Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3671]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги!

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…

Соперница
Спустя 20 лет после Рассвета... Ренесми и Джэйкоб вместе с Карлайлом и Эсме переезжают в маленький городок Феллс-Черч. Но теперь Несси придется бороться за свою любовь к Джейку, потому что у неё появится соперница на его сердце. Сможет ли она выиграть этот поединок? Поймет ли она, почему именно эта девушка стала ей преградой? Что скрывает она сама? И почему она выбрала именно Джэйкоба?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Звездная карта
5. Королева пустыни
Всего ответов: 215
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Глава 24

2016-12-8
18
0
Глава 24

Ржавчина.

Я, правда, не знал, что бывает вот так, как с тобой,
Что в жизни случается что-то такое с людьми.
Я вижу твоими глазами другого себя
Так близко, что кажется, ты уже где-то внутри.

Себя без всего, что мешает свободно дышать,
Наросшей ненужной, постылой, чужой шелухи,
Как город, вздыхающий летом в предчувствии дождя.
Нас двое, но вместе становимся чем-то одним.

Постой. Посмотри на меня, ну, куда ты спешишь?
Ты скажешь, и вдруг я пойму, что теперь не один.
Моими глазами ты видишь другую себя,
Твоими глазами я так безнадежно любим.
©ROKOKU 2015



Даже расставшись с Дугалом, Клэр не могла избавиться от ощущения присутствия этого мужчины рядом. Уйдя от девушки быстрым шагом по дорожке Портового луга, мистер МакКензи каким-то непостижимым образом всё-таки сумел оставить возле неё нечто вроде своей тени, которая, по всей видимости, была призвана наблюдать за «дражайшей миссис Рэндол» и отнять у той право на уединение и остатки покоя.
Это началось ещё с возвращения домой с Сулой. Находясь под впечатлением от этого отвратительного, унизительного разговора, Клэр уже о многом жалела.
«Дура! – ругала она сама себя. – Не так надо было!»
Острое желание или даже необходимость договорить буквально съедало девушку изнутри, а ещё лучше переговорить эту беседу заново. Ей казалось, что вот именно сейчас у неё в голове рождаются гораздо более умные мысли и едкие фразы.
«А ещё лучше, не идти у него на поводу, а навязать свой разговор! – досадовала Клэр. – Рассказать этому… бизнесмену, как мы с Джейми любим друг друга, как нам было хорошо на этих каникулах в Хайлэндсе и на Новый год в его лондонском доме! Да!»
Девушка очень жалела, что не смогла дать понять, разъяснить этому дяде – раз уж он сам не в состоянии этого сделать – что это не она, а он опоздал. И даже если ему удастся убрать её с дороги – живой или мёртвой – его личный вариант финала этой истории уже невозможен. Поздно. Клэр уже течёт по венам Джейми в потоке почти такой же крови, как и у самого Дугала, а его племянник с первого взгляда ассоциируется у неё со смыслом жизни. Девушка очень жалела, что не догадалась ударить в мистера МакКензи ревностью.
Как только в голове прозвучало это слово, Клэр буквально пронзила догадка – ревность! Она даже чуть замедлила шаг, и Сула тут же натянула поводок, потому как сейчас даже армия хозяек не могла бы остановить собаку на пути домой к миске с кормом и тёплому тряпью, в которое можно замотаться и даже поиграть с ним. А до её владелицы начало доходить, что именно не давало ей покоя с момента начала этого вечернего моциона. Какое-то нехорошее ощущение, нечто странное и неестественное свербило девушке нутро.
«Он же ревнует! Точно!»– осенило её. Дугал очень сильно ревновал Джейми к ней. Общаясь с ним, Клэр отчётливо расслышала в его словах и интонациях соперничество, зависть. Утвердившись в своей догадке, девушка, вот так сходу, не смогла взять в толк, что ей это даёт и поэтому вернулась от частного к общему.
«И на что же мне решиться именно сейчас? Как обезопасить себя?»
Клэр тяжело вздохнула на ходу и опустила плечи, жалея о том, что как не отвлекайся на попутные мысли, как не делай вид, что ничего такого уж страшного не произошло, но намёки Дугала на его ужасную, времён каменного века, манеру решать дела никак не отменить.
«Что-то предпринять просто необходимо! – она пожевала обветренные на холодном влажном воздухе губы. – В любом случае, сначала нужно поговорить с Джейми».

И на следующий день, в субботу, одиннадцатого числа, придя на работу, Клэр сразу же принялась готовиться к разговору. И физически и морально. В кулинарном смысле доктор Рэндол была уже во всеоружии. Зная наверняка, что просто так уединиться для беседы в рабочее время даже в личном кабинете, пусть и в этот момент у неё нет пациентов, ей никто не даст, Клэр решила устроить аудиенцию своему шотландскому больному в обеденный перерыв. Подозревая, что этот инцидент с Дугалом, если и изменил того, кто «вечно голоден», то не настолько, чтобы он позволил ей пожертвовать самой трапезой, она приготовила дома вечером куриный бульон со свежей петрушкой и луковицей, а также сконы с бужениной, огурцами, оливковым маслом, прованскими травами и соусом «Tabasco». Упаковав булочки в бумажный кулёк и залив бульон в термос, девушка прихватила к ним в компанию ещё кекс со сливами и принесла всё это сегодня с собой.

Где-то часов в десять утра она отослала Джейми СМС с просьбой подойти к ней в кабинет после двенадцати. Получив в ответ два слова: «Я буду», доктор Рэндол постаралась сосредоточиться на работе, поскольку и от этого тоже зависела возможность разговора.
Он появился минут за пять до двенадцати, когда Клэр только-только успела поставить компьютер в спящий режим и сложить бумаги в стопку на краю стола. Тихонько прикрыв за собой дверь, вошедший как-то странно посмотрел на девушку. Затем молча, не здороваясь, Джейми всё так же, не отрывая от неё взгляда, приблизился и замер, напротив. Слегка оторопев, Клэр даже чуть подалась корпусом назад.
– Джейми, с тобой всё в порядке?
Парень, окинув взглядом пространство кабинета и, засунув руки в карманы трико, медленно наклонился к ней и показательно шумно втянул ноздрями воздух возле её уха.
– Привет, Клэр, – сказал он, отстранившись, и развернулся опять ко входу. Клэр уже было подумала, что гость сейчас рванёт дверь на себя, выйдет и будет таков, но парень только щёлкнул замком.
− Джейми, объясни толком, в чём дело! Чего ты хочешь?
− Я не хочу, − ответил он, делая ударение на частице «не».
− И чего же ты не хочешь? – Клэр тоже сделала ударение в этом же месте. – Покажи мне живот, − направилась она к парню.
− Я не хочу почувствовать от тебя запах сигарет, − он остановился и, кратко закатив глаза и подняв руки вверх, отвернулся к окну.
− Ну, что же, сочувствую, ибо я курю и с некоторых пор очень много, − задрав больному футболку, врач осмотрела потемневшую, теперь уже почти чёрную, гематому с желтоватыми разводами вокруг, но зато уже без опухоли. Видимо, воспаление действительно удалось победить.
− Не надо меня пугать, Клэр, − сказал пациент таким тоном, что доктор тут же вздёрнула на него взгляд. – Да. Именно, − кивнул парень. – Не надо. Тебе мало проблем?
− Ты об этом хотел со мной поговорить? – Клэр опустила его футболку. Чуть покрутившись на месте в неловкости, она направилась к шкафу, где лежала сумка с едой.
− Нет, − Джейми поправил футболку и подтянул штаны. – Была бы моя воля, я бы предпочёл вообще никогда не иметь разговоров на эту тему. Особенно с тобой. Ну да ладно, – взялся он руками за спинку стула. – Во-первых, Клэр, я должен извиниться перед тобой и попросить у тебя прощение за эту нашу с Дугалом дурацкую выходку. Мне очень жаль, что тебе пришлось это увидеть. Правда, жаль. Этого больше не повторится: между мной и Дугалом уже давно всё ясно.
− Я убедилась в этом там, в хирургии, − девушка подошла к тумбочке в углу, у окна, и нажала клавишу стоявшего на ней электрического чайника.
− Это была мимолётная слабость, порыв со стороны Дугала. Мы больше такого не допустим, Клэр.
На одном месте Джейми удерживал себя только усилием воли. Ему очень хотелось подойти и подкрепить свои слова действиями: прикоснуться к девушке, обнять, стиснуть в своих сильных руках её хрупкую фигурку. Но, понимая, что должен просить прощения, не прибегая к разного рода физиологическим ухищрениям и без помощи слабости, которую питает к нему доктор Рэндол, парень стоял как вкопанный.
− А с твоей стороны что это было? – врач заметила и оценила его выдержку, хоть и делала вид, будто полностью занята хлебом насущным.
− А я, – увидев, что она вынимает из шкафа большую сумку, Джейми тут же ринулся к ней на помощь, − я действительно очень хорошо к нему отношусь, он дорог мне как… куда это поставить? – дойдя до стола, повернулся он к девушке.
− Сюда, − придвинула она стул к столу.
− Он дорог мне как человек, который меня хорошо знает, − водрузил Джейми сумку на стул и отошёл, а Клэр тут же принялась вынимать из неё еду. – Дугал знает меня всю мою жизнь, он любит меня. Ведь, по сути, кроме Дженн и тебя меня никто по-настоящему не любил.
Клэр хотелось уточнить вопрос любви между Джейми и Алисой, но, сочтя это в данном разговоре неуместным, просто поставила себе в голове галочку.
− Я надеюсь, в конце концов, он смирится с ситуацией, − закончил меж тем юноша.
Девушка почесала лоб и направилась опять к шкафу.
− Джейми, у меня к тебе очень много вопросов, но я не уверена, что могу спрашивать обо всём, − принялась она вытаскивать с полки одну за другой кружки под бульон и чай.
− Спрашивай всё, что только приходит тебе на ум, − парень уже разворачивал сконы, но в это время щёлкнула клавиша закипевшего чайника. − Где у тебя чай? – спросил он хозяйку кабинета.
− Там, − кивнула она головой на шкаф, выставляя кружки на стол.
− Обо мне ты имеешь право знать всё. – Направился Джейми за чаем. − Я тебе расскажу всё, что знаю. Но кое-чего не знаю даже я, и поэтому… − он взял с полки упаковку пакетиков чая «Fortnum&Mason» и пошёл за чайником.
− У тебя с Дугалом была связь? – быстро проговорила Клэр, разливая бульон по кружкам.
− Да.
− Давно?
− Клэр, только вот давай я тебе сейчас всё расскажу, и ты мне поверишь, а? – Джейми вытаскивал пакетики чая и, держа их за бумажные этикетки, опускал в чашки.
Клэр застыла.
− Джейми, вот давай я тебе сейчас скажу, и ты запомнишь: я верю тебе всегда! − нажала она клапан термоса английской фирмы «TalleR» и отставила его на край стола.
− Год назад, − кивнул головой Джейми на её реплику и вербально ответил на вопрос. – Мы всё выяснили и решили прекратить, когда были в Нью-Йорке, − он наполнил кружки кипятком. − После смерти отца я очень сильно сблизился с Дугом, и он предложил потихоньку вникать в его дела. Я вникал, − парень опустился на стул для пациентов, разглядывая, чего там ещё доктор Рэндол вытащит из своей волшебной сумки. – Потом он взял меня с собой в Нью-Йорк. – Клэр, выложив кекс со сливами последним, отбросила пустую сумку на тумбочку и тоже уселась на стул. – Там он брал меня на всякие переговоры и объекты, присматривался ко мне, а в конце предложил отдать этот филиал. Я согласился и по приезду начал хлопотать о переводе в Оксфорд, а поскольку Дугал не привык мешать рабочее и личное, то после поездки мы остались только дядей и племянником. Это было год назад. Только после того, как мы всё выяснили между собой, я согласился на машину, − Джейми откусил почти половину булочки с бужениной и прихлебнул бульон.
− А когда начались ваши отношения? – девушка тоже отпила горячий напиток, но к сконам приступать не спешила.
Усиленно работая челюстями, Джейми почесал макушку и задумался – он явно не знал с чего начать.
− Всё началось после смерти Лири.
«Чёрт!» – Клэр только что на стуле не подскочила.
− Мне тогда было хреново по-настоящему, я буквально на стены лез, − он пальцами разорвал пополам остаток сконы и одну из частей отправил в рот. После сделал ещё один большой глоток бульона. – Понимаешь, – Джейми замолчал, поскольку был очень сильно занят пережевыванием, и посмотрел в окно, − устал я от этих тёлок, от их липкости и доступности и выбрал Лири– у неё был тот ещё характер, − парень забросил в рот остатки сконы и потянулся за следующей. – У меня появилась официальная девушка, и это давало ряд преимуществ, − юноша прихлебнул бульон. – Клэр, ешь, − с набитым ртом строго сказал он и ткнул пальцем в булочку, лежавшую рядом с кружкой девушки.
− Я ем, − схватилась та за свою порцию, но откусывать не спешила.
− Я вижу, − жуя, юноша сложил руки на коленях, всем видом показывая, что будет говорить только после того, как Клэр приступит к трапезе.
Скептически поджав губы и недовольно, мученически глянув на юношу, она откусила-таки скону и принялась пережёвывать с расслабленными губами.

