Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Другой путь
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император восседал на троне во дворце на Корусанте. Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…
История по миру «Звёздных войн», призёр фанфик-феста по другим фандомам

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Access Granted/Доступ разрешен
— Тони, хватит лапать куклу.
— Не могу сдержаться, она похожа на тебя.
Сборник легких, веселых и каноничных мини-фанфиков по фандому "Железный человек". Полностью в духе фильма.
Тони Старк/Пеппер Поттс

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Звездная карта
5. Королева пустыни
Всего ответов: 215
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Дневники Дивы. Действие 26. ПРЕДЕЛ ПРОЧНОСТИ

2016-12-7
18
0
Действие 26. Предел прочности

Понедельник 29 ноября 2004


Дорогой дневник,

Я так плохо спала вчера вечером. Когда я не лежала без сна, думая о Каллене и о том, насколько он был странным, когда ушел вчера, мне снились кошмары, где я следовала за ним по лабиринту, но, независимо от того, как сильно я старалась или как быстро бежала, я не могла догнать его. Я продолжала звать его, крича, чтобы он остановился... подождал меня. Но он продолжал двигаться, всегда на два шага впереди, вне досягаемости.

Я проснулась, чувствуя себя так, будто пробежала марафон.

Он не написал мне вчера вечером, что, как я думала, было отчасти странно. Я имею в виду: если девушка в первый раз доставляет вам удовольствие ртом, вы, по крайней мере, должны ей написать, верно? Если только на самом деле не позвонить, сказав: «Привет, спасибо за оральный секс. Было круто».

Нет, забудьте. Каллен никогда не скажет «круто». Он сам слишком крут для этого.

Он сказал бы что-то вроде: «Ты думаешь, я не получил удовольствие? Иисус, Белла, я просто... как ты могла так подумать?» И затем я бы сказала: «ПОТОМУ ЧТО ТЫ УШЕЛ, НИ СЛОВА НЕ СКАЗАВ ОБ ЭТОМ! КАК, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, МНЕ ЗНАТЬ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В ТВОЕМ МОЗГУ, КОГДА ТЫ НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ГОВОРИШЬ МНЕ, ТЫ, РАЗОЧАРОВАННЫЙ ЖОПОГРЫЗ?»

Я знала, что быть откровенной – означало для него борьбу, но я действительно устала выжимать из него каждый маленький кусочек честности. Неужели он не может просто ПОГОВОРИТЬ со мной?

Разве он не понимает, что он не единственный, кому нужны заверения?

И без того у меня было ужасное чувство, будто я сделала что-то не так. Может быть, это была просто моя неотшлифованная сексуальная техника. Я имею в виду: я не делала ничего такого прежде. Может быть, я нарушила какой-нибудь неписаный BJ-этикет. (п.п.: blow job – минет)

Я надеюсь, что это так, потому что, если нет, то...

Тогда это что-то другое. Что-то, о чем я действительно не хочу думать.

Пусть это будет что-нибудь простое. То, что легко исправить.

Пожалуйста.

...

...

...

...

...


Каллен опаздывал.

Он никогда не опаздывал.

Он обычно появлялся перед каждым уроком, по крайней мере на двадцать минут раньше, но сейчас оставалось менее пяти минут до начала, а его до сих пор не было.

У меня тряслись колени, в то время как я ждала, наверное, нервничая больше, чем это было нужно, но сильно желая его увидеть. Чтобы убедиться в том, что я просто параноик.

Ирина влетела в аудиторию, и я постаралась сосредоточиться на том, что она говорила.

- Дамы и господа, добро пожаловать обратно на занятия. Надеюсь, у вас всех был освежающий День Благодарения. - Каждый пробормотал что-то отдаленно положительное, и она улыбнулась. - Хорошо, потому что в течение следующих нескольких недель я собираюсь продвинуться с вами еще дальше, чем прежде. Мы узнаем, как использовать маски в нашей актерской игре, которые являются одним из самых сложных и древних видов искусства в рамках театра.

Дверь открылась, и Ирина нахмурилась, когда Каллен вошел и сел. Он выглядел усталым. И помятым. Как будто спал в своей машине.

Ирина наблюдала, как он занял место поближе к двери.

- Спасибо, что присоединились к нам, мистер Каллен.

Он кивнул.

- Да без проблем.

Это было просто смешно, как то, что мы находились в одном с ним помещении, резко активировало все мое тело, но так оно и было. Я поймала себя на том, что открыто пялюсь, впитывая каждый поворот его лица и замечая изгибы его мышц, когда он опустил рюкзак на пол.

- Как я уже говорила, работа с маской сложна и требует от актера полной честности и открытости. Это не та форма искусства, что прощает эмоциональные блоки или неуверенность. Это выявляет ваши слабые стороны, и я прошу вас исследовать их. Преодолеть их. Некоторым из вас это не удастся. Те, кто справятся без труда, просто не старались достаточно сильно. Будьте готовы к некоторому жесткому самоанализу.

Каллен взглянул на меня, натянуто улыбнувшись, и отвернулся.

Ирина подошла к своему столу и взяла в руки большую коробку, в которой лежали маски. Она стала раскладывать их по полу, продолжая свою лекцию:

- Маски восходят к самым истокам драмы, и в Древней Греции они использовались, чтобы почитать и разыгрывать различные мифы и богов. В наши дни маска может использоваться для олицетворения в значительной степени всего, что угодно, и сегодня мы будем учиться, как сообщать глубоко личностные формы экспрессии через язык тела и невербальные сигналы. Мы будем работать с полными масками, и эти особенные маски обладают вполне конкретными эмоциональными чертами. Я хотела бы, чтобы вы несколько минут посмотрели на них, а затем выбрали ту, которая привлекает вас.

Все встали и пошли к маскам, болтая о них и смеясь между собой. Каллен встал сзади, ожидая когда толпа спадет, и я подошла и встала рядом с ним.

- Привет.

- Привет.

- Все в порядке?

- Да.

- Ты... э-э... вроде как сбежал от меня вчера. Я подумала, что... ну, отчасти мне показалось, что ты, возможно, был расстроен. Из-за меня. - Он засунул руки в карманы, и мышцы его челюсти напряглись. - Да? Был расстроен? Из-за того, что я делала? Потому что, я уверена, если бы мы сделали это снова, я могла бы лучше…

- Нет, - нахохлился он. Не глядя на меня. - Я не был расстроен из-за тебя. У меня просто... была куча дел. Это не из-за тебя.

- О. Хорошо. - Его слова обнадеживали, но, так или иначе, его ответ не заставил меня чувствовать себя лучше.

- Так, тебе... понравилось?

Он опустил голову, и я увидела намек на улыбку, когда он наклонился, чтобы прошептать в мое ухо:

- Белла, только ты хочешь обсудить вчерашний минет посреди урока по актерскому мастерству. Можем мы, пожалуйста, поговорить об этом позже, когда не будем находиться в аудитории, полной людей?

- О. Да. Конечно. Безусловно. Позже. - Я знала, что он прав, но мое эго сдувалось с каждой секундой. - А когда позже?

Он вздохнул и наклонился снова, его губы были так близко к моему уху, что я задрожала.

- Да, мне понравилось. Сильно. Это было лучшее, что у меня когда-либо было. Но думать об этом прямо сейчас не закончится для меня ничем хорошим. Уверен, Ирина не одобрит, если я буду работать с масками с эрекцией. Так что, пожалуйста, ради любви ко всем стоякам не к месту, оставь это.

От его признания я просияла. Это не объяснило его предыдущую реакцию, но, по крайней мере, я знала, что он наслаждался этим.

Ирина обратилась к нам:

- М-р Каллен, мисс Свон... меньше болтовни, больше внимания к выбору масок, пожалуйста. Я хотела бы уже начать.

К тому времени как мы прошли вперед, остались только две маски: одна с большим носом и тяжелыми, нахмурившимися бровями, и одна, выглядевшая как ребенок, с круглыми глазами и мягкими щеками.

- Агрессия и уязвимость, - проговорила Ирина, прислонившись к своему столу. Она наблюдала, как я взяла ребенка, а Каллен подошел за другой, но потом щелкнула языком и поменяла их местами, глядя на нас с поднятой бровью.

- Я думаю, что это гораздо менее очевидный выбор для вас обоих, не так ли?

Каллен сразу напрягся, и на секунду я подумала, что он будет спорить, но Ирина пристально смотрела на него, пока он не повернулся и не сел на свое место.

Затем Ирина стала вызывать нас на театральный помост в парах, давая инструкции для импровизированной сцены. Было трудно, потому что не было никакого диалога, и все основывалось на телесности и энергии. Никто не был успешен. Все старались изо всех сил, и Ирина подталкивала их, чтобы они отдавали больше. Она сегодня пугала до смерти, и к тому времени, как она назвала мое имя, нервы свернулись в клубок в моем животе.

- М-р Каллен? Не хотите присоединиться к мисс Свон?

Он встал и направился ко мне, и выглядел столь же нервным, как я себя чувствовала.

Мы повернулись к Ирине, ожидая наших инструкций.

- Мисс Свон, вы представляете собой силу, но в негативном контексте – запугивание, власть, бескомпромиссность. Мистер Каллен, вы наоборот: чувствительность, открытость, доверчивость. Игра с различными уровнями состояния. Начните, когда будете готовы.

Я надела мою маску. Такая плотная и неудобная, и в ней трудно дышать. Мое поле зрения ограничивалось небольшими глазками, и я должна была повернуть голову, чтобы увидеть Каллена.

Он смотрел на меня какое-то время, прежде чем надеть свою собственную маску.

Я постояла несколько секунд, чтобы сосредоточиться, а затем двинулась в его сторону, делая себя настолько внушительной, насколько это было возможно, становясь агрессивной. Пытаясь доминировать над ним.

- Почувствуйте, что вы делаете, мисс Свон. Не делайте то, что, как вы думаете, я хочу видеть. Овладейте мыслями маски.

Я схватила рубашку Каллена и молча указала ему на пол. Он уклонился, изображая страх, но его движения были неловкими, и я могла сказать, что он изо всех сил пытался подключиться к эмоции.

- М-р Каллен, ваша маска представляет невиновность... наивность... уязвимость. Вы должны быть воплощением этих характеристик. Позвольте вашему телу общаться с ними. Откройте себя для них.

Каллен пытался сделать то, что она попросила, но, как только я опять подошла к нему, все это казалось неправильным. Он жестикулировал как плохой актер из немого кино. И не только это, но и его разочарование было явным, заставляя его выглядеть скорее сердитым, чем уязвимым.

Я могла сказать, что Ирина была разочарована нашими усилиями, и несколько минут спустя, когда она сказала нам остановиться, Каллен почти сорвал маску и прошагал обратно к своему месту.

Ирина собрала маски и дала нам задание провести исследование, чтобы помочь себе на следующем уроке.

- Я знаю, что сегодня было трудно, но вы привыкнете к работе с масками, и должно стать легче. Ваша заключительная оценка по этому предмету будет составлять двадцать процентов всей вашей общей успеваемости по урокам по актерскому мастерству, так что я ожидаю, что все вы очень постараетесь добиться наилучшего исполнения.

Каллен поднял руку.

- М-р Каллен?

- Сможем ли мы поменять маски в следующий раз?

- Нет. Те маски, с которыми вы работали сегодня, останутся вашими на весь семестр. Я думаю, вам лучше привыкнуть к исследованию своей уязвимой стороны, мистер Каллен.

На лице у Каллена было настолько презрительное выражение, что выглядело почти смешно.

...

...

...

Пятница 3 декабря 2004

Дорогой дневник,

Позволь мне сказать это с предельной искренностью: МАСКИ ОТСТОЙ!

У нас было три урока с этими глупыми штуками, и хотя большинство из нас сделали заметный прогресс, Эдвард просто не мог, казалось, сократить разрыв. Ирина подталкивала его сильнее, чем кого-либо другого, и, конечно, это означало, что он был в дурном настроении. Прошла уже почти неделя с тех пор, как он касался меня в хоть скольких-нибудь интересных местах. Неделя, в течении которой он был угрюмым и отстраненным, и я не знала, как ему помочь. Он все еще прилагал усилия быть моим парнем, но иногда я чувствовала, что он даже не здесь. Будто он далеко, где-то в своей голове, так погружен в свои мысли, что даже не откликался, когда я говорила.

Я пыталась поговорить с ним об этом, но он продолжал закрываться от меня. Я не знала, что делать.

Единственно, когда я действительно чувствовала, что он со мной, это когда мы целовались, но даже это мы стали делать реже.

Будто я всегда подталкивала, пытаясь заставить его поговорить или прикоснуться ко мне, или остаться со мной. Такими и должны быть отношения? Или это я такая жалкая и нуждающаяся, а большинству девушек было бы на это наплевать?

Я ненавидела чувство, будто что-то делала неправильно, но я не знала, как быть. У меня было ощущение, что я – зритель, пытающийся расшифровать эмоции, мелькающие по его лицу, и долгое молчание.

Я хотела, чтобы он помнил обо мне. Доверял мне.

Более того, я хотела его. Всего его.

Время от времени я ловила, как он смотрел на меня, и в эти моменты, прежде чем он замечал меня, он был моим. Мужчиной, которого я хотела. Тем, кто не мог скрыть, что он чувствует ко мне. Кто раздевает меня догола, даже не прикоснувшись ко мне.

Почему он не позволяет себе быть моим?

...

...

...


- Не обращай внимания.

Я повернулась к Роуз, которая изо всех сил пыталась открыть банку с тыквенным супом.

- И это твой совет?

- Да, - сказала она, вываливая содержимое в кастрюлю. - Игнорируй, нахрен, и все тут. Посмотрим, как ему это понравится. Или дефилируй рядом с ним в мало что прикрывающей одежде. Я не встречала еще мужчину, который бы смог этому сопротивляться. А еще лучше попробуй последнее средство в игре с зарвавшимися парнями: пофлиртуй с другим парнем. Мужчины этого терпеть не могут. Будто они генетически запрограммированы заявлять свои права на тебя. Ударить тебя по голове и утащить в свою пещеру, или куда там.

Я проверила булочки на готовность, которые поставила в духовку несколько минут назад. Не совсем готовы.

- Роуз, я не хочу играть с ним в игры. Я просто хочу, чтобы он...

- Чтобы он, что?

Любил меня.

Я вздохнула.

- Я не знаю. Я хочу, чтобы он был... счастлив. Я имею в виду, я знаю, что даже в лучшие времена Каллен не самый общительный парень, но сейчас он кажется таким несчастным, и у меня плохое предчувствие, что это из-за меня.

- О, да, конечно. Он весь такой разочарованный, потому что ты сделала ему минет, как профессионалка на прошлой неделе. Бедный парень.

- Не похоже, что из-за этого.

- Тогда из-за чего?

- Я не знаю! Вот почему я прошу совета!

- Хорошо, вот мой совет: ты была половой тряпкой.

- Это не совет. Это высказывание. Причем оскорбительное.

- Черт возьми, Белла, женщина, очнись! Он относился к тебе, как к дерьму, потому что у него куча проблем или чего там, но это не оправдание. - Она налила в кастрюлю молоко и помешала. - Возьми да и скажи ему прямо в лицо «херня» или напиши «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!» на своих сиськах гигантскими буквами, и будет с тебя. Все это нытье ни к чему не приведет.

Я знала, что она была права, но не могла избавиться от ощущения, будто я ступала по тонкому льду, и один неверный шаг может привести к катастрофе.

- Вот дерьмо.

- Что?

Она нахмурилась и подняла банку из-под супа, изучая инструкцию.

- Думаю, что я опять облажалась.

- Как так может быть? Это суп из банки.

- Я налила слишком много молока. Видимо, я должна была измерить его мерным стаканом или еще какой хренью.

Она опустила в суп ложку и попробовала.

- Ну и как на вкус?

Она пожала плечами.

- Как тыквенное молоко.

Я вздохнула и прислонилась к стойке.

- Не самая странная вещь, которую ты когда-либо делала.

- Да уж.

- Подавать в кружках?

- Ладно.

- Ты должна действительно прекратить пытаться что-то приготовить.

- Нет! Никогда не отступай! Никогда не сдавайся!

Я покачала головой.

- Ты получаешь дополнительные очки за цитирование «Galaxy Quest» (п.п.: «В поисках Галактики», фантастический фильм 1999 г.), но серьезно, твоя готовка – полный отстой.

Она опустила голову.

- Я знаю. По крайней мере, у нас есть булочки.

- О, твою мать! - Я потянула за дверцу, и оттуда повалил дым. Когда я выдвинула противень, все булочки были черные. - Черт возьми!

- Ну и кто сейчас плохо готовит? А тебе надо было всего лишь их подогреть, ради всего святого.

Мы стояли там какое-то время, глядя на жалкие остатки нашего ужасного обеда, и я не знала, смеяться или плакать. У меня было огромное желание позвонить Эдварду и посмотреть, заглянет ли он сюда и приготовит ли что-нибудь для нас, но, думаю, если бы он хотел поговорить со мной или провести со мной время, он бы уже позвонил.

Ублюдок.

- Вино? - спросила я.

Роуз вздохнула.

- Совершенно определенно. Уверена на все сто, что это я не прохерю.

- Это точно.

...

...

...

О, Боже. Оу.

Я поморщилась, когда открыла глаза, солнечный свет пробил мой пульсирующий мозг, как ледоруб.

Я была на полу, в окружении винных бутылок, коробок из-под пиццы и подушек, и, судя по отвратительному вкусу в моем рту, я не только слишком много пила вчера вечером, я еще и курила какое-то дерьмо. Мой рот ощущался как арена, на которой происходили петушиные бои.

Когда я потянулась и провела обметанным языком по зубам, я увидела Роуз на диване, ее рука была переброшена через лицо.

Я действительно надеялась, что она почувствует себя плохо, когда проснется. Даже если я многого не помнила о прошлой ночи, уверена, это все была ее вина.

Я села, простонав от того, что в моей голове стучали отбойные молотки. От смены положения тела боль прострелила через виски прямо в мои зрительные нервы. Я какое-то время медленно дышала, когда мой живот скрутило, и обдумывала, как добраться до туалета, чтобы блевануть. Реально, я была не в состоянии просто стоять, не говоря уже о намечавшейся перспективе.

Когда я протянула руку, чтобы не упасть, она приземлилась на какую-то бумагу. Приоткрыв один глаз, я увидела на полу свою записную книжку, в которой одна страница была заполнена пьяным почерком. Большинство строчек были неразборчивы, но часть я смогла прочитать, и, кажется, это были жалкие любовные стихи об Эдварде.

«Театр определил нашу встречу

И наши роли были распределены задолго до этого

И ты все еще сопротивляешься тому, чтобы принять свой удел

И мне остается задаваться вопросом, «когда»?

Когда ты отпустишь призраков прошлого

И поймешь, что они ничем не похожи на меня?

Когда же ты увидишь, что я - та, кого ты любишь?

Та, кто может освободить твое сердце».


- О, Боже. Правда?

Очевидно, я пишу самую худшую в мире пьяную любовную лирику.

Что-то на моей руке бросилось мне в глаза, и когда я взглянула на костяшки пальцев, я увидела слово «КАЛЛЕН», написанное черным карандашом для глаз.

Что за?..

На другой руке было небрежно написано «ОТСТОЙ».

Я услышала стон и сердито воззрилась на Роуз.

- Я этого не делала, - проговорила она, оставаясь под прикрытой рукой. - Ну, ладно, сделала, но только потому, что ты мне так сказала.

- Ты помнишь, что было прошлой ночью?

- А ты нет?

- Очевидно, что нет.

- Ну, ты вроде продолжала прохаживаться по поводу Каллена и про то, насколько он разочаровывающий. Потом ты сказала мне написать вот это, прежде чем разрисовать мое лицо.

Она подняла руку, чтобы показать самый ужасающий макияж, который я когда-либо видела. Ее брови были утолщены, а линия челюсть была очерчена, с резко выделенными скулами и плохой растушовкой.

- Ты пыталась превратить меня в Каллена, потому что сказала, что хочешь врезать ему по лицу за то, что он такой отстраненный.

- О, Боже, Роуз, я ударила тебя? - Это было отчасти трудно разглядеть из-за макияжа.

- Нет, слава Богу. Но ты сделала звонок с наездом Каллену около двух часов утра.

- ЧТО? И что я сказала?

Она улыбнулась и попыталась сесть, прежде чем схватилась за голову и издала болезненный стон.

- Ты МНОГО чего сказала. Я, возможно, издавала пьяные выкрики на заднем фоне. Наш сосед сверху стучал по полу несколько раз, но ты продолжала дальше. В конце концов, ты повесила трубку и вырубилась, но к концу даже я почувствовала жалость к нему. Ты действительно достала его.

- О, Боже. - Мой желудок скрутило, и не от алкоголя. Я стала шарить по полу, копаясь в мусоре, чтобы найти свой телефон. - Что я сказала ему, Роуз ? Почему ты не остановила меня?

- Милая, я была даже пьянее, чем ты. Кроме того, я думаю, что он полностью заслужил это. Ты сказала ему, как заставило тебя чувствовать то, что он держится отстраненно от тебя. Для пьяной цыпочки ты была действительно довольно красноречива. За исключением той части, когда ты заплакала.

Я приросла к месту и посмотрела на нее.

- Пожалуйста, скажи, что ты шутишь.

- Нет. Через пять минут разговора, ты начала рыдать что-то о том, что он твой первый парень, и ты должна чувствовать эйфорию и влюбленность, но все, что ты чувствуешь, это замешательство и одиночество, потому что даже когда он с тобой, он будто отсутствует.

- О, Боже.

- И тогда ты сказала что-то вроде: «Почему бы тебе просто не позволить себе любить меня? Неужели ты не понимаешь, насколько хорошо нам могло бы быть вместе?» или что-то подобное, и... ну, к этому моменту я плакала тоже, так что отчасти потеряла нить разговора.

Я потерла глаза.

- О, Роуз, это плохо. Плохо, плохо, плохо.

- Да, мы никогда не должны пить так много в следующий раз.

Я встала и спихнула вещи с журнального столика, отчаянно пытаясь найти свой телефон. Наконец, я обнаружила его под коробкой из-под пиццы. Он был выключен и измазан соусом.

Когда я его включила, то увидела восемь пропущенных вызовов и два текстовых сообщения.

- Дерьмо, дерьмо, дерьмо...

Я прочитала его первое сообщение:

«Вот значит как? Ты, блядь, называешь меня ужасным парнем, а затем бросаешь трубку и не отвечаешь, когда я хочу что-то сказать тебе? Спасибо, что разбудила своим звонком, Белла. Я ценю это».

Я прижала телефон к моей пульсирующей голове. Дисплей был прохладным, но это не уняло тупую боль, которая прошла через все мое тело.

Боже, что я наделала?

Мне очень не хотелось смотреть следующее сообщение, но я знала, что должна. Он послал его через час после первого.

«Я ненавижу, что ты права насчет меня. И я ненавижу, что заставил тебя плакать. Я никогда не хотел, чтобы ты из-за меня плакала. Дерьмо, Белла, ты не думаешь, что я хочу быть тем парнем, которого ты заслуживаешь? Я хочу. Я просто не знаю, смогу ли я.

Позвони мне завтра, если будешь не слишком пьяной.

На самом деле, мне все равно, даже если ты будешь пьяной. Ты имеешь на это право. Позвони мне в любом случае.

Нам нужно поговорить».


Я с минуту таращилась на экран, перечитывая его слова. Он не звучал зло во втором сообщении, но, возможно, это просто мой мозг видит то, что хочет. Тем не менее, я была уверена, что «нам нужно поговорить» никогда не было хорошим знаком.

- Белла?

- Мне нужно позвонить ему.

- Все в порядке?

- Я не знаю. Он сказал: «нам нужно поговорить».

- Ох. Дерьмо.

- Вот и я так подумала.

Я набрала его номер. Звонок перебросило на голосовую почту.

«Привет, это Эдвард. Оставьте сообщение. Или не оставляйте. Все равно».

Я повесила трубку.

Он передумал говорить со мной? Может быть, он злится?

Я повторила попытку. И опять включилась голосовая почта.

- Черт возьми!

- Эй, сейчас только семь, а ты продолжаешь будить его пьяными словесными оскорблениями. Может, лучше дать ему поспать?

- Я хочу одолжить у тебя машину.

- Что?

- Мне нужно добраться туда, Роуз. Бог знает, что я наговорила ему. И что он теперь думает. Хотя я знаю, что он психует и никогда не захочет говорить со мной снова.

- Ну, ты, вероятно, права, говоря о его психах. Это ведь норма для него, да?

То, что она права, заставило меня встревожиться еще больше.

- Так могу я взять твою машину или нет?

- Конечно, можешь. Ключи на моем столе. Но тебе, возможно, стоит сначала принять душ и переодеться. У тебя пятна от пепперони на сиськах.

Я посмотрел вниз и вовсе не удивилась, увидев, что она права.

- Роуз, мы никогда не должны больше пить.

- Аминь.

...

...

...

Через полчаса я стучала в дверь Каллена, тошнота и паника боролись между собой, чтобы увидеть, кто из них заставить меня блевануть быстрее. Когда он сразу не ответил, паника быстро взяла на себя инициативу, и я проглотила лишнюю слюну, когда постучала снова.

После еще нескольких секунд я услышала шаркающие шаги, а затем дверь со скрипом открылась, являя глазам заспанное лицо Элис.

- Белла?

- Привет, Элис.

- Сейчас 7.30 утра.

- Я знаю.

- И суббота.

- Я знаю. Прости. Он здесь?

- Нет, или я, нахрен, убью его. Он проорал что-то о пробежке около часа назад. Надеюсь, он попадет под машину.

- Почему ты так зла на него?

- Потому этот темпераментный идиот грохотал по всей квартире, вроде бы, в три утра. Ругаясь и швыряя вещи, когда убирался.

- Он... э-э... убирался?

- Да. Он убирается только когда чересчур взволнован. Он начал пылесосить около четырех. Что-то случилось между вами прошлой ночью?

- Э-э... я так думаю. Я на самом деле не помню. Я был пьяна, и я... ну, думаю, что я обругала его.

- Ты звонила ему пьяной?

- Судя по всему.

- Ну, это многое объясняет. - Она зевнула. - Хочешь зайти и подождать?

Я переступила с ноги на ногу.

- Э-э... конечно. Если это нормально.

- Все хорошо, - проговорила она, открыв мне пошире дверь и переместившись к своей комнате. - Думаю, он недолго. Если, конечно, его действительно не собьет машина, тогда я, наверное, исполню мой «карма еще та сука»-танец. Чувствуй себя как дома. Кофеварка включена. Она должна была сработать в пять. Благодаря Эдварду я практически не спала, так что собираюсь вернуться к себе в постель. Когда он вернется домой, дай ему по башке за меня, ладно?

- Ладно. Спасибо. Извини, что разбудила.

- Нет проблем.

Она закрыла за собой дверь, а я осмотрелась в гостиной. Все просто безупречно.

Никогда прежде от наведенного порядка в комнате не было у меня такого предчувствия.

Моя голова раскалывалась, поэтому я села на диван и откинулась на спинку, закрыв глаза, поскольку пыталась вспомнить, что я сказала ему. У меня мелькали смутные воспоминания, что я говорила ему, какой он особенный, или мы особенные... кто-то определенно был особенным... но я не могла вспомнить точные слова. Разочарованная, я за нескольких минут просмотрела журнал, но едва взглянула на фотографии. Я бросила журнал обратно на журнальный столик и направилась в комнату Каллена. Его кровать была заправлена с военной точностью, но посреди нее лежал... о, Боже.

Это его дневник?

Он был открыт, его аккуратным почерком были исписаны обе страницы, ручка лежала вдоль корешка.

Искушение – имя твое, журнал Каллена.

Желанию прочитать его практически невозможно было сопротивляться, но я была сильней этого. Я знала, каково это, когда вторгаются в твое личное, и хотя я бы отдала свою левую руку, чтобы по-быстрому пробраться внутрь мозга Каллена, разрушить доверие, что повлекло бы за собой, того не стоило. У него и так достаточно проблем с доверием. Ни за что на свете я не собираюсь прибавлять еще одну.

Я закрыла книгу, стараясь не смотреть на то, что он написал, и положила ее и ручку на тумбочку. Затем я заползла на кровать и уткнулась лицом в подушку, вдыхая, когда обхватила ее руками и сжала.

Боже мой, он хорошо пахнет. Пожалуйста, не дай ему злиться на меня. Пожалуйста, дай мне возможность исправить это.

Пожалуйста.


Я закрыла глаза и вдохнула еще несколько раз, кайфуя от его аромата и желая его до боли. Вдыхая его так, как будто я могла его сделать частью себя без его разрешения.

Когда я засыпала, я мечтала о том времени, когда он отдаст мне всего себя. Когда он скажет мне, что он думает, без моих вопросов или уговоров или требований.

Когда он поймет, что то, что у нас есть, больше чем особенное, и стоит небольшого страха.

Это прекрасная мечта.

...

...

...

Кожа. Мягкая и теплая. Пахнет цитрусовыми. И желанием.

Что-то касалось моей шеи.

Губы.

Теплое дыхание.

Я повернулась туда. Желая большего.

- Белла?

Шшшш. Ты отпугнешь губы.

Я не двигалась, а губы вернулись. С нежным посасыванием. Влагой.

Языком.

Дааа.

- Эй... ты не спишь?

- Нет. Шшшшшш. Еще губы. Мой парень скоро вернется.

Губы вернулись. Другой формы. Улыбаются?

Они двинулись по моей шее, через мою челюсть. Такие мягкие, но с чем-то грубым. Его подбородок. Щека.

- Кто, как ты думаешь, целует тебя?

- Нууууу... Джуд Лоу?

Губы замерли посреди поцелуя.

- Джуд Лоу? Серьезно? Твой парень даст пинка этой долговязой английской заднице.

- Ты намекаешь, что ты – мой парень?

Еще больше поцелуев, задержавшихся на моей шее, а затем мягких по моему уху, когда он прошептал:

- Я не намекаю. Я констатирую факт.

- Невозможно. Мой друг не такой ласковый.

Губы остановились. Дыхание сбилось. Напряжение впилось от его тела в мое.

Вдруг я очень хорошо осознала, что больше не сплю. Я могла чувствовать его рядом со мной, от его веса опустился матрас. Мне не хотелось открывать глаз. Я слишком боялась того, что могла увидеть.

Я сглотнула. Мои глаза по-прежнему были закрыты.

- Прости меня.

- За что?

- За то, что сказала сейчас. За то, что сказала вчера вечером. Пожалуйста, не сердитесь на меня. Это все вино виновато.

- Нет, не вино.

- Ладно. Ты прав. Я не могу обвинять его полностью, но это, определенно, помогает.

- Белла, остановись. Это не вино. И не ты. И даже не Роуз, хотя я слышал как она ругалась. Если в этом и есть чья-то вина, то только моя.

Оправдания, что я собиралась произнести, замерли у меня на языке. Я открыла один глаз. Он выглядел нервным, но не язвительным. Я сразу насторожилась.

- Эээ... что?

- Ты назвала меня чертовски ужасным парнем, и ... ну, я думаю, что ты была права.

Оба моих глаза сейчас были открыты.

- Неужели я на самом деле использовала эти слова?

- Да.

- Даже слово на «F»?

- Да. Не буду врать. Это отчасти сделало меня твердым.

Я приподнялась на локте и оценивающе посмотрела на него. Он, должно быть, только что вышел из душа, потому что на нем был банный халат, который приоткрывал отвлекающую часть его груди. Что еще больше отвлекало: это как он даже не вздрогнул от моего пристального внимания.

- Ты имеешь в виду... ты признаешь... - Я покачала головой. - Извини, но... о чем именно ты говоришь?

Он откинулся на спинку и закрыл глаза, и на мгновение я подумала, что вот оно: что он исчерпал свою квоту открытости за день. Но потом он глубоко вздохнул, и я поняла, что он просто собирался с духом.

- Обо всем, что ты сказала. Все, что критиковала... ты была права. Я знаю, что был членом, и... я не хочу быть таким больше.

Я коснулась его лица, поглаживая большими пальцами над веками.

- А каким ты хочешь быть?

- Таким, кто не такой как я.

- Но ты мне нравишься. Я не хочу не такого как ты.

Он открыл глаза, и он тот парень – тот, которого я хотела. Старающегося остаться открытым, но сомневаясь и неуверенно.

- Знаешь, какая была моя первая мысль, когда я вошел и нашел тебя в моей постели?

- Какая?

- Самое первое, что я подумал: «Блядь. Она прочитала мой журнал».

- Но я этого не сделала. Клянусь…

Он поднял руки.

- Я знаю. Когда я остановился и подумал об этом, я понял, что ты бы такого не сделала. Я имею в виду, в глубине души я знал это, и все же мой первым инстинктом было поверить, что ты прочитала. Думать самое плохое о тебе, потому что это то, что я делаю. Это то, как я справляюсь с... некоторыми моментами. Людьми. Я всегда готов к худшему, так что, когда это произойдет, я не буду удивлен. Или расстроен.

- Эдвард...

- Я был так зол на тебя вчера вечером, я имею в виду, действительно чертовски зол, и не потому, что то, что ты сказала, было жестко и неверно, а потому, что... ты... пьяная ты… вытащила из меня все то, что я ненавижу в себе. То, что не имело право затрагивать тебя, но затрагивало. Я знаю, что ты заслуживаешь лучшего, чем то, что я могу дать тебе. Я знаю, что ты заслуживаешь. Конечно, заслуживаешь.

Он сглотнул и покачал головой.

- Я буду стараться сильнее. Я знаю, что это звучит как полная чушь, но это все, что я могу сделать, не так ли? Стараться и делать это?

Я не знаю, кого он пытался убедить, меня или себя.

- Делать что?

- Быть... лучше.

Он обхватил мое лицо и поцеловал, на грани отчаяния в захвате его пальцев и во все еще закрытых глазах, когда он отстранился.

- Я могу сделать это.

- Я верю тебе.

Когда я сказала это, я знала, что солгала, но верила, что он будет пытаться.

...

...

...

На следующее утро раздался стук в дверь, когда я бросила последние книги в свою сумку и запихнула кусочек тоста в рот.

Я открыла ее и увидела Каллена, улыбающегося и протягивающего картонный стаканчик.

- Горячий шоколад?

Он был свежевыбрит, одет в потертые джинсы и синий свитер. На мгновение я не могла переработать его таким. Здесь. Внимательный. Улыбающийся. И не одетый во все черное, как смерть с косой. Немыслимо.

- Что, блядь, за выражение на твоем лице? Ты смотришь на меня так, будто я серийный убийца. Горячий шоколад не отравлен.

А, хорошо, это более знакомо.

- Я просто... ты обычно не... что ты здесь делаешь?

Он пропихнулся мимо меня и поставил стаканчик на стол.

- Я стараюсь быть лучшим парнем, помнишь? Нормальные парни провожают своих девушек на уроки, правильно? Поэтому я здесь. - Он взял мою сумку и закинул ее на плечо. - Твою мать, что у тебя там?

- Книги.

- Из свинца?

- Я уверена, что нормальные парни более хороши в этом, чем ты.

- Я хорош.

Я фыркнула.

- Ладно.

Он обернул одну руку вокруг моей талии и притянул меня к себе, поцеловав так, что мое тело перешло от нуля до гормональной перегрузки в две секунды.

Когда я расплавилась, он торжествующе посмотрел на меня сверху вниз.

- Ты не можешь сказать мне, что было нехорошо.

Я просто кивнула. Это не было реальным ответом, но это все, на что я была способна.

- Готова идти?

- Э-э... вполне.

Он схватил меня за руку и потянул за собой, дверь за нами закрылась.

Думаю, мне понравился этот новый парень.

...

...

...

- Эдвард, перестаньте блокировать эмоции! Вот что я хочу увидеть! Просто позвольте этому случиться!

Он снял свою маску и выдохнул, глядя на Ирину.

- Я не могу дышать.

- Ваша маска такая же, как и у всех остальных. Ни у кого больше не было проблем.

Его мышцы напряглись, и я ждала взрыва, но он пристально посмотрел на меня, и, кажется, буря прошла стороной.

Он надел маску обратно. Ирина кричала на него еще какое-то время.

Урок, казалось, продолжался вечно.

Руки. На моей заднице.

Губы на моей шее.

Рот и язык, влажный и теплый. Боже, так хорошо.

Я дернула его за волосы, и он издал стон. Мой стон. Тот, от которого мне захотелось сорвать одежду.

- Эдвард... - О, не останавливайся. Да, прямо там. Оооооо, Боже. - Я хочу снова прикоснуться к тебе ртом. Пожалуйста.

- А-ха. - Он оттянул чашечку бюстгальтера. Рот. О, сладкий пресвятой Христос... его рот.

- Или ты можешь делать вот так. О... да. Определенно продолжай так делать.

- У меня есть идея получше, - проговорил он, расстегивая мои джинсы. - Разреши мне прикоснуться к тебе ртом.

Мои джинсы были на полпути у полу, когда я сообразила, что он сказал.

- Эээээ... и что теперь?

Он стянул мои джинсы и бросил их на пол, затем встал на колени между моих ног, поглаживая мои бедра.

- Я хочу... - Он посмотрел на мои трусики - ... попробовать тебя.

Его глаза. Такие голодные.

О, Боже.

Его пальцы прошлись по верхней части моих трусиков. Я затаила дыхание.

- Ты нервничаешь?

Я кивнула.

- Не надо. Ты будешь наслаждаться этим.

Он смотрел мне в глаза, когда медленно снимал с меня трусики, не отрывая взгляда, когда поднес свой рот туда... туда... О, Боже, повсюду. Он удерживал зрительный контакт, когда поцеловал меня в бедро, и я не смогла сдержать стона. Он поцеловал другое бедро приоткрытым ртом. У меня началась гипервентиляция.

Он, наконец, закрыл глаза, когда его рот накрыл меня, и его сопровождающий стон провибрировал до самых моих костей.

Я чуть в обморок не упала от удовольствия.

В ту ночь Каллен учил меня взрывному экстазу орального секса. Несколько раз. Это было откровением самого высшего разряда.

...

...

...

- Это полная бредятина! Вы дрессировали меня в понедельник!

- И я буду делать это каждый урок, пока вы не поймете, что я хочу от вас.

- Другим людям тоже нужна помощь.

- Не так, как вам, мистер Каллен. А сейчас, или приготовьтесь к работе или покиньте школу. Выбор за вами.

Он опустил голову, и на секунду мне показалось, что он так и сделает: бросит все и уйдет. Но потом он медленно развернулся и последовал к ее столу, схватив свою маску.

- Я надеюсь, вы понимаете, что когда я сдам этот экзамен, я собираюсь сжечь эту гребаную вещь.

Ирина улыбнулась, но с оттенком грусти.

- Да, но сначала вы должны сдать.

...

...

...

Он перебирал мои пальцы своими, когда мы слушали, как Эрик рассказывает анекдот, и он гладил кожу между ними, заставляя мое тело покалывать. Он слушал и улыбался, но точно не был полностью здесь. Что-то мелькало в его глазах. Усталая печаль. Как будто эта версия себя его утомила, но он не желал от нее отказываться.

Кто-то включил музыку, и несколько пар рук потянули меня на ноги, чтобы я танцевала. Он остался там, где сидел. Когда я оглянулась и показала жестом, чтобы он присоединился ко мне, он покачал головой и убедил меня идти, но я могла сказать, что в действительности он не хотел этого.

Я пошла к нему обратно, но Эрик шагнул передо мной, делая какие-то ужасные хип-хоп движения и заставляя меня смеяться. Когда я взглянула на Эдварда, он улыбался, но это была всего лишь иллюзия. Лицевые мышцы, вытянутые в соответствующую форму, не были связаны с соответствующей эмоцией. Его взгляд был стальным. Холодным.

Я подошла и села к нему на колени. Он обнял меня и спрятал голову в изгиб моей шеи, позволяя мне увидеть ту хрупкость, которую он так отчаянно пытался скрыть эти дни.

Я не знала, что делать.

Он был более ласковым, менее задумчивым и, казалось бы, счастливым – но я не могла избавиться от ощущения, что это все просто игра.

Часть меня хотела игнорировать эту неправильность и просто поверить ему. Он хороший актер. Он почти убедил меня, что ему комфортно в его собственной шкуре. Но было затаенное чувство отчаяния в том, что он делал. Будто он утопающий, цепляющийся за спасательный плот.

...

...

...

Роуз разозлилась.

- Он ВСЕ ЕЩЕ не трахнул тебя?

- Шшшшш!

Половина людей в кафетерии уже повернулась, чтобы посмотреть на нас.

- Просто репетируем несколько фраз, - оборонительно проговорила Роуз. - Отвернитесь, нахрен, ублюдки.

Мы заплатили за наши обеды и направились к столику.

- Он много что делает мне, все время, Роуз, у нас только не было... самого контакта.

- Значит, он еще не трахнул тебя?

- Технически нет.

- Что значит «технически»? Либо трахнул, либо нет. Какого черта он ждет? Президентского приглашения?

Я вздохнула и поковыряла салат.

- Я не знаю. Я имею в виду, что мы делали все остальное, но он... он просто паникует всякий раз, когда мы приближаемся к... ты знаешь...

- Траху?

- Да.

- Он такой тупица.

- Роуз, да ладно тебе. Он старается.

- Быть тупицей?

- Прекрати.

Я осмотрелась и увидела его, пересекающего двор. Его руки были в карманах, а голова опущена. Он не был похож на человека, которого я видела последние пару недель. Он выглядел побитым.

Усталым.

Несчастным.

Дрожь пробежала по моей спине.

Он не знал, что я наблюдала за ним, так что я смотрела на него реального. Того, что был заперт внутри совершенного парня, которым он притворялся.

Того, что прятался за маской.

...

...

...

- Эдвард, для того, чтобы оживить маску, вы должны снять слои изоляции, которые держат вас в комфорте! Как вы предполагаете выражать правдивость этой маски, когда так много барьеров между ней и вами?

Каллен попытался еще, стараясь добраться до места той уязвимости, что ускользала от него неделями, но терпел неудачу, снова и снова и снова.

- Отпустите это! Единственный способ по-настоящему преуспеть – это победить страх неудачи!

Он в отчаяние простонал и сорвал свою маску, прежде чем швырнуть ее через весь зал.

- Я не могу, блядь, сделать это, ясно? Давайте просто перестанем делать вид, что я могу, когда я не могу! Завалите меня! Мне все равно!

Ирина оглянулась на остальную часть группы.

- Вы все свободны. Увидимся завтра. Мистер Каллен, вы останетесь.

Все кидали осторожные взгляды, когда хватали свои вещи. Я так ужасно хотела остаться, но знала, что не могла. Вместо этого, я прислонилась к двери. Я говорила себе, что просто жду Каллена, но реальность была такова, что я хотела подслушать. Я чувствовала приближение этой вспышки последние несколько дней, и теперь, когда это случилось, я понятия не имела, как ему помочь. Если ему еще можно помочь.

Я могла сказать, что Ирина пыталась быть терпеливой, но он был грубым с ней в течение нескольких недель. С нее было достаточно.

- М-р Каллен, ваше поведение на этом уроке был неприемлемым. Объяснитесь.

- Объясниться? Ладно, и как? Маски охеренно тупые! Я хочу быть актером, а не гребаным никудышным мимом! Какое, черт возьми, это имеет отношение ко мне вне этой аудитории? Это бессмысленно!

- Как актеру, это ваша работа – делиться собой с вашими зрителями. Чтобы открыться им. Чтобы обнажить всего себя, а не только части, раскрытые мимикой и диалогами. Эти маски предназначены для того, чтобы разоблачить то, что мешает этому произойти. Вот какое это имеет отношение.

- Я пытался сделать это! Каждый гребаный урок я пытался дать вам то, что вы искали! Что вы еще хотите?

- Я хочу, чтобы вы перестали волноваться о том, что ищут в вас другие люди, и просто БЫЛИ САМИМ СОБОЙ! Перестаньте пытаться быть совершенным! Вы не такой! Перестаньте пытаться показать мне ту версию себя, которую, как вы думаете, я хочу. Я не хочу никакой вашей версии! Я просто хочу личность, что спрятана под всем этим дерьмом. Покажите мне этого парня! Все остальные разоблачились вплоть до костей. Почему вы не можете?

- Я не знаю!

- Чего вы боитесь?

- Всего! Каждой хрени! Как вы еще этого не поняли к настоящему времени? Вы думаете, это легко?

- Нет, не думаю, но я считаю, что это необходимо.

- Да, ну а я думаю, что это дерьмо. Можете завалить меня и покончим с этим. Меня это нихера не волнует.

Его голос дрогнул на последнем слове, и мне так сильно захотелось зайти в эту комнату и обнять его, потому что я знала, что его это волнует. Очень сильно.

Ирина вздохнула.

- Эдвард, я знаю, что эти упражнения трудные, но это часть того, на что вы подписались на этом курсе. Вы должны разобраться в себе настолько хорошо, чтобы знать все свои аспекты и слабости к тому времени, как мы соберем все вместе. Это упражнение является частью этого.

Я рискнула заглянуть в комнату. Каллен сидел в кресле, голову опустил на руки и смотрел в пол. Ирина стояла напротив него, наклонившись вперед, будто пытаясь добраться до него с помощью слов.

- Слушайте, мы все носим маски каждый день. Одну для работы, одну для учебы, одну для семьи, одну для друзей, другую для врагов, и все остальные для полуправды и светских бесед. Иногда мы их носим столько разных, что забываем, кто мы под всем этим, и иногда так легко заблудиться. Но есть люди, которые всегда будут напоминать нам не только кто мы, но и кем мы хотим быть. Вам просто нужно найти мужество, чтобы снять все наносные слои и отпустить. Иногда это труднее всего – раскрыть свою истинную суть. Но в конце концов, это единственная ваша версия, которая настоящая. Ощутимая. Единственная, которую вы действительно можете дать другим. Все остальное – просто притворство.

- Вы правы, - проговорил он, и мои сердце сжалось. Это звучало так безнадежно. - Я притворяюсь. Со многими людьми и так чертовски долго.

- Тогда покажите им себя настоящего.

- Я не могу. Я пытался. Вы знаете, что я пытался. Я не могу.

Ирина вздохнула.

- Эдвард, в актерской игре, как и в жизни, есть очень мало вещей, которые люди «не могут» сделать. Есть, однако, много, которые они не желают делать. Я разочарована тем, что вы себя так ограничиваете. Очень разочарована.

- Ну, это разочаровывает нас обоих.

- Вы должны будете набрать дополнительные баллы, чтобы компенсировать неудачу на этом уроке.

- Как скажете. Я могу идти?

- Ну, если только вы ни о чем не хотите поговорить…

- Ни о чем.

Я отошла от двери как раз в тот момент, когда он вышел из нее. Он не остановился, когда увидел меня.

- Эдвард?

Он проигнорировал меня.

- Эй. Подожди. Куда ты идешь?

Я схватила его за руку, и он повернулся ко мне, его лицо было злое, глаза влажными.

- Не надо, Белла. Просто... блядь, не надо. Я говорил тебе... несколько месяцев назад, но ты не хотела слушать. Я предупреждал тебя, чем это закончится. Ну вот это и произошло. Оно того стоило?

- Что ты?..

- Я никогда не буду тем мужчиной, что тебе нужен! И не могу больше притворяться. Я не могу. Я не хочу.

Он вырвал свою руку и ушел, а я была слишком ошеломлена, чтобы сделать что-нибудь, и просто смотрела ему вслед.

И только позже, когда я закрыла дверь квартиры и сползла по стене вниз, я осознала, что моя грудь разрывается от боли.

...

...

...


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-16244-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: ღАлаяღ (26.10.2015)
Просмотров: 714 | Комментарии: 11


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 11
0
11 terica   (29.10.2015 21:31)
Цитата Текст статьи
- Белла, только ты хочешь обсудить вчерашний минет посреди урока по актерскому мастерству. Можем мы, пожалуйста, поговорить об этом позже, когда не будем находиться в аудитории, полной людей?
Вот такая Бэлла простая и прямолинейная - что на уме, то и на языке..., не взирая на место и время. В работе с масками Эдвард провалил себя полностью - не смог показать свою уязвимость..., так и в жизни - постоянно присутствует закрытость и недоверчивость. Сколько же Бэлла прилагает сил, чтобы хоть немного сделать Каллена своим парнем. И снова его обещания, и, наверное, даже присутствует вера в себя...,но надолго ли?
Цитата Текст статьи

- Я никогда не буду тем мужчиной, что тебе нужен! И не могу больше притворяться. Я не могу. Я не хочу.
Ну вот и все, надоело притворяться, а показать себя настоящего не может... Большое спасибо за продолжение. Прошу прощения - запоздала с комментом.

0
10 99   (27.10.2015 21:38)
Спасибо!!

0
9 Мила_я   (27.10.2015 21:29)
Спасибо!
Может Белле давно нужно было напиться чтобы высказать Эдварду какой он дурила?
А ведь помогло. Пусть и временно, но все же.
Но Эдварду слишком сложно долго оставаться не самим собой.
И все равно он не должен был срываться на Беллу. Она же не виновата, что он не в состоянии совладать со своими чувствами к ней и побороть свою неуверенность в НИХ.

+1
8 Филька5   (27.10.2015 18:32)
Большое спасибо ! Как же мне жалко девочку,такая у нее тяжелая первая любовь... cry

0
7 Vodka   (27.10.2015 18:00)
Сам себя ущемляет в плане эмоций и чувств.
Он ожидает негатива, предательства, обмана... Сам себя нагнетает(((
Спасибо за главу!

Надеюсь Белла вытащит его из раковины.

0
6 natik359   (27.10.2015 15:06)
Трудно Белле, и Эдвард совсем ей не помогает, а только делает хуже. dry

+1
5 Саня-Босаня   (27.10.2015 14:39)
Чтобы "пробить" Каллена и сдвинуть в нужном направлении, одного желания Беллы мало. Усилия Ирины тоже пока не принесли успеха. Точно, здесь требуется помощь матерого психоаналитика.
Спасибо за перевод и редактирование главы!)))

0
4 malush   (27.10.2015 14:19)
Так все печально... sad
Спасибо за продолжение! wink

0
3 робокашка   (27.10.2015 05:38)
консультации психолога ему нужны были бы с первого курса

0
2 Natavoropa   (26.10.2015 14:20)
Как трудно Эдварду было быть настоящим, он просто не мог им быть до определенного времени.
Спасибо. smile

0
1 Lepis   (26.10.2015 13:47)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]