Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1598]
Из жизни актеров [1601]
Мини-фанфики [2390]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4587]
Продолжение по Сумеречной саге [1256]
Стихи [2333]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13969]
Альтернатива [8919]
СЛЭШ и НЦ [8441]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4018]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 августа

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

I Can’t Live In The World Without You
Жизнь Беллы Свон кажется спокойной и счастливой. Но что случится, если судьба подкинет ей новые испытания?

Успеть за пять дней
Из маленького городка на севере Америки ему нужно успеть сбежать на важнейшую гонку в карьере. На это у него целых пять дней. И только пять дней, чтобы обрести любовь и остаться там навсегда.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9601
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Victory значит победа! Глава 63. Хочешь что-то найти, копай глубже

2017-8-20
47
0
Глава 63. Хочешь что-то найти, копай глубже


— Мм... Спасибо, мы очень старались, — спустя две-три секунды откликнулся немного расслабившийся Джеймс. Наше внимание — внимание американских гостей, как думали все присутствующие здесь, явно льстило самолюбию этого баловня судьбы. Он довольно щурился, как сытый кот, и словно позабыл о стоящей рядом мадам Помфри, водившей волшебной палочкой над ним. Она напомнила о себе, когда тронула его плечо. Невольно охнув, Джеймс подскочил на месте.

— Прошу прощения, мистер Поттер, — смягчившимся голосом сказала целительница. — Но, похоже, у вас небольшое растяжение плечевых связок.

Услышав диагноз, Лили шагнула вперед.

— Джеймс, но ты же сказал, что с тобой все в порядке! — с возмущением проговорила она. — Что у тебя ничего не болит!

— Лили, — с еле уловимой усмешкой, но в то же время с несомненным беспокойством, произнес Сириус, — неужели ты думаешь, что он начнет перечислять что и где у него болит? Настоящие мужчины страдают молча.

С этими словами он хлопнул Джеймса по плечу, именно по тому, где мадам Помфри обнаружила растяжение. Лицо Джеймса перекосила болезненная гримаса, однако он, как истинный мужчина, не издал ни звука.

Поморщившись, я быстро посмотрела на Сириуса, стоящего рядом. Его взгляд, как и у Гарри, был направлен на лучшего друга, даже не подозревающего о том, кем на самом деле являются Саймон Грей и Гарольд Престон.

— Так! — внезапно рассердилась мадам Помфри. — Не понимаю, к чему тут такое столпотворение! Это больница или что?

Но так как это не особо воздействовало на окруживших Джеймса сокурсников и других членов гриффиндорской команды, она отдала четкий приказ всем освободить больничное крыло.

— Подождете, ничего страшного.

Но мы втроем не выполнил ее просьбу, наоборот, выждав, когда гриффиндорцы исчезнут за дверью, приблизились к кровати Джеймса. Задержавшаяся Лили смерила нас подозрительным взглядом.

— Самый подходящий момент, — едва слышно произнес Гарри.

Сириус медленно опустил руку в карман, неотрывно глядя на Джеймса, сделал короткий шаг и...

— Пожалуй, я останусь с тобой, Джеймс, — преувеличенно громко сказала Лили, возвращаясь. — Ты не против?

— Конечно, не против! — Будущий муж и отец засиял как стоваттная лампочка, не скрывая радости оттого, что она больше не сердится на него.

Гарри, будто зачарованный, не мог отвести от родителей заблестевших глаз. Даже у меня в горле возник странный комок, и я еле сдерживалась, чтобы нечаянно не шмыгнуть носом.

— Хм... Простите, вы хотите еще что-то сказать? — обратилась к нам Лили, видно, устав теряться в догадках, зачем мы до сих пор здесь стоим.

Джеймс, судя по его виду, сам был бы не прочь обмолвиться с нами словом по поводу недавнего разговора, но в присутствии моей сестры не решался. Вряд ли она обрадуется, узнав о "плане", который, впрочем, благополучно провалился стараниями неизвестных лиц.

— Нет. — Ограничившись коротким ответом, Сириус круто развернулся и стремительно пошел к двери.

Мы с Гарри среагировали мгновением спустя, слегка растерявшись из-за его неожиданного маневра, затем заторопились вслед.

— До свидания, — успела бросить на прощание я парочке. — Матч был действительно замечательный, и вы, мистер Поттер, летаете превосходно.

Так и хотелось добавить: "Вот от кого унаследовал талант непревзойденного ловца ваш сын".

Сириуса мы догнали уже миновав ожидающих перед госпиталем гриффиндорцев. Завернув за угол, он замедлил шаги.

— А почему ты ушел? — недоумевая, спросил Гарри. — Разве не ты говорил, что Обливиэйт — необходимая предосторожность?

— Я не смог! — со странной ноткой в голосе, похожей на горечь, сказал Сириус, не глядя в нашу сторону. — Просто не смог. Я слишком преувеличил свои способности, думая, что лишить друга одного воспоминания — это так легко.

— Ну, что ты... — помолчав, неуверенно сказал Гарри. — Наверное, ты прав. Я бы тоже не смог применить заклинание Памяти против кого-то из близких... Например, против Рона или Гермионы...

И тут, будто в такт его словам, из бокового прохода впереди вынырнули упомянутые Гермиона и Рон. В руках девушки была книга, та самая, про Основателей Хогвартса.

— Вы уже все сделали? — спросил Рон, когда мы встретились.

— Не совсем, — быстро сказал Гарри. — А вы что-нибудь нашли?

— Тоже не совсем, — призналась Гермиона, на ходу раскрывая книгу. — Вот, тут говорится, что у Ровены Рейвенкло действительно была диадема, но как она выглядит, мы не знаем... То есть здесь имеется описание, но оно довольно схематичное.

— Значит, нам остается только догадываться, что она из себя представляет.

— А разве во всем замке нет ни одного изображения Рейвенкло? — поинтересовалась я. — Например, я недавно где-то видела старый гобелен с портретом Годрика Гриффиндора...

— Где ты его видела? — искренне удивилась Гермиона. — И когда?

— Когда? — Я задумалась. — Примерно, недели две назад. А вот где... Не помню точно, не то на пятом этаже, не то на шестом. А ты что, никогда не видела его?

Она покачала головой. И, судя по всему, никто, кроме меня самой, этот гобелен не встречал. Странно...

— Несмотря на то, что Хогвартс был построен Основателями, — сказал Сириус, вглядываясь куда-то вдаль, — в нем почти нет их изображений. Я слышал, что, возможно, где-то в глубине замка, в секретных коридорах, существуют портреты всех четырех Основателей, но лично мне ни один не попадался. Хотя мы, Мародеры, облазили замок снизу доверху.

— Гриффиндора я, может быть, и не видел, — медленно сказал Гарри, — но знаю, где находится по крайней мере одно изображение Слизерина.

Все дружно посмотрели на него.

— В Тайной комнате.

— В Тайной... — Рон замолчал, явно что-то вспоминая. — Ах да... После того, как Локхарт долбанул себя Обливиэйтом из моей сломанной палочки, нас с Гермионой завалило камнями. Ни василиска, ни Слизерина мы, ясное дело, не видели.

— И очень хорошо, что не видели, целее остались.

— Да, но нам, в общем-то, не нужны ни Слизерин, ни Гриффиндор, — заметил Сириус. — Нам нужна Рейвенкло, вернее, ее портрет с диадемой.

— Кстати... — замявшись, сказала Гермиона, — забыла сообщить самое главное: диадема эта считается давно пропавшей.

— Давно пропавшей? — На лице Гарри смешались удивление и разочарование. — И как нам найти ее, если она исчезла неизвестно когда?

— Между прочим, мы даже не знаем наверняка, является ли диадема тем, чем мы ее считаем, — спокойно сказал Сириус. — И нашел ли ее вообще кто-нибудь.

Под "кем-нибудь" он конечно имеет в виду Волдеморта, но в целях конспирации вынужден говорить без конкретных имен.

Невольно вздрогнув, я оглянулась, когда позади послышался нарастающий шум многочисленных ног и голосов: это от больничного крыла шли гриффиндорцы, окружившие Джеймса Поттера.

— Дорогу победителям! — весело крикнул кто-то из толпы. Я догадывалась кто, еле заметно улыбаясь Сириусу.

Дорогу мы не стали уступать, а просто свернули в соседний коридор, где было немного сумрачно и тихо.

— Мне кажется, Джеймс не расскажет никому про разговор с Вики, — вдруг произнес Гарри, посмотрев на крестного. — Не знаю почему, но мне так кажется.

— А если расскажет, — сказал тот, слегка усмехнувшись, — то только мне, что, по сути, ничего не изменит. Ведь я-то как раз знаю об этом. Или буду знать.

— Так... у вас не получилось? — осторожно спросил Рон, столкнувшись с Гермионой удивленным взглядом.

— Не получилось.

Вопросов больше не последовало.

— Стойте! — воскликнула Гермиона, да так неожиданно, что все мы моментально послушались ее. — Я знаю, где можно найти изображение Рейвенкло!

— Ты уверена в этом? — морщась, спросил Гарри, которому Рон из-за резкого торможения наступил на ногу.

— Ну... Вообще-то нет... — со смущением сказала она. — Я слышала, как Луна когда-то говорила Джинни о какой-то статуе в башне Рейвенкло. А сейчас почему-то вот пришло в голову.

При упоминании Джинни Гарри моргнул, а в глазах его мелькнула грусть, что сразу наводило на определенные мысли.

— Но кому, как не самой Рейвенкло, может принадлежать эта статуя?

— Домовому эльфу, — пожал плечами Рон. Гермиона метнула на него колючий взгляд. — Шучу!

— Ты предлагаешь это проверить? — спросил Сириус девушку.

— Почему бы и нет? Чего мы теряем?

— Да ничего, конечно. — Он призадумался. — Попасть в башню Рейвенкло можно только незаметно, иначе расспросов не оберешься. А значит...

— А значит, — подхватил Гарри, — нам нужна мантия-невидимка.

Все уставились на меня. Сперва я не сообразила почему, но через секунду вспомнила, что последний месяц мантия постоянно находится при мне.

— Гм... — глубокомысленно изрекла я, сунув руку в карман. — Она сейчас в комнате. Хочешь, чтобы я сбегала за ней?

— Мы вместе сходим, — опередив Гарри, сказал Сириус.

Ну да, одна бы я дверь не открыла, ведь на ней наложено какое-то мудреное заклинание, которое мне пока не по силам.

— Тогда встретимся у башни Рейвенкло... — Гарри запнулся. — Кто-нибудь в курсе, где находится их гостиная?

— Я в курсе, — сказала Гермиона.

Сириус кивнул тоже.

— Идите, мы скоро.

Спустя несколько минут быстрого шага перед нами возникла дверь нашей спальни. Сириус взмахнул палочкой, и она с легким щелчком отворилась.

— Все в порядке, сюда никто не забирался.

Я осмотрелась, но ничего такого, что указывало бы на это, не заметила.

— В противном случае, незваный гость не смог бы выйти обратно, — пояснил он.

— Круто...

На всякий случай я заглянула в шкаф и в ванную. Там и там было пусто. Вынув мантию-невидимку из-под подушки, я вернулась к двери.

— Тебе правда понравился матч? — по пути к гостиной Рейвенкло спросил Сириус.

— Ты сомневаешься? — улыбнулась я.

— Да нет, просто интересуюсь твоим мнением.

— Мне о-очень понравился матч, — заверила я его. — И самое примечательно в нем то, что это первый в моей жизни матч по квиддичу. Я его запомню на всю надолго. Когда бы мне пришлось еще увидеть, как играете вы с Джеймсом?

— Верно... Это редкая удача. — Он провел по лицу ладонью, будто бы желая избавиться от смятения, вызванного моими словами.

Положив руку на его локоть, я прижалась к Сириусу, но почти сразу же отстранилась, когда поблизости раздались чьи-то голоса.

— Знаешь, я очень рада, что увидела их... Лили и Джеймса, — добавила я, словно он мог не понять о ком речь. — Такое чувство, что мой давний сон воплотился в реальность.

Он посмотрел на меня, однако ничего не сказал. Вряд ли то, что чувствовал сам Сириус, можно выразить обычными словами.

— Нам сюда. — Пройдя мимо стоящих вдоль стены старинных доспехов, он остановился перед винтовой лестницей. У нее были такие крутые ступени, что при одном взгляде на них начинала кружится голова.

Гарри, Рон и Гермиона обнаружились чуть в стороне.

— Мы решили, что на разведку пойдет Гермиона. — Взяв у меня мантию-невидимку, Гарри передал ее подруге. — Все равно под мантией не поместится больше двух человек, а при таком скоплении народа хватит и одного.

Гермиона так Гермиона, никто не возражал. Но дожидаться ее, чтобы не привлекать к себе внимания, условились не здесь. Едва она исчезла под легкой серебристой материей, мы вчетвером прошли на значительное расстояние, но при этом держа в поле зрения винтовую лестницу. К которой как раз в эту минуту направлялась целая группа рейвенкловцев. Я на удачу скрестила пальцы, глядя, как они, поднявшись, замерли перед абсолютно гладкой дверью, на которой имелось лишь что-то, по виду напоминающее птицу. Ворон — символ Рейвенкло, что тут удивительного?

Вскоре дверь распахнулась, и школьники вошли в рейвенкловскую гостиную, а Гермиона, видимо, вместе с ними. Долго ждать ее не пришлось.

— Идемте, — прозвучал откуда ни возьмись ее голос.

Мы прошли на несколько шагов, и девушка сняла с себя мантию.

— Ну что, видела статую? — нетерпеливо спросил Рон.

— Да, видела. — Она аккуратно сложила мантию и отдала мне. — Как я и предполагала, это статуя Рейвенкло. И, — Гермиона, выдержав многозначительную паузу, торжествующе посмотрела на нас, — на ее голове есть диадема!

— Здорово, конечно, но нам все равно это мало что дает, — медленно сказал Гарри, не заражаясь ее энтузиазмом. — Как она выглядит хоть?

— Ну... как обычная диадема, — развела руками Гермиона. — Помнишь диадему Флер? Она почти такая же...

— Да, припоминаю... Похожа на небольшую корону.

— Вот, а на диадеме Рейвенкло, вернее, на ее мраморной копии выгравирована кое-какая фраза: "Богатства в мире нет бесценней, чем разум сильный с правой целью".

— Девиз Рейвенкло, да? — хмыкнул Рон. — Ума палата дороже злата, кажется, так говорила Луна?

— Зря иронизируешь, — сказала ему Гермиона. — Это ведь действительно так. Знания иногда бывают нужнее, чем тысяча галлеонов.

— Смотря кому, — пробормотал он.

Вернувшись в комнату, я за неимением другого занятия принялась что-то рисовать на выпрошенном у Гарри пергаменте. Гермиона читала все ту же книгу про Основателей, Гарри и Рон запускали бумажные самолетики, которые кружили по спальне и все норовили заехать мне по макушке. Сириус же, снова обеспокоенный отсутствием Паркинсон, отправился на ее поиски, хотя лично я не видела в исчезновении слизеринки ничего особенного. Ну, ушла с квиддичного матча, так, наверное, потому, что не могла с нами долго находиться. Вернется, куда она денется.

— Вот увидишь, сидит Паркинсон где-нибудь в укромном месте и злится на весь белый свет, — поддержал меня Гарри.

Однако Сириус предпочел проверить это собственными глазами, а не гадать попусту.

— А что ты рисуешь? — спросил Рон меня, когда ему надоело возиться с самолетиками.

— Да так... Все, что в голову приходит. — Я подперла рукой подбородок, разглядывая свои наброски.

Подгоняемый любопытством, Гарри пристроился рядом.

— А вот это кто? — Он ткнул пальцем в эскиз женской головы.

— Задумывалась как Ровена Рейвенкло, но так как я никогда не видела ее, не уверена, что похоже...

— Значит, на ней та самая диадема?

Если то, что представляла я, можно было назвать диадемой, тогда да — диадема.

— Гермиона, — позвал Рон, — хоть на минуту оторвись от книги. Сколько можно читать!

Гермиона как бы нехотя посмотрела на него, но все-таки вняла его просьбе. Подавляя зевок, она присоединилась к друзьям.

— О, это Рейвенкло? — углядев портрет, сразу узнала она. — Только волосы на статуе были кудрявые, как на старинном парике, и...

— Что ты сказала? — внезапно воскликнул Гарри, заставив Гермиону буквально подпрыгнуть.

— Что?

— Что ты сейчас сказала, повтори!

— Ну... Я сказала, волосы на статуе кудрявые...

— А потом?

— Как на старинном парике... А в чем, собственно, дело?

Гарри будто не услышал ее, уставившись куда-то впереди себя.

— Статуя... парик... диадема... Почему мне это что-то напоминает?

Он прикрыл глаза, а мы втроем встревоженно переглянулись.

Тут открылась дверь, и вошел Сириус. Один, без Паркинсон.

— Вспомнил! — Широко улыбнувшись, Гарри распахнул глаза.

— Очень хорошо, что вспомнил, — похвалил Сириус. — А теперь говори, что именно.

— А где Паркинсон? — обернувшись, спросил Рон.

— Там же, где была, — с легким раздражением сказал тот. — На улице перед замком. Она гуляет, видите ли...

Он махнул рукой.

— Черт с Паркинсон, я в няньки к ней не нанимался. Пусть гуляет, замерзнет — сама придет. А у вас что происходит? Что ты, Гарри, вспомнил такое важное?

Мы дружно повернулись к нему за объяснениями.

— Я вспомнил, где видел такую же штуку. — Гарри показал на мой рисунок.

Заинтересовавшись, Сириус подошел ближе и заглянул ко мне через плечо.

— Я так понимаю, это диадема? Ну и где ты ее видел?

— В прошлом году, пряча от Снейпа учебник по Зельеварению, я собственными руками держал старую диадему, похожую на эту... Вы не поверите, где. — Гарри, набрав побольше воздуха, выдохнул: — В Выручай-комнате!

— Почему же не поверю, — сказал Сириус, — я сам там кое-что прятал.

— И что, если не секрет? — осведомилась я, не скрывая любопытства.

— Да так, — хохотнул он. — Плоды наших мародерских изобретений. Честно говоря, уже не помню, что это было, но профессору Макгонагалл ужасно не нравилось. — Он вновь переключил внимание на Гарри. — И ты хочешь, значит, пойти сейчас в Выручай-комнату?

— Хочу. А вдруг нам повезет? Диадема пропала очень давно...

— Вот именно, пропала, — подхватил Рон. — Как же она может оказаться хоркруксом, если, возможно, даже Сами-Знаете-Кто не ведает о ней... И каким образом попала в Выручай-комнату, если все-таки это она?

— А это, Рон, как раз вытекает из твоего первого вопроса, — усмехнулся Сириус. — Подумай хорошенько. Если диадема хоркрукс, то кто, как не сам Волдеморт мог запрятать ее в одном из самых надежных мест в магической Британии?

— Точно, — сказала Гермиона, взволнованно расширив глаза. — Гринготтс и Хогвартс самые безопасные места из ныне известных... И очень может быть, если существует еще один хоркрукс, кроме этого, он находится в хранилище Гринготтса!

— Но вот это мы проверить никак не может, — пожал плечами Рон. — К тому же мы находимся не в нашем времени, а в прошлом, и весьма вероятно, что хоркруксов сейчас даже меньше.

Мы все посмотрели друг на друга, пораженные этим открытием.

— Так что, диадемы, которую ты, Гарри, видел, возможно, еще нет в Выручай-комнате.

— А это я прямо сейчас и проверю.

Гарри решительно направился к двери.

— Я с тобой, — вызвался Рон.

Гермиона тоже не преминула это сделать.

— Тогда и мы, — поглядев на меня, сказал за двоих Сириус. — Для поддержки.

— Хорошо, — уже выходя в коридор, откликнулся Гарри.

Благодаря Карте Мародеров путь до Выручай-комнаты был проделан нами значительно быстрее, потому что, заранее зная о передвижениях обитателей замка, мы вовремя пресекали встречи с ними. Зачем нам лишнее внимание, правда? Рядом с гладкой стеной, скрывающей вход в комнату, тоже никого не обнаружилось. И, когда Гарри в третий раз прошел мимо нее, в стене, напротив гобелена с троллями, немедленно образовалась дверь. Не медля мы вошли внутрь, закрыв ее за собой.

— Вот это да... — вырвалось у Рона, увидевшего во что превратилась Выручай-комната.

Я была не менее впечатлена открывшимся зрелищем. Мы стояли в большом помещении с высокими узкими окнами, через которые падали косые лучи уже сумеречного света. А повсюду высились целые горы самых разнообразных предметов, которые долгие годы прятали здесь обитатели Хогвартса.

— И как мы найдем среди... — Гермиона обвела рукой необычную панораму, — всего этого диадему?

— Может, попробовать призвать ее? — предложила я.

Гарри кивнул и взмахнул палочкой.

— Акцио диадема!

Прошла минута — ничего не произошло.

— Либо ей что-то мешает поддаться чарам, либо ее здесь нет, — прокомментировал Сириус, неспешно обойдя первую гору. — Либо...

Он оглянулся на Гарри, но тот уже открыл рот.

— Либо диадема — хоркрукс, поэтому и не призывается. На медальон эти чары тоже не действовали.

— Давайте тогда разойдемся, а ты пока вспоминай какие-нибудь особые примеры того места, где видел ее.

Я свернула в один из проходов между горами вещей, которые уже вряд ли обретут своих владельцев, и старательно смотрела по сторонам. По соседнему проулку странного города двигался Сириус, и мы время от времени встречались взглядами.

— Я вспомнил кое-что! — откуда-то издали крикнул Гарри. — Там должен быть старый буфет, а на нем — небольшая статуя какого-то волшебника! То есть нет, — немного погодя добавил он, — статуя где-то рядом. На буфет я ее поставлю только через двадцать лет...

Теперь у нас появилась какая-никакая зацепка. Я проходила мимо множества книг, колонны которых образовывали тянущиеся к высокому потолку горные пики, мимо непонятных сооружений и предметов. Здесь были кучи бутылок, флакончиков и всяких склянок с засохшими зельями и без, старая, вышедшая давно из моды, одежда и оружие.

Слева послышался сдавленный вздох Гермионы. Я повернула голову и увидела сквозь своеобразную арку, что она держит в руках древнюю, почти рассыпающуюся книгу.

— Что это? — негромко спросила я.

Гермиона, чуть вздрогнув, подняла на меня глаза.

— Книга с черномагическими ритуалами, — так же тихо ответила она. — Просто кошмар, что она могла находиться у кого-то из школьников.

Она зашвырнула фолиант в глубь острова спрятанных на веки вещей. Я проводила его взглядом и вернулась к поиску.

— Нашел! — через какое-то время раздался возглас Гарри. Но еще через секунду, когда со всех сторон зазвучали торопливые шаги, с досадой крикнул: — Нет, обознался! Извините!

Вдруг сверху пролетело что-то со свистом и врезалось в груду поломанных вещей рядом со мной. Раздался довольно громкий звон, отчего я едва не присела от испуга.

— Рон! — возмущенно воскликнула Гермиона. — Что ты делаешь? Нашел время играть! Это Рон запустил фрисби! — крикнула она нам. — Никого не задело?

— Нет! — отозвалась я, помотав головой, чтобы избавиться от звона в ушах. — Все в порядке.

— Ладно, больше не буду! — громко пообещал Рон с той же стороны, что и Гермиона.

Фрисби, запущенный Роном, при ближайшем рассмотрении оказался волшебной летающей тарелкой, причем с клыками, слабо клацнувшими, когда я наклонилась над ней. Затем, продолжив путь, я вышла к снежному проходу, где столкнулась с Сириусом.

— Ничего? — спросила, машинально двигаясь вместе с ним дальше.

— Ничего. Хотя... — Он кивнул на что-то впереди. Там стоял старый, обшарпанный шкаф, а чуть позади него я углядела еще один, но он был не слишком похож на буфет, о котором говорил Гарри. Может быть, этот?

Мы подошли к шкафу-буфету, старательно ища признаки диадемы, если таковая здесь имеется.

— Сириус, смотри... — шепнула я, указывая на большую плетеную корзину возле пузырчатой стенки буфета.

— Та самая статуя, — произнес он с возрастающим интересом, воззрившись на лежащий внутри корзины каменный бюст кривоносого мага. — Идите все сюда! — крикнул он, подняв голову. — Кажется, мы нашли то, что нужно!

Гарри прибежал почти одновременно с Роном и Гермионой.

— Где? — запыхавшись, выдохнули они.

— Вот шкаф, вот статуя, — сказал Сириус.

Гарри, заглянув в корзину, принялся кружится на месте, словно испорченный вредноскоп. Затем внезапно остановился.

— Здесь!

Он вытащил из кучи хлама парик, больше похожий на серые лохмотья, а под ним лежала... старинная тусклая диадема. Мы впятером уставились на нее во все глаза.

— Она точно... хоркрукс? — прервала я повисшую тишину.

— Нет, первый вопрос должен быть таким: принадлежит ли эта диадема Рейвенкло? — сказал Сириус, протягивая руку к украшению.

Я напряглась, ожидая что угодно. Но не было ни грома, ни чего-то такого, что говорило бы об опасности, исходящей от этой безобидной на вид вещицы. Он внимательно осмотрел ее. В его лице ничего не менялось, и мне на мгновение захотелось, чтобы диадема оказалась самой обычной.

— На внутренней стороне есть крошечное изображение птицы, — наконец произнес Сириус после тщательного исследования. — Вот здесь.

Диадема пошла из рук в руки. Особенно внимательно рассматривал полустертый птичий силуэт Гарри.

— Символ Рейвенкло — ворон, так ведь? — неуверенно спросил он.

— Да, — подтвердила Гермиона. — Стало быть...

— Диадема все-таки принадлежит Рейвенкло, — закончил Рон. — В этом нет никаких сомнений. Иначе слишком много совпадений. Но что меня интересует больше всего, так это то, как она попала в Выручай-комнату?

— Это-то как раз ясно, — не согласилась она. — Волдеморт в ней и спрятал. Выручай-комната — идеальное место для сохранения какой-нибудь ценной вещи. Никто не найдет, если не искать специально.

Я посмотрела на горы никому не нужных теперь уже вещей и согласилась с Гермионой. Кому придет в голову что-то здесь искать? Только всяким авантюристам вроде нас...

— Но когда Сами-Знаете-Кто...

— Прекрати его так называть, Рон! Неужели ты до сих пор не можешь называть Волдеморта Волдемортом?

-...успел спрятать здесь диадему? — упрямо продолжил Рон.

Гермиона, вздохнув, возвела глаза к потолку.

— Я думаю... — нахмурился Гарри, — он побывал в Выручай-комнате в ту ночь, когда просил Дамблдора принять его на работу!

— На работу? — чересчур эмоционально воскликнула я. — В Хогвартс?

— В Хогвартс, да. Это было много лет назад, Дамблдор только-только стал директором.

— Сумасшествие какое-то... — Мне вдруг почему-то стало не по себе. Появилось неотступное желание убраться из этого, наполненного хламом, места. — У меня предложение: пойдемте отсюда?

За высокими окнами стемнело совсем, но полумрак разогнали вспыхнувшие под потолком многоярусные люстры.

— Да, пожалуй, пойдем, — согласился Сириус. — Наше отсутствие вполне мог кто-то заметить.

— Но с диадемой что делать? — с беспокойством спросил Гарри, держа украшение самыми кончиками пальцев. — Не можем же мы просто так оставить ее здесь.

— Почему не можем? — возразил Рон, бросая на нее опасливый взгляд. — Да запросто. Вот взять с собой — да, не можем. Увидит кто-нибудь еще...

Гарри вопросительно посмотрел на нас с Сириусом.

— Диадема ведь была и через двадцать лет здесь, — сказал Сириус. — Так зачем сейчас выносить ее отсюда?

— Гм... Вопрос хороший, — поддержала я, когда подошла моя очередь. — Действительно — зачем?

— А если ее не будет через двадцать лет на прежнем месте? — сказал Гарри. — Благодаря нашему вмешательству будущее, возможно, уже изменилось. Что тогда? А ты что молчишь, Гермиона?

— Ну, Гарри... — замялась девушка, нервно теребя за выбившуюся из прически прядь волос. — Правы вы все. Я не знаю, что еще добавить... Мне кажется, нам действительно не стоит брать с собой диадему...

— Спрашивается, для чего тогда мы здесь?

— Чтобы убедиться, — сказал Сириус. — И мы убедились.

— В том, что это хоркрукс — нет.

Он без всякого предупреждения взмахнул палочкой.

— Акцио диадема!

Диадема не шелохнулась в руках Гарри, но он инстинктивно разжал пальцы, когда Сириус приготовился произнести заклинание второй раз. Она со звоном упала на пол.

— Экспульсо! Инсендио!

Никакого эффекта. Зато Гарри поспешно отпрыгнул назад.

— Теперь точно убедились, — сказал Сириус, тронув диадему носком ботинка. — Положи ее обратно, вернемся за ней через двадцать лет.

Гарри по-прежнему пребывал в сомнении, но пойти против большинства голосов не посмел. И хорошо, что диадема останется здесь, мне, например, было бы не очень уютно, окажись она за пределами этого помещения.

Когда украшение-хоркрукс вновь был спрятан под париком, мы приготовились выйти из Выручай-комнаты.

— Главное, мы теперь знаем, где искать, — сказал Сириус, заметив, как Гарри оглядывается на огромный лабиринт.

— Главное, чтобы она никуда потом не делась, — парировал Гарри.

— Тоже верно. Но на это мы не сможем повлиять, как бы ни было велико желание. — Сириус развернул карту. — Нужно посмотреть, нет ли кого в коридоре, чтобы не...

Он внезапно замолчал, потому что снаружи раздались приглушенные голоса, как если бы кто-то стоял вплотную к стене с той стороны.

— Что за ерунда? Почему дверь не открывается?

Невольно затаив дыхание, я вместе с остальными заглянула в карту. На том месте, где, по идее, должны располагаться наши имена, красовались лишь точки, подписанные "Джеймсом Поттером" и "Сириусом Блэком".

— Этого еще не хватало...

Рон хотел было что-то сказать, но Сириус жестом призвал его к тишине.

— Если дверь не появляется, наверное, в этом есть необходимость.

— Выражайся попонятливей, пожалуйста.

— Пожалуйста: кто-то занял Выручай-комнату до нас.

Голоса отдалились, и мне пришлось прижаться ухом к двери, чтобы услышать продолжение разговора. То же самое сделали и остальные.

— ...Была бы у нас карта, мигом бы узнали, кому понадобилась комната...

— Ты забыл, Джеймс, на карте комнаты нет, мы о ней узнали немного позже?

— Точно... — В голосе Поттера-старшего промелькнули нотки разочарования. — К тому же, комната вообще не наносима на карту. А жаль.

— Кстати, что ты хотел мне сообщить такое важное, отчего гостиная никак не подходит для этого разговора?

Снаружи стало совсем тихо — видно, Джеймс и Сириус отошли от двери. Сириус-взрослый сверился с картой.

— Они направились к Гриффиндорской башне. Идемте, пока кто-нибудь не вернулся.

Мы быстро вышли в коридор и почти бегом преодолели расстояние до лестницы, словно спасаясь от неминуемого разоблачения. Пролетом ниже нам попался Северус Снейп. Слегка сутулясь, он спускался по узким каменным ступеням и как будто ничего вокруг себя не замечал. Правда, при нашем приближении он резко вскинул голову, но сразу отвернулся, лишь на мгновение задержавшись взглядом на моем лице.

— Чего он тут расхаживает? — проворчал Рон, глядя в спину удаляющегося Снейпа.

— А почему бы ему тут не расхаживать? — удивилась Гермиона. — По-моему, это не запрещено.

Я молчала, снова задумавшись о вчерашнем инциденте. Какую цель преследовал Северус, когда запускал в меня неизвестное заклинание? Но конечно, это я могла узнать только от него самого. И тет-а-тет, чтобы никто не помешал. А для этого надо припереть Снейпа к стенке и не дать возможности кому бы то ни было проследить за мной. А значит, единственный выход — это позаимствовать карту Мародеров.

После ужина, на который, кстати, Паркинсон не явилась, я размышляла над наиболее легким способом добытия карты, причем чтобы он прошел незамеченным для других. Особенно для Сириуса. Нет, я, естественно, за полное доверие друг к другу, но, боюсь, если он узнает о поступке Северуса, это может не очень хорошо закончится, не в пользу последнего.

Впрочем, скоро мне улыбнулась удача. Карта, которую Сириус выложил ранее из кармана, теперь лежала на столе, примагничивая к себе мой взгляд. Сердце учащенно забилось, словно я собиралась, по крайней мере, похитить нечто очень ценное. Из меня сам собой вырвался тяжелый вздох. Что, Виктория, совесть нечиста? Боишься, что тебя поймают за руку? Тогда откажись от затеи. Да уж, если я откажусь, буду мучиться от сознания того, что так ничего и не выяснила.

— Не хочешь прогуляться со мной и ребятами? — спросил Сириус, врываясь в мои мысли.

— Что? Прогуляться? — Я покачала головой, надеясь, что он не станет настаивать. — Извини, нет особого настроения куда-то идти. Не возражаешь, если я останусь тут?

— Не возражаю, конечно. — Он окинул меня придирчивым взглядом и зачем-то присел рядом. — У тебя все в порядке?

Почему он спрашивает? Что-то заметил? Или же я сама невольно выдала свои мысли?

— Да, — осторожно ответила я. — Более или менее. Вот только живу в прошлом, а так все нормально.

Уголки его губ слегка приподнялись — знак, что он понял шутку. Но в глазах таилось беспокойство, и это не удивительно, если вспомнить все неприятности, случившиеся со мной в последнее время.

— Возможно, уже завтра прошлое будет всего лишь прошлым, а светлое будущее — настоящим.

— Очень хочется надеяться на это.

Сириус поднялся, немного прошел к двери и остановился. Неужели возьмет карту? Однако он вдруг вернулся ко мне и, нагнувшись, крепко поцеловал. От неожиданности я вцепилась ему в плечи, а затем не сразу обрела дар речи. Сидела и хлопала ресницами, глядя на него снизу вверх.

— Ты чего?

— Ничего. Разве я не могу просто так поцеловать тебя?

— Можешь, конечно...

И что это я так остро реагирую? Наверное, из-за произошедших недавно разногласий между нами я несколько отвыкла от активных проявлений чувств к моей персоне... У меня на губах расцвела чуть неуверенная, но все же радостная улыбка.

— А может, никуда не ходить? — будто самому себе сказал Сириус. — Проведем вечер вдвоем...

Улыбка погасла. Нет, только не сейчас! Мне надо во что бы то ни стало вытрясти из Снейпа правду, завтра, возможно, будет не до этого...

— Ну, что ты, не стоит отменять свои планы из-за меня, — торопливо заговорила я, вставая. — А вечер мы и так вдвоем проведем.

— Из-за тебя я все что угодно отменю, — возразил он, глаза его сверкнули подозрительным блеском. Или мне так показалось? — Ну ладно. Тогда я скоро... И никуда не уходи, будь здесь.

Я закивала как китайский болванчик, незаметно скрещивая наудачу пальцы. Когда Сириус будет возвращаться, узнаю по карте. О которой он, между прочим, забыл.

Для надежности выждав пять минут, я, прихватив карту, как и вчера, устремилась на поиски Снейпа. Если все получится, клянусь, расскажу Сириусу от начала и до конца, сил больше нет скрывать что бы ни было от него... Отношения ведь прежде всего строятся на доверии, а если оно отсутствует, ни к чему хорошему это не приводит. Наши с ним разногласия — тому подтверждение. Оглядевшись, я развернула карту, произнеся обычный пароль. Хоть бы Северус находился не в подземельях, иначе никаких шансов добраться до него. Но нет, точка с его именем замерла на пятом этаже, в библиотеке. Как славно, что он предпочитает книги общению с однокурсниками!.. В приподнятом настроении я поспешила наверх, надеясь, что Северус останется в библиотеке до моего прибытия.

Но он, судя по всему, решил не покидать ее до самого закрытия. Нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу неподалеку, я то и дело смотрела в карту, чтобы проверить местонахождение Сириуса. Пока он вместе с ребятами прогуливался до опушки Запретного леса, можно было не волноваться. Чего не скажешь про Паркинсон. Ее я обнаружила на первом этаже — в холле. Опять она, что ли, взялась за свое? Зачем крутится возле подземелий? Даже если ее мать в Слизерине, это не значит, что Паркинсон должна без конца ходить за ней хвостом...

Мысли о вредной слизеринке как ветром из головы выдуло, едва послышался суровый голос мадам Пинс, возвещающий о том, что библиотека закрывается. Я встрепенулась и сунула карту в карман. Из дверей начали выходить немногочисленные посетители, последним перешагнул порог Северус. Постояв секунду, раздумывая над чем-то, он развернулся и двинулся в противоположном от меня направлении. Чтобы он не заметил преследования, приходилось идти со всеми предосторожностями: застывать на месте, если Снейп вдруг замедлял ход, и шмыгать за какой-нибудь выступ, если ему требовалось зачем-то оглянуться. Каким образом собиралась его задержать, я еще не придумала, но была уверена, что это не составит особого труда. Главное, успеть сделать это до того, как он спустится на первый этаж.

Один раз мои планы чуть не провалились, когда позади кто-то меня окликнул. Сначала я хотела проигнорировать, но Северус, очевидно, тоже услышав зов, оглянулся, и мне ничего не оставалось, как развернуться на сто восемьдесят градусов. Затем нос к носу встретилась с Сириусом-школьником. Я замерла, широко раскрыв глаза. Только его мне не хватало... Как лучше вести себя с ним, я, честно говоря, толком не знала.

— Добрый вечер, мисс, — улыбнувшись, поздоровался он.

— Добрый вечер, мистер, — в той же манере сказала я, отворачиваясь. Нужно догнать Снейпа пока не поздно.

В коридоре его уже не было, поэтому меня невольно потянуло вперед.

Сириус, которого явно не смутило мое суховатое приветствие, зашагал рядом. Подавив желание сорваться с места и убежать за Снейпом, я лишь прибавила ход.

— А где все ваши? — поинтересовался он.

— Кто где... — выдержав паузу, туманно ответила я, намеренно не поворачивая к нему голову. — А где ваши друзья? Почему вы не с ними?

А про себя надеялась, чтобы он вдруг вспомнил о каком-нибудь важном деле и помчался его осуществлять. Или чтобы кто-нибудь отвлек Сириуса...

— Ну... Ремус и Питер, я так думаю, в гриффиндорской гостиной, а вот Джеймс... Помните, профессор Макгонагалл назначила нам взыскание вчера? — внезапно спросил Сириус. Бросив на него быстрый взгляд, я коротко кивнула. — Мы его сейчас отрабатывали, я в паре с Регулусом, моим братом, а Джеймс — со Снейпом, с тем типом, который шел впереди нас.

Если у Джеймса и Северуса отработка должна была окончится только сейчас, то почему последний находился в библиотеке вместо этого? Впрочем, какая мне разница... Может, Снейп попросту не явился на отработку?

У лестницы я приостановилась, пытаясь угадать, куда пошел слизеринец. Не будь рядом Сириуса, посмотрела бы по карте, но он, похоже, в ближайшее время вознамерился сопровождать меня, словно у него не имелось других дел.

— Послушайте... Это правда, что вы предложили Джеймсу помощь сегодня утром?

Мне удалось сохранить на лице невозмутимость, хотя вопрос слегка вывел меня из равновесия. Вот что за интерес у него ко мне! Джеймс ему все рассказал, и Сириуса теперь мучает любопытство.

— Я не знаю, о чем вы говорите, — с мнимой рассеянностью произнесла я и заспешила вниз.

Следом загрохотали шаги.

— То есть как не знаете? То, что произошло на матче, с метлой Джеймса, это ваших рук дело?

— Нет! — искренне ответила я, стараясь изо всех сил оторваться от Сириуса. Если он сию же минуту не отстанет, упущу возможность припереть Снейпа к стенке.

— А чьих тогда?

Парень без труда догнал меня и, когда я спустилась с последней ступеньки, неожиданно оказался впереди. Чтобы не налететь на него, я резко свернула вправо. Оступилась, благодаря своей неловкости, и чуть не упала.

— Вы специально? — пробурчала, отталкивая Сириуса, когда он ухватил меня за руку.

— Нет, что вы... — Он шагнул назад, видимо, опасаясь того, как бы ему снова не досталось. — Простите, я не хотел, чтобы так получилось. Но все же... Джеймс говорит, что вы утром подходили к нему, а я своему лучшему другу верю.

А Сириус все такой же... Пока не добьется своего, не отступится. Упорство — это, конечно, замечательно, однако не в моем случае.

Я не смотрела на него, сжимая в ладони, опущенной в карман, мантию-невидимку. А что, если отвлечь его и быстро накинуть ее на себя? Он опомнится не успеет, как я буду уже далеко.

— Сириус! — раздалось откуда-то девичье щебетание. — Как хорошо, что я тебя встретила!

Мы оба повернули головы и увидели спешащую в нашу сторону миловидную шатенку. Во мне зашевелилось неприятное чувство, когда я узнала в ней Кэтрин Льюис. Даже здесь она умудряется испортить мне настроение, хоть и не подозревает об этом.

— О, здравствуйте. — Словно заметив меня только что, юная гриффиндорка напустила на себя легкую растерянность.

— Здравствуйте. — Сухо кивнув, я воспользовалась случаем и стремительно зашагала прочь. — И до свидания.

— Сириус! Подожди!

Кажется, Сириус собрался продолжить путь со мной, но Кэтрин его перехватила, и ему пришлось остановиться.

— Чего тебе, Кэти? — не то с раздражением, не то с досадой спросил он, пытаясь избавиться от ее общества.

— Я хотела попросить тебя помочь мне с Трансфигурацией. Ты ведь разбираешься в ней...

Я едва не фыркнула вслух. Помочь с Трансфигурацией! Да она сама в ней прекрасно ориентируется! Какой хороший предлог доказать парню, что он лучше всех... Неприязненно поведя плечами, я заспешила дальше.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-12183-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tusya_Natusya (27.02.2017) | Автор: Tora-san
Просмотров: 117 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 kristi2009   (02.03.2017 08:38)
Спасибо.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]