− Ну так вот, − тут же продолжил Джейми, − со временем меня разочаровало и это, − парень обречённо махнул рукой. – А когда Лири наложила на себя руки, тут я психанул по-крупному. Мне тогда ни футбол, ни бокс не помогал. И Дугал он… он, понимаешь, очень хорошо тогда меня поддержал, показал, что бывают другие отношения, такие… мужские – без слёз, взбалмошности, капризов, навязчивости и выноса мозга. Ежедневно, − юноша опять прихлебнул бульон, укусил булку и уставился на картинку с каким-то английским пейзажем с церковью, висевшую на стене позади Клэр. − Отношения с мужчиной, хоть я и не считаю, что у нас с Дугом были отношения, скорее взаимоотношения, тоже имеют свои плюсы. И именно эти плюсы оказались мне нужны на тот момент, после смерти Лири, потому как баб рядом я уже просто выносить не мог. Мужчины проще, грубее, примитивнее, открытее, − Джейми сделал неопределённый жест рукой и отправил остатки еды в рот, запив изрядной порцией бульона.
«Да уж, − тут же подумала Клэр, − что открытее, так это уж точно», − вспомнила она, удаляющуюся по дорожке Портового луга фигуру Дугала.
− Мужик плюс мужик, это как два плюс два равно четыре – всё просто! – развёл руками Джейми. – А мужик плюс женщина – это как один день: два и три плюс один и семь равно четыре, − парень сильно склонил голову на левый бок, − а на другой день: один и девять плюс два и один равно четыре, − кивнул он вправо. – Я просто устал от этой сложности, и мне захотелось два плюс два. У нас с дядей всё прозрачно и понятно даже в бизнесе: он использует меня как молодую, свежую кровь, я использую его как опору, фундамент с которого буду начинать. Я же говорю, что хочу иметь свою компанию и Дугал– это самый нормальный и удобный путь к ней, − Джейми опрокинул в себя остатки бульона.
− А кто ещё знает о вас с Дугалом кроме меня? – Клэр перекусила пополам вытащенный из сэндвича кружочек свежего огурца.
− Только Дженн, и всё.
− Дженни? – девушка подпрыгнула на стуле как ужаленная. – Джейми, да ты с ума сошёл! – Клэр переполнило возмущение. – А Дугал! – всплеснула она руками, в одной из которых был зажат кусочек сконы. – Он-то куда смотрит?! Да вас посадить мало!
− Дженн должна любить и принимать меня любого, − ледяным тоном отрезал юноша. − Таким, каков я есть. Она моя родная сестра и родная племянница Дугала, и примет нас любыми. Мы не воры и не торговцы наркотиками, но даже если кто-то из нас убьёт человека, мы не отвернёмся от него. Мы – семья. Клан. Это то, на чём мы все сидим, и что нас поддерживает.
− Слепое принятие? − Клэр передвинула по столу по направлению к Джейми одну сторону сконы с бужениной, которую доедать не собиралась. Ей в это мгновение как-то нужно было отвлечь себя от мысли о том, что она тоже готова принять его любым, кого бы он там не убил. Да хоть её саму!
«Но вот убийство отца я бы, конечно, не простила никому», − мелькнула мысль в голове у девушки.
− Называй как хочешь, − Джейми тут же свернул пополам то, что она ему подсунула, и отправил в рот, после чего взял кружку Клэр с бульоном и шумно отхлебнул из неё.
− Так что же произошло в палате?
− Да ничего ужасного! – всё ещё жуя, Джейми встал, подошёл к Клэр и подал ей руку. Когда девушка вложила свою ладонь в его, потянул её вверх. – В том-то всё и дело, что ты видела почти всё, что произошло: Дугал был пьян и расчувствовался от вида моей раны. – Подняв Клэр со стула, Джейми уселся на её место и за бёдра опустил девушку к себе на колени. – Он попросил об одном поцелуе. Я не смог ему отказать – уж больно расстроенным он выглядел. – Парень каким-то тягучим движением, с затаённым, сдерживаемым желанием и грацией соблазняющего хищника, обвился руками вокруг хрупкого девичьего тела и с удовольствием прижался к нему. – Вот и всё. Я надеялся, ну, в общем, я надеялся, что ты нас не застанешь, но больше не хочу, – и он поцеловал её в шейку. – Это действительно лишнее. Чёрт меня дёрнул, хрень какая-то получилась.
Клэр вся превратилась в слух. Не видя лица парня, она старалась уловить в его интонациях хоть малейшие нотки фальши, желания закрыть глаза на ситуацию, попытаться проигнорировать тот факт, что его дядя спит и видит, как бы вбить клин между своим племянником и его любимой женщиной. И не уловив ничего из желаемого, девушка огорчилась. Очень. Скорее всего, Джейми говорил совершенно искренне и считал, что ничего особого не произошло: они с Дугалом совершили ошибку и не более того.
− Дугал – гей? – не забывая о гематоме своего любимого пациента, Клэр развернулась боком у него на коленях и обняла за шею.
− Нет. Насколько я знаю, нет, − поцеловал он её в щёчку. − У него, кажется, даже сейчас есть какая-то женщина.
− Он бисексуален?
− Да.
− Как и ты?
− Это вряд ли, − юноша ухмыльнулся уголком рта. – Хотя, я слышал, что мужчины более бисексуальны, чем женщины.
− Да. Вам не нужно рожать, поэтому вы легче образуете пары, в которых репродукция не возможна.
− Наверное. Тебе виднее.
− Так тебе это не понравилось? – Клэр чуть прищурилась.
− Д-д-д-д-а-а, ты знаешь, − Джейми почесал бровь, − мне, вроде бы, и противно-то не было и отвращения я никакого не испытывал, но и особого такого вот прям удовольствия тоже, − юноша скептически скривил губы. – Просто что-то новое. Интересно же! А потом, чуть позже, я начал скучать по девушкам, − при слове «скучать» юноша довольно сильно прижался к Клэр. – У нас с Дугалом была договорённость, что ни о какой верности речи быть не может, поэтому, чуть очухавшись рядом с ним, я опять начал поглядывать на женщин. Мне стало недоставать запаха женщины, − юноша ткнулся своим точёным носом в ложбинку грудей доктора Рэндол в вырезе халата, − женской мягкости, − парень несильно сжал её ягодицы, − хрупкости, – переместив руки на талию девушки, кистями он почти взял в кольцо эту часть её тела. – Я так думаю, что этого же не хватало и Дугалу.
− Но ты не жалеешь? − спросила Клэр без вопроса в голосе и повернула голову к юноше, проигнорировав замечание о Дугале.
– Ни грамма! – тут же ответил Джейми, глядя ей в глаза. – Я очень жадный до опыта, Клэр. Я не хочу получить опыт как гребень, когда у меня выпадут все волосы. Я хочу здесь и сейчас. Повторять именно этот опыт у меня нет ни малейшего желания, видимо, я удовлетворился окончательно, − он усмехнулся, − но о том, что было, я не жалею.
− Дугал сыграл очень важную роль в твоей жизни, − Клэр открыла парню только «вершину айсберга» своих мыслей. – Он для тебя авторитет.
Джейми задумался.
− Видишь ли, Дугал не боялся меня понимать, − юноша почесал себе кончик носа. − Отца, видимо, это пугало. Папа опасался, что поймёт во мне что-то не очень хорошее, то, что должен будет исправить или вообще запретить. Он всегда был осторожен и строг со мной. Я видел, что он не решается стать мне другом, видимо, остерегался, что не сможет остаться родителем, не хотел ронять авторитет. А Дугалу всё было пофиг. Он такой, какой он есть. Свободный.
Клэр слушала, с каким желание и готовностью рассказывает Джейми о себе, и понимала, что сейчас он буквально исповедуется перед ней. Рассказывает сверх того, что она просила. «Бедный, − сжималось сердце у девушки, − мало того, что его по-настоящему никто не любил, так им ещё и не интересовался никто».
− Дугал как-то рассказал мне о наркоте, о том, как он пробовал это дело и посоветовал никогда не открывать этот «ящик Пандоры». Я ему поверил раз и навсегда, − юноша прищурился, вдаваясь в воспоминания. – Я привык доверять его мнению, его опыту, понимаешь? – парень взглянул на Клэр и погладил её по бедру под халатом. – Он никогда ерунды не советовал. В школе я, наверное, свихнулся бы на почве всеобщего обожания, если бы Дугал не направил меня в сторону бизнеса. Это почти как спорт, только со смыслом. Там твоё смазливое личико ничего не стоит и нифига не решает. Тебе могут дать в морду, могут окунуть в дерьмо, могут съесть с потрохами, и когда ты это побеждаешь, ты чувствуешь, что это победа, твоя победа! – «тюльпаны» сверкали как алмазы с огранкой в сто две грани. − Это не сравнить с тем, что ты получаешь от девушек с их влюблёнными взглядами. Дугал открыл мне этот мир с реальными, взрослыми приоритетами, − Джейми с силой сжал кулак, − вехами, зацепками, ориентирами. Поэтому, когда он сказал, что стоит получить опыт с мужчиной, я согласился. Дуг его когда-то получил и не жалеет, и я не жалею.
− А ты когда-нибудь хоть раз сопротивлялся влиянию Дугала? У тебя никогда не возникало желания его послать подальше? – Клэр высвободилась из объятий любимого человека и поднялась: пора было пить чай.
− Нет, не было, − Джейми тоже поднялся и пересел на свой стул. − Дядя весьма ненавязчив. Он никогда, − облокотившись о стол, юноша сделал винтовое движение рукой, − он никогда не высказывает мнение, он делится с тобой своими взглядами, и ты волен разделить их или нет. И в его позициях всегда больше описания, чем предписания, ты понимаешь, о чём я?
− Абсолютно, − кивнула Клэр, разламывая кекс со сливами. – В этом нет ничего сложного.
− Я думаю, когда ты пообщаешься с ним, то поймёшь, что у него есть чему поучиться нам всем. Дугал любого заставит себя уважать, − парень улыбнулся и помешал чай в своей кружке.
− М-да, − девушка скептически сжала губы и отхлебнула чай из ложечки. – Видишь ли, в чём тут дело, Джейми, − она почесала щёку, − я уже привыкла к тому, что ты вызываешь некоторую симпатию у представительниц моего пола, но вот к вниманию со стороны твоего я, признаться, ещё не готова, − вздёрнула она брови. − Да ещё и от того, кто для тебя является таким авторитетом. Плюс ко всему, вы часто видитесь и много времени проводите вместе.
− Мой Бог, Клэр, я же тебе говорю, что Дуг не смешивает работу и личное! – вскрикнул парень. − Он не заводит романов с секретаршами и помощниками! Никогда!
− Ну, хорошо-хорошо, − Клэр выставила ладони вперёд в успокаивающем жесте. – Джейми, я только тебя очень прошу: не дави на меня. Мне нужно подумать, обмозговать всё. Я должна, − девушка потёрла подбородок, подбирая слова, − короче, мне нужно время, чтобы хоть как-то свыкнуться с мыслью и понять, как жить с тобой дальше.
− Счастливо! – Джейми широко улыбнулся и откусил большой кусок кекса.
«Нет, − тут же мысленно закатила глаза Клэр, − это не улыбка, это психологическая атака какая-то! Если мы будем жить вместе, как я смогу на него дуться, если он будет мне вот так улыбаться?»
– Счастливо жить, Клэр. Кстати, я уже начал искать квартиру для тётки Дугала, − улыбчивый юноша прихлебнул чай, − и если бы не этот придурок Гарри…
− Это тот, который тебя ударил?
− Д-д-д-д-а-а, − парень осторожным движением накрыл ладонью место гематомы, − урод этот.
− Джейми, в тебя влюбилась его девушка.
Тот распахнул свои «тюльпаны».
− А я тут при чём? У многих парней есть девушки, и не все они западают на меня. Пусть он её трахает получше и почаще, тогда…
− Джейми!
− А что, «Джейми»?! Что я такого сказал? Он её, наверное, плохо удовлетворяет, раз она по сторонам оглядывается.
− Ладно, − замотала головой доктор Рэндол, показывая, чтобы он не продолжал. – Я ещё раз прошу: дай мне, пожалуйста, время, я сама тебе позвоню.
− Клэр, только если не очень долго, − Джейми сделал бровки домиком и «глаза кота из Шрэка». − Терпение – не мой конёк, сама знаешь, − он своей кистью накрыл её ладошку, лежавшую на столе. − К тому же я уже опупенно тебя хочу.

* * *
И вот тут она обиделась. А что, могла себе позволить, между прочим. Джейми же вон можно быть таким близоруким и не замечать очевидного, так чем она хуже? На девушку с новой силой нахлынуло чувство одиночества, того самого «чужестранства». Но сдаваться она не собиралась, тем более, что рядом с любимым человеком у неё напрочь пропало ощущение присутствия тени Дугала, хоть они и проговорили почти всё время именно о нём. Это было весьма странно, непонятно, но и в тоже время чертовски здорово и обнадёживающе.
Клэр уже совершенно не хотелось думать. Абсолютно. Ей хотелось любить, быть любимой, беременной, босоногой, и на кухне.
«Но, кажется, выбор у меня не велик, − вздохнула девушка, ожидая после работы автобус на остановке. – Джейми же вон ищет квартиру, старается что-то делать. Так что, думай, Клэр, думай», − пытаясь сосредоточиться, куталась она в свой пуховик.
Итак, от чего ей захотелось отказаться в первую очередь, так это от идеи стравливать дядю и племянника. Она тут же подумала о своём дядюшке. Клэр не очень поверила, когда мистер Бошан так радушно обрадовался её роману с восемнадцатилетним юнцом. И что ей было бы делать, вздумай дядюшка Лэм «посыпать песком» их с Джейми «лёд»?
«Я бы никогда не смогла предать его за это анафеме, – подумала девушка. – Он желает мне добра. Конечно, добра в его понимании, но скорее всего, если бы он был против нас с Джейми, то искренне верил бы, что ему виднее, что для меня добро, а что нет», − спокойно резюмировала она, сидя в автобусе и прижимая к себе сумку с пустым термосом.
Клэр представила ситуацию, при которой Джейми ей рассказывает, что дядюшка предпринимает попытки изолировать его от своей племянницы, и понимала, что не смогла бы вот так сразу сделать выбор в пользу одного из них, хоть и где-то в глубине души подозревала, что всё равно предпочла бы Джейми.
«И скорее всего, дядюшка это понял, − Клэр слегка улыбнулась самой себе, глядя в окно на улицы вечернего Оксфорда с его горящими витринами, фонарями и довольно многочисленными прохожими – в студенческих городках жизнь всегда замирает только к ночи. – Эх, как бы было здорово, если бы Джейми тоже дал понять Дугалу, что выберет меня. А может быть, и не выберет? Ведь это не меня он видит в своих мечтах, а компанию». Девушка теперь дорого бы дала за то, чтобы присутствовать при разговоре в Лондоне и узнать, как Джейми описал Дугалу свои отношения с ней. Как любовь? Интрижку? Как любовь всей жизни? Страсть? Уважение?
«Интересно, что сказал бы Джейми, если бы я предложила ему послать дядю подальше и начинать всё с нуля самому? Ну, вместе со мной, разумеется. Я бы даже могла продать свою квартиру и вложить эти деньги в его предприятие. Показать, насколько я ему доверяю».
От предпочтительности этой перспективы девушка нетерпеливо заёрзала на сиденье. «Попробовать сделать так, чтобы от своих планов Джейми отказался? От мечты о своей компании? А почему нужно отказываться? И стоит ли оно того? Чушь какая-то в голову лезет, − поморщилась она. – Или заняться Дугалом? Пообщаться с ним, изловчиться и обаять его, − она понимала, что от версий плавно переходит к мечтам, но решила позволить себе эту слабость. – Ай, да ладно, чего уж там, разбогатеть, да и всё! Делов-то! Посоветоваться с дядюшкой и отрыть где-нибудь клад или затонувший галеон с золотыми монетами. А ещё проще − получить нечто подобное в наследство, − она заулыбалась. − Или всё-таки уговорить мистера МакКензи отказаться от идеи выгодно «вложить» Джейми? – Клэр залезла пятернёй в свои «пружинки». – Нет, легче отрыть галеон. Да и вообще, − уже начинала досадовать сама себе девушка, – Дугал, Дугал, Дугал. Везде один Дугал. Это не мужчина, а тень отца Гамлета какая-то», − вспомнила она своё решение, принятое вчера перед сном, не идти на поводу у этого мужчины, не поддаваться ему и не сверять свои поступки с его желаниями и притязаниями.
Начав, так сказать, по свежим следам анализировать их разговор на предмет подлинности его угроз, девушка прикидывала и так, и эдак, но у неё всё равно получалось, что вывести Дугала на чистую воду можно только лишь подвергнув риску свою жизнь. И обязательно при свидетелях. Как иначе проверить готовность этого бизнесмена так далеко зайти в устранении помех своим планам, она не знала. Продумав часа два кряду и растеряв остатки сна, Клэр пришла к выводу, что, скорее всего, именно вот этих её терзаний Дугал и добивался. Дай он ей понять что-то определённое, попытайся запугать её окончательно, у него всё равно не имелось бы гарантий, что она струсит и порвёт отношения с Джейми, а не начнёт действовать. Допустим, не пойдёт в полицию и не потребует повторного расследования гибели мистера Фрейзера и Лири или не напишет заявление об угрозах и преследовании. Поэтому Клэр твёрдо решила не идти на поводу у мистера МакКензи и все эти раздумья и рефлексию оставить. В том числе и на этом сиденье автобуса − она встала и прошла на выход, поскольку уже подъезжала к своей остановке у Издательства Оксфордского Университета.
Когда подошло время сделать хоть какие-то выводы из всего передуманного и перелопаченного мозгами, девушка резюмировала следующее: доказывать что-то Дугалу заочно бесполезно, это нужно делать только в его личном присутствии. То есть, если она возьмёт и назло ему переедет к Джейми, допустим, в общагу или какую-нибудь квартиру, Дугал узнает об этом по телефону, это даст ему возможность спрятать свою истинную реакцию, перебеситься, успокоиться и начать действовать.
«Нет, это не годится. Это полный провал, − гуляя с Сулой этим же вечером после работы, отклонила идею Клэр. – Его нужно застать врасплох, вывести на эмоции, – вспомнила она, как мистер МакКензи довольно живо отреагировал на её обвинение в педофилии. − Заставить действовать немедленно. Примерно, как он меня».
Идеальным ей виделся сценарий, в котором Джейми приглашает Дугала на воскресную мессу в церковь, где на самом деле планируется их с Клэр венчание и Дугала просят быть свидетелем. Вот это было бы идеально. Но абсолютно невыполнимо по многим причинам, в том числе, и вопросам вероисповедания. Она не знала: является мистер МакКензи верующим или нет. А наносить удар Дугалу не у него на глазах, Клэр находила опасным, бессмысленным и бесперспективным.
На следующий день доктор Рэндол дежурила целые сутки. Было воскресенье, и если начальство ещё придерживалось недельного распорядка и оставило их в покое, то больные поступали, не взирая на выходные и отвратительную погоду на улице, один за другим.
Однако же, как только выдалась свободная минута, Клэр тут же набрала Джейми по телефону. Когда приятный женский голос сообщил ей, что вызываемый абонент временно недоступен, девушка тут же нажала «отбой» и быстро кинулась на второй этаж. Но «абонент» оказался недоступен и там. Сосед Джейми по палате − худой, болезненный мужчина средних лет, у которого только что на лбу не было написано: «язва желудка» рассказал ей, что «студента» позвали на анализы. Доктор Рэндол, не называя себя, попросила передать «студенту», чтобы он, как вернётся, тут же включил свой телефон, зная наверняка, что ему обязательно опишут её внешность во главе со словом «кучерявая», поскольку сегодня вымокшие на дожде волосы по дороге в больницу она не стала прятать под медицинскую шапочку.
Её шотландский пациент позвонил, когда Клэр дослушивала грудную клетку только что поступившей женщины, у которой на работе в супермаркете после разгрузки бытовой химии случился астматический приступ. Джейми отчитался, что у него взяли кровь и сделали УЗИ. Если всё будет в норме, завтра придёт его врач и выпишет из «этого лагеря орков». Клэр заметила, что, скорее всего, ему ещё продлят физиопроцедуры и может быть даже – о, ужас! − уколы. После словосочетания «продлят уколы» тоскливый, истошный вой парня, кажется, был слышен и из телефона, и из коридора. А вот после того как она предложила ему свою помощь при выписке, взвыть захотелось уже ей – юноша отказался, сказав, что за ним на машине приедет Дугал.
Выходные после суток дежурства Клэр называла «отсыпными» и поэтому немудрено, что они вдвоём: она и её выключенный телефон, спали часов до трёх. Проснувшись сама и «пробудив» аппарат, девушка обнаружила в нём шесть пропущенных вызовов. Четыре из них − от Джейми. Четыре − цифра серьёзная, так сказать «с претензией», поэтому доктор Рэндол тут же набрала своего любимого пациента. Тот, ответив на звонок после второго гудка, поведал ей, что «он порвал орков» − его выписали. Но окончательно не отстали «суки медицинские», а прописали противовоспалительный гелевый массаж «с какой-то гадостью с идиотским названием» и инфракрасные лучи. Взяв разгон с описаний своих непростых взаимоотношений с медициной, парень попытался было на этом же дыхании прощупать почву на предмет настроения Клэр и поболтать с ней по телефону, но та, узнав всё, что хотела, тут же быстро, и даже излишне поспешно, свернула разговор, опять попросив её не беспокоить. Скрип шотландских зубов в динамике её телефона услышала, наверное, даже фараонова собака, лежавшая в этот момент у ног хозяйки.
Потом Клэр позвонила Эшли. Девушка чувствовала, что ей уже давно следовало это сделать и узнать: как дела у Маркаса, как провели отпуск Марго с Итаном ну и, конечно же, не замечает ли мачеха каких-либо проявлений болей в сердце у дядюшки. Не хватается ли он за это место ненароком, на каком боку больше спит и не наблюдается ли за ним повышенная боязнь переживаний и лишних эмоций? Узнав, что с Маркасом уже давно всё в порядке, Марго вернулась с Барбадоса с обгоревшими плечами, а Итан − с заложенным ухом после ныряния, Клэр долго проболтала с Эшли о дядюшке Лэме, поскольку женщина тоже начала многое замечать и даже сама уже записалась на приём к кардиологу мистера Бошана. Падчерица очень просила обязательно ей позвонить после этого и рассказать о результатах.
Во вторник, доктор Рэндол принимала больных у себя в кабинете, поэтому не спеша, в обеденный перерыв, отправилась в физиокабинет и проинформировала работающую там свою хорошую знакомую Трэйси, с которой постоянно приходилось общаться по делам больницы, о том, что пациенту по имени Джеймс Фрейзер продлили процедуры. Парень получил хороший удар в живот и воспаление, поэтому даже после выписки ему сменили гальванотерапию на инфракрасные лучи. Его мать очень волнуется: не станет ли её отпрыск прогуливать процедуры и отлынивать от долечивания. Девушка попросила коллегу, если только больной хоть один день здесь не появится и пропустит хотя бы один сеанс, звонить ей сразу же. Вот так! Никакого доверия. Только строжайший контроль и полная отчётность.
И всё-таки ей было приятно, что он не выдержал. СМС от юноши пришла в этот же день где-то часов в одиннадцать вечера. «Я понял! Они все хотят моей смерти!» − поделился догадкой студент. Клэр заулыбалась. «Я отомщу за тебя» − набрала она в ответ, отправила, и тут же отключив аппарат, улеглась спать.
Насколько понимала Клэр, Джейми сейчас предстоит плотная занятость на долечивании и в колледже, поэтому очень надеялась, что ему будет не до неё, и она сможет спокойно побыть одна. Фрэнка девушка уже почти не принимала во внимание и к своему несказанному облегчению пользовалась у мужа полной взаимностью. Он предпочёл ей свои статьи, которые готовил к повторному предложению французским журналам и на днях собирался в Париж опять. Поэтому в очередной выходной, выпавший на среду, пятнадцатого января, она принялась вспоминать и «перевязывать» свою историю с Джейми заново.
Перемещаясь по квартире и занимаясь чем-то типа уборки, девушка перебирала в памяти всё, что, так сказать попадалось под руку, начиная с той самой их первой встречи в кафе у Алисы и Эшли и её такой внезапной и ненормальной тяги к этому прекрасному мальчику. Потом она тут же переключилась на следующий день, когда он подвозил её к дядюшке. Клэр с иронией и самодовольством думала о своей готовности утешиться самым малым, мысленно вернувшись к тому моменту, когда замышляла свою встречу с новоиспечённым студентом Оксфорда на медосмотре. И сколько было в ней надежды на его день рождения в «№5». Девушка вспомнила Анну и Кэмерона и потом сразу же их с Джейми танец на вечеринке в честь Фрэнка.
«Значит, когда я встретила Джейми там, в кафе, он только полгода как прекратил отношения с Дугалом. А потом, когда я уехала из Глазго, он летал к нему в Лондон. И даже Анну ему Дугал подогнал, чтобы отшить такую влюблённую дурочку как я».
Сейчас девушку немного покоробило от мысли, что она разъезжала в машине, купленной на деньги Дугала и два дня жила в Лондоне в его доме. Теперь уже сцена в джакузи не казалась ей столь волшебной и интимной.
«Он как ржавчина – всё портит, разрушает. Ай, да пошёл он!»
Поняв, что она на пороге ещё одного дня тяжёлых раздумий и общения с тенью мистера МакКензи, очередного блюда, или даже нескольких и их верного спутника − выноса мозга, Клэр решила напроситься в гости. Без разницы к кому, лишь бы побыстрее. Сесилия давно звала её к себе на чай после каникул, но, набрав номер подруги, девушка наткнулась на отключенный аппарат. Клэр тут же хотела было набрать номер Брайс, но задумалась. Вспомнив, что Олдансоны всё-таки больше общаются с Фрэнком, чем с ней, она открыла для себя такой простой факт, что, наверное, когда она уйдёт от мужа – а в этом Клэр уже практически не сомневалась − эта семья может принять сторону именно Фрэнка, а не её. Потому как его-то они понять смогут, а вот её – вряд ли: для них Фрэнк хороший человек, порядочный муж, перспективный учёный.
«Ну, что же, очень жаль! Хотя, может быть, они и не отвернуться от меня. Подумаешь, развод. С кем не бывает?»
Полная надежд и оптимизма девушка продолжила листать список своих контактов.
ТанитаТикарани ответила сразу же после второго гудка и очень обрадовалась.
− Клэр, давай к нам! Мы с Гвидо только что вернулись из колледжа, но у нас гостит свекровь. Она два дня назад приехала из Препеццано, привезла лимончелло и наготовила паэльи. Приходи прямо сейчас!
Клэр жутко обрадовалась – семья итальянцев и испанская паэлья − это как раз то, что ей сейчас нужно.
− Отлично, Танита, я иду.
Прихватив с собой грубое деревенское печенье с сушёной вишней и семенами подсолнуха, которое сделала на скорую руку ещё в прошлый выходной, Клэр направилась в гости.
Даже если в комнате собирается всего трое итальянцев, то всё равно у вас сложится ощущение, что их как минимум в два раза больше. Перед Клэр всплыли образы её бывших знакомых жителей Апеннинского полуострова по экспедициям. Она уже далеко не всех помнила по фамилиям и даже именам, но их говорливость, громкоголосость и гостеприимство ей не забыть никогда.
На двух электрических конфорках стояла огромная, но не глубокая сковорода с горкой паэльи, а на столе в гостиной лежали куски чиабатты с луком, сбрызнутые оливковым маслом и посыпанные какими-то травами, скорее всего, орегано. По центру стоял графин с не очень аппетитной на вид не то эмульсией, не то суспензией мутного бледно-жёлтого цвета.
Маму Гвидо звали Мэнди. Это была ещё не совсем возрастная женщина с оливкового цвета кожей, тонкими полукруглыми бровями, огромными черными глазами и довольно крупным носом. Только лишь сев за стол Гвидо, выпив пару глотков лимончелло и отведав бесподобной маминой паэльи, (за которую та всё время извинялась, сетуя, что в доме её приготовить по-настоящему невозможно, то ли дело во дворе на дровах), засобирался с Мэнди уезжать – проведать каких-то их родственников в Лондоне.
Танита, даже будучи очень занятой разговором и общением почувствовала, что её гостье нужно отвлечься.
− Клэр, почему ты никогда не красишься? У тебя есть косметика? – спросила она, кладя вымытую тарелку на стол дном вверх: они с Клэр мыли посуду.
− Нет. У меня нет косметики, − отрицательно покачала головой гостья, вытирая полотенцем чайную чашку. – В экспедициях с дядюшкой было не до этого, а когда я училась в Университете, то пробовала начать краситься, но попав пару раз под дождь, оставила эту идею. Так что, − положила она чашку на решетчатую полочку в шкаф, − не срослось у меня с косметикой.
− Давай, я тебя сейчас накрашу! – сверкнула глазами итальянка. − Хоть я и художник, а не визажист, но очень люблю рисовать на лицах.
− Ой, Танита, нет, не нужно на мне рисовать, − заулыбалась в смущении Клэр.
− Нет-нет, я не буду на тебе рисовать, но накрасить тебя мне очень хочется, – Танита оценивающим взглядом осматривала лицо Клэр. − Сейчас домоем посуду, и я тебя накрашу.
Перед тем как сесть перед Танитой на стул и замереть в позе мольберта, Клэр проверила свой телефон. От Джейми пришла СМС: «Как ты?». В ответ она отправила текст: «Я у подруги» и, засовывая аппарат в карман пуховика, ни с того ни с сего поняла, что если они оба затаятся: и она и Дугал, то эта история может длиться очень долго, а ей уже вот-вот что-то нужно было решать с Фрэнком.
«Нужно вывести его из себя, - размышляла девушка, закатив глаза и позволяя Таните, красить себе ресницы. Даже такое странное и из ряда вон выходящее занятие, как мейк ап не смогло избавить её от мыслей об этом мужчине. − И так, чтобы это видел Джейми. А как это сделать?»
Вообще-то, ей очень хотелось на глазах у Дугала толкнуть самого юношу к какой-нибудь вертикальной поверхности или завалить на горизонтальную и поцеловать взасос. А ещё лучше, если бы нечто подобное сделал с ней сам Джейми, хоть она и понимала, что такого как Дугал поцелуйчиками не проймёшь. Клэр даже пыталась вспоминать какие-то свои знания по психологии из Университета, но они все сплошь и рядом касались личности, социума и социализации человека с ограниченными возможностями. А как вывести из себя человека с неограниченными возможностями? Как взбесить такого человека как Дугал? Если он вообще, человек.
Конечно же, логичнее было бы купить газовый баллончик, а ещё лучше – гранатомёт, но направляясь сегодня с Сулой на занятие к пяти вечера, Клэр пошла длинной дорогой через KigstonRd и, зайдя в Blackwell, купила тушь для ресниц. Ну и конечно же, как будто в насмешку, во время занятий пошёл дождь. Урок пришлось свернуть. Девушка шла домой, размазывая тушь и тени по лицу.

* * *
− Дорогая, я сегодня уезжаю – завтра у меня встреча в Париже! − из голоса Фрэнка радость можно было добывать открытым способом, как уголь в Канаде.
«Да! – услышав такую новость по телефону, будучи на дежурстве, Клэр обрадовалась настолько, что восторг из её мыслей можно было сепарировать, словно сливки из молока черных буйволиц. − Мой Бог, спасибо, что он меня не видит в эту минуту!»
− Так внезапно, – попыталась она свести к минимуму ликование хотя бы в своём голосе. – Но я рада за тебя. И когда же ты вернёшься?
− Сегодня пятница, так? Надеюсь управиться за выходные и вернуться к вечеру воскресенья. В понедельник я уже должен быть на своих уроках – замену мне дали только на пятницу и субботу.
− Счастливой дороги, Фрэнк. Ты поедешь на поезде?
− Нет, я полечу.
− Из Хитроу?
− Да.
− Ну, что же, удачи тебе, дорогой.
− Спасибо, дорогая. Я позвоню.
− Да, конечно, звони, − нажав на экран, Клэр завершила вызов и приложила аппарат к груди. «Боже, какая удача – выходные я буду одна! − не верила своему счастью девушка, имея ввиду два её выходных подряд по расписанию. – Помою голову и накрашусь!»
− Что такое? – спросила её медсестра Сибилл Линни, перебирая упаковки с ампулами в холодильнике. Именно она ассистировала сегодня Клэр в приёмном покое. – Ты такая довольная.
− Кажется, у мужа налаживаются дела в журналах – он едет в Париж заключать контракт на публикацию его статей. Я очень за него рада.
− Оу, поздравляю! – повела бровями женщина. – Повезло вам друг с другом – вы отличная пара.
− Спасибо, − сделал лицо паиньки Клэр.
«Кажется, у Сибилл есть единомышленник, – предположила она, вспомнив, что Джейми уже давно не объявлялся. − Может, уже решил оставить Фрэнку такую трудную особу как я?» Девушка, закусив уголок нижней губы, вспомнила, что последнюю СМС от парня получила вчера, в обед, в гостях у Таниты. После этого он не подал ни одного признака своего существования и присутствия в её жизни. Она нахмурилась и приготовилась ещё подождать.
Не объявился Джейми и к вечеру её дежурства. Утром от него тоже ничего не поступило: ни весточки, ни звонка. Клэр уже подумывала было начать волноваться и позвонила своей знакомой Трейси в физиокабинет. Та сообщила, что Джеймс Фрейзер вчера процедуры прошёл, вид имел обычный, не выглядел особенно задумчивым или хмурым. Его мама может спать спокойно – она вырастила послушного сына-паиньку. Клэр всё больше впадала в задумчивость и всё сильнее придавалась унынию. «Контрольным в голову» для неё явилась картинка того, как Дугал сидит сейчас где-то в своём офисе и торжествующе улыбается.
Будучи в волнении, она еле-еле заснула утром даже после суток дежурства. И проспала очень недолго − всего до полудня. Проснувшись, девушка первым делом заглянула в телефон, но там значился только один вызов от Сесилии и один – от коллеги по работе Джона Фортенсона. Джейми не объявлялся.
Не находя себе места в комнатах, она уже почти традиционно решила поискать его на кухне. На этот раз Клэр нацелилась на выпечку. Закрывшись в ванной от Сулы, потому как зубы у хулиганки прорезались уже отнюдь не шуточные, Клэр долго засовывала бельё в стиральную машину и прислушивалась к своим желаниям: чего бы ей хотелось такого покушать, а значит, и приготовить? Или наоборот. Победителем в этой выборной гонке ею был объявлен пирог с копченостями, каперсами и луком шалот. Запустив стирку, девушка двинулась на кухню.
Привычно-умело, под изучающим взглядом Сулы, которая, получив такой сокрушительный «удар по самолюбию» под дверью ванной, взяла реванш немедленно и отвоевала-таки себе личное пространство на кухне и присутствие при процессе. Клэр замесила в высокой кастрюле дрожжевое тесто и поставила его на плиту, предварительно включив под ней духовку. Она накрыла посудину полотенцем, а сверху старой скатертью и с огорчением поняла, что пока ей здесь больше делать нечего.

Переместившись с Сулой в гостиную, девушка плюхнулась на диван и уставилась невидящим взглядом в одну точку. Вообще-то сегодня она планировала продолжить собирать вещи, потому как при любом развитии событий оставаться с Фрэнком была уже просто не в состоянии. Но всё-таки без поддержки от Джейми это оказалось не так уж и весело.
«Ну. И что это значит? − недоумевала Клэр. – Он ждёт, чтобы я сама ему позвонила? Позвонить? Нет, не могу. Ещё рано, − чуть вскинула она подбородок − обида ещё не прошла, да и как вести себя с парнем, учитывая вновь открывшиеся обстоятельства и эту чёртову тень Дугала, Клэр пока не знала. – Хотя, когда я рядом с Джейми, влияние Дугала как будто отступает. Может быть мне наоборот, нужно держаться к нему поближе?»
И всё-таки, найдя в себе силы, девушка принялась упаковывать свои фотоальбомы. Как она и рассказывала Джейми, у неё имелась внушительных размеров стопка альбомов с ещё бумажными фотографиями из детства и различных экспедиций. У археологов принято печатать даже электронные фотографии. Во-первых, для страховки сохранности, а во-вторых, для удобства изучения. И даже имея сейчас на вооружении множество программ по сравнительной характеристике изображений, археологи старой закалки, во главе с её дядюшкой, предпочитают делать это на бумажных документах с лупой и линейкой в руках.
Но сегодня её внимание больше привлекли фотки их с Фрэнком бракосочетания и некоторые моменты с вечеринок и совместных поездок. Рассматривая карточки с изображением позирующего мужа или тех «кодак-моментов», когда он дурачится и влезает в кадр или его кто-то окликает, он оборачивается и его фотографируют, Клэр от фотки к фотке приходилось всё сильнее бороться с сильным, напористым желанием повытаскивать все эти снимки из её альбома и сложить их стопочкой на краю его письменного стола в кабинете. Пусть любуется! Но она также понимала, что, оставив фотки, два года жизни вместе с ними вот так на углу стола не забудешь. Да и к тому же, если она сейчас один раз преодолеет себя, то потом обязательно привыкнет к присутствию бывшего супруга в своей жизни только в виде изображений на фотографиях. А со временем, на старых фотографиях. Поэтому, чтобы как-то себе помочь, девушка оставила альбом развёрнутым на той странице, где было особенно много фоток Фрэнка раскрытым, положила его на журнальный столик и вышла из комнаты.
Пока ещё не до конца подошло тесто, Клэр приступила к начинке. Отставив кастрюлю в сторону, она карамелизировала на плите лук, слила рассол с каперсов и капнула в них немного оливкового масла, после чего достала кусочек окорока. Почуяв запах копчёного мяса, Сула устроила настоящую истерику! Устав постоянно шикать и раздражаться на эту любительницу вкусненького, даже отнюдь не голодную, Клэр прицепила её на поводок, рулетку которого накинула на вмонтированный в стену прихожей огромный, массивный, бронзовый крюк для зонтов. Против такого откровенного неприкрытого произвола Сула возмущалась минут пять, не меньше, но потом, видимо, всё-таки смирилась со своей горькой судьбой и затихла, если не сказать, затаилась.
Клэр поставила тарелки с начинками на обеденный стол и, рассыпав муку по поверхности в центре, принялась обминать подошедшее к этому времени тесто, чтобы вывалить его и вымесить. Девушка изо всех сил трудилась над будущим пирогом, как в один из моментов лежавшая спокойно Сула подскочила и ринулась к входной двери. В следующее мгновение раздалась трель звонка. Собака в ответ громко гавкнула пару раз, видимо, надеясь донести до сведения визитёров, что никого нет дома. Не исключено, что они поверят и уйдут. Но, вероятно, не в этот раз. Клэр обмывала руки в мойке и даже слегка подпрыгнула, когда трель звонка, смолкнув на мгновение, вновь уже не зазвучала, а завопила и не замолкала, пока хозяйка не подошла к двери. Шикнув на свою подпрыгивающую и поскуливающую хулиганку, Клэр одновременно и глянула в глазок, и повернула щеколду запора. Звонок смолк, дверь открылась, на пороге стоял Джейми. Его красивое лицо выражало досаду и недовольство.
− Привет, − сказал он ледяным тоном. Делая шаг в квартиру, гость отодвинул Клэр с прохода и, поравнявшись с ней, попутно чмокнул в щёчку.
− П-п-привет, − пролепетала девушка, захлопнула дверь и усиленно моргая, уставилась на парня, который тут же принялся чесать за ушками Сулу и трепать её по холке.
− Собирайся, − сказал Джейми, глядя на девушку. – Где твой муж? Я хочу с ним поговорить.
− Что ты здесь делаешь, Джейми? – автоматическим голосом сказала Клэр и только потом поняла, что ляпнула что-то не то.
− Я приехал за тобой. Где твой муж? Позови его, пожалуйста, −почувствовав, что ему удалось-таки заставить Сулу хоть немного успокоиться, Джейми выпрямился.
− За мной? – пролепетала Клэр.
− Да. За тобой. С тобой иначе нельзя. Меня до чертей задрали все эти эсмэсочки и звоночки, «дай мне время» и «я должна подумать». Всё. Твоё время вышло. Теперь будешь думать только вместе со мной. Зови мужа, − в понукающем жесте вскинул подбородок парень и сделал зазывной жест рукой.
− Его нет, − девушка сказала это так, как будто сама только что узнала об отсутствии супруга.
− Как это «нет»? Уже почти четыре часа.
− Его нет дома, − Клэр решила выдавать информацию по мере необходимости или целесообразности.
− Значит, ты просто так уедешь со мной. Я на машине.
− Джейми, ты в своём уме? Это же побег!
− Плевать, − это слово юноша действительно буквально выплюнул.
− И куда я с тобой поеду? Дугал освободил квартиру?
− Нет. Ты пока поживёшь со мной в общаге, я договорился. А Сула поживёт у моего друга. Он из местных. И когда вернётся твой муж? Я его подожду.
Клэр заморгала в недоумении, но потом лицо её разгладилось – она представила, как Джейми будет сидеть здесь, в прихожей, до воскресенья и ждать Фрэнка. Она хихикнула. А потом и вовсе засмеялась.
− Он приедет в воскресенье вечером.
− В воскресенье? – молодой человек сдвинул к переносице свои идеальные брови. − Вечером? – он вначале прищурился, после чего провёл взглядом по пространству прихожей, а когда опять вернул их на девушку, бесенята в его глазах делали руками жесты рэперов со звуком: «Йо!» в преддверии и предвкушении реванша за несостоявшийся шабаш в ноябре. Глаза парня сверкнули так, что Клэр готова была прислушаться к грому за окном.
− Дже-е-е-е-йми, − проблеяла девушка, по инерции отступая туда, откуда пришла, то есть в кухню. – Джейми, я тебя умоляю.
− Угу, − кивнул парень, делая шаг за ней, − я понял.
− Джейми, это может…
Но ей договорить не дали. Гость, сделав ещё пару шагов на неё, схватил девушку за талию и пригвоздил своим телом к стене кухни почти сразу же за дверью, буквально распластав её под собой по этой вертикальной поверхности.
Сула рванула с такой силой, что грозила вырвать из стены крюк для зонтов. «Гав!» − выразила она протест, что, скорее всего, должно было означать: «Оставь её в покое, ты гангстер недоделанный». Но понятное дело, её не послушались.
−Аг-г-х-х-х, - придавив Клэр так, что ей пришлось повернуть голову в сторону, Джейми прислонился щекой к макушке девушки и закрыл глаза. – Клэр, − разведя ей руки в стороны, парень так и оставил их там, а сам задрал подол её халата и с нажимом погладил бёдра, после чего сжал их и низко протяжно застонал: −М-м-м-м-м, − он просунул кисти рук меж её ягодиц и стеной и сжал её мягкое тело.
Клэр, которая растерялась от неожиданности и такого уверенного натиска, отрезвило то, что она поймала парня с поличным, так сказать, «в особо крупных размерах», почувствовав его «маленького Джейми», стиснутого их телами.
− Джейми, так нельзя, − девушка принялась дёргаться и вырываться. − Пусти меня!
«Гав!» − повторила Сула для непонятливых. Когда с тобой разговаривают две женщины, у одной из которых давление челюстей почти как у волка, лучше послушаться. Джейми немного отстранился, и Клэр смогла повернуть к нему голову.
− Джейми, так нельзя. Отпусти меня, сейчас же! – сверкнула она глазами, забыв, что для её шотландца это один из лучших афродизиаков.
− Клэр, малыш, − он ответил ей на взгляд и погладил рукой по щеке. И девушка поняла, что уже бессильна – «тюльпаны» были слепы от страсти.
«Всё, − вынесла она приговор, − обратной дороги нет».
Но и просто так сдаваться тоже не собиралась.
− Джейм…
Но тот, не дав ей договорить, тут же накрыл её губы своими. Клэр не успела опомниться, как его колено упёрлось в стену ей между ног, а её груди были «вправлены» в его раскрытые кисти рук как бриллианты в оправу.
− Псти, − прямо ему в рот попыталась сказать девушка, но её никто не слушал. – Псти, слыш-ш? − она стукнула его кулачком по плечу. – Джми, − Клэр упёрлась двумя руками ему чуть повыше груди, и попыталась отодвинуть юношу, но, даже не пошатнув его, быстро ослабла. К тому же она дала ему возможность понять, что просто так не сдастся, и Джейми чуть сильнее вдавил колено в стену и надавил на груди. Но всё-таки Клэр чувствовала, что он делает это только с силой, необходимой для обеспечения статичности их совместной конструкции, и не ньютоном больше.
И тут Клэр обидела ещё и его грубость, и самоуверенность и её накрыло гневом, хотя благодаря поцелую она понимала, что сопротивляется больше себе, чем Джейми – её тело уже почувствовало рядом с собой ЕГО, здравый смысл, осмотрительность и продуманность в мозгах шаг за шагом уступали отвоёванные за эти дни позиции, губы-предатели вообще жили своей жизнью. И если бы Джейми вздумал сейчас отстраниться, неминуемо потянулись бы за его губами. Чувствуя, что вот-вот сдастся и нырнёт в этот водоворот потребностей и желаний, наслаждения и блаженства, а ей этого очень не хотелось бы, Клэр со всей силы заколотила кулачками по плечам насильника и попыталась лягнуть его ногой.
− Пссссти! – всё-таки удалось ей вырваться к концу этого слова ценой неслабого укуса его нижней губы.
− Ауч! − Джейми отдёрнул голову, закусил и пососал укушенную губу, после чего, прищурившись, вгляделся в лицо девушки. Клэр поняла, что попалась – если она отвернётся, то распишется в кокетстве, а если нет, то будет поймана с поличным – шоколад её глаз уже приближался к состоянию «горячий» и его уже «помешали ложечкой», образовав на поверхности небольшой водоворот.
Она выбрала второе.
Джейми прочитал её взгляд безошибочно – опыт либо есть, либо нет. У парня он был. И порядочный.
Тут же отпустив девушку, юноша сделал большой шаг назад как для разбега. Сула тихонько заскулила, видимо, понимая, что вот здесь бы и взять его тёпленьким, когда он отдельно от хозяйки. Не иначе, как прочитав её мысли, гость потянулся рукой и захлопнул дверь из прихожей в кухню, игнорируя громкое: «Это произвол! Я буду жаловаться!» на фараоново-собачьем языке. После этого, всё так же, глядя девушке в глаза, парень стряхнул с плеч куртку на пол позади себя и шагнул в сторону обеденного стола. Одним движением предплечья, как дворники с лобового стекла машины капли дождя, он сгрёб со стола всё, что на нём стояло. Через страшный грохот посыпавшейся на пол посуды и лай Сулы из-за двери, Клэр различила в любимых глазах бесенят и почти услышала их отчётливое: «Оле-оле» под транспарантами: «Завали её, чувак!» и «Столы – в хлам!»
− Давно мечтал это сделать, − Джейми хамовато улыбнулся.
Увидев на своём полу рассыпанную муку, разбившуюся тарелку с карамелизированным луком, плюхнувшееся тесто и разбросанные по полу кусочки подкопченного окорока, Клэр вдруг неожиданно поняла, что именно вот этой картинки ей и не хватало. Её любимый «человек с зонтом» в очередной раз спасал её, исполнив почти мечту её подсознания. У девушки сработало какое-то странное желание взять в руки биту и разнести всю кухню к чертовой матери, а потом и квартиру следом. А после надеть пуховик, взять Сулу, выйти за дверь и больше никогда и ничего из этого не видеть.
«Блымсь» − где-то за её плечом как мыльный пузырь «лопнул» образ Дугала. И чтобы не преступить к задуманному немедленно, Клэр буквально ринулась на Джейми. На этот раз довольно ощутимо пошатнув парня, она обхватила его за шею и впилась ему в губы, почувствовав кисловатый вкус его крови у себя на кончике языка. Юноша даже не удивился. Как будто они тренировались много раз, он почти на лету подхватил её под попку примерно, как главный герой главную героиню в кинофильме «Грязные танцы» и Клэр обвилась ногами вокруг его талии. Её халат задрался чуть ли не до пояса. От души наслаждаясь этим жадным, агрессивным поцелуем, Джейми развернулся и усадил девушку на край стола. Проследовав руками по внешней стороне стройных бёдер, юноша поддел пальцами резинку трусиков и начал было их стягивать, но поскольку ему пришлось отстраниться и прервать поцелуй, он опустил взгляд вниз.
И вот тут Клэр вспомнила: какие на ней сегодня трусики.
Когда молоденькая выпускница медицинского факультета Университета Сити − Клэр Фицхоппер устроилась работать в седьмой госпиталь в Челси, ей, понятное дело, выделять отдельный кабинет никто не спешил. Врачи-старожилы приёмного покоя уже вполне себе устроились друг с другом в кабинетах первой медицинской помощи, а ей партнёра по «площади» не нашлось. И тогда девушку направили в кабинет Дороти Рэмплинг – сексолога, принимавшего в их больнице только два дня в неделю. Женщинам составили совместное расписание пользования кабинетом и пожелали успехов на трудовом поприще. Дороти была родом из далёкой Новой Зеландии, где в своё время неплохо училась в школе и, приехав в Лондон, поступила в Королевский Медицинский колледж по квотам для выходцев их бывших колоний. Когда их судьба столкнула с Клэр, доктор Рэмплинг уже заканчивала свою стажировку в Лондоне и собиралась возвращаться к себе на родину. Перед отъездом она подарила Клэр набор трусиков, которые получила по ошибке. Некоторые её пациенты стесняются или попросту не умеют пользоваться интернет-магазинами, и ей приходилось делать это для них. И вот однажды, заказав какое-то очередное секс-приспособление, доктор Рэмплинг по ошибке получила вот такой вот набор трусиков из пяти штук и, как в последствии выяснилось, более чем небольшого размера. По этой причине, все пять штук и были отданы Клэр ввиду её хрупкой фигурки и весьма скромных габаритов.
А трусики были, надо признать, презанятнейшие: по центру передней части, из такого же очень даже недурственного трикотажа кто-то додумался приделать кармашек как раз по размеру упаковки с презервативом. «Inanticipationoftheunexpected»* гласила надпись на нём довольно крупными буквами, и из угла лукаво подмигивал симпатичный презерватив с красивыми, мультяшными глазками.
Джейми прочитав надпись, сглотнул. А подняв глаза на Клэр, ещё и моргнул. Один раз.
− Э-э-э-это не мои, − мелко-мелко отрицательно затрясла головой и залепетала девушка. − Вернее, я хотела сказать: это не я их купила.
Парень кривовато улыбнулся.
− Я понял, − кивнул он и улыбнулся уже шире. – И с кого же ты их сняла?
Клэр покраснела.
− Ну вот ещё! – заелозила она попкой по столу. – Мне их подарили!
Красивые черты юноши тут же перекосило злобой и брезгливостью.
− Фрэнк?
Лицо Клэр вытянулось.
− Джейми, ты чего? Какой Фрэнк? Мне их подарила одна врач-сексолог, с которой я работала в Челси. Она сейчас уехала к себе на родину в Новую Зеландию.
Мужское лицо тут же окрасилось довольством.
− Новая Зеландия, говоришь – нужно будет запомнить, − и он уже поддел пальцами боковые швы.
− Нет! Не рви! Не надо, − девушка опять заелозила на столе и, опершись руками позади себя о притрушенную мукой столешницу, приподняла ягодицы.
− Я и не собирался, − Джейми ловким отработанным движением спустил трусики до колен, а когда девушка опустилась опять на стол, соединил её ноги перед собой, чуть отступив, и стянул их полностью. Но, к удивлению Клэр, он не отбросил их тут же, допустим, на свою куртку, лежавшую в стороне на полу, а развернул задней частью к себе.
− Странно, что они не предусмотрели сзади контейнер для использованных, − улыбнулся он и шкодливо посмотрел на девушку.
− Пошляк, − тихо буркнула та, и хотела сразу что-то продолжить, но ей уже закрыли ротик губами – любящими, даже обожающими, жаждущими. От такого поцелуя она сразу же забыла про трусики, кармашки и презервативы. Это было выражение желания. Желания насытиться, набраться ощущений до отвала. Джейми принялся «пожирать» её рот своим. Заразившись его потребностью и прибавив к нему свою тоску по этому человеку, свою такую нерушимую нужду в нём, в его существовании, его присутствии, Клэр потянулась к его ширинке на джинсах.
−Аг-г-ф-ф-ф, − отреагировал на это Джейми прямо ей в рот.
Видимо, не в силах сдержать ощущений от прикосновений в таком чувствительном месте, он толкнулся к ней бёдрами. Но почти сразу же после этого, судя по всему, решил, что его «маленький Джейми» в надёжных, умелых, а главное, желанных руках. Ладонями он направился вверх по щуплому тельцу девушки и, добравшись до её груди и убедившись, что на ней вверху действительно нет того, что он не может назвать вслух, жадно сжал её голые, упругие округлости радостным, поспешным, дорвавшимся движением.
Клэр в это время уже вынула его окаменевший «ствол» и сжала его в ответном жесте. И вот тут Джейми затрясло. У него затряслись руки на её груди, и визуально стало заметно, как подрагивают плечи под толстовкой.
− Ох-х-х-ф-ф-ф, − отстранился от девушки. – Малыш, − парень уставился стеклянным взглядом ей в глаза и обхватил рукой тоненькую шейку, как будто собирался задушить. Но подложив вторую ладонь ей под спину, он начал бережно укладывать её на стол. Клэр тут же послушалась и откинулась спиной на столешницу. Её «пружинки» разметались по поверхности, вывалявшись в муке.
Чуть придвинув её за бёдра к краю стола, Джейми каким-то заискивающим, жалостным, жаждущим взглядом уставился ей между ног и, придвинувшись, сразу же вошёл будто с разбега.
− А-а-а-а, − небольшое пространство кухни буквально наполнилось сладостной мукой из голоса Клэр.
− У-у-у-у, − взвыл юноша, вздёрнув вверх подбородок, стараясь перекричать девушку и к её сладости добавить в воздух свой натиск, свою агрессивность.
Выплеснув излишки впечатлений и ощущений, он как в бессилии или беспомощности перед силой этого удовольствия – быть внутри своей любимой женщины − уронил голову на грудь, при этом дыша тяжело, подаваясь слегка вперёд при каждом вдохе.
– Фак, я в раю, малыш. В своём персональном раю!
Услышав это, Клэр чуть прогнулась в пояснице, выпятила свою роскошную грудь и сжала стенки влагалища.
– А-г-г-ф-ф-ф, − тут же отреагировал парень и не смог не потянуться рукой к её соску. – Умница, − и он попробовал толкнуться. – У-у-у-ф-ф-ф-ф!
− М-м-м-м, − девушка застонала.
От соединения тел со смыслом своей жизни, от ощущения опять и вновь его внутри себя, Клэр захотелось не столько ощущений, сколько чувств! Она жаждала чувств. Девушка хотела чувствовать и чувствовать без перерыва и остановки на вдох и удар сердца. Ещё и ещё. Больше!! Такого с ней не было. Её распирало изнутри. Она жаждала как можно больше и сильнее почувствовать его всего в себе. Везде! На неё напало какое-то бешенство. Безумие. Она понимала, что сходит с ума, но ничего не могла поделать.
– Ещё! – Клэр дёрнула бёдрами.
− Да! – толкнулся в неё Джейми так, что стол заходил ходуном. И опять задохнувшись от ощущений, чуть отдышался.
На столе, чуть выше головы Клэр осталась валяться чайная ложечка, не попавшая под руку Джейми. При толчке она громко зазвенела.
− Ещё! – захныкала девушка и, нащупав ложечку рукой, толкнула её со стола. Раздался звон и Сула тут же заскулила и заскребла лапами по паркету.
− Хах, – выдохнул парень и вымученно улыбнулся, − малыш, ты же меня знаешь, я пленных не беру.
− Нет, − опять мелко замотала головой малыш, − не бери. Расстреляй меня!
− Я тобой выстрелю! – и не ожидая её ответной реплики, парень набрал больше воздуха, как перед погружением, взялся покрепче за её бёдра и «включил пятую с места». Он с первого же толчка начал с каким-то безумным агрессивным остервенением и звериным оскалом на прекрасном лице неистово вколачивался в девушку. Это был «спринт». Рывок. Видя, что стайер забег сейчас не по зубам ни одному из них, Джейми силы, чувства и желания не оставлял про запас, а выкладывал всё и сразу.
Клэр, вначале немного растерявшись перед таким напором, тут же освоилась и чуть приподнялась на локтях, чтобы увидеть и запомнить, как прекрасен её мужчина в этом своём безумстве.
Они даже не сделали «заступ», а оттолкнулись аккуратно, вовремя и поэтому почти синхронно.
− А-а-а-а-а, − начала она первая сжиматься вокруг его члена.
Не в силах сдержаться, Клэр откинулась опять на спину и в бессилии заколотила кулачками по мучной пудре на столе и замотала головой, не справляясь с нахлынувшим вихрем наслаждения и удовольствия.
− У-у-у-у, − последовал за ней Джейми, выгнувшись дугой и запрокинув голову. Подавшись вперёд только бёдрами, он инстинктивно старался как можно глубже оставить своё семя в теле своей любимой женщины. Ему очень хотелось накрыть её дёргающееся в конвульсиях тело своим, поэтому парень ладонями стиснул её талию, чтобы ещё и через руки ощутить то, что он сотворил с этой девушкой. Опустошив себя в её лоно до капли и выпихнув из нутра всё без остатка, Джейми тут же упал на неё плашмя.
− Кричи, родная, кричи, − сказал он ей на ушко, поглощая теперь уже всем телом остатки её оргазма.
− А-а-а-х-х-х-а-а-а, − вымотанная вконец нестерпимой сладкой мукой, Клэр выгнулась в пояснице и, дёрнувшись в последний раз, обняла парня поверх толстовки, затихла и тяжело задышала.
− Клэр, − также, еле переводя дух, первым подал голос юноша откуда-то из-за её уха, − а куда уехал твой муж?
− Во… Францию, − задыхаясь, автоматически ответила Клэр, ещё плохо соображая, где она и что это было.
− Боже, благослови Францию, − поднял голову от её плеча Джейми и, улыбнувшись, мягко чмокнул в губки.

* In anticipation of the unexpected – (англ.) – В ожидании неожиданного.

Огромное спасибо за редактуру Наталье N@TALI4KA


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-15891-67
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: onix1676 (27.12.2015) | Автор: onix1676
Просмотров: 657 | Комментарии: 12


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
+1
9 Golden-daisy   (03.01.2016 23:03)
то что Джейми с Клэр был честен и откровенен это плюс,но это действительно его жизнь и она была до нее и как он ее прожил только его проблема,но то что Дугал хочет их разлучить ,да еще при этом угрожает это минус,то есть это очень и очень плохо....
Клэр выдержала паузу и эта "пауза" не смогла долго ждать и быстренько явилась при чем не просто так ,а еще и с разговором с мужем smile интересненько, каким бы был разговор? жаль ...уже не узнаем...

0
11 onix1676   (04.01.2016 20:23)
Дрогнули демоны!! Ириша прочла!!! biggrin biggrin biggrin

Клэр выдержала паузу и эта "пауза" не смогла долго ждать и быстренько явилась

biggrin не запылилась. biggrin Клэр уже обернула Джейми вокруг пальчика. biggrin Всё поздняк метаться!!

интересненько, каким бы был разговор? жаль ...уже не узнаем...

ну вот хоть один человек пожалел, что Фрэнка не было. Я его, честно признаться, и сама еле-еле убрала. Но -надо!! biggrin biggrin

Ириш, спасибо за отклик!! biggrin

+1
12 Golden-daisy   (04.01.2016 21:20)
Цитата onix1676
Клэр уже обернула Джейми вокруг пальчика.

хорошо бы что бы этот пальчик и Дугал оценил и не совал нос в эти отношения...но как говориться Дугал первый оценил по достоинству Джейми и положил глаз на него , потому и считает себя правым и в этой ситуации только Джейми может разрулить и поставить точки над "и".....
Цитата onix1676
Ириш, спасибо за отклик!!

господи,это тебе спасибо за эту историю...все ни как не получалось прочитать полностью с этими праздниками,читала отрывками,причем каждый раз перечитывала прочитанное(прости за каламбур) ,особенно рассказ Джейми и искала ...не знаю что искала,но мне интересно было почему такое между ними произошло????в смысле Дугал + Джейми....и что самое интересное- это все таки жизнь и каждый живет ее так как хочет,вот захотелось Джейми попробовать -попробовал...и вроде и не против ,но теперь он в курсе ,что этого уже не захочется никогда,может на тот момент приоритетов не было ???не было ради кого жить полноценной, нормальной жизнью??? теперь есть Клэр и его последний шаг ,когда он явился к ней " собирай вещи и где твой муж,для сурьёзного разговора" тому причина...но Клэр права в том ,что каким бы ни был Френк ,побег это не повод так с ним поступать,она должна всё ему рассказать...даже если рядом будет Джейми biggrin

+1
7 kotЯ   (02.01.2016 11:40)
Каких ещё пленных, когда они давно в плену друг друга.

0
8 onix1676   (02.01.2016 23:48)
biggrin biggrin возьми меня в плен, возьми меня в плен, мальчик в модных очках от Ray Ban biggrin biggrin

+1
10 kotЯ   (04.01.2016 19:05)
wink

+1
5 ДушевнаяКсю   (30.12.2015 12:20)
да, Боже, благослови Францию! мне бы такое родео biggrin

0
6 onix1676   (30.12.2015 19:00)
Какие хорошие Французские журналы!! biggrin biggrin Пусть они ещё чуть помурыжат Хрэнка, а мы тут пока ... покатаемся!! biggrin biggrin

Спасибо за отклик, Ксюш!! biggrin

+1
2 GASA   (29.12.2015 22:12)
Сначала о разговоре:хорошо что отношения племянника с дядей закончились до нее...а это был все таки показательный поцелуй для Клер со стороны Дугала. Плохо что никак не отделается мыслями от этой "ржавой тени".Я думала она расскажет Джейми о разговоре... Сумела выдержать паузу...и прискакал ее любимый и напал как сумасшедший... секс то долгожданный и напористый biggrin только мне пирогов не сделанных жалко smile

+1
4 onix1676   (29.12.2015 22:19)
только мне пирогов не сделанных жалко

аааа ... biggrin Точно!! Вот не поверите, Галина, мне тоже жалко! Да-да, я когда писала, всё прям переживала. biggrin biggrin
Но! Мы пленных не берём и полумер не приемлем!!! biggrin Раз пошла такая пьянка ... biggrin

+1
1 Mystery_girl   (29.12.2015 08:39)
Мамочки!!!!!! Тина спасибо! Я таки выдохнула, полегчало прям слов нет.....вечером жди в гости ;-)

+1
3 onix1676   (29.12.2015 22:16)
Выдохнула, ну и слава богу!! Это главное!! Всё хорошо, что хорошо кончается. biggrin
И как всегда, спасибо тебе за первый коммент, Надюш!!! happy happy happy biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]