Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1600]
Мини-фанфики [2363]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4595]
Продолжение по Сумеречной саге [1232]
Стихи [2333]
Все люди [14637]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13892]
Альтернатива [8929]
СЛЭШ и НЦ [8379]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4000]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 мая

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Магия любви
Сборник мини-историй о Карлайле и Эсме.
Добавлена новая история - "Обещание".
Эсме посмотрела на своего великолепного мужа.
— Как ты можешь давать такое обещание? — кротко поинтересовалась она. Женщина не сомневалась в нем, никогда этого не делала, но подобное обещание может оказаться самым трудным, что он когда-либо исполнял.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?
Новый мистический мини от Bad_Day_48.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Далекое пламя | Far Away Flame
Их прошлое для нее подобно калейдоскопу горьких и радостных воспоминаний. Когда Белла годы спустя наконец найдет в себе смелость отправиться за тем, чего всегда хотела, не окажется ли, что уже слишком поздно?
Новый перевод O_Q / все люди.
Новая 12 глава.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Звездная карта
5. Королева пустыни
Всего ответов: 219
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

La canzone della Bella Cigna. Ауттейк. Главы 33-35. Разъярённый спаситель (Эдвард)

2017-5-24
16
0


Белла что-то скрывает от меня.

Я ни затрагиваю эту тему, ни расспрашиваю Беллу, как делал прежде, поскольку знаю это выражение её лица. Уж лучше убедить Розали десять лет кряду отучиться в средней школе, чем столкнуться с тщетными попытками принудить Беллу к действиям, когда она решительно настроена.

Я жду, пока она заснёт, в надежде, что во сне Белла намекнёт мне о происходящем, однако её упрямство, похоже, распространяется и на подсознание. Она говорит немного, но её мысли завели её в кафе, где она снова и снова заказывает жасминовый чай, причём каждый раз на итальянском.

После четвёртого раза я, сжалившись над Беллой, играю роль официанта, который приносит ей чай и спрашивает, не нужно ли ей что-нибудь ещё. Она хмурится и молчит, а я сижу в изножье кровати, встревоженно уставившись на неё, пока мысли приближающегося вампира не наводняют моё сознание.

«Занятно, может ли он прочитать мои мысли сейчас?» – размышляет он, на человеческой скорости поднимаясь по нашей лестнице. Его мысли вьются, как деревянные перила лестницы. «Слышишь меня, Эдвард Каллен?»

Затем происходит то же, что и всегда. Видения мелькают в его разуме, показывая мне то, что он хочет утаить от меня: запретные сексуальные связи, мелкие нарушения правил. Как он раскрыл своей матери свою вампирскую сущность, что не умер, а выжил. Лицо Аро, когда он, прикоснувшись к его коже, узнает об этом, тайное заверение Аро, что это станет их «маленьким секретом». Его благодарность и последующая преданность Аро за это. Единственное, что я не вижу – лица нежданного гостя, либо признаков нашего с ним знакомства.

Я жду у двери, когда он постучит, потом выжидаю ещё пару секунд перед тем, как открыть дверь. Гость кажется мне знакомым: относительно невысокий вампир с общими средиземноморскими чертами. Я видел его ранее, но нас так и не представили друг другу. Его мысли пока не выдают его имени. Я держусь безучастно и говорю вежливо.

– Чем могу помочь?
Сомнение мелькает в его взгляде.
«Значит, он не прочёл это в моих мыслях?»
– Я могу слышать лишь мысли, которые проносятся в твоей голове.
Я отвечаю уклончиво, не на его размышления на лестнице, будто он не задавал этот вопрос вслух.
Дать людям иллюзию частной жизни лучшее, что я могу.
– У меня для тебя послание, – отвечает он.

Он идеально прокручивает сцену в голове, голос пришедшего перехлёстывается с голосом Аро.

Занимательно, как люди редактируют свои мысли, в частности вампиры. Вампир до раболепия точно воспроизводит слова, меняя только необходимые, говоря «он» там, где Аро говорил «я». Всё не так точно, как если бы Аро воспользовался телефоном, но это не в его стиле. Аро никогда не упускает возможности пообщаться и поманипулировать,не прибегая к современным технологиям. Если между строк и есть скрытое послание (в отношении Аро оно почти всегда присутствует), то оно выражено в образе верного слуги. Меня слегка тревожит, что Аро необходимо отстаивать свою точку зрения мне, хотя, опять же, «лёгкая тревога» – лучшее, что можно ожидать в плане Аро.

– Следовательно, Аро сочтёт это большой услугой, если, когда дамы удовлетворят любопытство во львах, ты разрешишь вопрос в Египте, который ты с Аро ранее обсуждал.
Мысли и лицо вампира не выдают никакого конкретного пожелания, однако образы сменяются Амуном, отказывающем Аро прикоснуться к нему и прочесть свои мысли. Впечатляет, что лицо гостя бесстрастно, хотя в его разуме проскальзывают угрызения совести.
«Что ты натворил?» – думает он, мгновенно вспоминая Аро, который зовёт его «Ремусом» и параллельно пожимает ему руку. Вампир настороженно глядит на меня, и я отвечаю ему тем же.
– Если я откажусь? – тихо вопрошаю я. Несомненно, посланник в точности всё перескажет Аро. – Не то чтобы я отказываюсь, просто хочу знать свои варианты.
Теперь Ремусу явно некомфортно, он мешкает, вспоминая слова Аро и его паучье выражение лица.
«Если он откажется, – Аро злобно сощуривается, – я хочу, чтобы ты напомнил ему о нашем разговоре в целом. Без сомнения, Эдвард будет обеспокоен сохранностью своей возлюбленной, которая, как ему следует знать сейчас, всегда стоит у меня на первом плане. Если он продолжит упираться, приведи Эдварда ко мне, и я объяснюсь в понятных ему терминах».
Ремус вопросительно смотрит на меня, не желая повторять это вслух.
– Вижу, – неохотно киваю я. – Аро сказал, кто защитит её?
– По его словам, она будет под надёжной защитой, – оскорблённо отвечает он. – Аро дал своё слово.

Несколько саркастичных ответов приходят на ум, но я растаптываю их, молча с мгновение. Очевидно, бессмысленно препираться, хотя всеми фибрами своего существа хочется. Ремус похож на статую, его лицо бесстрастно, разум беспокоен, а сам он боится неверного ответа. Он вспоминает примеры неповиновения вампиров Аро и, без исключений, казнь каждого из них по «не связанному» с этим проступку.

Я слышу шевеление Беллы в спальне, её слегка учащённое сердцебиение, мягкую поступь по деревянным полам.

– Когда он ожидает моего отбытия? – быстро интересуюсь я, к облегчению Ремуса.
– Этим утром. Дамы уже ждут тебя.
– Я приду, когда Белла отправится на занятия, – предлагаю я, предпочитая со спокойной душой оставить её в древнем вампирском городе.
Кажется, этого достаточно, и вампир кивает.
– В течение часа,Эдвард, – предупреждает он.
Мне нужно успеть коротко созвониться с Элис по пути к Сульпиции и её спутницам, вызвавшимся в эту экскурсию.
– Я буду там, Ремус, – шепчу я, не желая и не в силах скрывать, что узнал его.

Он незамедлительно рыщет в памяти любые упоминания наших имён, задумываясь, а не выцепил ли я его имя из его же мыслей, или вдруг Аро упоминал его и почему. Оба варианта кажутся ему неугодными, а мне хочется наподдать себе, что, по меньшей мере, я даже не попытался не угрожать ему.

Аро водит меня за нос. Я сделаю ровно то, что он ждёт от меня, то, что я поклялся не делать. Мне придётся вторгнуться в личное пространство другого вампира, помочь Аро сделать с другим то, отчего я отчаянно пытаюсь оградить себя. Всё так запутанно, и нет причины полагать, что Аро наступит на горло своим прихотям.

Я слышу за собой тихое дыхание Беллы, с мгновение пытаюсь совладать с собой, затем разворачиваюсь к ней. Она стоит в длинной белой ночной рубашке, наполовину скрытая дверью спальни; её взволнованное лицо обрамлено растрёпанными тёмными волосами.

В глазах Беллы таятся вопросы вперемешку с тайнами, и я хочу облегчить ношу нам обоим.

– Это Аро. – Объясняю я, надеясь, что Белла ответит мне взаимностью. – Я должен идти. Я должен ему.

Загадочное выражение лица Беллы не сходит во время нашего разговора, и я отдал бы всё, лишь прочитать её мысли.

Требуется полдня, чтобы понять, что она нисколько не удивилась моей отлучки.

EEE


Я с удовольствием вздыхаю, когда могучий лев в моих руках перестаёт биться. Его кровь самое лучшее, что я пробовал за последние два года. Я поднимаю его, чтобы гравитация помогла мне выпить как можно больше. Зверь слабо протестует, и вскоре с приятным стуком я отшвыриваю его осушенную тушу на землю.

Какая трата такого величественного существа.

Я закрываю глаза, пытаясь насладиться моментом, но мысли наводняет образ меня глазами испорченной Челси. Следом идут её «признательность» и фантазии, такие красочные, что их едва можно блокировать. Моего сердитого взгляда недостаточно – похоже, это только подначивает вампиршу. Она представляет нас за грубым, злым соитием, быстро и для удобства заменив себя Беллой. Ей любопытно, как я могу быть удовлетворённым в таких обстоятельствах, как я могу быть таким нежным всё время.

«Мне, наконец, удалось достать тебя, Эдвард Каллен?»

– Нет, забывчивое ты создание, – скупо отвечаю я. – Ты даже близко ко мне не подобралась. Я раздражён, что тебе удалось испортить мне трапезу своими тошнотворными мыслями. Вбей уже в свою голову, Челси. Даже не существуй Белла, я тебя не захочу.
Мои слова ранят её больше задуманного, но мне плевать.
«Как он может говорить всерьёз? – типично дивится она. – Спорим, он хочет Хайди. Все мужчины хотя Хайди».
– Белла – моя пара, не то чтобы это что-то значит для тебя, – шиплю я, зля Челси. У неё странная своеобразная лояльность Афтону, но подобный щелчок по её носу поможет нам, если у нас есть хотя бы малюсенький шанс выбраться из Вольтерры. – Однако ты права: все мужчины предпочитают Хайди тебе.

Вина скребётся на задворках моего сознания. Большинство людей сочли бы это признание чрезвычайно жестоким, но я знаю пределы дозволенного, чтобы держать Челси в узде, и я охотно пойду на это ради Беллы. Элис предупредила меня, что если я чётко не дам Челси понять, что она не интересует меня, то она породит в Белле много комплексов. Мысли Челси это подтвердили, когда она предприняла ту смехотворную попытку соблазнения.

– Все считают тебя таким сострадательным, – ощеривается Челси. – Ты ничего не знаешь о моих отношениях с Афтоном. Он предпочитает меня Хайди.
– Как скажешь, – уклончиво пожимаю я плечами, сея зерно сомнения в чересчур самоуверенный разум Челси.
Ей не помешало бы больше уделять внимания Афтону; заставить Челси гадать эффективнее открытой конфронтации или отрицания.

Смеркается, и я мчусь к месту, где в последний раз видел Сульпицию, по её мыслям и видениям я сверяю рельеф, пытаясь определить её местонахождение. Когда я наконец нагоняю её, то она вместе с остальным клубом «человеколюбов» осушают трёх львиц, отпустив на свободу двух львиц помоложе и всех львят.

– Ты был прав насчёт львов, – улыбается Сульпиция, благоразумно игнорируя Челси. Та, следуя за мной и ухмыляясь, пытается создать впечатление, будто мы вместе. – Как всё прошло?
– Я поймал самца за теми холмами. – Я киваю, раздражённый, что мне пришлось унижать ещё одно разумное существо. – Я без понятия, что, по мнению Челси, она тут делает. Не охотится и преследует меня, не важно, сколько раз я просил её держаться подальше.
Лицо Челси меркнет в разумах полудюжины свидетелей, их мысли разлетаются врассыпную, словно птицы при выстреле. Некоторые жалеют Челси, но большинство наслаждаются ехидством, включая жену Аро.
– Вот-вот, Челси, – в псевдоискренности утешает её Сульпиция. – Иногда добыча не стоит риска. Если ты всё время наступаешь на одни и те же грабли, возможно, тебе следует найти цель полегче.
«Вроде Аро?» – громко вопрошает в мыслях Челси, послание, которое, даже телепатом быть не нужно, Сульпиция понимает.
– Прошу меня извинить. У меня есть поручение Аро, – перебиваю я. – Личное, – добавляю я уже Челси, затем поворачиваюсь к остальным.
– Дамы, вылазка прошла в удовольствие.

Я мчусь по пескам Ливии и Египта, единожды прячась в тени дюны, когда миную людей. Я дважды кормлюсь, звоню Белле, когда появляется сотовая сеть – возле дома Амуна. Звонок сразу же перенаправляется на голосовую почту, так что я шлю ей смс и тут же звоню Элис.

– Как она? – Без преамбулы. – Белла не взяла трубку, когда я звонил.
Я проигрываю в памяти наше утреннее и странное прощание.
– У неё сломался телефон, – презрительно говорит Элис. – Я предвидела это, не волнуйся. Карлайл выдвинулся к ней сразу же, как я позвонила ему, и вижу, как вы общаетесь с ним сегодня вечером.
– Он пошёл? – Я слегка удивлён и доволен увещеванием Элис.
Возможно, что-то не так, но если Белла жива и в здравии к концу дня, то не может быть всё настолько плохо.
– Спасибо, Элис. – Шепчу я, жалея, что не могу прочитать её мысли отсюда. Желая поговорить с Беллой лично, лишь бы услышать её голос. – Может, мне позвонить Карлайлу.
– Ты можешь, но он ещё не прибыл туда, – сообщает она мне. – Ты только замедлишь его. Почему бы тебе не позвонить после визита к Амуну?
– Я уже достаточно близко, – бормочу я. – Элис, мне претит вся эта ситуация. Я даже не хочу знать, что он скрывает. Не хочу выдавать Аро ни капли информации.
– Пока я не вижу ничего подобного, – уклончиво отвечает она. Клянусь, Элис в курсе секрета Беллы. – Однако я не думаю, что он пошлёт кого-то ещё, когда ты ничего ему не дашь, так что можешь для начала узнать, что это.
– Я просто хочу вернуться домой, – ворчу я не в силах найти брешь в её логике. – Я перезвоню тебе.

EEE


В Александрии на удивление высокие здания, издалека город похож на вычурный, точно изваянный сумасшедшим, песочный замок, омытый золотистым светом. Придётся изловчиться, передвигаясь на солнце, однако и наступления ночи я не хочу ждать. Вскоре я нахожу пустой дом, куда тихо вламываюсь и где заимствую зонтик. Не самое оригинальное решение проблемы, но самое быстрое.

Сегодня я ненавижу всё, кроме львов – такие приходят мысли прежде, чем я заостряю внимание на колких мыслях вампиров среди размытых размышлений людей. Четыре вампира, не двое, как было ранее заявлено.

Я приближаюсь, благодаря полноценное укрытие от солнца, предоставленное в это время дня узкими улочками и высокими зданиями. Как вампиры тут живут? Очевидно, им приходится оставаться внутри помещений в течение дня. Любопытно, есть ли у них разветвлённая сеть подземных туннелей, как у Вольтури.

Вампирша окликает некого Бенджамина и говорит на не изученном мной языке, но, судя по мыслям, похоже, она хочет попасть в конкретный магазин до его закрытия. Затем я путаюсь, так как она, похоже, просит другого вампира об «облачном прикрытии». Ерунда какая-то.

Теперь я уже вижу вампира глазами другого – Кеби, возлюбленной Амуна. В глазах Кеби этот вампир высокий, с мягкими чертами лица и ясными, добрыми мыслями. Интуитивно он уже нравится мне, и мне сложно представить его в одном клане с изворотливым Амуном. Опять же, моё впечатление об Амуне, как и о многих вещах, опорочено Вольтури. Я проигрываю в памяти нашу короткую встречу, пока Бенджамин не отвлекает меня самым необычным мыслительным процессом за всё моё существование.

Я сосредотачиваюсь на его загадочно гибком разуме, который представляет тёмные облака над морем и высчитывает количество молекул водорода и кислорода в воздухе. Я так пристально вслушиваюсь, что требуется миг, дабы заметить внезапные грозовые облака над морем к северу от города. Они идентичны облакам из мыслей Бенджамина.

Впечатляюще. Понимаю, почему Амун хочет скрыть такой талант.

Вампиры выходят из дома, не обращая внимания на мой дозор. Разум Кеби занят текущей задачей, словно не она только что просила сменить погоду и получила желаемое. Будто так повсеместное явление. Мысли Бенджамина сфокусированы на том, чтобы удержать облака на месте.

Контроль погоды. Похоже на сюжет шпионского фильма. Элис не поверит в это.

Только я тянусь к телефону, как он звонит.

– Ты это видишь, или тебе это пересказать? – Затем запоздало я добавляю: – Привет, Элис.
– Привет, Эдвард. – Её голос полон намёков.
Не нужно читать её мыслей: что-то не так.
– Элис? – Она слишком долго мешкает, отчего во мне всё отзывается набатом. – Дело в Белле? Что случилось? Она в порядке?
– Да, лишь лёгкие ранения, – настороженно говорит она. – Карлайл вовремя её нашёл.
Облегчение вперемешку с яростью борются во мне.
– Выкладывай всё без утайки, – требую, силясь не кричать.
– Во-первых, я обязана поделиться с тобой всем, – её голос дрожит. – Ты очень сильно рассердишься на нас, но вина целиком на мне.
– Просто скажи мне.
Элис резко выдыхает и тараторит:
– Я позволила Деметрию нанять отморозков, чтобы погеройствовать, Белла присоединилась, потому что я сказала, что это спасёт тебе жизнь.
– Не смешно.
– Я и не шучу, Эдвард, – тихо говорит она. – И я не лгала ей. Узнай ты об этом, то к полуночи тебя уже казнили бы. Сейчас Деметрий предстал перед судом. Карлайл обо всём позаботился.
Поначалу в моей голове пустота. Пока я обдумываю абсурдное заявление Элис, затем кровавая пелена и злость взрываются в мозгу.
– Так он ещё там?
– Ненадолго, Эдвард...

Мой телефон разбивается о тротуар.

EEE


Я уже пересёк половину Ливии, уклоняясь от людских обсерваций, когда осознаю свою ошибку. В Александрии мне следовало напрямую отправиться морем, но в гневе я рефлекторно пустился пешком, потеряв драгоценное время.

«Деметрий может уйти».

Ярость придала мне беспечности и жестокости, и, что хуже, нужно воздать должное Элис. Я пытаюсь распутать свой мысленный хаос.

«Кто знает, какие выходки ты бы совершил в Вольтерре, узнай ты всё там? Ясно как день: найти Деметрия, разорвать в клочья, ощутить его уничтожение и смотреть, как осознание собственной гибели, моей победы отражается в его лице – вот что».

Проклиная себя, что откладываю или, вероятно, упускаю эту возможность, я корректирую курс, и довольно скоро достигаю воды, скользя в тёмных глубинах точно торпеда, едва меняя курс, чтобы избежать малоподвижных морских созданий. Разбуженные мной, они неуклюже кружатся. Я ударяюсь об акулу, испытывая свирепое удовлетворение от хруста зубов и хрящей.

В прохладной голубизне моя горячая ярость стынет, а разум закипает негодованием и вопросами.

«Грёбаная Элис. Вот вам и жестокость».

До тех пор пока она видит нужный ей исход, Элис охотно использует всех и вся. Карлайл же... (Который должен быть верен мне: я его «первенец», а Элис... ну, он, благодаря моим действиям, её удочерил, отчего, честно, только хуже)... Карлайл подыгрывает ей ровно до тех пор, пока результат гарантирует спасённые жизни. Очередной всплеск скорости, вызванный этакой несправедливостью, пускает рыбацкое судёнышко в водоворот, и всё же я поворачиваю обратно и восстанавливаю его равновесие.

«Зачем, почему? Зачем ей это делать? Как Элис могла так рисковать Беллой?» Бессмыслица какая-то.

Разве что Элис говорит правду. Я пытаюсь представить расклад событий без её вмешательства. Деметрий «спасает» Беллу, я атакую его, не только встречая стремительный и беспощадный отпор ретивого Феликса, но и суд и, несомненно, ещё больше шантажа. Как минимум мы бы застряли в Вольтерре навечно, служа Аро, чего он и добивается.

«Придётся оперативно расправиться с Деметрием».

Тогда меня вполне возможно тоже казнят. Сбежать почти не удастся, а Беллу обратит Аро, и она даже может забыть меня. Станет ли Беллой парой другому вампиру или (не знаю, что хуже) – замкнётся, как Маркус? Очевидно, эти варианты не годятся, что возвращает меня к Элис.

«Тогда зачем сообщать мне вот так? Словно она специально подбирала слова, чтобы как можно сильнее разозлить меня?» Все действия Элис нацелены на достижение конкретного результата. Жутко практично – да, однако в этом плане явно чувствует рука Элеазара. Или, по меньшей мере, Маккиавели и Сунь-цзы (п.п.: китайский стратег и мыслитель, живший в VI веке до н. э. Автор знаменитого трактата о военной стратегии «Искусство войны»).

«Так каков исход?»

На самом примитивном, очевидном уровне Элис, чем при других обстоятельствах, дала мне стимул вернуться в Вольтерру намного быстрее. Также она уберегла меня от худшего проявления моего гнева там, где он нанёс бы максимальный ущерб. Умом я понимал, почему мне стоило ценить это.

Только вот я не оценил её попытку. Нисколечко.

Это неуважение. Манипулирование. Подавление. Это неприемлемо.

Это тревожит.

Тревожит то, что я читал подобные мысли в разгневанных умах других, но ни разу я не прочувствовал эмоции, вызывавшие этот гнев. Ярость и жажду смерти, которые я привык искать в разумах людей, будучи «народным убийцей», но никогда я не испытывал ошеломление, сопровождающее их. Я всегда считал себя умнее этих безумцев.

Видимо, не так. Естественно, Карлайл сделает всё, чтобы спасти меня от самого себя. Как и всегда. Слегка остыв, я возвращаюсь к текущему вопросу.

«Деметрий может выследить меня». Если он выслеживает меня, то это впечатляющая скорость.

К тому времени как я добираюсь до восточного побережья Италии, я мыслю стратегически, а зловещая красная пелена больше не контролирует мои действия. Я жалею, что разбил телефон, отчасти потому, что мне хочется накричать на Элис, но также мне нужна её помощь. После того, как накричу на неё, что, предположительно, доставит мне большое удовольствие.

Я умудряюсь найти обезлюденное место (непростая задача) и бегу, сканируя мысли людей вокруг.

Хотя я недостаточно близок к Деметрию и не могу прочитать его мысли, я чувствую его слежку, как большинство людей чувствуют, когда за ними наблюдают. Очередная вспышка ярости подпитывает мой неистовый бег, в то время как я строю планы на присутствие и отсутствие Деметрия, когда худшее уже миновало. Я не настолько глуп – Вольтури не казнят его, а они тоже не дураки: я не буду кротко стоять и сосуществовать с ним.

Чем ближе Вольтерра, тем лучше я себя контролирую. Я снижаю скорость, заслышав мысли остальных. Таким образом велика вероятность, что узнав всё в деталях, которым под силу меня распалить вновь, я не натворю непоправимых глупостей. Как бы ни злился я на Элис, я не испорчу лучшую часть её плана.

При виде Вольтерры, восседающей на холмах подобно гигантской птичке-наживке, я нарезаю громадные круги вокруг неё, пока не в моё сознание не проникают мысли вампиров; яркие острые умы – приятный контраст с мягкими расплывчатыми рассудками людей и даже более туманным сознанием большинства животных.

Вполне предсказуемо, что вампиры проигрывают в памяти суд, единственное препятствие в поиске нужной мне информации и связной картинки – выбор конкретного разума.

В центре красуется Белла, храбрая и невинная, – следовало ожидать этого. Теперь, видя доказательство её жизни, я испытываю удивительное желание лично свернуть ей шею, или, по крайней мере, заставить её плакать. Это явно что-то новенькое.

Деметрий, топорно и пусто, стыдливо уходит: «Это была случайность. Белла, мне жаль, прошу, прости меня».

«Раскатал губы, подонок. Хоть сейчас ты вышел сухим из воды, но, в конце концов, я достану тебя».

Кай на удивление зорок, отстаивая закон. Я всегда предполагал, что его твердёж о праве лишь удобная прелюдия, чтобы получить желаемое, однако его пылкий протест действия Деметрия, похоже, говорят об обратном.

Карлайл сострадает, защищает, мудрствует, врёт и не краснеет. Аро, в кои-то веки приятно пойманный врасплох и балансирующий на грани фола. Признаться, приятно наблюдать это, пускай и в памяти остальных. Маркус, борющийся с манипулированием Челси и сравнивающий не состоявшуюся смерть Беллы с гибелью Дидим, который начинает видеть себя в моём положении.

Я не срываюсь лишь потому, что приятная издёвка видеть Аро, поражённым голосованием своих старых союзников и перелукавленным самым беспощадным, доселе невиданным противником. Я должен воздать должное Элис, как бы сильно я ни возражал против её методов, её политический успех поражает.

Тем временем Белла могла умереть, невзирая на результат, – это недопустимая вероятность. Мне есть что сказать насчёт её повязок и, с предположительно кровоточащими ранами, присутствия среди вампиров. «В самом деле, Карлайл?»

Точно извращенец, я вновь и вновь проигрываю в памяти эпизод с нападением похитителей, найдя их неглубокие могилы и следы пьянящей крови Беллы на пятачке виноградника у жутко крутого ската. Аромат её страха до сих пор витает среди листьев, и мне требуется вся выдержка, чтобы не задушить своего отца, подписавшегося на эту авантюру.

Я, может, даже чуток подправил утёс сбоку.

Наконец, я насытился воспоминаниями суда и изгнания Деметрия, разобравшись в ситуации, и теперь могу обратить внимание на то, что другие ждут от меня. Довольно приятно получать немало мысленного сочувствия вампиров посреди размышлений о моих дальнейших действиях. Аро и Карлайл, вдоль и поперёк зная мою натуру, уже говорят со мной, словно я уже в замке; один туманит, второй, соответственно, умоляет.

Самые интересные версии у Кая и Маркуса, чьи мнения в кои-то веки значат больше всего для меня.

Наконец выбрав план действий, я встаю и готовлюсь устроить представление, которого все заждались. Я подожду, когда мы окажемся в нашей квартире, и покажу этим серым кардиналам мою настоящую реакцию.

EEE


– В любом случае я убью его.
«Эдвард, нет! – тревога прорезается в мыслях Карлайла. – Знаю, ты расстроен, но мы не убийцы».
– Уж ты-то мог не изображать шок, Карлайл, – киплю я. – Ведь этого все ожидали, не так ли? Моей закономерной и предсказуемой ярости? Все Вольтури разделяют мои эмоции сейчас, так почему ты не можешь?
– Потому что мы не Вольтури, Эдвард, – тяжело напоминает мне он – Существует причина, почему мы не уподобляемся им, или ты забыл?

Пристыженный, но всё ещё чересчур рассерженный, чтобы рассуждать здраво, я подхожу к окну и вдыхаю свежего воздуха. Я игнорирую двух предателей на диване, пока один проверяет раны другой (раны, которых, в принципе, не должно было быть), и пытаюсь отвлечься мыслями и словами с улицы.

На миг я отдаюсь фантазии, где собственноручно убиваю Деметрия, отрывая ему руки и ноги, кидая их в жгучее пламя. Снова и снова, в разных декорациях, я прокручиваю сцену в голове, но каждый раз добавляя туда Беллу, ожидая её одобрения, я вижу лишь её разочарование. Во многих аспектах она уже лучше вживается в клан Калленов, чем я.

И снова я сосредотачиваюсь на улице – на этот раз с большим успехом. Я вижу и слышу привычный парад похотливых фантазий парочек наравне с их шепотливыми разговорами до и после совокупления. Напротив одна пара среднего возраста занимается любовью, их мысли на удивление пестрят страстью и обожанием. Я пытаюсь игнорировать, но по некой причине в моём текущем настроении натиск чувственных образов вынуждает желать, чтобы Карлайла тут не было и чтобы я мог либо накричать на Беллу, либо до умопомрачения оттрахать её – лучше одновременно. Мне нужно почувствовать её – живую, пульсирующую вокруг меня. Хочу, чтобы Белла, ранее подвергнувшись риску, вымаливала у меня прощение,.

Я хочу обратить её в вампира и убежать.

Сердцебиение Беллы замедляется, уже второй раз за десять минут она зевает. В полусне она прислоняется к спинке дивана.

– Должно быть, ты измотана, – подмечает Карлайл.
«Эдвард, будь с ней повежливее. Она перенесла ужасный день».

Я вскидываю бровь, словно говоря, насколько безумно напоминать мне поступки Беллы, совершённые в моё отсутствие. Однако Карлайл прав: дав себя похитить и повисев на утёсе, Белла, несомненно, может отомстить кое-кому.

На мгновение я прогоняю большую часть гнева и шагаю к Белле. Мы встречаемся взглядами, и я наклоняюсь поцеловать её, словив губами с её щеки одинокую слезинку. В её глазах с потяжелевшими веками ни следа извинений. Знакомое чувство.

– Пойдём, – шепчу я, помогая ей встать. – Поговорим утром.
Сомневаюсь, что она вспомнит этот разговор.
– Ты имеешь в виду покричим? – с сухой иронией зевает она.
Незнание ситуации не означает, что Белла сдаётся без боя.
– Может быть. – Определённо. – Хочешь, чтобы я полежал с тобой недолго?
– Нет. Я засну сразу же, как только моя голова коснётся подушки, – тихонько признаётся она. – Вероятно, тебе о многом нужно переговорить с Карлайлом.
Наклоняясь, она нежно целует меня.
– Кричи вволю, пока ты со мной, – шепчет она. – Только это имеет значение.

Белла чмокает Карлайла в щёку и, сдержав слово, меньше чем через минуту, закрывает дверь спальни, откуда доносится тихое, едва слышное посапывание.

«Ты говорил всерьёз?» – обращается ко мне Карлайл.

– Насчёт убийства Деметрия? Наверное. Я не собираюсь разыскивать его, но в данный миг я не вижу, чтобы он сторонился Беллы. Не в его натуре ставить крест на человеке. Он никогда так не делал и не станет, Карлайл. Я не позволю ему забрать Беллу.

У Деметрия беспокойные мысли, он вспоминает, как Аро сравнивал меня с ним, хвастаясь своим влиянием надо мной. Не могу винить его: мои поступки подстрекали такую реакцию.

Я эгоистичный, высокомерный диктатор, чьи убийства полностью оправданны. Я позволяю вспыльчивости взять над собой вверх да настолько, что мои враги используют это против меня, моей пары и моей семьи. Я взъярён, но именно я – своей природой – поставил Беллу под угрозу.

– Что если Деметрий прав? – тихо говорю я. – Что если я больше похож на Аро, чем на тебя? Если бы он нашёл меня раньше тебя, то я стал бы таким же злым, как каждый из них.
– Ты – похож на Аро? – смеётся Карлайл. Когда я не смеюсь, он скептически глядит на меня. – Эдвард, что, чёрт возьми, вызвало у тебя такие мысли?
– В чём-то он прав, Карлайл. Без тебя я также сильно контролирую всё вокруг, как и он. Я уже видел его крутой нрав в мысленной форме, и он незабываемо похож с моим. Даже под твоим влиянием я убивал людей и оправдывал свои поступки, как Аро. Несмотря на все разговоры о правильности, я чувствую облегчение, что решение обратить Беллу лежит не на мне. Я хочу, чтобы она стала вампиром, но её душа, Карлайл. Кем это делает меня? Если ты единственная причина, почему я не творю ужасные вещи ежедневно, разве Аро не прав?

Карлайл одаривает меня взглядом, как тогда, когда я вернулся с охоты на людей – покоробленный собой, жаждущий прощения, которого ни капли не заслужил. Карлайл опять мне поможет, но не потому, что я хороший, просто такова его натура. Даже теперь, зная, что Белла в безопасности, я не могу не злиться. Голова трещит от насилия, которое я хочу совершить, однако моя совесть ноет ещё сильнее. Я пристально смотрю на Карлайла, пытаясь найти якорь в этой буре.

– Эдвард, кажется, я несправедливо отнёсся к тебе, – тихо произносит Карлайл, заключая моё лицо в ладони. – Мне следовало рассказать тебе обо всём до прихода сюда, но я предположил, что раз ты уже читаешь мои мысли, то уже в курсе событий. У вас с Аро есть общие черты – что правда, но есть качества, которыми я восхищаюсь в нём. Твои ум и проницательность заложены в тебе, а не в твоём таланте. Однако ты очень сострадателен. Коим и всегда был.
– Я не такой. Ты всегда слишком высоко ценишь меня, – признаюсь я. – Я так зол, Карлайл. Гнев поглощает меня. Я пытаюсь, но я не настолько хорош. Даже близко не стою с Розали. Я не заслуживаю ни любви Беллы, ни твоего доверия.
– Мои упрямые дети, – вздыхает Карлайл. – Ты не осознаёшь этого, но ты только что это произнёс. Ты стараешься. Ты хочешь быть хорошим, Эдвард, и это огромная разница между тобой и Аро. Даже когда ты убивал, ты защищал невинных.
– Я пил их кровь.
– И ты искупился, – напоминает Карлайл. – Сейчас ты сердишься, но если бы чувства Беллы изменились к тебе, и она больше не хотела с тобой общаться, ты бы её отпустил. Вероятно, пожертвовал бы собой ради её счастья, не так ли?
– Наверное, лучше так и было бы, – угрюмо говорю я. – Я бы помог ей спрятаться, возжелай она этого.
– Вот, что делает тебя моим истинным сыном, – говорит Карлайл. – Аро и помыслить себе такого не может. Я понимаю твой гнев на нас, на Деметрия. Нет ничего предосудительного в том, чтобы защищать свою половинку, Эдвард. Я горжусь тобой. Всегда.

EEE


Мне следует дать Белле поспать.

В конце концов, у неё выдался долгий день. Однако ей несколько не отвеченных вопросов, а я не особо хочу тянуть с ответами. К тому же, скорее всего, я услышу правду, если разбужу Беллу прямо сейчас.

Как будто Белла думала сказать мне. Хоть чуточку была склонна доверять мне. Пыталась ли убедить Элис, или та, не мешкая, взяла с неё слово?

Я сажусь за пианино и наигрываю первую мелодию, что приходит в голову.

Дыхание Беллы немного меняется, сердцебиение ускоряется. Шелестит ткань, знакомо стучать её босые ноги по дереву. Задержка в дыхании – сердце сильнее бьётся. Я хмурюсь, иррационально злясь, что Белла может сердиться или быть напугана, или одержима негативными эмоциями.

Я вдыхаю, пытаясь оценить её страх и тут же сожалею об этом.

Как ни странно, Белла возбуждена.

Что ещё хуже: её возбуждение автоматически распаляет моё, как и мой гнев. Неудачное сочетание.

– Возвращайся в постель, Белла.
Не то чтобы в данный момент я полагаюсь на это, но попытка не пытка.
Естественно, она спорит.
– Сомневаюсь, что ты хочешь, чтобы я спала, – гневно говорит она. – Ты всё ещё злишься, и всё же ты одел меня в это.
Я противлюсь порыву взглянуть на Беллу, прекрасно зная, что на ней. Блядь. Вот неловкость. Непонятно, зачем я выбрал именно эту одежду, кроме очевидной причины, что, будь по-моему, Белла надевала бы эту сорочку каждую ночь. Разумеется, это наводит меня на мысли о голой Белле.
– Я бы не уложил тебя спать нагой, – вру я.
Белла бросила мне вызов, её дыхание щекочет мне ухо, а волосы шёлком скользят по моей коже, аромат Беллы окутывает меня. Сильное искушение, и я почти сдаюсь при виде её грудей, натянувших шёлк и кружево. Я поворачиваюсь к пианино, пытаясь сосредоточиться на своей злости.
Только вот мой член сговорился с Беллой. Я занимаю руки музыкой, но это проигранное сражение.
– Злость не то слово, – увиливаю я.

Ситуация в моих штанах пытается «протестовать» всей этой бессмысленной болтовне, которая может отложить удовольствие, но я говорю себе нет, к сожалению, вслух. Не важно, поскольку Белла хочет того же, что отчасти и я. В остальном же я остался в меньшинстве, что ещё больше бесит меня. Белла даже дразнит меня насчёт сломанных клавиш, отчего мне кажется, что она не принимает меня всерьёз.

– Ты не представляешь, каково мне было, – начинаю я, взывая себя к манерам.
– Думаю, я точно знаю, – возражает Белла. – Я жутко перепугалась, Эдвард. Я в подробностях слышала, что могло случиться. Элис рассказала мне всё без утайки.
Худшее позади. За исключением Деметрия. До Беллы просто не доходит этот факт.
– Вот, о чём я толкую. Это убивает меня, Белла. Что ты предпочла Элис мне.
Отчего-то это удивляет её. Даже немного оскорбляет. Белла не понимает мой гнев так же, как я не понимаю её действий, поэтому по возможности доступным языком я объясняю всё Белле, держа её лицо в ладонях.
– Ты целенаправленно встала на пути у мужчин, нанятых заманить тебя и подвергнуть опасности, где мой лютый враг пытался отнять тебя у меня. Ты висела на обрыве, истекая кровью, пока Деметрий охотился на тебя, а меня даже не было рядом, чтобы остановить его.
– Я пойду на большее, чтобы спасти тебя. – Приходится сжать руки в кулаки, чтобы не разрушить ими пианино. – Думаешь, я не понимаю? Я делаю всё, что должна. Я всегда делаю всё, что должна делать, и мне противно, поскольку этого недостаточно, чтобы уберечь тебя и оставить со мной. Меня убивало ввязаться в авантюру, которая взъярит тебя, однако я не могу просить прощения у тебя, если ты мёртв.
– Я не живой, – шиплю я.
Упорная Белла вновь перебивает меня:
– Ты знаешь, о чём я. Чтобы уберечь тебя, и точка. В остальном мире ты, быть может, безгранично сильнее меня, но вампиров уничтожают тут, в Вольтерре. Ты хоть представляешь, сколько времени ушло, чтобы придумать, как тебя занять и оставить в живых? Ты хоть представляешь, сколько труда понадобилось Элис, чтобы убрать с глаз долой Джейн с Алеком и задержать их точь-в-точь к твоему появлению?

Вот фигня. Ни разу, ни разу я не подумал о Джейн и Алеке. Я думал о Феликсе и обо всех остальных. У меня всегда имелись планы на всевозможные аварийные случаи, но ни разу в своих остервенелых расчётах я, очевидно же, не учитывал Джейн. Возмутительный и непростительный просчёт с моей стороны, и меня передёргивает при мысли о боли, которой меня подвергала Джейн своим талантом. Было бы намного хуже онеметь от рук Алека, зная, что скоро всё кончится – без борьбы, без прощания, не видя лица Беллы.

Всё могло сложиться намного, намного хуже.

– Ты забыл о Джейн, не так ли? – подстрекает меня Белла. – Отсутствие близнецов не было везением, его спланировали. Каждый раз когда ты забываешь, где мы, Элис видит твою смерть, Эдвард. И она звонит мне, как обычно звонит тебе, поэтому не смей говорить, что я предпочитаю её тебе. Я тысячу раз рискну своей жизнью, если это сохранит твою.
– Замолчи, – грубо говорю я. Никогда, даже отдалённо, я не проявлял неуважение к Белле. Её глаза шокированно расширяются, и мне тут же хочется забрать свои слова обратно, но при этом и не хочется. Белла убивает меня, хотя до сих пор не понимает. – Не говори об этом беспечно. Даже не думай об этом, ты поняла?
Мне претит лапать её, особенно когда она заявляет, что я действительно причинил ей боль.
– Мне не следовало касаться тебя сейчас. Я даже не могу...
Я не узнаю себя. Во что я превращаюсь? В убийцу? Мужчину, который затыкает рот любимой женщине и грубо обращается с ней? Неудивительно, что остальные не доверяют мне. Им не стоит.
– Белла. – Молю я, силясь спасти хоть что-то хорошее, пока всё не загубил своим гневом. – Я не хотел тебя напугать.
Как обычно, Белла легко прощает меня, отмахиваясь от потенциальной катастрофы, как и своих поступков.
– Я навредил тебе?
Я жалок.
– Нет.
В её глазах – спокойствие и доверие.
– В противном случае ты бы сказала мне? – Белла молчит, так как плоха в многосложной лжи.
Едва ощутимо я прохожусь ладонями по её коже на предмет синяков и припухлостей, однако кожа и шёлк сорочки так приятны на ощупь, что я не могу остановиться. Даже моя грудная клетка побаливает виной. Руки Беллы запутываются в моих волосах, и я упиваюсь тактильным контактом, нуждаюсь в нём.
Нуждаюсь в Белле.
– Я в порядке, – томно говорит она, возбуждённая по новой. – Пианино вонзалось мне в задницу, только и всего.
– Я не верю твоему «только и всего». – Шепчу я, почтительно целуя Беллу, как и следует, независимо от того, насколько сильно я зол. – Ты слишком хрупкая. Ты можешь пострадать от чего угодно.
При мысли о том, что те мужчины могли навредить ей, хочется откопать их и убить вновь. Я вымещу свои эмоции на Деметрии, когда тот наконец ошибётся. Я слышу треск древесины и осознаю свою ошибку.
– Пусть впредь пианино не донимает твою женщину. – Дразнит Белла, и я официально прекращаю сопротивляться желанию.

Я покричу позже. Сейчас же мне достаточно напомнить Белле, кто я для неё.

Я не тороплюсь, свожу Беллу с ума и контролирую темп, полизывая и целуя её, при этом не давая ей шевелиться. Жду её протеста, но, очевидно, Белле нравятся мои действия. Очень нравятся, как и мне, даже если мне, чтобы не сорваться, приходится вымещать часть избыточной энергии на пианино.

Понимаю, что зашёл слишком далеко, когда Белла начинает лопотать, умоляя меня обратить её сейчас. Чертовски соблазнительно, и она не перестаёт говорить об этом. Запах её крови просачивается сквозь бинты, и, клянусь, не беспокойся я насчёт крови Беллы, вероятно, уже вкусил бы её.

– Скажем, что вышло случайно.

«Она твоя певица. Ты не можешь рисковать».

Встреча Эмметта с его «певицей» приходит на ум, равно как и его неоднократные, однако всегда приватные, предупреждения.

«Другие не упоминали об этом, так как не знают, каково иметь певицу. Ты знаешь, что я убил пару людей, как и ты, поэтому ты поймёшь, о чём я. Как бы сложно ни было остановиться с человеком, никакая сила в мире не помешает тебе осушить эту женщину».

У Эмметта даже не проскакивает мысль, что я должен изменить Беллу, хотя он признаётся, раз во мне хватает сил заниматься любовью с Беллой – значит, я лучше него контролирую себя. Опять же, чрезвычайно рискованно обращать Беллу в вампира без предупреждения, не говоря уже о политической катастрофе в итоге.

С неохотой я отстраняюсь от Беллы.

– Блядь, Белла, не говори так, – я пытаюсь прояснить рассудок.
Её исступление не даёт ей остановиться, и репеем она цепляется за меня, проводя зубами по моей коже – похоже, этого она ждёт от меня.
– Извини, я туго соображаю, но я размышляю над этим. А ты?
От этих слов я срываюсь в нескольких направлениях, приходится обездвижить Беллу, чтобы не укусить и не трахнуть её одновременно. Этой беззрассудной девчонке, вероятно, такое понравится. Такое доверие трудно вообразить.
Одного взгляда в эти тёплые карие глаза, остекленевшие от вожделения, сконфуженности и... обиды достаточно, чтобы понять: Белла неверно истолковала мои действия.
– Я хочу, – опасно сознаюсь я. – Боже, помоги мне, как же я хочу. Хочу вонзить в тебя зубы, чтобы ты поняла. Я сделаю тебя бессмертной. И они не заберут тебя.
Мой едва сдерживаемый гнев прорывается наружу, и, не успеваю я опомниться, как скамейка для пианино ломается из-за моей хватки. Неведомым образом мне удаётся разрушать неодушевлённые предметы вокруг себя, в то время как невероятно одушевлённая Белла извивается и ёрзает в моих объятиях. Как я ни стараюсь ограничить её движения, она умудряется подталкивать меня к этому.
– Я не хочу навредить тебе, – предупреждаю.
– Тогда контролируй себя, – бросает она вызов мне.

Я подчиняюсь, хотя немного, безвозвратно доламывая пианино.

Раз Элис столь хороша в предугадывании будущего, вероятно, она уже ищет продавцов пианино в Тоскане. Дерево, слоновая кость и струны приятны на ощупь, когда я преображаю хаос в своей голове в физическое насилие. Почему-то это совсем не волнует Беллу, её возгласы удовольствия превращают меня в самое что ни на есть животное.

Скорее бы оказаться внутри неё. Я разрываю свои штаны, умудряясь при этом не тронуть ночнушку Беллы: моё тело инстинктивно защищает невосполнимое. Белла раскрывается мне, восхитительно дрожа, когда я погружаюсь в её невероятно жаркое тело. Сочтя это хорошим знаком, я начинаю двигаться с большей уверенностью.

Пока я могу обезопасить Беллу, остальное пусть летит к чёрту.

– Я серьёзно, Эдвард. – Напоминает мне Белла, будто я и так не знаю этого. – Ты нужен мне. Не оставляй меня наедине с этими демонами. Не провоцируй его. Я не хочу кончить как Маркус.

Мой разум уже неспособен трезво мыслить, тем не менее Белле нужно понять, раз она постигла ситуацию с Деметрием. По-видимому, меня берёт ревность, когда дело касается Беллы, и ни черта ни я, ни Белла, ни кто-либо ещё не способны тут поделать, так что придётся обозначить жёсткие границы.

– Не произноси ни чьих имён, пока я в тебе, – требую я, грубо толкаясь бёдрами в Беллу и подчёркивая свою мысль.

Хватит тебе спорить, мисси.

Пианино слегка покачивается – долго оно не протянет. Вопреки этому, Белла уже объезжает меня, её тело подобно змее, ноги и руки обвились вокруг меня, пока я ломаю всё: это ведь не Белла.

Пианино крушится, и я разворачиваю Беллу спиной к стене, у самого окна. Занавески, точно привидение, колыхаются вокруг нас, как и мысли наших соседей – некоторые слышат нас, но в данный миг мне плевать на них. Мне важно, чтобы позвоночник Беллы не сломался, как пианино. К счастью, я хорош в многозадачном режиме.

Меня волнуют лишь две вещи: обеспечить Белле безопасность и заставить её кричать. В хорошем смысле, естественно. Хотя если поразмыслить над этим, я задал ей жару – ещё как.

Я злобно посмеиваюсь, ведь в первоначальном плане я кричу на неё, но это намного лучше. Губами я ловлю её крики, когда она оргазмирует, пятками стуча по моей заднице, пока я долблюсь в неё, портя при этом стенную краску.

– Довольна? – Дразню я содрогающуюся Беллу. Нас овевает прохладный воздух, Белла испускает столько жара, что я почти вспоминаю, каково быть человеком. – Ты та ещё печка.
– Ещё, – шепчет она, нежно прикусывая мою мочку и постанывая мне в ухо.

Вот так всегда перед большим финалом – это сводит меня с ума каждый раз. Сейчас я уже на взводе, отчего дополнительный толчок отправляет меня в неведомое ранее место. Я рычу и шиплю, как те крупные кошки, испитые мной ранее, и заключаю Беллу в объятия.

Хватаю её за руки и надёжно пригвождаю их к стене над её головой, удовлетворённо наблюдя, как глаза Беллы расширяются в предвкушении. Я целую её в соединение шеи и плеча, где аромат Беллы слаще всего, и улыбаюсь в кожу.

– Готова? – говорю вполголоса и почти убийственно от предвкушения.
Как диктатор, коим меня обвиняют, я вновь проверяю тело Беллы, её хребет, кровяное давление, приоконную стену.
– Пожалуйста, – просит она.
Проси-проси.
– Держись, – ворчу я
Врезаюсь в Беллу с рассчитанным давлением, осторожно, постоянно бдя любые признаки боли.
«Нежно, нежно», – мысленно твержу себе, в то время как тело Беллы сжимается вокруг меня всевозможными способами. Я подвожу себя к разрядке, позволяя Белле увлечь себя за собой в чувственную нирвану. Держа её запястья, я дрожу, пульсирую внутри неё, тепло любимой передаётся мне.
– Ты в порядке?
Интересуюсь я, когда мы приходим в себя и лежим на мягком ковре у окна.
– Так хорошо, – смеётся Белла. – Лучше не бывает. Хотя, похоже, нам придётся прибраться.
– Не сейчас, – тихо говорю я, выбирая ошмётки краски из её волос. – Я говорил о случившемся. Я всё узнал из разума остальных вампиров. Сегодня ты прошла через ад ради меня.
Белла плачет, а я чувствую себя говнюком.
– Нет, всё нормально, – с дрожью смеётся Белла. – Я просто рада, что с нами всё в порядке. Я, правда, волновалась, Эдвард, волновалась, что ты не простишь меня.
– Я зол, что ты рисковала собой, – признаюсь, – но знаю, что ты пошла на это ради меня. Я не заслуживаю подобного.
– Ты бы поступил так же ради меня, – тихо и столь доверчиво произносит Белла.
Я же радуюсь её правоте.
– Ты того стоишь, – шепчу я. – Однако впредь давай действовать сообща и стараться выбраться живыми вдвоём? Клянусь, Элис донесла свою мысль. Так что, ребята, вам не нужно утаивать от меня информацию.
Даже несмотря на то, что отчасти Элис была до беспокойства безжалостна и не побоится действовать в обход меня, если не может работать со мной.
– Слава богу, – выдыхает Белла. – Мне претило скрывать от тебя это.
– Ты меня успокоила, – едва слышно говорю я.
– Мы едем в гастроли, – неверяще говорит Белла.
– Жду с нетерпением, – соглашаюсь я.

Я не добавляю, что, по-моему, Аро отсылает нас, чтобы мы не попались ему под горячую руку.

Судя по общему настрою наших с ним мыслей, полагаю, нам с Аро стоит отдохнуть друг от друга.

EEE


Теперь авантюрный цикл завершён и героев ожидают более приятные события. cool В этой истории мне очень нравятся ауттейки, в которых автор мастерски раскрывает второстепенных персонажей. Кто вам больше запомнился/понравился из уже описанных? Что думаете о таком Эдварде? wink С удовольствием буду ждать вас тут и на форуме. smile


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-8822-36
Категория: Наши переводы | Добавил: Rara-avis (09.10.2016) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 826 | Комментарии: 28 | Теги: Деметрий, Вольтерра, Вольтури, певицы, опера, вампиры


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 28
+1
27 kotЯ   (20.10.2016 18:43)
Враг разбит, победа отпразднована, пора и на отдых.

0
28 Rara-avis   (20.10.2016 19:18)
Скорее враг временно отступил, плетя новую паутину ловушек. wink

+1
24 К@зюлька   (17.10.2016 02:29)
Я ждала это каждый день. Заходила на форум, беспокоилась за автора и переводчиков и очень переживала , что что-то случилось и всё так и закончится, а история так и повиснет... Сейчас я так рада этой главе) спасибо за то что вы делаете этот прекрасный перевод прекрасной истории.

0
26 Rara-avis   (17.10.2016 17:14)
За автор и я переживаю. Насчёт перевода - не стоит. Всё, что есть, будет переведено. Включила вас в список ПЧ. wink

+1
23 natik359   (16.10.2016 20:14)
Эдвард в гневе страшен, хорошо, что у него хватает разума остыть и не натворить бед! Да и Белла не плохо умеет успокаивать )

0
25 Rara-avis   (17.10.2016 17:13)
В нём говорит сильная любовь к Белле и пресловутая самосохранение. smile

+1
19 Helen77   (11.10.2016 13:22)
Спасибо большое за продолжение.

0
22 Rara-avis   (11.10.2016 17:40)
Пожалуйста. smile

+1
18 waxy   (11.10.2016 13:05)
Спасибо!

0
21 Rara-avis   (11.10.2016 17:39)
На здоровье. happy

+1
17 иола   (11.10.2016 12:51)
Бедолага Эдвард, как же он переживал и на всех злился и на Карлайла, и на Элис, и на Беллу.
Большое спасибо.

0
20 Rara-avis   (11.10.2016 17:39)
Хорошо, что он камень, не рассыпался. biggrin

+1
15 Филька5   (11.10.2016 00:31)
Большое спасибо ! wink

0
16 Rara-avis   (11.10.2016 00:33)
На здоровье. happy

+1
13 pola_gre   (10.10.2016 23:33)
Спасибо за перевод, прекрасный ауттейк!
Горяченький и напряжённый smile

0
14 Rara-avis   (10.10.2016 23:51)
Всё как Эдвард - только снаружи, а не внутри. biggrin

+1
5 робокашка   (09.10.2016 21:17)
в Эдварде бродит бешеный темперамент

0
10 Rara-avis   (10.10.2016 15:47)
Только сейчас заметила? biggrin

+1
11 робокашка   (10.10.2016 19:45)
Обычно он(темперамент) в Эдварде просто сидел! biggrin

0
12 Rara-avis   (10.10.2016 19:58)
А мне кажется, он танцует. biggrin

+1
4 galina_rouz   (09.10.2016 20:58)
Спасибо огромное за ауттейк,надеюсь в скором времени увидеть продолжение

0
9 Rara-avis   (10.10.2016 15:47)
Я тоже постараюсь не затягивать. smile

+1
3 Al_Luck   (09.10.2016 20:21)
Ух, какой тут Эдвард! Мужик! А не нежный сладкий мальчик. Значит, Деметрий не отступился? Наблюдал за Эдвардом? Интересненько. Главное, чтобы на Элис не набрел, а то все рухнет. Похоже, Деметрий одержим и не отступится. Жду с нетерпением гастролей Беллы и Эдварда.

0
8 Rara-avis   (10.10.2016 15:46)
Цитата Al_Luck
Ух, какой тут Эдвард! Мужик! А не нежный сладкий мальчик.

Это ты о желании отыметь Беллу жёстко? biggrin Похоже, в организме вампиров некая жидкость отвечает за всё - и за возбуждение и за гнев.
Цитата Al_Luck
Значит, Деметрий не отступился? Наблюдал за Эдвардом?

До своего изгнания - да.
Цитата Al_Luck
Главное, чтобы на Элис не набрел, а то все рухнет.

Ну, пока у него задание в Ирландии. Элис на Аляске. К тому же Деметрий чересчур зациклен на своей одержимости к Белле, что о других женщинах сейчас не думает.
Цитата Al_Luck
Жду с нетерпением гастролей Беллы и Эдварда.

В 35 главе они есть. wink

+1
2 prokofieva   (09.10.2016 19:54)
Спасибо огромное , за чудесный перевод .

0
7 Rara-avis   (10.10.2016 15:42)
В данном случае каков оригинал - таков и перевод. wink

+1
1 з@йчонок   (09.10.2016 19:47)
Благодарю за ауттейк!

0
6 Rara-avis   (10.10.2016 15:41)
Спасибо, что читаешь. wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: