Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14646]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14069]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8574]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4082]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Смерть ей к лицу
События происходят, описанные в книге Новолуние. Белла совершает роковой прыжок, но она никак не могла предположить, что может умереть... а может и нет. Оказывается, даже в таких случаях есть выбор.

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.

Боец
Вся его жизнь - борьба. Удар за ударом. Он кажется несокрушимым перед стихией. Но что если она посягнёт на самое дорогое?

Быть женщиной
Двое мужчин, одна женщина — эта история стара как мир. Поворот капризной судьбы и два сильных, опытных мага борются за внимание великолепной ведьмы. Любовь. Дружба. Соперничество. Обман.

Наваждение
Я хорошо его знаю. Я знаю о нем больше, чем позволительно. Но не знаю главного: как избавиться от этого наваждения…

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Холодным зимним вечером
Новый сосед, неожиданные подарки и немного волшебства, которое, кажется, всегда приходит со снегом. Чуточку флаффа для отличного начала Нового года.

Отмеченные
Каждый человек рождается с уникальной татуировкой. Когда ты влюбляешься, вне зависимости от обстоятельств, татуировка того, в кого ты влюблён, появляется и на твоём теле. Не так уж просто носить своё сердце на коже. Но, в конце концов, любовь приходит, когда ей заблагорассудится. Неразделённая. Непрошенная. Неопровержимая.



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 477
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 69. Назад, в будущее

2017-12-18
47
0
Глава 69. Назад, в будущее


В наступившей тишине Лили медленно повернулась и в полном недоумении воззрилась сначала на Джеймса, потом на меня. Постепенно на ее лице проступило недоверие пополам с удивлением.

— Это вы мне? — спросила она с сомнением, точно не до конца уверенная, что обратились именно к ней.

Я кивнула, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, а Джеймс сказал:

— Кажется, здесь только одна Лили, ты не находишь?

Она проигнорировала его замечание, продолжая буравить меня мрачным взглядом. От волнения я ожесточенно теребила воротник своей мантии, но отвести глаза от сестры была не в силах.

— Так... что вы хотели мне сказать?

Я была уверена, что она намеревалась произнести это в более резкой форме, но присутствие преподавателей как-то охлаждало ее порыв. Хотя Лили и сердилась на Джеймса и Сириуса за их самовольное исчезновение из Хогвартса, этот факт все же ее больше растревожил.

— Я хотела сказать, что тебе сначала стоит выслушать, а потом делать выводы, — набралась я наконец смелости заговорить снова.

Казалось, она слегка растерялась. Не отпуская дверной ручки, Лили вопросительно посмотрела на Дамблдора, мол, вы здесь хозяин.

— Что ж, мисс Кленова дело говорит, — согласился он. — Не рубите с плеча, мисс Эванс, не узнав всей правды. Вполне возможно, что этим вы даже спасете чью-нибудь жизнь.

— Профессор, вы серьезно? — не сдержала она удивления.

— Абсолютно. Присаживайтесь, мисс Эванс. Я совершенно уверен, что мистеру Поттеру и мистеру Блэку есть что нам сказать. А также нашим американским гостям. Или уже не таким американским?

Теперь сомнений никаких не оставалось: мимо внимания Дамблдора не ускользнула Джеймсова обмолвка про Патронус Сириуса, и он наверняка понял, что нас в конце концов разоблачили. Кстати о разоблачении...

Я повернулась к сидящему рядом Гарри, и в груди тревожно кольнуло: после того, как Сириус снял с него Маскировочные чары, никто не вспомнил, что их нужно навести заново. Видно, сам Гарри забыл о собственной внешности, жадно внимая каждому слову, каждому жесту Лили, которая, между прочим, ни о чем пока не подозревала. Но это пока.

— А что значит — уже не таким американским?

— Садитесь, мисс Эванс, — повторил директор, наколдовав дополнительный стул возле Гарри.

— Но скоро уроки начнутся...

— Ты, конечно, меня извини, Лили, — произнес Сириус помладше, — но неужели для тебя важнее какие-то уроки, чем то, что с нами произошло?

— Ты меня, конечно, извини, Сириус, но откуда я знаю, что это действительно важно?

— Это действительно очень важно, — сказал Джеймс. — Посмотри на Гарри.

— На кого? — не поняла Лили, присев на край сидения.

— На Гарри. Его ты знаешь как Гарольда.

— Так-так. — Дамблдор вышел из-за стола и, заложив за спину руки, внимательно посмотрел на взволнованного Гарри. — Полагаю, им обо всем известно, Минерва.

Профессор Макгонагалл, словно сожалея об этом, чуть покачала головой, хотя, похоже, наше разоблачение ее не слишком удивило. Лили вслед за Дамблдором повернулась к затаившему дыхание Гарри. Их взгляды встретились. Моя сестра моргнула.

— Джеймс?.. — пораженно прошептала она.

— Я здесь, — откликнулся Джеймс. — А это Гарри.

— К-какой Гарри? — Лили явно растерялась. — П-почему он так похож на тебя?

— Ну, потому что он, — тут Джеймс слегка ухмыльнулся, — мой сын.

Она посмотрела на него как на сумасшедшего.

— Ты разыгрываешь меня, — неожиданно спокойным тоном сказала она, вставая. — Или у тебя не все дома.

— Выходит, у меня тоже — не все дома, — подтвердил Сириус-школьник. — И у них. — Он кивнул на нас шестерых. — Массовый психоз называется.

— Я ничего не понимаю, — призналась Лили, обращаясь то ли к самой себе, то ли ко всем находящимся в кабинете.

И тогда ей все рассказали. Мы с Сириусом поглядывали друг на друга, но в разговор не вмешивались. Лили слушала не перебивая, но с каждой произнесенной фразой выражение ее лица становилось все более потрясенным. Под конец она вообще схватилась за голову.

— Это не может быть правдой... А вы не придумали эту историю, чтобы сбить меня с толку?

— Сговорившись с ними? — осведомился Сириус, кивнув на нас. — И как же ты объяснишь похожесть Гарри с Джеймсом?

Лили неуверенно посмотрела на Гарри.

— Может, это какие-то чары?

— Ну, если ты нам не веришь, спроси самого Гарри, — предложил Джеймс. — Или Викторию, которая на самом деле твоя сестра.

— Или Саймона, который на самом деле — я, — добавил Сириус.

— А если ты и их подозреваешь в сговоре с нами, спроси профессора Дамблдора, он уж точно не будет лгать.

— Благодарю за доверие, мистер Поттер, — слегка поклонившись, сказал директор. — Мисс Эванс... Раз уж так получилось, что наши гости раскрыли свою тайну, ваше знание на это никак не повлияет. Чего не могу сказать про их настоящее.

— Это... правда? Вы из будущего?

— Да, — ответил Гарри, потому что именно на него больше всего смотрела Лили.

— И ты... сын Джеймса?

— Наш сын, — поправил Джеймс. — Твой и мой. Ты рада?

— Сириус? — будто не услышав его вопроса, спросила Лили, переведя взгляд на Сириуса.

— Понимаю, Лили, все это кажется невероятным, но это действительно я, — признался он.

Она глубоко вздохнула, как если бы долго задерживала дыхание, и наконец повернулась ко мне.

— Значит, ты... Дейзи?

Едва я кивнула, она с тихим стоном закрыла лицо руками.

— Господи... Какая же я идиотка! Такое подумать на тебя...

— Ну, ты же ничего не знала, — мягко сказала я.

— А что ты подумала? — настороженно спросил Джеймс.

— Ничего, — быстро сказала Лили, пряча от него глаза. — А теперь рассказывайте, где вы были этой ночью. Мне пока нужно свыкнуться с этим открытием...

— Поддерживаю мисс Эванс, — согласился Дамблдор. — Надеюсь, это не тайна, и вы нам поведаете?

— Нет, не тайна... — подтвердил Сириус постарше, одновременно наблюдая за Лили. — Все началось с того, что мисс Паркинсон пренебрегла нашим советом...

Выслушав историю нашего приключения, рассказанного за сутки уже дважды, директор погрузился в глубокие раздумья. Лили, не отошедшая как следует от предыдущих шокирующих новостей, часто моргала, отчего создавалось такое впечатление, что она еле удерживается от слез.

— Подождите... — прервала повисшую тяжкую тишину профессор Макгонагалл. — Вы хотите сказать, что в Хогвартс... проникли эти ужасные люди? Так называемые Пожиратели смерти?

— Не просто проникли, профессор, — поправил Джеймс, — кто-то из учеников — сам Пожиратель смерти.

— Какая чушь!

— А почему вы не верите в это? Разве то, что произошло с Пэнси и Дейзи, — тому не доказательство?

— Да, мы не можем просто так отмахнуться от этого, — сказал Дамблдор, поворачиваясь к ней. — Придется, разобраться, не напрямую — так окольными путями, не вызывая подозрений.

— Но они же еще школьники! Как... — Профессор Макгонагалл явно не находила слов.

— Том Риддл, как ты помнишь, Минерва, тоже был школьником, и весьма способным. Кем же он стал теперь?

Она со смесью раздражения и тревоги дернула плечами. Сцепила руки в замок, словно ограждая себя от чего-то.

— Вы правы, Альбус... Но Риддл скорее исключение из правил. А если среди семикурсников и есть подобные ему, то уж наверняка подверглись внушению извне.

Профессор, умолкнув ненадолго, резко выпрямилась.

— Молодые люди, если вы хотите успеть на завтрак, прошу поторопиться. Через двадцать минут начнутся занятия.

— Но мы... — запротестовал было Джеймс.

— Никаких "но", мистер Поттер, — отрезала она. — Ночное происшествие не освобождает вас от уроков. Жду всех вас... троих на моем уроке.

Не прибавив больше ни слова, преподавательница вышла из кабинета.

— Профессор... — пробует воздействовать на Дамблдора Сириус, но и это не проходит.

— Увы, ничем не могу помочь, мистер Блэк. Пропускать занятия действительно не стоит.

Джеймс и Сириус с неохотой поднимаются, еле скрывая разочарование. Лили с секундной задержкой — тоже. Они смотрят на нашу компанию, словно ожидая, что мы их остановим. Этого не произошло, и все трое направляются к двери. У порога Лили медленно оборачивается. На ее лице смятение и растерянность: она еще не до конца осознала вылившуюся на нее неожиданную новость.

— Мы ведь не расстаемся навсегда?

— Нет, пока не расстаемся, — кивнул Сириус. — До вечера мы точно будем в замке.

— До вечера? Так мало? — Она, похоже, немного расстроилась. Еще вчера это известие ее бы только обрадовало. — Ну, ладно. Идемте, — поторопила вставших перед ней парней, бросив напоследок недоверчиво-восхищенный взгляд на Гарри.

— У вас определенно будет насыщенный день, — сказал Дамблдор, когда дверь за ними закрылась. — Как ночь — была. — Он свел кончики пальцев вместе. — Что ж, надеюсь, вы знаете, что делаете.

— Мы знаем, — сказал Гарри, все норовя скосить глаза на дверь, будто чувствуя, что за ней кто-то стоит. — Но порой ситуация может выйти из-под контроля, и тогда...

— И тогда все идет совсем не так, как вы ожидали. Это ясно. С кем не бывает. — Директор помолчал. — Вот что мне хотелось бы знать... Малфои действительно поддерживают взгляды и стремления Тома Риддла? Вернее, лорда Волдеморта, как он себя называет?

Тома Риддла? Так вот как его раньше звали... Ну да, каждому маньяку необходимо громкое пафосное имя, ибо с ним он ощущает себя более крутым, более сильным.

Никто не спешил отвечать. Директор конечно видел наше сомнение, но почему-то продолжал выжидательно смотреть на нас. Затем Сириус чуть усмехнулся, откинувшись на спинку слегка скрипнувшего стула.

— Не думаю, что вам так уж нужен ответ.

— Ты прав, — коротко сказал директор.

— Профессор, — впервые за то время, что мы провели в кабинете, заговорила Гермиона, которая, судя по не очень бодрому виду, безуспешно боролась со сном, — вы ведь нас пригласили к себе не только из-за нашего отсутствия в Хогвартсе? Мне так кажется... — прибавила она робко.

— Да, не только из-за этого, мисс Грейнджер, в самом деле.

— Николас Фламель вернулся? — взволнованно спросил Рон.

— Более того, камень Солнца находится здесь, в этой самой комнате.

— Здорово, — сказал Гарри, но как будто без особого энтузиазма.

Что касается меня, то при этом долгожданном известии я не почувствовала радостной эйфории, которая вроде бы должна наполнить мою душу. Нет, конечно, я обрадовалась: мы же возвращаемся в свое время, но в то же время было очень грустно: люди, к которым успели так привыкнуть, снова останутся в прошлом.

— Но, видимо, с ритуалом придется обождать? — спросил Дамблдор. — До вечера?

— Скорее всего, — согласился Сириус без сожаления.

— Тогда... Тогда я лучше пойду на занятия, — сказал вдруг Гарри, торопливо вставая. — Все равно до вечера делать нечего.

— Конечно, иди, — понимающе улыбнулся его крестный.

— А я, если вы не против, пойду к себе в комнату... — отозвалась Гермиона, часто моргая. — Иначе усну на ходу, пока буду добираться до классов, и от меня не будет никакого толку.

— Знаешь, Гермиона, мне кажется, что тебе лучше заглянуть к мадам Помфри, — сказала я, внимательно наблюдая за ней. — Ну так, на всякий случай.

— Ты плохо себя чувствуешь? — испугался Рон. — Если так, Вики права...

— Нет, не плохо, — возразила Гермиона, — всего лишь небольшая слабость. И к мадам Помфри, думаю, не стоит обращаться, высплюсь, и все пройдет.

— Нет, Гермиона, — в свою очередь покачал головой Гарри, — ты нам нужна абсолютно здоровой...

— Ну, ладно. Уговорили.

— Значит, я жду вас сегодня вечером, — сказал Дамблдор нам напоследок. — И во избежание каких-нибудь неприятностей, сообщайте мне о любых мелочах, которые покажутся вам подозрительными.

Заверив его в этом, мы спустились в коридор, где было пустынно и тихо, и на минуту остановились, чтобы согласовать свои планы. Решили так: Гарри, который с помощью Маскировочных чар вновь превратился в Гарольда Престона, Рон и Паркинсон идут на занятия, а Сириус и я провожаем Гермиону в Больничное крыло. Рон, понимая, что в данный момент ничем подруге не сможет помочь, без особых возражений согласился с таким вариантом. А Паркинсон было как будто все равно. Она молчала с тех самых пор, как проснулась, и ни словом не обмолвилась, что думает по этому поводу. Видно, не одна я заметила ее необычное состояние, потому что Гарри как бы между прочим поинтересовался:

— Ты в порядке, Паркинсон? А то молчишь все утро, что не похоже на тебя.

— А ты что, беспокоишься обо мне, Поттер? Очень не похоже на тебя, — парировала девушка, правда скорее по инерции, чем из желания задеть его.

— Язвишь? Значит, в порядке, — пожал Гарри плечами. — Ну, идем, что ли?

— Не спускайте с нее глаз, — напутствовал Сириус, кивая на слизеринку, съежившуюся при одном только его холодном взгляде. — Хотя я бы запер ее в спальне до самого вечера.

— А что, идея интересная, — поддержал его Рон, неприязнь к Паркинсон которого после ночных событий увеличилась двукратно. — Нет этой мартышки — нет проблем.

— Хорошо! Заприте меня! — внезапно горько и с надрывом воскликнула Пэнси. — Все равно никому я не нужна...

Она отошла к стене и, прислонившись к ней, закрыла лицо ладонью.

— Надеешься разжалобить нас, Паркинсон? Не выйдет.

— Может, пойдем уже? — прервал друга Гарри. — Звонок с минуты на минуту...

Конец его фразы потонул в громогласном колокольном гуле. Встрепенувшись, Гарри потянул за собой Рона.

— Паркинсон! Тебе особое приглашение надо?

Отняв ладонь от лица, она с непривычной робостью глянула на Сириуса.

— Чтоб ни на шаг от Гарри и Рона, поняла?

Горячо закивав, она побежала за парнями, только пятки засверкали.

— Пойдем и мы, — напомнила я, беря под руку почти засыпающую Гермиону.

— Да, пойдем, — почему-то вздохнул Сириус.

В больничном крыле мадам Помфри без лишних разговоров осмотрела Гермиону на предмет возможных травм, но через пять минут отпустила ее, сказав, что ничего серьезного у нее нет. Пара мелких ссадин и синяков не в счет. Я облегченно вздохнула. Да, это Беллатрикс ранила Гермиону, но именно на мне лежал груз вины за произошедшее.

— Да, наверное, тебе просто нужно хорошенько выспаться, Гермиона, — чуть улыбнувшись, сказал Сириус, когда мы довели девушку до ее спальни.

— Наверное... — согласилась она, опускаясь на свою кровать, и одним глотком выпила Укрепляющее зелье, которое дала мадам Помфри. — Сражение с Пожирателями меня вымотало... А еще ранение.

— Хочешь, мы с собой побудем? — предложила я с участием.

— А зачем? Если вы опасаетесь оставлять меня одну, я запру дверь изнутри.

— Да, так будет лучше, — согласился Сириус.

Пожелав Гермионе как следует выспаться, мы вышли из комнаты. Тут же следом раздался легкий щелчок. Поглядев друг на друга, мы с Сириусом двинулись дальше по коридору.

— Расскажешь, что нужно было от тебя Снейпу? — наконец нарушил он молчание.

— Ты думаешь, мне это известно? — осторожно спросила я.

— Ты же сама говорила, что разобралась с ним, забыла?

Ах, да, верно, говорила... И скрывать что-либо резона больше нет. Поэтому поведала Сириусу все, что услышала от Снейпа. С каждой фразой он мрачнел все больше и больше, а когда я упомянула о заклятии Привязанности, вдруг прервал меня, остановившись посреди лестничной площадки.

— Так, значит, Снейп все-таки рассказал остальным слизеринцам о тебе?

— Получается, что так... Иначе с чего ему пытаться заколдовать меня?

Сириус помолчал, как видно, стараясь не высказать вслух все то, что думает о Северусе. Его ладони заметно сжались.

— Зря ты мне раньше не сказала. Я бы не оставил это просто так...

— А что бы ты сделал?

— Уж что-нибудь сделал, — хмуро пообещал он. — Как называется то заклятие, ты говоришь?

— Заклятие Привязанности...

— Ни разу не слышал о таком. То есть вряд ли оно пользуется бешеной популярностью и наверняка относится к категории если не темных, то близких к ним. Погоди... Джеймс же вроде говорил, что оно, это заклятие, попало вовсе не в тебя, а в меня...

— Ну да... Ты, вернее, тот ты оттолкнул меня, поэтому заклятие сменило цель. А что?

— Что-то подсказывает мне, что с этим заклятием все не так просто... — Он поймал мой взгляд, и я отчего-то ощутила странное беспокойство. — Надо найти о нем какую-нибудь информацию. Давай заглянем в библиотеку?

Во владениях мадам Пинс было малолюдно, а точнее — кроме самой библиотекарши, никого. Она внимательно взглянула на нас, когда мы, поздоровавшись, прошли мимо нее, лишь суховато поприветствовала первых посетителей.

— Как странно, опять мы здесь что-то ищем, — со вздохом сказала я, откладывая в сторону очередной толстенный том. — То способ перемещаться во времени, то какое-то заклятие.

Поиски затянулись. Я вообще не понимала, зачем Сириусу узнавать что-то про это заклятие, ведь никаких побочных эффектов его действие не дало. А может, совсем не подействовало, в противном же случае что-нибудь да проявилось. Но Сириус, похоже, был настроен серьезно: пролистывал книгу за книгой, и образовывающаяся из них гора на столе все росла и росла.

— Ты не устал?

— Да нет. — Он на миг поднял голову. Его сосредоточенное лицо немного расслабилось. — Ладно, просмотрю эти две книги, и пойдем отсюда.

Я подперла рукой подбородок и принялась наблюдать, как мелькают между его пальцев старые пергаментные страницы.

— Вообще, можно спросить Гермиону об этом заклятии, наверняка она что-нибудь да знает...

— Не сомневаюсь. Гермиона очень начитанная девушка, но лучше...

Он вдруг оборвал самого себя и буквально впился глазами в раскрытую где-то на середине книгу.

— Что? Нашел? — Я в волнении подалась вперед.

— Представляешь — да, нашел. — Сириус перевернул обложку и пальцем провел по полустертым готическим буквам: "Духовные заклинания".

— Духовные заклинания? Как это?

— То есть воздействующие на душу человека. Значит, заклятие Привязанности, как ясно из названия, привязывает его к заклинателю именно таким способом.

— Я... я что-то не понимаю... Снейп собирался привязать меня к себе, что ли?..

"Ты же раньше все поняла, — прошептал во мне внутренний голос. — Просто боишься поверить в то, что он способен на это. Вернее, в то, что это заклятие может обрести власть над тобой".

Но ведь оно точно не обрело надо мной власть, я бы почувствовала это. Меня совершенно не тянет к Снейпу.

— Господи, ну и бред... Нет, но на что он надеялся? Что этого никто не заметит?

— Возможно, он хотел вытянуть из тебя нужную ему информацию, а потом просто отменить это заклятие.

Покачав головой, я зажмурилась, представляя, как обернулось бы дело, если бы в тот момент не вмешались Джеймс и Сириус. Сириус! В него же попало заклинание!

— Постой...

— Ты поняла уже, что все пошло по другому пути? — увидев, как я таращусь на него, спросил он каким-то странным тоном. В его глазах появился опасный блеск.

— Ты думаешь... что заклятие подействовало на... тебя? На того тебя? — Я ткнула большим пальцем в сторону дверей библиотеки.

— На него или на меня — разницы нет никакой, потому что мы одно целое.

Мысли стремительно обгоняли друг друга, и у меня слегка закружилась голова оттого, какая завертелась там карусель. Сама не зная зачем, я обхватила ее руками и снова зажмурилась.

— Хочешь сказать, эта связь установилась между тобой и...

— Только не со Снейпом, — мрачно хмыкнул Сириус и подвинул ко мне книгу. — Читай вот здесь.

Я с опаской поглядела на чуть пожелтевшую страницу. Не найдя на ней ничего откровенно ужасного, пробежала глазами небольшой текст, а потом более внимательно прочитала последнее предложение, на которое указал он. "Заклятие имеет побочный эффект — у людей, на которых оно наложено, проявляется ментальная связь..."

— Ментальная связь? Это... — Неприкрытая истина обрушилась на меня столь внезапно, что я ненадолго оцепенела. — Ментальная связь — это телепатия, так? — Он кивнул. — Выходит, заклятие Привязанности подействовало на нас двоих, потому что мы были рядом?

— Ну и потому, что оно попало в меня.

— Но это... странно! Эта ментальная связь проявилась еще там, в будущем... то есть до того, как мы провалились в прошлое. И... и хотя заклятие попало в того тебя, мысленно общаться я могу только с тобой! Почему?

Сириус захлопнул фолиант и угнездил на вершину книжной горы. Затем поднялся.

— Понятия не имею, честно. Да и не важно это, на самом деле. Вопрос в другом: что мы будем делать с неожиданным открытием?

Помогая ему расставить книги по своим местам, я крепко задумалась. А правда — что? На нас обоих висит это заклятие, и, узнав о нем, теперь вряд ли смогу смириться с его существованием в моей жизни. А вдруг то, что чувствует ко мне Сириус, — ненастоящее? Что, если во всем виновато заклятие, что это именно оно явилось катализатором нашего сближения? Вдруг эта любовь всего-навсего пустышка?

Я заморгала, пытаясь прогнать так некстати подступившие слезы. Появись Снейп сейчас прямо передо мной, он мигом бы пожалел о том, что сотворил. Угнетенная подобным предположением, я ударила раскрытой ладонью по корешку ни в чем не повинной книги, которая не желала влезать между своими собратьями.

— Идем.

Сириус протянул мне руку, когда с этим заданием мы справились.

— Куда? — машинально спросила я, избегая смотреть на него.

Мы вышли из библиотеки, постепенно наполняющейся народом, и только тогда ответил:

— Искать Снейпа. Чтобы он отменил это заклятие.

И хотя в этот момент наши стремления совпадали, я без особого азарта встретила его предложение.

— Ты уверен, что... это нужно? Как же наша телепатическая связь, она ведь так удобна...

— Не спорю. Она здорово нам помогала. И все же это... ненастоящее.

Да, все правильно, ненастоящее, и Сириус это понял. Мы вместе только потому, что нас связало дурацкое заклятие, произнесенное Северусом Снейпом в далеком прошлом.

— Вряд ли только поэтому, — сказал Сириус.

— Что — вряд ли? — не вникла я.

— Не думаю, что к нашим чувствам причастно одно заклятие.

— Опять читаешь мои мысли? — дошло до меня. Кольнуло легкое раздражение. Когда я научусь контролировать то, что происходит в моей голове?

— Прости, само собой получилось. Видишь, тебя это напрягает, значит, необходимо устранить проблему. К тому же я не могу позволить, чтобы между нами стояло какое-то заклятие.

— И как только оно исчезнет... — печально произнесла я, отворачиваясь, — мы тут же перестанем интересовать друг друга.

Сириус резко остановился, из-за чего пришлось притормозить и мне. Он взял меня за плечи и повернул к себе. Я поводила глазами туда-сюда: нет ли нежелательных свидетелей?

— С чего ты это взяла?

— Как с чего? Это же очевидно! Заклятие Привязанности! При-вя-зан-нос-ти. Мы с тобой связаны, раз телепатия все-таки действует. Мы и встретились, наверное, благодаря ему. — Я подняла руки и медленно соединила ладони. — Ты заметил, что мы не можем надолго оставаться друг без друга, что нас как будто магнитом притягивает, где бы мы ни находились?

Меня мутило оттого, с каким спокойствием я цедила эти похожие на куски свинца слова. Впрочем, спокойствие это было внешнее, внутри же все дрожало.

Мое настойчивое сопротивление вызвало у Сириуса легкую оторопь, однако он быстро взял себя в руки.

— И вполне естественно, Виктория. Я докажу тебе, что нас тянет друг к другу вовсе не из-за влияния снейпова заклятия.

Он пошел дальше, а я продолжала стоять посреди коридора, ощущая внутри себя какую-то пустоту. Через несколько шагов Сириус обернулся.

— Что с тобой?

— Ничего...

Мотнув головой, я устремилась следом.

— Хочешь поговорить? — спустя минуту спросил он.

— О чем?

Ему не хватило недавнего разговора? Мне — очень даже хватило.

— О твоих родителях.

— Нет, не хочу. — Уставилась себе под ноги. Настроение, и так не слишком радужное, испортилось окончательно.

Сириус не стал настаивать, просто взял меня за руку и ободряюще сжал ладонь.

Родители... Мама и папа. Как я теперь буду без вас?..

Снейпа выследить оказалось не очень и сложно, в этом, как и мне вчера, помогла старая добрая карта Мародеров. Сложнее было убедить его сделать так, как нужно нам. Но когда вместо хрупкой девушки к вам заявляется мужчина, который к тому же более опытный волшебник, и недвусмысленно дает понять, что настроен серьезно, выбирать не приходится.

— Вы что, сговорились? — сквозь зубы процедил Северус, окатывая меня, стоящую позади Сириуса, тонной презрения. Я поежилась и отвела взгляд, напоминая себе, что он сам виноват. — Я смотрю, кое-кто не умеет...

— Я посоветовал бы тебе убавить тон, — резко оборвал его Сириус. — И скажи спасибо, что тебя до сих пор не вызвал директор.

— Ну, как же, уже слышал подобную угрозу, — прищурился Снейп, чуть подавшись в сторону, чтобы, как я думала, поймать мой взгляд. — Не запугаете меня.

— Да что ты! — вроде как удивился Сириус. — А я уверен, что у тебя все-таки присутствует чувство самосохранения, и ты сделаешь все, чтобы избежать любых неприятностей.

Северус скривился, будто от зубной боли, сверкнул глазами, но разразиться яростной речью ему помешал окликнувший его однокурсник.

— Эй, Снейп, куда ты запропастился?

Он развернулся, придерживая за ремень школьную сумку, и вышел из-за статуи, возле которой мы его поймали.

— Надеюсь, ты все правильно уяснил... парень, — вдогонку сказал негромко Сириус.

Тот на мгновение замер, но тут же зашагал дальше. Когда Снейп вместе с другим слизеринцем скрылся за углом, я посмотрела на Сириуса.

— Если он и решит, что у него нет выхода, как он сделает это незаметно? Ведь какой поднимется шум, начни он колдовать у всех на виду. Одним взысканием тут не обойдется.

— Ну, шум Снейпу наверняка не нужен, поэтому будем полагаться на его находчивость, — хмыкнул Сириус.

— А я боялась, что ты назовешь его по имени, — призналась я. — И тогда бы его подозрения усилились...

— После такого-то разговора? Это вряд ли. Впрочем, кто его знает...

Когда наступило обеденное время, замок вновь стал напоминать потревоженный улей: празднуя недолгую свободу от знаний, школьники хлынули в Большой зал. Наши ребята, как мы с Сириусом и думали, вскоре появились на третьем этаже. А пятью минутами позже, вероятно, чтобы не вызывать подозрений, к нам присоединились Джеймс, Сириус и Лили. Затем, чтобы укрыться от нежелательных глаз, мы все устроились в спальне девушек. Гермиона к этому моменту успела уже проснуться и взяться за чтение.

— Питер и Ремус, наверное, решили, что мы каким-то образом обогнали их, — сказал Джеймс, не заметив, как после этих слов быстро переглянулись Гарри с Сириусом. — Мы бы и им все рассказали, но раз вы не хотите...

— Вообще-то, — опередила открывшую рот Гермиону Лили, — они не должны были говорить и нам, потому что это может привести к необратимым последствиям. Но, как я поняла, ваш секрет раскрыла моя мама... — Она посмотрела на меня и поправилась: — Наша мама.

— Верно... — тихо откликнулась я, чувствуя, как внутри разливается тепло при воспоминании о ласковых маминых глазах, светившихся непередаваемой гордостью, когда она узнала, что я волшебница.

— Дейзи... — у нее слегка перехватило дыхание, — знаешь, почему-то я сразу поверила, что это ты.

— Неужели? — удивился Сириус помладше. — А по-моему, твой ошарашенный вид говорил об обратном...

— Посмотрела бы я на тебя в тот момент, когда ты понял, кто такой Саймон. — Она с некоторым превосходством улыбнулась, увидев чуть изменившееся лицо парня. — Надеюсь, Сириус, — теперь она повернулась к его повзрослевшему варианту, — что ты хоть немного изменился, стал серьезным и ответственным.

— Ты считаешь меня несерьезным и безответственным? — усмехнулся он.

— Ну, ты прекрасно знаешь, каким я тебя считаю и как отношусь к тебе. Ведь так?

— Конечно, Лили, — не стал спорить он.

— Вы извините, ребята, но я не могу воспринимать вас двоих как единое целое. Все-таки, мне кажется, вы в чем-то отличаетесь друг от друга.

— Мы и отличаемся, — пожал плечами Сириус-семикурсник. — Между нами целых двадцать лет, что-нибудь во мне да изменилось.

— Это уж точно, — кивнула она. — Иначе бы я тебя вряд ли выбрала в крестные своего сына.

Все взгляды, естественно, переместились на Гарри, скромно сидящего рядом с друзьями на одной из двух кроватей.

— Подумать только — сын...

— Если вы и сомневались насчет совместного будущего, — весело сказал Сириус, — то теперь у вас нет иного выбора, как позвать меня на свою свадьбу!

Лили смущенно глянула на него, но, не найдя, что сказать, приблизилась к Гарри и, чуть помедлив, присела напротив него. Коснулась его руки, пальцы Гарри при этом едва заметно дрогнули. Зеленые глаза расширились в волнении.

— Ну, что ж, значит, такова наша судьба. Я не собираюсь отказываться от нее. Хотя ты и был свидетелем наших с Джеймсом... мм... размолвок, Гарри, на самом деле мы...

— Очень любим друг друга, — подсказал с улыбкой Джеймс.

— Да, — согласилась Лили.

— Я это знаю, мама, — с серьезным лицом кивнул Гарри, накрывая ладонью ее руку.

Я увидела, как глаза Гермионы увлажнились, и она украдкой вытерла их. Да и я сама была на грани того, чтобы откровенно не прослезиться. Это было поистине трогательно.

"Как ты думаешь, мои родители и Лили с Джеймсом будут помнить о нас до самого... конца или забудут тут же, как только мы переместимся? — мысленно обратилась я к Сириусу, но наткнулась на глухое молчание. — Сириус?"

Он не отрывал взгляда от счастливого лица Гарри и явно не "слышал" моего вопроса. Неужели нашей телепатической связи больше не существует? Выходит, Снейп отменил то заклятие... Но если все так, то почему никто не обмолвился об этом? Уж кто-кто, а Сириус должен был заметить, как в него летит луч...

— Кстати, — произнес Джеймс, — помните, как Снейп запустил в Дейзи заклинание, а оно попало в Сириуса? — Он кивнул на своего однокурсника. — Похоже, он решил ему отомстить.

Я невольно вздрогнула. У меня что, все мысли на лбу написаны?

— А в чем дело? — спросил Сириус, быстро глянув на меня.

— Северус ЧТО сделал? — пораженно воскликнула Лили.

— Сегодня на Защите мы со слизеринцами повторяли активные заклинания, — пояснил нам Сириус, — а Снейпово заклинание, предназначавшееся Нотту, как и в тот раз, угодило в меня. Хотя он и сказал, что это вышло совершенно случайно, я ему не нисколько не поверил.

— Да кто бы ему поверил! — поморщился Джеймс. — В этом весь Нюниус...

Паркинсон, стоявшая у окна, посмотрела на него исподлобья. Ее лицо напряглось, как если бы она удерживала себя от чего-то.

— Прекрати его так называть, Джеймс! — одернула своего будущего мужа Лили. — Мне кто-нибудь объяснит, что произошло между Дейзи и Снейпом?

Она была так настойчива, что отмахнуться от ее вопроса никто не решился. В конце концов она нахмурилась.

— Странно все это... Чего он добивался?

— Пойти да вытрясти из него всю правду, — предложил Джеймс.

Лили пристально смотрела на меня, точно что-то подозревая. Я мужественно выдержала ее взгляд.

— Скажи, Дейзи... Ты с Северусом раньше пересекалась?

— Здесь или в своем времени? — зачем-то спросила я.

— Ну, здесь, конечно... — Похоже, это ее слегка озадачило. Да и Джеймс с Сириусом удивленно переглянулись.

— А что, в будущем Снейп живет и здравствует? — осведомился последний. Повернул голову к себе-взрослому.

Сириус жестко усмехнулся.

— Я бы не сказал, что он здравствует. Но что живет — это да. Видели бы вы его, ничуть не изменился...

Он резко оборвал фразу, будто споткнувшись на собственных словах, и уставился куда-то вдаль.

— Да, мы пересекались, — поспешила сказать я, чтобы отвлечь внимание от него, — но очень ненадолго.

— Да, я помню... — кивнула Лили и сама вдруг осеклась. — Вы были в учительской и... Что вы там делали?

Вот еще не хватало! Зачем она это вспомнила?

— Ничего особенного, — как можно беспечнее сказала я. — Он кое-что спросил меня, я ему ответила.

У всех троих на лицах проступила такая недоверчивость, что было яснее ясного: это их ни капли не убедило.

— Ну да... — с сомнением протянул Джеймс. — О чем это он мог спросить тебя? О применении лунного камня в зельеварении?

Гарри хмыкнул, и он покосился в его сторону.

— Подобные вопросы Снейп не задаст никому, кроме...

— Кроме кого? — полюбопытствовала Лили.

— Неважно, — пробормотал Гарри, поняв, что сказал лишнее.

Наступила тишина, которую почти сразу оборвал звонок, возвещавший о возобновлении учебы. Лили с сожалением вздохнула, но пропускать занятия не посмела.

— Ну, до вечера еще время есть, — бодро сказал Джеймс, подхватывая свою сумку, когда девушка поторопила их с Сириусом. — Успеем пообщаться...

Это обещание относилась нам с Сириусом, потому что Гарри, Рон, Гермиона и Паркинсон, пользуясь случаем, снова собрались вместе с тремя старшими гриффиндорцами. Слизеринка, как видно, хотела не столько провести остаток дня в их компании, сколько увидеть лишний раз свою мать.

В общем, мы с Сириусом снова остались вдвоем. Конечно, я была совсем не против, но иногда помимо моей воли проскальзывала непрошенная мысль, что с прекращением действия заклятия наши чувства друг к другу будут медленно, но верно изменяться. А может, даже уже сейчас, сам того не замечая, Сириус относится ко мне по-другому. Думает, что любит меня, а на самом деле это ни что иное как отголосок той привязанности...

Тут вспомнились недавние слова Лили и Джеймса. Вот уж кто по-настоящему любит. Сильно и навсегда. Они счастливы настолько, насколько это возможно. Мне же постоянно что-то мешает. Наши с Сириусом ссоры, его непонятная ревность... Впрочем, теперь уже понятная: все это скорее всего опять побочные эффекты того же заклятия.

— Стало быть, у Снейпа присутствует здравый смысл, как это странно ни звучит, — произнес Сириус.

Стоя у окна, я лишь кивнула. Долго смотреть на него я не решалась, опасаясь увидеть в его глазах что-то неприятное для себя. Хотя и чувствовала, что это глупо. Маловероятно, что Сириус когда-нибудь оттолкнет меня по собственной воле.

— Я знаю, о чем ты думаешь сейчас.

— Нашей телепатической связи ведь больше не существует. — Я на мгновение затаила дыхание, когда мне на плечи легли его ладони. — И мысли мои ты не можешь читать.

— Для этого совсем не нужно читать мысли. Ты думаешь о том, что с исчезновением того заклятия мы не сможем относиться друг к другу как раньше. Но ведь это неправда. Не заклятие способствовало нашему сближению.

— Ты не можешь этого знать, — слабо возразила я, поворачиваясь к нему. — И вообще...

Но Сириус не дал мне продолжить, приложив пальцы к моим губам.

— Со временем ты убедишься, что я был прав. И давай больше не будем говорить об этом, ладно?

Я кивнула, и он привлек меня к себе.

— Вот и отлично.

Несколько минут прошли в тишине. Обнимая Сириуса, я размышляла о том, что бы было, если бы в этот момент нас увидел кто-нибудь из Мародеров. Например, сам Сириус. Я невольно улыбнулась. Да уж, у него бы возникло множество вопросов.

Мародеры... Зачем они вообще так назвали свою школьную банду? О чем я тут же спросила Сириуса.

— Да я, честно говоря, уже и не помню... — призадумался он, усмехнувшись. — Звучит, конечно, странно, не спорю. По-моему, название предложил Ремус, когда мы в очередной раз тайком пробирались в хогвартскую кухню, чтобы утащить немного еды.

— Удивительно, что он не предложил назвать вас Обжорами! — не удержавшись, рассмеялась я. — Вас что, в школе не кормили?

— Ну, мы пробирались туда не столько из-за еды, сколько для проверки нашей смелости, — улыбнулся он. — Представляешь, идешь по ночному замку и ждешь каждую минуту, что тебя вот-вот разоблачат. Мы же были весьма самоуверенными первокурсниками.

— А первокурсники между тем подросли, но остались прежними Мародерами... — Я вздохнула. Нет, не остались, они-то как раз изменились. А потом и вовсе перестали быть той сплоченной веселой командой. — А ведь мы вполне могли бы их спасти... — Я подняла на Сириуса глаза. — Джеймса и Лили.

Его лицо заметно напряглось, и я поняла, что он тоже хотя бы раз об этом задумывался. Впрочем, видя каждый день людей, которые долгое время жили лишь в твоей памяти, рано или поздно начнешь задумываться о подобных вещах.

— Их и моих родителей.

— Могли бы, да, вот только мы не знаем, куда заведет такое вмешательство нас самих. История может повернуть совсем в другую сторону.

— Но разве ты этого не хочешь?

Сириус долго молчал, изучая что-то над моей головой, затем вздохнул, словно перебарывая себя, и отошел от меня.

— Конечно, мне хотелось бы этого... Но... все так непросто, ты же прекрасно понимаешь. Мы в не силах обмануть время. Никто не в силах. Мы и очутились-то здесь совершенно случайно...

"А если это наш единственный шанс все исправить?" — хотелось сказать мне. Но я не сказала, наблюдая за Сириусом, который и не старался скрыть, как растревожили его мои слова. И догадывалась, какие мысли проносятся сейчас в голове: попытавшись целенаправленно поменять ход истории, не исключено, что мы потеряем больше, чем обретем. Рисковать тем, что уже имеем... Хотя идея не такая уж и бредовая.

Оставшаяся часть дня прошла в тревожном ожидании-предвкушении. Чтобы не сидеть на месте и немного развеяться, мы с Сириусом выбрались из замка и около часа прогуливались в его окрестностях, пока не кончились занятия.

— Хроноворот все еще у тебя? — спросил он уже на обратном пути. — Не потеряла?

Я продемонстрировала кольцо на среднем пальце.

— Да нет, вот он. Хотя странно, что он до сих пор со мной. Вечно что-нибудь забуду или потеряю. А почему ты спрашиваешь?

— Просто проверить, на месте ли он, — помедлив, сказал Сириус. — Несмотря на то, что он теперь совершенно бесполезен.

Мне показалось, он хочет еще что-то добавить, и я угадала. Мы поднялись к входным дверям, но он не стал сразу заходить.

— Виктория... помнишь, вечером перед Рождеством ты меня спросила, где я был?

Несколько удивившись, я кивнула.

— Ну да. Ты ответил, что заглядывал к Молли и Артуру.

— Все верно, заглядывал. Но сначала я приобрел вот это. — Сириус опустил руку в карман мантии и достал что-то оттуда. На раскрытой ладони я увидела два кольца, похожих на то, что сейчас изображал испорченный хроноворот: простые, без всяких излишеств, серебряные ободки.

— А зачем... — Вопрос повис в морозном воздухе, так как перед моим мысленным взором мгновенно предстал тот самый вечер, и надобность что-то выяснять отпала сама собой. — То есть...

Вид этих колец почему-то привел меня в смущение. Я наконец-то оторвала от них взгляд и подняла лицо к Сириусу.

— Думаю, ты правильно все поняла. Я предполагал, что после того, как ты согласишься на мое предложение, подарю тебе одно из этих колец. Но... Вышло все по-другому.

Почувствовав горечь вины, я уставилась куда-то в сторону, вглядываясь в сгущающиеся сумерки.

— Ты не виновата в этом. Пожиратель расстроил наши планы. Очень жаль, что так получилось, конечно, но... думаю, ты не откажешься сейчас принять это кольцо?

— Не откажусь. А ты что, все это время носил их с собой?

— Ну да, так вышло, что кольца по счастливой случайности оказались у меня, когда произошли все те события в декабре. Удивительно просто. А теперь... разрешите вашу руку, мисс.

Смущенно улыбнувшись, я подала ему правую ладонь. Сириус бережно надел одно из колец на безымянный палец и легонько коснулся губами тыльной стороны ладони. Ту же процедуру повторила и я с ним.

— Эти кольца, кстати, обладают магическими свойствами. Они создают некую двустороннюю связь между их владельцами, в данном случае — между нами.

— Какую связь? Мы же только от одной избавились...

— Это совсем другое. Кольца позволят нам узнать состояние друг друга, то есть наше самочувствие в тот или иной момент. Еще они могут предсказать вероятную опасность.

— А в чем это выражается? — уточнила я, проведя пальцем по тонкому металлу, теплому даже в морозном воздухе.

— Кольца нагреваются, когда их обладатели по какой-то причине чувствуют себя плохо или же им грозит опасность.

— Интересно, — хмыкнула я, — а кольцо может избавить меня от постоянной невезучести? Но вообще это очень здорово. Мне еще никогда никто не дарил колец, тем более — магических. То есть вообще украшения. А тот кулон...

Не понятно с чего это я вспомнила про кулон, но на меня вдруг накатило весьма неприятное ощущение. Наверное, все из-за того, что именно с его помощью я оказалась в обществе Волдеморта. Ну, и не без помощи Паркинсон, естественно.

— Кулон? — переспросил Сириус, ухватившись за последнее слово. — Твой кулон, который Паркинсон превратила в порт-ключ?..

— Да, он был дорог мне... И... Давай зайдем в замок, нас, наверное, уже обыскались, — не желая развивать эту тему, заторопила я его.

В холле стало многолюдно. Школьники с любопытством косились на нас, пока мы шли от дверей и поднимались по лестнице. Заметив в людском потоке слизеринцев-старшекурсников, я поспешно отвела глаза. Не хотелось, чтобы Эйвери понял, что я его в чем-то подозреваю. Однако против воли почувствовала едкую ненависть. Ведь это он, получается, виноват в том, что Волдеморт узнал о пророчестве. Впрочем, не меньше виновата и я сама...

— Мне показалось, или Эйвери слишком уж пристально смотрел на тебя? — сказал Сириус, когда мы свернули в пустынный коридор.

— Возможно, — неприязненно повела я плечами. — Эйвери был этой ночью в поместье Малфоев. Он и притащил нас с Паркинсон туда. И передал тот самый пропавший кусок пророчества Волдеморту, — добавила я невесело.

— Откуда ты узнала? — От изумления он даже замедлил шаг. А потом на его лице проступило понимание. — Видение про будущее?

— Да, оно самое.

— Вот, значит, как... Это многое объясняет.

Мы продолжили путь, а на лестничной площадке он произнес:

— А знаешь... я почти уверен, что в этом пророчестве говорится о нас... О тебе и обо мне.

Отвлекшаяся на собственные размышления, я не сразу вникла в смысл его фразы. Растерянно моргнула, глянув на абсолютно серьезного Сириуса.

— Что ты сказал?..

— Вот вы где! — раздался сверху взволнованный голос, помешавший ему ответить. — А мы вас ищем. Где это вы ходили?

По ступеням быстро спускался Гарри.

— Мы гуляли, — коротко сказал Сириус.

— У вас что-то случилось? — спросил парень, явно заметив мою растерянность, которую я безуспешно пыталась замаскировать легкой улыбкой.

— Нет, все в порядке. Где остальные?

— Там, наверху, в нашей комнате. Мы...

Он не договорил, потому что на лестнице показался еще один человек — Лили. Увидев меня, она искренне и немного смущенно улыбнулась.

— Снова привет. Можно я поговорю с Дейзи наедине? Ты не против, Сириус?

— С какой стати я должен быть против? — чуть ли не с нежностью сказал тот.

— А правда, Дейзи-то моя сестра. И не нужно нас ждать. Я верну Дейзи в целости и сохранности.

Мы с Лили отошли на пару футов. Сириус и Гарри, то и дело оглядываясь, неспешно поднялись на третий этаж.

— Дейзи... Необычно видеть тебя такой взрослой. — Лили сделала жест, словно хотела положить руки мне на плечи, но в последний момент сцепила их перед собой.

— Ну, не намного необычнее, чем увидеть самого себя. Или будущего сына.

Она негромко рассмеялась.

— Да, верно. Немного странно сознавать, что у меня есть муж и сын. То есть будут.

— Но насчет Джеймса ты же не сомневалась? — изо всех сил изображая спокойствие, спросила я, хотя на самом деле изнутри меня расписали неимоверное волнение и радость.

Ее улыбка померкла, в глазах вновь мелькнуло смущение.

— Нет, что ты... Я... В общем, я должна перед тобой извиниться, сестренка. Господи, когда Джеймс начал... — Лили зажмурилась. — Я столько всего себе напридумывала!

— Тебе не за что извиняться, Лили, — горячо запротестовала я, дотронувшись до ее руки. — Если уж на то пошло, извиняться должен Джеймс перед тобой. Потому что не замечал, как действует на тебя его внимание ко мне. Была бы у меня возможность, настучала бы ему по рогам.

Лили прыснула, но тут же приняла серьезный вид, так как в нашу сторону направлялся кто-то из школьников. Впрочем, не очень успешно.

— Ты про его анимагическую форму?

Я только успела кивнуть, как возле нас, будто возникнув из воздуха, неожиданно появился предмет нашего разговора.

— А чего это вы к нам не поднимаетесь?

Мы обе, посмотрев на Джеймса, рассмеялись. Он вопросительно поднял брови.

— Вижу, вам весело. Надеюсь, не надо мной смеетесь?

— Надейся, будущий супруг.

Лили подмигнула мне, беря под руку.

— Что ж, идемте к остальным.

— А кстати, Дейзи, — небрежным тоном сказал Джеймс, немного погодя, — из-за чего вы с Сириусом поссорились тогда? Ну, помнишь, когда вы пошли к Дамблдору...

— Мы не ссорились, — коротко ответила я, не глядя ни на Лили, ни на него.

— Да нет, вы ссорились, я же слышал...

— Джеймс, не приставай к ней. Если они и ссорились, значит на то была причина, — встала на мою сторону Лили, но мне показалось, что ей хотелось сказать нечто другое. — К тому же характер у твоего лучшего друга совершенно не сахарный. Уж мне ли не знать.

На лице Джеймса читалось одновременно сомнение и упрямство, однако он предпочел все-таки не спорить. А я, впрочем, поспорила бы насчет последнего.

— Мы не ссорились, — хмыкнула я. — Мы просто не сошлись во мнениях. Из-за вас двоих.

Больше ничего добавить не успела: навстречу нам шли несколько младшекурсников. Среди них был и Алекс. При виде этого беспечного мальчишки у меня привычно сжалось сердце. Увидев меня тоже, Алекс с вызовом приподнял голову. Я с каменным лицом прошла мимо. Не хватало, чтобы Лили с Джеймсом заметили мою реакцию на маленького рейвенкловца. Но едва я замолчала, они почти синхронно обернулись.

— Ты что, знаешь кого-то из этих ребят? — прозорливо спросила Лили, присмотревшись ко мне.

— Нет. Никого из них я не знаю, что ты...

Такой ответ как будто ее устроил, хотя она несомненно уловила неровность в моем голосе. Мы втроем вошли в знакомый коридор, освещенный горящими факелами, и мигом очутились в нашей компании.

Вечер, а с ним и время встречи, назначенной в кабинете директора, подошли как-то очень быстро. Еще недавно сидели за ужином в комнате девушек, как уже приближались к горгулье, охраняющей вход в обитель Дамблдора. Возле нее нас, как оказалось, поджидала профессор Макгонагалл. Она неодобрительно посмотрела на своих подопечных, едва Джеймс заикнулся о том, чтобы присутствовать и при ритуале.

— Никак не могу допустить этого! — решительно сказала она. — Вы втроем должны находиться в своей гостиной еще десять минут назад.

— Вы ведь нас увидите, — произнес Гарри. — И в самом ближайшей будущем. А Сириус так вообще — рядом.

Оба Сириуса — младший и старший — одинаково улыбнулись, только у второго это получилось немного грустно.

Мы попрощались. Лили не выдержала и крепко обняла меня. Ее локон, выбившийся из прически, защекотал мое лицо.

— Прости еще раз, — шепнула она. — И я безумно счастлива, что ты одна из нас. Волшебница, Дейзи.

Гарри пробыл в ее объятиях чуть больше. Он бы и дальше с удовольствием не расцеплял рук, но профессор Макгонагалл деликатно напомнила, что нас ждут. Наша шестерка последовала за ней в открывшийся проход.

— Учтите, молодые люди, если я обнаружу вас здесь, когда спущусь, лишитесь десяти баллов.

— Будет сделано, профессор! Рады были с вами познакомиться, американцы! — донесся до нас голос Джеймса, прежде чем лестница вознеслась наверх.

В кабинете ничего не изменилось с нашего последнего визита. Кроме одного: посреди помещения появилось некое сооружение, похожее на большую пятиконечную звезду. Это был так называемый пентакль, необходимый для проведения магических ритуалов. Он состоял из начерченного мелом на полу пятиугольника и пяти камней, возложенных на его концах. Один из камней явно принадлежал иному роду, чем остальные.

— Добрый вечер, — встретил нас приветствием Дамблдор.

Мы откликнулись, но много говорить в этот ответственный и немного печальный момент не хотелось. Гарри, казалось, вообще думал совсем о другом. Заметив это, Гермиона понимающе посмотрела на него.

— Вот и настал решающий миг, — объявил директор, внимательно оглядев каждого. — Думаю, что лишние слова не нужны. Так что приступим, — сказал он, дождавшись дружных кивков. — Встаньте в начертанный пентакль, так, чтобы его магические элементы — то есть камни — были от вас примерно на равном расстоянии.

Мы четко выполнили указания, почти сбившись в тесную кучу.

— Это тот самый камень Солнца? — поинтересовался Сириус, показав на кристаллический камень, в глубине которого время от времени вспыхивал странный бордовый свет.

— Верно, тот самый. Ну, а теперь, — выдержав крошечную паузу, профессор обошел вокруг магической фигуры и отлевитировал со стола уже знакомую мне книгу, — вы должны настроиться на тот период времени, в который хотели бы попасть.

Мы переглянулись. Впрочем, Паркинсон продолжала делать вид, что она не с нами.

— Мне кажется, лучше всего возвратиться в ту ночь, когда все началось, — негромко сказала Гермиона. — То есть в момент первой активизации порт-ключа.

— По-моему, самый хороший вариант, — без раздумий поддержал ее Рон. — Ведь позже мы не можем появиться...

— Да и раньше тоже, — согласился Гарри. — Что ж, я — за.

Трое друзей посмотрели на меня, Сириуса и Паркинсон.

— Я — как все, — пробурчала слизеринка. — Можно подумать, вы прислушаетесь к моему мнению.

— Отлично, — сказал Дамблдор, когда и мы с Сириусом присоединились ко всем. — Значит, осталось за малым: завершить ритуал активизирующим его заклинанием.

— И снять Маскирующие чары, — добавил вдруг Рон.

— О да, чуть не забыли... — Дамблдор повел волшебной палочкой, направляя на каждого, кроме нас с Гермионой. Затем обратил внимание на раскрытую книгу, левитирующую перед ним.

— А если ничего не получится? — спросил Сириус, крепко сжимая мою ладонь.

— Я более чем уверен, что все получится. Камень Солнца — это гарантия сегодняшнего предприятия. Но и от вас самих кое-что зависит: максимально настроиться на точку возврата. Итак, вы готовы?

— Готовы, — ответил за всех Сириус, задержав взгляд на Паркинсон. — Нужная нам дата — двадцать девятое декабря, примерно полночь.

Профессор Макгонагалл, стоявшая около двери, удивленно посмотрела на нас, но от вопросов воздержалась. Как и сам Дамблдор. Он опустил глаза на парящий фолиант и вскинул обе руки, словно собираясь дирижировать. Свободной рукой я взяла ладонь Гарри. Он в свою очередь, я заметила, сжал руку Гермионы.

"Неужели мы возвращаемся?" — пронеслось у меня в голове перед тем, как директор начал произносить пространные слова заклинания, больше похожего на строчки стихотворения.

Внезапно появилось ощущение мимолетного сжатия и кабинет стал как будто постепенно таять.

— Встретимся через двадцать лет! — послышалось мне.

Лица Дамблдора и Макгонагалл исчезли совсем. Все вокруг провалилось во тьму.

Конец!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tusya_Natusya (17.04.2017) | Автор: Tora-san
Просмотров: 197 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 kristi2009   (17.04.2017 22:22)
Спасибо. Остается надеяться, что они не изменили будущее в худшую сторону.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]