя в штанах нечто похожее на то, что свисает под животом этого коня.
Джой громко засмеялась, и Белла присоединилась к ней.
- О, мама, уверена, ты была так напугана.
- К счастью, твой отец здравомыслящий и ласковый мужчина. Он понял моё невежество и был нежным и терпеливым… ну… Я уверена, ты не хочешь слышать большего об этом.
Джой резко покачала головой.
- Нет, мэм!

- Джой, я хотела, чтобы ты знала то, чего не знала я. Твой будущий муж хороший человек, и очевидно, что он любит тебя всем своим сердцем. Доверяй ему. Наслаждайся им. Люби его, и у вас будет лучший брак.
- Я люблю его, мама, и когда он касается меня, я чувствую, будто лечу.
Белла хихикнула.
- Просто подожди, пока ты не просто будешь чувствовать, будто летишь… ты будешь летать. Это потрясающе. Но будь терпеливой, потому что это приходит с опытом. Просто доверяй своему мужу, он не сделает тебе ничего плохого.
- Я буду, мама.

- Ну, механика процесса сначала может показаться странной. Позволь мне объяснить… - Белла спокойно рассказала об основах сексуального контакта, объясняя, что первый раз может быть некомфортным, и что нужно ожидать небольшого количества крови, но после этого… Глаза Джой становились всё больше и больше, пока Белла говорила, но она не перебивала.
- Джой, просто доверься любви, которую вы испытываете друг к другу, и это станет величайшим удовольствием. – Белла посмотрела в глаза дочери. – У тебя есть вопросы?
- Из-за этого появляются дети?
- Да.
Лицо Джой полыхало всеми оттенками красного, и она понизила голос до удивлённого шёпота:
- Так ты и папа делали это четыре раза?

***


- Честно говоря, Эдвард, думаю было бы лучше рассказать ей о змеях и впадинах.
- Белла, я действительно не хочу говорить об этом, или слышать об этом – или думать об этом. – Эдвард всё ещё пребывал в стадии отрицания. Его семья приезжала этим утром, и часы отсчитывали время до момента, когда он должен будет отдать свою маленькую девочку. Он всё ещё пытался смириться с этим.
Белла ласково улыбнулась ему.

- Эдвард Каллен, всё будет хорошо. Мне нужно пойти на кухню и закончить апельсиновые пирожные моей бабушки*****. Мы не можем праздновать свадьбу или рождение без них.
Эдвард кивнул, и Белла отправилась на кухню. Когда она переехала на ранчо, кухня была в отдельном построении, которое соединялось с основным домом коридорчиком, но спустя годы он был закрыт. Хуан Карлос и Ана Мария всё ещё хозяйничали в кухонном домике, а их дети помогали им, по крайней мере, те, кто ещё жил на ранчо. Мадалена вышла замуж несколько лет назад и переехала в город. Маленький Томас учился в семинарии, готовясь стать священником, но остальные дети, хоть и выросли, всё ещё были дома.

- Как тут дела, Хуан Карлос? – спросила Белла, заходя в шумную комнату.
- Очень хорошо, миссис. Маленькие пирожные, которые вы сделали, охладились и стоят на столе.
- Спасибо. – Белла пошла в кладовую и достала миску ароматных апельсинов и лимонов. Она заказала их специально для праздника. Она аккуратно разрезала пять из них пополам, затем достала стеклянную соковыжималку и выжала сладкий сок из каждого. Она вылила сок в миску и добавила сахар, чтобы сделать сироп, а потом по очереди окунула каждое пирожное в него. Она поставила их затвердевать. Белла собиралась расставить маленькие пирожные на стеклянном блюде и сохранить несколько апельсиновых листьев для украшения. Они никогда не проводили крещение или свадьбу на ранчо без этого традиционного угощения.

- Ну, вот и всё. Хуан Карлос, остальное на тебе и Ане Марии. – Белла улыбнулась и вернулась в главный дом, чтобы провести побольше времени с семьёй до еды.
Джой была в восторге, когда Авраам приехал на ранчо с новостью о том, что приобрёл старый дом Коупов. Она знала, что это очень хороший дом с большими передним и задним двориками. Она и Грэйс провели весь день в пустом доме, вычищая его полностью, готовя к завозу мебели. Джон Генри и Авраам работали весь день во дворе, сгребая листья и ветки и приводя в порядок клумбы. Юный Джон любил работать на улице, и это ему нравилось ещё больше, потому что он помогал своим кумирам, Джой и Аврааму. Он и Грэйси даже выбрали комнаты, которые будут «их», когда они будут приезжать в гости. В конце дня они сделали достаточно, чтобы дом был готов к завозу мебели.

Белла и Эдвард позволили паре забрать из кладовки[3] любую мебель, которую найдут. К счастью, там был хороший спальный гарнитур, кухонная мебель и старая мебель из столовой, куда Белла и Эдвард недавно купили новую. Карлайл и Эсме удивили их, прислав мебель для гостиной, среди которой был большой стол и пианино. Эдвард научил каждого из своих детей играть, и у некоторых получалось лучше, чем у других. Джой была из тех детей, что играли хорошо. Она просто преображалась, когда сидела за инструментом, и Эсме знала это. Элис прекрасно провела время, обеспечивая кухню Джой всем от столового серебра до поварёшек и от мерных чашек до хорошего фарфора. Она также выписала то, что выглядело как том рецептов для молодой жены.

В день перед Рождеством Авраам осматривал свой дом, который уже был готов для приезда его невесты на следующий день. Мебель стояла на местах, ковры лежали, шторы висели. Уголь был завезён, и бойлер делал своё дело. Коупы установили батареи по всему дому, так что не было необходимости в работающей печи или в каминах в каждой комнате, но был камин в гостиной на первом этаже и в самой большой спальне на втором. Он приготовил камин, чтобы тот горел в их спальне, когда они приедут в свою свадебную ночь.

Он медленно поднялся по лестнице, едва веря в то, что на следующий день привезёт сюда Джой в качестве своей жены. Он мечтал о женитьбе на ней годами, и мысль о том, что он получит это так скоро, лишала его дыхания. Он думал о том, как разделит этот дом с ней, будет слышать её смех в кухне и её шаги на лестнице. Его сердце было так переполнено счастьем, что это причиняло боль.

Войдя в их спальню, он сел на кровать. Она была застелена новыми чистыми простынями, тёплыми одеялами и лоскутным одеялом, которое Джой сделала годы назад и положила в свой сундук с приданым. Щёки Авраама порозовели, когда он подумал о том, что они разделят здесь вместе. Он изо всех сил сдерживал себя, когда касался и целовал её в прошлую неделю, ведь немного боялся, что будет слишком нетерпеливым, когда все ограничения пропадут. Он просто должен помнить о своей любви к ней и надеялся, что сможет вести себя адекватно в этот момент. Но, о, как он ждал этого. Не было ничего, чего бы он хотел больше, чем любить её до конца их жизней.

Он взглянул на карманные часы и понял, что ему нужно возвращаться на ранчо, чтобы успеть к ужину. Они собирались праздновать Рождество сегодня, а завтра – свадьбу, и он не хотел опоздать. Возможно, по дороге он сможет найти омелу, чтобы повесить её и украсть поцелуй – или много поцелуев – у своей любимой сегодня.

Убедившись, что всё в порядке, Авраам запер дом и оседлал Матильду, которую ещё не вернул дяде Майклу. Ему нужно купить своих лошадей и экипаж, чтобы выезжать на домашние вызовы. Он ехал через город, с улыбкой приветствуя старых друзей, которых встречал. Он знал, что был большой новостью в долине; во-первых, потому что вернулся, чтобы работать врачом, а во-вторых, потому что женится на Джой Каллен. Он чувствовал себя самым счастливым человеком на планете.

Его поездка к дороге прошла без событий. Он увидел могилу своей матери и остановился. Он не был здесь с того дня, как вернулся домой, и подумал, что стоит дать ей знать, что происходит. Он спешился, закрепил поводья Матильды на ветке, снял шляпу и подошёл к материнскому надгробью. Он уже собирался открыть рот и заговорить, как заметил кое-что очень любопытное у камня. Он рассмотрел маленький пакет, наполненный тем, что его мать всегда любила, – конфетами с перечной мятой.

Сердце Авраама сжалось, когда его ум сложил факты в невероятное предположение. Он присмотрелся к пакету и понял, что он здесь недавно, может, пару часов.
- Па? Па! – отчаянно позвал Авраам. Он схватил небольшой пакет, диким взглядом осматриваясь вокруг в поисках того единственного, кто, как он знал, мог положить его сюда.
- ПА! – выкрикнул Авраам, оглядывая окрестности и пытаясь заметить мужчину, который был так дорог его сердцу. Он не видел ничего кроме полей, деревьев и нескольких животных. Он посмотрел на землю, чтобы проверить, не осталось ли следов, но из-за холодной погоды на твёрдой почве ничего не отпечатывалось.

Конфеты были оставлены сегодня, потому что пакет, хоть и помялся, но был твёрдым. Конечно, он не мог быть таким долго в такую погоду?
- ПА! – снова позвал он. Старая рана, которая была с Авраамом десятилетие, снова открылась, и он почувствовал невообразимую тоску по семье, которая у него когда-то была. Он вспомнил, как таскался за своим отцом, словно щенок, пока мужчина работал, боготворя его, как могут только сыновья. Он верил, что его отец может всё, но в день, когда его мать умерла, он узнал, что тем, с чем не мог справиться этот человек, было потерять её.

Его глаза снова осмотрели окружающий пейзаж только для того, чтобы ничего не заметить. Он попытался сглотнуть комок в горле и загнать боль туда, где она должна быть. Был его отец здесь сейчас или раньше, очевидно, что он не хотел быть найденным. Авраам должен принять это. Он встряхнулся, пытаясь вернуть себе то радостное настроение, в котором он был до того, как нашёл конфеты. В конце концов, завтра он получит ту, кого желает его сердце, и в этот самый момент она ждёт его в доме на ранчо.

Он оседлал Матильду и надавил на её бока ногами, чтобы она начала двигаться. Она не сопротивлялась, зная, что её ждёт тёплое стойло и ужин. Они поехали по длинной аллее, окружённой соснами, которая вела к конюшенному дворику, когда из леса появилась фигура и встала на дороге.
Авраам натянул поводья, его глаза расширились, взгляд не отрывался от мужчины, стоявшего перед ним.

Мужчина был одет в брюки из шкуры бизона и тунику. Ружьё висело на спине, на плечах был плащ из медвежьей шкуры. На голове у него была потрёпанная ковбойская шляпа, а на ногах потёртые сапоги. Его волосы были больше серыми, чем чёрными, а на лице были глубокие морщины.
Мужчина смотрел на Авраама, не говоря ни слова.
Но Авраам знал.
- Па? – прошептал он, затем выскочил из седла и снова выкрикнул: - ПА! – Он подбежал к мужчине и остановился перед ним. Оба решительно смотрели друг на друга.
Через мгновение старший мужчина начал медленно кивать, а его взгляд стал мягким, таким, какой Авраам помнил с детства. Тайлер неуверенно протянул руки, как будто не думал, что ему рады.

Авраам с трудом сглотнул, и слёзы выступили на его глазах, когда он сделал два шага вперёд и обнял отца. Он хотел говорить. Он хотел спросить, почему он ушёл. Он хотел рассказать ему, как отчаянно скучал по нему и как часто думал о нём. Он хотел умолять его остаться. Но не мог выдавить ни слова. Комок, появившийся в его горле, не позволял ему – он мог лишь всхлипывать, как делал маленьким мальчиком, и позволять своему отцу облегчать его боль.
Тайлер крепко держал своего сына, похлопывая его по спине, слёзы стекали по его лицу. Авраам отстранился и начал искать в кармане платок, смущённый из-за того, что потерял контроль.

Тайлер вытер свои слёзы рукавом и произнёс хриплым голосом:
- Мальчик, ты должен вернуть своей маме её конфеты.
Они вместе дошли до надгробия и положили мятные конфеты около него. Они смотрели на могилу в тишине. Тайлер громко вздохнул.
- Папа, ты должен остаться, - сказал Авраам.
- Я не знаю, сын.
- Ты нужен здесь. Ты часть нас, и мы скучаем по тебе. Вернись.
- Не знаю, могу ли я.
- Но почему нет? Я не понимаю.
Лицо Тайлера исказилось от боли, и он опустил взгляд на могилу Лорен.
- Когда она умерла, я умер.
- Куда ты ушёл, папа?
- Я просто шёл.
- Десять лет?
Тайлер покачал головой.

- Я не знаю, сколько времени прошло. Я просто шёл, пока не заснул, потом поднялся и пошёл дальше. Однажды я набрёл на лагерь ютов[4], и они позволили мне остаться с ними так долго, как я хочу. Они позволяли мне уходить и приходить. Я уходил несколько раз.
- Лагерь Ютов? Странно, что Карлайл Каллен не знал о тебе.
- Не очень странно. Я не был Тайлером Кроули. Они называли меня Викаса Бласка.
- Что это значит?
- Пустой Человек.
Авраам немного помолчал, потом мягко произнёс:
- Ли и я потеряли троих человек в тот день. Было бы утешением, если бы один из вас вернулся. Я знаю, что хозяин и хозяйка обрадуются этому.
- Я не привык быть среди людей.
- Тебе не нужно быть среди людей, если ты не хочешь. Прямо сейчас на ранчо собралось много народа из-за Рождества, но это те люди, которых ты знаешь.

Тайлер кивнул, потом спросил:
- Как Ли?
- Он в порядке. Он работает на ранчо. Занял твоё место. Он всё ещё живёт в главном доме.
- Он не живёт в коттедже?
- Нет, па. Он и я переехали в главный дом после того… ну, ты знаешь. Хозяин и хозяйка были нам родителями, пока тебя не было. Они отправили меня в школу на восток. Ли был счастлив остаться здесь и работать. В коттедже, где мы жили, проживало несколько семей после того, как мы выехали, но сейчас он пустой.
Тайлер заворчал.
- Ты работаешь на ранчо?
- Нет, папа. Я буду жить в городе. Много всего случилось с тех пор, как ты ушёл.
Тайлер снова кивнул и опустился на корточки, чтобы аккуратно положить грубую ладонь на траву на могиле.

- Время идёт вперёд. – Они оба немного помолчали, погрузившись в воспоминания.
- Папа, я женюсь завтра.
Удивлённый Тайлер поднял взгляд.
Авраам кивнул.
- Ты её знаешь.
- Кто она?
- Джойфул Каллен.
- Она не слишком молода?
- Па, ей двадцать. Достаточно взрослая.
Тайлер встал.
- Почему ты живёшь в городе?
- Теперь я доктор. Я буду помогать доктору Баннеру.
- Доктор Кроули? – попробовал Тайлер. Это звучало забавно.
- Полагаю, так меня будут называть.
Тайлер снова посмотрел на своего сына.

- Всё, что я вижу, это её глаза. – Он встряхнул головой, пытаясь подавить боль.
- Да. Всю мою жизнь мне говорят, что я выгляжу как мама, но Ли – вылитый ты, однако действует как мама. Пойдём в дом. Время ужина.
Двое мужчин вместе пошли к конюшне, чтобы оставить Матильду, а потом двинулись к дому. Эдвард стоял на крыльце.
- Тайлер Кроули? – удивлённо спросил он.
- Да, Босс.
Два старых друга посмотрели друг на друга, потом Эдвард кивнул.
- Добро пожаловать домой.

***


- Ты готова, Джойфул? – спросил Эдвард.
- Да, папа, я более чем готова. – Джой сияла в своём свадебном платье. Её глаза искрились счастьем.
- Пора. Я слышу, как твой брат начинает играть свадебный марш.
Чарли поручили играть перед свадьбой. Ему помогал энергичный Джон Генри, который менял страницы нот. Некоторую мебель из гостиной вынесли, а некоторую придвинули к стене, и стулья поставили рядами, чтобы гости удобно сидели лицом к камину, где Авраам и Джой принесут свои клятвы.
В дверь тихо постучали, и Грэйси заглянула со словами:
- Все готовы к твоему появлению, сестра.

Джой взяла букет из остролиста и плюща, счастливо взглянув на отца.
- Папа, это восхитительный день.
- Это так, Джой. – Он положил её руку на свою и с любовью улыбнулся ей. – Исходя из моего опыта, могу сказать, что ты обнаружишь, что этот день станет первым из многих восхитительных дней.

Они стояли на вершине лестницы и смотрели на свою семью, сидящую внизу, а потом начали спускаться за Грэйс. Джой улыбнулась счастливым лицам, смотрящим на неё. Эрнандесы устроились сзади, Хуан Карлос надел свой нарядный серебристый костюм по этому особому случаю. Дядя Майкл убедился, что тётя Молли заняла самый удобный стул, который он смог найти. Сьюзан и Эрик Йорки сидели со своей растущей семьёй, а братья Фланниганы сидели со своими. Она увидела своих кузенов, сидящих с дядей Джаспером и тётей Элис, которая сияла от возбуждения. Её бабушка и дедушка, всё ещё элегантные и крепкие, несмотря на то, что им было уже за семьдесят, с любовью ей улыбались. Тайлер Кроули был одет в одолженный костюм и недавно пострижен, он сидел недалеко от камина, испытывая дискомфорт, но с любопытством осматривался.

Восторг Беллы был очевиден, когда она смотрела, как её дочь и муж приближались к ожидающему жениху. Белла была одета в бордовое платье, которое сшила из роскошной ткани, которую ей дал Эдвард.
Этим утром, когда она сидела за своим туалетным столиком и причёсывалась, Эдвард встал за ней и положил руки ей на плечи. Их взгляды встретились в зеркале, и Эдвард вздохнул.

- Вы всё ещё самая красивая девушка в мире, миссис Каллен.
- Вы всё ещё заставляете меня чувствовать себя легкомысленной девчонкой, мистер Каллен. Ты всегда мог лишить меня дыхания. – Она положила свою руку поверх его.
Он наклонился и нежно поцеловал её голову, потом висок, ухо и шею. Проводя губами по её челюсти, он пробормотал:
- О, как я тебя люблю.
Она таяла в его объятьях, взбудораженная магией его прикосновений и возбуждением его слов.
- О, Эдвард, - прошептала она. Белла закрыла глаза, чтобы насладиться своими ощущениями, и почувствовала, как что-то обвивается вокруг её шеи. Посмотрев в зеркало, она увидела, что Эдвард застёгивает на её шее самое красивое ожерелье из граната.

Она ахнула, и он сказал:
- С Рождеством, любовь моя.
Застегнув ожерелье, он поцеловал её в заднюю сторону шеи.
- С Рождеством, сердце моё.
Затем он поднял её руку, надел на неё браслет и поцеловал её запястье.
- С Рождеством, душа моя.
Взяв её правую руку, он надел гранатовое кольцо на её палец и поцеловал его тоже.
- С Рождеством, жизнь моя.

Белла была потрясена, ошеломлена и так полна любви к нему. Она поднялась, повернулась в его руках и вернула ему его поцелуи. На несколько коротких мгновений мир исчез, и всё, что осталось, это любовь, которую они испытывали друг к другу. Несколько коротких моментов они безмолвно подтверждали клятвы, которые произнесли в маленькой пресвитерианской церкви в Денвере больше двадцати одного года назад. Несколько коротких моментов они наслаждались той идеальной любовью, что существовала более двадцати лет.

Когда они отстранились друг от друга, глаза Эдварда потемнели, и его пальцы ласково пробежались по её плечам, её рукам, её тонким запястьям, и он поднёс её руки к своим губам. Не отводя взгляда, он процитировал:
- Ты так прекрасна, моя красавица, я так влюблён; и я буду продолжать тебя любить, дорогая, пока не высохнут все моря.******
Белла не могла сдержать слёзы.

- Эдвард, однажды я найду стихи, которые подходят к моим чувствам к тебе. Я уже искала, но ни один не может выразить их в достаточной степени, так что у меня есть лишь мои слабые слова. Ты первое, о чём я думаю утром, и последнее, о чём думаю ночью, и ещё много бесчисленных раз в течение каждого моего дня. Я понятия не имею, что хорошего я сделала, чтобы заслужить тебя или твою любовь ко мне, но я бесконечно благодарна. Я никогда не осознавала глубины и величины любви, пока не встретила тебя.
Он сцеловал её слёзы и с нежностью произнёс:
- Пойдём, сердце моё. Мы выдаём нашу дочь замуж сегодня. – Он взял её за руку и повёл в гостиную, где должно было проходить торжество.

***


Часом позже они все собрались вместе, и Авраам не мог скрыть свой восторг. Он проснулся с улыбкой этим утром и был уверен, что с того момента не переставал улыбаться. Его сердце быстро колотилось в груди, когда он и Ли заняли свои места у камина рядом со священником. Чарли начал играть свадебный марш Вагнера, а Грэйси, в руках которой был маленький букет из листьев остролиста и плюща, пошла вниз по ступенькам. В ту минуту, когда он увидел свою прекрасную невесту, то почувствовал, будто его сердце может взорваться от любви к ней. Как только их глаза встретились, ни один не отводил взгляд.

Наконец, они стояли перед священником, готовые поклясться друг другу в вечной любви. Эдвард поцеловал дочь в щёку, чувствуя сильнейшую любовь к ней и счастье за неё, но также он ничего не мог поделать с чувством легкой печали. Повернувшись к Аврааму, он вложил руку Джой в руку молодого человека и сказал:
- Благослови вас Бог, дети. – Затем он сел рядом с женой, взял её за руку и держал её так, будто никогда не собирался отпускать.

Вскоре клятвы были произнесены, и мисс Джой Элизабет Каллен стала миссис Авраам Улисс Джефферсон Роберт Кроули. Был произнесён тост, который сопровождался обедом в большом обеденном зале, но кто-то заметил, что пошёл снег. Джой и Авраам решили, что лучше уехать раньше, иначе им придётся провести свой медовый месяц в компании кучи своих ближайших родственников. И хотя Авраам любил их всех, этого точно не должно произойти в эту ночь.
Ана Мария плакала от счастья, заворачивая обед для новой пары, чтобы они поели в своём доме.
- Mis bebés. Mis queridos[5], - всхлипывала она, затем протянула Аврааму большой пакет и уткнулась в плечо мужа.
Хуан Карлос нежно обнял жену, затем посмотрел на лица удивлённых людей, которым не раз доставалось от острого язычка Аны Марии, и пояснил, пожимая плечами:
- Это дети, она любит их.

Вскоре все собрались в передней части дома, выкрикивая пожелания и бросая рис, пока молодая пара забиралась в повозку, позаимствованную специально для этого случая. Джон Генри и Чарли ранее привязали бечёвкой старые ботинки и жестяные банки к задней оси. Рукописный знак на задней стороне повозки гласил: «Молодожёны»[6].

Рассмеявшись, Джой встала и бросила букет кучке незамужних девушек, которые ждали этого момента, а потом дружно зааплодировали, когда его поймала её сестра Грэйси. Когда она села обратно и прижалась к мужу, Авррам взмахнул поводьями, и они тронулись. Ли, Чарли, Джон Генри, несколько кузенов и молодые друзья побежали за повозкой, забрасывая её таким количеством риса, каким только могли, пока повозка не перегнала их, а молодожёны не скрылись из вида.

Веселясь, мальчики побежали обратно к более сдержанным людям, стоящим на крыльце.
- Это была потрясающая свадьба! – воскликнул Джон Генри, подбежав к своим родителям.
- Полагаю, это значит, что тебе понравилось? – спросила Белла, расправляя его воротник.
- Конечно, да, мама. Не могу дождаться следующей!
Шокированный Эдвард моргнул и начал отчаянно оглядываться в поисках Грэйс. Почти сразу же он заметил её, входящую в дом, держащую букет её сестры и оживлённо болтающую со своей кузиной Анжеликой. Слава Богу, в поле зрения не было никаких назойливых молодых людей.
Вздохнув с облегчением, он повернулся к своему взбудораженному сыну и сказал:
- Ну, а я, со своей стороны, определённо могу.

Примечание автора:

*В те дни люди обучались в школах согласно их индивидуальным способностям. Авраам был гением, так что он начал с верхней ступени, и у него не заняло много времени, чтобы пройти через эквивалент наших колледжей и медицинской школы (которая, в основном, занималась практическим обучением), так что это вполне возможно, что он мог стать доктором к двадцати трём годам. В этой части истории Аврааму двадцать пять лет.
**В моём Живом Журнале есть картинка с причёской Девушки Гибсона.
***Эта цитата из «Ромео и Джульетты». Эдвард всё ещё использует литературные ссылки в романтические мгновения. (Можно сказать, что это художественный вымысел. Думаю, мой муж бы подавился прежде, чем процитировать мне Шекспира в такие моменты.)
****Могу поспорить, вы сидите там и думаете: «Чёрт, Авраам! Ты купил дом, не вовлекая в это дело Джой? Как ты отвратителен! Но в те дни гендерные роли были чётко распределены; мужчина обеспечивает наличие дома, а женщина держит дом в порядке. Вы заметили, что Авраам был обеспокоен тем, чтобы у Джой были все удобства и преимущества, дабы она не загоняла себя до смерти. Не забрасывайте Авраама камнями. Он хорошо справляется».
*****Апельсиновые пирожные на самом деле являются традицией моей семьи. Если вы хотите рецепт, дайте мне знать, и я буду рада поделиться им.
******Эдвард американизировал слово или два из эпичной и идеальной любовной поэмы Роберта Бёрна «Моя любовь словно красная, красная роза».


Примечание переводчика:
[1] Перевод Татьяны Щепкиной-Куперник.
[2] Регтайм – жанр американской музыки, особенно популярный в 1900-1918 годах. Считается одним из предшественников джаза.
[3] Имеется в виду комната, где хранится мебель, которая уже не используется.
[4] Юты – одно из индейских племён в Северной Америке.
[5] «Мои малыши. Мои дорогие». (исп.)
[6] Можно также перевести «только что связанные» или «только что привязанные».


Конец 27 главы


Автор: Mrs. Brownloe
Перевод: IrishaIrisha
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Black_Crow


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-13501-59
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (02.05.2016) | Автор: Перевела IrishaIrisha
Просмотров: 1603 | Комментарии: 45


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 45
+1
44 Launisch   (10.05.2016 21:54)
Много событий произошло на ранчо, были и грустные, как смерть Лорен и ее новорожденной дочки, исчезновение Тайлера, были и более радостные, как повторная женитьба Майкла Свона, а теперь и свадьба Авраама и Джой. Было приятно узнать, что даже спустя более двадцати лет после встречи, чувства Эдварда и Беллы нисколько не охладели, что эта пара все еще молода душой и телом.

0
45 LanaLuna11   (15.05.2016 18:42)
И это прекрасно) wink

+1
42 kotenok_miau   (06.05.2016 16:50)
Большое спасибо smile

0
43 LanaLuna11   (09.05.2016 18:31)
На здоровье smile

+1
34 rar   (04.05.2016 23:32)
Шикарная глава и потрясающая работа! Спасибо девочки!!!

0
41 LanaLuna11   (05.05.2016 21:16)
На здоровье. wink

+1
33 natik359   (04.05.2016 23:20)
Эдвард настоящий ревнивый собственник папочка..конечно ему сложно было выдавать любимую дочку замуж! biggrin

0
40 LanaLuna11   (05.05.2016 21:16)
А кому легко happy

+1
32 Helen77   (04.05.2016 13:02)
Спасибо огромное за продолжение. Великолепная глава!

0
39 LanaLuna11   (05.05.2016 21:16)
Пожалуйста tongue

+1
31 Revolver   (04.05.2016 01:50)
А мне можно рецепт пирожных, пожалуйста?) biggrin
потрясная глава! Огромное српсибо!

0
38 LanaLuna11   (05.05.2016 21:15)
И мне wink

+1
30 Revolver   (04.05.2016 01:50)
А мне можно рецепт пирожных, пожалуйста?) biggrin
потрясная глава! Огромное спасибо!

0
37 LanaLuna11   (05.05.2016 21:15)
И мне wink

+1
29 Korsak   (03.05.2016 23:52)
Одна из самых легких,нежных и очень чудесных историй!
Иногда конечно "сводило рот" от слащавости,но в целом получала наслождение от чтения!Спасибо за перевод!
Пора перечитывать заново!
Эта глава заставила и переживать о Лорен,и радоваться о женидьбе Авраама и Джой,и радоваться за Беллу и Эдварда и конечно захохотать(по доброму)от фразы,сказанной Джой своей маме-"Так вы это делали 4раза?"!!!Бедная Белла!)))Хотела бы я увидеть ее лицо в тот момент!

