Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1624]
Мини-фанфики [2356]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4585]
Продолжение по Сумеречной саге [1240]
Стихи [2328]
Все люди [14642]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13860]
Альтернатива [8926]
СЛЭШ и НЦ [8344]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3970]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 марта

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе? Объединяться ли они? Смогут ли они пережить их и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их?

Кубинские ночи
Если у каждого есть определенный план, а в центре пересечения этих планов оказывается девушка, которая совсем не является целью ни одного из этих планов.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Между двух огней
Белла - успешная телеведущая на одном из центральных телеканалов. Мужчины сворачивают головы, провожая взглядом эффектную блондинку, а вся женская половина человечества тихо сохнет от зависти, желая занять ее место.
Что же ожидает её с появлением нового босса?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Вспомнить
Белла Свон - влиятельная женщина Америки. И вроде бы все хорошо - любимая работа, верные друзья, солидный счет в банке, скорая свадьба... Но в ее жизни появляется незнакомец. Кто он? И какую роль сыграет в жизни Беллы, узнаете прочитав этот фанф=))



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 12982
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 68. На полпути домой

2017-4-23
47
0
Глава 68. На полпути домой


— Пожиратели? — взволнованно выдохнул Рон, прижав нос к оконному стеклу. — Они что, нашли нас?

— Или Грейбэк донес, — добавил Гарри, как и остальные, вглядываясь в ночную темноту. — Да, скорее всего. Только ему известно, что мы здесь.

— Лучше отойдите все от окна, — посоветовал Сириус, вытаскивая свою палочку и направляясь к выходу. — Не привлекайте к себе внимание.

— А ты куда? — спросил Джеймс.

— На разведку. Посмотрю, действительно ли там кто-то есть.

— Я с тобой!

— И я само-собой, — сказал другой Сириус.

— Не нужно, — покачал головой он-старший. — Ни к чему лишний риск.

— Лишний? — поднял брови Джеймс. — Как видно, ты и правда изменился, Сириус.

— Да, Джеймс, изменился, и намного, — помолчав, сказал он.

— Надеюсь, в лучшую сторону? — неуверенно спросил Сириус помладше.

— Надейся. — Он усмехнулся, заметив, как слегка изменилось лицо у его более юной копии. — Шучу. Конечно, в лучшую, иначе быть не могло.

— Но мы все равно пойдем, — сказал Джеймс, решительно сверкая глазами. — Даже не возражай.

На миг взгляд Сириуса, направленный на него, затуманился. Затем он неопределенно повел плечами и отвернулся.

— Как хотите. Я вам запрещать никак не могу.

— Только вы там... поосторожнее, — вымолвила мама, когда они втроем вышли в холл.

— Не беспокойтесь, миссис Эванс! — крикнул Джеймс, и входная дверь захлопнулась.

— Да уж, необычная у нас выдалась ночь, — произнес папа, нарушив повисшее после их ухода молчание. Он подошел к моему креслу. — Чем больше я гляжу на тебя, Дейзи, тем больше понимаю, что это действительно ты. Хотя в это и трудно поверить.

Я непроизвольно затаила дыхание, глядя на него во все глаза. Удивительно, но я сразу почувствовала, что этот дом — мой родной. И оттого теплее становилось на душе.

— Ты так похожа на маму. — Я моргнула и перевела взгляд на нее. Она ласково улыбалась мне.

— Нет, Крис, Дейзи больше похожа на тебя, — возразила она. — И Лили тоже. И между собой они похожи. А вот Петунья... — Мама неожиданно рассмеялась. — Получается, дочка, ты старше даже Петуньи.

— А Гарри ровесник Джеймса, — добавил папа.

Гарри, словно он был в этом виноват, смущенно взъерошил свои волосы.

— Необычно все это... — задумчиво сказал папа, присаживаясь возле меня на подлокотник кресла. — Гости из будущего. Никогда не предполагал, что такое случится с нами. Впрочем, нечто подобное уже было, когда к нам пришла преподавательница из школы магии и сообщила, что Лили волшебница.

Он вдруг почему-то замолчал и с некоторым недоумением воззрился на меня.

— Лиз... так ведь у нас две волшебницы в семье, получается.

— Да, верно... Я как-то не сообразила сразу. Так это же здорово! — Мама просияла. У меня кольнуло сердце. Родители знать не знают, что они не доживут до того времени, когда я стану настоящей волшебницей, и не увидят, как растет их маленькая Дейзи.

Мое горло стиснул спазм, и я отвела глаза, чтобы никто не увидел появившихся в них слез. Я бы почти все отдала, чтобы только с ними ничего не случилось. "А как же твои приемные родители? — спросил внутренний голос. — Они тогда никогда не узнают о тебе. И Алиса." Пусть. Пусть не узнают. Ведь тогда и им волноваться не придется, когда я исчезну.

Я вздохнула. Все равно ничего этого не изменить, пустые мечты.

Внезапно где-то снаружи послышался неясный шум. Насторожившись, все повернулись к окну. За ним в ночи, словно по заказу, полыхнула красная вспышка. Мама охнула, а Гермиона схватила руку сидящего рядом Рона. Мы с Гарри подлетели к окну и успели увидеть метнувшуюся куда-то в темноту человеческую фигуру. Кто это был, мы точно сказать не могли. Тревожно посмотрев на нахмурившегося Гарри, я дотронулась до его плеча. Как бы он не помчался на подмогу. Гарри продолжал вглядываться в темноту, точно не заметив моего прикосновения.

— Надеюсь, с нашими ребятами все в порядке, — нарушил недолгую тишину папа, — и те люди...

На улице вновь прозвучал звук, похожий на взрыв. Мама вздрогнула, и папа приобнял ее за плечи.

— Что у них там происходит?

Мама осеклась, потому что из холла раздался негромкий детский голос. Меня как током ударило.

— Дейзи! — Она поспешила к выходу, сначала быстро взглянув в мою сторону.

— Ну вот, меня напугали... — нервно прошептала я. — Как бы психологическая травма на всю жизнь не осталась...

Мама вернулась с рыженькой девчушкой на руках. Гарри, Рон и Гермиона уставились на нее во все глаза.

— Знакомьтесь, это Дейзи, — вместо мамы сказала я.

— Очень приятно... — произнес Рон, еле подавляя глупую улыбку.

Я-маленькая с настороженным любопытством рассматривала гостей, в том числе и меня-себя. Наверное, в детстве мне льстило такое внимание. Мда...

— У тебя очень миленькая пижама, Вики, — едва слышно прошептал Гарри.

— Не у меня, а у Дейзи, — шепнула я в ответ, с тревогой думая о происходящем на улице.

— Ты так говоришь, будто она — это не ты.

Я посмотрела на него, качнула головой, но промолчала. Конечно, та девочка — это я, но если буду постоянно думать об этом, с ума сойду.

— Кстати... — Мантия-невидимка никак не желала и дальше оставаться под футболкой, поэтому я вытащила ее и протянула Гарри. — Возьми мантию, мне сейчас ее просто некуда деть.

Он без лишних слов спрятал серебристую материю в карман, и я вздохнула с некоторым облегчением. Нельзя мне доверять такие ценные вещи, могу и потерять, с моей-то везучестью.

— Дейзи, пойдем уложу тебя, — негромко уговаривала мама маленькую-меня.

Но та явно не хотела спать, с любопытством разглядывая гостей.

— Нет, — помотала головой, отчего запрыгали ее рыжие кудряшки. — Можно я останусь? — Девочка состроила умилительную рожицу.

Я невольно фыркнула, но сделала вид, что закашлялась. Каким я, оказывается, была смешным ребенком! Но пусть лучше Дейзи уложат раньше, чем вернется Сириус. Незачем снова видеть ему меня такой малышкой.

— Нет, милая, — твердо сказала мама, поймав мой умоляющий взгляд. — Уже ночь давно, в это время всем детям нужно обязательно спать.

— Ну ма-ам!

К моему счастью, Дейзи не собиралась плакать, хотя выглядела она недовольно. Материнский отказ ее расстроил. Мама со мной на руках отправилась из гостиной, и в эту самую секунду из холла послышался звук открывающейся двери.

— О, Дейзи! Привет! — произнес воодушевленный голос Джеймса. Затем парень осекся, видимо, вспомнив обо мне.

Голосок Дейзи весело поприветствовал Джеймса и Сириуса. И после того, как увидела их, она еще больше запротестовала против ухода.

— Просто кошмар какой я была капризной, — пробормотала я, отворачиваясь к окну.

Голоса Дейзи и уговаривающей ее мамы затихли. Джеймс и двое Сириусов вошли в гостиную.

— Ну что? — заговорил Рон прежде, чем они успели что-то прокомментировать по поводу Дейзи. — За нами действительно проследили Пожиратели?

— Пожиратель, да, но всего лишь один, — подтвердил Сириус постарше. — Все тот же Грейбэк.

— И как теперь быть? — встревожился папа. — И что это были за взрывы на улице?

— Теперь никакой опасности нет, — поспешил успокоить его Джеймс. — Грейбэк хотел сделать из нас котлету, но не получилось. Мы вывели его из строя.

— Что это значит — вывели из строя?

— Значит то, что он больше не побеспокоит нас, — сказал Сириус помладше, косясь в мою сторону. Я сохранила невозмутимый вид, сложив руки на груди, и время от времени посматривала на своего Сириуса. Как он там чувствует себя в присутствии Джеймса? — Оглушили сначала и немного подправили ему память.

Тут уж удивилась Гермиона.

— Вы использовали на нем Обливиэйт?

— Именно. Чтоб он забыл дорогу сюда.

— Но когда Грейбэк очнется, то все равно увидит...

— Гермиона, неужели ты полагаешь, что этот мерзкий выродок остался здесь? — поднял брови Джеймс, затем посмотрел на Гарри. — Прости, сын, но иначе назвать его никак нельзя.

— Ничего, папочка, — слегка ухмыльнулся тот, — меня давно не коробят такие слова. То есть Грейбэка вы отослали куда подальше?

— Естественно. Обездвижили и трансгрессировали вместе с ним туда, откуда ему до нас не добраться.

— Впрочем, он даже о нас не вспомнит, — добавил Сириус.

— Скажите... — робко произнесла я, — этот Грейбэк... он ведь оборотень?

— Совершенно верно, — кивнул Сириус постарше. — Оборотень, причем Пожиратель смерти. Опасное сочетание.

— Ну, сейчас-то не полнолуние, — сказал Джеймс, — так что как оборотень он не опасен.

— Я бы не был так уверен, — не согласился помрачневший Рон. — От него лучше держаться подальше и в остальные дни...

Он что, намекает на своего брата Билла? Это Грейбэк его так изуродовал?..

Ощутив внезапную тошноту, я невольно сглотнула.

— Гм... Может, поговорим о чем-нибудь более приятном? — попытался перевести разговор в другую сторону папа, которому подобные темы явно тоже не пришлись по душе. — Например, о том, каким будет будущее.

— А что, — прищурившись, поддержал его Сириус помладше, — я был бы совсем не прочь послушать о своем будущем. Там лучше, чем сейчас?

Сириус-взрослый смело встретил его пытливый взгляд.

— Не думаю, что это хорошая идея. Я не стал бы сравнивать два совершенно разных времени. И здесь, и там на самом деле можно столько всего можно найти: и хорошего, и плохого. Да, — кивнул он, — у меня тоже было немало такого, о чем не хотелось бы вспоминать.

— Это ясно... — пожал плечами Джеймс. — В жизни, наверное, каждого человека случаются неудачи. Но все-таки хорошего было намного больше?

В его голосе как будто промелькнула надежда.

— Конечно, больше. — В последнюю секунду Сириус, не сдержавшись, отвел глаза.

"Например, я встретил свою Викторию, — услышала я у себя в голове. — А это перевешивает весь тот кошмар, что случился со мной."

Я не сумела скрыть грустную улыбку, и папа заметил ее.

— А ты, Дейзи? Как у тебя сложилась жизнь?

Я замялась, не зная, как ответить на этот, казалось бы, простой вопрос. От немедленного ответа меня спасло появление мамы.

— Я еле уговорила Дейзи лечь спать, — чуть утомленно сказала она. — Пришлось кое-что пообещать ей...

— Как хорошо, что теперь меня не нужно уговаривать... — пробормотала я. — Ложусь, когда захочу...

Мои слова рассмешили Джеймса и Сириуса. Даже мама слегка улыбнулась.

— Ну, теперь-то ты совсем взрослая, дочка. До сих пор поверить не могу... Взрослая, да к тому же волшебница. Интересно, что сказала бы Лили?

— Кстати, да... — уставился на меня во все глаза Джеймс. — Ты же волшебница!

— А ты, я смотрю, этому факту рад, — подняла я брови.

— Конечно, а почему нет? Представляю, как обрадуется Лили, когда она узнает об этом. Да и Ремус с Питером...

— Нет! — невольно вырвалось у Гарри.

Все повернули к нему головы.

— Что — нет? — удивился восемнадцатилетний Сириус. — Ты не хочешь, чтобы о вас узнал кто-нибудь еще?

Гарри потупился, наверняка пожалев о своем порыве, но потом все-таки коротко кивнул.

— Это было бы лучше для нас. Чем меньше человек в курсе, тем меньше вероятность, что... что что-нибудь пойдет не так.

— Но Лили твоя мама и сестра Дейзи, и почему бы... — Сириус вдруг нахмурился, будто что-то вспоминая. — Я, кажется, начинаю понимать...

— Понимать? Что ты имеешь в виду? — спросил его лучший друг, наблюдающий за меняющимся выражением на его лице.

— Вот почему ты, Дейзи, хотела помирить Джеймса и Лили, предложив ему, — кивок на Джеймса, — тот необычный план. Лили твоя старшая сестричка.

— Как... Что? Помирить? — вычленив из его слов главное, повторила мама. — Джеймс, ты поссорился с Лили?

— Мы уже помирились, — поторопился сказать он, бросив на Сириуса предостерегающий взгляд. Мол, помолчи лучше.

— Благодаря Дейзи? — с легким лукавством спросил папа.

— Нет, на самом деле не благодаря мне. Вернее, не благодаря нам, — сказала я, нервно переплетая пальцы. — Кто-то на матче опередил нас.

— Так значит, метлу заколдовали не вы? А кто?

— Мы сами не знаем, — признался Сириус-взрослый. — Но это явно кто-то из слизеринцев. Кому выгодно было вывести тебя из строя? Только им.

Двое друзей-семикурсников переглянулись и дружно выпалили:

— Эйвери!

— Держу пари, что это он, — с уверенностью сказал Джеймс и ударил кулаком об другую раскрытую ладонь. — Эйвери еще пожалеет об этом.

— Забудь о нем, — посоветовал его старший приятель. — Если, конечно, не хочешь снова нарваться на отработку.

— Ну, это вряд ли. Не такой уж я идиот, чтобы опять попасться на глаза Макгонагалл.

— Я согласен, Джим, — внезапно сказал другой Сириус. — Не стоит Эйвери того, чтобы мы на него свое время тратили.

Тот посмотрел на него как на нечто невиданное. Собрался что-то сказать, но потом передумал.

— Может, и не стоит... — пожал плечами.

— Так что там все-таки с будущим? — осведомился Сириус, присаживаясь на диван рядом с Гермионой. — Неужели это такой секрет?

Вся наша компания не то смущенно, не то неловко переглянулась.

— Не секрет, конечно, — ответил Рон. — Но всего мы не можем рассказать... Это... сложно объяснить.

