Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4681]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14190]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8727]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4247]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Бойтесь желаний
Бойтесь своих желаний – они исполнятся совсем иначе.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Лунная радуга
Элис достаточно ясно дала мне понять: другого выбора не осталось. Но я готова... по крайней мере, надеюсь на это. Я вернусь, настолько далеко, насколько потребуется. Клянусь, я переиграю судьбу, вырву для нашей истории иной конец, и на этот раз - длиною в вечность.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

Делай меня живым
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9826
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 3. Привороты с прибабахом

2018-7-18
47
0
Глава 3. Привороты с прибабахом.


Pov Гарри Поттера.

Утром за завтраком нам раздали расписание. Уроки были всё те же самые, что и в прошлом году – зелья, чары, трансфигурация и защита от Тёмных Искусств как основные, и плюс дополнительные по два часа в неделю. У меня это были астрономия и травология, как и у Рона, а у Гермионы – травология и нумерология.. Слава Мерлину, кое-какие предметы можно было бросить после СОВ, так что мы с Роном дружно бросили прорицания. Курс истории магии и вовсе был рассчитан только на пять лет, так что на шестом курсе с этой тягомотиной тоже было покончено. Ну а от ухода за магическими существами пришлось отказаться скрепя сердце – при всём желании мы не могли бы впихнуть его в свое расписание. Ну, по крайней мере, мы с Гермионой. Рон в принципе бы мог, но он предпочёл пойти на углубленный курс маггловедения, который организовали специально для тех, кто не изучал его на третьем курсе. В принципе, его можно было понять – без зельеварения его не возьмут в аврорскую академию, а значит, надо искать другое призвание. И Рон решил пойти по стопам отца – Артур, расстроганный решением сына, пообещал взять его в свой отдел после окончания Хогвартса. Ну, вообще-то, не сказать, что мой друг был от этого в восторге, но что ему оставалось? Впрочем, он не унывал, лелея надежду на квиддич – если после школы его возьмут в какую-нибудь команду, тогда есть шанс сделать спортивную карьеру. Наблюдая игру Рона, я каждый раз разрывался между надеждой за друга и сомнением. Иной раз, будучи в ударе, он играл великолепно – брал такие мячи, которые никому и не снилось. Однако, стоило ему быть хоть чуточку не в духе – и у него всё начинало валиться из рук.
- О Мерлин! – застонал Симус Финниган, читая своё расписание. Со всего седьмого курса Гриффиндора только он один, кроме нас с Гермионой, ходил ещё на зельеварение. – Зелья три раза в неделю, сдвоенные пары, и каждый раз утром! Да это издевательство!
Я поспешно просмотрел свой листок – проклятие, Финниган был прав. Понедельник, среда и пятница – утром зельеварение, значит, придется вскакивать ни свет ни заря. Во вторник и четверг по утрам сдвоенная ЗОТИ, как и после обеда в среду, а во все остальные дни после обеда или сдвоенные чары, или трансфигурация. Хорошо хоть после каждой сдвоенной пары давалось «окно». Дополнительные занятия шли последней парой каждый день, кроме пятницы.
- Интересно, а кто всё-таки будет в этом году преподавать защиту? – вслух спросил Невилл. – Вы заметили, на пиру никаких новых учителей не было, да и Дамблдор ничего такого не говорил про нового учителя… Неужели Тёрнер осталась?
Я вздрогнул. В прошлом году у нас вела защиту суровая женщина-аврор, похожая на МакГонагалл, только помоложе, зато почти такая же строгая. По слухам, аврор Элизабет Тёрнер получила травму в начале лета перед нашим шестым курсом, и, пока восстанавливалась, Дамблдор уговорил её годик поучить нас. Однако, по словам Тонкс, профессор Тёрнер уже вернулась в аврорат и приступила к работе, так что вряд ли в этом году это будет она. Впрочем, её уроки не сказать чтобы очень нравились мне. Она давала очень мало нового материала – пару-тройку заклятий за весь год, не больше, рассказывала об их применении ещё меньше, зато заставляла до бесконечности практиковаться в невербальных заклятиях. Впрочем, справедливости ради, стоит заметить, что большая часть класса к концу года ими всё-таки овладела, хотя некоторым они всё ещё и давались с усилием.
- А может, у нас её вообще не будет? – предположил Дин Томас, пододвигая к себе вазочку с джемом.
- Не говори ерунду, Дин, – возразила Гермиона. – Урок стоит в расписании, значит, будет. Просто, наверное, новый профессор задерживается и прибудет прямо на занятия. Помните, тогда, когда Грюм… Ну, то есть лже-Грюм опоздал к началу пира, Дамблдор сначала ничего не говорил о нём, а когда он пришёл, сразу его представил.
- Наверное, ты права, – согласился я. – Так, сегодня среда, значит, первые две пары – зельеварение, а потом, после обеда, защита… Рон, а у тебя что?
- Маггловедение, а вечером, после защиты, травология, – как-то невесело отозвался Рон и вздохнул. – Ладно, я пойду. Маггловедение в другом крыле, а Бэрбидж любит, когда на её уроки опаздывают, не больше Снейпа…
Ну, вообще говоря, это было не совсем правдой – точнее, совсем не правдой. Профессор Чарити Бэрбидж, конечно, старалась казаться суровой, как МакГонанал или Тёрнер, но всё всё равно знали, что на самом деле она добрей карликового пушистика. Просто Рон опять расстроился, что его не взяли на зельеварение – что, по сути, просто странно, учитывая, как он не любит Снейпа. Кстати, о Снейпе.
- Да, Гермиона, Симус, нам тоже пора, – сказал я, выбираясь из-за стола. – Снейп с нас всех троих шкуру живьём спустит, если мы опоздаем.
- Мхм, фаф иду, – заторопился Симус, запихнув в рот остатки своего тоста с джемом и лихорадочно жуя. Гермиона, встав со своего места, покачала головой.
- Не спеши так, подавишься. Время у нас ещё есть.
Когда мы добрались до кабинета зельеварения, большинство студентов уже были там, занимаясь кто чем. Тео Нотт, не скрываясь, досматривал последний сон, упав головой на парту. Эрни МакМиллан с сосредоточенным видом перелистывал учебник, надеясь, видимо, перещеголять даже Гермиону в этом году. Ханна Аббот и Энтони Голдстейн сидели рядышком за одной партой и счастливо ворковали друг с другом – этим двоим никто не был нужен. Сьюзан Боунс неторопливо раскладывала пергамент и перья, выставляла чернильницу и выравнивала край учебника параллельно краю парты – так, что казалось, будто на её столе для каждого предмета есть строго определённое место, причем определённое с точностью до миллиметра. Рядом с ней Падма Патил, подперев голову рукой, листала какую-то явно не имеющую отношения к зельям книжку, и то и дело хихикала, когда сидящий сзади Майкл Корнер щекотал её шею кончиком пера, но не оборачивалась, а только отмахивалась от него.
Рядом со Сьюзан и Падмой, но на другом ряду, сидели почему-то вместе Пенси Паркинсон и Блейз Забини. Странно, раньше Блейз сидела с Малфоем, а Паркинсон с Ноттом… Ну, если уж совсем точно, до шестого курса Малфой сидел с Блэком, но после того, как Альтаир стал встречаться с Гермионой, его место досталось Блейз, а сам Блэк стал занимать парту прямо за своими друзьями – конечно же, не один. Из-за этой перестановки пришлось переместиться не одному студенту, но, если Гермиона какое-то время и смущалась из-за этого, то Блэк воспринял это как должное. Вот и сейчас он сидел на своём обычном месте, балансируя на задних ножках стула и заложив руки за голову. Я невольно усмехнулся – координация у него всегда была отменной. Едва услышав наши шаги, он обернулся и приветственно взмахнул рукой, одновременно со стуком приводя стул в нормальное положение. Гермиона улыбнулась и кивнула ему – это я отметил краем глаза, продолжая размышлять. Малфоя что-то не видно, а Нотт дрыхнет, как человек с чистой совестью… Может, Драко решил бросить зельеварение? Я не понимал, что таращусь на Блейз вот уже полминуты, застыв в дверях, пока Гермиона не подтолкнула меня в бок.
- Гарри, да что с тобой? – спросила она. Я тряхнул головой, делая вид, что просто задумался, и тут Блейз, обернувшись на голос, посмотрела прямо на меня. Отводить взгляд было поздно, да и невежливо. Я на мгновение растерялся, а потом не нашёл ничего лучше, чем кивнуть ей в знак приветствия и улыбнуться. «Ну и пусть смеётся, если хочет!» – обиженно буркнул внутренний голос, уже готовясь справляться с разочарованием. Но Блейз только улыбнулась в ответ и тоже кивнула. Я прошел к своей парте, изо всех сил стараясь скрыть счастливую улыбку – точно такую же, как вчера, когда услышал, как Блейз сказала этой малышке-первокурснице, что они с Драко как брат и сестра.
Прикусив губу, но так, чтобы не заметила Гермиона, я поспешно сел напротив неё за парту соседнего ряда и стал деловито доставать из своей сумки учебник, пергамент и прочие принадлежности. Моя подруга ничего не сказала, хотя мне всё равно казалось, что она что-то заметила. Впрочем, может, у меня просто развилась паранойя. В конце концов, учитывая то, что она сразу же начала весело болтать с Блэком, едва усевшись за их парту, едва ли имелась возможность того, что Гермионе было до того, чтобы анализировать моё поведение… Сам не знаю вообще-то, почему я так не хотел, чтобы кто-то из моих друзей догадался о моих чувствах к Блейз. Просто мне казалось, что даже Гермиона всё равно не поняла бы меня…
От размышлений меня отвлекло появление Малфоя – Слизеринский Принц твёрдой походкой вошел в класс и остановился над Пенси, являя собой воплощённое негодование.
- Какого гиппогрифа ты забыла на моём месте, Паркинсон? – рыкнул он. – Или за лето у тебя отшибло память, и ты не помнишь, где сидишь?
- Драко, милый, ну почему бы тебе не сесть с Тео? – проворковала Пенси медовым голоском. Явно что-то задумала, даже мне это совершенно ясно.
- Пошла вон, – тихо и угрожающе сказал Малфой, даже не повышая тона, однако побледневшую Паркинсон как ветром сдуло. Пихнув Нотта так, что тот проснулся и стал недоуменно озираться по сторонам, обиженная Пенси уселась рядом с ним, а Малфой, хмыкнув, занял своё место рядом с Забини. Гермиона, до этого поглощённая разговором с Альтаиром, прервала его и неодобрительно посмотрела на слизеринского коллегу.
- Для старосты ты мог бы быть и повежливее, Малфой, – строго сказала она. – Особенно со своей напарницей.
Драко удивлённо обернулся к ней, собираясь ответить, однако Блейз, схватив его за руку, покачала головой. Одновременно с этим Альтаир что-то шёпотом сказал Гермионе на ухо. Он явно не хотел, чтобы его услышали остальные, но оказался непонятым в этом плане…
- Альтаир, что значит «есть все основания»? – возмущённо спросила Гермиона. – По-твоему, если…
Я понял, что пора вмешаться – иначе у Блэка вряд ли получится быстро её успокоить. Со своими неприятелями он всегда разбирался быстро и решительно, но вот со своей девушкой вся его безапелляционность куда-то девалась – насколько я мог это констатировать. Степной орёл просто-таки превращался в волнистого попугайчика. Перегнувшись через ряд, я тронул Гермиону за предплечье, заставляя обернуться ко мне.
- Не надо, Гермиона, – тихо сказал я. – Смешно, но я полностью согласен с Блэком.
Моя подруга удивлённо захлопала глазами.
- Но, Гарри, – начала было она, но я умоляюще посмотрел ей прямо в глаза.
- Прошу тебя, – всё так же тихо попросил я. – Оставь в покое Малфоя. У него действительно есть вполне серьёзная причина не церемониться с Паркинсон, поверь мне.
Проклятие. Как ни тихо я говорил, проснувшийся Нотт услышал мои слова и захихикал.
- Эй, Дрей, какие это у тебя секреты про Паркс на двоих с Поттером? – спросил он Малфоя. – Что-то я смотрю, вы с ним благополучно перестали ссориться… Или это миротворческая заслуга Алси?
Слизеринский Принц в ответ смерил его взглядом, приказывающим заткнуться.
- Нет у меня никаких секретов. А то, что мы с Поттером не грызёмся как раньше, просто-напросто значит, что мы повзрослели, Тео. Чего, кстати, и тебе желаю. А то детский сад какой-то, а не седьмой курс! – презрительно процедил он. Нотт скорчил гримасу отвращения.
- То есть Поттер теперь наш лучший друг, что ли? – скривился он. – Ну, Драко...
Однако от ответа Малфоя избавило появление профессора Снейпа, который, как всегда стремительно, вошёл в класс. Судя по его лицу, радужных перспектив насчёт нас он по-прежнему не питал.
- С сожалением должен сообщить вам, что за прошлогоднюю итоговую контрольную работу лишь пятеро из вас получили результат «Превосходно», – без предисловий начал Снейп, повернувшись к притихшему классу. – Это абсолютно недопустимо для уровня ЖАБА. Предупреждаю, что не допущу к этому экзамену тех, кто получит за итоговую работу перед пасхальными каникулами меньше, чем «Выше ожидаемого», дабы не позорить доброе имя школы и своё.
Взмахом палочки он выудил из своего стола пачку наших работ и небрежно перехватил её в воздухе.
- Мистер Нотт, – сказал он, с хлопком опуская работу на стол Теодора. – «Слабо». Это самая худшая работа, Теодор, какую я от вас когда-либо видел. Вам придется очень постараться, чтобы исправить ваши результаты, вам понятно?
Нотт кисло кивнул, придвигая к себе работу. Снейп чётко, быстро перевернул несколько работ и выудил из пачки ещё одну.
- Мисс Паркинсон. Тот же самый результат. И, если бы не последние два вопроса, я поставил бы «Отвратительно». Это недопустимо.
- Да, профессор, – смущенно опустила голову Пенси. Симус хихикнул у меня за спиной.
- Вам смешно, мистер Финниган? – мгновенно отреагировал Снейп, поворачиваясь к нему. – Ваша работа оценивается на «Удовлетворительно», что лучше, не спорю, чем у мисс Паркинсон. – Он хлопнул на стол Симусу его работу. – Однако вы, если не ошибаюсь, хотите стать целителем? Сомневаюсь, что академия колдомедицины примет человека, который не может отличить зелье для удаления фурункулов от микстуры против выпадения волос. А между тем именно их вы перепутали в практической части.
Профессор с достоинством отвернулся от красного от смущения Симуса и обвёл класс пристальным взглядом. Я невольно съёжился. На зельеварение я в прошлом году налегал с утроенным усердием, а перед контрольной в первый раз в жизни неделю занимался такими темпами, что даже Гермиона начала поглядывать на меня с уважением. Однако когда это Снейп ценил в гриффиндорцах усердие? Наверняка скользкий гад завалил меня чисто из вредности…
- А где мистер Смит? – поинтересовался Снейп, обводя класс взглядом ещё раз.
- Он в больничном крыле, сэр, – отозвался Эрни. – Упал с лестницы, когда шёл на завтрак. Забыл про исчезающую ступеньку. Мадам Помфри сказала, у него сломаны два ребра и трещина в… в ноге, в общем.
Я недоумённо и даже с некоторым раздражением покосился на издавшего короткий, почти беззвучный смешок Блэка. А здесь-то он что смешного нашёл? Или счёл, что это Эрни так намекнул на… хм, верхнюю часть ноги? Ну да, Блэк, трещина в заднице – это, конечно, очень смешно… Каждый понимает в меру своей испорченности. Хотя стоп, тьфу! Сам-то я тоже хорош – сразу подумал, что он думает, что Эрни намекает… Ладно, хватит! А то вообще запутаюсь.
- Понятно, – раздражённо бросил Снейп. – В таком случае, вы, мистер МакМиллан, передайте ему его работу вместе с домашним заданием. Травмы не освобождают от его выполнения, – и профессор шлёпнул на стол Эрни две работы из пачки.
- Между прочим, и у него, и у вас – у одних из немногих, результат «Выше ожидаемого». Неплохо, – Снейп, казалось, сам не верит в то, что говорит. – По пять баллов Пуффендую за каждую работу. Кроме мистера Смита и мистера МакМиллана результат «Выше ожидаемого» только у вас, мисс Патил, и у вас, мисс Боунс, – сказал он, опуская на первую парту девушек две работы. – По пять баллов Когтеврану и Пуффендую.
Я упал духом. Если уж Падма и Сьюзан получили «Выше ожидаемого», то что говорить обо мне? Наверняка Снейп придрался к каждому слову. Повезет, если не «Тролль».
- Остальные – оценка «Отвратительно», за исключением мистера Малфоя, – работа отправилась в руки удовлетворённо улыбавшегося Драко, – мисс Забини, – пергамент последовал в руки радостной Блейз, – мистера Блэка, – Альтаир с видом «всё так, как я предвидел», принял свой лист, – мисс Грейнджер, – Снейп остановился между нашими партами и с лёгкой усмешкой вручил работу в руки счастливой Гермионе, – и… – лицо профессора скривилось так, словно он без воды пытался проглотить крупную и очень горькую пилюлю.
- И вас, мистер Поттер. По десять баллов вашим факультетам за каждую работу, – быстро продолжил профессор, шлёпнув работу на стол передо мной и поспешно отворачиваясь. Я, не веря своим глазам, уставился на выведенное вверху своей работы одно-единственное слово. «Превосходно». Я сплю. Не может быть. Снейп поставил мне отлично?
Блэк негромко присвистнул, глядя в мою сторону.
- Конец света приближается, – вполголоса прокомментировал он, однако его всё равно все услышали. – Поттер стал зельеваром!
По классу прокатился смешок, а Снейпа, кажется, передёрнуло.
- Гермиона, ущипни меня, – шёпотом попросил я. Моя подруга оторвалась от своей работы и радостно посмотрела на меня.
- Ты не спишь, Гарри! – весело сказала она. – Ты получил «Превосходно»! Теперь, надеюсь, ты понял, что усиленная подготовка приносит свои плоды, я ведь не раз говорила это вам с Роном!
- Это что это – Поттер получил «Превосходно»? – взвизгнула Паркинсон. – Да это невозможно! Он жульничал! Он всё списал у Грейнджер!
- Благодарю вас за вашу бдительность, мисс Паркинсон, – вымученно процедил сквозь зубы Снейп, поворачиваясь к классу, – но ввиду того, что мистер Поттер и мисс Грейнджер писали разные варианты, и к тому же сидели на этой контрольной не вместе, это совершенно исключено. На самом деле единственные, кто ещё писал тот же вариант, что и Поттер – это вы и мистер Голдстейн. Ну а поскольку у вас обоих результат близок к «Отвратительно», вывод только один – Поттер писал всё-таки сам.
- А ты ещё говорила, Пенс, что на таможенную работу не собираешься… – трагично вздохнул Малфой. – Как мне теперь мои коктейли провозить?
Нотт прыснул, Блэк в открытую засмеялся, и даже Блейз усмехнулась. Я спрятал улыбку – ну да, в чём-в чём, а в остроумии слизеринскому старосте не откажешь. Снейп слегка фыркнул, его плохое настроение, видимо, начало улетучиваться.
- На дом всем, кто получил что-то, кроме «Превосходно» – написать подробное эссе с разбором допущенных в контрольной работе ошибок, с детальным указанием того, где, как и почему вы ошиблись. Сдать к понедельнику, – сказал он. – А теперь давайте перейдем к теме урока. Сегодня, и на протяжении нескольких последующих уроков, мы с вами будем изучать Любовные зелья, они же приворотные. Кто из вас, – он обвёл взглядом класс, – хочет рассказать мне о них? Классификация, описание эффекта, побочные действия… Может быть, вы, мисс Паркинсон?
Его взгляд упёрся в покрасневшую Пенси. Та опустила глаза и помотала головой, залившись краской так интенсивно, что покраснели даже кончики ушей.
- Нет? Жаль… Ну хорошо, хорошо, отвечайте вы, мисс Грейнджер, – раздражённо вздохнул профессор. Гермиона, все это время молча тянувшая руку, тут же вскочила, оправила мантию и с довольным видом начала свой ответ.
- Приворотные зелья относятся к группе психотропных веществ, подавляющих волю и чувства человека на эмоциональном уровне, – бойко сказала она хорошо поставленным голосом. – По времени действия все известные приворотные зелья делят на кратко- и долговременные. Кратковременные зелья обладают продолжительностью действия в среднем около двенадцати часов, существуют исключения – от часа до суток и более. Применение большинства таких зелий оценивается как шуточное, и не подлежит наказанию, кроме тех случаев, когда является причиной или составной частью более тяжкого преступления. Любое зелье, действие которого продолжается больше чем сорок восемь часов, классифицируется как долговременное, и применение такого зелья может быть оценено как незаконное, если жертва пожелает предъявить обвинение. В зависимости от срока и интенсивности действия такого зелья, наказание может варьироваться от трёх месяцев до нескольких лет заключения в Азкабане. Побочные эффекты зелий кратковременной группы весьма незначительны…
- Постойте, мисс Грейнджер, – остановил Гермиону Снейп. – Кто-нибудь хочет что-нибудь добавить к временной классификации приворотных зелий?
Я оглянулся, но всё, кроме Стервятников, недоуменно пожимали плечами. Блейз хмурилась, поглаживая по плечу морщившегося от отвращения Малфоя. Гермиона бросила сочувственный взгляд на Блэка, потиравшего лицо рукой с таким видом, словно хочет укрыть его от посторонних взглядов. Неужели никто не хочет ничего сказать? Эх, была не была… Я поднял руку. Ну да, да, вчера вечером, после пира, я никак не мог уснуть – то ли съел слишком много, то ли сказывалась эйфория от того, что услышал в холле от Блейз… В общем, чтобы отвлечься (или наоборот), я стал вспоминать сегодняшнюю поездку в Хогвартс-Экспрессе, мысли как-то перескочили на встречу с Малфоем и Паркинсон, а потом и на его признание, что она опоила его приворотным зельем. Не знаю, почему, но меня вдруг заинтересовало, а как именно оно может действовать? Эх, хорошо бы спросить Фреда и Джорджа – у них в магазине много разных вариантов приворотов, они наверняка в этом разбираются! Но увы, из Хогвартса с ними связаться можно только при помощи писем, а как написать такое? «Фред, Джордж, не дадите пару советов насчёт приворотного зелья?» Да они решат, что я охмурить кого-то собрался! Конечно, с одной стороны, с кем не бывает? А с другой – близнецы есть близнецы, потом вопросов и шуточек не оберёшься… Ну и потом, ответа придется ждать несколько дней, а любопытство меня распирало сейчас… Был, конечно, ещё вариант – спросить Гермиону, но время было позднее, она уже ушла к себе в комнату, а парню проникнуть на женскую половину нереально – лестница не пустит… и тогда я, Гарри Поттер, как говорится, в здравом уме и трезвой памяти, совершил то, что для каждого, кроме Гермионы, может считаться чуть ли не преступлением! Я взял учебник по зельварению, лёг на кровать и стал читать главу, посвященную приворотным зельям! Вот. Рон узнает – вообще разговаривать со мной перестанет… Читать учебник в кровати – это да-а… Но мне было интересно, а это был самый простой способ получить информацию. Так что теперь кое-какие факты из учебника просто всплыли у меня в памяти. Странно только, что о них не сказала Гермиона…
- Поттер, вы хотите в туалет? – поинтересовался Снейп, который, похоже, даже и мысли не допускал, что я могу хотеть ответить.
- Нет, сэр, – сказал я. – Я хочу дополнить классификацию Гермионы.
- Ветроног прав насчёт конца света, – громко прошептал Малфой, якобы обращаясь к Блейз, но его услышали всё. Снейп, однако, уже справился с удивлением и кивнул мне.
- Кгм, ну что ж, мы всё вас внимательно слушаем, Поттер, – сказал он. Гермиона смотрела на меня с таким видом, словно я вдруг сообщил ей, что решил разрешить нашу вражду с Волдемортом при помощи партии в шахматы.
- Эм, ну, в учебнике сказано, сэр, что существует несколько зафиксированных в истории случаев применения приворотных зелий постоянного действия. Некоторые из этих случаев попали даже в маггловские легенды, например, легенда о Тристане и Изольде. Ммм… В разных случаях действие зелья описывается по-разному, что заставляет предположить, что это, вероятно, были разные зелья. Ну, в смысле, они были приготовлены по разным рецептам. Однако в тысяча девятьсот тридцать втором году международное магическое законодательство приравняло использование постоянного приворотного зелья к действию заклятия Империус с отягчающими обстоятельствами, и наказанием за такое является пожизненный срок в Азкабане. Также, по официальной версии, всё известные рецепты, равно как и готовые зелья были изъяты и уничтожены.
- А по неофициальной? – поинтересовался профессор.
- Ну, думаю, учёные из Отдела Тайн вряд ли упустят случай поэкспериментировать…
- Хм, – усмехнулся Снейп, – возможно, вы и правы. У вас есть что ещё добавить?
- Только то, что всё документально подтвержденные рецепты были обратимы, сэр. Их действие было постоянным, но от него можно было избавиться при помощи противоядия, или… в результате смерти объекта в некоторых случаях действие зелья тоже прекращалось. По легенде, существовало зелье, изобретённое во времена Мерлина, которое обладало постоянным сроком действия, и было необратимым, однако отыскать рецепт так и не удалось.
- Совершенно верно. Садитесь, Поттер. И… эээ… пять баллов Гриффиндору. Мисс Грейнджер, продолжайте, – поспешно обернулся Снейп к Гермионе.
- Да, сэр, – ошеломлённо пробормотала Гермиона, глядя то на меня, то на него такими глазами, словно я предложил Волдеморту решить нашу вражду шахматной партией, а он согласился. Снейп вопросительно поднял брови. Гермиона наконец справилась с собой и, хотя всё ещё была удивлена, смогла продолжить ответ.
- Ээээ… Побочным эффектом почти для всех зелий является некая… эйфория, в которую впадает объект после принятия зелья, а так же упадок сил и в некоторых случаях лёгкая форма депрессии, когда действие зелья прекращается. Так же в большинстве случаев жертва обычно испытывает довольно сильное… хм, половое влечение к объекту, потому что в состав большинства зелий входят афродизиаки, – скороговоркой выпалив последнюю фразу, Гермиона залилась густым румянцем.
- Термином «половое влечение», мисс Грейнджер, можно охарактеризовать практически любое возникшее в результате действия приворотного зелья чувство, – с нескрываемым сарказмом заметил Снейп. – Полагаю, вы в данном случае, говоря об афродизиаках, имели в виду вызываемое ими сексуальное возбуждение. В вашем… возрасте, мисс Грейнджер, пора бы начинать называть вещи своими именами, – усмехнулся профессор. – Хотите добавить ещё что-нибудь?
- Да, сэр, – с подчёркнутой вежливостью отозвалась Гермиона, однако голос её звенел от сдерживаемой обиды. Альтаир то возмущённо глядел на Снейпа, то – ободряюще – на свою девушку. – Термин «любовные зелья» не совсем верен. Ни одно зелье, даже самое сильное, не создает настоящей любви, лишь очень сильное влечение, даже одержимость. Человек под действием зелья стремится соединиться с объектом, но не способен на жертвенность, которая присуща настоящей любви.
- Ну, давайте не будем углубляться в тонкости проявлений любви, – нетерпеливо хмыкнул Снейп. – Суть действия зелья вы объяснили верно, этого достаточно. Ещё что-нибудь?
- Только то, сэр, что действие зелье может так же зависеть от нескольких факторов, помимо его состава – например, от привлекательности объекта, или от количества принятого зелья, или от веса жертвы. И ещё – избавиться от действия зелья можно только при помощи противоядия, в отличие от приворотных чар, на которые могут подействовать и другие факторы, – пожала плечами Гермиона. Профессор, наклонив голову набок, поднял брови.
- Вы уверены, мисс Грейнджер? – Гермиона, смутившись, всё же кивнула. Я прикусил губу. Что Снейп имеет в виду? Она ведь права, в учебнике именно это и говорится…
- Кто-нибудь хочет что-то добавить? – осведомился профессор. Пару секунд никто не двигался. Потом Малфой медленно, словно бы неохотно поднял руку, и на лице Снейпа появилось лёгкое облёгчение. Одновременно с этим Блэк беззвучно вздохнул, испытывая, судя по его лицу, похожее чувство.
- Да, мистер Малфой.
- Существуют две оговорки к упомянутому правилу, – сказал слизеринский староста. – Первая – это то, что зелье не подействует вообще, в том случае, если жертва уже влюблена в объект. В этом случае реальные чувства вытеснят внушаемые, и эффекта не получится.
- Великолепно. Десять баллов Слизерину, – благосклонно кивнул Снейп. – Какова же вторая оговорка?
- От действия зелья можно избавиться и без противоядия, но на это способен не каждый маг, а только тот, в чьих жилах есть кровь магических существ, обладающих врождёнными приворотными чарами – например, вейл, сирен, нимф, ундин и прочих. Ну и ещё при этом необходима сильная воля – это раз, и знание того, как именно нужно бороться с действием зелья – это два.
- Совершенно верно, – согласился профессор. – Ещё десять баллов Слизерину. Садитесь, мистер Малфой. Мисс Грейнджер, ваш ответ сегодня меня разочаровал. Обычно ваш уровень подготовки гораздо лучше. Два балла Гриффиндору за ответ, и садитесь на место.
Альтаир рассерженно сверлил профессора взглядом, беря руку садящейся Гермионы в свою и утешающе пожимая. Девушка тихо вздохнула, благодарно накрывая его руку своей. Я, смутившись, опустил взгляд. Отчасти в её провале была и моя вина – ну кто меня за язык тянул? Может, не влезь я, ей бы дали больше баллов.
- Прости, пожалуйста… – осторожно шепнул я. – Не стоило мне влезать со своим ответом…
- Да нет, Гарри, всё в порядке, – так же тихо ответила она. – Думаю, я потеряла больше баллов на дополнении Малфоя, чем на твоём. И потом, вы оба были правы, я не знала этой информации, и…
- Как, подожди, но ведь то, о чём я говорил, есть в учебнике! – я неосторожно повысил голос.
- Поттер, Грейнджер, минус пять баллов Гриффиндору за разговоры на уроке, – холодно сказал Снейп, останавливаясь перед своим столом и даже не взглянув на нас. – А сейчас до конца первой пары мы постараемся с вами провести не совсем обычный практический урок. Будьте добры, оставьте свои вещи и подойдите все сюда, – велел профессор, усаживаясь за стол и выставляя на него две стойки с пробирками и небольшую бутылку со светло-золотистой жидкостью внутри, напоминающей белое вино. – Итак, как вы можете видеть, здесь у меня имеется одна из самых слабых форм приворотного зелья, создающая сильное увлечение на короткий промежуток времени. Формула этого зелья совершенно элементарна, а действие полностью совпадает с описанным действием большинства зелий этой группы. Сейчас каждый из вас испробует его действие на себе – это необходимо для того, чтобы в случае необходимости вы могли проанализировать собственное состояние и определить, что с вами что-то не так. Того количества зелья, которое я вам отмеряю, – говоря это, Снейп разливал в пробирки понемногу жидкости из бутылки, на глаз приблизительно глотка на три в каждую, – достаточно на пять минут действия зелья. Как я говорил, оно довольно слабое. Теперь, чтобы никому из вас не было обидно, неловко или… или что-то непонятно, каждый из вас должен опустить свой волосок в одну из пробирок. Прошу вас.
Он подвинул вперед обе заполненные стойки.
- Также, дабы избежать стрессов и… шокирующих сцен, попрошу юношей использовать правую стойку, а девушек – левую. Лично мне не хотелось бы наблюдать у себя в кабинете любовные признания гомосексуального характера.
Я скривился, представив себе, что в результате такого эксперимента мне мог достаться какой-нибудь Нотт или Корнер. Да что там, даже если Блэк, первый красавчик в школе – от одной мысли меня передёргивало. Конечно, с девчонками тоже не подарок – ещё выпадет влюбиться, хоть и на пять минут, в Паркинсон! Да уж, этого со мной ещё не произошло, а я уже всей душой сочувствую Малфою – вон он как побледнел… Блейз успокаивающе гладила его по плечу, и я снова ощутил укол ревности. А на самом деле – правду ли она говорила той первокурснице? Или же просто скромничала и не хотела её шокировать? Стиснув зубы, я запустил руку в свою шевелюру и выдернул один волосок, протянул руку и, почти не глядя, бросил его в одну из пробирок в правой стойке – зелье, забурлив, приобрело более насыщенный золотистый оттенок с красным отливом. Истинно гриффиндорские цвета, однако я даже слегка расстроился. Неужели я так однозначен?
Когда все пробирки были готовы, Снейп поменял стойки местами и подвинул ближе к разным краям стола.
- Ну вот, а теперь попрошу каждого из вас взять по пробирке с зельем. Пить будете по очереди, дабы мы все могли наблюдать разницу в индивидуальной реакции каждого на одно и то же зелье. Как правильно заметила мисс Грейнджер, его действие действительно зависит от многих факторов, и не в последнюю очередь – от личностных качеств жертвы. Прошу вас, разбирайте пробирки.
- Профессор, но двух девчоночьих пробирок не хватает, – подал голос Симус. – Нас сегодня четырнадцать, и вдобавок, даже если бы Смит и был на уроке, он не девушка.
- Хм, вы правы, мистер Финниган… – озадачился Снейп. – Ну что ж, полагаю, не будет ничего страшного, если кто-нибудь из девушек пожертвует второй волос. Мисс Паркинсон, вы, как староста…
- О, нет, только не она! – вслух застонал Симус. Снейп холодно поднял брови, однако неожиданно его лицо смягчилось, и он вздохнул, в упор и с сожалением глядя вперёд. Я проследил за его взглядом – он смотрел на побледневшего Малфоя, который, чуть ли не до крови прикусив губу, умоляюще смотрел на него в ответ.
- Ну хорошо, тогда вы, мисс Грейнджер, раз уж кандидатура мисс Паркинсон вызывает у мистера Финнигана такой стресс, – язвительно хмыкнул профессор, и на лице Малфоя проступило прямо-таки нечеловеческое облегчение. Впрочем, он сразу же бросил извиняющий взгляд на своего друга, но Блэк – вот удивительно! – только слегка усмехнулся в ответ и подмигнул. Я недоуменно моргнул. Ни фига себе… у них что, совсем всё пополам?
Гермиона, со вздохом кивнув, дёрнула себя за прядку и уже протянула руку, чтобы бросить в пробирку с чистым зельем выдернутый волосок, но профессор остановил её.
- Секунду, мисс Грейнджер. И ещё… – Снейп обвёл взглядом учеников.
- Я, – решительно сказала Падма, выдёргивая ещё волосок. – Можно, сэр?
Профессор кивнул, и когтевранка одновременно с Гермионой бросили свои волоски в пробирки. Снейп поспешно повёл палочкой, и пробирки перемешались, не вынимаясь из стойки, так что никто не успел заметить, какой цвет приобрели зелья Гермионы и Падмы.
- Разбирайте, – коротко сказал Снейп, легким движением придвигая к нам подставку с пробирками.
Я выбрал пробирку с золотисто-коричневатой жидкостью, похожей на мёд. Не знаю, что это за девушка, но цвет казался приятным, и я от души надеялся, что это не Пенси. Когда все пробирки оказались разобраны, Снейп дал указание начинать. Мы выстроились в проходах между партами, и тот, чья очередь пить зелье наступала, выходил вперёд к учительскому столу и делал это на глазах у всех.

Pov Блейз Забини.

Несмотря на то, что Драко пришлось изрядно понервничать, – я должна признать, эксперимент получился довольно забавным. Первой вышла Ханна Аббот и, выпив зелье, стала, краснея, кокетничать с Эрни МакМилланом точно так же, как перед уроком липла к Голдстейну. Голдстейн, сжимая зубы, терпел, бросая гневные взгляды то на неё, то на Эрни, то на Снейпа. Когда действие зелья закончилось, и Ханна, вздрогнув, захлопала глазами, очнувшись, Энтони демонстративно отвернулся от неё и не разговаривал с ней до тех пор, пока не пришла его очередь. Впрочем, она пришла только после Сьюзан Боунс, которой выпал не кто иной, как… Гарри. Я просто извелась, наблюдая за тем, как эта… пуффендуйка! – обхаживала его – его, Гарри, моего Гарри! Впрочем, хорошо хоть, что она всё же даже под действием зелья вела себя относительно скромно и всего лишь с умоляющим видом крутилась перед ним и расспрашивала, что же она должна сделать и как себя повести, чтобы понравиться ему. Если бы она пошла дальше – даже не знаю, удалось ли бы мне сохранить на своём лице хотя бы минимально невозмутимый вид. Утешало меня, по большому счёту, только то, что Гарри не проявлял ни малейших признаков того, что это ему нравится, и держался исключительно вежливо, но не делал ни малейших попыток хотя бы обнять её. Когда срок действия зелья истёк и Боунс пришла в себя, она покраснела, как маков цвет, и с приглушённым писком метнулась на своё место, пряча глаза ото всех. Бедный Гарри при этом смутился едва ли не больше, чем она сама, а Падма Патил тут же принялась её успокаивать и усиленно уговаривать, что стыдиться ей нечего.
Тем временем выпил зелье Голдстейн и, упав на колени перед Падмой, стал порываться целовать ей руки и повторять, что она его богиня, порываться достать ей звезду с неба, и прочая, и прочая. В общем, пять минут в его исполнении оказались слишком долгим сроком – даже Северус не выдержал. Он достал из своего стола какой-то небольшой пузырёк, подошёл к Голдстейну, который продолжал разливаться соловьём перед смущённой Патил и, откупорив пузырёк, несколько раз провёл им перед носом Энтони. Тот как-то странно обмяк, захлопал глазами, и лицо его приобрело осмысленное выражение.
- Ну вот, обратите внимание, как чувствует себя человек, который испытал на себе действие противоядия, – прокомментировал Снейп. – Общая слабость, опустошённость, смятение чувств, не так ли, мистер Голдстейн?
- Эээ… Да, сэр, – кивнул Энтони.
- Присядьте. И будьте осторожней в будущем, – мне кажется, у вас повышенная чувствительность к такого рода зельям, – заметил профессор, возвращаясь к себе за стол. – Ну что ж, продолжим. Мистер Финниган?
Если влюблённость Голдстейна была невыносимо занудной, то представление, которое устроил Финниган, было больше похоже на цирк. Ну, начать с того, что ему досталась Пенси. Когда он, выпив зелье, направился к ней, я посмотрела на Драко и увидела на его лице улыбку, исполненную облегчения. Его изящные пальцы, сжимавшие пробирку, слегка расслабились, а в серебристых глазах запрыгали чёртики.
- От судьбы не уйдёшь, Финниган, – негромко прокомментировал он, и весь класс, включая Грейнджер и Поттера, захихикал. Но что началось дальше, когда Симус попытался обнять Пенси… Паркинсон с гримасой отвращения отодвинулась от него, а он стал бегать за ней по классу, выкрикивая «нет, я добьюсь тебя и ты станешь моей! Один поцелуй, владычица моих грёз – один поцелуй!» Класс покатывался со смеху, и даже Поттер чуть ли не лежал на парте от хохота, наблюдая за выходками Финнигана. Грейнджер, поначалу старавшаяся сохранять невозмутимость, тоже прыснула в конце концов и ухватилась за Альтаира, чтобы не упасть, даром что он сам трясся от смеха.
К чести Симуса, следует заметить, что, придя в себя, он не смутился, а раскланялся и, посмеиваясь, заметил, что это было поучительно, и что он рад, что доставил классу несколько весёлых минут.
Следующей пришла очередь Падмы Патил, и мы в течение пяти минут наблюдали, как симпатичная индианка кокетничала с буквально растаявшим от счастья Тео Ноттом. Когда действие зелья закончилось, Нотт, ни капли не смутившись, пригласил её на свидание, на что Падма, смутившись, ответила, что подумает. Ну, во всяком случае, по сравнению с Финниганом это было на редкость спокойно и даже отчасти мило.
Следующая очередь была моя. Слегка нервничая, я вышла к столу Северуса, повернулась к классу и, поднеся пробирку к губам, сделала глоток. Зелье, напоминавшее цветом и вкусом апельсиновый сок, отдавало какой-то пряностью, не слишком приятной, на мой вкус. В пробирке жидкость ещё оставалась, но я опустила её в подставку не глядя и внимательно оглядела стоящих передо мной парней. Сначала пару мгновений ничего не происходило, а потом мое внимание привлекла невысокая фигурка, словно засветившись изнутри. Ну надо же… почему только я не замечала этого парня раньше? Невысокий и крепко сбитый, мускулистый… Раньше меня не привлекали низкорослые парни, но в этом было что-то особенное. А какое у него замечательное лицо! Простоватое, сказала бы я раньше, а теперь оно казалось мне добрым и открытым. Веснушки делали его только еще привлекательнее, и мне захотелось рассмотреть его поближе. Я сделала шаг, второй, третий…
«Борись с этим!» – знакомый голос раздался у меня в голове, подобно колокольному звону. Я остановилась, испуганно озираясь по сторонам. Бледное лицо Драко словно выделялось из полумрака класса – не так, как лицо того парня, но тоже очень отчётливо. Я помотала головой. Нет, мне не померещился его голос, однако Малфой не разжимал губ, да и кроме меня никто ничего не слышал. Однако зелье всё ещё действовало на меня, и я быстро потеряла интерес к этому неожиданному явлению. Куда привлекательнее казался невысокий парень с тёмно-русыми волосами и хулиганской улыбкой. Я сделала к нему ещё пару шагов…
«Блейз, ты пожалеешь, если пойдешь на поводу у чувств!» – снова зазвенел в голове голос Малфоя. – «Ты можешь! Я знаю, что можешь! Просто постарайся освободиться!»
Освободиться? От чего? Зачем? Этот человек так красив, почему я не должна любить его? Любить? Стоп, я сказала любить? Но ведь… сомнение закралось в душу.
