Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4681]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14890]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14191]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8727]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4242]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Evgeniya82
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Маяк
Любовь не знает границ – стоит открыть сердце и вы встретитесь, даже если вас разделяют время, сущность миров и целая бесконечная вселенная.

Night rendezvous
Они из разных миров. Он — состоятельный миллионер, черствый и холодный монстр, но в душе совсем другой. Он ищет ту, которой сможет доверить все: свое состояние, свою жизнь и свою любовь. Она — танцовщица, отчаявшаяся отыскать того, кто сможет защитить ее от прошлого и от самой себя. Но что будет, если эти двое встретятся? Возможно, вместе у них получится сломать этот мир. Мир лжи, похоти и алчности.

Тени Грехов
У каждого из них был выбор: отпустить и уйти, бороться и забрать, ступить на дорогу к Свету или же ко Тьме. Но они не знали, что путь не всегда ведёт туда, куда кажется. Тени грехов прошлого опутывают их, словно Гордиев узел. А потому все попытки его одоления обречены на провал и поражение, ведь в этом случае им приходиться бороться с самими собой. Пока не сверкнёт лезвие…

What Happens At Charlie's Wedding
На свадьбе своего отца Белла знакомится с его шафером, при взгляде на которого она просто тает, и их внезапное увлечение друг другом неслабо усложняет ей жизнь. А что произойдет, если, ко всему прочему, она встретит еще кое-кого? Того, кто по стечению обстоятельств является сыном шафера?

Белая королева
...да убоится жена мужа своего.

Созвездие гончих псов
Изабелла Свон ведет насыщенную и интересную жизнь. Но идиллию нарушает появление бывшего мужа, который ведет себя так, будто видит ее впервые. Изабелла решает выяснить причину такого поведения и вывести обманщика на чистую воду.
Наряду с этим на работе случается ряд странных и необычных происшествий. Связан ли с ними бывший муж?

Украденная невеста
Конец 18 века. Изабелла Свон – невеста на выданье. Многие просили ее руки, но суровый барон Свон не собирается выдавать замуж единственную дочь. Что же предпримет Изабелла, чтобы обрести счастье? И на что готовы отвергнутые поклонники?

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9994
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 4. Вот и поговорили

2018-7-17
47
0
Глава 4. Вот и поговорили.


Pov Блейз Забини.