0
36 LanaLuna11   (05.05.2016 21:15)
Я тоже смеялась в этот момент biggrin

+1
28 KimiR   (03.05.2016 23:31)
Спасибо...так много событий...- Джой. Авраам пришёл, чтобы отнять её у нас. – Его голос был мрачным. ох уж эти папы...

0
35 LanaLuna11   (05.05.2016 21:14)
biggrin biggrin biggrin Ну что вы.

+1
25 робокашка   (03.05.2016 20:46)
Потрясающая глава! Скорблю по Лорен cry

0
27 LanaLuna11   (03.05.2016 21:39)
На здоровье. smile
Да, Лорен действительно жаль. sad

+1
24 MissElen   (03.05.2016 20:04)
Жизнь идет, все меняется, выросли и стали жениться дети, неизменна лишь любовь Эдварда и Беллы ... dry

0
26 LanaLuna11   (03.05.2016 21:38)
И жили они душа в душу до конца своих дней. smile
Хотя какая-то грустная фраза sad

+1
13 серп   (03.05.2016 17:54)
Большое спасибо!

0
22 LanaLuna11   (03.05.2016 19:41)
Не за что) smile

+1
12 Anisha3804   (03.05.2016 17:34)
Спасибо за главу

0
21 LanaLuna11   (03.05.2016 19:41)
Пожалуйста wink

+1
11 Ялло   (03.05.2016 14:34)
Какая большая глава,спасибо девочки

0
20 LanaLuna11   (03.05.2016 19:41)
Пожалуйста за большую главу biggrin

+1
10 Alin@   (03.05.2016 10:49)
Лучший исход истории. Джой и Авраам нашли свое счастье. Жаль что Тайлер ушел на десять лет, но обнадеживает что вернулся. И папе Эдварду пришлось поволноваться и еще предстоит, раз младшая дочь пока не замужем.

0
19 LanaLuna11   (03.05.2016 19:41)
Ну, Тайлер потерял любовь всей своей жизни, ему можно только посочувствовать sad

+1
9 ♥Ianomania♥   (03.05.2016 10:13)
Эта глава, как и все предыдущие, наполнена любовью и счастьем "Медвежьей долины" wink

0
18 LanaLuna11   (03.05.2016 19:40)
Так и должно быть tongue

+1
8 Evgeniya1111   (03.05.2016 10:13)
Очень захватывающая глава ))))))

0
17 LanaLuna11   (03.05.2016 19:40)
На здоровье smile

+1
7 Bella_Ysagi   (03.05.2016 09:17)
happy happy happy cry спасибо

0
16 LanaLuna11   (03.05.2016 19:40)
Пожалуйста. Чего ревешь? happy

0
23 MissElen   (03.05.2016 20:01)
От избытка чувств-с! biggrin

+1
6 ulinka   (03.05.2016 00:14)
Это определенно рекорд biggrin Спасибо за главу и историю в целом happy

0
15 LanaLuna11   (03.05.2016 19:40)
Определенно рекорд tongue Глава наверное полгода переводилась

+1
5 Lucinda   (03.05.2016 00:09)
Очень трогательная и в то же время местами забавная глава! особенно понравился Эдвард- эдакая версия "Отца невесты" - ещё Белле забеременеть и сходство будет полным! Спасибо огромное!

0
14 LanaLuna11   (03.05.2016 19:39)
Отец Невесты biggrin И правда похож.

+1
3 Lepis   (02.05.2016 23:41)
Спасибо

0
4 LanaLuna11   (03.05.2016 00:08)
Пожалуйста. happy

+1
1 prokofieva   (02.05.2016 23:27)
Спасибо за нежную и милую историю любви , всей жизни .

0
2 LanaLuna11   (02.05.2016 23:37)
На здоровье smile Глава в 50 с лишним страниц вынесла мозг, она просто огромная. wacko Но она того стоила.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]