Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4842]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15142]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14347]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8976]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4353]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за сентябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Когда она меня украла, или Назови свое желание
Эдвард Мейсен, известный актер и миллионер, отправляется на встречу с режиссером Карлайлом Калленом, не зная, что уготовила ему судьба.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Когда ты взрослеешь...
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.

Все эти зимы
Их было двое. У них был свой мир, своя игра. И война своя. У них не получалось быть вместе, и отпустить друг друга они тоже не могли. Так и жили, испытывая судьбу, от зимы до зимы, что укрывала их пороки в своих снежных объятиях.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Детства выпускной (Недотрога)
Карина выводила аккуратным почерком в тетради чужие стихи. Рисовала узоры на полях. Вздыхала. Сердечко ее подрагивало. Серые глаза Дениса Викторовича не давали спать по ночам. И, как любая девочка в нежном возрасте, она верила, что школьная любовь - навсегда. Особенно, когда ОН старше, умнее, лучше всех. А судьба-злодейка ухмылялась, ставила подножку... Новенький уже переступил порог класса...

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 459
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Ты - мое лето. Глава 3. Лето, когда ты приехал вместе с тетей. Часть 1

2019-10-21
16
0
Глава 3: Лето, когда ты приехал вместе с тетей

1985
Балбесы (http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/3926/) вышли на большие экраны седьмого июня.
Майкл Джордан удостоен награды «Новичок года НБА»
Пат Бенатар дважды номинирована на премию Грэмми, как лучший поп и рок исполнитель.



Четвёртое июля. Я просматриваю фотографии, которые сделала своим фотоаппаратом, подаренным отцом на прошлый день рождения. Мне нравится снимать горы, расположенные на другой стороне реки: окрашенные красным солнцем, они очень высокие, и, отражаясь в воде, кажутся пылающими. Солнце спускается за горизонт и, ну, наконец-то, приходит облегчение от обжигающей жары, а небо окрашивается полосками разных цветов.
Эдвард ещё не приехал. И я уже начинаю беспокоиться. Доктор Каллен забронировал для себя место ещё в прошлом году, место двести семь. Я знаю, потому что уже трижды за эту неделю спрашивала у папы, есть ли какие-нибудь новости, но каждый раз, он отвечает, что ничего нет.
Последний раз, когда я видела Эдварда, он плакал, потому что мне пришлось уехать, чтобы навестить маму. Мы поругались. Я испытывала злость, обиду и непонимание. Кажется, уже прошла вечность с тех пор, как мы поссорились возле бассейна. Я назвала его плаксой, а он оставил мне подарок на день рождения. Я думала о нём каждый день, сожалея, что так и не смогла попрощаться, а теперь я не могу дождаться, когда он приедет сюда, чтобы извиниться перед ним.
– Белла, они уже всё оплатили. Я уверен, что Каллены приедут сюда в ближайшее время. Возможно, что-то произошло. Планы иногда меняются, дорогая.
Я знаю. И люди тоже. Я понимаю, что папа просто хочет заставить меня чувствовать себя лучше, но всё это имеет обратный эффект, потому что теперь мне на ум приходит всё самое плохое, что может случиться. Почему он ещё не приехал?
Но я всё равно верю, что однажды увижу, как доктор Каллен, наконец-то, паркует свой трейлер на месте двести семь.
В этом году я работаю на заправке одна. Работы стало меньше, и я сижу на скамейке, болтая ногами, когда Эммет выбегает и зовёт меня. Он теперь работает в офисе. Папа обучает его, чтобы тот мог взять на себя ведение бухгалтерии, а сейчас брат регистрирует клиентов. Доктор Каллен зарезервировал место и Эммет знает, что я очень долго ждала Эдварда, поэтому сообщает мне об их приезде.
Я убираю волосы с лица и заплетаю их в косу, прежде чем лёгким бегом направиться к самому заветному месту. Вся потная и запыхавшаяся, я иду прямо к их трейлеру, но прежде, чем я успеваю постучать, открывается боковая дверь, и из неё на солнце выходит девочка. Я теряюсь и замираю. Может быть, я ошиблась с местом? Я смотрю на деревянный столб рядом с прицепом: на нём чётко виден номер – «двести семь».
Девочка прикрывает глаза рукой, чтобы посмотреть на меня, и её губы сжимаются. У неё очень худенькое и красивое личико, большие голубые глаза, которые кажутся просто огромными для её лица, и курносый нос. Её волосы коротко подстрижены, и они тёмные, как безлунное ночное небо, которое мы видели в полночь на реке. На ней надета рваная красная футболка поверх желтого топа, узкие чёрные леггинсы, заправленные в чёрные сапоги, и из-за этого ей через несколько минут будет жарче, чем в аду. И макияж, О, Боже, Святая Аннет, макияж! На её веках толстый слой тёмных теней, что делает её уже и без того большие глаза ещё больше, словно они вообще появляются прямо из головы. Я ещё никогда не наносила макияж. Мама подарила мне блеск для губ и лак для ногтей и всё такое, но это просто бесполезные вещи, когда тебе приходится постоянно прыгать в воду, чтобы освежиться.
Ещё одна девушка выходит из трейлера, она старше и серьезнее. Её волосы окрашены в медовый цвет, подстрижены в каре, у неё такой же курносый нос и такие же круглые глаза, и молочного цвета кожа. Она выглядит просто совершенно, одетая в длинные шорты цвета хаки и бежевую хлопчатобумажную блузку, которая застегивается на пуговицы. На ней очки в оправе из тонкой золотистой проволоки. Одной рукой она зачёсывает волосы, а в другой держит толстую книгу. Зевнув, она стягивает очки с носа. У неё длинные и густые ресницы, похожие на кисточки. Девочки похожи, возможно, они сестры или кузины, или что-то в этом роде, но на противоположных сторонах круга. Тёмная и светлая, низкая и высокая. Воображала и скромница.
– Привет! Ты Белла? – вскрикивает та, что ниже ростом.
Я киваю и мне ещё интереснее, кем могут быть эти девушки. И откуда они, черт возьми, знают меня? Блондинка смотрит в мою сторону. У неё полные ярко-розовые губы, и солнце играет бликами на её скобках, когда она широко улыбается.
– Я Роуз, а это – моя сестра, Элис. Мы сводные сестры Эдварда, – говорит она высоким, приятным, но безразличным голосом, как будто она сообщает информацию о неизлечимо больном пациенте или о том, что связана с Эдвардом пожизненно.
– Он говорил о тебе всю дорогу сюда, – говорит младшая, и её голос, похожий на перезвон колокольчиков, разносится вокруг нас.
Я опять теряю челюсть, когда Эдвард, выскочив из фургона, спрыгивает на землю с глухим стуком, поднимая облако пыли вокруг своих ног.
Он смотрит на меня сквозь волосы, свисающие на глаза. Они длинные и грязные, и стали меньше походить на пламя. Он уже, наверняка, выше меня, и плечи стали шире под его футболкой, да и, вообще, он стал гораздо больше, чем я помню. Он одет в новые плавательные шорты, и выглядит, как Эдвард, но я чувствую себя так, будто совсем не знаю его. И эти девочки – они знают моё имя, он говорил с ними обо мне, и только я одна ничего не понимаю. Мне не нравится это. Мне не нравится быть в таком положении.
– Здесь всегда так жарко? – спрашивает Элис, пробираясь между прицепами в поисках тенька.
Тень не поможет, как и многое другое, когда на дворе сто двадцать градусов. Роуз плюхается за стол для пикника, скрестив ноги, и открывает книгу, держа её так, что бы закрыть лицо от солнца. У меня складывается такое впечатление, что, на самом деле, она не хочет здесь находиться.
– Иногда еще жарче, – бормочу я.
Эдвард подмигивает мне, одаривая своей широкой глупой улыбкой. Он щурится, подходя ближе ко мне, и я чувствую, как с каждым его шагом внутри меня всё переворачивается. Я не могу не улыбнуться в ответ, но всё ещё обеспокоена тем, что произошло: я так сильно скучала по нему, и теперь безумно рада, что он, наконец, здесь, и я могу быть рядом с ним. Близко, словно находимся в одной комнате, но в то же время, не настолько, чтобы прикоснуться. Он не нравится мне такой.
По крайней мере, я так думаю.

Он проводит рукой по волосам, и я вижу его зелёные глаза, горящие в лучах солнца, и нос, усыпанный веснушками. Моё сердце бьётся так сильно, что звук отдаётся в ушах, и мне приходится приложить некоторое усилие, чтобы глубоко вздохнуть и просто дышать. Почему он так действует на меня?
– Привет, Белла.
Его голос дрожит, и теперь я улыбаюсь: этот небольшой дефект позволяет мне немного расслабиться, и напоминает, что это просто Эдвард, мой чокнутый друг Эдвард. Я хочу извиниться за своё поведение прошлым летом, но чувствую, что это не нужно. Кажется, он забыл об обиде, прошедший год позволил ему преодолеть свой гнев ко мне, и сейчас он не сердится на меня. Его губы растягиваются в улыбке, и мне приходится посмотреть на него, когда он подходит совсем близко для того, чтобы встретиться со мной взглядом.
– Почему ты так долго? – спрашиваю я, положив руки на бедра.
Эти слова сами срываются с моих губ. Ведь всё, чего мне хочется – это прыгать и скакать: я так рада, что он, наконец-то, приехал, но я боюсь, что так я буду похожей на сумасшедшую. Поэтому я сказала первое, что пришло на ум, и, в конечном счете, выгляжу, как нытик. Но я даже не могу это контролировать. Кажется, что у моего поведения собственные мозги, как в том фильме о старом красном автомобиле, который подбирал людей, а потом убивал их. Независимо от того, что я стараюсь делать, чтобы это не повторилось, оно всё равно возвращается.
– Мой папа снова женился. Его жена, Эсме, работала. Она – учитель. В этом году она должна была дать несколько уроков в летней школе. Она согласилась это сделать ещё до того, как вышла замуж за моего отца, – спокойно говорит Эдвард.
Его голос отдаёт горечью. Я думаю, что они недавно поженились.
– Я хотел приехать раньше и всё приготовить к приезду девчонок, но папе не очень понравилась моя идея. А я умирал от желания приехать сюда.
Глаза Эдварда смотрят на меня сквозь его волосы, и я клянусь, что я просто превращаюсь в лужицу. Почему он так смотрит на меня?
– Прекрати делать это, – говорю я ему, нахмурившись.
– Прекратить делать что? – спрашивает он, защищаясь.
Его лицо приближается к моему, пальцы снова зачесывают волосы назад, а я морщу нос.
– Перестань смотреть на меня, – говорю я, шутливо толкая его, но он слишком резко отскакивает назад.
О, блин, я даже не могу его просто оттолкнуть, всё так сложно.
– Ты не хочешь, чтобы я смотрел на тебя? – фыркает он. – Что же мне нужно делать? Закрыть глаза и делать вид, что тебя не существует?
– Нет, я не хочу, чтобы ты перестал смотреть на меня, – я пытаюсь объяснить, моё лицо краснеет, уверена, потому что сейчас это звучит так, как-будто я хочу, чтобы он смотрел на меня. – Просто прекрати смотреть на меня сквозь волосы, это очень странно. И даже немного жутко.
Эдвард уже собирается спорить со мной, но потом останавливается и вздыхает. Его глаза устремлены на что-то позади меня, и я, повернувшись, вижу своего брата, идущего вверх по дорожке вместе с доктором Калленом, и с кем-то ещё, я предполагаю, что это – его новая жена. Она идёт рядом с ним в ярко-желтом сарафане, который развивается вокруг её ног при ходьбе и их руки переплетены. Её волосы такого же медового цвета, как у высокой девушки, Роуз, но я замечаю несколько ярких серебряных волосинок и сразу вспоминаю о своей маме. У мамы нет седых волос, потому что она красит их каждые две недели. Мне нравится эта привлекательная дама с сединой в волосах и в желтом сарафане.
– Это она, – бормочет Эдвард мне на ухо, и я чувствую его горячее дыхание на своей коже.
Крошечные мурашки разбегаются по всему моему телу и начинает слегка покалывать в голове.
Мой брат прилагает все усилия, чтобы обаять новую миссис Каллен. В ноябре ему исполнится семнадцать, он новичок в старшей школе. После того, как он закончит обучение, он хочет поступить в университет в Лас-Вегасе, но мама и папа сказали ему, что всё будет зависеть от него: если он сможет добиться стипендии или какой-нибудь финансовой помощи, то может поступать. Эммет довольно настойчив в этом вопросе: он говорит, что хочет изучать финансы или управление, чтобы потом взять на себя бизнес. Но папа продолжает утверждать, что в колледже нет необходимости, он уже обладает всеми знаниями, которые ему будут нужны, чтобы управлять пристанью.
Но, если честно, я думаю, что Эммет просто хочет уехать отсюда. Он всё время ругается с папой, и я думаю, что если Эммет получит шанс уйти, он никогда не вернётся, и папа знает это. Вот почему он не хочет, чтобы Эммет поступал куда-нибудь после школы.
– Девочки! Бегите сюда, познакомьтесь с этим парнем, он такой весёлый! – кричит миссис Каллен с другого конца лагеря.
Высокая, Роуз, закатывает глаза и скрывает своё лицо за книжкой, но младшая проводит рукой по волосам и бежит знакомиться с моим братом.
– Смотрите, девочки, я же говорила вам, что здесь будет весело.
– Скорей всего развлечение для кучки идиотов, – Роуз бормочет себе под нос, но я услышала её слова.
Доктор Каллен подходит ко мне и, нежно улыбаясь, осторожно кладёт руку мне на плечо. Его волосы, как всегда, превосходно уложены, глаза светятся голубым светом, благодаря улыбке его лицо выглядит мягким, и можно разглядеть несколько морщинок вокруг глаз.
– Привет, Белла, ты очень быстро растёшь, прям, как сорняк, – говорит он, а Эдвард виновато смотрит на меня.
– Думаю, что да, – отвечаю я, пожав плечами.
Я знаю, что я стала немного выше, но на самом деле не думала, что это кто-то заметит, если не знает. О, мой Бог, может он знает? Он доктор, но я не думаю, что это можно узнать о человеке, просто взглянув на него.
Ох, нет, а вдруг он скажет Эдварду? А вдруг Эдвард уже знает? Может быть, из-за этого он продолжает смотреть на меня сквозь свои волосы? О, Боже, мне сейчас станет дурно.
В прошлом году, в октябре, сразу после моего тринадцатого дня рождения, один из моих яичников выпустил яйцеклетки по моей маточной трубе в первый раз, и я пролила слизистую оболочку матки. Именно такими словами мама всё объяснила мне. Я вообще не могла говорить. И слова были такими странными – матка, фаллопиева труба, вульва, всё это звучало как название каких-то растений, только на иностранном языке. Всё, что я могла представить, когда мама рассказывала мне об этом, так это эпизод из "Чужих", когда раскрывается кокон и оттуда выскакивает некое существо и присасывается к лицам парней. И теперь раз в месяц меня мучают боли, словно кто-то ударил меня ногой в живот, и я кровоточу из-за этого несколько дней. Леа называет это «приездом тётушки Фло». Я так рада, что Леа по-прежнему работает в магазине, потому что она не смотрит на меня и не смеется надо мной, когда мне нужно купить прокладки. Она просто ставит их на прилавок в бумажном пакете и сочувственно мне улыбается.
Нет! Они не могут ничего знать. Просто нет вариантов. Кто им мог сказать? Леа или Эмили, или моя мама предупредили бы меня об этом.
– Папа, она не сорняк, – рявкает Эдвард, и доктор Каллен смеётся, пожимая мне плечо, пока его тело трясётся от смеха.
Он, безо всяких сомнений, выглядит очень счастливым и я рада. Может быть, эта миссис Каллен сможет стать для Эдварда хорошей матерью.
– Эсме, дорогая, познакомься с Беллой, сестрой Эммета, – зовёт доктор Каллен свою жену.
Эсме подходит познакомиться со мной, протягивая свою аккуратненькую руку, на её тонком запястье красуется, сверкающий бриллиантами, браслет. Я протягиваю ей в ответ свою руку, браслет дружбы, что Эдвард подарил мне, до сих пор привязан к моему запястью; он замечает его, когда я пожимаю Эсме руку, его глаза смотрят на наши протянутые руки. И я замечаю, как начинает сиять его лицо.
– Приятно познакомиться с тобой, Белла, – говорит миссис Каллен спокойным, мягким голосом. – Ты уже познакомилась с моими девочками? Они обе примерно твоего возраста.
Я киваю, и она отпускает мою руку, чтобы обнять Эдварда за плечи. Мне сразу становится понятно, что ему не очень комфортно от этого действия.
– Это будет великолепное лето! – весело говорит миссис Каллен.
Я улыбаюсь, отчасти, из-за её слов, но больше из-за выражения лица Эдварда: ему не нравится, он закатывает глаза и проводит рукой по взъерошенным волосам, но я должна с ней согласиться.

Лето будет великолепным.



– Боже, ну, заткнись ты уже, наконец! – кричит Джейкоб Элис, которая сидит перед ним.
Я поворачиваюсь и украдкой смотрю на Эдварда. Я знаю, что Джейкоб настаивал на поездке Элис с нами на байдарках, потому что ему очень нравится её ярко-розовое бикини. Смело можно ставить миллион долларов на то, что Джейкоб надеется, что вверх её купальника случайно спадет. Но Джейкоб не учёл тот факт, что Элис непрерывно говорит. Бесконечно. И мне кажется, что она не собирается прекращать задавать нам вопросы, которые начались ещё утром, когда мы только сели в байдарку.
– Что? Мне просто любопытно, я думала, что вы знаете всё об этом месте, – защищается Элис и отказывается грести веслом, когда Джейкоб начинает нападать на неё за болтовню.
– Будьте внимательнее! – кричит Эммет из другой байдарки, и я сильнее работаю веслом, чтобы уйти от моторной лодки, проносящейся мимо нас.
Эммет плывёт вместе с Роуз, и он использует весло, чтобы стабилизировать байдарку после того, как моторная лодка прошла мимо. Они были близки к тому, чтобы опрокинуться, и лицо Роуз было таким же, как её белоснежный купальник.
– Ты уверен, что всё делаешь правильно? – визжит Роуз, на что Эммет только смеётся.
Изо всех, кого я знаю, Эммет лучше всех умеет обращаться с лодкой. Не имеет значения, что за судно, когда ты родился среди них.
– Он смеётся! Мы сейчас перевернемся, а он смеётся, – говорит Роуз.
Я смеюсь, так как одна лишь мысль о том, что Эммет перевернётся, вызывает смех. Нет даже сильных волн. Начало августа, самый жаркий период на реке. Температура достигает ста двадцати градусов, и нет никакого ветра, чтоб хоть как-то облегчить нам жизнь. Примерно через две недели всё изменится: тучи принесут дождь, и река станет буйной, будет дуть сильный ветер, придут бури, и всё это будет означать окончание сезона. И Эдвард со своей семьёй уедет, и ещё одно лето пройдёт.
Но пока они здесь, и мы с Эмметом проводим каждый день с Эдвардом и его сводными сёстрами. Они не так плохи, Элис и Роуз. Роуз практически всегда молчит, за исключением нескольких саркастических шуток время от времени. А вот Элис не заткнуть. Она схожа в этом с Эмили, и теперь они проводят время, отдыхая у бассейна или на пляже, читают журналы, болтают о музыке и моде, о тех вещах, которые меня не очень интересуют. Вместо этого я делаю снимки своим фотоаппаратом. Я сделала несколько кадров пристани и лодок, проплывающих мимо. И ещё несколько фотографий рыб под мостом, и Аризонского люпина (1), что растёт перед мотелем, их темно-фиолетовые стебли начали выцветать, потому что подходит к концу их жизнь. Кожа Эдварда сменила цвет с красного на коричневый, так как он всё своё время проводил на солнце, нос уже облупился и я знала, что конец уже близок. Его веснушчатые плечи покрылись пятнами, и теперь ему приходиться носить рубашку даже в воде, чтобы защититься от солнечных лучей.
Мы гребли по южной стороне реки, что служит границей штата Аризона. Если ты пересечёшь реку, то будешь уже в Неваде, а около двадцати миль вниз по течению можно обнаружить ещё одну маленькую пристань. Дальше к югу, вниз по реке, будет площадка Катрины, потом плотина Дэвис, а уже после этой плотины будет Лафлин. Вдоль реки, на всей её шестидесятимильной протяженности, есть рукава и бухты, которые ведут к красным скалам и холмам. Мы ищем нужную нам бухту, проплывая мимо высоких гор, возвышающихся из воды, и разноцветных отвесных скал, пока маневрируем по течению.
– Где эта бухта? Как вы там её называете? – спрашивает Эдвард у меня за спиной, при этом он немного наклоняется вперёд, задавая мне этот вопрос прямо в ухо.
Я чуть разворачиваюсь к нему, так как сильное течение осталось позади и лицо Эдварда оказывается очень близко к моему.
– «Бухта осла», – быстро говорю я и тут же начинаю активно работать веслом, а Эдвард следует моему примеру. – Там есть небольшое пастбище, и стадо ослов сходит с холма к реке на водопой. Они, на самом деле, ручные, потому что люди всегда подкармливают их хот-догами, чипсами и всякой всячиной. Мне даже один раз удалось погладить одного. Но не становись позади них, иначе они тут же лягнут тебя.
– Ни фига себе, спасибо, что предупредила, – Эдвард съежился, а я рассмеялась. – Может быть, у нас получиться заставить Джейка встать позади них, и его потянут за ухо, или, ещё лучше, ударят по яйцам. И тогда мы с ним будем квиты.
– Вот она! – кричит Эммет, указывая на скалу, от которой начинается ответвление от основного русла реки. Течение здесь спокойное и гладкое, поверхность воды – как стекло, так что наши байдарки плывут легко. Делая веслами круговые движения, мы подплываем к широкому полукруглому берегу. Бухта довольно большая и хорошо защищённая от ветров, так как вход в неё не виден с главной реки. И вы бы никогда не смогли бы найти её снова. Если бы не знали дороги.
– Ого, – бормочет Эдвард, и я улыбаюсь, я так рада, что могу показать ему что-то клёвое в этом году, пока он ещё здесь.
