Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13572]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3666]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Редкий экземпляр
Эдвард - вор, забравшийся в дом к Белле накануне Рождества.

Мини. Завершен.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Тормоза
Рождество – семейный праздник. Родные собираются возле камина, раскрывая по очереди подарки и выкрикивая тосты. Изабелла после долгой рабочей недели как раз спешила к своим родителям в загородный дом, однако у судьбы были свои планы.
Мини, завершен.

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Останусь пеплом на губах. Глава 10

2016-12-7
18
0
– Прекрасно выглядишь, – наконец-то сделала я встречный комплимент, выбираясь из машины, как услышала, что кто-то кричит: «Эй, Эдвард приехал!»

Я сразу же обратила внимание на того человека и узнала в нем свою бывшую соседку по палате – Розали. Да, именно ту девушку, которая лежала со мной в больнице, ту, которая тоже болела раком, и ту, которой удалось побороть эту болезнь, и я впала в ступор. Свою болезнь я хотела оставить в тайне, но, похоже, уже не выйдет.

Очевидно, заметив мои перепуганные глаза, Эдвард взял меня за руку и сжал ее.

– Все будет хорошо, они не кусаются, – усмехнулся парень, заглядывая мне в глаза. Наверное, мой сосед подумал, что я испугалась всю его семью, но не тут-то было, испугалась я только одного человека, а точнее, его длинного языка.

Слова Эдварда меня не успокоили, мне хотелось сейчас же сесть в машину и уехать отсюда. Забыть все и никогда не вспоминать. А может, вообще вернуться на день назад и отказаться от этого проклятого ужина. Хоть что-то. Пусть случится волшебство хотя бы сегодня... но так ничего и не происходило. Я все еще стояла около подъездной дорожки Калленов и испуганно смотрела на девушку на крыльце, которая, казалось, не видела меня.

– Эдвард, уедем отсюда? – решила я предпринять попытку бегства, которая, как я знала заранее, будет провалена.

– Эй, все хорошо. Все будет отлично, в лучшем виде. Да и потом, – парень открыл заднюю дверцу машины, доставая торт, который я испекла утром, – зря ты, что ли, возилась у плиты сегодня?

Я поняла, что ничего уже не сделаешь. Я, грубо говоря, в западне, поэтому, взяв Эдварда под руку, расправив плечи и высоко подняв подбородок, я сказала ему:

– Хорошо, ты убедил меня, – и мы направились по дорожке к крыльцу, на которое вышли, похоже, все члены семьи моего соседа.

Этот маленький кусочек в десять метров, отделяющий нас от особняка, показался мне вечностью, и примерно через три шага я буквально чувствовала взгляд Розали на своем лице, но посмотреть на нее я не решалась, мне было легче идти, глядя на солнечную улыбку Элис.

Мои ноги тряслись, хотя каблуки были не такими высокими, а дорога, по которой мы шли, идеально ровной. Я боялась споткнуться, поэтому Эдвард рисковал остаться без руки, ну или клочка своего пиджака, но парень мужественно терпел мою хватку, и мне это придавало немного храбрости, ведь у меня есть поддержка в лице Эдварда и, собственно, Элис.

Когда нам до крыльца оставалось всего несколько шагов, к нам навстречу бросилась какая-то женщина, а за ней мужчина, он был куда менее эмоционален, хотя его глаза светились любовью и теплом.

– О, Эдвард, я так скучала! – обнимая моего соседа, воскликнула женщина и улыбнулась. – Карлайл, иди поздоровайся с сыном, – позвала она мужчину, стоящего позади нее.

Теперь ясно: эта женщина и светловолосый мужчина – его родители. Отлично! На первый взгляд замечательные люди, главное, чтобы мое первое впечатление от них не разрушилось за этот вечер. Я вздохнула, отходя от Эдварда, чтобы дать ему насладиться любовью родителей, но парень заметил это, поэтому, схватив меня за руку, притянул к самому центру событий и сказал:

– А это Белла. Мама, помнишь, я рассказывал тебе о ней?

Зеленые глаза женщины обратились на меня, оставив сына в покое. Мое сердце забилось сильнее. Что, если я ей не понравлюсь? Вдруг Эдвард очень дорожит мнением своей матери и мы больше не будем общаться?.. Но эти странные мысли тут же улетучились, когда женщина тепло улыбнулась и, мимолетно обняв меня, произнесла:

– Мой сын многое говорил о тебе, – сказала она. – Я Эсми, а это Карлайл, мы родители этого красавца, – и она качнула головой в сторону Эдварда, что заставило меня впервые за все пребывание здесь тихонько засмеяться.

– Приятно познакомиться, – промолвила я, улыбаясь.

– Пройдем в дом? – делая плавный жест рукой в сторону парадной двери дома, задал риторический вопрос Карлайл.

– О, конечно, проходите, проходите, – загорелась миссис Каллен и, положив руки нам с Эдвардом на спину, легко подтолкнула к особняку.

Я почувствовала, как по моему телу снова пробежали ужасно противные мурашки, а ладони стали холодными. Боже, почему мне так страшно? Почему мне не все равно, что кто-то узнает о моей болезни? Я просто не хочу, чтобы Эдвард жалел меня, или я не хочу, чтобы наше общение с ним закончилось (если, конечно, он испугается)? Украдкой посмотрев на Каллена, я заметила, как он еле заметно улыбнулся уголками губ, смотря на крыльцо. Что там происходит? Он рад видеть свою семью или... что заставило его улыбнуться? Из-за своего любопытства я подняла голову и увидела, что на крыльце остались только Элис и светловолосый парень, обнимающий ее за талию. Вероятно, это Джаспер, ее парень. И похоже, что все остальные члены семьи вошли в дом, что не могло не радовать, поскольку еще пару минут я могла быть собой и могла не опасаться, что Розали хоть что-то скажет Эдварду обо мне.

– Еще раз привет, Белла, – своим тоненьким голоском поприветствовала меня Элис, на секунду приобняв меня за плечи, – не могу не заметить, что ты шикарно выглядишь.

Если бы мы сейчас находились наедине, я бы не постеснялась закатить глаза и сказать, что благодаря моей подруге ничего бы не было, но, как мне кажется, при первом знакомстве с семьей моей подруги и моего соседа закатывать глаза не очень вежливо. Поэтому я просто сказала: «Спасибо, Элис» и улыбнулась.

– Не стоит благодарности, – подмигнула мне моя подруга, а ее глаза заблестели, – это Джаспер, кстати.

– Привет, – протянула я руку парню Элис, а он без слов поцеловал ее и улыбнулся. Я немного смутилась. Почему он ничего не ответил мне? К моему уху наклонилась Элис и прошептала:

– Белла, он немой.

Я немного опешила, и, могу дать слово, в тот момент у меня было ужасно удивленное выражение лица, потому что такого я никак не ожидала.

– Прости, – только и смогла выдавить из себя я.

– Тебе не за что извиняться, – улыбнулась она. – Пойдем в дом, а то Эдвард, похоже, заскучал, – укоризненно посмотрев на своего брата, который набирал комбинацию из каких-то цифр на своем телефоне, серьезно проговорила Элис.

– Я сейчас подойду, – сказал Эдвард, поднося телефон к уху, – Элис, проводи Беллу в гостиную.

– Опять он со своей работой, – с напускной раздражительностью прошептала мне Элис и, взяв меня под руку, провела в дом, конечно же, не отпуская Джаспера от себя ни на шаг, что показалось мне очень милым.

Войдя в особняк семьи Каллен, я оглянулась по сторонам, потому что мне действительно было интересно знать, в каких примерно условиях выросли Эдвард и его сестра. Я не знаю, чего я ожидала, то ли люстры из хрусталя в каждой комнате, то ли один-единственный старенький диванчик посреди гостиной, но то, что я увидела, мне понравилось. Гостиная, в которую мы вошли, была выполнена в светлых, мягких, спокойных тонах, что делало этот дом очень уютным. В ней стояли два светло-коричневых дивана, похоже, что из кожи, между ними белый журнальный столик, на котором лежала целая кипа газет и, наверное, журналов. Также я заметила там справочник по анатомии. Еще в комнате находились выключенный телевизор и различные украшения интерьера.

– Очень мило, – сказала я, проводя рукой по букету цветов, что стояли на тумбе около входа в гостиную.

– Это Эсми придумывала интерьер, у нее отличный вкус в таких вещах, – ответила Элис, улыбаясь. Рядом с ней уже не было Джаспера.

В этот момент послышались какие-то шаги по лестнице, что вела со второго этажа прямо в гостиную, и мое сердце забилось чаще. Что, если это Розали? Что ей сказать? Сделать вид, что я не знаю ее, или поздороваться и сказать что-то типа: «Да, Элис, нас знакомить не нужно, потому что мы тут пару месяцев назад вместе в больнице лежали. Играли в игру "кто быстрее вылечится от рака", так вот, я проиграла, представляешь?» Боже, как все непросто... Мои страдания, если их так можно назвать, закончились, когда человек появился с нами в одной комнате. Это был огромный, здоровенный парень с черным, намного короче, чем у Элис, ежиком на голове. Вероятно, это тот «головорез» Эмметт, как однажды в шутку мне сказала подруга. Да, действительно, головорез. На него даже смотреть немного страшно, как бы это иронично ни звучало.

– Эм, познакомься, это Белла, – приобнимая меня за талию, проговорила Элис.

– Привет, Белла, – улыбнулся парень и как ни в чем не бывало обнял меня за плечи. – Какая-то ты хиленькая, – сказал он и рассмеялся, что заставило меня улыбнуться. Смех у парня был заразительный.

– Не всем же быть такими, как ты, – подмигнула мне Элис, но, очевидно, эта реплика была направлена к ее брату.

– И это плохо, – цокнул он языком и скрылся за дверью на первом этаже, сказав, что он должен помочь маме с десертом.

– Так он еще и готовит? – удивилась я.

– Он замечательно готовит, – посмотрев мне в глаза, сказала Элис, – и не смейся, это действительно так. Вообще, я сейчас замечаю, что внешность во многом обманчива.

– Может быть, но я такого еще не встречала. Все люди в основном следуют определенному образу. Внешнему образу я имею в виду, поэтому-то и поступки их предсказуемы... Элис, где у вас тут уборная?

Моя подруга рассмеялась и сказала, что некоторые люди все же боги в поддержании серьезных разговоров.

– Пойдем наверх, мне как раз нужно в свою комнату, там рядом есть уборная.

Пройдясь по особняку, я могу сказать, что Эсми Каллен не изменяла своему стилю, и все комнаты, что я видела, были в пастельных, теплых оттенках: кремовый и розовый, коричневый и салатовый, бежевый. Дом у этой семьи по-настоящему семейный. Тут больше ни для кого нет места, кроме их родных.

– Вот, Белла, тебе сюда, – указывая рукой на белую дверь с позолоченной ручкой, проговорила Элис, – а я тут, если что, – и она указала на дверь чуть правее, – зайдешь, как закончишь.

– Хорошо, – ответила я и скрылась за дверью.

Сделав все свои дела и немного подправив макияж и прическу, я было собралась уже уходить, как в уборную кто-то зашел. Господи, я что, не заперла дверь? Представляю, что было бы, зайди этот человек на пять минут ранее! Я поднимаю глаза и понимаю, что передо мной стоит не кто иной, как сама Розали. О боже! Отличное место для нашей встречи.

– Здравствуй, Белла, – сладко протянула блондинка и подошла к зеркалу, доставая из маленькой сумочки помаду. – Как дела?

– Все отлично, – ответила я, стоя на одном месте, потому что мне хотелось что-то сказать, но я не знала что. Также мне хотелось попросить ее не говорить никому обо мне, но я боялась, потому что она могла назло мне все выдать своей семье, когда мы все соберемся за столом.

– Замечательно. Как протекает твоя болезнь? То есть я надеюсь, ты избавилась от нее, – посмотрев на меня через зеркало, накрашивая губы, сказала Розали.

– Да! Да, я вылечилась, – выпалила я и почувствовала, как груз сваливается с моих плеч. Конечно же, все это жуткое вранье, но хотя бы сегодня никто не узнает о том, что я болею, а в скором времени я, может, действительно вылечусь.

– Я рада за тебя, – улыбнулась красотка, мне даже на секунду показалось, что искренне, – только вот выглядишь ты все же не очень хорошо... хотя не переживай, я после операции такой же была, только немного лучше, – и она направилась уверенным шагом к двери.

Я остановила ее, попросив ничего сегодня не говорить Эдварду о том, что я болела, да и вообще по возможности никогда.

– Без проблем, – ответила Розали и скрылась за дверью.

И в этот момент мне хотелось плакать оттого, что я соврала, что была недостаточно сильна для правды, и радоваться оттого, что все же никто не узнает о моей болезни в ближайшие пять часов. Чтобы немного успокоиться и не дать слезам волю, я подошла к раковине, включила воду, намочила полотенце, висящее рядом, выжала его почти досуха и аккуратно притронулась им к разгоряченному лицу, чтобы не испортить макияж.

В ванную постучали, я выключила воду.

– Белла, ты скоро? – спросила Элис.

– Уже иду, – ответила я, проведя рукой по волосам и направляясь к выходу.

Когда мы спустились в столовую, все уже были в сборе, и Эдвард, увидев меня, махнул мне рукой на стул, стоящий около него.

– Иди, – шепнула Элис, улыбаясь и направляясь к месту около Джаспера, который смотрел на нее, как только она вошла, как на божество.

Протиснувшись между здоровяком Эмметтом и Эдвардом, я опустилась на стул и с облегчением заметила, что напротив меня сидит Элис, а не какая-нибудь Розали.

– Белла, Эдвард передал мне торт, что ты испекла, он выглядит очень аппетитно, а если он окажется еще и вкусным, ты дашь мне рецепт? – улыбнулась миссис Каллен, передавая блюдо с салатом, который она приготовила для сегодняшнего ужина, Джасперу.

– С радостью, – мило ответила я и хотела еще что-то добавить, как меня перебила Розали, сидящая напротив Эмметта – своего парня:

– А где этот торт, миссис Каллен?

– На кухне, Розали, мы подадим его немного позже.

Никто не понял, что Роуз, как называют ее в семье, хотела сказать этим вопросом о торте, но, забегая вперед, когда его подали, она насмешливо заметила:

– Ммм, эти печенья будто памятники могил в почве? Очень иронично, Белла.

Конечно же, никто не понял, кроме меня и самой Розали, этой иронии, но мне стало очень неприятно, и именно в этот момент все затихли, ожидая моего ответа, а ответить-то, в общем, мне было нечего, поэтому спустя пару секунд молчания Эмметт спросил Эдварда о какой-то машине, которую он хочет купить, и все снова начали разговаривать. Спасибо, Эмметт.

Кроме этого неловкого момента, все было довольно дружелюбно и здорово, я многое узнала о семье Эдварда и некоторых традициях. К примеру, перед тем как приступить к еде, мы все помолились, и позже мой сосед сказал мне, что Эсми и Карлайл очень религиозны и ходят в церковь каждое воскресенье. Также я узнала, что чуть меньше чем через месяц у Розали и Эмметта намечается свадьба, хотя кто-то мне это уже говорил, вроде бы Элис. Плюс ко всему все члены семьи достаточно неплохо знают язык жестов, очевидно, из-за Джаспера, который оказался очень милым и обходительным парнем. Оказалось, что Карлайл работает в местном госпитале хирургом, а Эсми домохозяйка, хотя иногда помогает знакомым или же соседям с выбором интерьера и иногда получает за это деньги, но все же, как она говорит, это всего лишь хобби. Эмметт занимается машинами и скоро собирается открыть свой первый автомобильный салон. Розали пока по определенным обстоятельствам (очевидно, из-за болезни, от которой она отделалась не так давно, но мне этого не сказали) ничем не занимается, но иногда ходит на прослушивания и кастинги, так как хочет связать свою жизнь со сценой, она хочет играть в театре, но про ее актерское образование ничего не сказали. Вероятно, его нет. Также Эсми много говорила о своих детях и об их детстве. Так, например, я узнала, что Эмметт был большим драчуном, но при этом великолепно учился, а Эдвард занимался музыкой, и учеба его вовсе не привлекала.

После того как мы попили чай с тортом, что я испекла (который оказался очень вкусным, мне подтвердили все члены семьи, даже Розали и Джаспер, который улыбнулся, откусив кусочек, и поднял палец вверх), я спросила у Эдварда, на чем он играл, когда занимался музыкой.

– Я могу показать, – улыбнулся он.

– Тогда вперед, – подмигнула я.

Эдвард взял меня за руку и повел через гостиную, в которой все сидели и обсуждали какие-то семейные дела, причем у всех было довольно хорошее настроение. Мы вошли в одну из дверей, которая вела из гостиной в еще одну очень похожую комнату, но только в центре стояли не диваны, а огромное белое фортепиано.

Я ахнула:

– Ничего себе! Ты играешь на фортепиано?

– Да, иногда даже мелодии пишу, но они совсем никакие, – сморщился Эдвард, занимая место перед инструментом.

Он взял какие-то ноты, поставил их перед собой и начал игру. Музыка была мне смутно знакома, и почему-то мне стало так спокойно и так уютно с Эдвардом наедине, в одной комнате, только при луне, которая бросала свой свет на Эдварда, и от этого он и его игра становились еще прекраснее. Музыка лилась из-под его пальцев словно шелк, и мне так легко было здесь, с ним. Лунный свет делает все вокруг лучше. Лунный свет... Да это ведь Дебюсси! Моя мама любила классику и слушала ее постоянно, когда я была маленькой. Это произведение было моим самым любимым на ее кассетах.

Я подошла ближе, облокотилась на фортепиано и, закрыв глаза, начала вслушиваться. Меня одолевало так много эмоций, что я не могла держать себя в руках, поэтому, как только божественная игра закончилась, я почувствовала, что Эдвард проводит своей ладонью мне по лицу и шепчет:

– Ты плачешь, Белла?

– О, нет-нет, все хорошо, – улыбнулась я, проводя тыльной стороной ладони по щекам. – Если макияж пострадает, Элис меня убьет, – я рассмеялась, но смех получился грустным.

– Может, хочешь домой? Я вижу, как ты смотришь на Роуз... Сегодня у нее неприятный день выдался, прости ее.

– Да, можно домой, – качнула я головой и подумала о том, что, вероятно, у Розали неприятный день выдался из-за меня, она совсем не рада моему присутствию тут.

Когда мы наконец со всеми распрощались и когда Эмметт успел сдавить меня в своих медвежьих объятиях, мы с Эдвардом сели в машину.

– Кстати, забыла сделать тебе комплимент по поводу твоей игры на фортепиано... она прекрасна! И я хотела бы, чтобы ты когда-нибудь позволил мне услышать мелодии твоего собственного сочинения.

– Может быть, Белла, – улыбнулся Эдвард.

– И еще у тебя замечательная семья, только вот мистер и миссис Каллен выглядят очень молодо для таких взрослых детей, как вы.

Эдвард на минуту задумался, а потом начал говорить:

– Наверное, это не так важно то, что я сейчас скажу. И, вероятно, неправильно говорить это сейчас, но ты... спросила без вопроса, и, думаю, я должен ответить. Когда мне было пятнадцать лет, мой отец летел из Испании обратно в США, в Испании у него вроде бы была какая-то сделка... мой отец был банкиром. И тот самолет, на котором он летел, захватили террористы. Я точно ничего не знаю... знаю только то, что мой отец погиб в том самом рейсе. Моя мать, не выдержав такого, буквально за год сошла с ума, и ее упекли в психбольницу. Это все жутко и... – Эдвард замолчал на пару секунд, вероятно, приходя в себя после всех этих воспоминаний, и продолжил: – и там она повесилась, оставив меня шестнадцатилетнего с пятнадцатилетним Эмметтом и двенадцатилетней Элис на попечительство государства. Об этом узнала младшая мамина сестра, это была Эсми. Двадцатидвухлетняя Эсми! Она не могла не забрать нас. Она любила свою сестру и любила нас. Тогда она уже была с Карлайлом, и спустя пару лет она узнала, что совершенно бесплодна. Тогда-то она и поняла, что мы, как она говорит, самое ценное сокровище в ее жизни, – мой сосед глубоко вздохнул и прошелся рукавом своего пиджака по глазам, будто он плакал, но слез видно не было.

– Мне так жаль, Эдвард.

– Все нормально, – попытался он мне улыбнуться, но ничего не вышло, и я решила, что мне тоже стоит рассказать, почему я так расчувствовалась, когда он играл на фортепиано.

– Ладно. Хочешь узнать, что произошло со мной, когда ты играл? – спросила я.

– Если ты не против.

– Хорошо. Когда мне было тринадцать, мои родители погибли в автокатастрофе. И, к моему сожалению, у меня никого не было, поэтому все оставшиеся пять лет до совершеннолетия я жила в детском доме и мечтала о семье. Когда я была маленькой, моя мама очень любила классику и часто ее слушала, она говорила, что так расслаблялась... а я не любила ее. Единственная песня, что нравилась мне, это Лунный свет. И мы с мамой очень любили слушать это произведение вместе. И ты напомнил мне об этом сегодня, и мне так одиноко и так грустно стало, что я... я...

Я закрыла глаза, чтобы не удариться в истерику перед Эдвардом, и в этот же момент я почувствовала горячее дыхание парня на своих губах. Почему-то я не оттолкнула его, а, наоборот, поддалась вперед и обняла его за шею, прижимаясь губами к его губам все ближе, все жарче. Мой мозг словно перестал работать, а руки затряслись. Я чувствовала бешеное биение своего сердца и учащенный пульс, и мне было так хорошо...

И вот, когда мне уже стало не хватать воздуха, я оторвалась от Эдварда и будто отрезвела от нахлынувших чувств, глотнув воздуха. Я заметила, что мы уже давно стоим около моего дома и что занимаемся не тем, чем нужно. У меня есть Джейкоб, а Эдвард всего лишь друг, и то, что мы делаем, неправильно.

Я посмотрела на парня, сидящего рядом. Эдвард смотрел перед собой, крепко сжимая руками руль и будто бы злясь на что-то или на кого-то.

– Прости, мне пора, – быстро кинула я и выбежала из машины, чтобы больше не наделать глупостей. Хватит на сегодня.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-16108-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Pest (12.07.2016) | Автор: Cheesy
Просмотров: 562 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
0
7 kotЯ   (13.07.2016 12:09)
Не совсем понимаю, отчего Белла молчит о своей болезни. Но ещё больше не понимаю, отчего так настроена Розали.

0
6 marykmv   (13.07.2016 00:53)
Тяжелая у обоих судьба. Но у Беллы тяжелее. Спасибо за главу.

0
5 gadalka80   (12.07.2016 23:45)
Спасибо за главу.

0
4 terica   (12.07.2016 21:35)
Цитата Текст статьи
Я почувствовала, как по моему телу снова пробежали ужасно противные мурашки, а ладони стали холодными. Боже, почему мне так страшно? Почему мне не все равно, что кто-то узнает о моей болезни? Я просто не хочу, чтобы Эдвард жалел меня, или я не хочу, чтобы наше общение с ним закончилось (если, конечно, он испугается)?
Бэлла напугана и растерянна..., от встречи с Розали она не ждет ничего хорошего, Розали единственная, кто знает о ее диагнозе, и она ведь никому не давала обет молчания... Обошлось..., вечер прошел комфортно...Бэлла и Эдвард открыли друг другу душу - оказалось, что они оба сироты, но Эдвард рос с сестрой и братом у младшей сестры умершей матери..., а Бэлла в детдоме. Такая вот разница...
Большое спасибо за новую, замечательную главу.

0
3 Dunysha   (12.07.2016 20:14)
Спасибо за главу.
Однако какая у них у всех тяжёлая судьба .

0
2 Dunysha   (12.07.2016 20:14)
Спасибо за главу.
Однако какая у них у всех тяжёлая судьба .

0
1 riddle   (12.07.2016 14:23)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]