Сказать, что я нервничала, было бы слишком. Нет, я даже не переживала – не за Дафну, по крайней мере. Теоретически, должна была бы – в гневе Малфой способен на страшные поступки, уж я-то знаю это как никто иной, но не переживала. Странно, правда, что её поведение так его разозлило, особенно после моего рассказа прошлой ночью... Я и мысли не допускала, что нелепые предположения, которые ухмыляясь, выдвигали парни, о том, что Дрей потащил её куда-нибудь в укромный уголок, потому что ему, дескать, приспичило, могут иметь под собой какие-нибудь основания. Конечно, видок у Дафны был весьма… располагающий, а Драко известный ловелас. Но уж слишком он был разъярён. И волновалась я скорее за него: в состоянии сильного эмоционального напряжения чистокровный маг, который к тому же обрёл свою родовую силу всего лишь пару месяцев назад, мог не удержать её под контролем, и последствия могут оказаться страшными.
Родовая Магия, насколько я понимала, в чём-то могла быть подобна стихийным выбросам, какие бывают у детей – но, в отличие от детской, была куда опаснее, как для окружающих, так и для самого носителя. Потеряв над ней контроль, маг мог полностью опустошить себя, истощить магические силы и превратиться в сквиба – а то и погибнуть. Случись это дома – и магия поместья остановила бы его, оберегая от самого худшего, но здесь, в Хогвартсе, она была далеко. Правда, сама школа тоже обладала мощной магией, к тому же во многом направленной именно на безопасность учеников, и была надежда, что она сработает почти так же… И всё же выброс стихийной магии – это не шутки для чистокровных, именно поэтому всем нам чуть ли не с года вдалбливали, не жалея сил, одно: контроль, контроль, контроль. Держать свой нрав в узде, не позволять себе лишних эмоций, не устраивать скандалов… И дело было не только в достоинстве, но и в будущей безопасности. Учитывая все это, я, признаться, некоторое время побаивалась за Альтаира – с «удержанием нрава в узде» у него всегда были изрядные проблемы. Более-менее успокоиться удалось лишь после напоминания самой себе о том, что это – не у него одного, это – фамильная черта всех Блэков. И, если уж никто из известных мне представителей этого семейства не погиб и не истощился от подобного случая, значит… значит, существует какой-то механизм предохранения. Может, их Родовая Магия менее чувствительна к эмоциям, а может, Блэки лучше чувствуют приближающуюся опасность срыва и умеют вовремя остановиться… Точного ответа на этот вопрос я не знала, а возможно, его не знал и сам Альтаир. Но всё же мне для успокоения хватило и просто имеющегося факта. Но вот Драко…
Чтобы отвлечься, я, мило улыбнувшись Грегу, попросила его помочь мне отнести сумки Драко и Альтаира в кабинет защиты от Тёмных Искусств. Добродушный увалень в обычной жизни, Гойл никогда не отказывал, когда однокурсники просили его о помощи – а уж когда назревал какой-нибудь конфликт, всегда торопился на помощь. Недаром он всегда вырастал как из-под земли за спиной Драко, если ситуация приобретала хоть чуточку напряжённый характер, – и дело тут было не только в магической присяге, как у Крэбба – просто Гойл действительно беспокоился за друга, даром что сам Драко не уделял ему и пятой доли того внимания, которое доставалось Альтаиру. Может, я и ошибалась, но мне всегда казалось, что Драко разделяет моё отношение к двум его постоянным спутникам. Крэбб мне не нравился, Гойл же вызывал симпатию, и, похоже, отвечал мне тем же. Вот и теперь он радостно улыбнулся и с энтузиазмом согласился помочь.
Кабинет защиты был открыт, и часть студентов уже сидела на своих местах, хотя ни самого учителя, ни какого-либо намёка на то, кто бы это мог быть, не было. Любопытство подогревало то, что даже Поттер, несмотря на свою близость к Дамблдору, этого не знал, и гадал о личности учителя вместе с остальными.
Драко и Альтаир появились ближе к началу урока. Ветроног с беззаботным выражением лица подошёл к своему месту и уселся за парту. Грейнджер немедленно спросила его, что произошло. Ответ был простым – «ничего особенного, проблема решена, никто не пострадал». Судя по всему, так оно и было. Гермиона, судя по всему, успела неплохо изучить своего парня, потому что не стала что-либо уточнять, а просто вздохнула и успокоенно кивнула. Вьюжник же казался вполне довольным, хотя и чем-то удивлённым. Я озадаченно посмотрела на него, когда он плюхнулся рядом со мной и кивком поблагодарил за сумку.
- Она точно жива? – с остаточным подозрением спросила я. Братец возмущённо сверкнул глазами.
- Каким монстром ты меня считаешь? – фыркнул он. – Разумеется, жива и здорова. Более того, можешь меня поздравить – у меня с ней в субботу свидание.
- Что-о-о-о??? – Да уж, подозреваю, у меня глаза были в тот момент круглыми, как галлеоны. – Драко Томас Люциус Малфой! У тебя свидание с Дафной? – Я сама не заметила, как крикнула это на весь класс.
- Номер пятьдесят четыре, – не поворачивая головы, с усмешкой откликнулся Альтаир.
- Тише!!! – зашипел мне Малфой, покрутив пальцем у виска. – Ты что, хочешь весь класс оглушить? Вся школа, наверное, услышала… Ну свидание, свидание – что в этом особенного?
- Да как это может быть, если она… Да она же слышать о тебе не желала… – зашептала я, уже понизив голос. – Она же на Гарри глаз положила, как тебе это удалось? Салазар побери, что ты с ней сделал?
- Я просто пустил в ход свое знаменитое Малфоевское обаяние, – хмыкнул Дрей. – Ну что ты так смотришь? Если хочешь знать, это была её идея – насчет свидания. Я просто хотел немного сбить с неё спесь и указать на недопустимость подобного развязного поведения, – вознеся очи горе, Драко скорчил невыносимо постную физиономию святоши. Я рассмеялась.
- Ой, ладно, ладно, – проговорила я сквозь смех. – Только смотри, намерения у Дафны серьезные, как бы она не попыталась затащить тебя под венец…
- Не переживай, сестрёнка, – фыркнул Драко, дёрнув плечом. – Где сядет, там и слезет. У меня нет ни малейшего желания жениться на Дафне Гринграсс, и ты прекрасно знаешь, что я могу держать ситуацию под контролем.
- Очень надеюсь, Дрей, – кивнула я. – Мне не кажется, что Дафна способна сделать тебя счастливым…
- Мерлин великий, Блейз, да что ты так забеспокоилась? – хмыкнул он. – Уверяю тебя, это действительно всего лишь номер пятьдесят четыре, как отметил Ветроног. Ладно, что это мы всё обо мне. Как тут у нас насчёт нового учителя по защите? Никаких пока новостей? А урок вообще будет, кто-нибудь знает? – спросил он, несколько неловко меня тему. Однако я вполне его понимала: бесполезно разговаривать с Малфоем на тему осторожности с девушками. Его последний вопрос прозвучал достаточно громко, на весь класс, так что остальные тоже подхватили его и зашумели, с энтузиазмом строя предположения.
Под шумок никто и не заметил, как дверь открылась и в класс вошел высокий человек с длинными седыми волосами и бородой по пояс – человек, хорошо знакомый каждому в этой школе. Общий гомон утих только тогда, когда Дамблдор подошел к учительской кафедре и остановился перед ней, неизвестно чему улыбаясь себе в бороду и ожидая, когда на него обратят внимание. Наконец, дождавшись полного внимания, директор посмотрел на класс из-под своих знаменитых очков-половинок и наклонил голову в знак приветствия.
- Приветствую вас, седьмой курс, – негромко сказал он, однако его услышали даже на задних партах, и так отчётливо, словно он стоял прямо рядом с ними. – Держу пари, вы все сейчас гадаете, где же ваш новый учитель, и что здесь делаю я. Вынужден вас огорчить по поводу нового учителя – здесь вас ждёт разочарование. Боюсь, в этом году мне так и не удалось найти человека, согласного занять должность учителя по защите от Тёмных Искусств.
Класс зашумел – отчасти разочарованно, отчасти негодующе. Драко, который раньше не упустил бы возможности ввернуть что-нибудь едкое по поводу компетенции Дамблдора, теперь молчал и лишь сосредоточенно хмурился.
- Держу пари, этим дело не кончится, – сказал он мне вполголоса, поймав мой озадаченный взгляд. – Не так прост Дамблдор, чтобы не найти выход. Пренебречь столь важным предметом в такие времена, как сейчас… Я съем свою метлу, если он пойдёт на это. Интересно, как же он собирается выходить из положения?
Дамблдор тем временем снова дождался тишины, и только тогда продолжил:
- Времена сейчас, как правильно заметил мистер Малфой, тяжёлые, и пренебрегать столь важным предметом было бы не только безответственно с моей стороны, но и просто недопустимо. Поэтому, в силу сложившихся обстоятельств, я вынужден взять ответственность за ваше обучение этому предмету на себя – и в более полном смысле, чем просто как директор школы. Иными словами – в этом году учить вас защите от Тёмных Искусств буду я лично.
Да уж, по сравнению с той овацией, которая грянула теперь, всё предыдущие волнения показались бы лёгким гулом. Ученики, не скрываясь, вопили – кто от восторга, кто от удивления… Даже я не сдержала вскрика «вау!» и нервного смеха. Дамблдор – учитель? Не просто директор, но и действительный, полноценный учитель? Вот это да…
Только два человека в классе реагировали более-менее сдержанно, без криков и воплей. Первым был Драко. В первый момент даже он – Малфой! – вытаращил глаза на директора, который, стоя у кафедры, всё так же довольно ухмылялся в свою белую бороду. Когда первый шок слегка схлынул, Дрей выдал короткую, но удивительно ёмкую фразу, сразу выразив отношение к происходящему.
- Ох и ни фига ж себе! – трудно было ожидать от него в данном случае что-то более эмоциональное, однако улыбка на лице Малфоя была скорее довольной, нежели разочарованной. Нет, конечно, я давно и прекрасно знала, что Драко принял сторону директора, но не думала, что он при этом откажется от своих вечных придирок. С другой стороны, перестал же он доставать Гарри.
Вторым человеком, чья реакция на сообщение Дамблдора была безмолвной, был, как ни странно, сам Гарри. Хотя, впрочем, она тоже была не сказать чтобы малоэмоциональной. Поттер сидел и улыбался с таким видом, словно ему только что сообщили, что Волдеморт случайно покончил жизнь самоубийством, и конец света отменяется.
Ну, что ж, урок был довольно интересным, хотя не сказать, что полностью соответствовал тому, что можно было бы ожидать от Дамблдора. Начал он с того, что пообещал, что практика и теория на его уроках будут чередоваться, и что ему придется волей-неволей давать большие домашние задания. Весь класс (кроме Грейнджер), протестующе загудел, однако директор быстро навёл порядок – его, как и Снейпа с МакГонагалл, слушались едва ли не с полувзгляда, и даже без всякого снятия баллов. Дальше он сказал, что первое полугодие мы будем изучать различных Тёмных существ, которых не проходили с профессором Люпином на третьем курсе, а также некоторые Тёмные артефакты и прочие вспомогательные способы творить Тёмную магию, – точнее, то, как со всем этим нужно справляться. Второе полугодие, по его словам, будет посвящено борьбе с Тёмными заклятиями, тренировке и изучению защитных приёмов.
Как и обещал директор, первый урок – или, точнее, его вторая половина, – был посвящён теории по высшим Тёмным созданиям. Как оказалось, на сей раз что-то знала о них не одна только Грейнджер (ну и Альтаир, естественно – кому, как и не Блэку, разбираться в подобной тематике!) – Драко поднял руку почти одновременно с ними, и разочарованно вздохнул, когда директор всё-таки спросил гриффиндорку.
- К высшим Тёмным созданиям относят виды магических существ, которые в силу своей жизненной деятельности способны или вынуждены причинять вред людям, а так же обладают своей собственной магией, отличной от магии волшебников, – бойко оттараторила Грейнджер. – Эти создания более опасны, чем низшие твари, так как обладают довольно хорошо развитым сознанием и интеллектом, а не просто набором инстинктов, как, например, гриндилоу. Поэтому и защитные приёмы от них более сложны, и борьба может вызывать определённые… трудности. К счастью, высшие Тёмные создания куда менее распространены, чем низшие… – она замялась и кинула вопросительный взгляд на директора, заметив, что её ответ не вызывает обычной одобрительной улыбки.
- Очень хорошо, мисс Грейнджер, – сказал Дамблдор, однако в его тоне проскользнула нотка… разочарования? Словно директор ожидал большего от лучшей ученицы класса. – Садитесь, и пять баллов Гриффиндору. Кто-нибудь хочет дополнить ответ? Да, мистер Малфой, пожалуйста.
- Могу я… немного поправить ответ мисс Грейнджер? – спросил Драко, поднимаясь. Директор кивнул, и Малфой тут же принял серьёзный и сосредоточенный вид, как всегда, когда вызывался ответить. – Высшими Тёмными созданиями не называют какие-либо определённые виды. Высшие Тёмные создания – это отдельные особи любого вида, которые каким-либо путём овладевают любым дополнительным видом магии, помимо присущей им изначально. Чаще всего это происходит не естественным путем. Обычно особь находит какой-либо защитный артефакт, или осваивает защитное заклятие, или зелье, которое помогает ей предохранить себя от присущей её виду слабости. Например, известны случаи, когда вампир изобретал зелье, позволяющее ему переносить солнечный свет, или запах чеснока. Так же некоторые артефакты способны сделать оборотня нечувствительным к серебру. Ну и так далее. Некоторые, защищённые таким образом особи находят ещё что-то, что позволяет им увеличить свою власть – какие-то способности в… условно говоря, в нападении. Именно это обычно и отличает высшее Тёмное создание от обычного. И способ бороться с такими существами – это чаще всего способ преодолеть влияние этой искусственной защиты, после чего с высшим созданием можно справиться обычным способом, как и с любым другим представителем его вида. Впрочем, термин «высшие создания» не совсем точен. Некоторое время назад был принят другой термин, хотя многие учёные полагают, что он тоже не отражает всей сути, однако мне он кажется более верным – «особи-Лорды».
Дамблдор буквально просиял при этих словах. Драко, видимо, ещё не совсем выдохся, и, кажется, мог бы продолжать ответ, но директор жестом остановил его.
- Именно так, – сказал он. Улыбка с лица Дамблдора исчезла, он был серьёзен как никогда. – Великолепный ответ, Драко. Двадцать баллов Слизерину.
Класс опять зашумел, и, признаться, я с трудом удержалась, чтобы не присоединиться. Директор дал нашему факультету двадцать баллов за простой ответ? Немыслимо! Дамблдор, который на первом курсе просто так отдал победу в соревновании факультетов любимчикам-гриффиндорцам, которые только и делали, что нарушали правила весь год, когда мы пахали, как лошади, чтобы заработать свою победу?Ну ладно, ладно, мы тоже… немного нарушали, но ведь и трудились тоже! И вдруг награждает Драко двадцаткой за пару слов? Я посмотрела на брата и замерла. Драко, похоже, чуть ли не единственный в классе понимал, что произошло, – он не выглядел удивлённым, да и даже довольным не выглядел, – только буравил Дамблдора пристальным взглядом. Я из чистого любопытства кинула взгляд в сторону гриффиндорского трио – вот чудо из чудес! Нет, Уизли реагировал именно так, как следовало ожидать – он возмущённо кипел, что-то выкрикивая в адрес Малфоя, впрочем, за общим гомоном разобрать его вопли было затруднительно. Но вот Поттер и Грейнджер реагировали почти так же, как и Драко – Поттер с сомнением буравил директора взглядом, а Грейнджер, тоже с сомнением, переводила взгляд с Малфоя на директора и обратно. Сидевший рядом с ней Альтаир шёпотом спросил свою девушку о чём-то – надо полагать, именно о том, что она думает по этому поводу. В самом деле, интересно – что бы это значило?
- Что-то он многовато тебе дал – с чего бы? – шепнула я на ухо Драко. Брат всё с таким же задумчивым видом пожал плечами.
- Думаю, что за слово «Лорд», хотя не уверен до конца, – отозвался он вполголоса. – Свяжи с Тёмным Лордом, всё поймешь.
- Как Тёмные создания относятся к Тёмному Лорду? Разве что он сам уже – почти что Тёмное создание, – хмыкнула я. Драко раздражённо фыркнул.
- Ради Мерлина, Блейз! Возьми определение, которое я дал – «Высшие Тёмные создания – это отдельные особи из Тёмных созданий, которые обрели дополнительную магию, помимо присущей их виду изначально». А теперь вместо слов «Тёмные создания» подставь «Тёмные маги», а вместо отдельной особи – Тёмного Лорда. Сходится?
- То есть, Волдеморт – это такой же маг, как все остальные, который просто обрёл дополнительные возможности? Ну так это и без того все знают, что тут особенного?
- А то, что, если это определение сходится, то может сойтись и вторая часть. То есть, возможно, он тоже получил свои дополнительные возможности не за счёт своего развития и могущества, а благодаря каким-то артефактам, зельям, чарам или чему-то подобному? А если это так, значит, и остальное тоже верно: бороться с ним – значит найти способ избавиться от его артефактов, или зелий, или что там у него есть, – а потом просто убить, как обычного человека. А это звучит немного проще, чем попытаться победить неуязвимого и всемогущего мага, к которому и подступиться-то страшно!
- Попрошу тишины! – внезапно загремел Дамблдор, и через пару мгновений в классе воцарилась ошеломлённая тишина. Да уж, вот в такие моменты и становится понятно, что директор не просто так пользуется репутацией самого могущественного мага нашего времени…
- Мистер Малфой, – обратился Дамблдор к Драко, – не могли бы вы повторить на весь класс то, что только что сказали мисс Забини?
- Я… Сэр, я только предположил… – неуверенно отозвался Драко, побледнев и поднимаясь на ноги. Со стороны могло показаться, что Малфоя ожидает взбучка, хотя, с другой стороны, если чуть-чуть подумать, становилось понятно, что вряд ли это так, особенно после двадцати баллов за ответ. Однако, похоже, чуть-чуть думать не входило в планы Рональда Уизли.
- Что, потерял спесь, хорёк? – хохотнул он на весь класс. Я поморщилась: и как только Гарри терпит это ходячее недоразумение? Драко гневно сверкнул глазами, бросив полный неприязни и презрения взгляд на гриффиндорского старосту, однако не успел отреагировать на оскорбление как-то ещё.
- Рональд, я вынужден попросить вас впредь воздерживаться от подобных высказываний, и не только на моём уроке, – устало сказал Дамблдор. – Иначе я буду вынужден начать вычитать баллы у Гриффиндора. Вам, как старосте, такое поведение вдвойне непростительно. Могу я рассчитывать, что впредь вы постараетесь хотя бы сдерживать свою неприязнь к Драко Малфою, а лучше – попробуете её преодолеть?
- Я… – рыжий гриффиндорец смутился, не смея поднять взгляд на директора. – Я… – он бросил ещё один взгляд на Малфоя, скривился и мрачно вздохнул. – Я постараюсь сдерживаться, сэр, – выдал он наконец.
- Это хорошо, – кивнул Дамблдор. – Кстати, мистер Блэк, хочу заметить, что, хотя стремление защитить друга похвально, его можно выразить и более гуманным способом, так что, пожалуйста, опустите вашу волшебную палочку.
Альтаир, слегка покраснев, вынул руку из кармана и положил её на парту. Дамблдор снова кивнул и опять обратился к застывшему как изваяние Драко.
- Драко, прошу тебя, повтори для нас то, что ты только что говорил Блейз. И прошу всех послушать его. Это действительно важно.
- Я… предположил, сэр, что… Ну, слово «Лорды» в терминологии наводит на воспоминания о Тёмном Лорде. И я сказал, что, если подставить его в данное мной определение, а Тёмных созданий заменить на Тёмных волшебников, то… То, в принципе, определение остаётся верным. Ну, то есть, Тёмный Лорд – это маг, который обрёл какую-то дополнительную магию, помимо той, что присуща обычным Тёмным волшебникам.
- Так, – кивнул Дамблдор. – Продолжай, продолжай.
- И ещё я предположил, что… Если развивать эту мысль, то и остальные части определения могут оказаться верными – ну, что его могущество опирается не на его собственные возможности, развитие и достижения, а на какие-либо артефакты или зелья, которые ему удалось найти или изобрести. Ну и тогда, если это так, то возможно, верен и способ борьбы – сначала найти способ преодолеть действие этого… ммм… подспорья, а потом уже с Тёмным Лордом можно будет сражаться, как с обычным магом.
Драко закончил, и после его ответа в кабинете воцарилась полная и абсолютная тишина. Студенты молчали, потрясённые смелым предположением – да ещё и исходящим от слизеринца! Директор несколько минут молча смотрел на Дрея.
- Очень, очень хорошо, Драко, – сказал он. – Пятьдесят баллов Слизерину за великолепную логическую цепочку.
Если в прошлый раз класс взорвался возмущёнными воплями, то теперь всё просто онемели и таращились на директора, словно пытались понять, не сошёл ли он с ума. Дамблдор, впрочем, никак больше не прокомментировал свои действия, только сидел и втихомолку улыбался себе в бороду.
Я бросила взгляд на Драко – он снова, слегка прищурившись, буравил взглядом директора. Посмотрела на Альтаира – тот задумчиво покусывал кончик пера, сдвинув брови и не смотря ни на кого. Я покосилась в сторону гриффиндорцев – Уизли сидел с кислым видом, то и дело кидая на Драко уничтожающие взгляды. Браун успокаивающе поглаживала его по плечу, а Поттер… А реакция Гарри опять до странного напоминала реакцию Драко: он тоже уставился на профессора, и молча кусал губы, раздумывая. Снова кинув взгляд на Драко, я поразилась тому, как они с Гарри напоминали друг друга в этот момент – тот же самый испытующий взгляд, те же прищуренные глаза, и даже головы по-одинаковому склонены набок. Надо же, никогда не замечала – да и кому в голову могло прийти, что у Поттера и Малфоя может быть хоть что-то общее, даже во внешности? Ну, если не считать любви к квиддичу… Драко – утончённый, изящный аристократ до мозга костей – всегда идеально причёсанный и одетый с иголочки. А Гарри – типичный мальчишка-сорванец, растрёпанный и одетый как попало, в смесь каких-то обносков и относительно новой и качественной одежды, однако подобранной безо всякого стиля. Однако даже это придавало ему какое-то свое неповторимое очарование, равно как и его круглые очки – раньше они казались мне дурацкими, а теперь вызывали умиление – ведь это была его неотъемлемая часть. И всё-таки при всем этом, именно сейчас, в эту самую минуту, было в них что-то такое, что заставляло их выглядеть чуть ли не братьями.
Остаток урока прошел, впрочем, без эксцессов – Дамблдор просто дал дополнительную теорию по «особям-Лордам» (он согласился с Драко в том, что этот термин лучше), рассказал несколько известных примеров, описал кое-какие заклятия, зелья и артефакты, которые в прошлом использовались Тёмными созданиями для достижения могущества. Ну и наконец на дом он задал написать подробную классификацию Тёмных созданий, с описанием основных свойств, и по возможности, указать по одному-два известных примера «Лордов» на каждый вид – от простеньких, вроде Красных Колпаков и болотников, до более серьёзных, типа вампиров и оборотней. Осознав объём работы, класс взвыл, – хорошо ещё хоть директор, сжалившись, сказал сдать работу к следующей неделе, а оставшееся на этой неделе занятие обещал посвятить практике – правда, не сказал, что именно мы будем практиковать.

* * *

Следующим уроком после этого была травология, но перед ней ещё стояла свободная пара. Дрей усвистел на своё собрание старост, Альтаир пошёл прогуляться к озеру, а я решила двинуть прямиком к оранжереям, и до урока побродить по саду-лабиринту, который разбили рядом с теплицами прошлой весной. Конечно, он и близко не походил на тот, что в свое время вырастили для Турнира Трёх Волшебников – нет, здесь было просто нехитрое переплетение изгородей и дорожек, изобиловавшее проходами, а кое-где даже и указателями. Чтобы заблудиться здесь, надо было очень постараться (ну или напиться). Кое-где стояли скамеечки, на которых днём располагались с книжками студенты, которые предпочитали заниматься на свежем воздухе, а вечером устраивались влюблённые парочки. В «лабиринте» была масса укромных уголков и местечек, где можно было побыть в одиночестве и в то же время не особенно удаляться от окружающих. Одна беда – слышимость была превосходная, а значит, ничего серьёзного тут обсуждать не годилось.
Погрузившись в свои мысли, я неторопливо пошла по мощёной камнем дорожке, машинально выбирая путь и не особенно обращая внимание на то, куда именно иду. Я всегда прекрасно ориентировалась на местности, так что знала, что, даже если заплутаю, всё равно найду дорогу максимум через пять минут. Отдавшись размышлениям – впрочем, ничего особенно серьёзного я не обдумывала, так, скорее, вспоминала всё, что приходило на ум, – я довольно долго гуляла, пока не услышала прямо за изгородью знакомые голоса. Я не была бы слизеринкой, если бы не прислушалась. Голоса спорили, и обстановка явно накалялась по мере продолжения дискуссии. Поттер и Уизли ссорятся? С ума сойти, с какой стати? Что они ухитрились не поделить?!
- Да сколько ж можно тебе говорить, Рон?! Я не буду больше встречаться с Джинни!
Вот это да! Никогда не слышала, чтобы Гарри так орал на лучшего друга. Стоп – он сказал «не буду больше»? Так, выходит, Драко был прав, слухи, что Гарри расстался с Джинни Уизли, имеют под собой все основания!
- Но ты ведь сказал, ты не обижен… – как-то жалко протянул Уизли.
- Да, я не обижен, но это не значит, что, стоило ей расстаться с Дином, как я тут же снова брошусь к ней! – горячо отозвался Гарри. Он прямо-таки кипел возмущением. Да уж, Драко иногда удавалось довести Золотого Мальчика до белого каления, а на третьем курсе и Альтаир успел отметиться в этом достижении, но чтобы Рон?
- Пойми ты, я просто не хочу снова с ней встречаться!
- Да почему, почему, объясни?! – почти в истерике вопил Рон.
- Да я не люблю её! – выкрикнул Гарри. – Не люблю, понимаешь? Я люблю другую девушку! И – нет, я не скажу тебе, кто она! – выпалил он, и тут его запал словно бы кончился. Поттер вздохнул, и добавил так тихо, что я с трудом разобрала его слова через изгородь: – Всё равно у меня нет с ней никаких шансов…
Я закусила губу и медленно пошла прочь по дорожке, изо всех сил пытаясь заставить себя не думать о его словах, которые всё равно тревожным набатом звенели у меня в ушах: «Я люблю другую девушку»…

Pov Гарри Поттера.

Дамблдор – учитель по Защите! Я был в полном восторге, несмотря даже на глубокий шок, который вызвала у меня эта новость. С одной стороны, это было здорово – кто, как не Дамблдор, может научить нас защите от Тёмных Искусств так, чтобы мы могли хоть как-то противостоять Упивающимся Смертью? Это вам не Амбридж, с её голой урезанной теорией, «одобренной министерством», и не Тёрнер, с её бесконечными тренировками в невербалке. Дамблдор! Да это куда круче, чем даже Грюм! Хотя, если подумать – настоящего-то Грюма у нас так и не было… Но всё равно, Дамблдор есть Дамблдор.
С другой стороны, в прошлом году я тоже ожидал чего-то невероятного от его индивидуальных занятий со мной, а получил всего лишь прогулки в Омут Памяти…
Нет, вообще-то, урок получился вполне ничего – очень даже ничего, особенно учитывая намёки Дамблдора, которые он явно давал, акцентируя внимание на ответе Малфоя. Единственное, что меня настораживало, это взгляд Слизеринского Принца – цепкий и задумчивый. Малфой достаточно проницателен, чтобы понять, что за данными ему баллами кроется нечто куда большее, чем просто радость учителя по поводу точного ответа. Конечно, о крестражах знать он просто не может – неоткуда, однако и без этого вполне может догадаться о многом. Слухи слухами, но действительно ли Малфой отверг сторону Волдеморта, или это всего лишь сплетни? Откуда эти его догадки – от желания бороться с Тёмным Лордом или от стремления обезопасить своего господина? И ведь задумался, лис слизеринский, серьёзно задумался… О чём только думал Дамблдор, делая такие намёки? Или это он таким образом давал мне понять, что Малфою можно доверять? Ох, голова идёт кругом!
Чтобы развеяться, я решил прогуляться по саду живых изгородей (я предпочитал называть его так – со словом «лабиринт» у меня с некоторых пор были неприятные ассоциации). Гермиона ушла на собрание старост, но Рон выклянчил у неё разрешение там не появляться – всё её планы он знал наперед, а всё, что решалось на собрании, она могла рассказать ему позже. Вместо этого он собрался по горячим следам сделать домашнюю работу по маггловедению, для чего и удалился в гриффиндорскую башню.
Воспользовавшись моментом, я решил пройтись и привести мысли в порядок. Продолжая размышлять о Малфое, я направился в сторону теплиц. Но спокойно дойти до них мне не удалось – когда я пересекал двор, меня окликнул знакомый голос:
- Привет, Поттер.
Я остановился и с лёгким удивлением повернулся к Блэку. Слизеринец стоял в паре десятков футов от меня, ближе к озеру – то ли решил освежиться, то ли, наоборот, уже возвращался в замок. Блэк стоял и улыбался, заложив руки за спину и слегка покачиваясь с носок на пятки и обратно. Солнце играло на его чёрных волосах и щедро придавало синевы серым глазам. Я невольно усмехнулся – выглядел Альтаир крайне эффектно. Он и без того никогда при всем желании не смог бы пожаловаться на недостаток красоты, а сейчас вообще смотрелся так, что хоть на обложку журнала для девушек снимай. Наверняка Сириус в его возрасте был таким же…
Сириус… Сердце снова кольнула глухая боль. Прошло уже больше года, но едва ли эта потеря когда-нибудь вообще сможет полностью сгладиться в моём сердце. Наверное, в сердце Блэка тоже… Я вспомнил, что он владеет легилименцией. Интересно, ему сейчас известно, с какими мыслями я на него смотрю?
- Известно, – понимающе кивнул Блэк. – Кстати, для того, чтобы узнать это, легилименция ни к чему – у тебя в такие минуты всё на лице написано.
Я поперхнулся, поражённо расширенными глазами уставившись на него. Ответом мне была весёлая ухмылка. Ну и ни фига ж себе…
«Ты что, мысли мои сейчас читаешь?» – подумал я, сосредоточенно глядя на слизеринца. Альтаир изящной дугой изогнул соболиную бровь.
- Кто тебе сказал такую чушь, Поттер? – с невинным видом развёл он руками. Однако в его глазах прыгали смешинки, и я не удержался от того, чтобы не рассмеяться вместе с ним.
- Блэк, знаешь, ты… – я остановился, пытаясь подобрать наиболее точный эпитет, – самый наглый пёс из всех, кого я видел!
- Наглый пёс… – с лёгкой грустью повторил Альтаир и мягко улыбнулся каким-то своим мыслям. – Знаешь, Ремус так называл дядю…
Я осёкся, смущённо потирая лоб. Ну надо же, так угадать…
Впрочем, Блэк явно был не склонен долго предаваться грусти. Он поднял голову и снова улыбнулся – на этот раз уже мне.
- Просто гуляешь или идёшь куда?
- Ну… вообще-то я шёл в сад живых изгородей, но как раз для того, чтобы погулять.
- Понятно. В таком случае можно у тебя кое о чём поинтересоваться? Я не отниму у тебя много времени, просто мне… в общем, есть о чём поговорить.
- Хм… – я нахмурился. Уж больно это подозрительно выглядело. Раньше Блэку и в голову бы не пришло поболтать со мной просто так, и сейчас тоже наверняка речь пойдёт о чём-то серьёзном. Что ещё случилось?
- Ничего страшного, это, смело можно сказать, небольшой личный вопрос.
- Что… Слушай, перестань лезть в мои мысли!
- И рад бы! – развёл руками Блэк. – Но они у тебя такие, что чуть ли не открытым текстом на физиономии. Неужели ты совсем окклюменцией не владеешь?
Я резко поморщился от неприятных воспоминаний, но тут же вспомнил, что он и их в таком случае запросто может увидеть, и поспешно отвернулся в сторону. Не хватало ещё показывать ему, как Снейп мне мозги наизнанку выворачивает…
- Так я о чём, собственно, хотел поговорить, – как ни в чём не бывало продолжил Альтаир. – Мне Гермиона сказала, что в твой день рождения у тебя заклинания стали получаться… на более высоком уровне, чем обычно. И ты почувствовал некие магические волны. Это действительно так?
Я моргнул, недоуменно уставившись на него. А ему-то что до этого? И тут мне вспомнились слова Малфоя в Хогвартс-Экспрессе насчёт неких сведений, которые он должен был передать своему другу.
- Ну… да, – осторожно ответил я. – Но какое тебе до этого дело?
- Намного большее, чем ты можешь подумать. А ты не мог бы точнее описать свои ощущения? Твои заклинания – насколько мощнее обычного они выходили? Они не получались… быстрей, чем раньше? Ты не замечал в тот день всплесков… хммм… интуиции, или чего-то похожего? Такого чувства, словно ты заранее догадываешься, о чём тебе хотят сказать, за мгновение до слова?
Это начинало становиться интересным. Тем более что вопросы задавались с искренним и весьма живым любопытством.
- Ну… замерять я, конечно, не замерял, но… ну, наверно, процентов на десять, плюс-минус сколько-то… Насчёт быстроты – не берусь точно сказать, не подмечал. А что до интуиции… Да пожалуй, что нет, хотя… Я бы не назвал это интуицией в полном смысле слова, но в то же время какие-то эмоциональные всплески, пожалуй, были. Словно чувствуешь, что скоро будешь чувствовать… Но в тот день я ничего, кроме радости, не ощущал, так что, возможно, просто показалось…
Блэк задумчиво потёр подбородок, затем провёл пальцем по губам. У меня создалось чёткое впечатление, что он сопоставляет моё описание с чем-то, известным ему. Я решил, что и мне пора задать свой вопрос.
- Ты считаешь, что это имеет отношение к Родовой Магии?
Альтаир вздрогнул и как-то странно посмотрел на меня, но через пару секунд его лицо разгладилось.
- Ах да, конечно. Гермиона рассказывала тебе о ней?
- В общем, да… что сама знала. И она сказала, что ты считаешь, что я мог её унаследовать, несмотря на то, что не являюсь чистокровным, потому что я – последний в своём роду.
- Не совсем так, – уточняюще поднял палец Блэк. – Быть для этого «последним в роду» вовсе не обязательно. Если говорить упрощённо, то в твоём случае это могло произойти в силу отсутствия у рода других наследников. Мне точно известно, что ты бы получил Родовую Магию Поттеров, будь твоя мать не магглорождённой, а полукровкой. А сейчас я пытаюсь понять, могло ли хватить и того, что есть.
Я невольно подался вперёд. О Родовой Магии я почти ничего не знал, но, исходя из того, что говорила в поезде Гермиона, легко было понять, что она теснейшим образом связана с наследием семьи в высшем смысле этого слова. А если так…
Моя семья. Настоящая семья, не «заменитель» вроде семьи Уизли – как бы хорошо ко мне там не относились, это всё же не была кровная родня. Просто очень хорошие друзья. Я давно привык, что являюсь сиротой, которому от родителей, не считая счёта в «Гринготтсе», остались лишь Карта Мародёров да мантия-невидимка. Но если вдруг… если вдруг эта неведомая Родовая Магия сочтёт меня достаточно достойным для того, чтобы приобщиться к истинному, глубокому наследию моей семьи, моего отца…
- Скажи… это можно как-то точно узнать? – как я ни старался, мой голос дрожал. К счастью, Блэк не обратил на это никакого внимания. Он лишь задумчиво постукивал пальцами по подбородку.
- Скажи-ка мне вот что… ты ведь не был в своём Родовом Гнезде?
- Был. Ну, в сам дом я не заходил, но рядом с ним был.
Блэк изумлённо вытаращился на меня.
- Это как это – «был, но в дом не заходил»? Что же ты тогда там делал и как вообще его нашёл?
Настала моя очередь удивляться.
- А что тут сложного? Там целый памятник стоит – маме и папе. И даже мне… – я грустно улыбнулся, вспоминая скульптурное изображение меня самого в годовалом возрасте на руках у мамы.
- Постой, постой, – Альтаир поднял ладонь вверх. – Ты какое место имеешь в виду? Где оно находится?
- Дом моих родителей в Годриковой Впадине. Я был там этим летом.
- По-о-оттер! – чуть ли не взвыл Блэк. – Ты что, смеёшься надо мной, что ли? Знаю я про этот дом! Но я о настоящем доме твоей семьи говорю, а не об этой двухэтажной хибарке!
- Хибарке? – невольно обиделся я за уютный домик, приютивший шестнадцать лет назад моих родителей. Он каким-то чудом сохранил следы былого уюта, даже будучи полуразрушенным… Но одновременно моё любопытство разгорелось ещё сильнее. – Но разве она не была этим домом?
- Поттер! – слизеринец закатил глаза. – Сразу видно, что ты ни капли в жизни чистокровных семей не разбираешься! Твоя семья, к твоему сведению, не только чистокровная, но ещё к тому же вполне древняя и отнюдь не бедная. Конечно, это не то, что мы, Блэки, или Малфои, или Лестрейнджи, но Поттеры уступают этим родам ненамного. Основатель твоего рода Карла Первого помнил. Живого. Если ты ещё не понял – чистокровная семья такого уровня просто не может иметь в качестве Родового Гнезда какой-то там домик в деревне. Поттер-Холл или Поттер-Манор – уж не знаю, как он точно называется, может даже, и Поттер-Касстл, никак не то, что ты видел. Сто один процент даю, что не то.
- Но почему же тогда мои родители прятались в Годриковой Впадине, а не в… Родовом Гнезде?
- Хороший вопрос, Поттер. Это и меня интересует. В качестве рабочей гипотезы рискну предположить, что месторасположение родового поместья стало известно Волдеморту, и твой отец, чтобы не рисковать его уничтожением, решил спрятаться в какой-нибудь неприметной сельской местности. Хотя, странно, можно же было и поместье заклятием Доверия скрыть… В общем, не могу точно сказать. Но зато я не сомневаюсь в другом: твоё Родовое Гнездо существует и, вероятней всего, не разрушено.
- То есть… – я сглотнул. Новость меня… ошарашила. – Ты хочешь сказать, что где-то у меня есть… мой законный дом?
- Ну да. Разумеется.
Мне захотелось опуститься на какую-нибудь лавочку, чтобы всё хорошенько обдумать и осознать. Дом. Значит, у меня есть мой – совсем мой дом? И даже, если верить Блэку, не просто дом – особняк? Место, где жил и вырос мой отец? Но почему мне никто об этом не говорил?
Последний вопрос я машинально задал вслух.
- Ну, это уж ты не у меня спрашивай, – развёл руками Альтаир. – Тут я тебе ничем помочь не могу. А разве Сириус тебе об этом не говорил?
- Нет, – покачал я головой. – Мы… У нас с ним так и не появилось времени на то, чтобы… всё обговорить. Ну, совсем всё.
- Сочувствую, – вздохнул Блэк. – Но, знаешь, я ещё кое-что могу тебе сказать. Если ты действительно остался последним в своём роду… ну, по крайней мере, последним живым носителем фамилии Поттер, относящимся к мужскому полу, то… Если ты ни разу в жизни – ну, по крайней мере, с годовалого возраста, – не был в Родовом Гнезде, то магия поместья должна была… как бы «законсервировать» его. Скрыть от всех посторонних лиц, от любых чужих попыток обнаружения… Если это так – дом твоего Рода ждёт тебя.
- Где он может быть?
- В Англии. Это точно. Но вот точнее, извини, сказать не могу – сам понимаешь, магия на то и магия. Если ты не имеешь никакого понятия о том, где это может быть… Ну, на такой случай есть специально разработанный ритуал поиска, но он очень редкий. Если хочешь, я могу покопаться в семейной библиотеке – там он должен быть. Тогда после окончания Хогвартса ты сможешь заняться поисками своего настоящего дома. И, кстати, ради чего я и завёл-то о нём речь – возможно, то, что ты заметил в свой день рождения – это отголоски Родовой Магии. Даже наследнику Рода, с рождения жившему в Родовом Гнезде, надо присутствовать в нём на совершеннолетие, когда и происходит… приобщение, скажем так. Тебе надо побывать в доме твоей семьи, и вот тогда можно будет абсолютно точно сказать, досталась тебе Родовая Магия Поттеров или нет. Но я очень надеюсь, что досталась.
Альтаир внезапно осёкся и прикусил язык. Я с подозрением посмотрел на него.
- Послушай, Блэк, а с чего вдруг вы стали обо мне так заботиться? Твой друг меня в поезде от Паркинсон прикрывает, ты заботишься о моём семейном наследии… Скажу прямо, это как-то… удивительно.
- Ну, Драко не тебя прикрывал, – Блэк уже взял себя в руки, и его лицо снова сделалось спокойным, – а просто давал Пенси понять, что не стоит так расшвыриваться заклятиями рядом с ним. А что до меня… Хм. Видишь ли, Поттер, меня, будем так говорить, волнует не твоё наследие, а… Мхм, как бы сказать…
Он с озадаченным видом снова покачался туда-сюда.
- Ладно, сформулирую так: досталась тебе или нет Родовая Магия – этот вопрос крайне интересует меня по… личным причинам. Но они не только мои, так что я не имею права раскрыть тебе эту тайну. Если тебе так уж невтерпёж узнать… сначала спроси у Гермионы. Она знает, почему это так важно… для меня и… не только для меня. Спроси, и – если она согласится, я могу рассказать тебе, почему мне очень хочется, чтобы тебе досталась твоя Родовая Магия.
- Мерлин! Однако ж ты меня заинтересовал… – хмыкнул я. – У тебя с ней уже такие важные тайны появились?
- Девушка Блэка – это серьёзно, – немного печально улыбнулся слизеринец. – Если это не «стоянка на одну ночь», а всё полноценно – то это очень серьёзно. Так что – спроси у Гермионы, если она сочтёт, что можно – я, так и быть, расскажу. Только не распространяйся об этом – информация в любом случае не для масс. До поры до времени, – он слегка усмехнулся.
- До поры до времени? – задумчиво повторил я. – Ну ладно, спрошу. И… спасибо тебе. За то, что рассказал… ну, и вообще.
- Не за что, Поттер. Как-никак, ты был другом семьи… а очень возможно, снова им станешь, – вдруг озорно улыбнулся Альтаир и, подмигнув мне, лёгким, упругим шагом пошёл в замок. Я проводил его взглядом и хмыкнул вслух. Да уж, загадка на загадке. Ну, что я был «другом семьи», это понятно – Сириус. Но вот что Блэк имел в виду, говоря о том, что я могу снова стать таковым? Его родители намерены по каким-то причинам организовать моё сближение с Блэками? Возможно… но как-то не очень. С чего бы это? А если нет – тогда что он имел в виду? И эта загадочная информация, которая «не для масс», но притом только «до поры до времени»…
Я чувствовал себя, словно котёнок с завязанными глазами, перед которым покачивают на ниточке кусочек мяса: пахнет перед самым носом, а поймать не получается. Вот зараза слизеринская! Раздразнил намёками и спокойно ушёл. И как только Гермиона его терпит? Хотя, наверно, с ней-то он другой. Судя по тому, что она всегда возращается со свиданий с ним с совершенно счастливым видом – Гермиона своим парнем более чем довольна. Что ж, не могу не порадоваться за неё… В принципе, пожалуй, сложнее было бы подыскать лучший вариант. Конечно, главное, чтобы любил… но это явно имеется, причём в полном объёме. А в остальном Блэк, естественно, просто мечта для девушек – ну, насколько я могу представить себе их мечту. Красивый, богатый, умный, обаятельный, весёлый… Да и, скорей всего, это ещё далеко не полный список имеющихся у него достоинств. Нет, конечно, недостатков тоже хватает, но… Видимо, они более локальны, чем достоинства.
Поломав себе голову ещё немного на тему того, что же это может быть за тайна у Альтаира с Гермионой, я махнул рукой и решил, что проще будет, на самом деле, расспросить саму мою подругу. Бросив взгляд на часы, я снова двинулся к лабиринту, однако спокойно побродить в одиночестве мне так и не удалось – уже на подходе к нему меня нагнал Рон, сияющий как медный таз.
- Гарри! Гарри, у меня такие классные новости! – завопил он, завидев меня ещё издали. Я насторожился. Рон же собирался заниматься, неужели что-то случилось? Хотя, «классные новости» – значит, что-то хорошее… Интересно, что?
- Гарри, ты только послушай! – продолжал кричать Рон, будучи ещё на приличном расстоянии от меня. Я вздохнул. Пожалуй, он единственный из нас троих ещё не повзрослел окончательно, и порой вёл себя так, словно нам всё ещё было по одиннадцать лет.
- Что случилось, Рон? – спросил я, когда он подбежал ко мне, продолжая сиять от радости.
- Ты сейчас будешь прыгать и кричать от счастья! – радостно сообщил он. Та-ак, это уже настораживает. – Пошли, зайдём в лабиринт, – сказал он, приобняв меня за плечо. – Я понимаю, тебе надо беречь свою репутацию крутого парня, так что лучше быть подальше от посторонних глаз, когда ты всё узнаешь, – добавил мой лучший друг, хихикнув.
- Ну что случилось, наконец? – спросил я, когда мы вошли в лабиринт и добрались до небольшой живой беседки, где стояла скамейка. Позже, ближе к вечеру, её обязательно оккупирует какая-нибудь парочка, но сейчас здесь никого не было.
- Джинни рассталась с Дином! – торжественно объявил Рон, улыбаясь во весь рот. Я молча смотрел на него, ещё не осознав, что это и есть та самая ошеломляющая радостная новость, с которой он мчался ко мне из гриффиндорской гостиной. А Рон, видимо, решив, что я онемел от радости, затараторил, радостно посмеиваясь: – Я сам сейчас всё слышал в гостиной! Джин сказала Томасу, что они не пара друг другу, и отношения её больше не привлекают! Что они разные, и она поняла, что ей нравятся парни другого типа! Видишь? Я же знал, что сестрёнка не подведет! Она всё-таки выбрала тебя! Вы теперь можете официально начать встречаться – встречаться снова, понимаешь?! Эй, Гарри, друг, да очнись ты уже! Это не сон! Ты можешь снова встречаться с Джинни!
Я удивлённо посмотрел на него. Мы с Джинни расстались в конце лета по обоюдному согласию, но Джин сама предложила – и даже настояла, – чтобы мы сказали всем, что расстаёмся из-за того, что она официально не рассталась с Дином, и не хочет его обманывать. Правда, она не скрывала от меня, что всё равно собирается его бросить, но это отнюдь не из-за меня! М-да, вот такого осложнения мы с ней не учли…
- Гарри… Гарри, ты что, не рад? – обескураженно спросил Рон, до которого, кажется, начало доходить, что моё молчание не очень-то похоже на выражение безумного счастья.
- Ну… Я рад, что Джин осуществила своё намерение, о котором говорила, – осторожно сказал я. – Но при чём тут я, Рон? Мы с ней расстались…
- Да, да, но… – он помрачнел, но его лицо тут же прояснилось. – А, понимаю! Конечно, ты должен сердиться на неё, раз она тебя оставила! Да, это правильно, Гарри! Нечего давать девчонкам слишком много воли – а то начнут воображать о себе невесть что! Захотела – бросила, захотела – вернулась! Правильно, проучи её – помучай пару дней, а потом…
- Рон, ты не понял… – попытался я образумить разошедшегося приятеля. – Я вовсе не сержусь на Джинни. Её отношения с Дином не имеют ко мне никакого отношения и никогда не имели.
- Ой, да ладно тебе, Гарри, обещаю, я не побегу к Джин рассказывать ей, что ты счастлив, и ждёшь не дождёшься, когда сможешь снова её обнять! Хочешь выдержать паузу – тут я без претензий, так что передо мной-то можешь не притворяться!
- Рон! – я чуть не взвыл. – Я не собираюсь выдерживать никаких пауз! Мы с Джинни расстались не из-за Дина, понимаешь? Мы… Мы просто расстались!
- Ой, брось дуться, Гарри, это уже некрасиво! – упрямо фыркнул Рон. Он, похоже, просто не желал ничего слышать! Я почувствовал, как во мне закипает гнев.
- Да сколько ж можно тебе говорить, Рон?! – выкрикнул я, не выдержав нового порыва энтузиазма лучшего друга. – Я не собираюсь больше встречаться с Джинни! – Да уж, кажется, мой крик слышно было не только во всем лабиринте, но и у теплиц, однако в тот момент мне было на это глубоко фиолетово.
- Но ты ведь сказал, ты не обижен… – протянул Рон. На его лице отразилось непонимание, беспомощность, он умоляюще смотрел на меня, однако кипящий во мне гнев ещё не утих, и его взгляд не мог меня разжалобить.
- Да, я не обижен, но это не значит, что, стоило ей расстаться с Дином, как я тут же снова брошусь к ней! – резко сказал я. Глаза моего друга наполнились слезами, вид у Рона был почти такой же, как тогда, на третьем курсе, в Визжащей хижине, когда от строенного заклинания Люпина, Сириуса и Снейпа его ручная крыса обернулась мерзким предателем в крысиной шкуре.
- Да почему, почему, объясни?! – всхлипнув, крикнул он, вглядываясь мне в лицо так, словно ждал, что я вдруг рассмеюсь и брошусь ему на шею с криком «Шутка! Я провёл тебя!»
- Да я не люблю её! – завопил я. Нет, ну как же он не понимает? – Не люблю, понимаешь? Я люблю другую девушку! И – нет, я не скажу тебе, кто она! – выпалил я, и только тут осознал, что проговорился. Проклятье, что же делать? Глаза Рона расширились, и я, уже тише, добавил, надеясь хоть чуточку исправить положение: – Всё равно у меня нет с ней никаких шансов…
- Нет шансов? – тупо повторил Рон. Однако я уже видел, что ошеломление у него на лице сменяется гневом, и ждал вспышки, которая не замедлила последовать. – Ты… Ты… Да это просто предательство! – завопил он. – Ты поиграл с ней и бросил, да? Да как ты можешь?! Джинни любит тебя всю сознательную жизнь! А ты…
- Она любила не меня, а придуманный образ! – возмутился я. – Он не имел со мной ничего общего! Только внешность! И я вовсе не…
- Не пудри мне мозги! – оборвал меня Рон. – Уж я-то знаю, кого она на самом деле любила! Да она с ума по тебе сходила, а уж после того, как ты спас её в Тайной Комнате! Она бы никогда сама тебя не бросила!
- Она меня и не бросала! Мы расстались по обоюдному согласию! Джинни не любит меня, Рон! Я для нее как ещё один из братьев, такой же, как вы! Она была влюблена в героический образ и думала, что он просто прячется под маской того Гарри, каким я бываю обычно! И когда она поняла, то никакого героя нет – есть только я, – любовь прошла…
- Лжец! – выплюнул Рон. – Она любила тебя – я знаю! А ты… Ты просто позабавился с ней летом, а теперь решил, что есть более достойные великого Гарри Поттера кандидатки? Да уж, тогда тебе не следовало позволять Малфою уводить у тебя поклонницу сегодня на обеде! Ты ничем не лучше его! – и Рон окинул меня таким взглядом, что я поёжился, но одновременно с этим мне захотелось посильнее врезать ему, чтобы выбить из его головы весь этот бред.
- Ты и твои родные – единственная семья, какая у меня когда-либо была в «сознательной жизни», – тихо сказал я. – Неужели ты и правда думаешь, что я мог так поступить с Джинни? С твоей сестрой – с нашей сестрой, Рон? Она мне как сестра – вот в чём вся проблема, понимаешь? – я с надеждой смотрел в сузившиеся голубые глаза друга, отчаянно надеясь увидеть в них понимание. Вместо этого на лице Рона опять появилась надежда.
- Гарри, прости. Я не должен был так говорить, – примирительно сказал он. – Но насчёт Джин… Может, ты просто пытался внушить себе, что всё именно так, как ты говоришь, после того как вы расстались? Может, если вы встретитесь, и поговорите, если вы попытаетесь ещё раз…
- Во имя Мерлина, Рон! – гнев, утихший было, вспыхнул во мне с новой силой. – Ты что, не слышал? Я ЛЮБЛЮ ДРУГУЮ!!! – и, не в силах больше выносить его уговоры, я развернулся и ринулся по проходу между изгородями прочь.
- Ты куда?! – крикнул Рон мне вслед.
- Поговорим потом, когда ты успокоишься! – крикнул я через плечо. – И когда поймёшь, что я не шутил!
Проскользнув в проход между изгородей, я почти бегом кинулся по дорожке, завернул за угол, и… благополучно наткнулся на кого-то, сбив этого кого-то с ног, да ещё и приземлившись сверху. Раздался тонкий девичий вскрик, и в следующий момент я понял, что лежу на чём-то куда более мягком, чем земля, и, подняв взгляд, уставился в расширившиеся от удивления зелёные глаза.
- Гарри! – выдохнула Блейз, однако из-за неудобства нашего положения её вздох больше походил на стон.
- Блейз? – охнул я, слишком ошеломлённый этим падением и нежданной встречей с ней, чтобы мыслить связно. Однако через пару секунд до меня наконец стало доходить, что я мало того, что сбил её с ног и свалился сверху, так ещё и продолжаю лежать на ней, удерживая её на земле. Лежать на ней? Одна эта мысль заставила кровь в моих жилах закипеть, а взгляд – переместиться с её глаз на приоткрытые влажные губы, всего в какой-то паре дюймов от моих. Еще никогда мы не были с ней так близко… Да, теперь я точно знал, что буду видеть в ближайшее время в… особые моменты. Почему я не поцеловал её? Блейз не делала попыток освободиться – только смотрела мне в лицо и тяжело дышала. Мерлин, эта пародия на объятия возбудила меня куда сильнее, чем все поцелуи с Джинни или Чжоу, которые у меня только были!
За изгородью послышались чьи-то шаги, и это несколько отрезвило меня. Тряхнув головой, отгоняя наваждение, я заставил себя отпустить её, откатиться и сесть.
- Прости, пожалуйста, – сказал я, поднимаясь на ноги. Блейз со стоном села, потирая плечо.
- Да ничего, я тоже виновата – не вижу, куда иду… – пробормотала она, откидывая назад свои красивые рыжие локоны.
- Ты как? Сильно ушиблась? – спросил я, протягивая ей руку, чтобы помочь встать. Прикосновение её ладони показалось мне обжигающим, и тут же захотелось притянуть девушку к себе за эту горячую ладошку, обнять и приняться целовать, невзирая на все правила и условности. Усилием воли я заставил себя выпустить её ладонь и посмотреть Блейз в лицо. Она поморщилась и снова потерла своё плечо.
- Не думаю, что очень сильно, – сказала она, – Но всё-таки ушиблась. Ничего, пройдёт…
- Дай посмотрю, – предложил я. – Не бойся, я умею.
Это была сущая правда. Как-то этим летом я обнаружил, что почти ничего не знаю ни о каких целительных заклинаниях, и понял, что это недопустимо. В моём положении, когда мне предстоит противостояние с самим Волдемортом, я обязан уметь оказывать хотя бы элементарную первую помощь. И тогда я пошёл к Гермионе и попросил её научить меня. Однако она успела обучить меня только диагностике – после чего нас застала за уроками миссис Уизли и взялась учить меня сама. Так что в результате я владел нехилым арсеналом целительных заклинаний, и мог вылечить огромное количество мелких травм и болячек – от синяков и порезов до довольно серьёзных ранений и судорог.
- Ну, посмотри, – как-то неуверенно отозвалась девушка. Я вытащил палочку и принял сосредоточенный вид.
- Где больно? – спросил я.
- Вот тут, – она показала на своё правое плечо. – И ниже, к лопатке.
- Так, сейчас посмотрим, – пробормотал я, накладывая невербальную диагностику. – Так, ушиб, ага… Ничего страшного, переломов нет. Сейчас, минутку… Асклепио! – ещё одно заклинание, чтобы убрать синяк, уже начавший проявляться, и облегчить боль. – Ну вот, готово. Лучше?
- Да, – она улыбнулась. – Спасибо.
- Да не за что, – улыбнулся я в ответ. – Начать с того, что, если б не я, ничего бы такого и не было…
- Да ладно, мне тоже не стоило тут шататься, особенно после того, как я услышала вас… – пожала плечами она. Я удивлённо захлопал глазами.
- Ты слышала нас с Роном?
- Извини, я не нарочно, – смутилась она, – просто вас только глухой бы не услышал – вы так орали…
- Оу. Да, – я усмехнулся. Интересно, а она слышала, как я сказал, что люблю другую девушку? Не могла не слышать, я это орал чуть ли не громче всего.
- Значит, у тебя и правда роман с Джинни Уизли… закончился? – спросила Блейз. Наклонившись, она подняла с земли свою сумку и, повесив её на плечо, поморщилась. Ну да, спохватился я, заклинание заклинанием, но после недавней травмы минимум день плечо лучше не тревожить – ощущения неприятные.
- Ты позволишь? – спросил я, протягивая руку к ремню её сумки. Блейз изумлённо заморгала.
- В смысле… Ты хочешь… помочь мне? – спросила она. Я кивнул и неловко пожал плечами.
- Ну… Тебе же ещё больно, и я, к тому же, виноват в этом. Так я могу помочь тебе донести её? – спросил я, изо всех сил надеясь, что не выгляжу перед ней полным идиотом. М-да, любая другая слизеринка на её месте послала бы меня далеко и надолго… Хотя, если вспомнить недвусмысленное поведение Дафны Гринграсс за обедом, может, это и не совсем так. В общем, как бы там ни было, Блейз не подняла меня на смех и не отшила острым словечком, а, наоборот, мило улыбнулась и охотно протянула мне свою сумку. Я закинул её на плечо вместе со своей – конечно, не пушинка, но ничего, носили и потяжелее.
- Ты так и не ответил на мой вопрос, – мягко сказала Блейз, когда мы бок о бок пошли по дорожке, держась на расстоянии вытянутой руки друг от друга. – Ой, прости, это не моё дело, – тут же добавила она, опуская взгляд и покраснев, как маков цвет. Я пожал плечами.
- Да это, в общем-то, не тайна, – сказал я, внутренне ликуя.
Раз Блейз интересуется моей личной жизнью, значит, я ей небезразличен!!! Мерлин и Моргана, мог ли я мечтать о таком? В принципе, будь на её месте кто-нибудь вроде Лаванды или даже Пенси, я бы ещё засомневался – они известные сплетницы, и могли интересоваться из чистого любопытства, но Блейз Забини никогда не распространяла и не подхватывала слухов… По крайней мере, не делала этого явно. И потом, она была мила со мной последнее время, что очень нехарактерно для слизеринцев… Даже принимая во внимание непривычно корректное поведение Драко Малфоя и дипломатические загибы Альтаира Блэка. Да ладно, в конце концов, когда мне ещё выпадет шанс прогуляться по саду с Блейз, болтая о чём угодно? В тот момент я готов был рассказать ей не только про все свои романы (числом три, считая и её), но и вообще про всю свою жизнь, причем в любых подробностях – лишь бы она не уходила.
- Я действительно встречался с Джинни этим летом, – сказал я, – но это не было серьёзно. Скорее так, просто для…
- Развлечения? – подсказала Блейз.
- Нет! Я… Я хочу сказать, я не думал просто развлечься летом – я и правда надеялся, что из этого что-нибудь выйдет, но…
- Не получилось? – сочувственно хмыкнула она. Я вернул усмешку и покачал головой.
- Не-а. Встречаться с Джинни – всё равно что с собственной сестрой. Она, конечно, замечательная девушка, красивая и добрая, и… Ну, в общем, сначала, казалось, всё шло просто отлично, а потом… Во-первых, не так-то просто встречаться с сестрой лучшего друга – всё время приходится помнить о её родне, и о том, чтобы не оскорбить их ненароком. Главным образом её маму, которая для меня тоже значит очень много. Ну, а во-вторых, – я усмехнулся. – У неё шестеро здоровых братьев, о которых тоже лучше не забывать. Стоит сделать что-то, что им не понравится, и… Мало не покажется.
Блейз засмеялась в ответ на мою ухмылку.
- А ещё если учесть, что двое её братьев – это Фред и Джордж… – я скорчил рожу, и девушка уже просто расхохоталась. – Ну да что я тебе рассказываю, ты же знаешь, на что они способны…
- Бедный Гарри, – хихикнула она, успокаиваясь. – И всё-таки, думаю, влюбись ты в неё по-настоящему, тебя бы это не остановило?
- Наверное, нет, – пожал я плечами. – Вся беда в том, что я и вправду не был в неё влюблен. Люблю как сестру, но…
- Но этого мало, – кивнула Блейз, становясь серьёзной. – Я тебя понимаю. Я знаю, что это такое, поверь мне. Иногда мне хочется, чтобы я могла влюбиться в Драко – мы стали бы друг для друга неплохой партией,– но я не могу. Мы выросли вместе, я и привыкла к нему относиться как к брату, и никак иначе. Ну да Салазар с ним. Так, выходит, вы с Уизли расстались?
- Ну да, – кивнул я. – В конце каникул, за пару дней до школы. Она сказала, что на самом деле не любит меня, а относится просто как к ещё одному из своих братьев, ну и я тоже ей признался, что не влюблён в неё. Как-то всё тихо-мирно получилось – мы разошлись, и всё.
Я пожал плечами, а Блейз кивнула.
- Да, я слышала, как ты… кгм, прокричал это твоему другу, – сказала она. Я слегка покраснел, но предпочёл отнестись к этому легко и засмеялся.
- Так, выходит, на самом деле твоё сердце принадлежит другой? Это я тоже слышала, ты уж прости, – несколько напряжённо сказала Блейз. Я стушевался, прикусив губу. Ну и что прикажете ей на это сказать? Признаться, что имел в виду её? Но могу ли я ей доверять настолько, чтобы сделать это? Нет… это было бы слишком опрометчиво, и не только из-за соображений безопасности. Мы в первый раз в жизни нормально и серьёзно разговариваем – не рановато ли для признаний в любви? Лучше пока всё-таки ограничиться полуправдой.
- Ох, ты об этом… – я кисло усмехнулся. – Да не то чтобы прямо влюблён – я сказал это больше для того, чтобы Рон отвязался и прекратил пытаться снова свести нас с Джин. На самом деле… Ну, мне просто нравится одна девушка, но это не то чтобы любовь, по крайней мере, пока… Только я надеюсь, – хихикнул я, чтобы немного отвлечь её внимание от щекотливой темы, – это не для прессы?
Блейз, к счастью, поняла шутку и не обиделась.
- Нет, что ты! – рассмеялась она. – Держу пари, ты сейчас вспомнил, как наш факультет плёл про тебя и твоих друзей небылицы этой мерзкой репортёрше Скитер на четвёртом курсе? Можешь мне поверить, это было отвратительно мне ничуть не меньше, чем тебе. Я тогда чуть было не рассорилась впервые с Драко по-крупному, когда он с ней связался. Да и Альтаир, если вдуматься, тоже хорош… Знали же оба, как я ненавижу эту стерву!
- Почему? – удивился я. Даже несмотря на все те гадости, что Рита писала обо мне, я не мог сказать, что так уж сильно её ненавижу – да, я испытывал к ней неприязнь, но… Но, если вспомнить пятый курс, мне было и за что её благодарить. Кто, как не она, написал то самое моё знаменитое интервью для «Придиры»?
- Рита в свое время понаписала кучу гадостей о моей матери, так что ей пришлось переехать в Новый Свет, и мы стали видеться ещё реже, – неохотно сказала Блейз, и, увидев мой непонимающий взгляд, вздохнула. Я лихорадочно попытался припомнить какие-нибудь слухи о её семье, но быстро осознал тщетность своих попыток. Ну почему, во имя Мерлина, я никогда не слушаю, о чём болтают Парвати и Лаванда? Хотя они редко обсуждают кого-то из слизеринцев, кроме, разве что, Малфоя – а о нём в основном сплетни ограничиваются его очередными любовными похождениями, или внешним видом, или тем, насколько привлекательным его делает его «обаяние мерзавца». Раньше, конечно, Блэка тоже обсуждали на последнюю тему, но с тех пор, как он стал встречаться с Гермионой, перестали.
- Извини, – пролепетал я, смущённо опуская взгляд, – я боюсь, я не очень в курсе… эээ… светской жизни магического мира. Так что, боюсь, о твоей матери я ничего не знаю… Но, если хочешь рассказать, я…
- Даже не знаю, – Блейз страдальчески поморщилась, так что я уже был не рад, что разговор зашел об этом.
- Если не хочешь, можешь ничего не говорить, я…
- Да нет, лучше уж я сама расскажу, чем ты потом услышишь через десятые руки какие-нибудь сплетни, которые запустила Скитер, – возразила она. – Понимаешь… Я не горжусь своей матерью, но всё же её поведение не настолько аморально, как пыталась представить Рита.
- О да, не сомневайся, уж кто-кто, а я-то знаю, сколько правды в её репортажах, – фыркнул я. Блейз кинула на меня испытующий взгляд.
- Вот как? А как же твоё знаменитое интервью в «Придире»? – спросила она. – Ведь его тоже писала Рита? По словам Альтаира, единственное, что в нём расходилось с реальностью – это отсутствие упоминаний о нём и Люциусе.
- Так оно и есть, просто то интервью – это совсем другое дело, – отозвался я. – Оно вышло только после того, как мы с Гермионой и Альтаиром его одобрили.
- Да, я слышала, что вы тоже нашли на неё управу, – кивнула Блейз. – Жаль, этого не случилось раньше. А теперь поздно, да и смысла нет. Веришь ли, я чуть не сдала её на четвёртом курсе, но Дрей уговорил меня. И не смотри на меня так, знаю, что не должна была поддаваться, но… Малфои были и остаются моей семьей, да и маме это бы уже ничем не помогло…
- Так что же всё-таки за история с твоей мамой? – спросил я. Не то чтобы мне и правда хотелось говорить на эту тему, но лучше уж так, чем о вопросах порядочности и противостояния Гриффиндор – Слизерин (а если точнее, Поттер – Малфой и Блэк – Уизли), к которым вела эта тема.
- Оу. Ну… Понимаешь… Ммм, проклятье, даже не знаю, с чего начать. В общем, в молодости моя матушка отбила жениха у одной цыганской ворожеи. Ты, наверное, помнишь, что Бинс рассказывал про цыган?
- Эээ… – глубокомысленно сказал я, замявшись, и припоминая. К счастью, что-то из изученного материала по истории магии каким-то чудом всё-таки осело у меня в голове, так что про цыганские общины я припомнил, что там маги и магглы жили сообща, развивая предсказание и духовную магию совершенно особыми способами и не допуская в свой магический круг посторонних. Человек пришлый мог войти в табор и даже стать его частью, но никогда не становился сопричастен цыганской магии.
- Ну, да, кое-что помню, – ответил я на вопрос Блейз. Она кивнула.
- Ну вот, мама отбила у цыганки жениха, которого та привечала, хотя он и был не из табора. И ворожея поклялась отомстить. Она прокляла мою мать, – Блейз вздохнула и голос её задрожал. А я недоуменно нахмурился.
- Но разве твоя мать не могла найти способ снять проклятие? Она же волшебница… – по взгляду Блейз я понял, что сморозил полнейшую глупость.
- Цыганское проклятие нельзя снять просто так – нужно обязательно выполнить условие, которое поставил тот, кто его наложил. Мамино проклятие было просто ужасно. Оно заключалось в том, что все её мужья умирали, не прожив в браке с ней и года. И так должно было продолжаться до тех пор, пока она сама не полюбит того, за кого выйдет замуж. И ещё… И ещё она сама не могла никаким образом узнать о проклятии. Даже если ей сказать об этом в лицо, она не сможет запомнить сказанного. Мы пытались…
- Ужас… – пробормотал я. – Но ты всё время говоришь об этом в прошедшем времени – значит, проклятие снято?
- Надеюсь, что так, – кивнула Блейз. – Она вышла замуж в Бразилии, за довольно богатого и чистокровного мага, дона Родриго дель Эсперанса, и они женаты вот уже третий год. И дон Родриго пока жив и здоров, – не сглазить бы, – хмыкнула она. – Я гостила у них и позапрошлым летом, и прошлым, и нынешним, ну и… В общем, я ещё не видела мать такой. Может, кто-то и не принял бы её поведение за любовь, но я-то знаю, как она выражает свои чувства… Люциус как-то говорил мне, что она просто не умеет их показывать совсем никак. Не знаю, может, он и был прав отчасти. Во всяком случае, я видела в Бразилии максимум того, на что она способна.
Девушка помолчала, а потом, вскинув голову, продолжила рассказ.
- Но это сейчас, а началось всё куда раньше. Мой отец у матери был третьим мужем. Он был игроком в квиддич, и даже довольно известным. Ну и на одном из матчей, когда мать была на седьмом месяце беременности, он упал с метлы и разбился. Насмерть. У мамы начались преждевременные роды, и родилась я. А потом вскрыли завещание, и оказалось, что я была названа единственной наследницей – ну, то есть, ребёнок, которого она ждала. А она не была даже официальной опекуншей – опекуном он назначил своего друга, которому доверял. Тот, впрочем, не лез в вопросы воспитания, ограничился лишь финансами. Ну… у мамы было небольшое состояние, осталось от первых двух браков… Но его быстро стало не хватать, и через пару лет она решила, что надо поправить свои дела новым браком. Естественно, двухгодовалый ребенок ей мешал, и она решила сплавить его – то есть, её, меня – родственникам. Моя бабка с отцовской стороны, правда, ненавидела её и взять меня отказалась, а мамины родители давно умерли, так что пришлось ей обратиться к не столь близкой родне. В общем, она отдала меня на воспитание Малфоям, и укатила в Европу.
- Малфоям? – опешил я. – Но… как же так? Погоди, так тебя… воспитывали Малфои? Выходит, когда ты говорила, что вы с Драко выросли вместе, ты не имела в виду, что ваши семьи просто часто общались – вы и правда жили под одной крышей?
- Ну да. Нарцисса и моя мать – дальние родственницы, и дружили со школы… Ну, какое-то время они не общались, после того как матушка попыталась охмурить Люциуса, но… – Блейз махнула рукой. – Тут ей ничего не светило – его сердце всегда принадлежало только Нарциссе.
- У него есть сердце? – фыркнул я. Блейз грустно усмехнулась и покачала головой.
- Ты удивишься, но Малфои вовсе не такие уж холодные и бесчувственные, как пытаются показать чужим, – сказала она. – Люциус умрёт за Драко и Нарциссу, не задумываясь, да и Нарцисса тоже – за него, и за сына она на всё готова. Не знаю, может, и за меня тоже… А Драко… Он просто прикидывается для посторонних бездушным мерзавцем, а на самом деле… Со мной он всегда был добрым и заботливым, ну… почти всегда. Для Альтаира он как брат. И за свою семью он голыми руками порвёт любого в мелкие лоскутки. В конце концов, выкинул же он из поместья Тёмного Лорда, когда тот вздумал угрожать жизни Нарциссы, – а ведь ему тогда было едва шестнадцать.
- Драко ВЫКИНУЛ ВОЛДЕМОРТА ИЗ ПОМЕСТЬЯ?! – опешил я, остановившись на месте. Блейз хихикнула.
- А ты думал – он его верный последователь и соратник? – спросила она.
- Ну, Люциус-то точно… – пробормотал я. – А Драко – я думал, он тоже пойдет по стопам отца…
- «По стопам»! – презрительно бросила Блейз, сморщив носик. – Какое же ты наивное дитя, Поттер! Ты что, думаешь, все Упивающиеся Смертью так уж и горят желанием идти в бой за правое дело Тёмного Лорда? Ну, не спорю, фанатики, вроде Лестрейнджей и прочих, кого он вытащил из Азкабана, – те да, готовы. Но у других, вроде Малфоев, или Ноттов, есть семьи, которые могут серьёзно пострадать, если они попытаются выйти из игры. Никому не хочется разделить участь Каркарова, а ведь ему было нечего терять, кроме собственной жизни. Думаешь, Люциус очень хотел потерять репутацию и рисковать положением своей семьи, не говоря уже о своём влиянии в Министерстве, и всё только ради того, чтобы исполнить прихоть Тёмного Лорда и принести ему какое-то дурацкое пророчество? При том, что он прекрасно понимал, что в случае неудачи на кону не только его жизнь, но и жизни Нарциссы и Драко? Да если б не Родовая Магия и Узы Защиты поместья, они бы дорого заплатили за его ошибку!
- Я… Я не знал… – пролепетал я, чувствуя себя ослом. В самом деле, раньше у меня не было причин задумываться о мотивах поведения Упивающихся Смертью, и сейчас всё, что она говорила, казалось логичным. Я ощутил жгучий стыд.
- Я… просто не думал об этом, – слабо попытался я оправдаться.
- Не сомневаюсь, – резко сказала Блейз, а потом вздохнула. – Ладно, не будем об этом. Просто… Задумайся как-нибудь на досуге о том, что у каждого есть свои причины поступать так, как он поступает – и не всегда эти причины пропитаны корыстью, даже у слизеринцев и Упивающихся Смертью.
- Я… Да, ладно, я… – я запнулся и покраснел. Что теперь будет? Она, наверное, не захочет продолжать нашу нежданную прогулку и уйдёт… Но Блейз снова удивила меня.
- Ну хорошо, мы, вроде, говорили о моей матери? – сказала она, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, и вновь медленно зашагала по дорожке. Опомнившись, я поспешно нагнал её и снова зашагал с ней рядом.
- Да, да, – подхватил я. – Ты говорила, она отдала тебя Малфоям, а сама уехала в Европу, когда тебе было два?
- Ну да. Тётя Цисс рассказывала, что поначалу предполагалось, что это на пару недель, не больше. Но… Время шло, мать не возвращалась… Нарцисса даже возила меня к бабке, чтобы спросить, не хочет ли та оформить надо мной опёку. Не то чтобы она хотела от меня избавиться – просто Люциус хотел избежать проблем, которые могли возникнуть, если б бабка подала иск. Но, как я уже говорила, бабка ненавидела мою мать, а я для неё была, в первую очередь, не её внучкой, а «дочерью этой женщины», которая убила её сына. От неё-то мы и узнали о проклятии – правда, не представляю, как она сама об этом узнала… Ну, то есть, она рассказала Нарциссе, а та рассказала мне, когда я достаточно подросла, чтобы понять, о чём речь, и нормально это перенести. В общем, бабка меня не взяла, и я осталась у Малфоев. Мать заявилась, когда мне было восемь – пробыла пару дней и уехала снова. Сколько точно мужей она сменила – не знаю, мне кажется, она и сама сбилась со счёта. Мы позже пытались ей объяснить хоть что-то, не упоминая условий проклятия, но… Надо знать её характер. Во-первых, она всегда считала, что знает лучше всех, что и как ей делать, а во-вторых, каждый раз была твердо уверена, что её новое увлечение – это любовь… Ну, в общем, как раз тогда, во время её первого визита в Малфой-Манор, о её истории пронюхала Скитер. Правда, о проклятии они ничего не узнала, но и без того выволокла на обозрение «городу и миру» достаточно грязи. Она написала обличительную статью, в которой именовала мать «чёрной вдовой», и выставляла куртизанкой без чести и совести, а потом опубликовала серию репортажей на ту же тему. Ну, ты знаешь, как это бывает – всякие интервью с бывшими невестами её мужей, оставленными любовницами, родственниками… Мало кто сказал о ней хоть что-то хорошее – а если кто и говорил, то… Ты знаешь, какова Рита. Она всё перевернула с ног на голову, так, что добрые слова стали казаться чуть ли не хуже обличительных речей.
- Да, это мне знакомо… – согласился я.
Остаток прогулки мы дружно костерили Риту Скитер, потом переключились на сам «Ежедневный Пророк», с «Пророка» на Министерство и Скримджера… Удивительно, но общаться с Блейз было невероятно легко – точно мы знали друг друга сто лет, и в то же время, как оказалось, не знали друг о друге почти ничего. Просто удивительно – прежде я считал ее чуть ли не будущей Упивающейся Смертью, а оказалось – ни она, ни её мать и близко не имели никаких дел с Волдемортом. Да и даже Малфои, если верить её словам, были от него куда дальше, чем я думал.
Наконец в замке ударил колокол, возвещая конец урока – а значит, до травологии оставалось не больше десяти минут, и пора было двигать к теплицам. Проплутав по лабиринту ещё минут пять, мы вышли почти к оранжерее и с сожалением остановились. Меня ждали Рон и Гермиона, и появляться перед ними в обществе Слизеринской Принцессы было не самой лучшей идеей, особенно после давешнего разговора с Роном. Блейз, впрочем, то ли понимала это, то ли по каким-то своим причинам тоже не хотела «засвечиваться» вместе со мной – но она, мягко протянув руку, смущённо забрала у меня свою сумку.
- Ну, спасибо за приятную прогулку, Гарри, – сказала она.
- Эээ… Да. Тебе тоже. В смысле… я хотел сказать, мне тоже было очень приятно, – пролепетал я. Лёгкость общения как-то улетучилась, откуда-то вернулись робость и смущение, и я снова стал запинаться и краснеть, хуже, чем в четырнадцать лет, когда приглашал Чжоу Чанг на Святочный бал.
- Я рада, – улыбнулась она. – Да, и спасибо за сумку. Это было очень галантно с твоей стороны.
- Да пожалуйста, – брякнул я. – Ой, то есть, в смысле, не за что… Ну, в общем, я только рад был помочь.
- Всё равно спасибо, – улыбнулась она. – Ну, я тогда… пойду, ладно?
- Оу. Да. Да, конечно. Эээ… Пока, – кивнул я. Она тоже кивнула и, развернувшись, направилась к теплицам, а я пару секунд стоял, и во мне нарастало ощущение, что я упускаю что-то важное. Озарение пришло через мгновение – и, к счастью, ещё не поздно!
- Блейз! – крикнул я ей вдогонку. Она обернулась, удивлённо вскинув брови.
- Что?
Я в два шага нагнал её.
- Я тут подумал… Может… Может, как-нибудь… Повторим? Я в смысле, прогуляемся снова? – выпалил я, заливаясь краской до кончиков ушей. Проклятие, Гарри Джеймс Поттер, да когда же ты научишься разговаривать с девушками по-человечески?
- Ах, прогулку? – Блейз тоже слегка смутилась, однако не поморщилась, как я боялся, а улыбнулась. – Ну, можно, конечно, почему бы и нет? Когда?
- Ну… В понедельник у нас после чар опять травология вечером… так на свободной паре можно было бы опять встретиться в лабиринте, и…
- Да, хорошо, – кивнула она. – Тогда увидимся, ладно?
- Ладно. До встречи, – улыбнулся я. Блейз вернула улыбку, потом легко тряхнула рыжими локонами, отбрасывая их за спину, и упорхнула прочь, а я ещё пару минут стоял и пялился ей вслед с блаженной улыбкой на лице.
Я пригласил на свидание Блейз Забини?! И она согласилась? Согласилась!!! Ну, правда, это не совсем свидание в полном смысле этого слова – нормальные свидания происходят вечером, в романтической обстановке, а не наспех между парами, но всё же она согласилась общаться со мной, а значит, моё общество ей интересно!
«А как насчёт того, что ты целый год запрещал себе думать о ней и избегал даже смотреть на неё?» – ехидно спросил внутренний голос. Я поморщился. Радужное настроение испарилось, и вернулись сомнения. Могу ли я доверять ей? Верить её словам, и рассказам об Упивающихся и её семье? Могу ли я позволить себе беспечность? Нет. Тогда что мне делать? Отказаться от свидания? «Ни за что в жизни!» – вдруг понял я, и монстр в моей груди оглушительно взревел, вторя моей решимости. Однако сомнения не давали мне покоя. Эх, с кем бы посоветоваться? С Гермионой? Но она вряд ли поймет моё увлечение Слизеринской Принцессой… ну, то есть, конечно, если кто и поймёт, то это она, но… мало ли, вдруг? Да и потом, в делах любви опыта у неё – только Альтаир. Не всё можно выучить по книгам… Тогда кто? Рон? Отпадает, после сегодняшнего-то разговора о Джинни. Джинни… А вот это уже мысль. Джин достаточно умна, несмотря на возраст, и в голове у неё частенько рождаются светлые идеи. К тому же она популярна у парней, и опыт в отношениях у неё есть – советчица из неё выйдет в данном случае не чета Гермионе. Она тоже вполне может меня понять, и потом – я могу рассчитывать на её молчание, а это дорогого стоит. Правда, придётся подождать конца уроков, но это ерунда.

* * *

Поговорить с Джин мне и правда удалось только вечером, после ужина. Встретив её на лестнице в гриффиндорскую башню, я предложил ей пройтись по коридору седьмого этажа – это было недалеко, и к отбою мы как раз успеем вернуться.
- Ты что-то хотел, Гарри? – спросила Джинни, когда мы вошли в коридор и медленно двинулись по нему вперёд. На меня вдруг нахлынуло смущение, и, пытаясь собраться с мыслями, я завел разговор на другую тему, пытаясь выиграть время.
- Да. Я слышал, ты рассталась с Дином? – сказал я. Джин как-то напряглась и с подозрением покосилась на меня.
- Ты, случайно, не решил с подачи Рона попытаться возобновить наши отношения? – осторожно спросила она. – Если так, сразу предупреждаю – я не хочу снова с тобой встречаться. Извини, Гарри, не обижайся. Ты мне очень дорог – как Рон, если не больше, – но я не люблю тебя. Прости. Просто… перегорело, понимаешь?
- Что? А, нет, нет, Джин, я вовсе не об этом! – спохватился я. – Прости, я… Я тоже не хочу возобновлять отношения. На самом деле, не знаю, зачем я заговорил о Дине. Вообще-то я хотел спросить у тебя… совета.
- Совета? – заинтересовалась Джинни и улыбнулась. – Мерлин! Гарри, у тебя появилась девушка?
- Ну, пока нет, – ответил я, даже не смутившись. За что люблю Джинни, так это за лёгкость общения. – Понимаешь, есть одна девушка, которая мне очень нравится. Но я боюсь, что… Что мы с ней не пара, понимаешь? Что я не подхожу ей, что я не могу ей доверять до конца, и, что хуже всего. – я совершенно точно знаю, что вряд ли кто из моих друзей одобрит наши отношения.
- Это, надеюсь, не Пенси Паркинсон? – хихикнула Джин.
- Чур меня! – засмеялся я. – Я не настолько сумасшедший!
- Миллисента Буллстроуд? – продолжала веселиться Джинни. Я, тоже смеясь, помотал головой. – Профессор МакГонагалл?
- Джинни! – укоризненно сказал я сквозь смех. Она тряхнула рыжими кудряшками, который крупными кольцами вились по её спине и плечам.
- Ладно, давай серьёзно. Дафна Гринграсс? – она тут же помотала головой сама. – Нет, не она, иначе её сегодняшнее дефиле получило бы несколько другой результат, а не свидание с Малфоем.
- Да, я слышал об этом, – кивнул я. – А почему ты решила, что это обязательно слизеринка?
- А почему бы ещё ты сомневался, можешь ли ей доверять и что одобрят ли её твои друзья? – фыркнула Джинни. – Да ладно, Гарри, не буду тебя мучить. Знаю я, что речь идет о Блейз Забини – я не слепая, и вижу, как ты регулярно и весьма откровенно поглядываешь на слизеринский стол. И если только предмет твоей страсти – не Драко Малфой или Альтаир Блэк, в чём я глубоко сомневаюсь, то остаётся только она, потому что смотришь ты в направлении Стервятников. Ты ведь и со мной поэтому начал встречаться, да? Мы с ней немного похожи, и ты думал, что сможешь найти во мне замену ей?
- Джинни, я…
- Да перестань, Гарри, я не обижаюсь, – фыркнула она. – Но одна девушка не заменит другую, это давно известный факт.
- Прости, – пробормотал я. – Как думаешь, многие ещё догадались о… О моём отношении к Блейз?
- Ну, Гермиона вполне могла понять… могла бы. Но, к счастью, львиную долю её свободного времени и мыслей занимает Блэк, так что она сейчас не особенно наблюдательна, – отозвалась Джин. – Сам Блэк, кстати, тоже, скорей всего, ещё ничего не заметил – причём по той же самой причине, поскольку она взаимна. А вот Малфой, думаю, всё понял.
- Малфой! – опешил я. Джинни сочувственно кивнула.
- Он достаточно умён и наблюдателен, чтобы сделать нужные выводы, – сказала она. – А на недостаток его внимания тебе никогда не приходилось жаловаться.
- Если так, то мне предстоит война, – простонал я. – Причём с обоими Стервятниками разом, потому что Малфой живенько обо всем просветит Блэка.
- Ой, да расслабься, – фыркнула Джинни. – Блэк тебя пальцем не тронет, ты же близкий друг Гермионы. Да и Малфой в последнее время сильно изменился. Никогда не думала, что скажу это, но он не так уж плох. Он сегодня даже помог мне, представляешь? Перед ужином меня подстерёг Корнер возле туалета на третьем этаже, пытался то ли подкатить, то ли просто оскорбить, так Малфой его осадил и снял баллы с Когтеврана. А потом ещё так заботливо предложил проводить меня. Как будто мне нужна его помощь! Я, естественно, отказалась, но сам факт…
- Ох, да Малфой – вообще отдельный разговор, – фыркнул я и пересказал Джинни всё, что узнал во время прогулки с Блейз.
- Хм… С трудом верится, и всё же… – она нахмурилась, потирая лоб, и в этот момент страшно напоминая Гермиону. – Защита Рода… Да, это могло сработать. Мне Билл рассказывал, когда я была маленькая. Ну, тогда понятно, как Малфой мог дать отпор Сам-Знаешь-Кому и уцелеть. И, если подумать – как раз уже год как не было никаких скандалов с Малфоем… Драки с Роном не в счёт – Рон сам был виноват.
- Меня тревожит другое… А что, если всё это – план Волдеморта? – с мучительным вздохом сомнения спросил я. – После четвёртого курса меня бы это не удивило.
- А ты спроси Дамблдора, – посоветовала Джинни. – Он теперь учитель, и подойти к нему с вопросом легче, чем раньше. Просто задержись после урока, сделай невинное личико и выдай ему что-то вроде: «Ах, профессор Дамблдор, мне нужна ваша помощь! Я не могу разобраться в поведении слизеринцев и боюсь, что это Волдеморт готовит мне ловушку…» И выскажи ему свои сомнения по поводу Малфоя.
- И ты думаешь, Дамблдор мне скажет?
- А зачем ему скрывать, если он что-то знает? А он должен знать – смотри, если Малфой отверг сторону Сам-Знаешь-Кого, то об этом должен знать Снейп, правильно? А если Снейп об этом знает – знает и Дамблдор, он должен был ему доложить. И если всё правда – значит, Малфою можно верить. Ну, отчасти верить.
- А если можно верить Малфою, значит, можно верить и Блейз?
- Ну, я бы не торопилась утверждать это, но, в принципе… Знаешь, в сущности ведь дело как обстоит: Гермиона очень умный человек, а она полностью доверяет Блэку. Блэк, в свою очередь, полностью доверяет Малфою и Забини – ну, насколько мне известно. И тогда, по логике, доверяя Гермионе, мы можем доверять и Малфою, и Забини – при условии, что никто ни в ком не обманывается.
- А если всё-таки обманывается? – вздохнул я.
- Доверяй, но проверяй, – пожала плечами Джин.
В общем, разговор с Джинни, если и не принёс желаемой ясности, то, по крайней мере, указал, что мне делать. Я решил, не откладывая в долгий ящик, попытаться завтра же после защиты поговорить с Дамблдором – конечно, если директор захочет со мной поговорить, и рассказать мне то, что я хочу знать. Кто его разберёт – вдруг ему как раз приспичит позволить мне выяснять всё опытным путем на собственной шкуре? Но другого плана у меня не было, и я решил пока придерживаться этого. С такими вот «весёлыми» мыслями я добрался до своей кровати и, игнорируя обиженный взгляд Рона, забрался под одеяло и крепко уснул.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (10.07.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 34


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями