Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1621]
Из жизни актеров [1604]
Мини-фанфики [2394]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4592]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2339]
Все люди [14610]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14022]
Альтернатива [8931]
СЛЭШ и НЦ [8476]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4039]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

amberit
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 октября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Моя судьба
Возможно, во мне была сумасшедшинка, иначе не объяснишь это желание постоянно находиться рядом с теми, от кого следовало держаться подальше. Но я, оказалось, любила риск. И те, кто мог лишить жизни в мгновение ока, стали лучшими друзьями и единственными защитниками: Элис, Джаспер, Эммет, Розали и Джеймс.
Белла/Эдвард.
Мини от Валлери, завершен.

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Сладость и терпкий вкус крови на губах
1918 г.
Изабелла - невеста Эдварда Каллена. Но случается страшное: испанка приходит в эти края и уносит многие жизни. Спустя год Изабелла все еще помнит своего внезапно пропавшего возлюбленного, и однажды...
3 место на конкурсе "Сумерки: перезагрузка.

Шесть дней
Беллу Свон ненавидят одноклассники и сторонятся жители Форкса, она необщительная и странная, не умеет одеваться и часто разговаривает сама с собой. А все потому, что она видит больше, чем обычный человек. Что же произойдет, когда маленький городок взорвет печальное известие: семнадцатилетний ученик Эдвард Мэйсон, не раз смеявшийся над причудами «белой вороны», пропал без вести?
Мистика, ...

Созидая на краю рая
Ради спасения любимого сына Белла Мейсен идет на сделку с Эдвардом Калленом, грозящим превратить её жизнь в кошмар. Только вот на деле выходит, что любовь и забота молодой девушки требуется не только маленькому мальчику, но и взрослому мужчине, так и оставшемуся ребенком.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10770
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 68. На полпути домой

2017-10-22
47
0
Глава 68. На полпути домой


— Пожиратели? — взволнованно выдохнул Рон, прижав нос к оконному стеклу. — Они что, нашли нас?

— Или Грейбэк донес, — добавил Гарри, как и остальные, вглядываясь в ночную темноту. — Да, скорее всего. Только ему известно, что мы здесь.

— Лучше отойдите все от окна, — посоветовал Сириус, вытаскивая свою палочку и направляясь к выходу. — Не привлекайте к себе внимание.

— А ты куда? — спросил Джеймс.

— На разведку. Посмотрю, действительно ли там кто-то есть.

— Я с тобой!

— И я само-собой, — сказал другой Сириус.

— Не нужно, — покачал головой он-старший. — Ни к чему лишний риск.

— Лишний? — поднял брови Джеймс. — Как видно, ты и правда изменился, Сириус.

— Да, Джеймс, изменился, и намного, — помолчав, сказал он.

— Надеюсь, в лучшую сторону? — неуверенно спросил Сириус помладше.

— Надейся. — Он усмехнулся, заметив, как слегка изменилось лицо у его более юной копии. — Шучу. Конечно, в лучшую, иначе быть не могло.

— Но мы все равно пойдем, — сказал Джеймс, решительно сверкая глазами. — Даже не возражай.

На миг взгляд Сириуса, направленный на него, затуманился. Затем он неопределенно повел плечами и отвернулся.

— Как хотите. Я вам запрещать никак не могу.

— Только вы там... поосторожнее, — вымолвила мама, когда они втроем вышли в холл.

— Не беспокойтесь, миссис Эванс! — крикнул Джеймс, и входная дверь захлопнулась.

— Да уж, необычная у нас выдалась ночь, — произнес папа, нарушив повисшее после их ухода молчание. Он подошел к моему креслу. — Чем больше я гляжу на тебя, Дейзи, тем больше понимаю, что это действительно ты. Хотя в это и трудно поверить.

Я непроизвольно затаила дыхание, глядя на него во все глаза. Удивительно, но я сразу почувствовала, что этот дом — мой родной. И оттого теплее становилось на душе.

— Ты так похожа на маму. — Я моргнула и перевела взгляд на нее. Она ласково улыбалась мне.

— Нет, Крис, Дейзи больше похожа на тебя, — возразила она. — И Лили тоже. И между собой они похожи. А вот Петунья... — Мама неожиданно рассмеялась. — Получается, дочка, ты старше даже Петуньи.

— А Гарри ровесник Джеймса, — добавил папа.

Гарри, словно он был в этом виноват, смущенно взъерошил свои волосы.

— Необычно все это... — задумчиво сказал папа, присаживаясь возле меня на подлокотник кресла. — Гости из будущего. Никогда не предполагал, что такое случится с нами. Впрочем, нечто подобное уже было, когда к нам пришла преподавательница из школы магии и сообщила, что Лили волшебница.

Он вдруг почему-то замолчал и с некоторым недоумением воззрился на меня.

— Лиз... так ведь у нас две волшебницы в семье, получается.

— Да, верно... Я как-то не сообразила сразу. Так это же здорово! — Мама просияла. У меня кольнуло сердце. Родители знать не знают, что они не доживут до того времени, когда я стану настоящей волшебницей, и не увидят, как растет их маленькая Дейзи.

Мое горло стиснул спазм, и я отвела глаза, чтобы никто не увидел появившихся в них слез. Я бы почти все отдала, чтобы только с ними ничего не случилось. "А как же твои приемные родители? — спросил внутренний голос. — Они тогда никогда не узнают о тебе. И Алиса." Пусть. Пусть не узнают. Ведь тогда и им волноваться не придется, когда я исчезну.

Я вздохнула. Все равно ничего этого не изменить, пустые мечты.

Внезапно где-то снаружи послышался неясный шум. Насторожившись, все повернулись к окну. За ним в ночи, словно по заказу, полыхнула красная вспышка. Мама охнула, а Гермиона схватила руку сидящего рядом Рона. Мы с Гарри подлетели к окну и успели увидеть метнувшуюся куда-то в темноту человеческую фигуру. Кто это был, мы точно сказать не могли. Тревожно посмотрев на нахмурившегося Гарри, я дотронулась до его плеча. Как бы он не помчался на подмогу. Гарри продолжал вглядываться в темноту, точно не заметив моего прикосновения.

— Надеюсь, с нашими ребятами все в порядке, — нарушил недолгую тишину папа, — и те люди...

На улице вновь прозвучал звук, похожий на взрыв. Мама вздрогнула, и папа приобнял ее за плечи.

— Что у них там происходит?

Мама осеклась, потому что из холла раздался негромкий детский голос. Меня как током ударило.

— Дейзи! — Она поспешила к выходу, сначала быстро взглянув в мою сторону.

— Ну вот, меня напугали... — нервно прошептала я. — Как бы психологическая травма на всю жизнь не осталась...

Мама вернулась с рыженькой девчушкой на руках. Гарри, Рон и Гермиона уставились на нее во все глаза.

— Знакомьтесь, это Дейзи, — вместо мамы сказала я.

— Очень приятно... — произнес Рон, еле подавляя глупую улыбку.

Я-маленькая с настороженным любопытством рассматривала гостей, в том числе и меня-себя. Наверное, в детстве мне льстило такое внимание. Мда...

— У тебя очень миленькая пижама, Вики, — едва слышно прошептал Гарри.

— Не у меня, а у Дейзи, — шепнула я в ответ, с тревогой думая о происходящем на улице.

— Ты так говоришь, будто она — это не ты.

Я посмотрела на него, качнула головой, но промолчала. Конечно, та девочка — это я, но если буду постоянно думать об этом, с ума сойду.

— Кстати... — Мантия-невидимка никак не желала и дальше оставаться под футболкой, поэтому я вытащила ее и протянула Гарри. — Возьми мантию, мне сейчас ее просто некуда деть.

Он без лишних слов спрятал серебристую материю в карман, и я вздохнула с некоторым облегчением. Нельзя мне доверять такие ценные вещи, могу и потерять, с моей-то везучестью.

— Дейзи, пойдем уложу тебя, — негромко уговаривала мама маленькую-меня.

Но та явно не хотела спать, с любопытством разглядывая гостей.

— Нет, — помотала головой, отчего запрыгали ее рыжие кудряшки. — Можно я останусь? — Девочка состроила умилительную рожицу.

Я невольно фыркнула, но сделала вид, что закашлялась. Каким я, оказывается, была смешным ребенком! Но пусть лучше Дейзи уложат раньше, чем вернется Сириус. Незачем снова видеть ему меня такой малышкой.

— Нет, милая, — твердо сказала мама, поймав мой умоляющий взгляд. — Уже ночь давно, в это время всем детям нужно обязательно спать.

— Ну ма-ам!

К моему счастью, Дейзи не собиралась плакать, хотя выглядела она недовольно. Материнский отказ ее расстроил. Мама со мной на руках отправилась из гостиной, и в эту самую секунду из холла послышался звук открывающейся двери.

— О, Дейзи! Привет! — произнес воодушевленный голос Джеймса. Затем парень осекся, видимо, вспомнив обо мне.

Голосок Дейзи весело поприветствовал Джеймса и Сириуса. И после того, как увидела их, она еще больше запротестовала против ухода.

— Просто кошмар какой я была капризной, — пробормотала я, отворачиваясь к окну.

Голоса Дейзи и уговаривающей ее мамы затихли. Джеймс и двое Сириусов вошли в гостиную.

— Ну что? — заговорил Рон прежде, чем они успели что-то прокомментировать по поводу Дейзи. — За нами действительно проследили Пожиратели?

— Пожиратель, да, но всего лишь один, — подтвердил Сириус постарше. — Все тот же Грейбэк.

— И как теперь быть? — встревожился папа. — И что это были за взрывы на улице?

— Теперь никакой опасности нет, — поспешил успокоить его Джеймс. — Грейбэк хотел сделать из нас котлету, но не получилось. Мы вывели его из строя.

— Что это значит — вывели из строя?

— Значит то, что он больше не побеспокоит нас, — сказал Сириус помладше, косясь в мою сторону. Я сохранила невозмутимый вид, сложив руки на груди, и время от времени посматривала на своего Сириуса. Как он там чувствует себя в присутствии Джеймса? — Оглушили сначала и немного подправили ему память.

Тут уж удивилась Гермиона.

— Вы использовали на нем Обливиэйт?

— Именно. Чтоб он забыл дорогу сюда.

— Но когда Грейбэк очнется, то все равно увидит...

— Гермиона, неужели ты полагаешь, что этот мерзкий выродок остался здесь? — поднял брови Джеймс, затем посмотрел на Гарри. — Прости, сын, но иначе назвать его никак нельзя.

— Ничего, папочка, — слегка ухмыльнулся тот, — меня давно не коробят такие слова. То есть Грейбэка вы отослали куда подальше?

— Естественно. Обездвижили и трансгрессировали вместе с ним туда, откуда ему до нас не добраться.

— Впрочем, он даже о нас не вспомнит, — добавил Сириус.

— Скажите... — робко произнесла я, — этот Грейбэк... он ведь оборотень?

— Совершенно верно, — кивнул Сириус постарше. — Оборотень, причем Пожиратель смерти. Опасное сочетание.

— Ну, сейчас-то не полнолуние, — сказал Джеймс, — так что как оборотень он не опасен.

— Я бы не был так уверен, — не согласился помрачневший Рон. — От него лучше держаться подальше и в остальные дни...

Он что, намекает на своего брата Билла? Это Грейбэк его так изуродовал?..

Ощутив внезапную тошноту, я невольно сглотнула.

— Гм... Может, поговорим о чем-нибудь более приятном? — попытался перевести разговор в другую сторону папа, которому подобные темы явно тоже не пришлись по душе. — Например, о том, каким будет будущее.

— А что, — прищурившись, поддержал его Сириус помладше, — я был бы совсем не прочь послушать о своем будущем. Там лучше, чем сейчас?

Сириус-взрослый смело встретил его пытливый взгляд.

— Не думаю, что это хорошая идея. Я не стал бы сравнивать два совершенно разных времени. И здесь, и там на самом деле можно столько всего можно найти: и хорошего, и плохого. Да, — кивнул он, — у меня тоже было немало такого, о чем не хотелось бы вспоминать.

— Это ясно... — пожал плечами Джеймс. — В жизни, наверное, каждого человека случаются неудачи. Но все-таки хорошего было намного больше?

В его голосе как будто промелькнула надежда.

— Конечно, больше. — В последнюю секунду Сириус, не сдержавшись, отвел глаза.

"Например, я встретил свою Викторию, — услышала я у себя в голове. — А это перевешивает весь тот кошмар, что случился со мной."

Я не сумела скрыть грустную улыбку, и папа заметил ее.

— А ты, Дейзи? Как у тебя сложилась жизнь?

Я замялась, не зная, как ответить на этот, казалось бы, простой вопрос. От немедленного ответа меня спасло появление мамы.

— Я еле уговорила Дейзи лечь спать, — чуть утомленно сказала она. — Пришлось кое-что пообещать ей...

— Как хорошо, что теперь меня не нужно уговаривать... — пробормотала я. — Ложусь, когда захочу...

Мои слова рассмешили Джеймса и Сириуса. Даже мама слегка улыбнулась.

— Ну, теперь-то ты совсем взрослая, дочка. До сих пор поверить не могу... Взрослая, да к тому же волшебница. Интересно, что сказала бы Лили?

— Кстати, да... — уставился на меня во все глаза Джеймс. — Ты же волшебница!

— А ты, я смотрю, этому факту рад, — подняла я брови.

— Конечно, а почему нет? Представляю, как обрадуется Лили, когда она узнает об этом. Да и Ремус с Питером...

— Нет! — невольно вырвалось у Гарри.

Все повернули к нему головы.

— Что — нет? — удивился восемнадцатилетний Сириус. — Ты не хочешь, чтобы о вас узнал кто-нибудь еще?

Гарри потупился, наверняка пожалев о своем порыве, но потом все-таки коротко кивнул.

— Это было бы лучше для нас. Чем меньше человек в курсе, тем меньше вероятность, что... что что-нибудь пойдет не так.

— Но Лили твоя мама и сестра Дейзи, и почему бы... — Сириус вдруг нахмурился, будто что-то вспоминая. — Я, кажется, начинаю понимать...

— Понимать? Что ты имеешь в виду? — спросил его лучший друг, наблюдающий за меняющимся выражением на его лице.

— Вот почему ты, Дейзи, хотела помирить Джеймса и Лили, предложив ему, — кивок на Джеймса, — тот необычный план. Лили твоя старшая сестричка.

— Как... Что? Помирить? — вычленив из его слов главное, повторила мама. — Джеймс, ты поссорился с Лили?

— Мы уже помирились, — поторопился сказать он, бросив на Сириуса предостерегающий взгляд. Мол, помолчи лучше.

— Благодаря Дейзи? — с легким лукавством спросил папа.

— Нет, на самом деле не благодаря мне. Вернее, не благодаря нам, — сказала я, нервно переплетая пальцы. — Кто-то на матче опередил нас.

— Так значит, метлу заколдовали не вы? А кто?

— Мы сами не знаем, — признался Сириус-взрослый. — Но это явно кто-то из слизеринцев. Кому выгодно было вывести тебя из строя? Только им.

Двое друзей-семикурсников переглянулись и дружно выпалили:

— Эйвери!

— Держу пари, что это он, — с уверенностью сказал Джеймс и ударил кулаком об другую раскрытую ладонь. — Эйвери еще пожалеет об этом.

— Забудь о нем, — посоветовал его старший приятель. — Если, конечно, не хочешь снова нарваться на отработку.

— Ну, это вряд ли. Не такой уж я идиот, чтобы опять попасться на глаза Макгонагалл.

— Я согласен, Джим, — внезапно сказал другой Сириус. — Не стоит Эйвери того, чтобы мы на него свое время тратили.

Тот посмотрел на него как на нечто невиданное. Собрался что-то сказать, но потом передумал.

— Может, и не стоит... — пожал плечами.

— Так что там все-таки с будущим? — осведомился Сириус, присаживаясь на диван рядом с Гермионой. — Неужели это такой секрет?

Вся наша компания не то смущенно, не то неловко переглянулась.

— Не секрет, конечно, — ответил Рон. — Но всего мы не можем рассказать... Это... сложно объяснить.

— Тогда не рассказывайте все. Но про вас-то можно? Или про меня? То, что у Джеймса и Лили будет дружная семейная жизнь, это мы уже знаем. Стоит только на Гарри посмотреть.

Сам Гарри при этих словах вздрогнул и тут же опустил глаза, чтобы спрятать свое смятение. Я подошла к нему и одной рукой приобняла за плечи. Он был очень напряжен.

— Мы это выдержим, правда? — почти неслышно шепнула я.

Он кивнул.

— Здорово... — прокомментировал Джеймс, изредка поглядывая на моих родителей: как они отнесутся ко всему этому? — Семейная жизнь и сын вдобавок. Лучше не бывает.

В его интонациях не проскользнуло ни грамма иронии. Он действительно рад, что женится на Лили. А как иначе?

— Надеюсь, и мне хоть что-нибудь перепадет? — вновь спросил Сириус, наблюдая за реакцией своего взрослого варианта. Тот, однако, и бровью не повел.

Вот неугомонный. Неужели ему тоже не терпится узнать, что и он не избежал брачных уз? Вот только его пришлось бы разочаровать...

— И тебе перепадет, — усмехнулся мой Сириус. — В ближайшие двадцать лет.

— А Дейзи так ничего и не ответила, — сказал папа, возвращаясь к прерванному разговору. — Как ты живешь, дочка? У тебя собственная семья не появилась? Вроде уже пора...

Не готовая выворачивать наизнанку свою личную жизнь, я решила свести все к шутке.

— Без комментариев!

— А если серьезно? — присоединилась к нему мама, как видно, вознамерившись до конца вытрясти из меня правду. — Ты еще не вышла замуж?

— Ничем не могу порадовать, — с улыбкой развела я руками.

"Прости, Сириус, рассказать им о тебе я тоже не могу. Боюсь, никто здесь этого не поймет."

"Ты считаешь? А я уж хотел было попросить твоей руки у мистера и миссис Эванс."

Зная, что это всего лишь не очень веселая шутка, я ощутила странное томление в груди. Чуть пошевелившись, я посмотрела на стоявшего почти напротив меня Сириуса. Лицо его было слегка отстраненным, словно он думал сейчас о чем-то совсем постороннем.

— Тетечка, — негромко произнес Гарри, состроив пресерьезную, но такую уморительную рожицу, — я был бы вовсе не против еще одного братика или сестричку. Ну, или хотя бы еще одного дядюшку.

Все так и покатились со смеху. Особенно почему-то старался Рон. Даже Паркинсон изобразила подобие улыбки.

— Во-первых, Гарри, — сказала я, отсмеявшись, — разве я тебя не просила не называть меня тетей? А во-вторых, твое пожелание — не ко мне...

Осекшись, я бросила на хихикающего Джеймса испуганный взгляд. Не начал бы расспрашивать о подробностях его с Лили семейной жизни, о том, сколько у них детей и тому подобное... И ведь не ответишь, что, кроме Гарри, у них больше нет наследников, потому как не успели...

— А что, Гарри, у тебя есть братья и сестры? — спросила мама, понимающе улыбаясь.

Мое сердце болезненно сжалось. Так я и знала...

— Только двоюродный брат, сын тети Петуньи, — осторожно ответил Гарри, вероятно, почувствовав мою нервозность.

— Кстати, — сказал папа, — Петунья. Как она там?

— Вполне счастлива. Она, дядя Вернон и Дадли.

— Ага. Петунья с Верноном все-таки поженились... Но это следовало ожидать. Дейзи, вы с ней часто видитесь?

Часто ли? Я вообще не знаю, как выглядит моя старшая сестра.

— Мм... Н-нет, я давно не видела Петунью.

Проговорив это, я отвернулась от родителей. Никогда не умела врать, глядя в глаза.

— А почему? — В мамином голосе прозвучало искреннее непонимание, и я внутренне сжалась. — Вы что, не общаетесь? Когда вы в последний раз виделись?

Когда? Больше двадцати лет назад.

— В июле, — сказал вдруг Гарри, давая мне возможность перевести дух. — Да, это было в июле, когда мы были у тети Петуньи. Но понимаете, она... относится к магическому миру несколько настороженно и не любит, когда при ней о нем упоминают.

— Вообще-то это похоже на Петунью, — подтвердил папа с некоторым сожалением. — Но неужели она не смирилась с этим даже спустя столько лет?

— Увы, нет, — сказала я, все еще избегая смотреть на родителей.

— Как это грустно, — вздохнула мама и больше темы Петуньи не касалась.

Мы проговорили половину ночи, иногда замолкая и задумываясь о чем-то своем. Решили, что нам все-таки необходимо отдохнуть, лишь тогда, когда заметили задремавшую Гермиону. Она сидела на диване с закрытыми глазами, склонив голову на плечо Рону, который боялся лишний раз пошевелиться.

— Бедная девочка, — прошептала мама, чтобы ненароком не разбудить ее, — ей столько пришлось пережить... Пусть она спит здесь, на диване, не нужно беспокоить.

Никто не стал против этого возражать.

— А остальных можно разместить в спальнях Лили и Петуньи. — Она с долей сомнения оглядела нас. — Вас правда многовато... Но ничего, справимся как-нибудь.

— Я останусь здесь, миссис Эванс, — твердо сказал Сириус постарше. — А девушки действительно пусть отдохнут. Да и остальным не мешало бы тоже.

— Нет-нет, — быстро сказал Гарри, — я спать не хочу. Лучше с тобой побуду.

— А почему не со мной? — вскинулся Джеймс. — Я же твой... отец. А Сириус кто?

— А Сириус мой крестный, — улыбнулся Гарри.

— А что — хорошая идея, — шутливо потер ладони Сириус помладше.

— Это что, по-твоему — крестный главнее родного отца? — не отставал Джеймс.

— Ого, Сохатый, ты уже и ревнуешь, что ли?

— Посмотрю на твою реакцию, когда у тебя появятся свои отпрыски... — пробурчал в сторону он.

Я чуть не поперхнулась. Меня кто-то легонько похлопал по спине. Я обернулась. Сириус.

— Спасибо, — прошептала тихонько.

— Пожалуйста, — чуть заметно усмехнулся он. И только непонятно чему.

— Ну, хорошо, — вмешалась мама, тоже с улыбкой слушавшая разговор Гарри и его будущих родственников. — Дейзи, пойдем покажу комнату... Впрочем, ты и так знаешь, где находится комната Лили. — Я, конечно, благоразумно промолчала. — Но я все равно провожу...

Я без возражений последовала за ней, чувствуя, что во всем теле уже не осталось никаких сил. Проходя мимо Паркинсон, выглядящей так, словно целую неделю провела без сна, мама приостановилась.

— А как же вы, мисс? Не будете же стоять до утра...

Слизеринка вяло посмотрела на нее.

— Идемте с нами, — мягко предложила мама. — Сон — лучшее лекарство, а оно вам, похоже, очень необходимо.

— Послушай хоть раз умного человека, — посоветовала я, когда Пэнси встретилась со мной глазами.

Она равнодушно пожала плечами и в конце концов отошла от стены. Поднявшись на второй этаж, мама подвела нас к первой от лестницы двери. Щелкнул выключатель, и темноту комнаты разогнал вспыхнувший свет.

— Ну вот, располагайтесь здесь. Уверена, Лили была бы не против. — Мама порывисто провела по моим растрепанным волосам рукой. — Дейзи... Вот уж не думала, что нам выпадет возможность увидеть тебя в будущем.

— Но увидели же... — Я быстро смахнула с ресниц готовые упасть слезинки. — Но больше всего повезло мне...

Паркинсон, не дожидаясь меня, проскользнула в комнату. Прошла по ней и замерла перед небольшой кушеткой с наброшенным на ней пледом.

— Спокойной ночи, девочка моя. Выспись как следует.

— Спокойной ночи, мамочка...

Когда мама спустилась, я услышала позади какой-то приглушенный звук. Закрыла дверь и лишь затем заметила, что Пэнси, присев на край кушетки, спрятала лицо в сложенных ладонях. Что ж, даже надменные слизеринцы умеют страдать. Я только спросила:

— Тебе плохо?

— А если да, то что?.. — послышалось спустя несколько секунд.

— Ничего. Утешать я тебя не собираюсь, сама во всем виновата.

— Я знаю... — как-то жалобно всхлипнула девушка и затихла.

Занятая сейчас мыслями о родителях, а не о Паркинсон, у которой вдруг проснулась совесть, я выключила свет и опустилась на кровать, стоявшую к противоположной стены. Спальня Лили, моей старшей сестры. Надо же... Я провела ладонью по идеально ровному покрывалу, словно бы желая навсегда запомнить то, что меня окружало в этом доме, и легла почти на самом краю кровати. Глаза закрылись тут же, как только голова коснулась подушки.

— Спокойной ночи, Пэнси...

И сон утянул меня в свои глубины мгновенно.

Проснулась я с ощущением необычайной легкости. За окном было все еще темно, но чувствовалось приближение утра. Никогда так вроде бы я еще не высыпалась. Потрогала ноющую после вчерашнего удара макушку и синяк на плече. Ничего страшного, к вечеру, думаю, все пройдет. А вечером мы, наверное, уже будем в своем времени... Оживление, которое появилось в первые минуты пробуждения, сменилось грустью. Ведь у меня больше никогда не будет возможности увидеть родителей. И Лили с Джеймсом. Только-только узнав их всех поближе, так скоро потерять.

Паркинсон, прикорнувшая на кушетке, что-то невнятно проговорила во сне. Я посмотрела на нее и встала. Зачем терять драгоценное время на сон, когда можно подольше побыть вместе с мамой и папой... Добралась я до лестницы, погруженную в непроглядную темноту, почти на ощупь. Зажигать Люмос почему-то не хотелось, несмотря на то, что пару раз все-таки споткнулась, еле удержав равновесие. В конце концов спустившись в холл, который казался еще темнее, чем было на лестнице, я замерла, прислушиваясь. А вдруг все спят, и мое хождение по дому — впустую? Хотя это вряд ли, Сириус-то точно не спит, как и Гарри, наверное. Вот к ним и пойду.

Однако вместо того, чтобы свернуть в тускло освещенную гостиную, я зачем-то оглянулась. В помещении напротив таилась тьма, но мне показалось, что там кто-то есть. В предутренней тишине, наполняющей дом, послышался едва различимый звук. Я напрягла слух и вскоре уловила голос, вернее, два голоса. Вероятно, кто-то захотел, чтобы разговор прошел без свидетелей. Или, может быть, просто так совпало. На цыпочках я приблизилась к приоткрытой двери. Кому принадлежат голоса, я узнала только тогда, когда задержала дыхание. На кухне, а я отчего-то была уверена, что это кухня, обнаружились моя мама и Сириус. И чего они там делают?

— ...здесь потому, что в гостиной не поговоришь наедине, — сказал мамин голос. — Я хотела спросить тебя о Дейзи.

— Я понимаю... — произнес голос Сириуса. Мне показалось, что в нем присутствует какая-то сдержанность.

— Странно это... — послышался несколько нервный смешок. — Мы с тобой сейчас почти ровесники. А младшая дочка старше Петуньи.

— Мне тоже кажется это невероятным даже спустя полтора месяца. Встретиться с самим собой и не сойти с ума — это, я вам скажу, не каждый сможет...

— Да уж... То-то мне показалось немного странным, что незнакомая девушка так необычно реагирует на Дейзи... Хотя тогда я не придала этому особого значения...

Наступило недолгое молчание, и я представила, как Сириус стоит рядом с дверью, прислонившись к двери, а мама смотрит в окно. Затем пришла мысль, что подслушивать близких людей дело неблагородное, но мне было жуть как любопытно узнать, о чем именно мама хочет расспросить Сириуса.

— Как же все-таки получилось, что вы оказались все вместе?

— Почему вам не спросить прямо, миссис Эванс: каким образом ваша дочь оказалась вместе со мной?

Мама тихонько рассмеялась.

— Собственно, почему бы и нет? Впрочем, насчет этого у меня есть догадки. Ты, насколько я поняла, крестный Гарри, моего внука, а Дейзи его любимая тетя. Вас связывает Гарри, правильно? Или еще что-то?

Мое сердце застучало сильнее, и я, боясь, что этот звук услышат на кухне, осторожно придвинулась к стене.

— Как вам сказать, миссис Эванс... — после короткой паузы произнес Сириус.

— Так и скажи. Я мать, меня просто так не обманешь. Дейзи хоть и не слишком много разговаривала с тобой, я все же уверена, что дело здесь вовсе не в усталости.

— А в чем? — В голосе Сириуса промелькнула улыбка.

— Вот и я хочу спросить тебя: в чем? Что у тебя с моей дочкой, Сириус?

На секунду прикрыв глаза, я решительно отошла от двери. Желание подслушивать и дальше у меня резко поубавилось. Было как-то неловко присутствовать при подобном разговоре, а уж если он велся между твоей родной мамой и любимым человеком...

Немного поколебавшись, я снова поднялась по лестнице и, лишь убедившись, что приватная беседа окончена, неторопливо вошла в гостиную. Из-за горевшей в углу лампы здесь царил полумрак. Гермиона по-прежнему спала на диване, укрытая пледом, тут же в кресле дремал Рон. Перед зажженным камином сидели, тихо переговариваясь, папа, Сириус и Джеймс. А Гарри только что подошел к остановившимся возле дивана крестному и моей маме. Он и заметил меня.

— Ви... ээ... Дорогая тетушка, ты уже проснулась?

Все мигом обернулись в мою сторону. Я улыбнулась и помахала рукой.

— Я прекрасно выспалась. А который сейчас час?

— К семи подходит, — ответил папа, вместе с Сириусом и Джеймсом присоединившись к нам.

— Я думаю, — медленно сказал Сириус постарше, — мы должны вернуться в Хогвартс до того, как начнутся уроки. Лучше всего, если вы, — он показал глазами на себя-школьника и Джеймса, — не станете их пропускать. Вопросов к вам меньше будет.

— Да мы не против, — пожал плечами Джеймс. — Лишние вопросы нам действительно ни к чему.

— Но они все равно будут, — заметил Сириус.

Тот кивнул, явно вспомнив о Лили, которая несомненно поинтересуется их исчезновением.

Хоть все понимали, что рано или поздно придется уйти из этого дома, отбытие оттягивали до последнего. Особенно возвращению сопротивлялась я. Здесь, с мамой и папой, мне было так хорошо, так уютно, что никуда уходить не хотелось. Поэтому, когда в конце концов подошло время возвращаться, мои глаза застилали слезы, а в горле стоял комок, мешая нормально говорить. В гостиной столпилась вся наша компания. Выспавшаяся Гермиона была оживлена, Паркинсон же пребывала в мрачном настроении. Отсутствие сна, казалось, не повлияло на самочувствии Джеймса, двух Сириусов и Гарри. Родители тоже выглядели бодро, хотя и немного встревоженно. Рон почти ни на шаг не отходил от Гермионы, словно боясь, что с ней снова что-нибудь случится.

— Ну вот, мы и расстаемся, — сказала мама, с нежной грустью глядя на меня и Гарри. — Даже не знаю, что еще добавить...

— Мы рады, что нам выпала возможность познакомиться со всеми вами, — сказал папа, часто моргая, будто бы желая избавиться от попавшей ему в глаз соринки, — с кем в первый раз, а с кем и заново. — Он посмотрел на меня, стоящую рядом, и притянул к себе. Обняв его, я чуть не заревела в голос. — Теперь я буду знать, Дейзи, какой ты станешь красавицей. Повезет же кому-то.

— Это уж точно, — многозначительно подтвердила мама.

Я оглянулась и увидела, как она быстро улыбается Сириусу. Впрочем, никто этого, кроме меня, не заметил.

— Если кому и повезет, — фыркнула я, отворачиваясь, — то пусть постарается не злить меня, ибо в гневе я страшна.

— Ты настолько внешне преображаешься, — шутливо спросил Сириус помладше, — что из красавицы превращаешься... Молчу! — поспешил сказать он, мой взор перекинулся на него.

У всех был такой вид, словно они еле удерживаются от смеха. У Рона даже губы побелели, так он их сильно сжал.

— Шутник, — вынесла я вердикт серьезным тоном, хотя у самой на лице расползалась улыбка.

— Спасибо, — также серьезно ответил другой Сириус. — Никогда не жаловался на недостаток чувства юмора.

— Давно убедилась в этом.

— Эй! — произнес его младший прототип, напоминая о себе.

— Нам пора, — обрывая предыдущую тему, сказал настоящий Сириус.

Я не возражала, лишь тяжко вздохнула. Ни десять дополнительных минут, ни два часа не помогут мне навсегда вернуть родителей. Наоборот, чем дольше я находилась здесь, тем больше хотелось рассказать им все. И конечно понимала, что делать этого нельзя.

— Держитесь вместе, — напутствовала мама, обнимая всех по очереди. Паркинсон дернулась было, но открыто сопротивляться, видимо, не посмела. Дольше всех в ее крепких объятиях была, естественно, я. — За тебя я, дочка, спокойна, — шепнула она мне, — ты в надежных руках.

— В каком смысле?

Но она, чмокнув меня в макушку, легонько подтолкнула к поджидающим у входной двери ребятам.

— До свидания, миссис Эванс, — благодарно улыбаясь, махали руками Гермиона и Рон, — мистер Эванс. Спасибо за помощь.

— Не за что. Джеймс, я полагаюсь на тебя. Не ссорься с Лили. Гарри, слушайся отца.

— Хорошо, бабушка.

— Сириус...

Оба, младший и старший, одновременно повернули головы.

— Ну, вы сами знаете...

Обняв в последний раз родителей, я вышла вслед за остальными на улицу. Было по-прежнему довольно темно, но на востоке небо уже окрасилось бледно-розовым. Мы встали перед домом, на крыльце которого замерли мама с папой, и, не сговариваясь, взялись за руки.

— Перенесемся все вместе, — предупредил Сириус, сжав мою ладонь, — но в замок войдем по отдельности. Ясно?

— А как же, — откликнулся Джеймс. — И где ты так научился командовать, Сириус?

— Везде понемножку.

— А если поподробнее? — попросил его друг.

— Во всяком случае не сейчас. На счет три.

— Раз...

— Два...

— Пока, мама, папа! — крикнула я в каком-то безудержном отчаянии.

Прощайте... Я буду по вам скучать.

— Три!

Мимолетное сжатие, темнота, и вот ноги снова на твердой земле. Обретя равновесия, я несколько секунд стояла с закрытыми глазами и вдыхала холодный воздух.

— Вики... — тихо позвал Гарри. — Ты в порядке?

Я молча кивнула, стараясь раз и навсегда запечатлеть образ родителей. Затем решительно открыла глаза и, высвободив руки, зашагала к воротам Хогвартса, перед которыми мы очутились. В пустынном дворе школы наша компания немного помедлила.

— Ну что, — сказал Джеймс, поправляя очки, — мы с Сириусом идем первыми... Да, надо ведь сначала Лили успокоить, так что поднимемся сразу в Гриффиндорскую башню... Кстати... Ей можно все рассказать?

— Полагаю, можно, — согласился Сириус, окинув нас вопросительным взглядом. — Вряд ли кто-нибудь будет возражать.

— Никто не будет, — с воодушевлением подтвердил Гарри.

— Только постарайтесь, чтобы...

— Конечно, конечно, — заверил другой Сириус. — Полная конспирация. Сам знаешь, если мы захотим, все пройдет в полной тайне.

Мужчина промолчал, усмехнувшись. Как можно забыть то, о чем вспоминаешь почти каждый день...

— Мы с вами еще встретимся, — многозначительно сказал Джеймс, прежде чем они вдвоем скрылись в замке.

Спустя несколько минут, проведенных в тишине, мы вшестером наконец поднялись по обледенелым каменным ступеням. Шли в молчании. Ни у никого, по-видимому, не было особого желания делиться своими мыслями, предпочитая оставить впечатления пока при себе. Далеко, впрочем, мы уйти не успели. Как оказалось, нас ждали.

— Доброе утро, господа, — произнесла стоявшая наверху мраморной лестницы профессор Макгонагалл. А рядом с ней со слегка растерянным видом топтались Сириус с Джеймсом.

— Вот мы снова и встретились, — вполголоса произнес Джеймс.

— Доброе утро, профессор, — сказал Сириус, взирая на нее снизу вверх. — Что-нибудь случилось?

— Нет, мистер Грей... Профессор Дамблдор просил передать вам, чтобы вы сразу, как только вернетесь, зашли к нему в кабинет.

— Вот как?

И хотя в ее словах не было ничего особенного, держу пари, не одна я подумала о ритуале Перемещения. Мы все взволнованно переглянулись. Пусть на этот раз наши ожидания не пропадут даром.

— Спасибо, мы сейчас же зайдем к нему.

— А мы? — подал голос Джеймс.

— Что вы? — сухо уточнила профессор Макгонагалл.

— Нам не нужно идти к директору?

Она на мгновение умолкла, словно задумавшись.

— Ну, вообще-то... О вас конкретно он не говорил, но... Профессор Дамблдор сказал: чтобы к нему зашли все, поэтому вполне вероятно, он имел в виду и вас двоих.

— Отлично! — почему-то обрадовался Джеймс и подмигнул Гарри.

— Не радуйся раньше времени, — подтолкнул его локтем Сириус. — Еще неизвестно, что нам скажут.

— А мне ясно.

— Мистер Блэк прав, мистер Поттер, — заметила профессор Макгонагалл, строго сведя брови к переносице, — не надейтесь, что ваша самовольная отлучка из школы останется незамеченной.

— Мы не надеемся, профессор, но у нас была уважительная причина...

— Вас директор ждет, — напомнила она.

Так мы и отправились к Дамблдору прежним составом, возглавляемым профессором Макгонагалл. Вскоре винтовая лестница вознесла нас прямо к двери директорского кабинета.

— Итак, — после обычного приветствия сказал Альбус Дамблдор, вставая из-за стола, — вы прибыли. — Его глаза обратились к Джеймсу и Сириусу, изо всех сил делающих расслабленный вид. — Мне было бы весьма интересно узнать, что же заставило вас покинуть территорию школы без всякого предупреждения.

— Это и нас касается, сэр? — с легким намеком на улыбку спросил Сириус-взрослый. — Обещаем, такого больше не повторится.

Хмыкнув, Джеймс исподтишка показал ему большой палец, а Сириус помладше возвел глаза к потолку, не то изумляясь своей наглости, не то увидел на нем что-то более интересное.

— Ну что ж, на сей раз я вас прощаю, — оценив шутку, сказал в тон ему директор. — Присаживайтесь, пожалуйста. В ногах, как говорится, правды нет.

Заскрипели наколдованные стулья, когда все рассаживались перед столом. Профессор Макгонагалл тоже уходить не спешила, но предпочла остаться на ногах.

— Значит, мистер Блэк и мистер Поттер были вместе с вами, так?

— Разве вы не получали Патронуса? — немного удивившись, спросил Джеймс. — Си...

Поняв, что чуть не проговорившись, он осекся. Впрочем, это не ускользнуло от внимания Дамблдора.

— Что вы хотели сказать, мистер Поттер?

— Ничего... — взглянув на моего Сириуса, пошел на понятный Джеймс.

— В самом деле? — Не получив ответа, Дамблдор продолжил: — Да, я действительно получил ваш Патронус, мистер Грей, так что именно благодаря вам нам удалось в какой-то мере убедить мисс Эванс, что с этими двумя господами все в порядке.

Гарри беспокойно шевельнулся. Джеймс виновато покосился на него.

— Мы признаем, что поступили несколько необдуманно, — заговорил Сириус помладше, судя по его тону, не слишком жалевший об этом, — но у нас имелась веская причина...

— Позвольте, мистер Блэк, какая причина у вас могла быть? — осведомилась профессор Макгонагалл, неодобрительно взглянув на него. — Вы вдвоем бросились кого-то выручать из беды? И поэтому вам было некогда поставить в известность даже своих однокурсников?

— Вы угадали, профессор, — победно улыбнулся Джеймс. — Если бы не мы, кое-кому пришлось бы очень туго.

— Вообще-то они правы, — опережая готовую разразиться сердитой тирадой женщину, сказал Сириус-взрослый, поднимаясь. — Их своевременная помощь не дала свершиться нечто чему-то...

Он не договорил: в дверь раздался негромкий, но уверенный стук.

— Войдите! — переглянувшись с коллегой, сказал Дамблдор.

В кабинет быстро, переводя учащенное дыхание, вошла Лили.

— Профессор, я хотела бы...

Поперхнувшись словами, она расширившимися глазами уставилась на собравшихся.

— Так вы здесь... — тихим опасным тоном произнесла Лили, не сводя взгляда с Джеймса, медленно поднимавшегося со стула.

— Доброе утро, мисс Эванс, — поприветствовал ее Дамблдор.

— Доброе утро, профессор... Я хотела узнать кое-что, но теперь вижу, что это без надобности. Ну, что же... — Она помолчала. — Наверное, я пойду.

— Лили, послушай...

— Что-то расхотелось мне выслушивать всякие оправдания, надоело. — В ее голосе явственно звучало разочарование.

Моя сестра, на которую я смотрела, почти затаив дыхание, развернулась и открыла дверь. Господи, ну почему она такая упрямая?! Если она сейчас уйдет, может произойти непоправимое...

— Лили, стой!

Я не сразу поняла, что этот призыв принадлежал мне.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tusya_Natusya (17.04.2017) | Автор: Tora-san
Просмотров: 138 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 kristi2009   (17.04.2017 21:56)
Спасибо. Как то грустно все.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]