Эммет прыгает в воду и тащит байдарку на берег. Потом он подаёт руку Розали, чтобы помочь ей выбраться, но она опирается на его плечо, чтобы выпрыгнуть из байдарки. Эммет берёт пластиковую сумку, и достаёт со дна лодки туфли Роуз, после он снова идет в воду, чтобы поймать нашу лодку. Эдвард выпрыгивает, чтобы помочь моему брату, но он поторопился, вода в этом месте еще глубокая. Он погружается под воду, а потом выныривает с шумным всплеском и широкой улыбкой на лице, смеясь над собственным промахом.
– Следи за каждым своим шагом, новичок, – говорю я, прежде, чем выпрыгнуть из лодки.
Я приземляюсь уже на мелководье, и это – настоящее спасенье от жаркого солнца. После помогаю ребятам тащить лодку к берегу и вытаскиваю из неё наши пластиковые сумки. Мне срочно нужна была моя бейсболка, чтобы спасти голову от солнца, которое припекает как раз между моих французских косичек.
– Ты фанатка Быков? – спрашивает Эдвард, когда я натягиваю бейсболку на голову.
– Не знаю,– я пожимаю плечами. – Это кепка моего отца. Кто такие Быки?
– Чикаго Буллз. Это моя любимая баскетбольная команда. В этом году они заключили контракт с Майклом Джорданом, который, в итоге, стал лучшим новичком по версии НБА. Он сделает революцию в баскетболе, вот увидишь, – взволнованно рассказывает Эдвард.
Мне знакомо имя этого игрока. Кажется, папа упоминал его раз или два.
– Ты просто обязана отдать эту бейсболку мне. Ты не можешь оценить её значимость.
– Ни за что! Возьми свою бейсболку, – дразнила я.
Вытащив из сумки крем для загара, я наношу большое количество крема на руки, грудь и лицо, после натягиваю футболку на плечи. Я бросаю крем Эдварду, но он смотрит на меня неодобрительно, хотя это, на самом деле, очень важное действие – заботиться о своей коже. Когда люди на жаре, например, в пустыне, нельзя допустить солнечного удара или обезвоживания. Ещё когда я была ребенком, самое первое, что нам говорили, это прикрываться от солнца и пить много воды в жару.
Он снимает мокрую футболку и встряхивает влажными волосами, потом причёсывает их своими пальцами, а я быстро отвожу от него взгляд, прежде чем опять начну думать, что это заставляет меня чувствовать себя так, будто мои коленки превращаются в желе, а сердце загнано в ловушку грудной клетки.
– Учишь бледнолицых, Белла? – комментирует Джейкоб, пока тянет свою лодку к берегу, и делает он это с такой легкостью.
Элис выпрыгивает из лодки, и не сводит с меня глаз; после слов Джейкоба; мне хочется ударить его по лицу, особенно из-за того, как Элис смотрит на меня.
Девушки ложатся на полотенца, которые расстелили на песчаном пляже. Вода легонько накатывает на берег, становится ясно, что они не собираются участвовать в пешем туризме. Роуз лежит на спине, закрыв глаза и согнув колени, а Эммет садится на полотенце Элис. Она смеётся над всеми его шутками и задаёт десяток вопросов, и при этом делает такой вид, словно всё, что он говорит, это самое интересное, что ей доводилось слышать.
– Итак, ещё раз, почему её называют «Бухтой Осла? – спрашивает Элис, откидываясь назад, на локти, перекидывая одну ногу через другую; у неё очень откровенный купальник.
Не думаю, что папа разрешит мне когда-нибудь надеть такое, а Элис всего на год старше меня.
– Ну, есть такие животные, которых называют ослами, и они живут где-то здесь, – говорит Эммет, и на его щеках появляются ямочки.
Элис смеётся и ударяет брата по голому плечу. Я слышу, как Роуз что-то едко отвечает, переворачиваясь на живот и пряча лицо в скрещенных руках.
– Итак, а где ты так научился управлять байдаркой? – спрашивает Элис, и я больше не могу этого терпеть.
Я обуваю свои ботинки, не смотря на то, что ноги в песке, пока Эдвард натягивает свою влажную футболку.
– Пойдем в поход, – говорю я Эдварду, он кивает и хватает свои ботинки.
– Ещё кто-нибудь хочет пойти? – я осматриваюсь, на самом деле не желая, что бы кто-то принял приглашение, но при этом не хочу показаться грубой.
– Я, – говорит Джейкоб. – С этими ребятами безумно скучно.
Я хочу сказать ему «нет», но он уже направляется к горе, неся свою футболку в заднем кармане джинсовых шорт; его спина стала коричневой, а плечи отдают красным. С Джейкобом, в принципе, будет нормально, но только если он будет держать свой рот закрытым.
– Итак, он тебе по-прежнему не нравиться или как? – тихо спрашивает у меня Эдвард, и моё лицо становится красным.
О, Боже, он заметил, как я смотрела на Джейкоба. Меня это расстроило. Моя челюсть отпала и я поворачиваюсь, чтобы с ужасом взглянуть на него.
– Нет…тьфу, гадость…ни за что! Если только наоборот, – я качаю головой, смущённая, что Эдвард мог подумать, что мне понравился Джейкоб.
Джейкоб – мой заклятый враг. Он до сих пор изо всех сил старается сделать мне больно. Никогда, даже через миллион лет, он не понравится мне.
– А кто-нибудь другой тебе нравится? – спрашивает Эдвард, и я пожимаю плечами.
– Конечно, мне нравятся многие люди.
Я начинаю подниматься в гору, вся тропинка была усыпана гравием, что делает дорогу немного скользкой и неровной, поэтому мне приходится помогать себе руками, чтобы подняться на крутой холм. Я залезала сюда уже миллион раз, поэтому точно знаю, куда нужно ставить ноги. Джейкоб уже наверху, глядит на нас с ухмылкой.
– Ну, давайте, лузеры! Я умру, пока вы залезете! – кричит он нам.
– Это и есть наш план, – бормочет Эдвард себе под нос.
Я громко смеюсь, и мой голос эхом отдаётся от скал.
– Что? Что ты там вякнул? – требует Джейкоб, когда мы достигаем вершины, большого плоского участка, покрытого камнями и чахлым кустарником; тут ничего нет; только пустыня, жаркая, сухая, пыльная пустыня.
– Правда? Ты действительно хочешь знать, что я сказал? – спрашивает его Эдвард, шагая вперёд по дороге.
– Ты уверен, что не хочешь пропустить меня вперед? Это место кишит змеями, – заявляет Джейкоб, и Эдвард оглядывается и улыбается.
– Гремучими змеями. Разве мы не услышим, как они гремят? – Эдвард присаживается и осматривает чёрный камень.
– Ты так думаешь? – отвечает Джейкоб.
Он берёт в руку горсть камней и бросает их под ноги Эдварду. Тот резко вскакивает, и мне приходится постараться скрыть смешок.
– Нет никакого шанса, что тут будут змеи, слишком жарко, – говорю я Эдварду с улыбкой, и он хмурится, проводя рукой по волосам.
Его волосы очень красиво смотрятся на фоне коричневых и красных холмов вдалеке, и я жалею, что у меня нет с собой фотоаппарата, чтобы сделать снимок.
–Эй, ребята! Я нашел мёртвого осла! – кричит Джейкоб, оборачиваясь к нам.
Глаза Эдварда загораются от волнения, а мой живот начинает скручивать после этих слов. Терпеть не могу, когда кто-то находит мертвых животных. Они воняют, а мальчишки тыкают их палками, и мне не нравиться всё это. Я очень хочу, чтобы они поскорее оставили его.
Эдвард рванул, чтобы посмотреть находку Джейка, а я медленным шагом иду туда, где они стоят. И, конечно же, среди скал лежит туша осла. Он лежит на боку, у него очень-очень большой череп, с очень большими зубами, копыта всё ещё на ногах, и в некоторых местах кожа всё ещё обтягивает его скелет, и я чувствую, как мой желудок подбирается к моему горлу. Я не могу подойти ближе.
– Ого! Посмотри, какие у него зубы, – заявляет Эдвард, и наклоняется поближе к черепу.
– Не трогай его! – кричу я, и Эдвард взволновано смотрит на меня. – Ты можешь заразиться, или еще что-нибудь.
Он, как и Джейкоб, садится на корточки. Запах высушенной кожи и пыли заполняет воздух, и мне становиться плохо.
– Остановись, Джейкоб! Пожалуйста! – прошу я, и теперь уже мой голос дрожит. – Просто оставь его в покое!
Джейкоб наклоняется, словно хочет взять одну из костей, и я изо всех сил кричу:
– Стой!
– Брось это, парень! – Эдвард толкает Джейкоба подальше от скелета. – Белле плохо от этого.
– Что? Ну, это же просто кость. На ней лишь совсем немного мяса, – говорит Джейкоб с хитрой улыбкой, и я знаю, что Джейкоб специально говорит это, знает, что это еще больше расстроит меня.
Мне жаль, что я не могу быть храброй, и не показаться ему с лучшей стороны, но я не могу иметь дело с мёртвыми животными.
– Ты такая задница, – говорю я и поворачиваюсь, чтобы пойти обратно вниз по склону, подальше от бедного мертвого осла и подальше от Джейкоба.
– Нет, это ты задница, – смеётся Джейкоб за моей спиной, и я чувствую, как запылали мои щеки и шея.
– Эй, подожди, – Эдвард бежит за мной, но я продолжаю идти. – Белла, подожди!
Он уже догоняет меня, но я лишком смущена, чтобы посмотреть на него. Мне не хочется, что бы он видел, как сильно Джейкоб или скелет разволновали меня. Терпеть не могу, когда люди узнают, чего я боюсь. Тогда они могут использовать это против меня, как делает Джейкоб. Что делать, если Эдвард начнёт высмеивать меня? Его совершенно не напугал скелет, он даже наклонился, чтобы рассмотреть лучше. Он, скорее всего, думает, что я обычная глупая девчонка, которой становиться плохо от всех этих вещей, но я не хочу быть такой. Между нами всё осталось как прежде, или теперь всё по-другому?
– Я просто не люблю всех этих мёртвых животных, – выпаливаю я, пока мы осторожно спускаемся по склону. – И я чувствую себя такой дурой, потому что заплакала, как девчонка.
Эдвард следует за мной, а его ноги уже такие грязные, когда я спрыгиваю со склона на землю.
– Ты девчонка, – говорит он, спрыгнув со скалы и устояв на ногах. – Ну, хорошо, отчасти.
– Заткнись. Ты знаешь, что я имею в виду, – бормочу я. – Джейкоб знает, что я выгляжу, как дебилка, и он делает это нарочно. Он знает, где привязана моя коза.
– У тебя есть коза? – спрашивает Эдвард, и я останавливаюсь, раздраженная, и поворачиваюсь, чтобы понять, был ли он серьёзен.
Он улыбается и смотрит на меня сверху вниз, его волосы спадают ему на глаза, и я строго смотрю на него, прежде чем развернуться и пойти по тропинке.
– Он знает также, где привязан и твой осёл, – говорит Эдвард, осторожно потянув меня за одну из моих косичек, и я уже собралась развернуться и ударить его в живот, но тут он спотыкается и падает на задницу, и своими ногами задевает мои, но я удерживаюсь на ногах.
Он быстро высвобождается из моих ног, и я помогаю ему подняться, стараясь при этом не упасть. Он стряхивает пыль с шорт и смотрит на свои руки, его ладони все в мелких царапинах.
– Видишь? Вселенной не нравиться, когда ты подкалываешь меня, – я не могу сдержаться и толкаю его, в ответ на что он просто смеётся.
– Тогда почему это так весело? – возражает Эдвард, и я стараюсь держать язык за зубами, и продолжаю спускаться.
Он стягивает бейсболку с моей головы и надевает на себя. Его глаза блестят, когда он проходит мимо меня, оставляя столб пыли за собой. Я пытаюсь его догнать, надеясь на свою скорость и полна решимости вернуть себе бейсболку. Эдвард пробегает мимо девушек и Эммета, которые всё ещё валяются на пляже, и вбегает в воду, полностью одетый и в обуви. Он смеётся, думая, что он победил.
Ну, он должен бы уже знать − я никогда так просто не сдаюсь.
Я тоже бегу за ним в воду, и выражение его лица меняется, после чего он плывёт в более глубокую воду. Я − сильный пловец и быстро догоняю его. Прищурившись, я делаю выпад, хватаю его за руку и пытаюсь снять бейсболку с его головы. Он скользкий из-за крема для загара, и у него получается вырваться; он хватает меня за ногу, тащит на более глубокую воду, где я не могу достать до дна, а он может.
Я бью его, пытаясь вырваться, но он продолжает улыбаться, и мне очень хочется ущипнуть его за хорошенькое личико. Задержав дыхание, я ныряю под воду, немного проплываю и тяну его за футболку. Я выныриваю позади него, запрыгиваю ему на спину, обхватывая руками за шею, и он больше не может удержать меня за ногу и опускается под воду вместе с головой, пытаясь освободиться. Но я крепко цепляюсь за него и закрываю глаза, потому что он решил перевернуться, прежде чем вынырнуть. Как только я могу дышать, то срываю с него кепку и быстро, как только умею, плыву туда, где я могу достать до дна. Когда я доплываю до мелкого места, то уже тяжело дышу, и вдруг чувствую, как кто-то ударил меня по бедру. Я кричу и начинаю пинаться, потом поворачиваюсь, чтобы плыть на спине. Эдвард плывёт рядом, истерически хохоча. Я пытаюсь ударить его, но вода смягчает мой удар и делает его слабым, а Эдвард крепко хватает меня за запястье. Я изо всех сил пытаюсь вырваться, но он может крепко стоять на этой глубине и, как бы сильно мне это не нравилось, я должна признать, что он сильнее меня. Я слышу смех Эммета и Элис, и это ещё больше раздражает меня, так как они видят, что Эдвард взял надо мной вверх.
– Стой! Ты что, сумасшедшая? Я просто играю с тобой, – говорит Эдвард, тяжело дыша, и капли воды летят над нашими головами. – Прекрати пытаться ударить меня.
– Не связывайся со мной, и я не буду бить тебя, – возражаю я, стараясь отдышаться и немного расслабиться, прежде чем понимаю, как близко лицо Эдварда к моему.
Он, должно быть, тоже это понял, потому что отпускает мое запястье. Я поворачиваюсь и плыву к берегу, надев бейсболку на голову, и сажусь на песок рядом с другими. Эдвард заплывает дальше на глубину, а я чувствую себя так, словно обидела его своей чрезмерной резкостью, и мне хочется расплакаться.
– Эй, блондиночка, – говорит Эммет, нежно подталкивая Роуз рукой. – Тебе бы лучше перевернуться. Твоя спина стала немного розовой.
Она садится, сразу видно, что она успела заснуть, и теперь выглядит немного растерянной.
– Ох, дерьмо, – говорит она, повернув шею, чтобы посмотреть на свою спину, потянув лямочку с плеча.
И, конечно же, её спина сильно порозовела, и на ней остались белые полоски там, где были бретельки. Она не просто стала розовой, она сгорела.
– Все прелести загара ты почувствуешь вечером. Прими горячий душ, когда вернёшься. Это немного уменьшит боль, – говорит Эммет, и Роуз тянется за своей футболкой, надевает её и съёживается. – Вероятно, на тебя сегодня хватит солнца. Не хочется, чтобы у тебя появились галлюцинации от солнечного удара.
– Галлюцинации? Ты серьёзно? – спрашивает Роуз, когда мы поднимаемся с песка.
Джейкоб всё ещё не вернулся с холма, поэтому я подхожу к подножью и зову его по имени.
Эммет помогает девчонкам вернуться на байдарки, и уже готов плыть, когда появляется Джейкоб и прыгает со скалы.
– Эммет, они рассказали тебе? Мы нашли мёртвого осла. Я собираюсь вернуться сюда со своими братьями и забрать череп. Это так офигенно, чувак! – говорит Джейкоб, залезая в байдарку с Элис, и она тут же начала орать.
– Череп, ох, фу, это отвратительно! – кричит Элис, но Джейкоб только смеётся.
– Да, Белле он особенно понравился, – говорит он, кивая в мою сторону.
Я качаю головой, пытаясь не допустить, чтобы его комментарий достал меня, а Эммет помогает мне толкать нашу байдарку в воду.
Эдвард всё ещё плавает на глубоководье, и я подгребаю к нему.
– Эй, – кричу я, и Эдвард открывает глаза и плывёт к лодке. – Нам нужно возвращаться. Роуз сгорела и теперь ей нужно убраться с солнца.
– Правда? Ну, это не такое большое несчастье, – говорит Эдвард, подплывая к байдарке.
Он пытается самостоятельно подняться на лодку, старается изо всех сил, но у него не получается, поэтому я наклоняюсь через борт, хватаю его за руку и помогаю ему забраться в байдарку, чтобы мы не перевернулись. Он перебрасывает одну ногу через край, его мокрый сине-белый ботинок всё ёще на ноге, и это заставляет меня улыбнуться. Эдвард забирается в байдарку, целенаправленно садится напротив меня, и встряхивается так, что капли воды с его тела летят на меня. Но, прежде, чем сесть на свое место, он улыбается мне, а я его легонько толкаю. Потом отворачиваюсь и сажусь на свое место, начиная работать веслом. Эдвард снова стаскивает бейсболку с моей головы, я оглядываюсь и вижу его улыбку от уха до уха. Он весь мокрый, с бейсболкой на голове, и у меня пропадает всякое желание сражаться с ним снова.

Кроме того, он выглядел очаровательно в этой бейсболке.

...

– Блин, дерьмо, – пробормотала я, когда увидела пятно крови на своём нижнем белье.
Тетушка Фло. Я вздыхаю, потому что я очень расстроена из-за того, что теперь мне нельзя будет купаться в реке в течение недели, а для меня не иметь возможности плавать – пытка. Кроме того, Каллены завтра уезжают, у нас были планы исследовать береговую линию, которая тянется к югу от пристани. Мы хотели взять акваланги, ласты и всё остальное, но теперь я не смогу к ним присоединиться. И мне нужно срочно придумать какую-нибудь причину, так как я не хочу объяснять, что я не могу идти, потому что настал женский период. Как же меня бесит этот период!
Сегодня мне не понадобится купальник, поэтому я меняю своё нижнее бельё и надеваю лифчик, прополаскиваю своё испачканное бельё в раковине, а эта неудобная прокладка заставляет меня чувствовать себя так, будто я ношу подгузник. Натягивая джинсовые шорты и футболку, я проклинаю свою репродуктивную систему. Меня так расстраивает, что я должна провести свой последний день с Эдвардом, кровоточа и испытывая боли в животе. Мне просто хочется вернуться в постель, но я знаю, что Эдвард появится, как только я заплету свои волосы в косу, и почищу зубы.
Ну, и, конечно же, через пять минут Эдвард постучал в мою дверь, он уже надел на лицо маску с трубкой, и я рассмеялась, – так смешно он выглядел. И от этого мне стало ещё хуже, ведь я вынуждена буду всё отменить.
– Где девочки? – спросила я.
Эдвард пожал плечами.
– Роуз не придет. Она захотела поплавать на лодке с моим отцом и Эсме. Элис пошла гулять с твоим братом или что-то в этом роде, – проговорил Эдвард с явным намёком, и я заткнулась.
Чёрт. Я до сих пор не придумала оправдание, а теперь собираюсь возложить на него ответственность за то, что он бросил других.
– А разве ты не думаешь, что должен провести некоторое время со своим отцом? Я имею в виду, он наконец-то нашел время, чтобы прогуляться по реке. Разве ты не хочешь покататься с ним? – спрашиваю я, при этом стараюсь выглядеть любопытной.
– Я не думаю. Следующие два дня я проведу с ним в Виннебаго (3) Я просто хотел делать то, что нравится тебе, – застенчиво говорит Эдвард, и узел в моём животе затягивается, а губы автоматически растягиваются в улыбке.
– Я не думаю, что нам стоит сегодня понырять с аквалангом. Вода постоянно меняется, и, значит, она будет слишком мутной, – говорю я, и это не совсем ложь.
Это не остановило бы меня, если бы не цикл, но сейчас я искала любой повод.
– Давай вместо этого покатаемся на лодке. – О! Мы могли бы поплыть к плотине!
– О, это было бы здорово! Я пойду поговорю с папой, и мы будем ждать тебя в лодке, а ты пока переодевайся в купальник, – проговорил Эдвард, выходя за дверь.
Меня передёрнуло. Это не сулило ничего хорошего.
Я встретилась с Эдвардом и остальными Калленами на пристани. Роуз держала в одной руке книгу и широкополую соломенную шляпу, а в другой − синее парео, что одевается на купальник, это доказывало, что она выучила урок, когда первый раз сгорела. Миссис Каллен была похожа на героинь старых, ещё черно-белых фильмов в своём черном слитном купальнике и с шарфиком в волосах, а доктор Каллен стоял на пристани, отвязывая лодку, и Эдвард помогал ему.
– Привет, Белла! – радостно помахала мне миссис Каллен, в то время как доктор Каллен просто кивнул.
Эдвард непонимающе посмотрел на меня, и я поняла, что он заметил отсутствие купальника на мне. «Пожалуйста, только не спрашивай, пожалуйста, не спрашивай», – словно мантру повторяю я про себя.
– Привет, – спокойно говорю я, и машу рукой, приветствуя всех сразу.
Роуз посмотрела на меня, подняв взгляд от страниц книги для приветствия, прежде чем снова вернулась в свой маленький мир.
– Я могу подтолкнуть вас, если хотите, так что вы можете начать править, – говорю я доктору Каллену.
– Это было бы великолепно, спасибо, Белла! У нас тут много новичков, – отвечает он, жестом указывая на жену и Роуз.
Прежде, чем я толкнула лодку дальше по воде, я подождала, пока он сядет за руль, и запустит двигатель, Эдвард прыгнул в лодку, как только она сдвинулась с места, а я запрыгнула в самый последний момент, когда лодка была уже достаточно далеко от пристани. Я сидела в одном из ковшеобразных сидений напротив Эдварда, а он с интересом разглядывал меня. Обычно я сижу на скамейке рядом с ним, но сейчас я не хотела дать ему ни единой возможности задавать мне вопросы. Так что я просто улыбнулась и вытянула ноги, наблюдая за течением, в то время как доктор Каллен набирал скорость и правил к плотине.

_____________________________

Читать ЧАСТЬ 2


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-11897-1#2057259
Категория: Наши переводы | Добавил: dianochkaaa (11.09.2012) | Автор: Переводчик: Лисбет
Просмотров: 1482 | Комментарии: 12


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
0
12 natik359   (08.07.2017 00:28)
Лето проходит очень даже весело. Джейкоб правда ведёт себя как идиот.

+1
10 робокашка   (27.09.2014 01:15)
рельно-тягучее описание их времяпрепровождение, очень своеобразно и интересно

0
11 GASA   (05.01.2015 02:13)
ппкс

0
9 Claire_Weiss   (13.07.2014 01:53)
Большое спасибо за перевод!

0
8 ღlittle_flowerღ   (19.05.2014 14:43)
Они так круто проводят время))) Молодцы happy

0
7 Fido   (19.09.2012 02:15)
Спасибо!

0
6 choko_pai   (18.09.2012 14:16)
Спасибо

0
5 ღSolarღ   (15.09.2012 23:42)
Большое спасибо за перевод главы!

0
4 ღpantercaღ   (14.09.2012 11:27)
глава супер! Большое спасибо)))))))))))

0
3 Гира   (12.09.2012 14:26)
Спасибо

0
2 vsthem   (11.09.2012 22:38)
Спасибо happy
Боюсь, что рано или поздно все равно кто-то задаст Белле неудобный вопрос...

0
1 zirkka   (11.09.2012 22:15)
спасибо огромное за главу...ох...прям завидую ребятам,как они умеют проводить время))))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]