Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [265]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2321]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4553]
Продолжение по Сумеречной саге [1227]
Стихи [2323]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13714]
Альтернатива [8920]
СЛЭШ и НЦ [8260]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3873]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Пленник
Изабелла Свон – эксперт по мифологии, специальный агент ФБР. Однажды ее приглашает к сотрудничеству секретный отдел безопасности, и ее обыденная жизнь наполняется тайнами, о существовании которых Изабелла даже не подозревала. Чем закончится опасное расследование?
Завершен.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Пешки Судьбы
Я лежала на его груди и думала, что хочу, чтобы этот мужчина выжил. Никогда и ничего я так не желала раньше.

Равноденствие
Незыбленные, как казалось, прекрасные чувства уходят в прошлое, разрушая сердца и души. Что или кто сможет противостоять натиску убийства и изощренности коварства? Любовь? Но и она подвергнута страшным испытаниям. Доброта? Но где найдешь ее среди океана ярости, мук и злобы? Сплоченность? Но как сохранить ее, если сильнейший враг стремится разделить, раздробить и уничтожить по частям?

Рождественский подарок
Эдвард твердит, что Белле будет лучше без него. Он держится от нее подальше, спасая девушку. Но судьба непредсказуема и дает ему шанс узнать, что же на самом деле будет, если он не вернется...
Рождественский мини-фанфик от Валлери.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Прогуляемся?
Белла принимает самое верное, на ее взгляд, решение. Вот только Вселенная, похоже, с ней не согласна.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11669
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Третье желание для золотой рыбки

2017-1-25
18
0
Третье желание для золотой рыбки


Категория: Собственные произведения
Номинация: Лайт дарк

Автор: -
Бета: +
Жанр: романтика
Рейтинг: R
Пейринг: люди/духи
Саммари: "Опасайся своих желаний, они могут исполниться", - советовал нам мудрец и был прав.




Кажется, они слишком много заказали шампанского и слишком мало закуски. В голове шумело хмельно и радостно, хотелось делать глупости и привлекать внимание. Но время не располагало - всего лишь обед. У кого-то из посетителей был назначен бизнес-ланч с партнером, у кого-то - обед с другом или коллегой. Поэтому если на двух слишком веселых девушек и бросали взгляды, то скорее завистливые, чем заинтересованные: в офис с собой не потащишь, а к вечеру и хмель выветрится, и «телефончик» потеряется.
- Думаю, пора припудрить носик, - одна из девушек постаралась грациозно подняться из-за стола, но в результате чуть не уронила тарелочку с пирожным.
- Пойдем вместе, - вторая девушка, пусть и не более трезвая, но более адекватно оценивающая действительность, решила, что четыре ноги в некоторых случаях лучше, чем две и поспешила присоединиться к подруге, намертво вцепившись ей в руку.
- Смотри, какая прелесть! Как в сказке! - в полутемном холле, куда выходили двери и главного зала ресторана, и «комнат уединения» полстены занимал огромный аквариум. После «припудривания носика» и быстрого перекура на ступеньках ресторана (Алина никак не могла отказаться от дурной привычки) наступил период релаксации, и девушки надолго «зависли» у стеклянной стены.
Дизайнер подводного царства не зря получал свою зарплату: каждая травинка, ракушка, фигурка были на своем месте. Сокровища пиратов, остов потонувшего корабля и руины волшебного замка в зарослях подводного леса - все это создавало атмосферу сказочности и таинственности. В каскаде перламутровых пузырьков воздуха сновали стайки разноцветных рыбок, меланхоличные улитки исследовали крышку очередного сундука. А королевой была, несомненно, золотисто-красная вуалехвостка, прекрасная в своем горделивом одиночестве, не обращающая внимание ни на возню своих «подданных», ни на любопытствующих извне.
- А давай загадаем желание? Раз уж нам никто не может помочь, так может рыбка поможет? - Лина провела ладошкой по стеклу, пытаясь привлечь внимание подводной властительницы.
- Начиталась журналов по психологии? Измени свою жизнь силой мысли? - встала рядом Лика. Среди сверстниц она всегда отличалась большим скептицизмом, но выпитое шампанское придало мыслям легкости, а настроению - оптимизма. - А давай! Вслух или как?
- Конечно, вслух. Иначе будет нечестно. Ты загадаешь одно, исполниться другое, а ты скажешь, что именно это и загадывала! - Лина раздухарилась как в школьном детстве, когда они играли в чтение мыслей и гадали бабушкиной карточной колодой (она всегда «говорила» правду, потому что маленькими картами в «дурака» никогда не играли).
- А вдруг тогда не сбудется?
- Не будь суеверной!
Потом они немного поспорили о том, кто будет первой, в результате обе встали плечом к плечу у окна в сказочный мир и сказали громким шепотом:
- Хочу... - пауза после этого была полна драматизма. Особенно когда невозмутимая рыбка, застывшая на фоне подводного леса, неожиданно обратила внимание на двух слегка покачивающихся молодых дам и подплыла почти к самому стеклу.
- Ой, она на меня смотрит! - испуганно воскликнула Лина, вместо того, чтобы проговорить свое желание и вцепилась в руку подруги.
- Загадывай быстрее, а то вдруг передумает! - проворчала Лика, хотя ей тоже показалось, что рыбка смотрит внимательно и слегка осуждающе.
- Хочу выйти замуж за Арсения! - ляпнула Лина, вызвав у подруги тихий шок. Еще больший шок вызвало поведение вуалехвостки: красивый прозрачно-золотистый хвост убыстрил свое движение, шевельнулись плавники, но рыбка осталась на месте.
- Теперь она смотрит на тебя, - прошептала Лина. - Давай, говори...
- Хочу…, - Лика чуть замедлилась. - Хочу, чтобы моя будущая свекровь …..
- Ой, Арсений, смотри, он тоже сюда пришел с очередной крысой! - с постоянством внимания пьяной женщины подруга сразу отвернулась от аквариума и плавной покачивающейся походкой заторопилась в зал ресторана. Лика проводила ее взглядом, но вслед не пошла: пьяные скандалы не были ее любимым развлечением. Вместо этого она опять повернулась к золотой рыбке, которая все это время, казалось, находилась на одном месте, провела пальцем по стеклу, как бы обрисовывая силуэт подводной красавицы и, воровато оглянувшись еще раз на закрытые двери, шепотом поделилась:
- Не слушай ее насчет Арсения. Это блажь отвергнутой любовницы. Да и мне по барабану насчет Лешиковой матери. Я просто хочу... хочу попасть, нет... разобраться..., - Лика запуталась в словах и чуть не заплакала. - Нет. Просто хочу свой сон.
Тихий смешок рядом заставил Лику обернуться с сердитой фразой на языке, что нельзя подслушивать чужие разговоры. Даже пьяной женщины. Даже с обитателями аквариума. Но ни за спиной, ни рядом никого не было. Она растерянно посмотрела в стекло, понимая абсурдность предположения, что смеялась рыбка, и теплый ветерок, как теплое дыхание, приласкал открытую шею. Она могла поклясться, что даже чувствовала аромат весьма неплохого парфюма. Оглянувшись, теперь уже медленно, девушка опять никого не увидела. Плотно закрытые двери, из-за которых не слышно ни звука, пустые кресла полутемного холла, даже за зеркальным стеклом входа ни одного прохожего.
И тут Лике стало реально страшно. Так, как ей было страшно в том самом сне. Ее куда-то тащило - в темную, вязкую неизвестность, а она упиралась всеми силами, а рядом мужской голос, - совсем не Лешика голос! - обещал райские кущи и дьявольское наслаждение. Звонок будильника вырвал тогда ее из морока сна, который следовало тут же забыть, но... мысли постоянно возвращались к тому, что ее так напугало, и что она так и не попробовала. Игра подсознания - страшная штука. Это она как недоучившийся психолог точно знала. Осталось только убедить свои взбунтовавшиеся чувства и разум, что ощущение присутствия кого-то рядом - всего лишь пьяные галлюцинации.
- Однако, как ты к себе критична! А как же желание? Рыбка готова его исполнить, - мягко прошептал чей-то голос. Голос бархатный, обволакивающий, порочный... Голос из сна. Теплый ветерок обвивает плечи, как невесомые объятия, пьянящий аромат дорого парфюма дразнит обоняние. Лика тяжело сглотнула, не чувствую в себе силы ни бежать, ни сопротивляться наваждению.
Она постаралась дойти до ближайшего кресла, чувствуя, что практически теряет сознание. И тут раздался грохот, в дверях с победной улыбкой и туфлей со сломанным каблуком в руках появилась торжествующая подруга:
- Пошли! Я восстановила справедливость!
- Арсений жив? - с трудом двигая помертвевшими холодными губами спросила Лика. С появлением подруги все вокруг встало на свои места: шумела вода в туалете, не так уж и плотно была прикрыта дверь, поэтому музыка из обеденного зала била по ушам, и в холле, за стеклянным фасадом ресторана сновали машины. Пьяный морок отступил, как будто его и не было. Даже золотая рыбка уже давно уплыла в свои подводные кущи, только колыхание полупрозрачного золотого хвоста среди зелени намекало на ее существование.
- Конечно, жив. Договаривается с метрдотелем о возмещении убытков. Кстати, наш обед он тоже оплатит, - Лина посмотрела на туфлю в своей руке, вздохнула. - А нам придется ехать на такси. - Посмотрела на подругу более внимательно. - А ты чего такая бледная, дорогуша?
- Да так, - Лика постаралась как можно более небрежно пожать плечами. - Голова закружилась.
Не говорить же подруге, в самом деле, что словила «белочку» и чуть не грохнулась в пьяный обморок! Было бы хуже, если бы это случилось, и она бы сейчас тут валялась. Тогда пришлось бы объясняться не только с Линой, но и со «Скорой».
- Твой Лешик слишком деликатен. Такие недомогания только из-за избытка гормонов. Из-за недотраха, попросту говоря!
- Лина, я же тебя просила! - Лика никогда не воспринимала подобные слова подруги всерьез, считая ее почти нимфоманкой. Но сегодня эта фраза прозвучала слишком правдоподобно.
- Молчу-молчу. Принципы будущей свекрови - это святое. А муж-девственник - практически чудо. Поехали ко мне, надо отметить мое примирение с Сенечкой.
- Так вы все-таки помирились? Или окончательно поссорились?
- Конечно, помирились. Иначе стал бы он оплачивать результат моего скандала! На фоне его раскрашенной крысы я выглядела великолепно! - Лина мечтательно закатила глаза и потащила подругу к выходу.
Весь оставшийся вечер Лика была просто благодарным слушателем. Не в смысле того, что она приходила в восторг от нескончаемого описания с различными подробностями совместной жизни и совместных разборок подруги и ее парня, а просто болтовня Алинки не давала собственным темным мыслями даже родиться.
Это случилось уже ближе к полуночи. Уже почти отключившаяся от проникновенного рассказа Лины, Лика только на автомате вовремя кивала головой и поддакивала, и вдруг... опять... теплый воздух, коснувшийся плеч и шеи и проникновенный шепот:
- Что бы она там себе не представляла, ты все равно более привлекательна, так и наводишь на грешные мысли.
Оглядываться в небольшой комнатушке Лины было смешно, но голос звучал так близко и так явно, что первую минуту Лика ждала, когда подруга представит ей нового гостя. Но та продолжала о чем-то увлеченно болтать, потом глянула на подругу и встревоженно спросила:
- Ты чего? Опять голова? А я ведь только капелюшечку коньячка тебе в чай добавила!
- Ты меня просто спаиваешь! - Лика вскочила и побежала в ванну, успокаивая себя, что это просто влияние алкоголя и накопившаяся усталость. С кем не бывает.
Умылась холодной водой, распустила стянутые в тугой узел волосы, расчесалась. Посмотрела на себя в зеркало: и где там привлекательность, затмевающая алинкину яркость?
Мама была крайне романтической натурой и назвала свою дочку Анжеликой. Хорошо, что хоть отчество Андреевна не слишком резало ухо дурацким сочетанием. Но на Мишель Мерсье - мамину кумиршу - Лика не была похожа ни разу. Да, волосы светлые, но их приходилось подкрашивать, чтобы они приобретали сочный золотистый оттенок. Нежная кожа, изящный овал лица, пухлые губки. Глаза... глаза не зеленые. Темно-серые. Оттенок необычный, подчеркнутый темными пушистыми ресницами. Но в восторг от них приходил всегда только Лешик. Остальные поглядывали в первую очередь на фигурку. А там округлостей было меньше не только в сравнении с Мишель, но и со многими однокурсницами.
- Правда, ты великолепна? - этот сводящий с ума голос раздался опять над ухом, жаркий и невесомый одновременно. У Лики перехватило дыхание. Она хотела закричать от ужаса, но только крепче вцепилась в край раковины, не отводя взгляда от зеркала. И в какой-то момент в серебристой глубине ей увиделось и шевеление полотенца на крючке, и отражение абриса прозрачной тени, похожей на мужскую фигуру, возникшую за ее спиной. Это было уже слишком. Тихо вскрикнув, девушка упала в спасительное небытие.
Слава богу, Лина не стала вызывать "неотложку". Она привела подругу в чувство подручными средствами, уложила спать, ни о чем не расспрашивала, считая, что во многом виновата сама - Лика никогда не стремится напиться, алкоголь не был для нее средством спасения и поднятия духа, как для Лины. На следующий день вроде и хмель прошел, и голоса больше не слышались, но в глубине души осталась уверенность, что все происшедшее - не плод больного воображения, а что-то гораздо более серьезное и неотвратимое.

****

На работе пришлось задержаться. Это не слишком напрягало Лику, поскольку ей торопиться было не к кому и незачем: верный Лешик в командировке, и семинаров на завтра в институте не намечалось, готовиться не к чему. Хотя Лешик и ворчал, но девушке нравилось работать в магазине, причем не абы каком продовольственном, где контингент по вечерам бывает крайне стрёмным, а в магазине женского белья. Товар у них был дорогой, качественный, случайные люди заходили редко, а с покупательницами, которые не могли оплатить, но приходили полюбоваться, и поговорить можно было.
Сегодня поздно завезли товар, надо было приготовить зал к утру, и Лика сама вызвалась задержаться. Хозяйка согласилась, потому что ей доверяла, а напарница послала благодарственный взгляд и прошептала одними губами: «С меня причитается!».
Теперь, переставляя фирменные коробки, развешивая на плечиках и держалках кружева и атлас, Лика нет-нет, да прикладывала к себе то один, то другой предмет, представляя, как бы он на ней смотрелся. Один комплект, из шелка и кружев приятного бежевого оттенка с золотистыми вкраплениями, так ей понравился, что она решилась его примерить. В конце концов, в их магазине практиковалась примерка нижнего белья, многие этим пользовались, пусть она будет просто первым покупателем.
Успокоив свою совесть подобным образом, Лика зашла в примерочную и через несколько минут уже любовалась собой в зеркале в новом белье. Неожиданно теплый ветерок прошелся сверху вниз по ее телу, почти не прикрытому дорогим бельем. Коснулся нежных округлостей грудей, живота, открытых ягодиц. У Лики перехватило дыхание, и табун мурашек, пробежавшийся по позвоночнику, заставил поежиться, как от холода. Ничего особенного не было в сквозняке, но вот легкий аромат пафюма... Почему-то сразу подумалось, что она переодевалась, не заботясь о том, что ее может кто-то увидеть в кабинке за закрытыми шторками, и позы бывали столь откровенны...
Лика вспыхнула до корней волос и поспешила переодеться обратно, теперь старательно прикрываясь рабочим халатиком. А сквозняк, то и дело чуть приподнимающий легкую ткань, заставлял нервничать еще больше. Остальные вещи из новой партии она уже разбирала быстро, не отвлекаясь на примерки. Только щеки горели смущением, как будто ее застали за крайне непристойным занятием, и ей это понравилось.
Даже все приготовив на завтра, по дороге домой, она все еще переживала свою выдуманную беспечность. И о том, что она обещала Лешику быть благоразумной и ходить более безопасным маршрутом по вечерам, Лика вспомнила только тогда, когда дорогу к дому ей перегородила компания подвыпивших юнцов. Обкуренные или пьяные - сразу не разобрать, но то, что неадекватные - это точно. Девушка оглянулась - бежать было некуда. За спиной - безлюдный темный проулок, а она на каблуках. Заговорить и обмануть не получится, на слова они сейчас вряд ли среагируют. Она еще не успела ни отчаяться, ни испугаться. Просто отступила немного назад, крепко сжимая в руках ремешок сумочки и готовясь отбиваться. Наиболее наглый и самый взрослый парень, видимо главарь, сделал шаг вперед, ухмыльнулся, протягивая руку:
- Какая хорошенькая крошка, даже не кричит. Надеешься на чудо?
Парень сделал еще шаг, Лика приготовилась к защите, но тут сильный порыв ветра закрутил пыль и мелкий мусор, поднимая их воронкой вверх, нападавший зажмурился, чтобы в глаза не попало, споткнулся, да так неловко, что упал прямо на кусок железной трубы - остаток от ограды дорожки. Острый край попал ему между ног, пропоров и грубую ткань джинсов, и явно повредив детородный орган. Такого крика Лика раньше не слышала. Вместо того, чтобы сбежать, она в каком-то ступоре стояла и смотрела, как извивается и стонет парень у ее ног, прижимая руки к ширинке, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А его подельники никак не могут ему помочь, потому что не стихающий ветер все больше поднимает пыли и грязи, воздвигая своеобразную стену между ними и Ликой. Только услышав отчаянное: «Уйди, ведьма!», - девушка опомнилась и со всех ног кинулась обратно на проспект. Уже в людном месте она вызвала "Скорую" для пострадавшего и поспешила домой, практически на автомате, потому что голова отказывалась соображать напрочь.
Долго стояла под горячим душем, чтобы унять крупную дрожь, потом выпила стопку коньяка без закуски. Все боялась, что не заснет от пережитого стресса. Но как только голова коснулась подушки, на нее навалился сон. И опять окружала темнота. Только не темнота переулка, а другая - страшная, пугающая и затягивающая. Она чувствовала себя связанной и беззащитной. Ее назвали ведьмой и должны сжечь на костре. Почему-то она в одной юбке до пят. Голая грудь, распущенные волосы. Ведьма, которая вступила в сговор с самим дьяволом и должна понести за это наказание. Ожидание, сводящее с ума. И вот из темноты появляется Он - человек в длинном алом плаще: свободный покрой одеяния скрывает все особенности фигуры, низко надвинутый капюшон не позволяет увидеть лицо. Он подходит медленно, почти вплотную. Сердце с каждым его шагом колотится все сильнее, готовое выпрыгнуть из груди, дыхание прерывается, слабеют ноги, затекают связанные руки. Кто он - палач, судья, спаситель?
- Смелая девочка, - сильные горячие пальцы приподнимают ее лицо за подбородок. - Смелая и красивая. Пойдешь со мной?
- Куда? - в голове почему-то полный сумбур. - Они хотят меня сжечь. Они говорят, что я ведьма, - в голосе слышны слезы, но глаза сухие и горят, как будто в них насыпали песка.
- Какие глупости! - смех, такой ласкающий и теплый. И властный, покоряющий. Рука, так по-хозяйски пробежавшаяся по тонкой шейке, плечу, чуть задержавшаяся на обнаженной груди, легла на талию. - Ты не ведьма. Пойдем со мной, и ты будешь в полной безопасности. Нельзя же все время стоять на пороге!
Она знает, что стоит только сказать «да», и все переменится. Но почему-то так трудно согласиться. Как будто это принесет еще большие опасности. Лицо, невидимое под капюшоном, придвигается еще ближе, рука обнимает все жестче, чужое дыхание обжигает губы:
- Так пойдешь?
Ответ потонул в жарком поцелуе. Ее никогда так не целовали. Сухие, горячие губы смяли ее уста, заставили раскрыться, язык властно ворвался в рот, лаская и покоряя. Лики не хватало дыхания, потемнело в глазах, она потерялась в ощущениях …
А когда в голове прояснилось, то она уже увидела себя в светлой комнате. Только как-то слишком старомодно обставленной - какие-то пуфики, камин, свечи. И почему-то она точно знал, что хозяин - тот самый мужчина в плаще, только стоит он где-то у нее за спиной, она не может его видеть. Зато ощущать может - его руки обнимали ее за талию. И хотя теперь у нее кроме юбки появилась и сорочка, и руки не были связанными, но ощущение несвободы осталось.
- Видишь, как здесь хорошо. А ты не хотела идти, - сильные руки подтолкнули ее вперед. – Присаживайся, у меня есть прекрасное вино, оно поможет тебе успокоиться.
Повинуясь столь настойчивому приглашению, Лика сделала два шага вперед. Ноги, босые, утопали в пушистом ворсе ковра. Хозяин, так и не снявший свой плащ, подошел к низенькому столику с напитками, взял кувшин с узким длинным горлышком и начал разливать вино. Темно-красная тягучая струя, даже на вид сладкая и терпкая, но напоминающая ей кровь, быстро наполнила бокалы. Мужчина откинул обшлаг рукава, показалась красивая рука явно молодого человека:
- Прошу, угощайся, - в сильных длинных пальцах сверкнул волшебными гранями хрусталь. Яркими звездами с красным отливом.
Лика не видела взгляда из-под капюшона. Она его чувствовала. Это было страшно и лишало сил. Ей хотелось убежать, но как часто бывает во сне, ноги не слушались ее, а хозяин комнаты обошел низенький столик и направился прямо к ней, держа перед собой хрустальный бокал с бордовой жидкостью, чей запах дурманил на расстоянии.
Она захотела закричать, рванулась назад… и вдруг взгляд упал на губы. Капризно-изогнутая припухлая нижняя губа, красиво очерченная верхняя, гладко выбритый. Запах дорого парфюма, запах мужчины. Лика почувствовала себя в западне: тело жаждало почувствовать себя во власти этого мужчины настолько же сильно, насколько разум бастовал против.
- Лика, Лика, проснись! Ты так стонешь во сне, - встревоженный голос Лешика прозвучал ангельской музыкой. – Извини, я воспользовался своими ключами. Я думал, ты давно в институте, вот букет тебе привез из южных краев.
- Лешик, ты чудо! – улыбнулась Лика. Мало заботясь о приличиях, она потянулся к жениху за поцелуем, одеяло чуть сползло с плеч и груди. Зато брови Лешика взметнулись вверх: на белой нежной коже алел след, похожий на чье-то грубое прикосновение.
***
С Лешиком объясниться удалось быстро и, самое главное, правдоподобно. Лика честно ему рассказала, что вечером на нее попытались напасть, и только несчастный случай помог ей избежать фатальных последствий. Лешик поверил сразу: оказывается про этот инцидент целое утро крутили сюжет в криминальной хронике. Не часто насильники (поговаривали чуть ли не о серийности) бывают наказанными провидением свыше. Парень просто не знал, что неизвестной девушкой, которой повезло, была именно Лика. А то бы он стал волноваться и переживать еще раньше.
Да, Лике пришлось оправдываться, что нарушила обещание и пошла через проходные дворы. Но это по любому лучше, чем говорить о голосах извне и крайне реалистичных снах. Лешик при всем своем романтизме был крайне приземленным человеком.
Лика выпроводила своего парня достаточно быстро, в голове был полный сумбур и раздрай, требовалось привести мысли в порядок. А для этого необходимо одиночество.
И она честно пыталась думать. Но когда взгляд падал на краснеющий в вырезе халата след чужой руки, то все мудрые мысли и решения разлетались, как стайки испуганных воробьев. Она сама была готова поверить, что это оставил тот самый отморозок из переулка, чем смириться с тем, что нереальный мужчина из сна может оставлять такие реальные отпечатки. Интересно, а можно забеременеть от героя сновидений? Лика споткнулась на этой мысли и вскочила со стула: все хватит! Лина права! Это все гормоны. Что было - не помнит, а верит в то, чего не было. Так в психушку можно загреметь. Только не в качестве стажера-ординатора, а в качестве пациента.
В первую очередь, надо выбросить из головы все фантазии: если для этого нельзя спать - значит не спать, если надо спать с кем-то - то значит спать с кем-то. И никаких темных снов и ярких фантазий. Как там говорится: «лучше синица в руках»? Будем искать синицу!
В своих поисках лекарства от взбунтовавшихся гормонов Лешику Лика изменять не собиралась. Она, посоветовавшись с подругой, просто решила его соблазнить, пользуясь тем, что гипотетическая свекровь уехала на юга отдыхать. Старая грымза все надеялась, что на ее сокровище польстится кто-то еще и крайне боялась, что Лика с помощью секса и ребенка опутает невинное дитятко. Но на две недели присмотра за ним не было, а уж науку обольщения девушка как-нибудь освоит!
О своих планах расставить все по местам с женихом Лика рассказала только подруге, которая пришла от идеи в восторг. Несколько дней они вдвоем придумывали наряды, обстановку, время, сроки и прочее. Еще бы немного, и они бы стали рисовать планы военных действий, но у каждой под рукой кроме салфеток и помады ничего не оказывалось. Еще несколько дней Лика в качестве «курса молодого бойца» выслушивала все подробности «жизни после ссоры» подруги и ее Сенечки с красочным описанием методов борьбы с мужчиной своей мечты. Еще денек девушка провела у мамы, приходя в себя после забега по магазинам перед решающим наступлением. И все это время Лика не то, чтобы страшных снов не видела, она о них даже не вспоминала. Не успевала коснуться головой подушки, как отрубалась. Ну правда, несколько раз ночевала то у подруги, то у мамы, еще пару раз использовала снотворное, но это для подстраховки. Поскольку ни голосов, ни теплых сквозняков, как объятий, она не слышала и не чувствовала
Процесс соблазнения решили начать в ресторанчике недалеко от дома, чтобы потом был повод пройтись пешком, а значит и возможность пригласить на чашечку чая. Вроде бы все обсудили, все учли, ничего не забыли. Но чем ближе подходил «Час икс», тем больше Лика ощущала волнение. Не волнение от ожидания успеха, а скорее страх перед неизвестной опасностью. Подруге об этом она не говорила, но в ресторан собиралась, как на войну: в сумочку положила все, начиная от презервативов (на случай успеха), заканчивая маленьким электрошокером (не для Лешика, но на всякий случай).
А в ресторане все пошло, как по маслу. Лешик чувствовал себя практически в эйфории, Лика с ним никогда была такой очаровательно-порочной, как сегодня. Все наставления мамочки сразу вылетели из головы. И уже где-то на второй перемене блюд рука парня стала передвигаться под столом с колен Лики выше по бедру, а его пальцы были так виртуозны в своих поглаживаниях и перемещениях, что девушка стала сомневаться в абсолютной невинности жениха. Но додумать эту мысль ей было уже не суждено.
Лешик только-только проглотил ложечку мороженного, обсыпанного шоколадной крошкой, мармеладом и орехами, и повернулся к невесте, чтобы мягкий вкус лакомства разбавить остротой ощущений. Лика подставила губы и опустила ресницы, в ожидании первого, самого сладкого момента прикосновения. Но парень вдруг как-то странно дернулся и начал заваливаться на бок. Девушка испуганно открыла глаза, ухватила его за плечи, пытаясь понять, что происходит и помочь. Лицо Лешика стремительно стало белым, потом - пунцовым. Рот открывался, как у выброшенной на песок рыбы: то ли хотел что-то сказать, то ли просто не мог вздохнуть.
На Ликины крики о помощи прибежали официант и метрдотель, кто-то вызвал врача. Лику оттеснили, Лешика уложили на небольшой диванчик в кабинете, отделенном от общего зала, чтобы его умирающим видом не пугать посетителей. Он по-прежнему задыхался, и с каждым хрипом у него все более туманились глаза, как будто из него по капле выходила жизнь.
Девушка отрешенно стояла у стены, ожидая приезда "Скорой", когда почувствовала знакомый аромат парфюма. Нет, не было мягкого сквознячка, обхватывающего плечи, не было злого урагана, бросающего пыль и грязь в глаза насильников. Но был задыхающийся Лешик, который посмел посягнуть на ее поцелуй и, возможно, на нечто большее.
Лика обреченно прикрыла глаза, прошептала про себя: «Все, прекрати. Я пойду к тебе». Хрипы на диване стали тише. Лешик смог сфокусировать взгляд на невесте, даже попытался раздвинуть губы в подобие улыбки: «Извини... У меня, оказывается, аллергия на орехи..». Девушка облегченно вздохнула и на какое-то мгновение малодушно решила, что все это -дикое совпадение. Но стоило ей только усомниться во взаимосвязи событий, как приступ у Лешика начался с новой силой. «Я же обещала! Хватит!» - паника была слышна даже в ее внутреннем голосе. Лика практически вжалась в стену, в волнении прикусив губу почти до крови. Приехала "Скорая", засуетились врачи, запахло лекарствами, и эта суета принесла нелогичное успокоение. После укола Лешик так быстро пришел в себя, как будто и не умирал несколько минут назад на ресторанном диванчике.
- Хорошо, вовремя сумели купировать отек, - врач убирал медикаменты в сумку. - Такие пробки на дорогах, минут десять не могли проехать даже метра. А вам, молодой человек, надо обязательно носить с собой таблетки, на случай повтора. Аллергия - это такая коварная вещь. Можете покрыться сыпью, а можете просто умереть.
Насчет последнего Лика тоже не сомневалась. У нее вызывал сомнения диагноз, но говорить это вслух она остереглась. Все происходящее напоминало девушке театр абсурда: после активного соблазнения в обморок падает не юная девственница (якобы), а вполне себе адекватный парень. И провожать едет не он ее, а она его, убеждая попутно кавалера в том, что все хорошо, и она нисколько не обиделась.
А потом Лика пришла в свою пустую квартиру, где около уютного дивана был сервирован столик на двоих, рядом с ароматизированными свечами лежала приготовленная зажигалка, шампанское уже покрылось инеем в заморозке. Они с Линой столько сил потратили на антураж! Не пропадать же добру в конце концов?
Задав себе самой этот риторический вопрос, Лика, после прохладного душа, устроилась с удобством на диване, включила телевизор, зажгла свечи и не дрогнувшей рукой налила себе шампанского, холодного и колючего. Такая легкая анестезия перед встречей с крайне непредсказуемым, неуправляемым и опасным мороком.

***

Все получилось как-то быстро и даже будничное. Ей показалось, что она на секунду прикрыла глаза, сморенная пережитыми эмоциями и алкоголем, а когда вновь открыла глаза, то обстановка вокруг была несколько иной. Но это уже было «во-вторых», потому что и самым главным было появление мужчины в алом плаще в кресле напротив с таким же бокалом в руке, как и у нее. И она могла поклясться, что там налито то же самое шампанское! Он приветственно отсалютовал ей хрустальной чашей, потом пригубил напиток. Лика сделала то же самое, причем пила не торопясь, пытаясь унять дикое сердцебиение и определиться, кто к кому в этот раз «пришел в гости». Оказалось, что вместо телевизора -камин, а ароматизированные свечи заменились на более яркие, хотя и слегка чадящие аналоги. Попросту говоря, она опять оказалось в своем сне, хотя вроде бы и не засыпала.
- Ты мог его убить, - сказала она тихо, не спрашивая, а утверждая.
- Мог, хотя и не убил, - под плащом явно пожали плечами, хотя тяжелый шелк скрадывал движения. - Он покусился на то, что теперь ему не принадлежит.
- Прекрасно! А кому теперь это принадлежит? - саркастически (как ей показалась), поинтересовалась Лика. В ответ только промолчали. Но настолько выразительно, что у нее от ужаса засосало под ложечкой. Вдруг хозяин комнаты уже считал, что она теперь не принадлежит сама себе? Уточнять ей почему-то не хотелось. Вместо этого она протянула бокал с остатками шампанского. Мужчина был прекрасно воспитан: приподнявшись, подлил искристого напитка из бутылки сначала Лике, потом себе. Задавать наводящие вопросы она боялась, а молчать становилось в тягость, поэтому она решила зайти к интересующей проблеме с другой стороны:
- А твой поступок что, своеобразная ревность?
- Ревность? - удивление, прозвучавшее в голосе мужчины было не поддельным. - Зачем ревновать? Ты ревновала своего синеглазого принца?
- Кого? - в первую минуту Лика даже не поняла, кого так красиво назвали. Потом улыбнулась: - Лешика-то? Нет конечно. Он все равно никуда не денется...
Сказала и, не закончив предложение, замолчала. Понятно: она тоже никуда не денется. Опустила голову:
- Что, мне теперь отсюда обратной дороги нет?
- Ну зачем же так печально? Выход есть всегда. Относись к этому, как к приключению.
- Сексуальному? - ядовитости в ее голосе было излишне много.
- Ты хочешь именно этого? - как он оказался рядом, Лика не уловила. Просто сильные пальцы приподняли ее лицо за подбородок, и она широко распахнула глаза, заставив себя посмотреть прямо в лицо своему похитителю. Лица под капюшоном было почти не видно, а из-за этого пронзительные серые глаза казались еще более глубокими.
Лика сглотнула, ощущение несвободы, так напугавшее ее в первый раз, вернулось с удвоенной силой. Твердая рука прошлась по контурам ее тела, вызывая одновременно панику и слабость в мышцах. Горячие губы коснулись ее полуоткрытого рта, дыхание - опьяняющее и жаркое - тягуче заполнило легкие, загоревшиеся до боли от недостатка кислорода. Лика даже не успела испугаться, что так и умрет в объятиях незнакомца, но он отпустил ее так же внезапно, как и обнимал до этого:
- Нет, пока ты этого не хочешь.
- А разве это зависит от моего желания? - она все время думала, что удивить ее уже нечем, и каждый раз ошибалась.
- Если бы это была только похоть, то я бы оттрахал тебя еще в первый раз, и поверь, никакие звонки будильника и даже объятия твоего принца тебя бы не спасли.
Он отошел обратно к креслу, вальяжно расположился в нем, и только сейчас откинул обшлаги рукавов. Лика, не отрываясь, смотрела на красивые, аристократичные руки и недоумевала: она точно чувствовала их прикосновение, тепло и силу. Но почему тогда складывалось впечатление, что они только-только обрели плоть и кровь?
- Так какое приключение тогда ты мне можешь предложить? - Лика чувствовала неодолимое желание говорить хоть что-то, чтобы не дать страху себя победить.
- Приключения? - она опять почувствовала на себе его заинтересованный взгляд. - Ну, например, у тебя есть возможность посетить любую точку мира. Причем не одну, если ты разумно распорядишься отпущенным временем.
- И пока моя душа будет гулять, мое тело будет гнить в квартире? Или будет типа летаргического сна?
- Нет, - лаконичный ответ ничего не объяснил.
- Что - нет?
- Твоего тела не будет в квартире. Ты ведь будешь гулять по Парижу. Или по Лондону. Или тебя больше прельщает Африка?
Эти предложения были бы крайне заманчивы, будь они сделаны в другой обстановке. А сейчас они еще больше напрягали.
В плен к кому она попала? Что ее ждет? И кто сидит напротив? Но задавать вопросы - это значит иметь возможность получить ответ, который может совершенно не понравится. Поэтому Лика решительно сказала:
- Хочу в Рим. Всю жизнь мечтала попасть в Ватикан.
- Ты хочешь попасть на аудиенцию к папе Римскому? Или отмолить грехи в главном храме? - кажется, ее визави развеселился. - Но... раз обещал, будет тебе Ватикан.
- А разве тебе туда можно? - против воли вырвался у Лики вопрос.
Мужчина резко поднялся, подошел вплотную, опять приподнял ее лицо. На девушку глянули бездонно-холодные колючие глаза:
- Забудь, девочка, все сказки про святую землю и неуспокоенные души. Все гораздо проще и страшнее. И я тебя очень прошу - не вынашивай планы сбежать. Это бесполезно, а лишние жертвы будут обременять тебя чувством вины. Не стоит...

Она думала, что это как последнее желание заключенного перед казнью - никакого удовольствия, а только отсрочка неизбежного. А оказалось...
Оказалось, крайне интересно гулять по романтическим местам с не менее романтическим кавалером. А что может быть романтичнее мятежного духа?
Честно, Лика думала, что по Италии она тоже будет путешествовать во сне. Ну прям из того каминного зала и окажется в приемной папы Римского. Но... проговорив тогда свое предупреждение о хорошем поведении, мужчина провел ладонью по ее лицу, она прикрыла глаза, а когда опять открыла, то обнаружила себя на любимом диване с бубнящим телевизором и недопитым шампанским. А под рукой вибрировал мобильник - Лине не терпелось узнать, чем закончилось романтическое свидание. Новость о внезапном недомогании Лешика ее не столько растрогала, сколько развеселила. А ядовитые комментарии насчет аллергии девственника на секс подняли настроение и Лике, и на какое-то мгновение она опять поверила, что слишком реалистичный сон - это просто взрыв ее воображения. Как будущий психолог, она сама могла много рассказать о буйных фантазиях, которые заменяют пресную действительность.
А наутро ее вызвали в деканат. И сказали, что она включена в состав группы, которая поедет на международный студенческий симпозиум с каким-то там мудреным названием типа: «Толерантность - наше будущее» и ни куда-нибудь, а в Италию. Резкую бледность студентки декан принял за особое проявление радости и посоветовал быстрее принести загранпаспорт, чтобы место не заняли.
Паспорт она принесла, прекрасно понимая, что ее место никто не займет: любой, этого пожелавший, сломает ногу, попадет в аварию по дороге, просто умрет скоропостижно. Внезапно в ее голове мелькнула мысль, что в таком случае стоит намекнуть о свободном месте одной крайне неприятной особе, пусть с ней что-нибудь ужасное случится - в этот момент Лике стало страшно. Так же страшно, как накануне поздней ночью, когда она поняла, что не хочет секса с Лешиком и ни с кем из тех, кто периодически клеился к ней. Она хочет оказаться в объятиях того, кто посчитал ее не готовой к этому.
Девушка шла по улице, постепенно доводя себя до точки кипения: ёпрст! Он говорит, что у нее нет обратной дороги и спокойно отпускает в обыкновенную жизнь! Вырывает из рук насильников, отпихивает Лешика, а сам не делает ничего более греховного, чем поцелуй! Как она показать свою готовность? Лечь и раздвинуть ноги? И как она вообще попадет к нему? В таком взвинченном состоянии она даже заснуть не сможет! Снотворного что ли выпить. Смертельную дозу. Или яду?
Распахнула дверь, не раздеваясь, как была в блузке, юбке и на шпильках, влетела в комнату... и оказалась у горящего камина. Впервые, не заморачиваясь мыслью как это сделать, просто сделала. Мужчина, сидевший в кресле с неизменным бокал в руке, сказал со смешком:
- Я рад, что ты научилась входить без стука. И рад тебя видеть.
- А я нет! - Лика встала у огня в позе обвиняющей добродетели. - Ты просто сводишь меня с ума, я сегодня впервые захотела сделать зло, используя тебя!
- Я не считаю это грехом. Тем более ты, к сожалению, смогла сдержаться, - мужчина теперь насмехался в открытую. - Что еще тебя так разозлило?
- Может я передумала ехать в Италию! А ты уже все устроил!
- Ты нелогична, как и все женщины, - он наконец соизволил встать и подошел очень близко, она даже почувствовала его неповторимый запах - запах чистого, сильного мужского тела с отзвуками какого-то парфюма, типа лосьона для бритья или туалетной воды. - Так что же на самом деле тебя привело сюда по доброй воле?
- Почему ты сказал, что я еще не хочу эротики? - выпалила она на одном дыхании.
- А ты к ней готова? - сильные пальцы привычно приподняли ее лицо за подбородок. - Готова заниматься сексом со мной?
- Не знаю, - Лика опустила глаза. Ее дыхание против воли чуть участилось, потому что она почувствовала, как его вторая рука спокойно и властно начинает расстегивать пуговицы на легкой блузке. - Я, конечно, не такая нимфоманка, как моя тезка, мама погорячилась, но...
- Тезка? - он удивился, даже приостановился, чем не преминула воспользоваться Лика и, вывернувшись из его рук, села в кресло:
- Да, мама назвала меня Анжеликой. Надеюсь, ты не Жоффрей?
- Упаси бог! Мое имя Филипп. Хотя.., - опять тихий смешок. - В некотором смысле мы с ним похожи.
- Ты его знал? - крайне удивилась девушка и тихо ойкнула, потому что мужчина, сев на подлокотник кресла, быстро расстегнул блузку до конца и спустил ее с плеч вместе с бюстгальтером, освобождая небольшую упругую грудь.
- Как можно знать литературного персонажа? Просто у меня была знакомая, слишком начитанная особа, - он продолжал раздевать девушку, и через несколько минут она уже сидела в кресле в одних трусиках.
- Знакомая? - какое-то непонятное чувство, знающие люди назвали бы это ревностью, кольнуло сердце. - А она была готова к сексу с тобой?
- Нет, мы с ней быстро расстались, - мужчина соскользнул с подлокотника и оказался на коленях перед креслом, где сидела девушка. Положил руки ей на бедра:
- У тебя есть последняя возможность сказать свои «нет...», или «но ...». Итак?
Лика замотала головой. Она всегда была крайне сдержанна в чувствах, эмоциях и парень у нее был до Лешика один. Эротические книжки были смелее, чем самые ее бурные ночи. А сейчас, чувствуя себя грешницей на костре, она решилась:
- Я хочу быть твоей.
- Смелая и красивая девочка! - ладони Филиппа скользнули на внутреннюю часть бедер, развели ее ноги. Лика откинула голову назад в прерывистом вздохе, пальцами вцепилась в обивку кресла. Она еще была в трусиках, но сейчас, когда его жадный взгляд ласкал ее промежность, шелковая ткань стала быстро намокать от желания, непристойного и неприкрытого.
Он пальцами отвел материю в сторону, любуясь влажно поблескивающей плотью. Лика пыталась сжать ноги, чувствуя, как горячая волна стыда обжигает лицо, но мужские руки не дали этого сделать. Наоборот, не слишком нежно сорвав последнюю деталь одежды, Филипп положил ей руку между ног, сжал пальцы, заставляя девушку выгнуться:
- Ты сказала «да», не забывай об этом, - шепнул он.
Почти всхлипнув, она опять кивнула головой, не в силах сказать ни слова. Ей было страшно, она горела в огне стыда и смущения, а первобытное желание сворачивалось узлом где-то внизу живота, где сейчас хозяйничали чужие мужские руки.
Он поднялся с колен, но не убрал ладони с ее промежности, сев опять на подлокотник кресла. Склонился к девичьему лицу, начал целовать закушенные губы, заставляя их раскрыться, а в этот момент пальцы проникали все глубже внутрь, заставляя девушку стонать и извиваться.
Лика не знала, что умеет вести себя так непристойно. Она раскинула ноги как можно шире, чуть спустившись по сидению кресла, позволяя его пальцам беспрепятственно входить в нее, и даже приподняла бедра, чтобы почувствовать их глубже. Она подставляла под его ладонь напрягшуюся грудь и только стонала, когда он слишком сильно сжимал ее.
Он заставил ее кончить только лишь от прикосновения его пальцев. От его шепота - горячего и влажного, который то обжигал губы, то щекотал шею и мочку уха. От его слов, что он хочет сделать с ней на кровати в ближайшее время.
Лика громко вскрикнула, выгибаясь, волна наслаждения прошлась по телу, на какое-то мгновение она почти потеряла сознание. Но уловила, что Филипп поднял ее на руки и понес в другую комнату, где было меньше свечей и стояла огромная кровать под балдахином.
Девушка боялась, что у нее не хватит сил на то, чтобы продолжит эту любовную игру дальше, но она ошибалась. Его обнаженное тело оказалось с ней рядом сразу, как только он затушил свечи, и полная темнота окружила их ложе. Вцепившись в крепкие мужские плечи, она чувствовала под пальцами горячую кожу, местами шероховатую или бугристую, как будто под ее рукой были шрамы, но это заводило еще больше.
Теперь в нее проникали не пальцы, а член. Сначала девушка лежала на спине, а потом Филипп перевернул ее, поставив на колени, и заставил выгнуться. Лика уже не чувствовала своего тела и была уверена, что больше не сможет кончить. Но... палец мужчины скользнул ей между ног, а потом, влажный от ее соков, проник между ягодиц. Коктейль из болезненно-возбуждающих незнакомых ощущений, стыда и страстного желания продолжения был крышесносным. Кажется, она впервые кричала, бурно кончая в объятиях мужчины.
А проснулась она у себя, в целомудренной девичьей спальне. Взглянула на себя после утреннего душа в зеркале и решила одеть что-нибудь очень закрытое - виртуальный любовник умудрялся оставлять вполне реальные следы.
В Италии она была, как в сказке. На симпозиуме почти не появлялась, и почему-то этого никто не замечал. Зато гуляла по городу, любовалась красотами. Чувствовала себя и в плену, и в полной безопасности одновременно. Дух ощущался рядом с ней на всех прогулках, иногда был ее своеобразным гидом: она шла за теплым ласковым сквознячком по самым живописным улицам, куда редко водят большие экскурсии.
Только ночной Рим она не увидала. Ночью у нее были несколько иные экскурсии. Она узнала каково это, когда мужчина не просто целует тебя везде, а умело трахает языком, когда клитор плавится от жара в чужих губах, когда на твое упрямое «не хочу» тебя берут насильно, заставляя жесткими ласками и проникновениями стонать, выгибаться и просить еще, забыв, что совсем недавно слово «нет» было главным.
Но чем ближе подходил конец недели, тем тоскливее становилось на душе. Даже Филипп немного изменился. Не сразу тащил в спальню, иногда они просто сидели у камина с бокалом шампанского, пока вместе с хмельными пузырькам в голову не ударяло желание. О том, что ему нравится с ней общаться, Лика старалась не фантазировать. Потому что после этого сразу хочется думать о счастливом окончании счастливой встречи.
О том, кто он Лика решилась спросить не сразу. Филипп, как ни странно, ответил:
- Я? Не умерший.
В голове Лики пронеслись всякие обрывки когда-то прочитанного, и она уточнила:
- То есть, ты как бы между мирами и ты можешь опять ожить, если тебя типа поцелует избранница сердца?
- Ой, только не это! - в голосе мужчины послышалось почти отвращение. - В свое время из-за поцелуя прекрасной дамы я испытал достаточно мучений. Меня вполне устраивает мое теперешнее положение.
- Ты не можешь жить на земле?
- Могу. Но только одну жизнь, и никто не сказал мне, что она будет счастливой.
Установилось неловкое молчание. Вне спальни он всегда ходил в плаще, с низко надвинутым капюшоном. И если в спальне Лика по прикосновению могла определить его настрой, то по голосу, приглушенному тяжелым шелком, не видя ослепительно-холодных серых глаза, она не могла понять ничего.
- А зачем же ты со мной? Тебе понравилось мое тело?
- Да. Но сначала оно понравилось Аманде.
- Кому?
- Аманде. Неуспокоенный дух одной юной, хотя немного стервозной дамы. Мы с ней встретились лет сто тому назад. Меня устраивают те отношения, что у нас сложились, но она как любая женщина хочет праздника. Красивого платья, свадебной церемонии, медового месяца...
- То есть мое тело - это ее свадебное платье? - шок был настолько силен, что Лика с трудом понимала, о чем он говорит. - То есть я буду ею одержимой?
- Да, любительская литература вас погубит, - даже по голосу чувствовалось, что он поморщился. - Одержимость! Дух Аманды слишком слаб, чтобы бороться с живой сущностью. Ей нужно тело - и все.
- И много таких ... платьев она уже перемерила?
- Достаточно, честно говоря, я уже стал уставать от этой предсвадебной лихорадки.
- А где буду я сама? То есть... не знаю, - Лика вдруг с ужасом поняла, что это совсем не шутка. Ее тело возьмут и оденут, как она одевает красивую одежду перед выходом. Могут порвать, испачкать, выкинуть.
- Если бы ты умерла, твоя душа точно бы попала в рай. Но тебе не повезло узнать, что души тоже могут гибнуть, - ей показалось или в голосе Филиппа почувствовалось сожаление? - Но я обязуюсь лелеять и оберегать твое тело, если тебя это успокоит.
- Подожди, а меня что, не сочтут умершей? Не похоронят?
- Нет. Разве у вас на земле мало тех, кто просто пропадает?
Лика отвернулась. В сердце поселился холод и ужас. Спросила с горечью:
- А с теми, другими ее платьями, ты тоже проводил … примерку??
- Нет. Просто надо, чтобы они научились входить в эту комнату сами. А приманки бывают разные. И в какой-то момент у них у каждой не оставалось выхода.
- Так же, как и у меня, - девушка сглотнула тугой ком в горле, гордо вскинула голову:
- А ведь я в тебя почти влюбилась, забавно, правда?
- Весьма. Интересно, сможешь ты сейчас повторить эту фразу? - насмешка в голосе, резкий взмах рук - и упавший плащ больше не скрывал ничего. Молодой человек, стройный и высокий, одетый в свободную белую рубашку и стильные брюки (хотя подсознательно после его откровений она ожидала в одежде что-то из прошлых веков), был страшно изуродован: шрамы на лице, теле под рубашкой не оставили почти ни одного живого места. Только глаза, насмешливые и холодные, да руки, изящные и сильные, были нетронуты палачом.
Когда, быстро подойдя к ее креслу, он склонился, чтобы поцеловать, она невольно зажмурилась, чтобы не видеть изуродованного лица. Хриплый холодный смех стал ей наградой вместо горячего и сладкого поцелуя:
- А как же почти влюбленность? - он отошел обратно, накинул плащ, завернувшись в него, как в броню. - Твое тело никогда не отталкивало меня, хотя ты чувствовала под руками шрамы. А твой разум и душа не могут смириться с уродством.
Филипп ушел в сторону в спальни. Первый раз без нее. Лика чувствовала себя опустошенной и мертвой. Ее самый красивый сон, пусть и с намеком на некий фильм ужасов, стал кошмаром. Она - никто, просто платье. Которое наденет какая-то там стервозная дамочка (или дух дамочки), чтобы лечь в постель с Филиппом. Интересно, а с ней он тоже будет гасить свечи? Или этому духу все равно, как выглядит любовник? Она же не будет проводить пальчиком по каждому шраму, не будет скользить губами по каждому ожогу, убеждая, что он все равно самый-самый-самый... Лика всхлипнула. Ей стало безумно жаль себя, свою неудавшеюся жизнь с таким нелепым концом. Влюбиться в собственного палача. «Стокгольмский синдром», - всплыло в голове определение, вызвав почти неуправляемую ярость. Черт, эти знания никому никогда не приносили счастья! Но она ведь так хотела быть счастливой. Хоть мгновенье. А раз хотела - значит будет.
Стерев остатки слез, Лика решительно направилась в спальню. Филипп, лежавший раздетым на кровати, удивленно повернул голову, приподнялся на локте:
- Ты?
- Я. Последняя ночь моя. Я хочу показать тебе, как умеют любить земные женщины. А потом живи со своим духом хоть веками.
Лика быстро скинула одежду, села на кровати. Мужчина хотел было затушить свечи, но она перехватила его руку:
- Не надо. Я хочу видеть тебя. Всего. Будь сегодня моим.
Ни слова не говоря, Филипп опять откинулся на подушки. Лика встала на колени между его разведенных ног и начала свою любовную игру. Она не была опытной жрицей, но в каждое свое прикосновение, в каждый свой поцелуй она вкладывала сердце. Ее губы скользили по мужскому телу легко и нежно, она обцеловывала каждый шрам, каждый дюйм такого неожиданно желанного тела. Филипп по-прежнему молчал, только дыхание стало более хриплым и прерывистым.
Она дошла до шрама внизу живота:
- Это сделала женщина?
- По велению женщины.
- Ей повезло, что она умерла, - Лика провела пальцами по восставшей плоти, коснулась алой головки, уже сочащейся смазкой. Мужчина попытался повернуться и подмять девушку под себя, но она решительно надавила ладошкам на его бедра:
- Ты обещал. Сегодня ты мой.
И опять порхающие прикосновения пальцев к внутренней стороне бедер, члену, мошонке. И горячий рот, обхвативший его возбуждение так жадно и так жарко, что с губ Филиппа сорвался сладостный стон.
Она была ненасытна в своих желаниях. Она попробовала на вкус его кожу и его семя. Она даже прошлась лаской у него между ягодиц, но он был слишком мужчина, чтобы позволить шаловливым пальчикам проникнуть внутрь.
Лика добилась того, чего не ожидала. Серые холодные глаза горели не похотью, а жаркой страстью, его губы были нежными, а прикосновения - бережными, даже когда он перехватил инициативу в свои руки и, перевернув Лику на спину, начал свое путешествие по ее телу.
Но стоило только потерявшейся в ощущениях девушке прерывисто прошептать: «Я люблю тебя!», - как он отшатнулся:
- Нет, не говори так.
- Но я люблю тебя! - Лика закричала отчаянно и громко. - Я люблю тебя! И мое тело будет тебя любить, даже когда в него заселиться эта мадам. Это мое тело будет тебя любить, а не она. Она оденет другое платье и будет любить другого, а мне другого не надо, я хочу быть только твоей!..
Дверь в спальню стремительно распахнулась. Злой черный ветер закружил по комнате. Филипп вскочил с кровати, обнаженный, еще слегка возбужденный, закрывая собой растерявшуюся Лику:
- Аманда, какого черта!
- Мой милый, ты слишком долго дал ей жить. Я пришла навести порядок! Я пришла подогнать платье под себя!
Воздух стал плотнее, и Лика увидела ту, которая выбрала ее в качестве свадебного наряда. «Ведьма!» - была первая мысль, которая пронеслась в голове у испуганной девушки. Костлявое тело, практически без плоти, хотя в достаточно пышном платье. Остатки волос, собранные в подобие прически, проваленные глазницы и пустой рот.
Аманда подошла «плавной» походкой к постели, протянула руку с длинными ногтями к вжавшейся в подушки девушке:
- А все-таки у меня вкус есть! Она очень даже ничего. И тот гарнитурчик, что я купила на первую брачную ночь, очень ей подойдет.
Огненный маленький шар, пущенный уверенной рукой Филиппа, отогнал Аманду от кровати. Мужчина повернулся к заледеневшей от ужаса Лике:
- Возвращайся в свой мир, девочка. Тебя ждет твой принц. Он более достоин любви.
- Но я не хочу! - вскрикнула Лика, и ее возглас эхом повторила ведьма:
- Нет! Она не уйдет отсюда!
- Аманда, оставь ее, - голос Филиппа прозвучал слишком спокойно для напряженной обстановки спальни.
- Ты можешь мне помешать? - хрипловатый смех, видимо, был визитной карточкой духов. Но у Аманды он звучал не обещанием страсти, пусть и смертельной, а продирал до костей леденящим страхом. - Ты, всего лишь знахарь в прошлом и не умерший в настоящем, что ты можешь? Кстати, у тебя стало меньше шрамов. Это новая магия?
Лика сидела на кровати, прижимая к груди шелковую простынь, и смотрела огромными глазищами на постоянно перемещающиеся, как в странном ирреальном танце, фигуры - обнаженную мужскую и скелетоподобную женскую. Последние слова Аманды вызвали у нее нервную усмешку: если у Филиппа было шрамов еще больше, то неудивительно, что умер. Странно, что смог выдержать столько.
Аманда резко выкинула вперед когтистую лапу, то ли желая дотянуться до Лики, то ли просто проверяя, насколько серьезен противник. Но Филипп был на страже, и удар пришелся на него: от плеча по груди от ногтей «невесты» появился кровавый след. По тому, как поморщился мужчина, было понятно, что рана оказалась болезненной и глубокой, судя по дорожке крови. Это вывело Лику из стопора:
- Не смей его трогать, стерва!
- Боже, какая мелодрама! - смех Аманды звучал все более угрожающе, а движения становились все резче и хаотичнее.
При очередной попытке блокировать нападение, Филипп промахнулся, Аманда не преминула этим воспользоваться. Хотя она, по словам мужчины, была не слишком сильна, но смогла на время обездвижить жениха магией. При любой попытке вырваться из невидимых пут на его теле появлялось все больше кровавых шрамов и гноящихся ожогов - его тело расползалось по кускам и кусочкам. Лика прижала руки ко рту, чтобы не завизжать от ужаса, а отведя глаза от разрывающей сердце картины гибели любимого, встретилась с горящими глазницами практического голого черепа Аманды:
- Ну что, дорогая, пора отдать мой новый наряд, а то, не ровен час, испортишь.
Ведьма приблизилась вплотную к кровати, склонилась над Ликой, ее голые десны коснулись помертвевших губ девушки. Лика хотела оттолкнуть с омерзением останки - сил не было, хотела вздохнуть - горло перехватил смертельный холод. Она дернулась несколько раз, изогнулась, пытаясь скинуть навалившуюся Аманду. Ей даже показалось, что это удалось -появилась легкость, необыкновенная, пугающая. Она свободно не просто вырвалась, взлетела - и увидела под собой собственное тело, бьющиеся в судорогах под скелетом в пышных нарядах, припавшего к ее губам, и невдалеке изуродованное тело умирающего мужчины.
Она в этот момент не думала о себе. Душа, свободная и пока не погибшая, вместо того, чтобы поскорее покинуть страшное место, кинулась к Филиппу. Пусть Лика и не чувствовала собственного тела, в конце концов это только одежда, но боль от потери любимого была непереносима. Она не могла его согреть, и магией она не владела. Просто опустившись рядом, она попыталась скрасить хотя бы его последние минуты, просто окутать собой, взять хоть часть боли, отдать хоть часть силы.
Филипп резко открыл глаза, еще черные от мучений, улыбнулся:
- Моя девочка, красивая и смелая! Это не твоя война. Уходи отсюда.
Он сделал последнее усилия, освобождаясь от магических пут, и, направив ладони на Аманду, которая все еще возилась на теле девушки, произнес заклинание, откинувшее ведьму почти к двери. И тотчас Лика почувствовала страшную, выворачивающую наизнанку боль: болело горло, легкие, в которые стал поступать воздух, все суставы.
Шатаясь, к ней подошел Филипп, помог подняться:
- У тебя последний шанс. У меня почти не осталось сил. Прощай.
Поцелуй - горький и страстный - обжег губы. Лика судорожно вцепилась в окровавленные плечи, не желая отпускать и понимая, что он не даст ей остаться.
Он оторвался от ее губ, отстранил от себя, улыбнулся:
- А в тебе есть задатки! - показал ладонь, на которой практически на глазах затягивалась рана. - Теперь я смогу ее задержать.
Это было крайне вовремя, поскольку Аманда опять ринулась в магическое наступление. Лика закричала, увидев, как черный смерч окутывает тело Филиппа, на глазах превращающегося в такой же только серебристый ураган. Каждый раз, когда черный ветер пытался приблизиться к Лике, серебристая стена вставала у него на пути. Две стихии начали смертельную борьбу, в мгновенье ока превратив комнату в груду развалин, пока не вырвались через окно в черноту ночи. Всего на мгновенье в сполохе вихря Лика увидела глаза, улыбку, взмах руки... и наступила полная темнота.

***

Лика стояла у знакомого аквариума в ресторане, где они с подругой полгода назад загадывали желания. Сегодня она обещала дать ответ Лешику насчет свадьбы. Даже его мама была уже не против. В последнее время она не могла нарадоваться на будущую невестку. Только Лина видела, что с подругой происходит что-то неладное, особенно после Италии. Сама Лина бросила изменника Сенечку, открыла салон предсказаний и по секрету сообщила Лике, что именно это и было ее заветной мечтой. Рыбка исполнила именно то, о чем мечталось:
- А тебя свекровь любит, как ты и хотела! - оптимистично закончила Лина. - Я считаю надо пойти и отблагодарить нашу золотую рыбку. Если ее еще не пожарили.
И вот теперь Лика стояла у стеклянной стены, за которой неспешно текла жизнь подводного царства, пока подруга «пудрила носик». Золотая рыбка только махнула хвостом и исчезла, как только девушки подошли к стеклу. Это не помешало Лине чмокнуть аквариум с громким «Спасибо!», а Лика теперь смотрела на колышущиеся водоросли в надежде, что вуалехвостка все-таки сменит гнев на милость и появится вновь.
- Я хочу быть с ним, - четко проговорила она, как только увидела в глубине золотисто-красный силуэт. - Это третье желание.
Конечно, это походило на безумие, хотя и не безумнее того, что с ней произошло. Лика стояла и ждала. Ждала голоса, сквозняка, даже внезапной смерти, чего угодно...
Когда знакомые теплые руки легли ей на плечи, она не закричала и не грохнулась в обморок. Резко обернувшись, охватила взглядом любимое лицо: русые волосы, забранные в хвост, серебристо-серые глаза, улыбка. Да, пара шрамов, не слишком заметных, на лице немного портили картину, но не могли испортить счастья встречи. «Теперь только мой?» - «Только. А ты только моя?» - «Твоя. Ты решился на одну жизнь?» - «На целую жизнь. Счастливую. С тобой». Кажется, этот диалог они вели мысленно, потому на самом деле никак не могли разорвать поцелуя.

- Ни хера себе, загадала желание! - ошарашенно проговорила Лина, увидевшая в холле упоенно целующуюся парочку. - Эй, рыбка! Я тоже так хочу!!
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: fanfictionkonkurs (27.04.2016)
Просмотров: 444 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
0
13 Piratus   (02.09.2016 22:10)
Спасибо за историю!!!

0
12 kotЯ   (04.05.2016 15:40)
Э, нет, кто не успел, тот опаздал biggrin
Как-то мне странно было услышать такое желание-она же боялась того, что видела, но не поняла во сне?

0
11 Galactica   (01.05.2016 15:57)
Замечательная история! И мистика, и эротика, и романтика... прямо все, что моей душе угодно))) ХЭ, после прочитанных ранее кровавых историй, оказался для меня очень приятной неожиданностью. Спасибо огромное Автору за такую великолепную историю. Желаю удачи в конкурсе!

+1
10 Solt   (01.05.2016 12:15)
Когда-то давно Мишель Мерсье была и для меня идеалом женщины biggrin так что маму героини очень даже понимаю.
Спасибо за легкий слог и некую воздушность повествования. Когда читаешь историю без ощущения, что словно дикий кабан прорываешься через бурелом слов и овраги высокопарностей, это всегда очень радует biggrin И опять же, мистика и чудесное окончание истории - все только в плюс.
P.S.
Мне кажется я узнала автора. Ну, поживем - увидим.

0
9 leverina   (30.04.2016 17:05)
Красиво, загадочно, пышно, немного пугающе. Весь рассказ подобен золотой рыбке.
Что особенно приятно - не подражательно. А отсылка к голоновской Анжелике присутствует как-то очень "по делу".
Значит ли "Лина" и "Лика", что героинь зовут Анжелина и Анжелика? Если так, то мне очень понравилось; конечно, авторы сайта всегда внимательно подходят к именам своих персонажей... но с этими двумя именами вот прямо в точку... хоть и не хватает мне слов объяснить, почему - одни смутные ощущения.

0
8 Ange-lika   (30.04.2016 01:13)
фантазии у автора немеренно : ))) и рада за героев, спасибо за историю!

0
7 Lucinda   (29.04.2016 23:43)
ОООо, супер!!!

0
6 Natavoropa   (29.04.2016 13:25)
Интересная, увлекательная история, а какой финал, я в восторге! happy
Автору спасибо.

0
5 Диметра   (28.04.2016 15:44)
хм, где бы найти такую рыбку :)))
нк если серьезнее мне очень понравилась мистическа и эротическая (особенно эротическая, очень так горячо) составляющие, так интересно было разобраться как это взаимосвязано. и вот так и не поняла как и за что аманде и филиппу досталось такого существования. а еще такие мысли в голове бродят, что филипп уже пытался заступиться за других девушек, не зря же на нем столько шрамов. это испытание такое что ли для "платьев" было? или именно лику искал? судьба и все такое? а если я не права, откуда шрамы? и очень уж я заинтересовалась "платьем" и что таки произошло в итоге с амандой, и где прошлое "платье" и как давно она гардероб свой меняет? и ваще кто она такая. и отчегото мне кажется что ответы есть в голове автора smile по крайней мере хочу в это верить.
благодарю за приятную мистически-эротическую историю, да еще с хэппи эндом (отдельное спасибо) и удачи на конкурсе.

0
4 Валлери   (28.04.2016 00:08)
Аааааааааа, автор, я чуть не расплакалась в концееее!!!!!!!!!!!!!!
У меня счас вместо сердца - такой комок бьющийся в восторженных судорогах! Это было ве-ли-ко-леп-но! happy
Прекрасная история, отличный слог и сюжет, и задумка. Обожаемые мои духи и мистика, и даже имена - спасибо вам за это - хоть и русские, но в таком сокращенном виде не мешали читать!
Ну а сюжет - просто бомба!
В "Жоффрея" к моменту со шрамами я и сама почти влюбилась happy И так болела за них! Была уже уверена, что все, выйдет она за Лешика своего, но как же суперски все закончилось. Благодарю за прекрасную историю и огромное спасибо за хэ и за то что решили поучаствовать в конкурсе) На данный момент ваша история перекрыла для меня даже фики по саге)) Сердечное вам спасибо!

________________

Я переспала с мыслями и решила зайти еще раз, добавить и то, что все же немного резануло глаз) А то как же похвалить похвалила, а поругать забыла biggrin
Ну и вот, пару раз попалось "кивнул головой" - почистить бы)
И еще момент с появлением Аманды показался слишком скорым, ритм выбился из общего текста, чуть-чуть не хватило эмоций и описаний. Но это не критично))
Еще, хоть это и мистика, но многим магическим явлениям хочется видеть объяснение: огненные шары и магические путы показались мне лишними, перегрузили сюжет и вызвали недоверие. И сразу захотелось и к остальному прикопаться - мол как действует рыбка, почему герой осязаемый, почему остаются следы, кто он, каким образом Аманда собиралась пользоваться телом и ты ды biggrin В общей романтической линии все эти мелочи как-то промелькнули, но вот если озадачиться, то действительно многое остается непонятным)
Но это ни в коем случае не портит историю!

0
3 kristi2009   (27.04.2016 18:43)
Сильно! Спасибо за историю!!!

0
2 pola_gre   (27.04.2016 16:32)
Спасибо за историю!
Когда такой приятный финал, уже кажутся и не такими уж страшными предыдущие испытания ))

0
1 Helen77   (27.04.2016 13:05)
Супер! Спасибо огромное.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]