Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3688]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Пока ты спала
Белла просыпается в больнице, не помня ничего о своей жизни. Воспоминания медленно возвращаются к ней, но она чувствует, что не может вспомнить что-то важное. Что-то, без чего она не может жить...
Перевод завершен.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Крылья
Пробудившись после очередного ночного кошмара, Белла не помнит, кто она и как попала в это место. Стоит ли ей доверять людям, которые её окружают? Так ли они заботливы и добры, как хотят казаться? И что если в зеркале Белла увидит правду?
Мистика, мини.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Неизбежность/The Inevitable
Прошло 75 лет с тех пор, как Эдвард оставил Беллу. Теперь семья решила, что пришло время возвращаться. Что ждет их там? И что будет делать Эдвард со своей болью?
Завершен.

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

С винтовкой под кроватью 2. Глава 11. Часть 1

2016-12-10
18
0
Глава 11
Нью-Йорк - Альхесирас (Испания)
21.08.10

Виктор, конечно, сука. Куда там Эдварду, куда там всем федералам вместе взятым. Здорово он меня унизил. Теперь я это понимаю. Ёбаная жизнь. Злая, с пылающим лбом ловлю такси. Буквально впадаю в пропахший сигаретами и бензином салон.

- В аэропорт.

Вся надежда на папку. Я должна её найти. Должна прижать Виктора к стенке. Никто не смеет говорить мне таких вещей, тем более что в них одна только правда. Грёбанная правда. И тут по щекам моим начинают струиться слёзы жалости. Жалости к себе и своей жизни. Я понимаю, что сделала неправильный выбор, что иду по тупиковому пути. Но также я понимаю, что больше не в силах управлять собственной судьбой.

Злость понемногу выветривается, растворяется в ночном воздухе тошнотворно пыльного Нью-Йорка. Слова, всего лишь слова. Это не значит, что я всё Виктору прощу, просто сейчас не буду обращать на такие мелочи внимания. Мне всё равно не выиграть с наскока. Его мир тёмен, как самая непроглядная ночь, а в глазах всё тоже болото. Так пусть таким и остается. Ровно до того момента, как я его припру к стене, запихну в самый узкий и неуютный угол. Расстреляю в упор. Он за всё ответит. За все слова, за все синяки на моей шее, за все оскорбления и за каждый плевок в душу.

- Один до Чикаго. – Сообщаю я девахе за стойкой в Ла-Гардиа. Она фирменно улыбается. Ей уж точно не понять моих проблем. Жизнь этой куклы представляется мне чуть более сладкой, чем мармелад - муж, двое детей, домик в пригороде. Абонемент в бассейн и солярий. Этакая сахарная шлюшка в форме с серебряной брошкой.

- Пожалуйста. – Девица вежлива, несмотря на то что, я плохо скрываю свою ненависть. Ничего не могу поделать. Завидую по самое некуда. Завидую бытовым радостям и тихому семейному счастью. Не сумев сохранить своё, хотела бы порушить чужое.

- Белла Свон? – уточняют откуда-то слева.

Я не отвечаю. Что я, с ума что ли сошла отвечать на столь провокационные вопросы. Уж поверьте, никто в здравом уме не будет приставать к вам с подобными обращениями. Тут одно из двух – либо ваши ёбнутые родственники, уставшие торчать на ферме в Техасе, нагрянули, либо за вами прислали киллеров. Ни то, ни другое ничего хорошего не сулит. Поэтому я уже двадцать секунд протираю аэропортовский пол - сначала прикладываюсь лицом, а после резво, прикрывшись чьими-то чемоданами, драпаю не щадя брюк и коленей к выходу. А знаете что? Бег на коленках вошел у меня-таки в привычку. Дурную привычку, и стоит подумать, как бы от неё избавиться. Честное слово, достало уже. Звон разбитого стекла, чьи-то крики, гвалт и суматоха. Из дальнего конца зала бегут ожиревшие охранники, передергивая на ходу затворы табельного оружия. Неужели? Бравые солдаты, блюстители, мать его, порядка. Долго спали.
Плюнув на недостижимо далёкий выход, ныряю за ближайшую стойку. Мечутся дети, падает какая-то баба в кашемировом свитере – из груди толчками вытекает кровь. Обыденно и привычно. Сколько раз я такое уже наблюдала – алая лужица растёт, ширится, пропитывает волосы, разбегается ручейками от рук, заполняя неровности пола.
Рядом разбивается невесть откуда взявшийся стакан или, может быть, графин. Брызги крупными каплями ложатся мне на щёки. Не знаю я, кто эти ребята, решившие поиграть в ковбоев и индейцев, но я на их месте никогда себе такого не позволяла. Стрелять в многолюдном месте, стрелять при куче свидетелей и делать горки из трупов - это верный смертный приговор. При условии, что для этих уродов, вообще, важна собственная жизнь. Складывается впечатление, что их хорошенько накачали наркотиками и для полнейшего счастья промыли мозги или то вещество, которое у них вместо мозгов.

Настоящие шахиды европейской наружности – одноразовые профи-убийцы. Худший из всех возможных вариантов.

Со вздохом достаю у одного из убитых охранников из-за пояса пистолет – очень уж он вовремя тут оказался. Правда, влезать в перестрелку для меня не лучшее решение. Лучше сидеть тихо и не высовываться. Но не могу я сидеть и ждать, когда полиция решит проблемы за меня. Да и полиция - как обычно в таких делах - не спешит ничего решать. А спешит она только на открытие кафетерия с пончиками. Пострелять в преступников этих жирдяев в форме и с рациями на оплывших боках не дозовёшься. Суки!

Снова кричит женщина. Но по-другому – раненым животным. Осторожно выглядываю из своего укрытия. Посреди всеобщего дурдома сидит немолодая уже тётка. Она как-то странно, резко выделяется, притягивает взгляд. На её руках покоиться залитое кровью личико восьмилетней девочки. Глаза ребенка переполнены страданием. Грудная клетка судорожно вздрагивает. Женщина беспомощно гладит девочку по волосам, белые губы что-то шепчут. Что-то утешительное, но не приносящее утешения. А в следующую секунду пуля сносит половину лица самой тётке.

В горле снова камень, а на шее сжимается кое-что похуже пальцев Виктора. Это хватка чертей из ада, хватка паники, хватка страха. И я, преодолевая себя, отвожу взгляд от кровавого месива, от умершей женщины и от её едва живой дочери, продолжающей хвататься за жизнь, в которой ничто уже не будет так, как раньше. На какой-то миг в голове всплывает личико собственного ребёнка. Личико, обрамленное пелёнками и одеялками за восемьсот долларов. Тут же отгоняю от себя ненужные мысли. Какой смысл вспоминать прошлое, которое с такими усилиями я старалась оставить где-то далёко. Важно не то, что было, а то, что есть. Я вновь возвращаюсь мыслями к Виктору. Уж не он ли, изобразив лживое прощение, прислал живодёров? Тут одно из двух: либо это он, либо бойня - дело рук не полюбившей меня с самого первого дня Мичиган. О да, силовое решение проблем - в стиле этой девчонки. Ни для кого не секрет, что Ган любит кровь, травку и водится со всякими сомнительными мудаками. К тому же, эта тварь в не столь отдаленном прошлом уже пыталась проделать со мной нечто подобное, но тогда ей помешал Виктор. Спросите, как ему удалось? Ну, эти двое, они друг друга стоят. Виктор, не терпящий скандалы в коллективе и пресекающий проблемы пулями, прострелил Ган колено. Учитывая тягу девочки к альпийским склонам - крайне жестокое и эффективное наказание. Удивительно только то, что Виктор принял мою сторону. Положа руку на сердце, скажу, я ведь вела себя не лучше и мстила Мичиган как могла и в чём могла. Не она, так я бы первая подослала к ней наёмников. Просто не успела. Хорошо, блин, что не успела, а то бы ходила сейчас с дыркой в какой-нибудь части тела, например, в голове. Виктор склок между «своими» не поощряет.

- Белла Свон! – орёт из динамика чей-то мертвый оцифрованный голос. – Выходи, ты окружена. Не приумножай жертвы!
Да шли бы вы на хрен. Заодно могу дать полезный совет - не хотите жертв - не стреляйте.

- Белла!

Вместо ответа посылаю пулю туда, где вспыхивали недавно выстрелы. Попала, нет? Не знаю, но, скорее всего, нет. Расстояние приличное и прицелиться времени не было. Этак мы тут надолго застрянем. Точнее, ребята надолго застрянут, а я останусь на веки вечные. Иллюзий относительно перестрелки в формате «один против всех» я не испытываю.

- Белла, тебе никуда не деться!

Тыкаю сгибом пальца в мобильник. Одной мне погибать что-то не хочется. Не плохо бы подключить группу поддержки из гамадрилов Виктора. Но Виктор не отвечает. Набиваю сообщение - тишина. Виктор, блять, что ты себе позволяешь, твою мать? Когда ты нужен весь такой невъебенно крутой, где ты?

В этот же момент пуля выбивает кусок из стены над моей головой, я едва успеваю увернуться, коммуникатор покорный злой воле судьбы летит в сторону и гибнет под градом обломков. Твою мать! Мой дорогой и навороченный коммуникатор. Блин! Одно успокаивает - мертвякам телефоны не нужны, им просто некому звонить.

Мне конец. Один на один со сворой обкуренных киллеров, не так я себе смерть представляла. И не так я хороша, как думала. Одно дело стрелять из винтовки в ничего не подозревающую жертву, другое в подготовленных типов, которые ещё и отстреливаются. Я, может быть, и могла бы выйти когда-то раньше, много месяцев назад, один на один против любого из этих парней. Но не сейчас, когда моё тело в паршивой форме, психика расстроена и едва ли может адекватно реагировать на реальность.

Однако предаваться и дальше самоуничижительным мыслям мне мешает странный шум. Осторожно подползаю к краю своего укрытия и выглядываю. Такого я не видела никогда и нигде. На наркоманов обрушивается внезапный град пуль. Это типа называется старая школа? Но у убийц нет школ. Вскрикивают застигнутые врасплох и подстреленные наёмники. Вскрикивают и валятся красными перезрелыми ягодками на пол, выпадая из своих укрытий. Гремит выпадающее из прихваченных смертью пальцев оружие. Звуки ожесточённой перестрелки смешиваются в голове с бешенными ритмами бьющей по перепонкам крови. Мой мир стремительно рушится, а я не могу ему помешать. Не могу, да и не стремлюсь.

Однако наркоманы хоть и обдолбанные, но все-таки профессионалы до мозга своих ёбаных мозгов. Они быстро приходят в себя, отползают под стойки и столы, пытаются снять неизвестного снайпера. Снайпера, так удачно вмешавшегося в чужую драчку. Стрельба утихает. Тишина давит. Никто не кричит. Мёртвые лежат, убийцы притихли. Неизвестный не спешит появиться перед «ликующей» толпой головорезов. Я тоже не высовываюсь. Мои позиции на данный момент самые неустойчивые и не мне говорить последнее слово. Лучше просто подождать, а там будь что будет. Фатализм, мать его.

- Белла! – кричат из левого угла зала. – Ты всё равно мертва.

Ну, коли дело дошло до ничем не подкреплённых угроз, значит, нападающие уже не так уверены в собственных силах, им нечего поставить на кон кроме пустых слов и матюков. Благодаря какому-то неизвестному чудиле ситуация в корне переломилась. Но это ещё не значит, что я победила и выйду сегодня на улицу подышать нью-йоркским отравленным воздухом.

- Что же вы попрятались? – ору я в ответ своим несостоявшимся убийцам. – Давайте уже вылезайте или вы только по детям палить умеете, бляди?

Ещё один сюрприз. Где-то на периферии зрения мелькает тень, белый смазанный росчерк. Заинтригованная я плотнее прижимаюсь к стойке. Не видно нихрена. Лишь бугрятся мертвые тела, да алеет кровь. Но высунуться ещё больше, значит, получить пулю – этого наркоманы, похоже, и добиваются, наверное, они специально спектакль устроили.

Но резкий хруст позвонков заставляет пересмотреть ситуацию и изменить мнение. У меня шею сводит – такой сочный и реалистичный звук. Громкий, эхом скачущий по стенам опустевшего здания звук. Мир сжимается в ожидании продолжения. А через минуту разрывается серией выстрелов. На первый взгляд стреляют хаотично и бессистемно, но куда бы он не стрелял этот неизвестный, он ни разу не промахнулся. Крики заполняют уши подобно волнам в момент наводнения. От ответного града пуль вздрагивает не только воздух, но и сам фундамент. Пули зло выбивают дробь по колоннам зала, по полу и вгрызаются в уже мертвые тела. Затаив дыхание жду, что дальше – это уже интересно. Жаль, проанализировать ситуацию и подумать над произошедшим мне некогда.

В конце концов, неизвестному удается то, что не удалось мне – за десять следующих минут он убивает оставшихся смертников. Как? Я не знаю. Так меня валить людей не учили. Опыт есть опыт. Остается только гадать, где такой опыт приобретают.

Момент истины, он же момент сильнейшего шока – из-за ближайшего угла выходит Виктор. Человек, которого здесь быть не должно. Но он есть, и он как ни в чем не бывало идет по крови, среди отстрелянных гильз, перешагивает через трупы. Трупы женщин, детей, совсем маленькие трупики – он не опускает глаз.

Но не это главное. Не время для сожалений и не время для светлой оглушительной благодарности. С пугающей ясностью ловлю момент. Сейчас. Именно сейчас, когда Виктор спокойно убирает пистолеты и пытается поймать мой пустой взгляд, я могу его убить. Навожу оружие – без сомнений и страха. Прицел ровнехонько в голову, между глаз. Ближе, чуть ближе. Давай, Виктор, ещё десять шагов и мне даже не придется лететь в Чикаго.

Как назло, в голову лезут картинки прошлой жизни. Кадры из хроники под названием – первое убийство Изабеллы Свон. Убийство, ставшее следствием смерти Майка и актом моего отчаянья. Данью смерти и жертвой во имя жизни.

***
- Я думаю, это пройдёт, – заявляю я своему отражению, плавающему на серебристой глади зеркала в море сигаретного дыма и ещё какого-то смога, произведенного уже лично моим воображением.

Что странно, отражение мне не верит. На моей собственной помятой роже явственно читается циничное пренебрежение и презрение. И прямо-таки хочется плюнуть себе в лицо, но это как раз неудивительно. Удивительно другое – внутри, там, где сердце, больше ничего не болит. Я на краткий миг успеваю испугаться - на месте ли сердце? Щупаю пульс – в норме, если считать нормой частое сердцебиение от выпитого литра виски.
Расслабленность. Покой. Чувствую себя нормально, немного разбитой, но нормально. Чего не случалось уже очень давно.

Скребу затылок и поплотнее запахиваю шерстяное одеяло, норовящее сползти с плеч.

До этого каждое утро я вставала с постели и делала тысячи шагов в день. И никогда не думала, что даже для одного шага требуется столько усилий, что вставать утром очень тяжело, если незачем начинать день. Да что там вставать с постели по утрам, многие, в конце концов, не любят этого делать, но мне и дышать лень. Мозг по привычке посылает команду в лёгкие и те как-то вяло втягивают в себя необходимый кислород и так же безрадостно выдают углекислый газ.

Но сама я больше не вижу особого смысла в том, чтобы полной грудью вдыхать свежий осенний воздух. Я ни в чем уже не вижу этого смысла. По привычке курю и пью за двоих, надеюсь, быть может, на облегчение. Не ем, почти не сплю и ни с кем не общаюсь. Да ну, зачем это? В чём разница? Кому есть дело, поем я или сдохну от голода? Думаю, никому.

- Может ещё пару затяжек? – спрашиваю у противного отражения, туша об него уже пятнадцатую сигарету. Отражение согласно кивает.

Но меня ждёт удар – сигареты закончились. Печальным взглядом изучаю чистые бумажные стенки сигаретной пачки и, смяв, швыряю её в сторону. Белый комочек врезается в телевизор и приземляется в набитую окурками салатницу. И что теперь делать? Выходить в магазин за сигаретами я не хочу и, более того, не хочу себя заставлять это делать. Смирившись с неизбежным, плюхаюсь на диван. Не то, чтобы устала, просто от чрезмерного курения и выпивки появилась слабость, ноги стали лёгкими, руки обвисли плетьми. Взгляд бездумно упирается в жидкие кристаллы телевизора.

Стук в дверь разрывает мир на две половины. Но в стуке и в самой двери тоже теперь нет смысла. Смысл остался там - в сельве. Там, где гниёт тело Майка. Там, где вместе с надеждой умерла моя душа.

Но пришедшие, не дождавшись ответа, решают проблему проникновения в моё жилище самостоятельно. Парочка ударов и хлипкий замок не выдерживает – дверь с треском ударяется о стену. Мне безразлично. Всё также наблюдаю за беготней маленьких человечков по экрану.

- Простите. Мы не хотели, - сконфуженно говорит один.

- Белла, пардон, Изабелла Свон? – неуверенно спрашивает другой.

Не поворачивая головы, пожимаю плечами. Всё может быть. А может и не быть. Также, как и моё счастливое будущее, многое теперь под вопросом. Быть. Не быть.

- Нам типа тут… это… вас порекомендовали. – Мне даже не смешно. Выслушиваю нелепицу равнодушно, как еретик перед костром. Еретик, уверенный в своей правоте и не желающий отрекаться от языческих богов.

- Дело типа есть, – продолжает надрываться голос. – Тридцать штук и по рукам?

- За что? – машинально спрашиваю я.

- Ну, типа за что и обычно. Жмура одного сделать.

- Убить? – В глубине, там, где когда-то находилась душа, вспыхивает интерес. Убить, значит, пойти наперекор смерти. Направить её по нужному адресу? Перебороть слепую случайность? В конце концов, страдать не одной. Заставить ощутить потерю других. Напомнить им как выглядит пустота внутри. Смотрю на вошедших. На заказчиков. Первых моих заказчиков. Обычные бандиты – растянутые штаны и невыразительные лица. Не запомнить, не отличить в хороводе памяти одно от другого, не высечь из тумана времени.

- А кто меня рекомендовал?

- Парни одни типа.

- Те, что с вами из сельвы вернулись. Сказали, Белла Свон может. Можете? – поглаживая рукоятку своего пистолета, спрашивает тот, что понаглей.

И я понимаю, что если не я сегодня, то меня уж точно. А жить, не смотря на недавнее желание повеситься, хочется сильнее, чем умирать – я не готова. Это был блеф, желание казаться лучше, чем есть, страдая больше, чем нужно.

- А почему, интересно, они это сказали?

- Откуда нам знать? Но раз сказали, значит, было за что.

В груди трепещет сердце, в ладони неподъемной тяжестью ложится пачка перетянутых резинкой тёртых купюр. Тут всякие - и бенджамены, и гранты, и даже линкольны1.

Не такие уж деньги. Зато сколько мучений. Найти, продумать, нажать на курок. Увидеть то неописуемое в глазах своей первой жертвы. Понять ошибку и не иметь возможности её исправить.

Хотела бы сказать про страшные душевые терзания и моральные адские муки, но не могу. Нет ничего. Разве что тот самый преступный интерес, про который так часто любят повторять в новостях.

С замиранием сердца жду и жду, когда наверху опомнятся и обрушат на мою бедную голову небо. Но ничего не происходит. Все идет словно бы так и должно быть.

Я хожу по городу, составляю «график передвижения» клиента. В промежутках забегаю в супермаркеты и магазины женской одежды. Говорю по мобильному, езжу на такси. Жду. Учусь ждать и жить с новыми целями.

Клиент – самый обыкновенный второсортный адвокат из захеревшей ещё в семидесятые конторы. Немолодой, разведенный, двое детей, алименты, естественно, не платит. Это, пожалуй, единственное, в чём он смог добиться победы, все остальные дела за двадцать с лишним лет безнадежно провалены. Зачем такого убивать? Не мои проблемы и не моя головная боль. Если за кого-то платят наличными, значит, этот кто-то больше не нужен.
В выбранный день – воскресенье, несколько дней до Рождества я впервые в жизни беру на мушку живого человека. Смотрю в глаза, читаю там вынесенный приговор. Понимаю, что пути назад не осталось. Понимаю, что мне и не нужен этот путь. Довольно я страдала. Пора страдать другим…

Думала, нажатием на курок смогу выплеснуть часть совей боли в этот мир. Но я ошибалась. Легче? Созерцаю труп у ног и красные капли на мысках сапог. Легче не становится.

1 Купюры в 100, 50 и 5 долларов.

Автор: Bad_Day_48;


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-14791-4
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Bad_Day_48 (08.11.2015) | Автор: Автор: Bad_Day_48; бета: barsy
Просмотров: 322 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Natavoropa   (09.11.2015 11:55)
Упустила Белла свой шанс, но ведь за спасение не убивают, может в следующий раз ее рука не дрогнет.
Спасибо.

0
1 робокашка   (08.11.2015 17:52)
не вовремя накатило на Беллу

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]