Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4842]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14347]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Если ты этого хочешь...
Но Белла не показывает признаков страха или удивления, когда вампир кладет руки по обе стороны от нее на каменный парапет, практически заключая её в объятия. Белла оборачивается и… улыбается.
Улыбается второй раз… и не мне…
Новая 13 глава от 13 октября.
Альтернатива Новолуния от Валлери.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Реверс
…Леа вспомнила плавно летящие хлопья в мягком свете фонарей. Когда это было? Меньше суток назад. А кажется, что в другой жизни. В той жизни у Леа была работа, дом и любимый муж. Но вот ее ли это была жизнь?..

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 501
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Ты - моё лето. Глава 7. Лето, когда ты привез друзей. Часть 1

2019-10-21
16
0
Глава 7. Лето, когда ты привез друзей

1989

Массовые протесты в Германии привели к падению Берлинской стены (1)
Группа «Нирвана» выпускает свой первый альбом «Bleach» для независимого лейбла SubPop (2)
У Дрю Бэрримор (3) и Кори Фельдман (4) после встречи на съемочной площадке "15 andGettingStraight." начался их непродолжительный, но бурный роман.


Эдвард - 18 лет, Белла - 17 лет.

Тусклый красный свет мерцает в тёмном помещении, освещая подносы с химикатами. Я слышу слабый шёпот моих однокурсников в классе. Никто из них не хочет заниматься, оно и понятно, – ведь сегодня последний учебный день перед летними каникулами. Ну, никому, кроме таких лузеров, как я, которым больше нечего делать. Даже наш преподаватель мистер Баннер раздражён, и сейчас мне так хочется разбить все свои принадлежности, но я понимаю, что потом у меня не будет шанса для обработки этих снимков.
Аккуратно окуная бумагу в проявитель, я осторожно наклоняю кювету в разные стороны, чтобы раствор равномерно пропитал фотобумагу; и вот, постепенно, на нём начинают проявляться тёмные и светлые пятна. Тщательно обработав фотографию, я с помощью пинцета стряхиваю остатки раствора с листка, ополаскиваю его водой и кладу в ванночку с закрепителем. Снова, аккуратненько, поворачиваю отпечаток в растворе. И вот, серый цвет начинает постепенно исчезать, уступая место черно-белой излучине реки, и мне нравится наблюдать за процессом, когда реальность буквально прыгает со страницы.
Продолжая процесс, я кладу изображение уже в третий лоток, обрабатывая его раствором, и жду, пока изображение не станет чётким.
Смыв с фотографии лишние химикалии, я вешаю её на проволоку рядом со столом для проявки, который находится в тёмной комнате нашего класса, и тут я слышу приглушенный кашель за спиной.
– Это, воистину, уникально, – раздаётся низкий, хриплый шёпот за моей спиной.
Вытерев руки о передник, я смотрю через плечо. Гаррет пристально рассматривает мою фотографию, его лицо светится, когда он склоняется над фото.
– Мне нравится, как ты переэкспонировала фото, этот выцветший эффект даёт ощущение горячих солнечных лучей на тротуаре.
– Спасибо, – застенчиво улыбаюсь я, мысленно ликуя. Именно этого эффекта я и добивалась.
– Ты можешь сделать на этом карьеру и всё такое.
Гаррет подходит ближе, от него пахнет сигаретами, лосьоном после бритья, и фотораствором. Он высокий и худой, один из этих богатеньких, выпендрёжных типов; у него длинные густые каштановые волосы, а его бумажник прикован цепью к штанам. В этом году мы работали над совместным проектом; наш коллаж, призывающий к поддержке разрушения Берлинской стены, был выбран для демонстрации возле немецкого консульства в Боулдер Сити, штат Невада.
– Ага, точно. Я уже прям вижу, как папа разрешает мне создать фотолабораторию на пристани, – саркастически бормочу я.
Осторожно опуская следующий отпечаток в проявитель, выдерживая снимок в растворе, я наблюдаю за проявлением. На этот раз – это изображение моего отца: кепка надвинута на глаза, а во рту сигарета, – он пытается завести мотор на лодке. Изображение его рук не совсем чёткое, и мне хочется сделать их немного темнее, поэтому я оставляю бумагу в растворе чуть дольше.
– А что насчет колледжа? Ты можешь поступить в класс искусства и использовать их лабораторию, чтобы развивать свои навыки, а потом продавать снимки в журналы и газеты. Когда накопишь достаточно денег, ты сможешь обустроить тёмную комнату в своём доме. Это ведь не так сложно, – настойчиво продолжает Гаррет.
– Колледж стоит денег. И почему тебя это так волнует? – спрашиваю я, слегка раздражённая его настойчивостью.
– Я просто не могу видеть, как такой талант тратится впустую. Мы не должны позволять себе быть ограниченными капиталистическими издательствами, которые наше правительство использует, чтобы скрыть очевидные репрессии своего народа.
Гаррет стоит теперь прямо за моей спиной, пока я повторяю с фотографией все действия, после чего вешаю папино фото на проволоку, чтобы оно высохло.
– То, что мы родились без привилегий, не означает, что мы не заслуживаем того, что и дети верхушки.
– Разве твой отец работает не в городском управлении? Он, ведь, юрист, так? – с усмешкой спрашиваю я.
Гаррет ничего не знает о судьбе обездоленных. Хотя, я тоже ничего не знаю о них. Есть люди, которые живут гораздо хуже, чем я.
– Да, но это не значит, что я принимаю его идеалы. Я такой же, как и ты, Белла, – Гаррет легко касается моей руки, и я замираю.
– Что ты имеешь в виду, говоря, что такой же, как я? Бедный? Речная крыса? – резко выговариваю я.
– Нет, Белла. Постой. Ты не так меня поняла. Я имел в виду, что ты настоящая. Тебя не интересует вся эта поверхностная ерунда. Ты – есть ты, и это так здорово, – робко улыбается Гаррет. – Послушай, я просто пытаюсь сказать, что ты мне нравишься. Я весь год умирал от желания пригласить тебя куда-нибудь.
– Я не хожу на свидания.
И это правда. Я не хожу на свидания. В течение всего года я отказывала всем, я ни с кем не целовалась, и никому не позволяла трогать себя. Никому с прошлого лета. С тех пор, как Эдвард уехал.
– Знаю. Просто я подумал, что между нами что-то есть, – Гаррет убирает волосы со своего лица, у меня есть секунда, чтобы рассмотреть его.
Он симпатичный, и выглядит так, словно он хорошо целуется. С ним также хорошо и в эмоциональном плане. Его увлекают разные вещи, и с ним можно долго-долго продолжать разговор о государственных заговорах. Быть может, мы похожи.
Но есть только один человек на этой планете, с которым я связана.
– Гаррет, ты на самом деле очень хороший парень, – начинаю я.
И его взгляд устремляется в пол. Но, просто, я не хожу на свидания. Не сейчас, – добавляю я, потому что мне ненавистна мысль, что я заставляю его чувствовать себя плохо.
– Да, я знал, что ты так ответишь. Я просто не мог окончить школу, так ни разу и не попытавшись, – бормочет Гаррет.
И я чувствую себя ужасно. Я такая глупая! Я должна была пойти с ним. Он хороший, и я нравлюсь ему.
И он здесь.
– Ты не хотел бы поесть мороженого в Dairy Burger после занятий?
Гаррет с недоверием посмотрел мне в глаза.
– Правда? – с такой надеждой спрашивает он, что я съеживаюсь.
Ох, Боже. Я, действительно, очень нравлюсь ему.
– Да, правда, – бормочу я, опуская следующую фотографию в проявитель.
Прежде, чем линии начали проявляться, я уже знала, чья это фотография. Его красивые губы растянулись в дразнящей улыбке, кепка скрывает грязные волосы и глаза, которые даже на бумаге притягивают взгляд.
Я ненавижу его. Ненавижу за то, что до сих пор не могу забыть его. Ненавижу, что всё ещё хочу его. Ненавижу, что всё ещё мечтаю о его поцелуях и что уже десятки раз неряшливым почерком написала в своей тетради Белла Каллен; а также попробовала различные вариации написания. Белла Мари Каллен. Белла Свон Каллен. Изабелла Каллен. Изабелла Мари Свон Каллен. О Боже, я так сойду с ума.
Я ненавижу, что любой парень бледнеет в сравнении с моим лучшим другом. Ненавижу, что его тут нет, и что он не мой, и что он никогда не будет моим. Я просто всё ненавидела.
Я так засмотрелась на его красивое лицо, его волевой подбородок и улыбающиеся глаза, что совсем забыла ополоснуть снимок от раствора. Я оставила фотографию в воде, она потемнела и затонула.
Каллены приехали через две недели после того, как я окончила школу. У меня не было вечеринки. Я не участвовала ни в одном из традиционных праздников, устраиваемых по поводу окончания. Я просто пообедала вместе с мамой в Тропикане. Она подарила мне серебряное колье с кулончиком в виде подковы, украшенной мелкими алмазами, и сказала, что это на счастье.
Пару раз мы с Гарретом вместе гуляли: просто ходили в Dairy Burger в Боулдер Сити, чтобы поесть мороженого, и на прощание я целовала его в щёчку. Он говорил много интересных вещей о жизни и вселенной. Мне нравилось быть с ним, но чего-то всё равно не хватало.
Честно, я не знала, что будет, когда Эдвард вернётся. Я надеялась, что мы можем вернуться к дружеским отношениям, – ну, как тогда, когда мы были маленькими, понимаете? Мороженое и глупые розыгрыши, просто проводить время вместе, как друзья. Без ласк.
Около семи вечера, стоя на крыльце своего дома, я смотрю, как чёрный мерседес паркуется на заранее забронированное Калленами, место, а за ним – блестящий серебристый вольво. Роуз и Элис вместе с миссис Каллен выходят из мерседеса, после них из машины появляется доктор Каллен, и я вижу, как мой брат несётся через весь палаточный лагерь к ним.
Со стороны водительского места вольво выходит Эдвард, я понимаю, что это – его подарок на окончание школы. На нём надета рубашка-поло, тёмные очки, и он рукой зачесал свои рыжие волосы назад. Он выглядит так, будто только что вернулся со съёмочной площадки рекламы какого-нибудь проклятого шампуня. Следом за ним из машины выходит компания совершенных, очень красивых молодых людей. Это две девушки с длинными локонами, которые стараются руками разгладить складки на своих шортах, и двое парней. Они потягиваются и оглядываются, изучая окрестности, а мне хочется блевануть прямо на крыльце.
Что, чёрт возьми, здесь происходит?
Мой брат подбежал к Роуз, притянул её в свои медвежьи объятья и не выпускал из рук несколько долгих минут, перед тем, как дрожащей рукой поздороваться с доктором Калленом. После он обнимает Элис и миссис Каллен, и машет рукой Эдварду. Тот медленно приближается к моему брату, они приветствуют друг друга ударом кулака об руку, затем он оглядывается и замирает. Даже на таком расстоянии я чувствую, как его взгляд прожигает, и внутри меня все переворачивается.
Меня трясёт, руки дрожат, а затем он отводит взгляд. Это хуже, чем я могла себе представить. Зачем он привез их сюда? Это наше место, наше лето и теперь я должна поделиться всем этим с его друзьями из Сиэтла? Я почти слепну от злости и тут, одна из девушек, высокая блондинка, запрыгивает Эдварду на спину. Слегка рассмеявшись, он аккуратно опускает её обратно на землю. Он снова смотрит на меня, и мне кажется, что в его глазах есть что-то похожее на извинение. Лишь на секунду я позволяю себе задержать на нём взгляд, так как мне слишком противно за всем этим наблюдать, и стремительно ухожу в дом.
Я стараюсь мыслить рационально, пока наворачиваю круги по гостиной, пытаясь успокоить бешеную гонку своего сердца; изо всех сил сдерживая себя, чтобы не начать кричать, сдерживаю себя, чтобы не разбить что-нибудь. Я хотела этого. Я сказала ему, что всё хорошо. Что это к лучшему. Он не принадлежит мне. Он не мой. Это то, чего я хотела.
Легкий стук в дверь, и мне хочется провалиться. Это, должно быть, он. Я провожу руками по лицу, стряхиваю невидимые крошки со своей футболки и джинсовых шорт и чувствую себя уверенной на сто процентов в своей старой поношенной речной одежде. Белла, сделай усилие над собой. Просто открой дверь.
– О, Мой Бог, Белла! Он здесь! – кричит Элис, заваливаясь в нашу гостиную и размахивая руками.
Я закрываю дверь за ней.
– Кто здесь? – спрашиваю я, окончательно запутавшись.
Мой разум тут же подкинул мне изображение Эдварда, и мне так захотелось ударить себя по лицу. Хватит, Белла. Твои действия уже так очевидны.
– Джаспер! Ты помнишь, я рассказывала тебе о нём. Я всегда была влюблена в него. Он здесь. Эдвард пригласил его приехать, и, вот, теперь он здесь!
Элис выглядит так, будто она сейчас может взорваться, и небольшие проблески воспоминаний появляются в моей голове. Я смутно вспоминаю наш разговор несколько лет назад. Тем же летом, Элис сказала мне, что Эдвард был влюблён в меня.
– Ну, это хорошо, так ведь? – я стараюсь контролировать дрожь в своем голосе, я в опасной близости от того, чтобы развалиться на части.
Элис качает головой и заламывает руки.
– Нет, это не хорошо!
– Нет, совсем не так! Теперь всё время, пока он будет здесь, я буду параноиком. Он увидит меня без макияжа, в купальнике, и сразу после того, как я проснусь. Он может наткнуться на мои грязные трусы, или вдруг у меня слюна попадет на подбородок? И, о, Боже, Белла, а что, если я храплю? А что если я разговариваю во сне?
Элис уже на грани слёз. Я никогда не видела её такой. Она всегда была такой спокойной и уверенной.
– Элис, успокойся! – Я хватаю её за руку и тяну на диван. – Всё будет хорошо. Если он не влюбится в тебя, увидев твои грязные трусы или то, как ты пускаешь слюни, тогда какой смысл? Я имею в виду, ты же не можешь вечно скрывать это.
– Знаю, я просто слишком нервничаю. Он мне очень сильно нравится. И я не хочу всё испортить, – вздыхает Элис.
– Просто перестань нервничать, будь собой и всё будет хорошо. Трусливая и педантичная Элис выглядит не привлекательно, – шучу я, и губы Элис растягиваются в улыбке.
– Ох, замолчи, – бормочет она.
– Ну, и кто все эти люди? – колеблясь, спрашиваю я.
– Друзья Эдварда. Карлайл разрешил ему привести сюда пару своих друзей после окончания школы. Они пробудут здесь всего пару недель, – отвечает Элис.
– Он… они, я хочу сказать… – я так и не смогла договорить.
– Эм, о’кей, парень-блондин в кепке и в белой футболке, выглядящий как смесь Ривера Феникса и Дина Мартина, это и есть Джаспер. Белла, он носит подтяжки! Разве это не очаровательно? – восторгается Элис.
– Он носит подтяжки? Здесь? – фыркаю я.
А Элис всё продолжала говорить.
– Другой парень – это Майк Ньютон, он играет в баскетбол вместе с Эдвардом. Девушка с темными вьющимися волосами – Джессика Стенли, подруга Майкла, – Элис заправила локон волос за ухо, открывая вид на сережку с алмазом, который мерцает под светом флуоресцентной лампы.
– А другая девушка? – выдавливаю я из себя и мое сердце заполняется ощущением страха: не нужно быть гением, чтобы понять кто она.
– Мне кажется, её зовут Лорен. Она подруга Джессики, – Элис не смотрит на меня.
Да уж, подружка Джессики на мою задницу. Лорен, та самая ошибка, – девушка, с которой Эдвард переспал по пьяни. Мне никогда не забыть это имя.
– Элис, всё хорошо. Я не ревную. – «Лгунья! Лгунья! Лгунья!» – В любом случае, Эдвард ничем мне не обязан. Мы просто друзья.
– Белла, мне не кажется, что вы с Эдвардом когда-либо были просто друзьями, – с грустью говорит Элис.
И я ненавижу то, что слышу в её голосе. Жалость. Но не только в голосе, но и в её больших грустных голубых глазах, опущенных вниз уголках губ, в складке на лбу. Жалость. Она думает, что я жалкая.
– Ну, мы не вместе, – выплевываю я, вся эта ситуация начинает действовать мне на нервы. – Кроме того, я кое с кем встречаюсь. Ну, что-то в этом роде.
– Ты встречаешься? – осторожно спрашивает Элис.
Вот дерьмо, я должна была знать её лучше. Элис будет задавать вопросы, много вопросов.
– Белла, давай, рассказывай. Как его зовут? Подожди, это Джейкоб? – выпаливает Элис, хитро сощурив глаза, и я хмурюсь в ответ. Почему все всегда думают, что я нравлюсь Джейкобу?
– Нет, это не Джейкоб. Гаррет. Его зовут Гаррет. Он вместе со мной посещает кружок по фотографии, – отвечаю я ей.
– У тебя есть его фотография? Как он выглядит? Стильный? Атлетичный? Ох, подожди, фотографический класс, он панк или готический стиль или что-то в этом роде, да? Белла! Как же всё интересно! – визжит Элис.
– Он больше похож на левых либералов теоретического заговора, – бормочу я. – Мы только пару раз гуляли. Так что, ничего серьёзного.
– Достаточно, – говорит Элис, и озорные огоньки пляшут в её глазах.
– Достаточно для чего? – непонимающе, спрашиваю я.
– Для искры, – знающе говорит Элис, и подмигивает. – Пойдём. Поздороваемся с остальными. Я знаю, Эдвард очень хочет увидеть тебя.
Я разрываюсь на части, потому что на самом деле очень хочу увидеть Эдварда, но, одновременно, я и не хочу его видеть. Я хочу сказать, что ситуация сильно изменилась. Люди тоже меняются. Что делать, если он будет груб со мной? Что делать, если он поцелует её прямо на моих глазах? Как он поступит, если я ударю её кулаком по лицу?
Это то, что ты хотела Белла. Отпусти его. Запри свое чувство глубоко внутри себя, спрячь его подальше ото всех глаз.
– Конечно, всё в порядке. Пойдем, поздороваемся с остальными, – выдавливаю я из себя улыбку, и глубоко вздыхаю.
Элис привела меня к дому, где поселилась её семья. Все разошлись, возле дома больше никого не было. Элис побежала внутрь, а я, собираясь с силами, стояла на крыльце; сердце бешено стучало, когда я, наконец-то, сделала шаг за дверь.
– Белла! – миссис Каллен крепко сжала меня в объятиях, цветочный аромат её духов напомнил мне об универмагах в Лас-Вегасе. Доктор Каллен сидел за столом, набирая что-то на своем компьютере, но он сделал минутную паузу, чтобы помахать мне рукой и широко улыбнуться.
– А куда все ушли? – спросила Элис, уперев руки в бёдра.
– Мне кажется, они пошли на пристань за мороженным, или что-то в этом роде, – ответила миссис Каллен.
Она собрала пакеты у входной двери и прошла с ними на кухню.
– О’кей, мы пойдем найдем их, – сказала Элис и взяла меня за руку, пока я пыталась проглотить огромный комок в моем горле.
– Хорошо, девушки! Повеселитесь! – донесся из кухни незаинтересованный голос миссис Кален, и мы вышли обратно на жаркое солнце.
– Всё в порядке, Белла? – спрашивает меня Элис, когда мы уже были на улице, и я киваю. Я в порядке. Так и должно быть.
– Итак, как дела в школе? – теперь моя очередь задавать вопросы, я отчаянно нуждаюсь в каком-либо отвлечении.
– В школе, как всегда. Не знаю, я на самом деле не очень забочусь о поступлении в колледж. Роуз у нас мозг, не я. Мне больше нравится работать с людьми, ну ты понимаешь? – отвечает Элис, убирая волосы со лба: у неё короткая стрижка с чёлкой. – Ты знаешь, чем я хочу заниматься? Я бы хотела отправиться в турне по всей Европе. Это так здорово, правда?
– Да, – отвечаю я, без всякого энтузиазма.
Лично я никогда не думала об уходе с пристани. Тут нет никаких вариантов. Нет, ну, когда я была маленькой, я, конечно, мечтала о путешествиях по миру, но это всего лишь детские мечты, над которыми ты смеёшься, когда вырастаешь. Турне по всей Европе – это так далеко, за пределами моих возможностей, и я даже едва могу выразить свои мысли по этому поводу.
– Я устроилась на работу в местную городскую кафешку, – лопочет Элис. – Мне, на самом деле, очень нравится там. Я хожу туда, чтобы общаться с людьми и делать разные вещи. У них там всё так хорошо организовано. Есть даже музыкальная сцена и по выходным на ней выступают группы. И я не знаю, возможно, я когда-нибудь открою своё собственное кафе.
Я не могу не завидовать Элис. Она, в буквальном смысле, может делать всё, что захочет. Ей не нужно беспокоиться о деньгах или о семейном долге, или даже об управлении делами. То, как она говорит, подразумевает, что у неё всё может быть, и она просто должна решить, чем именно хочет заниматься.
С каждым шагом мы становимся всё ближе к пристани, и я уже вижу компанию молодёжи, качающуюся на качелях, мой желудок сжимается от страха. Внутри меня всё борется с ревностью; я знаю, что не должна испытывать этого чувства, я не имею никакого право ревновать. Люди качаются на качелях. Люди едят мороженое, но я больше не могу игнорировать огромный шар страха, который катится по моим венам, увеличиваясь в размерах по мере нашего приближения к ним.
Солнце уже начинает садиться, и я разглядываю девушек, сидящих на качелях. Один из парней, должно быть Майк, потому что я не вижу никаких подтяжек, раскачивает их обоих, хватаясь за цепочки качелей, скручивая их, девчонки смеются и визжат. Джаспер сразу бросается в глаза в своих чёрных зауженных брюках и мокасинах. И да, подтяжки натянуты на его белую хлопчатую рубашку. Эдвард тоже тут, он ест щербет из картонной коробки.
Он смотрит, как мы приближаемся к ним, его прожигающий взгляд противоречит тому невинному образу, который создал небольшой кусочек красного щербета, застрявший в уголке его губ, и я больше не могу бороться с собой и улыбка появляется на моем лице. Ох, Боже, он всё такой же. Такой же, как и всегда. Он, по-прежнему, красив. Его волосы длинные, грязные и свисают на глаза, но вокруг ушей и возле шеи они короче. Сейчас на нем надета одежда, пригодная для реки: джинсовые шорты и синяя майка, и я хочу бороться с чувствами к нему, но больше не в силах. Я больше не могу, и это убивает меня.
– Привет ребята! – весело приветствует их Элис.
И девчонки останавливают качели. Темноволосая смотрит на меня снизу вверх и улыбается. В соответствии с описаниями Элис, я понимаю, что это – Джессика. Она небольшого роста, но очень красивая, У неё пышные волосы, чёлка слегка прикрывает глаза. Белые шорты и розовый топ, плотно облегают её пышные формы, и мне становится не по себе от одной только мысли, когда я представляю её в бикини. На другую девушку я едва могу взглянуть. Лорен. Я не хочу смотреть на неё. Я не хочу её видеть. Я ненавижу её, хотя даже не знаю её. Я ненавижу себя, за то, что испытываю подобные чувства.
Повзрослей, Белла! Это не её вина. Она может быть очень хорошим человеком.
– Ты – та самая девушка с реки, про которую рассказывал Эдвард?
Мои щёки заливаются румянцем и я, наконец, поднимаю на неё глаза.
Лорен высокая блондинка, её волосы зачесаны и заплетены в длинный хвост. Она выглядит, точно как и Джессика. Я хочу сказать, что, да, она блондинка, у неё есть веснушки и она очень бледная, но она выглядит также. Те же короткие шорты, только коричневого цвета. Тот же топ, только цвета лаванды. Они похожи почти на генетическом уровне, словно бумажные куклы, и теперь, вдруг, я совсем по-новому смотрю на Элис, испытывая признательность к её эклектическому стилю.
Как Эдварду могла понравиться эта девушка, а затем понравится такая, как я? Мы не могли быть более разными, даже если бы сильно старались. Она блондинка с большой грудью, знающая толк в моде. А я совсем другая.
– Это – Белла. Она моя лучшая подруга, – говорит Эдвард с лёгкой улыбкой.
И я мысленно вздыхаю. Он всё такой же. Лишь на минуту он снова мой, а затем все мои чувства уходят в небытие.
– Привет Белла! Бог мой, ты такая красивая. Разве она не красавица, Лорен? Серьезно, у тебя такая совершенная кожа. Бьюсь об заклад, что у тебя никогда не было прыщей, – говорит Джессика, поднимаясь с качелей и подходя ближе ко мне, чтобы получше рассмотреть, как мне кажется, и я чувствую себя довольно глупо.
Ну, в одном она права, я никогда не имела проблем с прыщами.
– Эм, спасибо. Ты тоже очень красивая, – бормочу я, немного растерянная, чувствуя себя не в своей тарелке.
Как, чёрт побери, я должна отвечать на вопросы, вроде этого?
– Ой, ты такая очаровательная! – визжит Лорен, и я чувствую себя так, будто вошла в «Сумеречную зону». – Джесс, она вся прекрасна, спортивная, ты, наверное, много ходишь пешком? – ты такого телосложения, когда можно есть всё, что хочется, и ты всё равно никогда не поправишься, да?
Хорошо, возможно они и в этом правы, я ем много всякой вредной пищи, но я не такая тощая или что-то в этом роде, у меня средний нормальный вес, я так полагаю. Что не так с этими людьми? У меня не так много подруг, но обычно люди не ведут себя так, как они, не правда ли? Я хочу сказать, что это не совсем нормально, я ведь права?
– Ну, я думаю, что Белла достаточно симпатичная. Мне кажется, в ней есть что-то французское или что-то в этом роде, – говорит один из парней.
Я думаю, что это Майкл, после я заметила, как Эдвард откидывает голову назад и смеётся. О Боже, он думает, что это смешно.
– Ты идиот, это не французское. Это испанское, – Джаспер улыбается мне и подмигивает.
Тут же я чувствую, как дёргается рука Элис рядом с моей. Эдвард зажимает рот рукой, пытаясь скрыть улыбку, и я, прищурив глаза, пристально смотрю на него.
– Ну ладно, мы пойдём, купим мороженое, – весело говорит Элис. – Встретимся позже.
– Позже, – комментирует Эдвард.
До меня доносится его приглушённый шепот, и я чувствую себя ужасно разочарованной. Вот и всё. Это всё, что осталось от моего лучшего друга, я так полагаю. Двенадцать раз, пока мы шли к магазину, я напоминала себя, что я в полном порядке. Каждый шаг, я повторяла внутри себя, я в порядке, я в порядке, я порядке.
Лгунья.
Леа снова за кассой этим летом, и я вижу, что её заинтересовала небольшая банда Эдварда из их загородного клуба «protégés».
– Привет, Белла, Элис, – она не сводит с меня глаз, её брови сведены, и губа закушена.
Я просто качаю головой, стараясь показать ей, чтобы она забыла и не волновалась, но её лицо по-прежнему напряжённо.
– Привет Леа! Рада тебя видеть, – вежливо приветствует её Элис. – Можно мне клубничный щербет, пожалуйста? Белла, а ты что хочешь? Я куплю тебе мороженое. Ты его заслужила.
– Что ты подразумеваешь под этим? – спрашиваю я, пока Леа отвернулась к морозильной камере за прилавком.
Я уже немного устала от всего этого покровительского дерьма. Я в порядке.
– Я просто имею в виду, что это должно быть очень тяжело для тебя. Я знаю о твоих отношениях с Эдвардом. Знаю, – многозначительно говорит она.
Моя челюсть здоровается с полом.
– Тебе Эдвард сказал? – шепчу я.
Элис качает головой.
– Нет, я видела вас, ребята, видела ваши поцелуи в прошлом году. На берегу. И видела его руку в твоих шортах, – Элис говорит про это как в ни в чем не бывало.
Я слышу, как Леа фыркает и мне хочется умереть, моё лицо заливает краска смущения.
– Иисус, Элис, ты не могла бы держать свой рот на замке? – шепчу я.
И теперь уже Леа громко смеётся:
– Ох, да брось Белла, любой, кто видит дальше своего носа, может с уверенностью сказать, что вы трахаетесь. Это настолько очевидно, – говорит Леа.
Мои глаза чуть не вылезли из орбит.
– Мы никогда… мы не делали этого.
Я закрываю глаза, и стараюсь сделать вид, что меня тут нет. Это всё равно, что попасть в кошмар или что-то вроде этого.
И тут раздаётся звон, означающий, что кто-то вошёл, и повернувшись, я вижу голову Эдварда, заглядывающего в магазин. Элис смеётся, за что получает от меня удар по руке.
– Ой, – сердится Элис, потирая ушибленное место.
– Привет! Белла, можно тебя на секундочку? – Эдвард заходит в магазин.
Я пожимаю плечами, стараясь выглядеть равнодушной. Я киваю в сторону склада, и слышу смех Леа позади себя, Эдвард смотрит на неё, потом на меня, по его лицу видно, что он ничего не понимает. Просто закатив глаза, я хватаю его за руку и тяну на склад.
Но, зайдя на склад, я сразу отпускаю его руку, вся раздражённая и немного смущённая, и у меня такое чувство, что я большой куче дерьма.
– В чём дело? – спрашиваю я его равнодушным голосом.
Белла, ты должна быть равнодушной. Просто расслабься.
– Что с Элис? – с долей подозрения спрашивает Эдвард.
Рукой он убирает волосы со лба, наклоняя голову вниз и пристально смотря мне в глаза. Боже, какой же он высокий. Он, должно быть, вырос где-то на целых четыре дюйма.
– Почему ты такой высокий? – выпаливаю я.
Он смеётся.
– Я не знаю, возможно, гены? Мой дед был ростом около ста восмидесяти сантиметров, – Эдвард пожимает плечами, и делает несколько шагов в мою сторону, моё дыхание останавливается в груди.
Он так великолепно пахнет – как душистое мыло и крем для загара, и я всё ёще могу видеть остатки липкого сиропа в уголке его губ, и я хочу поцеловать его. Не осознавая, я облизываю губы. Засунь свои чувства обратно, Белла.
– Эм... так о чём тебе нужно было поговорить со мной? – спрашиваю я, делая несколько шагов назад.
Эдвард просто смотрит на меня, и по выражению его я не совсем могу понять, что он хочет. Он выглядит так, словно подбирает какое-то одно идеальное слово, которое может описать всё, что он думает, но не может вспомнить его. Вот оно уже как будто на языке, но его не поймать.
– Я скучал по тебе, – шепчет он.
Я опускаю взгляд на пол, рассматривая облупившийся фиолетовый лак на ногтях пальцев ног, выглядывающих из моих шлёпанцев. Эдвард в кроссовках фирмы «Vans», и я улыбаюсь, потому что это напоминает мне о тех временах, когда всё было не так сложно.
– Я понимаю, что все это странно, с Лорен и прочим, но... – начинает Эдвард.
Но я больше ни минуты не хочу терпеть это снисходительности.
– Эдвард, я порядке. Всё хорошо. Я в полном порядке. Всё хорошо. – Чёрт побери, слова совсем не хотят выходить из моей головы.
Эдвард улыбается, и я знаю, что он может видеть меня насквозь:
– Хорошо. Я рад, что всё в порядке. – Он подмигивает мне, и, без задней мысли, я игриво, но при этом сильно ударяю его кулаком в грудь, пытаясь бороться с широкой улыбкой на своих губах.
– Эй, – смеётся он. – За что?
– Ты – такой засранец, – я закатываю глаза, чем вызываю ещё один его смешок.
– Итак, я к тебе за советом. Ты не можешь подсказать нам хорошую бухту для кемпинга? Мы хотели бы четвёртого июля провести ночь на реке, и я надеюсь, что ты поможешь найти нам хорошее место, – просит он.
– Ох. Мм, да, я знаю одно такое местечко, – бормочу я, немного расстроенная.
– Вы, ребята, тоже можете к нам присоединиться. Ты, Эммет и все, кого вы пригласите, – быстро говорит Эдвард.
И я борюсь с желанием закатить глаза. Теперь он просто смешал меня с одной из многих.
– Конечно, здорово звучит. Я скажу Эммету и всем, кого знаю, – я не могу даже смотреть на него.
– Здорово. Хорошо, я буду очень рад видеть тебя поблизости, – шепчет Эдвард.
Но он не двигается. Я чуть приподнимаю голову, и вижу, что он смотрит на меня, и я чувствую, как сильно накалён воздух между нами. Глубоко вздохнув, я смотрю ему в глаза и уже не могу отвести взгляд.
На одно мгновенье я позволяю себе одну маленькую слабость, я позволяю себе вспомнить. Я вспоминаю его руки на моих бёдрах, то, как его губы касаются моего тела, его твёрдое тело, прижатое к моему, и я вижу, что он тоже всё это помнит. Он улыбается, не разжимая губ, и в этот момент волосы снова падают на его лицо, отвлекая и разрывая нашу связь.
– Я в порядке, – шепчу я.
– Конечно, ты выглядишь … отлично, – в ответ мне шепчет Эдвард.
– Тебе, вероятно, следует вернуться к своим … друзьям, – бормочу я, и он кивает. Эдвард выходит через заднюю дверь, и теперь, наконец, я могу дышать.
Я настолько не в порядке.

***
– Почему ты всегда зовёшь его с нами? – шиплю я на своего брата, когда мы извлекаем последние сумки для кемпинга, что лежат у нас в лодке.
– Что? То, что несколько школьных лет вы недолюбливали друг друга, не означает, что это нужно продолжать. Джейкоб клёвый чувак, – отвечает брат.
Да уж, Джейкоб, действительно, клёвый чувак.
– Хорошо, но если он сделает что-нибудь, ты будешь нести за него персональную ответственность, – говорю я, поднимая стул над головой и шлёпая по воде в шлёпанцах.
– Белла, Джейкоб больше не одержим тобой. Он двигается дальше. Так что не будь такой высокомерной, – ругается Эммет, вынося на берег переносной холодильник.
– Ужасно, как здесь жарко. Будет ещё жарче, такая температура сохранится и ночью?
Джессика и Лорен одеты в одинаковые бикини двух оттенков розового. Я думаю, что они вместе ходят по магазинам за покупками.
– Привыкай, дорогуша, – улыбается Джейкоб и снимает с себя футболку. – Не забудь воспользоваться лосьоном для загара, мне бы не хотелось, что бы твоя нежная кожа сгорела.
О, Боже, от выходки Джейкоба у меня мурашки по телу. Меня не волнует, что говорит мой брат, но Джейкоб иногда ведет себя неприемлемо. Я хочу сказать, ведь у Джессики есть парень.
Я ставлю раскладной стул на берег длинной скалистой бухты. Бухта большая, достаточно большая для трех палаток, всех наших стульев и для костровой ямы. Роуз в одной из палаток раскладывает провизию, в то время как Эммет, Майк и Элис возводят навес. Я оглядываюсь по сторонам и вижу Эдварда и Джаспера, которые роют яму для костра. Джаспер, наконец-то, переоделся, и теперь одет в чёрные плавательные шорты и в застегнутую на все пуговицы рубашку. Мой взгляд переходит на Эдварда и я застываю. Мышцы его спины рельефные и словно высечены из камня, плечи покрыты веснушками и загаром. Я замечаю две небольшие царапины на пояснице и обнажённый участок его задницы – бледно-белую кожу по сравнению с его коричневым загаром на спине. Ох, гребанный, чёрт побери. Это будут долгие три дня.
И именно в этот момент в прямой моей видимости появляется еще одна пара ног. Сливочно-белая кожа, длинные стройные ноги, тянущиеся к фигуре идеальной формы в ярко-розовом бикини, а блондинистые волосы закрывают спину. Лорен. Она наклоняется, чтобы потянуть Эдварда за шорты, и теперь её совершенный зад закрывает мне обзор. Он поворачивается, чуть не падая, и его глаза встречаются с моими. Я быстро отвожу взгляд, отвратительно чувствуя себя из-за того, что наблюдала за ними, но ещё хуже от того, что меня поймали за этим занятием.
Ища спасения, я бегу к воде и ныряю с головой, даже не потрудившись снять с себя футболку и шорты. Я погружаюсь под воду, позволяя своей голове отдохнуть ото всего. Закрываю глаза и на несколько мгновений блокирую звук, вид и запах, позволяя себе стать невесомой. Я задерживаю дыхание так долго, как только могу, пока мои лёгкие не начинают вопить, и только потом выплываю на поверхность. Судорожно ловя воздух ртом, я с трудом открываю глаза, когда начинаю чувствовать, как жаркое солнце опаляет мое лицо. Спрячь свои чувства, Белла. Ты можешь справиться с этим.
Я могу справиться с этим.

___________________________

Читать Часть 2


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-11897-2
Категория: Наши переводы | Добавил: dianochkaaa (26.09.2012) | Автор: Переводчик: Лисбет
Просмотров: 1852 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 natik359   (10.07.2017 14:40)
В этом году у Беллы очень тяжёлое лето. Главное во все тяжкие не отправиться

0
8 GASA   (05.01.2015 21:27)
это будет тяжелое лето для Беллы

+1
7 робокашка   (27.09.2014 03:29)
все-таки мудак! cool

+1
6 Claire_Weiss   (13.07.2014 14:34)
Как же мне обидно за Беллу! А Эдвард все понимает и все равно поступает так ужасно с ней. Честно, даже хочется какой-то ответной мести от Беллы. Ведь она так Эдварда ждала.
Спасибо за перевод!

0
9 GASA   (05.01.2015 21:28)
мне кажется он хочет ее спровоцировать на что то

+1
5 ღlittle_flowerღ   (19.05.2014 14:54)
Бедная девушка...

Очень жаль, что они не могут быть вместе... cry

+1
4 Taisya   (27.09.2012 14:46)
Блин, это так больно!

0
3 choko_pai   (27.09.2012 14:35)
Спасибо

0
2 Winee   (26.09.2012 21:13)
ну зачем?! angry

0
1 Bella_Ysagi   (26.09.2012 20:39)
мда...спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]