— Тогда не рассказывайте все. Но про вас-то можно? Или про меня? То, что у Джеймса и Лили будет дружная семейная жизнь, это мы уже знаем. Стоит только на Гарри посмотреть.

Сам Гарри при этих словах вздрогнул и тут же опустил глаза, чтобы спрятать свое смятение. Я подошла к нему и одной рукой приобняла за плечи. Он был очень напряжен.

— Мы это выдержим, правда? — почти неслышно шепнула я.

Он кивнул.

— Здорово... — прокомментировал Джеймс, изредка поглядывая на моих родителей: как они отнесутся ко всему этому? — Семейная жизнь и сын вдобавок. Лучше не бывает.

В его интонациях не проскользнуло ни грамма иронии. Он действительно рад, что женится на Лили. А как иначе?

— Надеюсь, и мне хоть что-нибудь перепадет? — вновь спросил Сириус, наблюдая за реакцией своего взрослого варианта. Тот, однако, и бровью не повел.

Вот неугомонный. Неужели ему тоже не терпится узнать, что и он не избежал брачных уз? Вот только его пришлось бы разочаровать...

— И тебе перепадет, — усмехнулся мой Сириус. — В ближайшие двадцать лет.

— А Дейзи так ничего и не ответила, — сказал папа, возвращаясь к прерванному разговору. — Как ты живешь, дочка? У тебя собственная семья не появилась? Вроде уже пора...

Не готовая выворачивать наизнанку свою личную жизнь, я решила свести все к шутке.

— Без комментариев!

— А если серьезно? — присоединилась к нему мама, как видно, вознамерившись до конца вытрясти из меня правду. — Ты еще не вышла замуж?

— Ничем не могу порадовать, — с улыбкой развела я руками.

"Прости, Сириус, рассказать им о тебе я тоже не могу. Боюсь, никто здесь этого не поймет."

"Ты считаешь? А я уж хотел было попросить твоей руки у мистера и миссис Эванс."

Зная, что это всего лишь не очень веселая шутка, я ощутила странное томление в груди. Чуть пошевелившись, я посмотрела на стоявшего почти напротив меня Сириуса. Лицо его было слегка отстраненным, словно он думал сейчас о чем-то совсем постороннем.

— Тетечка, — негромко произнес Гарри, состроив пресерьезную, но такую уморительную рожицу, — я был бы вовсе не против еще одного братика или сестричку. Ну, или хотя бы еще одного дядюшку.

Все так и покатились со смеху. Особенно почему-то старался Рон. Даже Паркинсон изобразила подобие улыбки.

— Во-первых, Гарри, — сказала я, отсмеявшись, — разве я тебя не просила не называть меня тетей? А во-вторых, твое пожелание — не ко мне...

Осекшись, я бросила на хихикающего Джеймса испуганный взгляд. Не начал бы расспрашивать о подробностях его с Лили семейной жизни, о том, сколько у них детей и тому подобное... И ведь не ответишь, что, кроме Гарри, у них больше нет наследников, потому как не успели...

— А что, Гарри, у тебя есть братья и сестры? — спросила мама, понимающе улыбаясь.

Мое сердце болезненно сжалось. Так я и знала...

— Только двоюродный брат, сын тети Петуньи, — осторожно ответил Гарри, вероятно, почувствовав мою нервозность.

— Кстати, — сказал папа, — Петунья. Как она там?

— Вполне счастлива. Она, дядя Вернон и Дадли.

— Ага. Петунья с Верноном все-таки поженились... Но это следовало ожидать. Дейзи, вы с ней часто видитесь?

Часто ли? Я вообще не знаю, как выглядит моя старшая сестра.

— Мм... Н-нет, я давно не видела Петунью.

Проговорив это, я отвернулась от родителей. Никогда не умела врать, глядя в глаза.

— А почему? — В мамином голосе прозвучало искреннее непонимание, и я внутренне сжалась. — Вы что, не общаетесь? Когда вы в последний раз виделись?

Когда? Больше двадцати лет назад.

— В июле, — сказал вдруг Гарри, давая мне возможность перевести дух. — Да, это было в июле, когда мы были у тети Петуньи. Но понимаете, она... относится к магическому миру несколько настороженно и не любит, когда при ней о нем упоминают.

— Вообще-то это похоже на Петунью, — подтвердил папа с некоторым сожалением. — Но неужели она не смирилась с этим даже спустя столько лет?

— Увы, нет, — сказала я, все еще избегая смотреть на родителей.

— Как это грустно, — вздохнула мама и больше темы Петуньи не касалась.

Мы проговорили половину ночи, иногда замолкая и задумываясь о чем-то своем. Решили, что нам все-таки необходимо отдохнуть, лишь тогда, когда заметили задремавшую Гермиону. Она сидела на диване с закрытыми глазами, склонив голову на плечо Рону, который боялся лишний раз пошевелиться.

— Бедная девочка, — прошептала мама, чтобы ненароком не разбудить ее, — ей столько пришлось пережить... Пусть она спит здесь, на диване, не нужно беспокоить.

Никто не стал против этого возражать.

— А остальных можно разместить в спальнях Лили и Петуньи. — Она с долей сомнения оглядела нас. — Вас правда многовато... Но ничего, справимся как-нибудь.

— Я останусь здесь, миссис Эванс, — твердо сказал Сириус постарше. — А девушки действительно пусть отдохнут. Да и остальным не мешало бы тоже.

— Нет-нет, — быстро сказал Гарри, — я спать не хочу. Лучше с тобой побуду.

— А почему не со мной? — вскинулся Джеймс. — Я же твой... отец. А Сириус кто?

— А Сириус мой крестный, — улыбнулся Гарри.

— А что — хорошая идея, — шутливо потер ладони Сириус помладше.

— Это что, по-твоему — крестный главнее родного отца? — не отставал Джеймс.

— Ого, Сохатый, ты уже и ревнуешь, что ли?

— Посмотрю на твою реакцию, когда у тебя появятся свои отпрыски... — пробурчал в сторону он.

Я чуть не поперхнулась. Меня кто-то легонько похлопал по спине. Я обернулась. Сириус.

— Спасибо, — прошептала тихонько.

— Пожалуйста, — чуть заметно усмехнулся он. И только непонятно чему.

— Ну, хорошо, — вмешалась мама, тоже с улыбкой слушавшая разговор Гарри и его будущих родственников. — Дейзи, пойдем покажу комнату... Впрочем, ты и так знаешь, где находится комната Лили. — Я, конечно, благоразумно промолчала. — Но я все равно провожу...

Я без возражений последовала за ней, чувствуя, что во всем теле уже не осталось никаких сил. Проходя мимо Паркинсон, выглядящей так, словно целую неделю провела без сна, мама приостановилась.

— А как же вы, мисс? Не будете же стоять до утра...

Слизеринка вяло посмотрела на нее.

— Идемте с нами, — мягко предложила мама. — Сон — лучшее лекарство, а оно вам, похоже, очень необходимо.

— Послушай хоть раз умного человека, — посоветовала я, когда Пэнси встретилась со мной глазами.

Она равнодушно пожала плечами и в конце концов отошла от стены. Поднявшись на второй этаж, мама подвела нас к первой от лестницы двери. Щелкнул выключатель, и темноту комнаты разогнал вспыхнувший свет.

— Ну вот, располагайтесь здесь. Уверена, Лили была бы не против. — Мама порывисто провела по моим растрепанным волосам рукой. — Дейзи... Вот уж не думала, что нам выпадет возможность увидеть тебя в будущем.

— Но увидели же... — Я быстро смахнула с ресниц готовые упасть слезинки. — Но больше всего повезло мне...

Паркинсон, не дожидаясь меня, проскользнула в комнату. Прошла по ней и замерла перед небольшой кушеткой с наброшенным на ней пледом.

— Спокойной ночи, девочка моя. Выспись как следует.

— Спокойной ночи, мамочка...

Когда мама спустилась, я услышала позади какой-то приглушенный звук. Закрыла дверь и лишь затем заметила, что Пэнси, присев на край кушетки, спрятала лицо в сложенных ладонях. Что ж, даже надменные слизеринцы умеют страдать. Я только спросила:

— Тебе плохо?

— А если да, то что?.. — послышалось спустя несколько секунд.

— Ничего. Утешать я тебя не собираюсь, сама во всем виновата.

— Я знаю... — как-то жалобно всхлипнула девушка и затихла.

Занятая сейчас мыслями о родителях, а не о Паркинсон, у которой вдруг проснулась совесть, я выключила свет и опустилась на кровать, стоявшую к противоположной стены. Спальня Лили, моей старшей сестры. Надо же... Я провела ладонью по идеально ровному покрывалу, словно бы желая навсегда запомнить то, что меня окружало в этом доме, и легла почти на самом краю кровати. Глаза закрылись тут же, как только голова коснулась подушки.

— Спокойной ночи, Пэнси...

И сон утянул меня в свои глубины мгновенно.

Проснулась я с ощущением необычайной легкости. За окном было все еще темно, но чувствовалось приближение утра. Никогда так вроде бы я еще не высыпалась. Потрогала ноющую после вчерашнего удара макушку и синяк на плече. Ничего страшного, к вечеру, думаю, все пройдет. А вечером мы, наверное, уже будем в своем времени... Оживление, которое появилось в первые минуты пробуждения, сменилось грустью. Ведь у меня больше никогда не будет возможности увидеть родителей. И Лили с Джеймсом. Только-только узнав их всех поближе, так скоро потерять.

Паркинсон, прикорнувшая на кушетке, что-то невнятно проговорила во сне. Я посмотрела на нее и встала. Зачем терять драгоценное время на сон, когда можно подольше побыть вместе с мамой и папой... Добралась я до лестницы, погруженную в непроглядную темноту, почти на ощупь. Зажигать Люмос почему-то не хотелось, несмотря на то, что пару раз все-таки споткнулась, еле удержав равновесие. В конце концов спустившись в холл, который казался еще темнее, чем было на лестнице, я замерла, прислушиваясь. А вдруг все спят, и мое хождение по дому — впустую? Хотя это вряд ли, Сириус-то точно не спит, как и Гарри, наверное. Вот к ним и пойду.

Однако вместо того, чтобы свернуть в тускло освещенную гостиную, я зачем-то оглянулась. В помещении напротив таилась тьма, но мне показалось, что там кто-то есть. В предутренней тишине, наполняющей дом, послышался едва различимый звук. Я напрягла слух и вскоре уловила голос, вернее, два голоса. Вероятно, кто-то захотел, чтобы разговор прошел без свидетелей. Или, может быть, просто так совпало. На цыпочках я приблизилась к приоткрытой двери. Кому принадлежат голоса, я узнала только тогда, когда задержала дыхание. На кухне, а я отчего-то была уверена, что это кухня, обнаружились моя мама и Сириус. И чего они там делают?

— ...здесь потому, что в гостиной не поговоришь наедине, — сказал мамин голос. — Я хотела спросить тебя о Дейзи.

— Я понимаю... — произнес голос Сириуса. Мне показалось, что в нем присутствует какая-то сдержанность.

— Странно это... — послышался несколько нервный смешок. — Мы с тобой сейчас почти ровесники. А младшая дочка старше Петуньи.

— Мне тоже кажется это невероятным даже спустя полтора месяца. Встретиться с самим собой и не сойти с ума — это, я вам скажу, не каждый сможет...

— Да уж... То-то мне показалось немного странным, что незнакомая девушка так необычно реагирует на Дейзи... Хотя тогда я не придала этому особого значения...

Наступило недолгое молчание, и я представила, как Сириус стоит рядом с дверью, прислонившись к двери, а мама смотрит в окно. Затем пришла мысль, что подслушивать близких людей дело неблагородное, но мне было жуть как любопытно узнать, о чем именно мама хочет расспросить Сириуса.

— Как же все-таки получилось, что вы оказались все вместе?

— Почему вам не спросить прямо, миссис Эванс: каким образом ваша дочь оказалась вместе со мной?

Мама тихонько рассмеялась.

— Собственно, почему бы и нет? Впрочем, насчет этого у меня есть догадки. Ты, насколько я поняла, крестный Гарри, моего внука, а Дейзи его любимая тетя. Вас связывает Гарри, правильно? Или еще что-то?

Мое сердце застучало сильнее, и я, боясь, что этот звук услышат на кухне, осторожно придвинулась к стене.

— Как вам сказать, миссис Эванс... — после короткой паузы произнес Сириус.

— Так и скажи. Я мать, меня просто так не обманешь. Дейзи хоть и не слишком много разговаривала с тобой, я все же уверена, что дело здесь вовсе не в усталости.

— А в чем? — В голосе Сириуса промелькнула улыбка.

— Вот и я хочу спросить тебя: в чем? Что у тебя с моей дочкой, Сириус?

На секунду прикрыв глаза, я решительно отошла от двери. Желание подслушивать и дальше у меня резко поубавилось. Было как-то неловко присутствовать при подобном разговоре, а уж если он велся между твоей родной мамой и любимым человеком...

Немного поколебавшись, я снова поднялась по лестнице и, лишь убедившись, что приватная беседа окончена, неторопливо вошла в гостиную. Из-за горевшей в углу лампы здесь царил полумрак. Гермиона по-прежнему спала на диване, укрытая пледом, тут же в кресле дремал Рон. Перед зажженным камином сидели, тихо переговариваясь, папа, Сириус и Джеймс. А Гарри только что подошел к остановившимся возле дивана крестному и моей маме. Он и заметил меня.

— Ви... ээ... Дорогая тетушка, ты уже проснулась?

Все мигом обернулись в мою сторону. Я улыбнулась и помахала рукой.

— Я прекрасно выспалась. А который сейчас час?

— К семи подходит, — ответил папа, вместе с Сириусом и Джеймсом присоединившись к нам.

— Я думаю, — медленно сказал Сириус постарше, — мы должны вернуться в Хогвартс до того, как начнутся уроки. Лучше всего, если вы, — он показал глазами на себя-школьника и Джеймса, — не станете их пропускать. Вопросов к вам меньше будет.

— Да мы не против, — пожал плечами Джеймс. — Лишние вопросы нам действительно ни к чему.

— Но они все равно будут, — заметил Сириус.

Тот кивнул, явно вспомнив о Лили, которая несомненно поинтересуется их исчезновением.

Хоть все понимали, что рано или поздно придется уйти из этого дома, отбытие оттягивали до последнего. Особенно возвращению сопротивлялась я. Здесь, с мамой и папой, мне было так хорошо, так уютно, что никуда уходить не хотелось. Поэтому, когда в конце концов подошло время возвращаться, мои глаза застилали слезы, а в горле стоял комок, мешая нормально говорить. В гостиной столпилась вся наша компания. Выспавшаяся Гермиона была оживлена, Паркинсон же пребывала в мрачном настроении. Отсутствие сна, казалось, не повлияло на самочувствии Джеймса, двух Сириусов и Гарри. Родители тоже выглядели бодро, хотя и немного встревоженно. Рон почти ни на шаг не отходил от Гермионы, словно боясь, что с ней снова что-нибудь случится.

— Ну вот, мы и расстаемся, — сказала мама, с нежной грустью глядя на меня и Гарри. — Даже не знаю, что еще добавить...

— Мы рады, что нам выпала возможность познакомиться со всеми вами, — сказал папа, часто моргая, будто бы желая избавиться от попавшей ему в глаз соринки, — с кем в первый раз, а с кем и заново. — Он посмотрел на меня, стоящую рядом, и притянул к себе. Обняв его, я чуть не заревела в голос. — Теперь я буду знать, Дейзи, какой ты станешь красавицей. Повезет же кому-то.

— Это уж точно, — многозначительно подтвердила мама.

Я оглянулась и увидела, как она быстро улыбается Сириусу. Впрочем, никто этого, кроме меня, не заметил.

— Если кому и повезет, — фыркнула я, отворачиваясь, — то пусть постарается не злить меня, ибо в гневе я страшна.

— Ты настолько внешне преображаешься, — шутливо спросил Сириус помладше, — что из красавицы превращаешься... Молчу! — поспешил сказать он, мой взор перекинулся на него.

У всех был такой вид, словно они еле удерживаются от смеха. У Рона даже губы побелели, так он их сильно сжал.

— Шутник, — вынесла я вердикт серьезным тоном, хотя у самой на лице расползалась улыбка.

— Спасибо, — также серьезно ответил другой Сириус. — Никогда не жаловался на недостаток чувства юмора.

— Давно убедилась в этом.

— Эй! — произнес его младший прототип, напоминая о себе.

— Нам пора, — обрывая предыдущую тему, сказал настоящий Сириус.

Я не возражала, лишь тяжко вздохнула. Ни десять дополнительных минут, ни два часа не помогут мне навсегда вернуть родителей. Наоборот, чем дольше я находилась здесь, тем больше хотелось рассказать им все. И конечно понимала, что делать этого нельзя.

— Держитесь вместе, — напутствовала мама, обнимая всех по очереди. Паркинсон дернулась было, но открыто сопротивляться, видимо, не посмела. Дольше всех в ее крепких объятиях была, естественно, я. — За тебя я, дочка, спокойна, — шепнула она мне, — ты в надежных руках.

— В каком смысле?

Но она, чмокнув меня в макушку, легонько подтолкнула к поджидающим у входной двери ребятам.

— До свидания, миссис Эванс, — благодарно улыбаясь, махали руками Гермиона и Рон, — мистер Эванс. Спасибо за помощь.

— Не за что. Джеймс, я полагаюсь на тебя. Не ссорься с Лили. Гарри, слушайся отца.

— Хорошо, бабушка.

— Сириус...

Оба, младший и старший, одновременно повернули головы.

— Ну, вы сами знаете...

Обняв в последний раз родителей, я вышла вслед за остальными на улицу. Было по-прежнему довольно темно, но на востоке небо уже окрасилось бледно-розовым. Мы встали перед домом, на крыльце которого замерли мама с папой, и, не сговариваясь, взялись за руки.

— Перенесемся все вместе, — предупредил Сириус, сжав мою ладонь, — но в замок войдем по отдельности. Ясно?

— А как же, — откликнулся Джеймс. — И где ты так научился командовать, Сириус?

— Везде понемножку.

— А если поподробнее? — попросил его друг.

— Во всяком случае не сейчас. На счет три.

— Раз...

— Два...

— Пока, мама, папа! — крикнула я в каком-то безудержном отчаянии.

Прощайте... Я буду по вам скучать.

— Три!

Мимолетное сжатие, темнота, и вот ноги снова на твердой земле. Обретя равновесия, я несколько секунд стояла с закрытыми глазами и вдыхала холодный воздух.

— Вики... — тихо позвал Гарри. — Ты в порядке?

Я молча кивнула, стараясь раз и навсегда запечатлеть образ родителей. Затем решительно открыла глаза и, высвободив руки, зашагала к воротам Хогвартса, перед которыми мы очутились. В пустынном дворе школы наша компания немного помедлила.

— Ну что, — сказал Джеймс, поправляя очки, — мы с Сириусом идем первыми... Да, надо ведь сначала Лили успокоить, так что поднимемся сразу в Гриффиндорскую башню... Кстати... Ей можно все рассказать?

— Полагаю, можно, — согласился Сириус, окинув нас вопросительным взглядом. — Вряд ли кто-нибудь будет возражать.

— Никто не будет, — с воодушевлением подтвердил Гарри.

— Только постарайтесь, чтобы...

— Конечно, конечно, — заверил другой Сириус. — Полная конспирация. Сам знаешь, если мы захотим, все пройдет в полной тайне.

Мужчина промолчал, усмехнувшись. Как можно забыть то, о чем вспоминаешь почти каждый день...

— Мы с вами еще встретимся, — многозначительно сказал Джеймс, прежде чем они вдвоем скрылись в замке.

Спустя несколько минут, проведенных в тишине, мы вшестером наконец поднялись по обледенелым каменным ступеням. Шли в молчании. Ни у никого, по-видимому, не было особого желания делиться своими мыслями, предпочитая оставить впечатления пока при себе. Далеко, впрочем, мы уйти не успели. Как оказалось, нас ждали.

— Доброе утро, господа, — произнесла стоявшая наверху мраморной лестницы профессор Макгонагалл. А рядом с ней со слегка растерянным видом топтались Сириус с Джеймсом.

— Вот мы снова и встретились, — вполголоса произнес Джеймс.

— Доброе утро, профессор, — сказал Сириус, взирая на нее снизу вверх. — Что-нибудь случилось?

— Нет, мистер Грей... Профессор Дамблдор просил передать вам, чтобы вы сразу, как только вернетесь, зашли к нему в кабинет.

— Вот как?

И хотя в ее словах не было ничего особенного, держу пари, не одна я подумала о ритуале Перемещения. Мы все взволнованно переглянулись. Пусть на этот раз наши ожидания не пропадут даром.

— Спасибо, мы сейчас же зайдем к нему.

— А мы? — подал голос Джеймс.

— Что вы? — сухо уточнила профессор Макгонагалл.

— Нам не нужно идти к директору?

Она на мгновение умолкла, словно задумавшись.

— Ну, вообще-то... О вас конкретно он не говорил, но... Профессор Дамблдор сказал: чтобы к нему зашли все, поэтому вполне вероятно, он имел в виду и вас двоих.

— Отлично! — почему-то обрадовался Джеймс и подмигнул Гарри.

— Не радуйся раньше времени, — подтолкнул его локтем Сириус. — Еще неизвестно, что нам скажут.

— А мне ясно.

— Мистер Блэк прав, мистер Поттер, — заметила профессор Макгонагалл, строго сведя брови к переносице, — не надейтесь, что ваша самовольная отлучка из школы останется незамеченной.

— Мы не надеемся, профессор, но у нас была уважительная причина...

— Вас директор ждет, — напомнила она.

Так мы и отправились к Дамблдору прежним составом, возглавляемым профессором Макгонагалл. Вскоре винтовая лестница вознесла нас прямо к двери директорского кабинета.

— Итак, — после обычного приветствия сказал Альбус Дамблдор, вставая из-за стола, — вы прибыли. — Его глаза обратились к Джеймсу и Сириусу, изо всех сил делающих расслабленный вид. — Мне было бы весьма интересно узнать, что же заставило вас покинуть территорию школы без всякого предупреждения.

— Это и нас касается, сэр? — с легким намеком на улыбку спросил Сириус-взрослый. — Обещаем, такого больше не повторится.

Хмыкнув, Джеймс исподтишка показал ему большой палец, а Сириус помладше возвел глаза к потолку, не то изумляясь своей наглости, не то увидел на нем что-то более интересное.

— Ну что ж, на сей раз я вас прощаю, — оценив шутку, сказал в тон ему директор. — Присаживайтесь, пожалуйста. В ногах, как говорится, правды нет.

Заскрипели наколдованные стулья, когда все рассаживались перед столом. Профессор Макгонагалл тоже уходить не спешила, но предпочла остаться на ногах.

— Значит, мистер Блэк и мистер Поттер были вместе с вами, так?

— Разве вы не получали Патронуса? — немного удивившись, спросил Джеймс. — Си...

Поняв, что чуть не проговорившись, он осекся. Впрочем, это не ускользнуло от внимания Дамблдора.

— Что вы хотели сказать, мистер Поттер?

— Ничего... — взглянув на моего Сириуса, пошел на понятный Джеймс.

— В самом деле? — Не получив ответа, Дамблдор продолжил: — Да, я действительно получил ваш Патронус, мистер Грей, так что именно благодаря вам нам удалось в какой-то мере убедить мисс Эванс, что с этими двумя господами все в порядке.

Гарри беспокойно шевельнулся. Джеймс виновато покосился на него.

— Мы признаем, что поступили несколько необдуманно, — заговорил Сириус помладше, судя по его тону, не слишком жалевший об этом, — но у нас имелась веская причина...

— Позвольте, мистер Блэк, какая причина у вас могла быть? — осведомилась профессор Макгонагалл, неодобрительно взглянув на него. — Вы вдвоем бросились кого-то выручать из беды? И поэтому вам было некогда поставить в известность даже своих однокурсников?

— Вы угадали, профессор, — победно улыбнулся Джеймс. — Если бы не мы, кое-кому пришлось бы очень туго.

— Вообще-то они правы, — опережая готовую разразиться сердитой тирадой женщину, сказал Сириус-взрослый, поднимаясь. — Их своевременная помощь не дала свершиться нечто чему-то...

Он не договорил: в дверь раздался негромкий, но уверенный стук.

— Войдите! — переглянувшись с коллегой, сказал Дамблдор.

В кабинет быстро, переводя учащенное дыхание, вошла Лили.

— Профессор, я хотела бы...

Поперхнувшись словами, она расширившимися глазами уставилась на собравшихся.

— Так вы здесь... — тихим опасным тоном произнесла Лили, не сводя взгляда с Джеймса, медленно поднимавшегося со стула.

— Доброе утро, мисс Эванс, — поприветствовал ее Дамблдор.

— Доброе утро, профессор... Я хотела узнать кое-что, но теперь вижу, что это без надобности. Ну, что же... — Она помолчала. — Наверное, я пойду.

— Лили, послушай...

— Что-то расхотелось мне выслушивать всякие оправдания, надоело. — В ее голосе явственно звучало разочарование.

Моя сестра, на которую я смотрела, почти затаив дыхание, развернулась и открыла дверь. Господи, ну почему она такая упрямая?! Если она сейчас уйдет, может произойти непоправимое...

— Лили, стой!

Я не сразу поняла, что этот призыв принадлежал мне.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tusya_Natusya (17.04.2017) | Автор: Tora-san
Просмотров: 51 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 kristi2009   (17.04.2017 21:56)
Спасибо. Как то грустно все.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями