Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2575]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14358]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8989]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы.

Фисташковое дерево
В период острого кризиса отношений Изабелла поспешно покидает США. Эдвард дает жене время на раздумья и его терпение вознаграждается – Белла намерена дать им еще один шанс. В ночь перед ее возвращением было пропавшая сестра просит Эдварда оказать ей неожиданную услугу. Его ответ может разрушить не только их с Беллой брак, но и хрупкую чужую жизнь.

После звонка
Развитие событий в «Новолунии» глазами Эдварда, начиная с телефонного звонка, после которого он узнает о «смерти» Беллы.

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна.

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Грехи поколений
Это история об отце, который оскорбительно относится к своему сыну, и как Эдвард бунтует против Карлайла, попутно узнавая что же такое на самом деле любовь.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 507
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Сто первый способ отомстить начальнику

2019-11-14
18
0
Украдкой заглянув в просторный кабинет и не найдя знакомой широкоплечей фигуры на привычном месте, я облегченно выдохнула. Как оказалось, напрасно.

– Очередное опоздание, мисс Свон, – лениво произнес откуда-то из-за моей спины такой ненавистный мужской голос. – Вы неоригинальны.

Я испуганно подскочила на месте. Полностью игнорируя мои жалкие попытки что-либо произнести в свое оправдание, виновник ночных кошмаров, терзающих меня вот уже много недель, ядовито продолжил:

– Какое оно по счету – семнадцатое или восемнадцатое? Не подскажете? Нет? Как жаль: сам-то я давно сбился со счету. Боюсь, что полгода в вашем случае – слишком короткий срок даже для того, чтобы банально научиться приходить на работу вовремя. Может, мне стоит поговорить о продлении стажировки с вашим начальством?

– Простите, мистер Каллен, больше этого не повторится, – на одном дыхании пролепетала я, стараясь не смотреть на своего начальника, который умудрялся даже отчитывая подчиненных выглядеть словно модель с обложки журнала. От этих мыслей внутри меня привычно заклокотала ярость, стремительно набирая темпы. Висящее напротив зеркало услужливо отразило мое лицо, красное от переполняющего стыда пополам с гневом, – в эту минуту я напомнила себе самой кипящий чайник. Для полноты картины не хватало только тоненького свиста и дыма из ушей, сигнализирующих о том, что скоро будет взрыв.

К счастью, начальник за время совместной работы немного наловчился в том, чтобы читать знаки судьбы. Не удосужив ответом, мужчина коротко кивнул, что означало окончание нудных наставлений. Сегодня я отделалась сравнительно легко, что даже казалось странным - обычно он не упускал случая основательно пройтись по всем моим провинностям до тех пор, пока я не начинала ощущать себя полным ничтожеством.
Тенью прошмыгнув на рабочее место, я украдкой взглянула на часы.

Три минуты девятого! Чертов Каллен, я опоздала всего на три минуты – и только потому, что задержалась у зеркала в холле, стремясь выглядеть безупречно.
Спрашивается – и чего ради? Очередного язвительного замечания? В конце концов, это моя последняя рабочая неделя – мог бы и промолчать в виде исключения.

«Терпи, Белла» – успокаивала саму себя, в то время как пальцы проворно летали над клавиатурой.
Полгода.
Именно такой срок поставил отец, когда меня в очередной раз с треском вышибли с очередного навязанного им места работы. Я не могла его за это винить – наверное, со стороны я действительно казалась лишь пустой избалованной девчонкой. Но истинная причина моего более чем прохладного отношения к своим обязанностям заключалась в том, что мне было банально скучно. Скучно сидеть в душном офисе, заполнять бесконечные ряды договоров, распечатывать, ксерить, подносить на подпись и варить ставший ненавистным кофе. Это было совсем не то, о чем я мечтала в детстве. Однако отец был непреклонен в желании сделать из меня образцового работника – любой ценой. Сколько разных мест я сменила, прежде чем перевестись сюда, сколько прежних начальников успела вывести из себя небрежностью и легкомысленными проступками!

Но ни один из них и рядом не стоял с Эдвардом Калленом.

В свой первый рабочий день я пришла с небольшим опозданием, страшно зевая – сказались долгие ночные проводы и утомительный перелет. Но даже это не помешало мне мысленно присвистнуть при виде высокого широкоплечего бога, ожидавшего меня в кабинете. Строгий деловой костюм сидел идеально: поджарое тело, казалось, самой природой было создано для греха. Мускулистые руки и длинные изящные пальцы притягивали мой жадный взор; я просто не могла заставить себя прекратить поедать глазами стоящего передо мной мужчину. Ослепительно белая рубашка выглядела особенно сексуально – никогда раньше я не замечала за собой фетиша к этой детали мужского туалета, однако присутствие рядом великолепного образчика мужественности меняло мои пристрастия прямо на глазах.

Холодный взгляд, оказавшийся неожиданно ярким, высокие скулы, небрежное выражение равнодушия на холеном лице – этот мужчина олицетворял собой ходячую мечту любой женщины в возрасте от десяти и до ста лет.

Так было ровно до того момента, пока он не открыл рот.

Позже я много раз задавала себе один и тот же вопрос – как может в таком божественно притягательном теле обитать педантичный до зубовного скрежета, придирчивый зануда?
Ему удалось совершить невозможное – довести меня до белого каления в первый же рабочий день. Глядя на то, как эти совершенные, сводящие с ума губы извергают поучительные нотации, я решила, что он нарочно издевается надо мной. Но правда была куда более жестока. Мужчина, при одном взгляде на которого хотелось выпрыгнуть из трусиков и, не сходя с рабочего места, сделать ему минет, на деле оказался ожившим воплощением ночных кошмаров.

За первый же месяц он напрочь отбил у меня всякое сексуальное желание. Теперь при виде знакомой фигуры меня бросало в жар – но вовсе не от страсти, а от нестерпимого гнева, вызванного его совершенно дурацкими придирками и замечаниями. Никогда до него я даже представить себе не могла, что найдется человек, который будет дотошно отсчитывать секунды, оставшиеся до окончания обеденного перерыва, чтобы после удовлетворенно сделать мне замечание за опоздание.

Как он еще остался в живых после почти шести месяцев изощренных издевательств надо мной – ума не приложу!
Наверное, все это время его хранил невольный ангел-хранитель в лице моего папочки, который – я в этом точно была уверена – не пришел бы в восторг, убей я своего непосредственного начальника. Ну а если быть совсем уж точной – это был бы полный финиш всем моим надеждам. Подобного поступка он точно не простил бы, и сидеть мне всю жизнь на старой ферме в Техасе, отплевываясь от песка и ухаживая за многочисленной живностью, которую я на дух не переносила.
И это были отнюдь не пустые слова – я прекрасно знала своего отца, поэтому сразу поняла, что на этот раз он говорил абсолютно серьезно. Мгновенно проникнувшись угрозой, нависшей над моей очаровательной шкуркой, я не смела даже звука произнести, пока меня методично вводили в курс дела.

Итак, по словам отца, мне предстояло полгода отработать в фирме, на которую падет его выбор. При этом я должна была не просто продержаться весь этот срок, но и еще заслужить приличную рекомендацию, которая и станет итоговым показателем моего усердия. Скрепя сердцем, я отправилась через океан, предполагая, что мне не составит большого труда держать язык за зубами и покорно выполнять все поручения.

Однако здесь меня ждал самый большой облом.

Отец по праву мог собой гордиться – из всего многообразия работодателей нашей планеты он исхитрился отправить меня к самому занудному существу, какое только возможно представить. Но самым обидным во всей этой ситуации было то, что я могла лишь скрежетать зубами от злости да собственного бессилия, связанная по рукам и ногам данным обещанием. Единственное условие, которое я поставила – чтобы никто не знал, по чьей рекомендации меня устроят в эту фирму, а, главное, ради чего. С этим отец согласился, рассудив, что так мне будет легче «проявить себя». Да, именно так он и выразился, отправляя меня на другой конец света.

Обо всех обстоятельствах, что привели меня в этот город, я вспоминала по пути в бар.
Очередной рабочий день подошел к концу, и я была полностью вымотана – впрочем, как обычно.
Даже всего один час в обществе мистера Каллена с легкостью мог быть приравнен к самым изощренным пыткам ада, поэтому я очень надеялась, что вечер в компании с подругами поможет мне расслабиться.
В сумке я несла ту самую книгу, из-за которой и была назначена сегодняшняя встреча с Розали и Элис.

Они меня уже ждали. На столике громоздилась вереница пустых бокалов, которая явственно свидетельствовала о том, что девочки меня порядком заждались.

– Я прочитала эту гребаную книгу от корки до корки, – вместо приветствия пожаловалась я, плюхаясь на стул, в то время как подруги с упоением поглощали заказанные коктейли. – И не нашла ничего походящего! Ты слышишь, Элис, Н-И-Ч-Е-Г-О!

Спустя энное количество времени, когда степень моего опьянения стала примерно равна опьянению девчонок, эта тема получила продолжение.

– А ты возьми да сама придумай. Сто первый способ насолить Эдварду Каллену, – внезапно посреди разговора невнятно проговорила Розали, до этого строившая глазки симпатичному официанту.

– А стоит ли уже? – внезапно засомневалась Элис, опустошив до дна высокий бокал с подозрительной темно-синей жидкостью. – В конце концов, Белла, тебе осталось проработать всего лишь до конца этой недели – а там прощай, Нью-Йорк! И никаких больше Калленов.

– И оставить себя неотомщенной? – пьяно ужаснулась Розали. – Нет, это нельзя оставлять просто так! Он должен быть наказан! К тому же Белла так давно мечтала об этом!

– Так точно! – поддакнула ей я, высоко поднимая бокал. – Девочки, за месть! Нашу страшную женскую месть, равной которой нет!

И мы выпили.
А потом еще раз. И еще, и еще.

К концу вечера ноги нас уже не держали, зато энергии было хоть отбавляй. Она бурлила в крови и настойчиво требовала применения.

– Какой видный мужчина сидит прямо за тобой! – Элис наклонилась ко мне и пьяно зашептала, хихикая. – Мне кажется, я ему понравилась – ой, смотри, он машет мне рукой!

– Придумала! Я придумала, как ему отомстить! – внезапно на весь зал завопила Розали, с трудом удерживаясь в сидячем положении только благодаря покорно стоящему рядом официанту, который уже отчаялся выбраться из цепкой хватки блондинки.

Элис ее уже не слышала, усиленно пытаясь флиртовать с мужчиной за соседним столиком. Я оглянулась, пытаясь оценить, кого это там подцепила подруга, но никаких привлекательных мужчин в поле зрения обнаружено не было. Повернувшись обратно к Элис, я нашла ее активно стреляющей глазками куда-то за мою спину. Предприняв еще одну попытку, я вновь повернулась. Озадаченно покрутила головой вправо-влево.
И тут меня с трудом, но озарило: прямо за моей спиной у стенки гордо возвышалась очередная разновидность тропической пальмы, смущенно шелестя листочками от потоков воздуха, идущих с кондиционера. Но чтобы принять ее за мужчину, даже учитывая царящий в зале полумрак и количество выпитых коктейлей, надо было очень постараться.

Отсутствие всякой реакции со стороны «видного мужчины» подругу, кажется, ничуть не смущало: она вовсю посылала сладкие улыбки и косо подмигивала. Я не решилась прерывать момент триумфа и, оставив девушку дальше флиртовать с пальмой, сосредоточилась на Розали. Точнее, попыталась сделать, но это оказалось непросто: Розали почему-то уже было две, и каждая из них активно жестикулировала и пылко о чем-то вещала. К счастью, хотя бы они обе говорили в один голос.

– Самый простой способ отомстить начальнику – это его отыметь!

– Отыметь? Или поиметь? – внезапно заинтересовалась Элис, к этому времени уже потерявшая интерес к своему зеленолиственному избраннику.

– Неважно! – решительно отмела Роуз все сомнения, выглядя в эту минуту чрезвычайно воинственной.

– И как же это сделать? – положа руку на сердце, я не могла отрицать, что эта идея определенно меня воодушевляла. Но вот ее претворение в жизнь заставляло всерьез сомневаться…

– Короткое платьице, шикарная прическа, томный взгляд и случайно закатившаяся под стол ручка – вот и весь секрет, – косо подмигнула Розали. – Месть должна быть горячей. Нет, лучше – страстной, обжигающей, сводящей с ума!

– А стоит ли игра таких свеч? – усомнилась Элис. – Ведь это будет означать…

Что именно это будет означать, Розали так и не суждено было узнать, так как в этот момент я со вздохом выдавила из себя:

– Нет, этот вариант исключается.

– Он тебя не привлекает как мужчина? – вытаращила глаза блондинка, которую собственное предположение повергло в ужас. В понимании Розали Хэйл не хотеть мужчину – это почти что преступление, самый страшный женский грех. Именно согласно этой теории себя саму она абсолютно обоснованно записала в отъявленные праведницы, нисколько не покривив душой. Этого, очевидно, ей было мало, поэтому подруга с завидным упорством не упускала случая наставить и нас с Элис на путь «истинный».

Скрывать правду от подруг я не видела смысла, поэтому грустно призналась:

– Привлекал. Еще как. Но это было в самом начале работы – когда я еще представления не имела о его занудном характере. Ну вот как можно хотеть мужчину, который самозабвенно отчитывает тебя за опоздание в две минуты? Или на полном серьезе вменяет в вину то, что желтый картридж в принтере заполнен лишь на три четверти – и это при условии, что желтым цветом у нас вообще никто не пользуется!

Я поморщилась, вспоминая подобные неприятные инциденты, которые происходили чуть ли не каждый день.
В тот раз Каллену еще повезло, что я не обрушила этот несчастный картридж – а заодно и сам принтер – ему на голову. Лишь предостерегающие слова отца, тревожным колоколом зазвучавшие в голове, спасли стильную стрижку начальника от насильственной окраски в модный желтый цвет.
Идея с сексуальным нарядом как-то приходила в голову – но и здесь меня ждало полное фиаско. Короткое платье цвета спелой вишни сидело на мне идеально. Я даже решилась оголить плечи и шею, чего сознательно избегала делать всю свою взрослую жизнь, так как крупная родинка, по словам мамы «украшавшая» мою шею сзади, мне самой казалась просто отвратительной.

Когда я склонилась к шефу, якобы для того, чтобы подровнять и без того идеально лежащую стопку документов, открывая отличный обзор на свое декольте, он даже не посмотрел в мою сторону, вместо этого глотнув только что принесенный кофе и скривившись:

– Что за бурду вы мне принесли? Немедленно сварите новый.

Когда я разочарованно повернулась, чтобы выйти, он, наконец, обратил внимание на мой наряд. Его взгляд медленно пропутешествовал сверху вниз, внимательно осмотрев все, чем наградила меня природа – а на подарки она определенно не поскупилась. Я готовилась праздновать победу, но вместо предвкушаемой реакции в ответ получила совсем иное:

– У вас столь ярко выраженные проблемы с финансами?

– Простите? – моя растерянность наверняка была видна и невооруженным глазом.

– Если у вас хватает средств только на подобные обрывки ткани, которые язык не повернется назвать одеждой, это ваши проблемы. Но в моей фирме вы носить подобное не будете.

– В таком случае, может мне снять его? – я предприняла еще одну попытку, соблазнительно понизив голос, однако железобетонная выдержка шефа даже не покачнулась под моим жалким натиском.

– Не здесь. Пройдите в комнату обслуги, в шкафу должна быть сменная одежда приходящей уборщицы. Наденьте халат и возвращайтесь на рабочее место.

Из памяти еще долго не желало выветриваться ужасное воспоминание о темно-синем застиранном халате, в который мне все-таки пришлось облачиться. Шеф за весь день так и не смягчился, не позволив мне сбегать переодеться даже в обеденный перерыв.

– Запомните, Изабелла. Здесь вас не спасет ни ваше тело, ни смазливое личико, – в конце дня Каллен проговорил мне эти чертовски обидные слова прямо в лицо, а затем резко развернулся и вышел из кабинета.

И именно в этот момент на меня вдруг откуда-то свыше словно снизошло озарение – он поплатится. Я не могу уехать отсюда, напоследок не отомстив за все свои мучения.

Но вот о том, как именно это сделать, я размышляла все последующие недели. Ни один из способов, приходящих в голову, в полной мере не мог удовлетворить мое жаждущее отмщения эго. Когда мои метания достигли предела, Элис и подарила мне книгу «100 способов, как отомстить начальнику», которую я полностью проштудировала в надежде отыскать ответ, но тщетно.

– Придумала! – громкий голос блондинки ворвался в мои мысли.

Я поморщилась, ощущая, что даже возбуждение, вызванное алкоголем, было не в силах отвлечь меня от тоскливых размышлений.

– У меня есть знакомый, занимающийся разными щекотливыми делами. Берет он, конечно, много, но зато сервис на высшем уровне. Плюс, проблемы с законом его не пугают, – пьяный шепот Розали, казалось, разносился по всему залу.

– Какого рода делами? – мгновенно насторожилась Элис, которая даже в подобном состоянии не теряла своей бульдожьей хватки, касающейся всего, связанного с законом. За это качество она и заслужила репутацию высококлассного юриста, способного горы свернуть ради достижения своей цели.

– Не знаю, – пожала точеными плечиками светловолосая красавица. – Можно, например, разрисовать его тачку. Или украсть питомца – хотя сомнительно, что у такого черствого полена могут быть домашние животные, – подруга явно разошлась не на шутку. – Нет, еще лучше: можно похитить его самого – и даже потребовать выкуп!

– Розали, ты явно перегнула палку, – засомневалась Элис, однако коварная улыбка, расплывшаяся на моем лице, заставила ее встревожено умолкнуть. – Беллз? Только не говори, что ты всерьез восприняла этот пьяный бред!

Но увещевания подруги была напрасны: случайно осенившая блондинку мысль не только пришлась по душе, но и моментально оформилась в красочную картинку в моей голове.
Я даже промурлыкала нечто, весьма похожее на «тебе конец, Каллен», как только представила всегда невозмутимого и такого сдержанного шефа, на коленях умоляющего меня о пощаде.

– Ну, давай рассказывай, что у тебя на уме, – хмуро велела Элис, моментально почуявшая неладное и уже готовая всеми силами противостоять задуманному.

По мере моего рассказа лицо подруги мрачнело все больше, в то время как Розали уже набирала заветный номер знакомого, чтобы немедленно начать воплощать мой план в жизнь.
Однако пришлось ее немного притормозить – план был еще недостаточно продуман, и требовалось время, чтобы тщательно просчитать все детали.

В итоге мы сошлись на том, чтобы провернуть задуманное в самом конце рабочей недели. Так я получала возможность выместить все накопившееся раздражение на непосредственного виновника моих страданий, а уже на следующее утро самолет унес бы меня обратно домой – туда, где никакие Эдварды Каллены не смогли бы меня достать при всем своем желании.

Розали этот план привел в полнейший восторг – в отличие от менее авантюрной Элис, которая до последнего пыталась предложить более гуманный вариант. Но я была непоколебима.
Итак, окрыленная открывшейся перспективой, я с волнением ждала приближения выходных. Время словно остановилось. Я сходила с ума от нетерпения, считая минуты до дня «иск».

И, наконец, он настал.

Тем утром я проснулась в великолепном настроении – впервые за все время пребывания в этом городе. Даже дикая головная боль после прощальной попойки не могла стереть с моего изрядно помятого лица коварной улыбки, полной торжествующего предвкушения.

Весь день я провела в подготовке, мысленно проигрывая раз за разом предстоящее действо.

Едва вечер вступил в свои законные права, переполняющее меня волнение достигло критической точки. Девочки остались ждать дома, строго настрого наказав запомнить каждую деталь. Пылая энтузиазмом, они даже предложили сопроводить меня вплоть до места назначения, но с огромным трудом мне все же удалось убедить их этого не делать.

В сотый раз заверив, что расскажу все до мельчайших подробностей, я, наконец, вырвалась на волю и принялась ждать решающего звонка, сидя в машине и отчаянно нервничая.

Эммет – тот самый знакомый Розали – оказался чертовски пунктуален. Едва стрелка часов приблизилась к заветной цифре «девять», как на экране телефона высветился незнакомый номер. Низкий мужской голос произнес всего одну фразу – адрес, куда мне следовало подъехать, после чего мгновенно отсоединился.

Нужный мне квартал заслуженно пользовался дурной славой, но едва ли в этот момент меня могло что-либо остановить.
Уже спустя пятнадцать минут я была на месте, припарковавшись возле приземистого здания бывшего спорткомплекса, ныне простаивающего из-за отсутствия инвесторов. Выбитые стекла и черные провалы окон не внушали доверия, но я храбро оставила телефон в бардачке и, прихватив с собой только крошечную сумочку, вышла наружу.

Высокий светловолосый парень, рубашка которого едва не лопалась из-за выпирающих мышц, ждал меня у черной машины с тонированными стеклами. «И где только Розали его нашла? Не в спортзале ли» - мелькнуло у меня в голове, прежде чем он деловито заговорил.

– Объект на месте. Первый этаж, самая дальняя комната с белой дверью. Эффект лекарства исчезнет через пару минут, после чего он придет в сознание.

Я нерешительно кивнула в ответ – происходящее все больше напоминало мне сцену из типичного третьесортного боевика. Но отступать было поздно. Да я и не собиралась этого делать.

– Вот еще: когда закончишь, вколи ему это – так он моментально вырубится, после чего мои ребята вернут его обратно.

Он протянул мне нечто маленькое, похожее на миниатюрную зажигалку, с одной стороны которой белела небольшая кнопка. Очевидно, на нее следовало нажать, чтобы с обратной стороны выскочила игла с лекарством.

Аккуратно положив загадочный предмет к себе в сумочку, я для храбрости сделала глубокий вдох, после чего шагнула к зданию.

– Удачи, Белла, – в голосе Эммета открыто звучала ирония, но мне было не до него – я уже предвкушала скорую встречу с бывшим начальником.

«Бывшим» - как сладко звучало это слово. И даже огромная сумма с несколькими нулями, заплаченная мускулистому дельцу, не могла заставить меня пожалеть о содеянном. А уж тем более о том, что я еще только намеревалась сделать.

Здание встретило меня настороженной тишиной.
Я осторожно перешагнула через кучу строительного мусора, стараясь не покачнуться на огромных шпильках, которые приобрела специально для сегодняшнего дня. Пройдя длинный коридор, я, наконец, увидела в самом его конце смутно белеющий прямоугольник двери.

Остановившись у цели, я глубоко вдохнула и нажала на ручку.

С тихим скрипом дверь отворилась, и передо мной возникло пустое помещение, больше похожее на типичный подвал из стандартного фильма ужасов, где маньяк изощренно пытает своих жертв. Одинокая лампочка лениво раскачивалась из стороны в сторону, хотя никакого движения воздуха в комнате не наблюдалось. Тусклые полоски света попадали на бетонный пол и серые стены, обнажая неприглядную начинку заброшенного здания.

Но мне была безразлична окружающая обстановка; все внимание сосредоточилось на совсем ином.
В центре комнаты стоял стул.
На нем, привязанный по рукам и ногам к деревянным ножкам, сидел объект моей мести. Обычно идеально лежащие волосы были небрежно растрепаны – очевидно, он пытался сопротивляться.
Плотная черная повязка мешала ему видеть.

«Умница, Эммет», – ухмыльнулась про себя я, подходя ближе.

Пиджака на мужчине не было, зато белая рубашка небрежно собралась складками на теле, сквозь расстегнутые верхние пуговицы виднелась смуглая кожа.
Мой бывший начальник уже пришел в себя – от стука моих шпилек его голова инстинктивно вскинулась верх, словно пытаясь разглядеть источник звуков.

– Что вам нужно? – бархатистый голос прозвучал ровно и почти равнодушно. Словно Каллен находился в своем кабинете, привычно отчитывая меня, а не сидел связанный черт знает где!

Я проигнорировала его слова, подходя ближе.
– Если вы решили похитить меня ради выкупа, то разочарую…

Как именно он собрался разочаровать своих предполагаемых похитителей, я так и не узнала, потому как в этом момент лениво провела острым ногтем по видневшейся сквозь расстегнутую рубашку мускулистой груди.

Эдвард резко дернулся от неожиданности, проглотив окончание фразы.

– Кто ты? – наконец, послышались тревожные нотки в таком обычно невозмутимом голосе. Надо же – он и не думал бояться, разговаривая с похитителем, однако стоило лишь понять, что рядом с ним находится женщина, как вся напускная решимость моментально исчезла!

Я медленно провела рукой по взлохмаченным прядям, с наслаждением зарываясь в них пальцами – как я мечтала проделать это когда-то! Столько всего успело случиться с той поры – а я по-прежнему чувствую сладостное томление где-то внутри при мысли, что могу прикасаться к этому идеальному телу, могу ласкать его, не боясь быть высмеянной или отвергнутой.

Незачем было себя обманывать – я хотела этого изначально, именно потому на мне было короткое блестящее платье и больше ничего. В крошечной сумочке лежали только несколько шелестящих пакетиков из фольги – я точно знала, что хочу от этой встречи.

Сегодняшней ночью он – моя игрушка, и я буду играть в него как и сколько захочу.
Эта мысль придала мне храбрости и я, отбросив все сомнения, опустилась на колени к Эдварду Каллену.

Он ощутимо вздрогнул и попытался разорвать связывающие его веревки, но мальчики, очевидно, неплохо знали свое дело, так как единственное, что ему удалось – это сдвинуть стул на пару сантиметров.

– Скажи мне, кто ты? – потребовал он.

Удивительно, как в этой ситуации он еще пытается командовать!
Неслышно мурлыкнув себе под нос, я не торопясь провела рукой по его выпирающим мускулам – как давно я хотела это сделать! На ощупь они оказались именно такими, какими я их представляла – жесткими, напряженными…

Медленно перемещая пальцы вверх, скоро я уже была у его шеи.

Он настороженно ожидал дальнейших моих действий, еще не осознав, что я не собираюсь причинять ему боль. Единственное, что сегодня мне от него нужно – только великолепное тело.
Поэтому вместо того, чтобы прикоснуться к лицу, как я первоначально планировала, шаловливые пальчики двинулись вниз – туда, где среди жестких волосков темнели два небольших соска.
Приблизившись к одному из них, я начала очерчивать широкий круг, постепенно приближаясь непосредственно к беззащитной перед моими прикосновениями плоти.

Он нервно заерзал. Ход моих действий натолкнул его на верный путь размышлений:

– Меня похитили, чтобы использовать в качестве сексуальной игрушки? – голос прозвучал слегка сдавленно. Но сквозь привычные нотки бесстрастия прозвучали первые признаки заинтересованности.

Молодец, мальчик.

В качестве поощрения за правильность догадок, я прикоснулась к твердому соску, зажимая его между двумя пальцами. Ноги под моими ягодицами ощутимо напряглись – я специально поерзала, чтобы лишний раз его помучить. Но это действо оказалось настолько увлекательным, что спустя пару мгновений движения мои приняли вполне определенный ритм – верх, вниз, верх, вниз. Против такого откровенного предложения, его мужская сущность устоять уже не могла – внушительная выпуклость натянула дорогие брюки, упираясь мне прямо в больше всего жаждущее ласк место. Трусики моментально промокли – не удержавшись, я еще раз поднялась, а затем медленно опустилась прямо на его возбужденный член, сдерживаемый тканью.

Бывший начальник резко выдохнул сквозь стиснутые зубы, чем привлек мое внимание к своему лицу.
Я принялась пристально вглядываться в знакомые черты, наслаждаясь ощущением безграничной власти над сидящим мужчиной. Легким движением коснулась высоких скул. Он отреагировал на мое прикосновение резким движением связанных рук – но веревки в очередной раз устояли, заставив его выругаться сквозь губы.

Эти грязные слова, вырывающиеся из восхитительных, самых сексуальных мужских губ, возбудили меня еще сильнее. Уже не удовлетворяясь одними лишь прикосновениями пальцев, я приблизила к нему свое лицо, наслаждаясь растерянностью мужчины, который словно затаившийся зверь был вынужден только прислушиваться, не в силах угадать, что я сделаю в следующую секунду.
А мне только этого и надо было: окончательно осмелев, я приблизилась к его губам и внезапно лизнула нижнюю. От прикосновения к его плоти по венам пронесся огненный ураган, сметающий все запреты. По бешеному биению его сердца, которое я ощущала своей грудью, плотно прижатой к его груди, я понимала, что он уже тоже не в силах противиться первобытному желанию.

Поэтому на этот раз прикосновение моего горячего язычка не было коротким – я медленно проводила им по его сомкнутым губам, дразня, совращая, приглашая принять участие в моей игре.
Дольше сопротивляться он уже не мог: резко раскрыв рот, Каллен поймал своими губами мой язык и начал эротично его посасывать.

Крепость пала, и я с упоением отдалась страсти. Прильнув к его рту в жадном поцелуе, с ликованием обнаружила, что его губы и язык действуют не менее жадно. Мы приклеились друг к другу так, что каждая клеточка моего тела буквально кричала о необходимости ощущать его обнаженную кожу своей. Мужские губы требовательно истязали мои собственные, точно стремясь отомстить за причиненное унижение, языки сталкивались снова и снова, сплетаясь в яростной схватке.
Бедра невольно вторили этой битве: я начала слегка раскачиваться на нем, чем вызвала еще один неприкрытый стон желания.
Не выдержав, я оторвалась от его губ и начала спускаться дорожкой из жадных поцелуев ниже. На его покрытой испариной коже после прикосновений моих ненасытных губ оставались темные отметины – я специально не сдерживалась, желая, чтобы эти следы еще долго напоминали ему об этой ночи.
Дойдя до напряженных сосков, я принялась сосать их так, как несколько минут назад его губы терзали мой язык.

Тяжелое мужское дыхание, перемежаемое хриплыми стонами, было лучшей мне наградой.
Короткое платье вдруг показалось слишком плотным – поэтому, не задумываясь, я стянула его прямо через голову и бросила на пол. На мне остались лишь крошечные трусики, которые по сути являлись лишь украшением; сумочку же я бросила на платье, убедившись, что достать ее не составит большого труда.

Он явственно слышал шорох снимаемой одежды, и я подтвердила его догадки, обнаженной грудью с бесстыдно выпирающими темными сосками проведя по его возбужденному телу, руками зарываясь в густые волосы.
Мужчина вновь бессильно дернулся – о, как я понимала его в этот момент! Кажется, если бы сейчас я не могла к нему прикасаться, я бы сгорела в пламени неконтролируемого желания.
Поэтому чтобы облегчить его муки, я принялась расстегивать белую офисную рубашку. Но это занятие вскоре показалось мне слишком долгим. Поэтому я с силой рванула в разные стороны дорогую ткань, открывая полный доступ к широкой груди и плоскому животу. Он уже ничего не произносил, только воздух со свистом вырывался из покрасневших от моих поцелуев губ.

Я прильнула обнаженной грудью к нему, точно ласкающаяся кошка – чтобы между нами не осталось ни сантиметра пространства. Кожа к коже. Дыхание к дыханию.
Но и этого моему оголодавшему телу было мало. Между ног горело так, словно я находилась прямо над горящим вертелом. И единственное средство, способное потушить этот огонь, находилось прямо подо мной. Оно до предела натянуло брюки, стремясь вырваться из плена одежды, чтобы утолить тот же плотский голод, что в эту секунду сводил с ума и меня саму.

Я вернулась к его лицу, чтобы опять впиться жадным поцелуем, который губы шефа встретили с неменьшим натиском.
Когда воздуха в легких уже не осталось, я оторвалась от мужчины, жадно дыша.

Мы вышли на финишную прямую.

Мои пальцы – на сей раз без тени сомнений – двинулись к его брюкам. К несчастью, снять их с сидящего мужчины физически было невозможно. Поэтому приходилось довольствоваться тем, что имею. Расстегнув ремень, я принялась возиться с непокорной застежкой.

Его громкие стоны и мое тяжелое дыхание, слившиеся воедино, служили единственными звуками в гулкой тишине помещения.

Звук расстегиваемой молнии показался мне божественной симфонией.

– Скорее, – прорычал он, и этот тон, который я никогда раньше не слышала от всегда собранного и невозмутимого Эдварда Каллена, подействовал на меня как самый сильнейший в мире афродизиак.
Еще мгновение – и сквозь проем показалась серая ткань боксеров, сквозь которую на волю отчаянно рвался возбужденный член. Я не удержалась от того, чтобы прикоснуться к нему прямо так – бедра мужчины резко дернулись мне навстречу, призывая не тянуть.

С наслаждением запустив обе руки в его ширинку, очень скоро я нащупала резинку трусов.
Эдвард вовсю старался помочь, выгибая ноги так, чтобы облегчить мне работу. Грудь его переливалась в тусклом оранжеватом свете капельками пота, желваки на скулах свидетельствовали, каких мучений ему стоило мое промедление.

Мне удалось, наконец, подцепить пальцем резинку, и я потянула ее вниз, одновременно второй рукой помогая возвышающемуся мужскому члену освободиться из плена.

Когда это, наконец, удалось сделать, воздух сотрясли два громких крика: мой торжествующий стон, едва я воочию увидела его размер, и яростный мужской рев, когда внезапно убрав руки, я поднялась с его колен.

– Сссучка, – этот сбивчивый шепот отозвался во мне сладостной болью, – Я же найду тебя, дрянь. Ты еще…

Я заткнула его рот жадным поцелуем, одновременно разрывая маленький пакетик, ради которого я и покидала столь желанные колени. Раскрытую сумочку на пол возвращать не стала.
Крепкий член подо мной настойчиво требовал продолжения. Поэтому я, уже в который раз, первой разорвала жаркое сплетение наших губ, чтобы отодвинуться и, наконец, уделить должное внимание Каллену-младшему.

Его размеры потрясали даже мое искушенное воображение – казалось сложным даже представить этого гиганта во мне. Но распаленное нутро срочно требовало заполнения – и в этот момент ему было совершенно плевать на размеры.

Как хорошо, что я взяла самый большой презерватив из всех возможных. Эта мысль вертелась в голове, пока я натягивала на возбужденную мужскую плоть, увенчанную блестящей от выступившей смазки головкой, изделие из латекса.

Эдвард вновь дернулся – бедняга, я даже представлять не хотела, как он себя ощущал в эту минуту. Сложно мириться с собственным бессилием, когда привык всегда и везде быть командующим.
Наконец, все было готово. В последний раз обозрев открывавшуюся мне картину, я обхватила руками напряженные мужские плечи и принялась медленно садиться – на этот раз метясь точно в цель.

Едва головка члена коснулась моей влажной плоти, я не сдержала полувхлипа-полустона. Каллен был напряжен так сильно, что мышцы под моими руками казались жесткими натянутыми струнами.
Я продолжала медленно опускаться на гордо стоящий орган своего начальника; мужчина что-то бессвязно шептал мне, не прекращая пытаться разорвать веревки, стягивающие руки.

Его член казался бесконечным – я уже чувствовала, что еще немного, и он заполнит меня полностью. Но мне не дали насладиться этими крупицами ощущений до конца – не выдержав, Эдвард с коротким рыком резко дернулся бедрами, до основания погружаясь во влажную глубину моего тела. Я протяжно застонала в такт хриплому стону, прижимаясь к горячему напряженному мужчине.

Мои бедра подхватили заданный ритм, и совсем скоро помещение наполнилось громкими стонами удовольствия, которые издавали мы оба, целиком отдавшись страсти.

Спустя пару минут я все еще энергично двигалась на мужчине, руками ласками мускулистую грудь; но мои движения раз за разом становились все более плавными – я намеренно тормозила себя, стремясь растянуть подступающее удовольствие.

Шеф был категорически против – я чувствовала это по протестующему стону, вырвавшемуся сквозь стиснутые зубы, когда я, приподнявшись, заставила его возбужденное достоинство покинуть облюбованное местечко. Он попытался резким движением бедер вернуться обратно в меня, но я не позволила этого сделать, вместо этого медленно-медленно дразнящим движением опускаясь на напряженную головку. Как только он вновь оказался во мне, мы, не сговариваясь, простонали в унисон – но едва он попытался проникнуть глубже, я снова приподнялась, намеренно сводя его с ума томительным ожиданием.

Так продолжалось несколько раз – мужчина судорожно дергался, пытаясь освободиться, словно в горячечном бреду шептал ласковые слова вперемешку с ругательствами, двигал бедрами, стараясь насадить меня на себя – все было напрасно. Я придерживалась выбранного мной ритма, намеренно игнорируя его попытки мне помешать.
Но, черт возьми, как же это было сложно!! Каждый раз, когда головка его члена проникала в мое влажное, истекающее соками влагалище, мне казалось, я вот-вот сорвусь и примусь неистово насаживать собственное тело на твердое возбужденное достоинство, как того требовало мое пылающее нутро. Если бы не воспоминания о тех долгих месяцах, в течение которых он методично изводил меня бесконечными придирками, я бы давно уже сорвалась.

Но Каллен в конечном итоге все снова решил за меня.
Когда я, держась из последних сил, вновь приподнялась, намереваясь в последний раз продлить его мучения, это случилось.
Веревки, все это время покорно удерживающие его руки, не выдержали отчаянного натиска и пали смертью храбрых.
Я осознала это в тот момент, когда внезапно на мои бедра резко опустились горячие мужские ладони, с силой насадившие меня до основания на твердо стоящий член. Это ощущение было настолько неожиданным, настолько острым и пронзительным, что в эту секунду я даже не испугалась. Все, что могла сделать – это, чуть всхлипывая от нестерпимого наслаждения, лишь подчиниться стремительному ритму властных мужских бедер. Сильные пальцы, словно не доверяя мне, впились в нежную кожу, каждый раз плотно нанизывая на возбужденное достоинство шефа.

Скрип стула под нами уже не прекращался; наши тела, мокрые от пота, неистово терлись друг об друга в такт ритмичным движениям. Его голова была откинута на спинку стула, сквозь приоткрытый рот Каллен с шумом вдыхал и выдыхал воздух, в то время как его тело неутомимо трудилось подо мной, с каждой секундой приближая нас к пику.
Внезапно он отпустил мои бедра, но не успела я даже отреагировать на это, как сильные пальцы обхватили мою шею. Даже если бы он попытался сейчас задушить меня, я бы ничего не сумела сделать – внутри меня все росло и росло томительное предвкушение удовольствия, огненный узел внизу живота закручивался в тугую спираль, обессиленное чувственной скачкой тело просто молило о разрядке.

Я лишь успела почувствовать, как толстый стержень горячей мужской плоти в последний раз с силой погрузился в меня, после чего раздался взрыв. Точнее, он раздался лишь в моей голове и моем теле – но в тот момент казалось, что вся вселенная разом прекратила существовать, разлетевшись на мельчайшие огненные частицы. Всполохи света сверкали перед закрытыми глазами – сейчас я бы не сумела даже назвать свое имя, не говоря уже о чем-то большем.
Эдвард кончил секундой позже – его бедра судорожно дернулись подо мной, застыв в одном бесконечном рывке, после чего тело мужчины резко обмякло, расслабляясь. Хриплый стон эхом прозвучал под сводами комнаты, прежде чем удовлетворенно затихнуть. Я все еще пыталась отдышаться, не в силах даже слезть с колен шефа, руки все еще лежали на мокрых от напряжения плечах.
Пальцы мужчины лениво поглаживали мою шею, грудная клетка тяжело и часто вздымалась – я не без гордости отметила, что наша скачка изрядно утомила не только меня.

Не было сил шевелиться вообще – но и медлить больше нельзя было. Я только успела подумать об этом, как в следующее мгновение его руки без предупреждения резко дернулись к голове, чтобы избавиться от повязки.
Я опередила его лишь на секунду.
В тот момент, когда игла плавно вошла в тело мужчины, повязка была почти снята.

Последующие события промелькнули перед глазами, словно кадры из фильма.

Я с величайшим трудом натянула платье, даже не потрудившись придать ему человеческий вид, туфли сняла и просто несла в руке, совершенно не заботясь о том, в каком виде выйду на улицу.
Каллена я оставила в таком же состоянии, как он был, лишь застегнув ширинку – отчего-то не хотелось, чтобы кто-либо кроме меня мог увидеть его таким.
Перед тем, как уйти, я долго-долго смотрела на такое знакомое лицо, черты которого сейчас казались совсем не такими надменными, какими я помнила их по работе. Он казался большим плюшевым мишкой, которого так и хотелось взять к себе в постель, обнять и поцеловать.
Эти мысли разом отрезвили меня гораздо лучше всякой пощечины.

О чем я вообще думаю, черт возьми? Я добилась своего, отомстила своему начальнику так, как это не снилось ни одной секретарше ни до, ни после меня – так в чем моя проблема?

Вправив себе мозги, я с гордо поднятой головой вышла из здания, направляясь к машине. Но перед тем как уехать, так и не смогла удержаться от прощального взгляда в ту сторону, где остался мужчина, с которым у меня был самый дикий и незабываемый секс.
«И это еще учитывая, что Каллен был связан по рукам и ногам. А вот если представить, каким мог быть секс с ним, если бы он был свободен…» - эта мысль упорно крутилась у меня в голове всю последующую ночь, пока девочки старательно выпытывали у меня подробности.
Не знаю, остались ли они удовлетворены моими бессвязными репликами и явным нежеланием что-либо рассказывать, но я сама была в эту ночь более чем удовлетворена, поэтому едва моя голова коснулась подушки, я крепко заснула.

Снился мне, естественно, мой бывший начальник, обнаженный, с обрывками веревок, болтающимися на запястьях и лодыжках.

На следующее утро мне было не до воспоминаний: мы дружно умудрились не услышать будильник, поэтому на сборы и долгие прощания просто не осталось времени.

Домчав до аэропорта, Роуз расцеловала меня в обе щеки и пообещала приехать в гости – прихватив с собой и Элис, которая в эту минуту уже должна была быть в суде, после чего блондинка, истошно сигналя, помчалась на работу.

Я же поспешила к стойке регистрации, надеясь через пять минут уже занять свое место в самолете. Багаж уже ожидал меня на борту, поэтому я была налегке, что было мне только на руку.

Девушка за стойкой мило улыбнулась, когда я протянула ей документы.

Но не успела она даже произнести формальное приветствие, как вдруг чьи-то сильные руки легли мне на бедра, и знакомый голос хрипло прошептал на ухо:

– Захотела сбежать от меня? Наивная. Думала, я позволю тебе спокойно улететь после того, что ты проделала со мной этой ночью, не потребовав расплаты?

Я застыла, точно пойманная на месте преступления. Предательское тело в ту же секунду узнало бесстыдно прижавшегося ко мне мужчину, с радостью отреагировав на знакомые прикосновения. В памяти тут же всплыли непрошенные картины того, как этими самыми руками бывший начальник грубо держал меня за бедра, раз за разом насаживая на свой возбужденный член.

– Мистер Каллен, я вас не понимаю, – заикаясь, начало было, но тут я внезапно ощутила прикосновение горячих мужских губ к своей шее. Словно электрический разряд прошел по всему моему телу, сконцентрировавшись в самом низу живота.

– Ты думала, я не узнаю эту родинку? Которая дразнила меня тем проклятым днем, когда ты надела то чертово платье? Ту, которую я ласкал вчера пальцами, пока мой член находился глубоко внутри тебя?

Посылая огненные волны по всему моему телу, он языком нашел родинку – предмет моего постоянного смущения – и начал легонько ее посасывать, при этом сильнее вжимаясь в меня своим уже изрядно возбужденным телом. Между тем осмелевшие мужские пальцы двинулись под юбку.

Неосознанно я потерлась попкой о его выпирающее достоинство, чем вызвала низкий хриплый стон, который заставил меня окончательно потерять последние капли разума.
Казалось, мои трусики уже не могли стать еще мокрее – но тихий смешок, последовавший за действиями горячих рук, заставили убедиться в обратном.

Я таяла в его жарких объятьях, и уже не могла скрывать своего возбуждения – твердые соски, натянувшие тонкую полупрозрачную блузку, нахально требовали своей доли прикосновений. Но разум еще пытался хоть как-то вернуть контроль над ситуацией:

– Моя стажировка закончилась, поэтому вы не имеете права задерживать меня. Мое начальство ожидает, что я вернусь на следующей неделе, поэтому бесполезно…

Мой неуверенный голос, полный плохо скрываемого желания, лишь рассмешил его.

– Ты знаешь, чем на самом деле занимается моя фирма? Что служит основным источником прибыли? Не знаешь?
Я отрицательно качнула головой, почти не понимая, о чем вообще он спрашивает. Он ласково шепнул, поглаживая мои ягодицы:

– Так я скажу тебе. На самом деле моя фирма занимается перевоспитанием капризных деток богатеньких родителей, которые готовы заплатить любые деньги, лишь бы их чадушки остепенились. Что ты ответишь, когда я скажу, что твое начальство, – он с нажимом произнес последнее слово, – заплатило моей фирме за то, чтобы я лично занялся твоим воспитанием.

Даже возмутительный смысл сказанных им слов не смог пробиться сквозь огненную стену возбуждения, затуманившую мой разум. Я превратилась в сплошной сгусток желания – и виноват в этом был Эдвард Каллен, чьи горячие пальцы уже забрались под тонкую резинку трусиков, лаская разгоряченную кожу.
Несчастная девушка за стойкой уже не знала, куда прятать глаза. Может быть, в иной ситуации я бы ее пожалела, но сейчас меня волновал лишь один мужчина. Точнее, его горячее дыхание, обжигающее шею, и возбуждающие слова, которые он дразняще шептал мне на ухо:

– Если бы ты знала, сколько раз я смотрел на твое совершенное тело, мечтая, жаждая, почти физически нуждаясь в том, чтобы опрокинуть на стол, задрать строгую юбку и овладеть тобой прямо на рабочих документах. А потом на диване. На полу. На принтере. Везде. Чтобы на тебе, как клеймо, остался мой след, мой запах, мои прикосновения.

Я бессознательно откинула голову на его плечо, чем моментально воспользовались жадные губы. Впившись грубым поцелуем в нежную кожу, он ласкал и посасывал, доводя меня практически до оргазма одними прикосновениями.
– Ты знаешь, сколько твоих следов осталось на мне? Я жажду отмщения, Изабелла. Я не оставлю ни единого уголка твоего тела, которое бы осталось без отметин. Ты не сможешь даже выходить на улицу, – его горячий шепот я слышала точно в полусне, остро ощущая только горячие ласкающие пальцы.

– Мне ведь нужно лететь, – я сумела лишь бессвязно пролепетать в ответ.

– Но тогда мне придется сообщить твоему начальнику, что ты полностью безнадежна, и я умываю руки. И в этом случае тебя ждет пыльный Техас и отсутствие всяких развлечений на долгие, долгие годы.

– Или? – прошептала я, уже понимая, что он выиграл. Странно, но этот возмутительный шантаж не вызвал в моей душе никакого недовольства. Зато тело открыто ликовало.
– Или же я скажу твоему отцу, что ты делаешь успехи, но необходимо дополнительное время, чтобы закрепить... скажем так, твои достижения.
Он резко развернул меня к себе лицом, и я явственно прочла в его потемневших от желания глазах, какие мои достижения и как именно мы будем закреплять.

Он соблазнительно улыбнулся и промурлыкал самым порочным голосом на свете:
– Ну что, моя сладкая Белла, продолжим обучение?..

ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-9374-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Львица (27.09.2011) | Автор: Львица
Просмотров: 9424 | Комментарии: 91


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 911 2 3 »
0
91 bitite_zum   (03.03.2019 03:17)
Cпасибо за эту горячую историю!

0
90 pola_gre   (18.09.2016 09:34)
Им, действительно, необходимо дополнительное время, чтобы закрепить достижения.
Надеюсь, они как следует закрепят и приумножат свои успехи biggrin :D biggrin

Спасибо за горячую историю!

0
89 lyolyalya   (24.08.2016 12:39)
Я опять перечитала историю и мне не терпится прочитать продолжение. Я знаю что оно планируется и знаю после какой истории, но блин!!!! Это очень горячо и неординарно чтобы откладывать в долгий ящик tongue
Люблю такого Эдварда, который сильный и властный, но в тоже время умеет быть нежным.
А вот работника аэропорта мне действительно жалко... напрашивается только одно: "наш девиз непобедим, возбудим и не дадим". tongue

0
88 Nedji   (27.07.2016 21:49)
это было горячо)

0
87 Vivett   (05.04.2016 14:00)
Невероятнейшая история!

+1
86 Неважно   (21.10.2015 17:17)
Ох, спасибо за эту горячую историю))

+1
85 Laterien   (08.10.2015 08:44)
Очень горячая история! Белла очень мстительная женщина biggrin Спасибо за прекрасную и, жаль, что единственную, историю happy

+3
84 lyolyalya   (06.09.2015 21:59)
Спасибо большущее! Не самое легкое чтиво на ночь глядя. Спешу на форум, только сначала, нужно остыть. Спасибо. Спасибо. Спасибо. Это просто шик!!!! Аплодирую стоя и восхищаюсь твоим талантом

+1
83 12345678   (20.08.2015 01:21)
Спасибо

+1
82 savenka   (11.03.2015 20:02)
Ты неподражаема))) шикарная история)))) маленькая, но такая подробная, что после ее прочтения нет вопросов вообще, все четко и ясно))))

+1
81 traum_al   (05.01.2015 01:54)
Это было нечто... biggrin

+1
80 чиж7764   (20.01.2014 01:11)
Всё было вменяемо, пока пьяная Элис не начала флиртовать с пальмой...
Месть была совершенно убийственной. Как он умудрился верёвки разорвать? Его штопальными нитками, что ли, связали?
Окончание было - будь здоров! Я даже опешила. Вот ёлки-палки же!:0 Он понимает, что они умотают друг друга своим темпераментом довольно быстро?

0
79 Sveta25   (01.11.2013 09:47)
Обалденно горячая история wink biggrin biggrin biggrin Спасибо tongue

+1
78 малышка   (19.10.2013 03:06)
Ах,офигенная,горячая,обжигающая,крышесносящая история!)))
Спасибо огромное! biggrin

+1
77 Pinenuts   (18.09.2013 11:16)
Уже не раз перечитываю эту просто крышесносящую, горячую историю, тут даже не надо слов, она просто ШИКАРНА smile
Эдвард конечно полный говнюк в плане работы, но как оказалось это его работа быть таким biggrin Но Белла ему очень хорошо отомстила, да так отомстила, что он просто напросто отказался отпускать её куда-либо tongue Жаль, что нет продолжения....Большое спасибо!

+1
76 Ange-lika   (08.08.2013 09:37)
Спасибо за горячую историю. Как раз самого действенного способа и не было в книжке...

+1
75 робокашка   (05.08.2013 20:17)
Да, девчонки круты... но слабы перед волей боооольших обстоятельств... wink

+2
74 Mari:)   (16.07.2013 01:09)
ммм....ухемае....этобылочертвозьмигорячоиябытоженеотказаласьнаместеБи!!!я хочуууууу
Ух, как же жарко и лед уже не помагает, черт возьми, я згораю!!!

Спасибо огромное!))

+2
73 aniuta4ka94   (25.05.2013 19:31)
Благодарю

+2
72 Mleno4ka   (22.05.2013 15:42)
Уххххх, это был самый горячий мини-фик, который я читала))) *насите воду и огнетушитель*
Очень страстно, а главное с юмором! Меня покорила Элис, флиртующая с пальмой!))) biggrin

+1
71 ღSensibleღ   (04.03.2013 11:47)
Спасибо

+1
70 Solt   (15.01.2013 00:43)
Я буду мстить и мстя моя будет страшна))))
Спасибо, было горячо.

+1
69 tess79   (05.01.2013 14:59)
Ух, ты...чОрт...мне вовек не собрать воедино ту желеобразную побулькивающую огненными всполохами субстанцию, что растеклась вместо меня в кресле...Юля, елы-палы! Перечитаю я, пожалуй!

+2
68 TaTka73   (19.12.2012 15:34)
СПАСИБО!!!!!!!!!! ТАКАЯ СТРАСТНАЯ КРЫШЕСНОСЯЩАЯ ИСТОРИЯ!!!!!!!!!!!
– Ну что, моя сладкая Белла, продолжим обучение?.. мммммм!!!!!!!!!
ох, а хотелось бы как продолжения, заглянуть в мысли Эда , связанного на стуле... ммм обморок, мля!!! или месть сладка... опять обморок!!!
Ладно есть место для фантазий и мечт !!!!!!!!! biggrin
еще раз СПАСИБО!!!!!!!!!!!!!!!!

+1
67 Rosalie007   (01.12.2012 21:14)
Спасибо. Супер

+1
66 Vârcolac   (30.11.2012 04:31)
Замечательно горячая и чувственная история, очень понравилась!! happy happy happy Спасибо огромное!! biggrin biggrin biggrin

+1
65 helencapricorne   (30.11.2012 00:26)
Пошла перечитывать wink

+1
64 antonia   (03.11.2012 01:42)
Спасибо

+1
63 Monaco   (02.11.2012 16:26)
Прекрасно, требуем продолжение))

+1
62 shweds   (01.11.2012 19:17)
Потрясающе, а если Эдвард включит фантазию, то месть будет супер горячей!!!!

1-30 31-60 61-90
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]