«Пушистая, тебе напомнить, что перед тобой, мягко говоря, совсем не Поттер?», – осведомился на этот раз голос Альтаира. – «Вообще-то, он четырнадцатью румбами правее».
Поттер? Правее? Стоп, стоп… Он ведь… Я ведь хорошо знаю, кому принадлежит эта фамилия, и кажется, даже…
В голове зазвенело, и на сей раз не Драко был этому причиной. Я сделала над собой усилие, пытаясь отогнать неприятный шум в ушах… И шум отступил, и одновременно с ним словно ушли и те яркие, безумно привлекательные краски, который омывали фигуру так понравившегося мне парня. Симус Финниган? Мерлин, и этот клоун казался мне привлекательным? Кто-нибудь, заавадьте меня из милосердия! Да он же совсем не в моём вкусе – веснушчатый коротышка! Нет, ну конечно, он не меньше меня ростом, но, Мерлин и Моргана, по сравнению с другими парнями… Да он ниже даже Гарри почти на голову, а Гарри далеко не самый высокий парень на нашей параллели! Ну, впрочем, характер у Финнигана лёгкий, и на этом ему спасибо.
- Есть шанс, что я тебе ещё нравлюсь, Блейз? – спросил он с надеждой, когда я отступила, хлопая глазами так же, как и все остальные.
- Извини, Финниган, я пас, – улыбнулась я. Он преувеличенно разочарованно вздохнул, всем своим видом изображая вселенское горе. Класс снова засмеялся, однако не в насмешку, а по-доброму.
Не улыбался только Снейп. Он пристально посмотрел на меня и слегка нахмурился.
- Мисс Забини, вы выпили своё зелье едва ли наполовину, однако его действия всё равно должно было хватить на большее время, – заметил он. – Скажите, вы чувствовали что-то необычное – помимо собственно эффекта зелья?
- Ну… – Я замялась. – Вообще-то, поначалу нет, сэр, но потом… Я услышала… голос. Даже два голоса… И один сказал, что я могу бороться с этим, и пожалею, если этого не сделаю.
- Хм, вот как? То есть вам угрожали?
- Нет-нет! Это не выглядело угрозой. Мне показалось, что он не имел в виду, что сделает мне что-то, если я не стану бороться. Скорее, он хотел сказать, что я сама буду разочарована, если этого не сделаю. А второй сказал, что я иду совсем не к тому, к кому нужно…
- Вот как… Значит, эти таинственные голоса указывали вам путь? – усмехнулся Северус. – А можно спросить – с чего голос номер один взял, что вы можете бороться с эффектом приворота?
- Вообще-то, профессор, в моих жилах есть небольшая доля крови сирены, – сказала я. – Я не владею никакими их чарами, но её достаточно для иммунитета к их действию, ну и, видимо, для того, чтобы противиться приворотным зельям.
- И этот таинственный голос…
- Да ничего таинственного, – ляпнула было я и спохватилась, когда Северус, сдвинув брови, метнул взгляд с Драко на Альтаира и обратно. Блэк непонимающе поморгал – да так, что я бы и сама поверила, что он тут ни при чём, если бы не помнила его интонации в своей голове. Малфой же под взглядом Северуса даже притворяться не стал, а лишь с невозмутимым видом приподнял свою изящную бровь. Одарив обоих взглядом, говорящим – «а с вами я потом разберусь», Снейп взмахом руки отпустил меня на своё место.
Настала очередь Альтаира. Он лёгкой походкой вышел к столу и, прежде чем пить зелье, скользнул по девушкам обоих факультетов задумчивым взглядом. Я невольно заинтересовалась, что же будет, чуя какую-то каверзу. Наверняка Ветроног что-то придумал, ну не может он вообще так смотреть на девушек в присутствии Гермионы… А они, в свою очередь, оживились – разумеется, не Аббот, которая не отрывала извиняющийся взгляд от Голдстейна, не Пенси, с надеждой смотревшая на Драко, и не Гермиона, казавшаяся тоже на удивление спокойной. Но вот Боунс и Патил с явной надеждой подались вперёд…
Альтаир негромко фыркнул и, не торопясь, выпил своё зелье. Пил он спокойно, размеренно делая глоток за глотком, и на последнем словно бы случайно оторвал пробирку от губ чуть-чуть раньше, чем следовало бы, заставив тонкую струйку зелья плавно скользнуть по подбородку. Блэк высунул язык и мягким движением слизнул её, по-прежнему задумчиво глядя на класс.
Мне стало смешно. Совершенно ясно, что он просто дразнит тех же Боунс и Патил. Дразнит, надо признать, мастерски – золотисто-коричневую струйку он слизнул весьма… соблазнительно, даже без учёта загадочно-задумчивого взгляда. Я посмотрела на Гермиону – ну-ка, а как она относится к этому нескромному представлению? К моему удивлению, гриффиндорка, казалось, разрывалась, не зная, что ей делать – возмутиться или рассмеяться.
Удовлетворённо хмыкнув, Альтаир поставил пробирку обратно в стойку, после чего снова обернулся к классу, сделал пару шагов и внезапно дёрнулся, останавливаясь и поднося руку к груди. От рывка и за счёт того, что он склонил голову, его чёрная грива упала на лицо, почти полностью закрывая его от боковых взглядов. Тут уже все без исключения уставились на Блэка, а Сьюзан и Падма только что не шагнули вперёд с полной готовностью. Ветроног медленно поднял голову, оглядываясь по сторонам затуманенным взглядом.
- Я… чувствую… – начал он с манящей хрипотцой. – Чувствую…
Драко еле заметно содрогнулся, явно изо всех сил давя ухмылку до ушей. Патил и Боунс буквально впились взглядами в Блэка.
- Всё то же, что обычно, – внезапно совершенно спокойно закончил Альтаир и, уверенно подойдя к Гермионе, безо всякого смущения привлёк её к себе и поцеловал. – Так что концерт отменяется, – подытожил он, с лёгкой усмешкой глядя на глубоко разочарованных девушек.
- Позер, – с усмешкой прокомментировал Снейп. – Вам ведь досталось зелье с волосом мисс Грейнджер, мистер Блэк?
- Как видите, профессор.
- Что ж, вам повезло, – слово «вам» Северус явно подчеркнул. – Следующий?
Следующая за Альтаиром была очередь Гарри. Моё сердце замерло. С одной стороны, если сейчас его объектом окажусь я, у меня будет возможность хоть раз в жизни увидеть, на что это похоже. А с другой, Драко сказал, что зелье не подействует, если жертва уже влюблена в объект, так что тогда я буду знать точно, есть ли у меня шансы. Только вот знать этого мне совсем не хотелось… Так я могла хотя бы надеяться.
Гарри вышел к столу Снейпа и сделал глоток, как и я, не осушив до конца свою пробирку. О Мерлин! Так вот как выглядит влюблённый Гарри Поттер! В жизни не видела ничего прекраснее, чем его зелёные глаза, горящие обожанием, нежностью, влечением… И в жизни мне не было ещё так больно – ведь эти глаза смотрели не на меня! Он стоял некоторое время не двигаясь, потом мучительно покраснел и опустил глаза, но тут же вскинул их снова, словно не видеть объект своих мечтаний было ещё труднее! А потом он несмело сделал шаг к Гермионе, не отрывая от нее влюблённого взгляда и робко протянул к ней руку. Смущённая Грейнджер приветливо улыбнулась ему, явно не очень понимая, как вести себя с таким Гарри, и одновременно предупреждающе сжала руку Альтаира. Но Поттер даже под действием зелья остался джентльменом.
- Гермиона, я… Я никогда не замечал раньше, какая ты удивительная девушка, – слегка хрипло произнес Гарри и осторожно взял её за руку. Я невольно усмехнулась, глядя, как другая рука Гермионы ещё сильнее сжимает руку моего друга, а тот только что зубами не скрипит, в упор глядя на ничего не замечающего Гарри. – То есть, я всегда знал, что ты замечательная, но никогда не понимал, что это не всё. Ты… Ты просто удивительная.
- Спасибо, Гарри, – мягко сказала Грейнджер, и его лицо осветилось улыбкой. Я с трудом удержалась от всхлипа, а глаза вдруг затуманились слезами. Я поспешно украдкой смахнула их, однако это не укрылось от стоящего рядом Драко. Тёплые руки брата обняли меня за плечи.
- Не забывай: раз зелье подействовало, значит, на самом деле он её не любит, – шепнул он мне на ухо. Я кивнула, но так сильно вцепилась в руку Дрея, что ему, наверное, было больно, однако Малфой не убрал её, за что я была ему безумно благодарна. Тем временем Поттер, всё еще смущённо, запинаясь и краснея, продолжал что-то говорить Гермионе, а она с мягкой и терпеливой улыбкой кивала.
- А ты… Ты пойдешь со мной в Хогсмид в следующий раз? – спросил Гарри. – Ну, то есть, ты можешь не ходить, если не хочешь, просто я подумал, что это могло бы быть забавно, и…
- Гарри, – оборвала его Грейнджер. – Мне будет очень приятно сходить с тобой в Хогсмид. Спасибо, – сказала она с вежливой улыбкой, одновременно аккуратно придавливая носком туфли ногу Альтаира. Со стороны это могло бы показаться такой же игрой на публику, которую пару минут назад демонстрировал он сам, но я-то знала: учитывая огненный характер, присущий в той или иной степени всем Блэкам (а моему другу в весьма значительной!), сейчас это совсем не лишняя мера – постоянно напоминать ему, что всё в порядке.
Гарри заулыбался, а потом несмело потянулся вперёд, словно собираясь поцеловать её. Гермиона застыла, широко распахнув глаза и со страхом бросив взгляд на Альтаира, который уже сунул руку в карман за волшебной палочкой, но буквально в нескольких дюймах от её лица Гарри вдруг замер и, захлопав глазами, отпрянул.
- Ой, пожалуйста, Гермиона, прости! – выпалил он, явно придя в себя. – Я… Я ничего такого не сделал? Я тебя не обидел? – встревоженно спросил он.
- О, нет, Поттер, – ответил вместо неё Альтаир, многозначительно усмехаясь. – Иначе бы ты…
- Тут не стоял, – фыркнул Драко.
Грейнджер метнула на обоих парней полунедовольные-полупольщённые взгляды и ласково улыбнулась Гарри.
- Всё в порядке, Гарри, расслабься, – сказала она. – Ты был очень деликатным – просто сказал, что я удивительная, и пригласил сходить в Хогсмид.
- А-а, – с облегчением вздохнул он. – Но ты согласилась! – вспомнил юноша тут же. Гермиона расхохоталась.
- Я и так хожу туда вместе со всеми гриффиндорцами, и с тобой в том числе, каждый раз, когда можно! – сказала она, смеясь. – Почему я должна была на сей раз отказываться?
Гарри засмеялся, и остальные тоже. После него была очередь Эрни, которому досталась Падма (он порывался сложить в ее честь поэму, но дошел лишь до четвертой строфы), потом Майкла Корнера – ему досталась Сьюзан, и Тео Нотта, которому досталась Ханна Аббот. Впрочем, тут тоже не было ничего интересного, не считая того, что Энтони Голдстейн, казалось, с трудом сдерживался, чтобы не засветить Тео в глаз, пока тот обхаживал его девушку. После Нотта была очередь Гермионы. Я с любопытством следила, как она подносит к губам пробирку с зельем, выглядящим как коктейль – бархатно-чёрные и глянцево-белые полосы чередовались друг с другом, а на мгновение мне показалось, что в местах их соприкосновения играют алые искорки. Интересно, кто же ей достался? Хотя… учитывая поведение Альтаира во время собственного принятия зелья, учитывая то, что он сейчас лишь слегка улыбается, а не буравит взглядом всех парней подряд, наконец, учитывая то, что сама Грейнджер совершенно спокойно пьёт зелье… Кажется, ясно, у кого это здесь цвета зебры. Вот только как он с ней ухитрился сговориться? Впрочем, вопрос опять-таки несложный – направленная легилименция. Цвета-то собственных зелий они видели… К тому же и взяли пробирки чуть ли не первыми, опередив остальных. Всё ясно.
И правда – Гермиона, выпив зелье, повернулась к Альтаиру и, весело улыбнувшись, подмигнула ему.
- Кажется, мне тоже повезло, – сказала она.
- Сегодня удача нам сопутствует, – важно изрёк Блэк, глазом не моргнув. Правда, хитрая улыбка всё же играла на его губах. Северус, не мигая, смотрел на него, а потом со вздохом махнул рукой.
- Дальше!
После Грейнджер настала очередь Драко. Подмигнув мне, он вышел к столу Снейпа, в три глотка осушил пробирку с зельем до дна, и несколько секунд стоял, не двигаясь и так же, как Альтаир, обводя взглядом стоявших учеников. А потом… Твёрдой походкой уверенно пересёк класс, подошёл ко мне и, не спрашивая позволения, без тени смущения или неловкости, притянул к себе, крепко обнял и страстно поцеловал.
Великий Мерлин! Это не был первый поцелуй в моей жизни, но, очевидно, был первый настоящий. Брат или нет, но целовался Малфой фантастически. У меня закружилась голова и подкосились ноги, я инстинктивно схватилась за него, хотя его сильные руки держали меня крепко и в любом случае не дали бы мне упасть. Я почти ничего не соображала, лишь где-то глубоко-глубоко в сознании теплилась мысль, что это неправильно, так не должно быть… Но прежде, чем эта мысль смогла оформиться, прежде, чем я смогла найти в себе силы попытаться оттолкнуть Драко, он сам вдруг оторвался от меня и отстранился. Дыхание Серебряного Принца было тяжёлым, словно он пробежал целую милю, но глаза вдруг полыхнули ярким серебряным светом. Не хлопая ресницами и не приходя в себя так явно, как остальные, Драко бережно выпустил меня из объятий и отступил.
- Прости, сестрёнка, – тихо сказал он и добавил после этого уже громче, для всех: – Ты в порядке?
Всё ещё потрясённая и ошеломлённая, я машинально кивнула. В глубине души у меня почему-то зародилась лёгкая обида – неужели я для него так отвратительна, что действие зелья закончилось так быстро? Как Парвати для Альтаира – тогда, на пятом курсе? Но, с другой стороны, ведь это не то зелье, которое использовала Пенси, так почему оно перестало действовать – ведь прошло не больше пары минут…
- Двадцать баллов Слизерину, мистер Малфой, за превосходную демонстрацию возможности сбрасывания эффекта приворотного зелья, – громко объявил Снейп. – И вам, мисс Забини, кстати тоже, за вашу демонстрацию. Драко, у тебя есть доля крови вейл, не так ли?
- Да, сэр, – отозвался Драко. – Но очень мало, поэтому я поначалу поддался зелью.
Врёт, подумала я. Только зачем? А то я не знаю, что ещё прошлым летом он не отставал от матери, тётки Анабель и Эмерельд с Сапфирой, пока его не научили в совершенстве технике сбрасывания приворота. Как он тогда говорил – «лучше поздно, чем никогда». Но впрочем, я не сомневалась, что если мне понадобится, я вытрясу из Драко правду позже.
Оставалась только Пенси, и достаться ей должен был либо Майкл Корнер, либо Драко. Вот интересно, кто из них? Сделав два глотка, Паркинсон поставила пробирку в подставку и обернулась к классу. Драко поджал губы и, сделав шаг назад, спрятался ко мне за спину. Я хихикнула. Малфой на целую голову выше меня, неужели он надеется стать незаметным? Кажется, он тоже это понял, потому что плавно скользнул уже за спину Блэка, который с понимающим видом развернулся фронтально к Пенси. Однако она продолжала хмуро разглядывать класс, а потом повернулась к Снейпу.
- Не действует, профессор! – жалобно сказала она. Выудив из стойки пробирку, Снейп помахал над ней палочкой, невербально используя вторичное наполнение.
- В самом деле? – сказал он. – Любопытно… Кстати, все запомните – заклинание вторичного наполнения вы можете применить к зелью только в том случае, если сами его готовили и точно знаете, сколько, чего и когда туда было положено. В противном случае вы получите опасную бурду, и вам повезёт, если она не взорвётся у вас в руках. А теперь, мисс Забини, будьте любезны, подойдите сюда. Я знаю, ваша очередь прошла, но за дополнительные баллы, не согласитесь ли вы?
Он протянул мне пробирку с искристо-синим зельем, в глубине которого то и дело вспыхивали серебристые искорки, словно звёзды в ночном небе. Хм, интересно, кто это всё-таки? Синий цвет – цвет Когтеврана, так что это может быть Майкл, но с другой стороны, это любимый цвет Драко, и серебряные искры тоже очень подошли бы Малфою. Взяв пробирку, я выпила зелье до дна и обернулась, нашаривая глазами Майкла. Однако Корнер казался таким же серым и обычным, как и все остальные. Зато когда я посмотрела на Драко, меня охватило уже знакомое чувство. Его изящная фигурка словно засветилась изнутри, очерчивая всё контуры серебристым свечением. Я отмечала каждую чёрточку, которая раньше казалась мне незначительной – то, как падает на лоб платиновая чёлка, какие длинные и густые у него ресницы, или то, что брови и ресницы у него темнее волос (Люциус говорил, что это знак аристократической породы). Летний загар, который уже начал сходить – у Драко он никогда не держался долго, несмотря на всю интенсивность, – шёл ему, и в то же время была в нем какая-то неправильность, даже неестественность. Кажущиеся на первый взгляд узкими для мужчины плечи – но это из-за общей конституции Малфоя, уж я-то видела Дрея без рубашки не раз, и знаю, что мускулы там на месте. Просто Малфои считают, что сильно раскачанные плечи – признак плебейства. Я шагнула к нему и, протянув руку, коснулась кончиками пальцев его гладкой щеки – благодаря крови вейл, Драко, как и Люциус, совсем не нуждался в бритве. Меня огнём обожгло воспоминание о его поцелуе несколько минут назад.
- Драко… – выдохнула я. Он ласково улыбнулся, но покачал головой и не сделал движения навстречу.
- Блейз, не делай ничего, о чём потом будешь жалеть, – сказал он. Я улыбнулась. Что бы я сейчас ни сделала – разве можно об этом жалеть?
- Ты потанцуешь со мной на празднике в честь Хэллоуина? – спросила я первое, что пришло в голову. Драко с улыбкой кивнул.
- Конечно, сестрёнка, – отозвался он. Слово «сестрёнка» причинило боль. Я для него лишь сестра… Но эта боль породила гнев. Я напряглась, и на меня накатило уже знакомое чувство – звон в ушах и уходящие краски. Чары зелья ушли, а вместе с ними и гнев, и боль, и всё остальное. Я улыбнулась брату.
- Музыка за мной? – сказала я. Это была наша старая шутка, ещё из детства, когда мы учились танцевать в бальном зале Малфой-Манора и, расшалившись, опрокинули подставку для музыкантов, где играли заколдованные инструменты. Естественно, чары прекратили своё действие, а нам надо было ещё отрепетировать несколько па. Пришлось напевать, но Драко мигом стал жаловаться, и мы тянули жребий, кто из нас будет этим заниматься. С тех пор это и значило «обеспечивать музыку». Сейчас, услышав это от меня, Малфой расхохотался.
- Пожалей мои уши, Пушистая, – фыркнул он. – Сейчас ведь не март.
- Дуралей, – хмыкнула я, отворачиваясь. – Сготовь куриную лапшу – сразу полегчает!
Мы дружно засмеялись. Краем глаза я заметила выражение полного непонимания на лице Гарри, которое меня насмешило ещё больше. Ну, впрочем, из всех, находящихся сейчас в классе, полностью понять нас действительно могли ещё только Блэк, Грейнджер и Снейп – то есть те, кто знал о нашей анимагии.
Довольный Северус велел тем временем всем рассаживаться по местам и найти по учебнику рецепт того зелья, которое он только что использовал на нас, используя собственный опыт. Открыв журнал, он наградил каждого из нас пятью баллами за практическую работу и ещё двадцатью – меня, за повторное согласие выпить зелье. И тут Финниган поднял руку. Профессор с удивлением разрешил ему задать вопрос.
- Профессор Снейп, вы так и не объяснили нам, почему зелье, которое прекрасно подействовало на Блейз, не оказало влияния на Паркинсон.
- Вы невнимательно слушали мистера Малфоя в начале урока, мистер Финниган, – сурово отрезал Снейп. – Не говоря уже о чётком примере, продемонстрированном мистером Блэком и мисс Грейнджер. Минус пять баллов Гриффиндору. Первая оговорка, которую он упомянул – зелье не действует в том случае, если жертва уже испытывает некую любовь к объекту. Думаю, ни для кого не станут новостью нежные чувства мисс Паркинсон к мистеру Малфою. Запомните – чем более сильнодействующее зелье используется, тем более сильная любовь нужна, чтобы его побороть. Например, для столь сильного зелья, как Амортенция, потребуется истинная любовь, такая, о которой пишут романы и слагают легенды. Но для простенького кратковременного зелья вроде того, что я использовал на вас сегодня, довольно и юношеского увлечения. А теперь – возвращайтесь к работе.

Pov Драко Малфоя.

Остаток занятия мы занимались определением зелья, которое использовал крёстный – да уж я, честно говоря, определил его сразу, как только он достал бутылку. Отыскав рецепт на нужной странице в учебнике, я быстро переписал его в тетрадь, провёл анализ компонентов и их сочетаний в данном порядке, написал выводы о том, какой компонент и какую роль играет в составе зелья и, перечитав для верности, сдал работу крёстному. Северус бегло пробежал глазами, улыбнулся, чиркнул внизу «П» и вернул мне тетрадь.
- Ты как? – спросил он вполголоса, когда я взял её.
- Всё хорошо, – улыбнулся я. В самом деле, сегодняшнее приключение с зельями сильно продвинуло нас вперёд на почве подкопа под сердце Поттера. Усевшись на место, я принялся разглядывать его – очкарик не столько смотрел в учебник, сколько на нашу парту (и, слава Мерлину, не на меня!). Право, даже жаль, что ему досталась Грейнджер. Интересно, подействовало бы на него зелье Блейз?
Мне и правда стало любопытно. А что если… Нет, Блейз я результат всё равно не скажу – не надо ей знать, если он будет отрицательный, да и если положительный тоже – лишняя уверенность в таком деле ей только помешает. Лучше пусть за неё буду уверен я. И Альтаир, конечно – вот его осведомить стоит. Ну а придумать план и осуществить его – это для меня и вовсе было делом техники. Для начала – галантно предложить Блейз отнести её работу Снейпу и дождаться, пока он её проверит (главное тут, конечно, вовсе не сделать приятное сестрёнке – хотя совместить… скажем так, полезное с полезным, никто не запрещает. Главное – «под шумок», незаметно от крёстного, стырить со стола одну из тех пробирок, в которые он тоже разлил зелье, но волос на них не понадобилось.) Вернувшись на место, я сделал вид, будто стряхиваю соринку с плеча Блейз, и стянул у неё волосок.
В конце урока, перед тем как выходить, я притворился, что меня заинтересовал какой-то кусок текста в учебнике, и, собрав свои вещи, двинулся на выход, держа учебник в руках и читая на ходу. Ага, вот оно!
- Малфой, ты что, не видишь, куда идёшь? – возмущенный вопль Поттера, когда его учебник, тетрадь и чернильница полетели на пол. Мой учебник отправился следом.
- Ой, извини, Поттер, – быстро сказал я, нагибаясь, чтобы подобрать вещи. Когда я выпрямился, ошеломлённый Поттер стоял с открытым ртом, таращась на меня сквозь свои дурацкие очки. Нет, ну неужели после поезда его ещё удивляет моя вежливость?!
- Вот, держи, – сказал я, подавляя желание расхохотаться в голос, и протянул ему его тетрадь, чернильницу (закупоренную, к счастью) и мой учебник. Поттер, всё ещё ошарашенный, машинально взял всё это и стал запихивать к себе в сумку. Пряча довольную ухмылку, я поспешно покинул класс.
Дальнейшее вовсе не представляло проблемы. До обеда оставалась ещё одна свободная пара – заданий пока не было, даже от зельеварения Снейп нас пятерых освободил, и делать было, в общем-то, нечего. Я зашёл к себе, немножко повалялся на кровати, потом вытащил из сумки принадлежности по зельеварению, запихнул новое «Руководство по защитной магии», рекомендованное в этом году для седьмого курса, несколько чистых пергаментов. Осторожно поправил перо и чернильницу, чтобы убедиться, что ничего не сломалось и не пролилось – нет, право, всё-таки маггловские ручки в этом отношении гораздо удобнее, жаль только, они почти не пишут на пергаменте. (Ну естественно, я знаю, что такое маггловские ручки, всё-таки не настолько два мира изолированы друг от друга!). Закончив собирать сумку, я достал из кармана пробирку с зельем, откупорил её и осторожно опустил волосок Блейз. Жидкость забурлила, принимая более густой золотистый цвет, словно волосы моей сестрёнки на солнце. Снова закупорив пробирку, я сунул её обратно в карман, запихнул в сумку учебник Поттера, застегнул её и, взглянув на часы, решил, что можно двигать на обед.
За обедом всё тоже прошло как по маслу. Дождавшись, пока Поттер и компания усядутся и начнут есть, я вытащил его учебник, вылез из-за стола и решительно направился к нему, предварительно отрицательно качнув головой в ответ на вопрошающий взгляд Ветронога. Он спокойно кивнул и снова принялся за еду, продолжая счастливо улыбаться – он вообще так улыбался с самого начала обеда. И что ему, интересно, сказала Грейнджер? Ведь наверняка в ней всё дело – он-то свободную пару провёл со своей гриффиндоркой, тут к Трелони не ходи. Так, хм… Если припомнить его вчерашнюю реакцию на переданное мной сообщение об «оправдавшихся надеждах», плюс его объяснение значения этих слов… А сегодня мой лучший друг, поговорив со своей любимой, снова выглядит так, словно исполнилось его самое заветное желание… Хм. Не понял – они что, уже о свадьбе договорились? Да ну, нет, ерунда какая. Ты бредишь, Вьюжник. Уж никак ещё не могли. Скорее всего, просто мечтали вместе, где-нибудь у озера… хотя, скорей всего, как раз о ней. Так, надо бы на всякий случай ещё раз с Ветроногом поговорить – просто для страховки. Напомнить ему, что, кроме шпор, есть ещё и такой элемент управления, как уздечка… А вот, кстати, и сама Грейнджер – поглядывает на Альтаира и улыбается почти так же, как и он. Мерлин, хоть её саму заодно расспрашивай… Но, увы, сейчас моей целью является всего лишь её приятель.
- Поттер! – встав над ним, как Немезида над прогневавшим богов, я скрестил руки на груди, держа в одной его учебник. Уизел моментально вскинулся.
- Какого Мордреда тебе здесь надо, Малфой! – завопил он, брызгая крошками непрожеванной пищи. Я содрогнулся от отвращения. И вот ЭТО, Поттер, ты в своё время выбрал вместо меня и Альтаира? М-да, мне уже не обидно – мне просто тебя жаль.
- Не знал, Рональд, что вы сменили фамилию, – как можно более вежливым тоном сказал я. – Мне вас поздравить с заключением брака?
- Что-о? – скривился рыжий. – Что ты несешь, хорёк?!
- Когда я подошел, я сказал «Поттер». Откликнулись Вы, так что я предположил, что Вы сменили фамилию. По браку, возможно? – продолжал я, пропустив «хорька» мимо ушей. В конце концов, если за три прошедшие курса Уизел не придумал ничего оригинальнее, чем вспомнить ту историю с превращением… Да, Поттер, мне вдвойне тебя жаль.
- Рон, перестань, – мягко попросил его Поттер, удерживая за локоть пытающегося вскочить на ноги приятеля. Тот возмущенно пыхтел и запинался.
- Да он… Да этот белобрысый гад… ты слышал, что он сказал?! Да я ему сейчас…
- Малфой, ты что-то хотел? – осведомился Поттер, перепоручив успокаивать разбушевавшегося друга Грейнджер. Голос у Гарри был усталый – видимо, закидоны Уизела уже и его порядком достали.
- После зельеварения мы перепутали учебники, – сказал я, демонстрируя ему книгу. – У меня там на полях есть кое-какие пометки, так что мне хотелось бы вернуть свой экземпляр, если не возражаешь.
- А, хорошо, конечно, – облегчённо кивнул он и полез вниз за сумкой. Пока он рылся в ней в поисках моего учебника, я незаметно вытащил пробку из пробирки и, благословляя про себя неведомого модельера, который, придумывая школьные мантии, сделал им широкие рукава, спрятал её в рукав, придерживая одним пальцем. Протянув Поттеру учебник, я, как бы невзначай, накрыл рукавом его кубок с тыквенным соком… Дело сделано.
- Спасибо, – сказал я, забрав свою книгу, и, вспомнив кое о чём, повернулся к Грейнджер. – Кстати, ты уже определила время проведения собрания? – спросил я. Она кивнула.
- Сегодня после защиты, на свободной паре перед травологией, – сказала она. – Не опаздывай, и передай Паркинсон.
- Хорошо, – кивнул я. – Поттер, Уизли, приятного аппетита, – и гордо удалился, прижимая к груди учебник и стараясь не расхохотаться в голос. За своим столом я сел на место, убрал учебник в сумку и принялся за еду, поглядывая время от времени на Поттера. Вот он допил свой сок и потянулся к кувшину, чтобы долить ещё. Конечно, победу торжествовать рано, но никаких изменений в нём видно не было. Он не краснел, не бледнел, и вообще не показывал, что что-то изменилось, хотя Блейз сидела на своём месте рядом со мной и он то и дело поглядывал на неё. Против воли я обнаружил, что улыбаюсь. Зелье на Поттера не подействовало! А значит, наша Пушистая ему совсем небезразлична! Мерлин мой, и она ещё беспокоилась из-за какой-то Дафны!
Впрочем, беспокойство её не было до конца лишено оснований, приходилось это признать. Дафна, видно, не шутила, говоря, что намерена заполучить Поттера. Когда она зашла в Большой зал на обед, взгляды половины мужского населения обратились к ней – да так и не смогли оторваться. Брюнетка умело воспользовалась косметикой – её кожа будто светилась, аккуратно подведённые глаза казались больше и выразительнее, чем обычно, полные губы были маняще приоткрыты. И при этом нигде ни следа явно наложенной краски – сплошная естественность. Ну, не считая глаз. Её кудрявые чёрные локоны красиво обрамляли прелестное личико в форме сердечка, тонкие брови, выщипанные в ниточку, чуть приподнимались на концах. В довершение образа, мантия была не застёгнута, а лишь слегка наброшена на плечи, открывая белую блузку с низким вырезом и короткую юбку – напоминающую форменную, но укороченную раза в два. Покачивая бёдрами, Дафна медленно прошла по проходу между столами, приостановилась напротив Поттера и одарила его томным взглядом из-под длинных тёмных ресниц.
- Привет, Гарри, – сказала она низким музыкальным голосом. Впрочем, лично на меня он не произвёл впечатления после материнского – слышали соловья, на канарейку не поддадимся.
- Приятного аппетита, – томно улыбнулась Дафна и гордо проследовала на своё место. Блейз рядом со мной напряглась и, задрожав, отложила вилку. Я на мгновение накрыл ладонью её руку, а затем резко встал.
- Блейз, дорогая, прихвати мою сумку, если не вернусь до защиты, – попросил я. Она рассеянно кивнула.
- Лучше прихвати для этого Грега или Винса, – Альтаир тоже выбрался из-за стола. – Потому что я свою тоже пока оставлю… Пошли, Вьюжник.
Я с усмешкой кивнул, после чего подошёл к Дафне и резко развернул её к себе.
- Гринграсс, на пару слов, – прорычал я. Она смерила меня взглядом и попыталась высокомерно усмехнуться.
- А с чего ты взял, Малфой, – всё тем же низким голосом, но уже без лишней томности, проговорила она, – что я хочу с тобой общаться?
- Я староста твоего факультета, – припечатал я. – Или ты желаешь общаться напрямую с профессором Снейпом? Я могу тебе это устроить. Так как?
Дафна поморщилась.
- Ну, хорошо… – нехотя сказала она.
- Отлично, – отозвался я и, схватив её за руку, буквально потащил по проходу к выходу. Альтаир следовал сзади, держа в руке волшебную палочку. Вслед нам неслись смешки и перешёптывания, однако я не обращал на них внимания. Дафна, неловко перебирая ногами и шатаясь на своих шпильках, семенила за мной. Я вытащил её из Большого зала и впихнул в небольшую комнату, где обычно ожидали распределения первокурсники.
- Псих ненормальный! – крикнула она, чуть не падая. Я, пропустив Альтаира, вошёл следом и захлопнул дверь. – Ты совсем спятил, Малфой! Что ты себе позволяешь?! Я чуть ноги себе не переломала! И каблуки! Ты хоть представляешь, сколько стоят эти туфли?
Я фыркнул. Что за плебейский подход – выкрикивать, сколько стоит та или иная вещь, словно это причина для остальных пылинки с неё сдувать!
- Есть твёрдое подозрение, что вряд ли дороже шнурков от моих ботинок, – саркастично ответил я. Дафна оскорблённо заткнулась на несколько секунд, но не сдалась.
- Ты мне за это ответишь… – зашипела она. – Если ты думаешь, что…
Внезапно она запнулась и вскинула руки к шее, отчаянно хватая ртом воздух. Её глаза испуганно расширились. Я недоуменно моргнул. Это ещё что за фокусы?
- Меня тревожит ваше неверие, – низким, рокочущим голосом проговорил Альтаир. Я обернулся к нему. Друг вытянул правую руку перед собой, согнув её в локте и держа ладонь на уровне плеча. Пальцы были полусогнуты, словно он держал в них… шею. Всё понятно – невербальные беспалочковые чары. Родовая Магия. Ну а почему именно Удушающее заклятие, и вдобавок в сочетании с этим конкретным жестом и этой фразой, тоже понятно… Для полноты картины Альтаиру только костюмчика не хватает и «ххх-пшшшш!»
Дафна продолжала задыхаться. Ветроног держал заклятие ещё несколько секунд, после чего смилостивился и разжал пальцы, опуская руку. Гринграсс закашлялась, дыша так, словно обежала вокруг Хогвартса.
- Если ты ещё раз вздумаешь угрожать моему другу, – уже нормальным голосом сказал Альтаир, – я тебе не только джедайский фокус с рукой покажу. Не говоря уже о том, что при таком поведении, какое ты только что демонстрировала перед всем Хогвартсом, отвечать очень скоро придётся тебе!
- Но… я… – испуганно залепетала Дафна.
- Между прочим, Альтаир прав на сто один процент, – добавил я, делая шаг вперёд и беря её за плечо, впрочем, стараясь всё же не слишком сжимать – ей, скорее всего, и заклятия хватило.
- Ты не задумывалась, – продолжил я, – что это ещё и придётся делать не перед нами, а перед всем Слизерином? Что ты себе позволяешь, Дафна? Что это за вид? – я окинул её взглядом, полным отвращения. – И в каком борделе ты набралась подобных манер? Честное слово, тебе оставалось лишь скинуть с себя мантию, а заодно и то, что ты называешь одеждой, сесть на гриффиндорский стол и предложить себя Поттеру! Хотя, если у него есть хоть капля ума, он не польстится на столь сомнительное сокровище. – Я выпустил её плечо, отступая на шаг, и брезгливо вытер руку полой мантии. Однако, снова взглянув на девушку, я понял, что, пожалуй, немного переборщил. В глазах Дафны стояли слёзы, и мне показалось, что она близка к истерике. Я вздохнул, и заговорил другим тоном, мягче и с сочувствием.
- Послушай, Дафна… Я всё понимаю, и не виню тебя за то, что тебе просто понравился парень. Но, поверь мне, не годится одеваться и вести себя как шлюха ради того, чтобы обратить на себя его внимание.
- Я не вела себя как шлюха! – выкрикнула она.
- Да неужели? – фыркнул я. – Готов спорить на двести галлеонов, что как минимум пять человек из каждых семи в Большом зале сейчас думают, что я потащил тебя перепихнуться по-быстрому, а Альтаир решил по-дружески обеспечить приватность моего досуга.
Она взвизгнула и бросилась на меня, целясь длинными ногтями в лицо. Ага, щас! Я перехватил её запястья и стиснул их одной рукой, разворачивая её лицом к стене и прижимая к себе. Нельзя сказать, чтобы ситуация оставила меня равнодушным: всё-таки мне семнадцать, а последний секс у меня был неделю назад. В таком возрасте это довольно много.
- А ведь я вполне могу так поступить… – шепнул я ей на ухо. Это, и плюс упёршееся ей в бедро… хм, доказательство того, что я вполне серьёзен, отрезвило Дафну. Девушка замерла от ужаса, её тело разом одеревенело и застыло.
- Драко… – дрожащим голоском пискнула она, – Драко, пожалуйста, не надо… Пожалуйста, пусти меня… Отпусти меня, я никому не скажу… – в голосе зазвенели слёзы – кажется, она, и правда, сильно испугалась.
- Тьфу, дура, – я мигом отпустил её и отошел на шаг. Подняв взгляд на Альтаира, я прочёл на его лице жалостливую брезгливость. Дафна, дрожа, обернулась и трясущимися руками натянула мантию, закутываясь в неё так, что ни глубокого выреза блузки, ни короткой юбки не стало видно. Она всё ещё смотрела на меня с опаской, и я глубоко вздохнул, успокаиваясь.
- Да не трону я тебя, успокойся, – раздражённо сказал я. – Но можешь считать это наглядной демонстрацией того, как действует твой вид на парней. И, знаешь ли, далеко не каждый захочет остановиться по твоей просьбе. Лично я не хочу, чтобы Слизерин заработал славу первого борделя в школе.
- Я… Я просто… – она запиналась и дрожала. Слёзы всё-таки полились по щекам. Я закатил глаза – ну не моё это дело, успокаивать эту девчонку! Я посмотрел на Альтаира, но тот только состроил тоскливую гримасу и махнул рукой. Вздохнув, я снова повернулся к Дафне – всё-таки мне было её жалко. В конце концов, она не виновата, что в данном вопросе мои симпатии на стороне Блейз. Вытащив из кармана чистый носовой платок, я протянул его ей.
- Ну, не плачь, – сказал я примирительно. – Вот, утрись, успокойся и послушай меня. Я не буду давать тебе советов – хотя если ты спросишь моё мнение, я бы посоветовал тебе обратить твои чары на какой-нибудь другой объект, а не Поттера. Подобным поведением и внешним видом ты не добьёшься желаемого результата и только наживёшь себе крупные неприятности. Поттер не такой человек, который может польститься на… Гхм, особо доступную девушку. Тут нужен иной подход…
- Какой? – всхлипнула она в мой платок, вытирая слёзы пополам с тушью и усаживаясь на подоконник. Я пожал плечами.
- Я же сказал, я не буду давать тебе советов, – напомнил я. – Я тебе не друг, и не наперсник. С меня и Блейз вполне достаточно. Скажу только одно: то, что ты делаешь – это не вариант.
- Ясно, – сказала она, вытирая слёзы и немного успокаиваясь. – Вот, возьми, спасибо тебе… – она протянула мне мой платок, но я не взял его.
- Оставь себе.
- Спасибо. Он очень мягкий.
Ну ещё бы, а ты думала… Я всё-таки Малфой, милая.
- Знаешь, а ты не такой, как я думала, – сказала она, подходя ближе. Я ошеломлённо захлопал глазами. Это ещё что за новости? – Скажи, а вот тебе лично мой вид понравился?
- Мне? – я даже поперхнулся. Вообще-то брюнетки не вот чтобы очень в моём вкусе – я предпочитаю рыженьких, или, на худой конец, блондинок, правда, их процент в девичьем коллективе Хогвартса ниже желаемого. Однако Дафна, конечно, хороша, тут ничего не скажешь… Ну и потом, мне семнадцать лет…
- Ну, если брать что-то одно, то да, – сказал я. Девушка наклонила голову.
- Что-то одно? – спросила она даже с оттенком кокетства. Я удивленно уставился на неё, потом переглянулся с откровенно усмехавшимся Альтаиром. Не она ли пять минут назад дрожала от ужаса и умоляла меня отпустить её? А теперь что – соблазнить меня пытается? Вот это да, я понимаю – настоящая бодрость духа.
- Ну да. Если брать только твою одежду, или только макияж, или только поведение – то… Хотя нет, поведение я бы всё-таки вычеркнул. Это слишком откровенно. А макияж ничего. То есть – был ничего, – поправился я, взглянув на растёкшуюся тушь и поплывшую помаду – надо же, а я думал, у нее такой естественный цвет губ… Она смущённо улыбнулась и потёрла платком уголок глаза.
- Я поняла, – сказала она, подчёркнуто не глядя на Альтаира. – И ещё раз спасибо тебе. Может, как-нибудь ещё… пересечёмся?
- Как насчёт субботнего вечера? – тут же сориентировался я. Дафна хмыкнула и кивнула.
- Да, хорошо. Попозже договоримся о времени, ладно? Мне пора бежать – надо ещё успеть привести себя в порядок, а через пятнадцать минут у меня прорицания, – бойко сказала она. Я кивнул. В Большой зал мы уже не успеем, – надеюсь, Блейз действительно припашет Крэбба или Гойла оттащить на урок наши сумки.
- Животное обаяние, – весело фыркнул Альтаир, глядя, как за Дафной закрывается дверь. – И как тебе удаётся так легко их клеить, Вьюжник?
- О, это несложно, – ответил я. – Достаточно сделать вот так, – я заложил большие пальцы рук за пояс и расставил ноги пошире, – затем вот так, – я принял позу культуриста, сцепив руки кольцом над головой, – и так!
Я сощурил глаза, поворачиваясь к окну так, чтобы падавший на них свет создавал иллюзию искорок на радужной оболочке. Ветроног засмеялся своим обычным, слегка ржущим смехом.
- Сразу видно профессионала. Можно сказать, ветерана амурного фронта, всего в шрамах от вражеской губной помады.
Я согнулся пополам от смеха, и Альтаир не замедлил присоединиться ко мне.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (10.07.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями