Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1654]
Из жизни актеров [1617]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4708]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14939]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14205]
Альтернатива [8958]
СЛЭШ и НЦ [8757]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4332]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 августа)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Десять минут в парке
1976 год. Эдвард настолько одинок и потерян, что вот-вот расстанется с надеждой встретить любовь. Случайная встреча с кумиром помогает ему найти именно то, в чём он нуждается.

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Наперегонки со смертью
Существует ли предопределенность нашей жизни? Можно ли отвратить смерть? Договориться с ней? Обмануть или переписать судьбу? Эдвард Каллен – обычный молодой семьянин, который случайно узнает то, что ему знать не положено. На что он пойдет, чтобы спасти дорогого человека?
Мистический мини-фанфик от Валлери.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Враг мой
Когда Изабелла узнала, что ей суждено стать женой заклятого врага из соседнего королевства, она придумала план, как сорвать ненавистную свадьбу и навсегда избавиться от претендентов на сердце.
Мини. Завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8445
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 66
Гостей: 57
Пользователей: 9
aksya38, Tusya_Natusya, mari1131981, КАТ5268, Oxima, eezhova1982, Nysna, shinkareva-2013, alisha94_94
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 26. Свинья для Волдеморта

2018-9-22
47
0
Pov Блейз Забини.

Время в отсутствие Гарри для меня не стояло на месте. Вечером в воскресенье, после того как Поттер, попрощавшись со мной в Большом зале, побежал в кабинет МакГонагалл, я задержалась на ужине чуть ли не до самого конца, и встала из-за стола только тогда, когда всё помещение почти опустело и свечи, парящие в воздухе, начали понемногу гаснуть. Не сказать, что для такого поведения была действительно весомая причина – несмотря на то, что я просидела за столом почти весь ужин, я почти ничего не ела, да это и неудивительно. От принятого зелья меня немного мутило, и даже смотреть на еду было противно, хотя такая реакция была вполне стандартной. Противозачаточное зелье не давало завершиться процессу формирования зародыша, и, следовательно, предотвращало беременность. Кажется, подобные штуки есть даже и у магглов, только они не так безопасны для организма, как это зелье. Вздохнув, я отодвинула чашку, которую уже полвечера бездумно катала в ладонях, и с неожиданной злостью отпихнула от себя скамью, так, словно та была передо мной чем-то виновата. Обиженный взвизг дерева по каменному полу несколько отрезвил меня. В самом деле, злиться было не на кого и не на что. Конечно, с одной стороны, мысль о том, чтобы родить Гарри ребёнка, была романтичной и привлекательной. Но, с другой стороны, перспектива стать матерью в восемнадцать лет несколько… напрягала. Особенно учитывая тот факт, что «стать матерью» в моём случае вполне могло значить «стать матерью-одиночкой», а если ещё и принять во внимание личность отца ребёнка… перспектива рисовалась далеко не радужная. Романтика романтикой, но во мне достаточно было исконно слизеринской рассудочности, чтобы понимать нежелательность такого поворота событий. Я провела ладонью по волосам и, ещё раз вздохнув, зашагала прочь, шикнув по дороге на парочку замешкавшихся гриффиндорских третьекурсников, всё ещё сидевших с самого края своего стола.
Спать мне решительно не хотелось, учить уроки – и того меньше, чем ещё заняться – я не представляла. Идти в подземелья к взрослым было… даже не страшно, а как-то… ну, да, всё-таки страшновато. Впервые мне было не по себе при одной мысли о том, чтобы провести какое-то время в обществе родителей – отчасти из-за ситуации с Драко, отчасти – из-за того, что произошло между мною и Гарри. Почему-то мне казалось, что тот факт, что мы с ним занимались любовью, написан у меня на лбу. Нет, при взгляде в зеркало, я, конечно, не замечала никаких изменений, но опыта в таких делах у меня маловато, и… Ну, как знать, вдруг зрелая женщина, вроде Нарциссы, может заметить это с первого взгляда? Или почувствует изменения в ауре, или что-то в этом роде? А Люциусу вообще не чуждо иногда бывает побаловаться и легилименцией! Да нет, чушь какая. Мерлин, я впадаю в паранойю! Можно подумать, ему больше думать не о чем, кроме как выведывать мои секреты! Да и мне самой стоило бы подумать о более серьёзных вещах – хотя бы о своём похищенном брате! Эх, если б только можно было связаться с Драко через зеркальце! Но Гарри предупредил, что лучше этого не делать, чтобы нечаянно не выдать наш «канал связи» Упивающимся… Однако, хочешь не хочешь, поговорить с родителями мне всё равно нужно. Хоть как-то поддержать и успокоить их – хотя я вряд ли могу сказать хоть что-то утешительное…
Помимо Люциуса и Нарциссы, в комнате Драко обнаружились Северус и Альтаир. Профессор с мрачным видом сидел на стуле в углу, скрестив на груди руки, и смотрел на светящиеся линии пентаграммы с такой злостью во взгляде, точно они нанесли ему личное смертельное оскорбление. Ветроног просто стоял, прислонившись спиной к стене и закрыв глаза. Впрочем, заслышав звук открывающейся двери, он приоткрыл их и, увидев меня, слегка кивнул, после чего снова устало склонил голову на грудь. Вряд ли, конечно, он действительно устал в физическом смысле – не с чего просто было. А вот его душевную усталость я вполне понимала – у самой внутри было муторно, и не из-за зелья.
- Блейз, с тобой всё в порядке? – осведомилась Нарцисса, и я, судорожно облизнув губы, кивнула. Сейчас, в душной атмосфере небольшой комнатки, все события сегодняшего дня как-то отошли на второй план. В душе снова с холодной ясностью подняло голову понимание жуткого факта – Драко в руках Тёмного Лорда. Нет, конечно, я и так понимала это всё это время, но теперь ужас опять затопил меня с новой необъяснимой силой – казалось, окончательно, стирая все остальные эмоции и переживания. Брату осталось жить два дня. Прикусив губу, я приказала себе быть сильной и, протиснувшись вдоль края пентаграммы, села на кровать рядом с матерью. Люциус стоял чуть поодаль, облокотившись бедром о письменный стол, и, скрестив руки на груди так же, как и Северус, мрачно смотрел на пентаграмму. Меня охватило недоброе предчувствие – и это было слабо сказано. Напряжённость и ощущение беды прямо-таки витали в воздухе, переполняя комнату.
- Есть какие-нибудь новости? – спросила я, вынужденно кашлянув на середине фразы, потому что голос прозвучал хрипло и неуверенно.
- Только то, что рассказали вы с Северусом, но это ты и так и знаешь, – мрачно отозвался Люциус. – Ты ведь ещё не связывалась с Драко после этого? – спросил он. Я покачала головой. Зеркальца у меня с собой не было, сегодня я оставила его на дне моей школьной сумки.
- Гарри сказал, что это может быть опасно, – выдавила я и ощутила, как к щекам приливает кровь. Мерлин, я лепечу какую-то ерунду, словно безмозглая пуффендуйская дурочка, не имеющая собственного мнения!
- Ну, то есть, мы не знаем, как там обстоят дела, и вызов может выдать нашу связь Упивающимся и самому Лорду, – пояснила я более уверенным, как я надеялась, голосом. Отец мрачно кивнул.
- Да, это разумно, – согласился он. – Полагаю, Драко сам свяжется с нами, если выяснит что-то полезное…
- Поскорей бы, – хрипло проговорил Альтаир, не открывая глаз.

Спала я в ту ночь просто ужасно, сны видела отвратительные и проснулась совершенно не выспавшейся. На моё счастье, уроки на понедельник по особому распоряжению Дамблдора отменили – да и кто бы смог сейчас сосредоточиться на занятиях? Подозреваю, что даже Гермионе это было бы сейчас не под силу. Замок снова наводнили авроры, расспрашивая о похищении Драко всех и каждого, словно надеялись получить хоть какую-то зацепку.
Заглянув в комнату Драко, я осведомилась у Люциуса, как дела. Ответ был неутешительный: чары работали слишком медленно. Круг поисков постепенно сужался – можно было смело отметать Уэльс и большую часть Шотландии – но этого было катастрофически недостаточно. Но, что куда хуже, – было совершенно очевидно, что такими темпами хоть какой-то ощутимый результат эти чары дадут не раньше, чем через пару дней, когда будет уже слишком поздно. Видно, без использования предложенного Альтаиром ритуала не обойтись. Меня пробирала дрожь при одной мысли о хладнокровном убийстве, необходимом для его реализации, и от осознания того, что лучше пожертвовать одной жизнью, чем двумя, легче не становилось. Более того, я просто боялась за Альтаира. В каком же состоянии он должен был быть, если не просто решился на такое, а прямо предложил это при всех?! Хотя, конечно, чего-то в этом роде можно было ожидать с самого начала. В конце концов, ближе, чем Дрей, для Алси были разве что родители. Ну, может, ещё крёстный и Сириус – да и то не факт. И нет ничего удивительного в том, что измученный страхом за лучшего друга Блэк решился «пройти по трупам», чтобы спасти его. Именно во множественном числе – я не забыла его обещание убить Антонина при первой возможности, да и в том, что в случае битвы Альтаир удержится от применения Авады, глубоко сомневалась. А впрочем… не мне его судить. Я слишком хорошо понимаю ту душевную боль, которая сводит его с ума. Да и удержалась ли бы я сама от того, чтобы предложить этот самый Ритуал Последнего Бега, знай я о нём и зная, что он может дать реальный шанс спасти брата?
Северус, к которому я заглянула чуть позже, пребывал, кажется, чуть ли не в более подавленном настроении, чем сам Люциус – он молча сидел за своим столом и, обнажив левую руку до локтя, мрачно разглядывал свою Чёрную Метку с таким видом, словно прикидывал, как бы половчее содрать её вместе с кожей. Меня он, казалось, и вовсе не заметил, когда я вошла – что было само по себе делом небывалым.
- Профессор? – спросила я, останавливаясь возле него, и с опаской оглядывая стол – нет ли на нём ножа, или какого-нибудь осколка, или вообще чего угодно острого, что мог бы Снейп использовать для того, чтобы попытаться избавиться от Метки. К счастью, ничего похожего не наблюдалось.
- Садитесь, Блейз, – каким-то тусклым, безжизненным голосом сказал он. Выражение его лица не изменилось ни на йоту, даже глаза по-прежнему смотрели на выжженную на бледной коже отметину. Я осторожно присела на край стула, стоящего напротив от него, через стол. Интересно, Снейп и правда тронулся – или это просто так выглядит? К счастью, однако, профессор всё же пребывал в здравом уме.
– Отвратительная штука, да? – спросил он, горько усмехнувшись и не отрывая взгляда от своей Метки. Я кивнула, не зная, что сказать. – А между тем, в ней скрыты очень и очень любопытные чары. Вы ведь знаете теорию, не так ли?
- Протеевы чары, – отозвалась я, кивая. – Только до Тёмного Лорда никто раньше не использовал их на живых существах. Чаще всего их использовали для создания парных книг, дневников переписки и прочего…
- Да, отчёты экспедиций и судовые журналы… – кивнул Снейп. – Но здесь не только Протеевы чары. Тёмный Лорд – воистину гений магии. Злой – но всё же гений. Вы знаете, что, когда он касается Метки, то может призвать к себе не только всех Упивающихся, но и каждого в отдельности, вполне конкретного, того, кто нужен ему в данный момент?
- Я… догадывалась, – кивнула я. – Иначе ему было бы очень неудобно – вызывать всех к себе всякий раз, как ему потребуется кто-то один.
- Да, да… – кивнул Снейп. – А знаете ли вы, что, следуя зову, Упивающийся может аппарировать к хозяину, где бы тот ни находился, даже если совсем не знает этого места?
- Ну… Тоже догадывалась, – подтвердила я. – Не всегда же они могут знать, где он находится. Да и даже если в Ставке – всё равно она защищена так, чтобы найти её самостоятельно было невозможно…
- Не совсем, но близко к тому, – согласился Северус. – Но… Никого нельзя при этом захватить с собой – это верная смерть для обоих. Лорд даже разбираться не станет. Так что, даже если меня призовут, я должен буду пойти один…
Призовут… пойти один… что-то в этом было, что-то зацепило меня… В голове сами собой всплыли не так уж давно прочитанные строчки и тусклая иллюстрация. Восковой шарик, полый внутри…
- Профессор! – воскликнула я, когда у меня в голове кусочки мозаики наконец сложились в цельную картинку. – Вы не можете никого провести с собой – но ведь можете пронести небольшой предмет, размером с кулак?
- Что? – Северус вскинул голову. – О чём это вы?
- Перед тем, как сдавать экзамен по аппарации, я прочитала несколько книг по истории возникновения этого способа перемещения, – ответила я, ощущая, как по жилам разливается пьянящая смесь ликования и надежды. – Там описывался один способ, который сейчас запрещён Министерством, потому что относится к Тёмной магии – но на самом деле он совсем не страшен и вполне безобиден! «Кровавый маячок»! Вы ведь знаете, что это?
- Восковой шарик с перегородкой – в одной части несколько капель человеческой крови, в другой – смесь пепла феникса и толчёной чешуи саламандры, – отозвался он, кивая. – И если смять шарик и смешать ингредиенты, смесь вспыхнет, и эту вспышку тот, чья кровь, сможет ощутить – и переместиться к ней…
- Если вы сможете пронести с собой подобный маячок с кровью нескольких членов Ордена, – выпалила я, наклоняясь вперёд и чувствуя, что у меня горят глаза от энтузиазма, – вы сможете активировать его внутри здания, и тогда они смогут аппарировать туда, следуя по зову крови! Ведь Упивающиеся могут аппарировать в дом, значит, антиаппарационного барьера на Ставке Лорда нет?
- Нет, – согласился Северус, впрочем, не разделяя моего энтузиазма. – Неплохой план, Блейз, но увы, не очень-то выполнимый. Не больше, чем мой собственный – аппарировать на зов и отдать жизнь за шанс вытащить оттуда хотя бы Драко…
- Почему? – на меня словно вылили ведро холодной воды. Снейп невесело хмыкнул, выпрямляясь в кресле.
- Потому, что Лорду не нужно моё участие в этом деле. В него посвящены лишь немногие избранные, – он выделил последнее слово с горькой иронией, – в число которых я не вхожу. К тому же – даже если случится чудо и меня вдруг позовут, – увы, «Кровавый маячок» – вещь слишком примечательная в магическом плане. Это, пусть и простенький, но темномагический артефакт. Охранные чары Ставки не пропустят его. Мне повезёт, если его просто уничтожит заклятиями ещё до моего окончательного перемещения на место. Куда вероятнее – Тёмный Лорд поймёт, что происходит, и убьёт меня прежде, чем я успею хотя бы пикнуть.
- Ну, можно ведь, наверное, что-то придумать? – покачала головой я, всё ещё не желая сдаваться, но Снейп только развёл руками, словно приглашая меня предлагать варианты. Впрочем, мне, как назло, тоже что-то не приходило ничего в голову…

Я раздумывала над этой проблемой весь день, который провела в подземелье рядом с Нарциссой. Несмотря на доводы декана, я почему-то упорно не хотела сдаваться и отчаянно надеялась, что всё-таки смогу отыскать способ замаскировать маячок. Почему-то я совершенно игнорировала второй довод декана – что его в Ставку Лорда вообще не звали, и ищи не ищи способ замаскировать маячок – всё равно возможности пронести его в нужное место нет. С матерью мы почти не разговаривали – просто сидели на кровати Драко, время от времени обмениваясь парой ничего не значащих фраз, и наблюдали за Люциусом, который не присел на разу за весь день. Отец хмурился, то и дело обходя пентаграмму по периметру и время от времени накладывая какие-то чары – но без особого результата. Несмотря на его заверения, что ему не составляет труда поддерживать поисковое заклятие, было заметно, что он вымотан: лицо осунулось и посерело, глаза слегка ввалились, и он то и дело потирал лоб кончиками пальцев – как делал и Драко, когда уставал.
Незадолго до вечера я решила навестить Альтаира, подумав, что нехорошо оставлять друга в такие часы одного. Точнее, конечно, «одного», это уж вряд ли, наверняка с ним сейчас Гермиона, и вряд ли она расставалась с ним сегодня дольше чем на несколько минут – если не считать того случая, когда он заходил в комнату Драко. Для начала я решила заглянуть в спальню семикурсников – и сразу же попала в точку. Альтаир обнаружился прямо там – он лежал на своей постели, сбросив лишь ботинки и мантию. Его голова покоилась на коленях Гермионы, которая, глядя на него, время от времени бережно касалась пальцами чёрной гривы своего парня. Вскинув взгляд на меня, она сердито сдвинула брови и поднесла палец к губам.
- Тихо! – прошептала она. – Он совсем недавно заснул.
- Что-то рано для сна, – неуверенно ответила я также шёпотом. Гриффиндорка вздохнула, отводя прядь волос Альтаира, упавшую ему на лицо.
- Он сегодня весь день как на иголках… или, скорее, как на ножах. Каждые пять минут то на часы смотрел, то во двор выходил, то по коридорам таскался, ел вообще без всякого аппетита… Заметила?
Я виновато покачала головой. В самом деле, Альтаир сегодня в Большом зале садился рядом с Гермионой, так что мне было сложно наблюдать за тем, как он ест – точнее, я не могла делать этого автоматически, а специально заниматься этим не приходило в голову. Я сочувственно посмотрела на лицо Ветронога. Даже во сне на нём не было обычной безмятежности.
- В общем, вымотался до невозможности, – продолжила староста, бросая в зачарованное окно тоже не больно-то бодрый взгляд. – Еле уговорила, чтобы отдохнуть пришёл. Час назад связывался со своими родителями, чтобы сообщить им все подробности.
- И что? – заинтересованно спросила я. Не то чтобы я думала, что Бартемиус или Беллатриса смогут посоветовать что-то, резко облегчающее наши проблемы, но всё же свежий взгляд на ситуацию мог оказаться полезным.
- Ничего особенного, – вздохнула девушка, опуская глаза на всё так же спящего Альтаира. – О положении в целом они уже и так знали. Что же до подробностей и деталей…
Она помедлила, бросив на меня смущённый взгляд.
- Ну, в общем, они долго ругались… Я имею в виду, что Альтаир во что бы то ни стало хочет принять участие в спасательной операции, когда она состоится. А его родители против, особенно мать. Она прямо так и потребовала – чтобы он ни в коем случае не рисковал и держался подальше от битвы. Он ей – «Мам, ну как ты не понимаешь, Драко мой лучший друг, я ради него на всё готов, я должен идти!». А она в ответ – «Всё так, но ты единственная надежда нашего Рода, ты не имеешь права рисковать собой, так что сиди в Хогвартсе и носа оттуда не смей высовывать!». И вот так, наверно, с четверть часа – ни тот, ни другая не хотели уступать. Дело кончилось тем, что вмешался отец Альтаира и предложил, чтобы тот участвовал в бою, если так хочет, но держался всё время рядом с ними, чтобы они имели возможность в любой момент его защитить. И напомнил ему, когда Альтаир возмутился таким риском, что их право рисковать собой, чтобы защитить его, точно такое же, как и его право рисковать собой ради лучшего друга. А жене сказал, что запреты тут не помогут и их сын всё равно ввяжется в бой, с разрешением или без, так что уж лучше пусть будет хотя бы под присмотром с их стороны.
- Разумно, – оценила я. – Да, Бартемиус всегда мне казался исключительно разумным человеком. Он, кстати, Когтевран заканчивал, ты знаешь?
- Знаю, – кивнула Гермиона, – Альтаир мне рассказывал.
Несколько минут мы молчали. Я думала, удастся ли вообще начать эту спасательную операцию, в неизбежности которой сам Блэк, кажется, не сомневался. Да что там, и мне не хотелось допускать даже малейшую мысль о том, что её может вообще не быть – или что мы можем просто опоздать…
- Гермиона, – наконец тихо окликнула её я.
- Да?
- Не злись на него, пожалуйста. Я имею в виду – то, что он предложил. Я понимаю, что само предложение кажется чудовищным, безумным, но… Дрей для него, – я кивнула на Альтаира, – один из самых дорогих людей в мире. Он не только готов будет ради него убить, он и собственной жизнью рискнёт как угодно, чтобы его вытащить из лап Волдеморта – я в этом не сомневаюсь.
- Я это уже давно поняла, – ответила Гермиона, закрывая глаза с каким-то отстранённым выражением лица. А потом так же отстранённо улыбнулась: – Сначала я возмутилась. А после осознала, что его не переделать. И решила видеть в этом положительную сторону, а не отрицательную. Я решила… просто проходить мимо той, пока она не становится уж совсем… недопустимой. Так будет лучше для всех. И я не могу обвинять его в том, на что он готов пойти ради лучшего друга. Если бы в руках Волдеморта оказался Гарри… Вполне возможно, что и я бы рискнула пойти на нечто подобное. Не знаю, наверное, мои родители рассердились бы, узнай они об этом… Но им и не приходилось никогда вставать перед подобным выбором, и я всем сердцем надеюсь, что никогда и не придётся.
- Я понимаю, – тихо произнесла я. – Я тебя очень понимаю.
Какое-то время мы ещё сидели здесь, то просто молча, то начиная обсуждать возможные «перспективы разрешения ситуации». Сложно сказать, что было тяжелей. С одной стороны, молчание через несколько минут начинало уже угнетать, и хотелось поговорить – не так даже важно, о чём, – а с другой, разговор неизбежно сворачивал на мрачные предпосылки, и уже снова хотелось просто посидеть в тишине.
Нашу «посиделку», если её так можно вообще было назвать, прервал заглянувший Северус, сообщивший, что директор собирает всех, заинтересованных в судьбе пленённой парочки, у себя в кабинете. Это наверняка подразумевало присутствие там всего семейства Уизли – повезёт ещё, если не в полном составе, – а так же, естественно, и четы Малфоев, Снейпа, несомненно Гарри и, наверное, Джареда Поттера – если они успеют вернуться. Ну и нас троих, естественно.
Признаться, я не была полностью уверена в том, что нам с Гермионой разрешат остаться – но, когда мы следом за Альтаиром шагнули на вращающуюся лесенку за горгульей, а оттуда – в кабинет директора, никто не стал возражать. Гарри был уже там – он стоял спиной к входу и о чем-то оживлённо беседовал с Сириусом, чьё присутствие стало для меня сюрпризом. За те короткие сутки, что мы не виделись, Поттер-младший, казалось, изменился. Он словно чуть вытянулся в росте – хотя на самом деле всё ещё был выше меня всего лишь на полголовы. Даже школьная мантия, в которую он уже успел переодеться после возвращения, казалось, сидела на нём теперь по-другому. Наверное, дело было в том, как он держался – в его осанке появилось нечто… какая-то особая сила, уверенность в себе. Он теперь в самом деле напоминал мне лесного венценосца. Интересно, как там у него сейчас продвигаются дела с анимагией? Если не ошибаюсь, по словам Драко, сказанным им совсем не так уж давно, тренироваться ему оставалось не так уж много – месяц, ну два, в крайнем случае…
При виде меня Гарри улыбнулся, но в глубине его глаз застыло выражение тревоги.
- Что случилось? – слегка насторожилась я. Нет, конечно, причин для беспокойства у нас и так более чем достаточно, но всё-таки мы успели немного привыкнуть ко всему этому… Однако Гарри покачал головой, быстро обняв меня и коснувшись губами щёки.
- Ничего нового. Просто… Кажется, наша связь с Драко потихоньку восстанавливается, – отозвался он. – Нет, я пока ещё не могу определить хотя бы направление, в котором он находится отсюда – просто иногда могу ощущать перепады его настроения. Но это так непривычно… как в тумане. Мне кажется, у нас даже в самом начале всё было куда… явственнее, чем сейчас.
- Но это же всё равно здорово! Это значит, что, по крайней мере, связь не разрушена, а значит… А вдруг ты всё-таки сможешь почувствовать хотя бы направление, в котором искать?
- Ну да, – как-то кисло согласился Гарри. – Вот только это уже известно и без моего участия, ведь Люциус определил, что Шотландия почти вся отпадает. Остаётся центральная часть Англии, но там всяческих особняков и старинных поместий – пруд пруди. Дрей говорил что-то о виноградных лозах – тебе не приходит в голову никакое поместье, украшенное в этом стиле?
- Гарри, я тебя умоляю, это довольно распространённый стиль. Я тебе сходу могу перечислить домов десять, где этот узор украшает хотя бы хозяйскую спальню. Это же древний символ плодородия – и не только в отношении земледелия, но и… хм, эээ… скажем так, в смысле «производства» наследников. Считалось, что подобный узор как бы… способствует скорейшему зачатию. Еще пшеница и всякие там фрукты-овощи. К тому же, его и магглы тоже использовали…
- И что, это реально работает? – хмыкнул он. Я закатила глаза.
- Не смеши мои туфли – обычные суеверия! – фыркнула я. – Просто многие маги подвержены им не меньше магглов. Особенно, когда зачать наследника пару лет не получается и ничего не помогает. Правда, для тех, кто живёт в Родовом Гнезде, такие случаи – большая редкость, но ведь Дрей, вроде, говорил, что это не похоже на чьё-то Родовое Гнездо?
Гарри пожал плечами, но ответить не успел, потому что вошёл Дамблдор и попросил всех рассаживаться.
- Ну что ж, друзья мои, думаю, ни для кого из вас не секрет, что мы сегодня собрались здесь для того, чтобы подвести своеобразный итог сложившейся ситуации, – сказал директор официальным тоном, когда все уселись полукругом напротив него. Слегка трансфигурированный стол теперь был вытянут вперёд, словно настоящий стол для собрания, чтобы все могли расположиться с некоторым удобством и не чувствовать себя перед Дамблдором провинившимися школьниками.
- Поэтому предлагаю обойтись без вступительных речей и сразу перейти к делу, – продолжил директор. – Времени мало, а работа предстоит немалая. Люциус, удалось ли вам добиться хоть каких-то результатов сверх того, что вы рассказывали Северусу утром? – спросил он Малфоя-старшего. Я невольно вздрогнула, когда директор назвал отца по имени, но ни непосвящённые в тайну Люциуса Уизли, ни Сириус не выказали ни малейших признаков удивления или недовольства, так что, видимо, защитные чары работали как надо.
- Немного, – сухо сказал отец. – Мне удалось ещё несколько сузить направление поисков. Очевидно, что искать необходимо в центральной части Англии, подальше от побережья. Я также взял на себя труд подробно изучить карты предполагаемого района поисков, чтобы хотя бы исключить те места, которые заведомо не могут быть тем, что нам нужно.
- Это разумно? – нахмурившись, вмешался Джаред Поттер. – Насколько я понимаю, дом, где держат наших юных пленников, защищён всевозможными обманными заклятиями. Он как раз вполне может казаться заведомо не тем, что нам нужно…
- Я имел в виду всего лишь то, что исключил заведомо неподходящие объекты, вроде больших маггловских городов, крупных фабрик и заводов, которые не могут быть результатом действия скрывающих чар, – убийственно ледяным тоном процедил сквозь зубы Люциус. Я невольно посочувствовала ему – всё-таки общение с членами Ордена дается отцу нелёгко, а с Поттерами его семейство и вовсе враждовало чуть ли не столетиями. Правда, вражда была не кровной и больше напоминала соперничество, но всё же особой любви представители этих семей друг к другу никогда не питали. Ну, пожалуй, до Гарри и Драко. Кто бы мог подумать, что эти двое так подружатся?…
- Ах, в этом смысле, – кивнул профессор аппарации и снова умолк. Малфой одарил его холодно-высокомерным взглядом и снова повернулся к Дамблдору.
- И что же ещё дало ваше изучение карт? – осведомился директор. Люциус медленно вздохнул и покачал головой.
- Немного, – повторил он. – Круг поиска всё равно чересчур обширен.
- Профессор, – обратился к Дамблдору Гарри, подаваясь вперёд. – А что мы можем предпринять, даже если найдём их вовремя? Ведь «вовремя» – это до завтрашнего вечера, не так ли?
- Мы оповестили большую часть боеспособных членов Ордена Феникса, – ответил вместо Дамблдора Артур Уизли. – Кингсли и Тонкс обеспечат нам поддержку аврората. Не сомневаюсь, авроры не останутся в стороне, если речь пойдёт о прямой атаке на логово Волдеморта и большей части Упивающихся Смертью. Так что весь вопрос в том, чтобы успеть отыскать само это логово. Мы бьёмся над этим уже больше года, но пока напрасно. Сомневаюсь, что мы сможем сделать это всего лишь за сутки, даже принимая во внимание то, насколько сузился круг поисков.
- Что ж… – кивнул Дамблдор и обратил взгляд на Поттера-младшего. – Гарри, как ты считаешь, насколько велик шанс, что ваша с Драко связь успеет достаточно восстановиться за эти сутки, чтобы ты смог определить его местонахождение?
Я заметила, что всё это время директор старательно обходил взглядом Альтаира, который и сам мрачно смотрел в окно, безрадостно сдвинув брови. Похоже, если ответ Гарри будет отрицательным, «на повестку дня» встанет ритуал, предложенный вчера Блэком…
- Не знаю, – покачал головой Поттер. – Но полагаться на это я бы не стал. Я, конечно, постараюсь, но…
- Профессор, а могу я внести… что-то вроде предложения? – выпалила я, собравшись с духом. Прежде чем решаться на Ритуал Последнего Бега, надо испробовать всё остальное…
Рон и близнецы посмотрели на меня с удивлением, да и Нарцисса тоже. Дамблдор же удивлённым не выглядел – скорее довольным. Он улыбнулся мне и сделал приглашающий жест рукой.
- Конечно, Блейз, мы слушаем.
- Ну, я уже говорила об этом профессору Снейпу, и он привёл несколько возражений, но я думаю, если постараться, мы сумеем их обойти, – отозвалась я. – Перед тестами на аппарацию я читала книгу из Запретной секции – «История развития Перемещающих Чар». Там описывается один способ, с помощью которого можно аппарировать в незнакомое место. «Кровавый маячок».
- Это темномагические штучки, юная леди! – прогремел Джаред Поттер, перебивая меня. Альтаир, покосившись на него, издал презрительный негромкий смешок, на который профессор то ли не обратил внимания, то ли предпочёл сделать вид, что не обратил. – Магия Крови! К тому же, запрещённый ингредиент – пепел феникса! Министерство не одобряет…
- Министерство, дорогой Джаред, прежде всего не одобряет незаконную торговлю редкими ингредиентами, которая идёт в обход налогов, – возразил Дамблдор мягко, но при этом всё-таки неодобрительно хмурясь. – А также способ добывания этих ингредиентов, когда фениксов целенаправленно раз за разом сжигают ради этого пепла. И кроме того, конечно, не стоит забывать о том, что нарушение границ частной и государственной собственности с помощью упомянутого «маячка» удаётся проще простого, потому что никакие охранные чары ему не помеха. Что ж, Блейз, предложение, действительно, неглупое – но как ты предлагаешь доставить маячок на место?
- Я… Я думала, что это мог бы сделать профессор Снейп, – ответила я. – Он не может сам показать или рассказать кому-то о местоположении Ставки Лорда, но может пронести туда небольшой предмет.
- Упуская из внимания лишь тот факт, что я не могу явиться к Лорду до тех пор, пока он не позовёт меня, – холодно бросил Снейп, сидевший сложив руки на груди и с самым мрачным выражением лица.
- Значит, надо сделать так, чтобы позвал, – отозвалась я, пожимая плечами. – Насколько я поняла, для ритуала Лорду нужны редкие зелья. И сам зельевар, не так ли?
- Да, но зельевар у него есть, – ядовито фыркнул Снейп, и мне, как бы парадоксально это ни было, послышались в его голосе нотки оскорблённой профессиональной гордости – как же так, ему предпочли какого-то французишку?!
- Значит, нужно вывести его из строя, – невозмутимо ответила я.
- И каким образом? У нас нет там агентов! – воскликнул Рон.
- Ошибаешься, у нас их там целых двое! Дрей и Джинни. Да, они не могут причинить никому вреда под крышей того дома, но это и не нужно. Если им удастся, хотя бы временно, усыпить Лавуазье за несколько часов до ритуала – он будет непригоден для Лорда. И ему придется срочно искать замену. Вряд ли Волдеморт за пару часов успеет похитить и привезти к себе другого авторитетного зельевара – но это ему и не нужно, если он может призвать профессора Снейпа. Ну а профессор, оказавшись в Ставке, активирует «маячок». Весь вопрос только в том, как защитить сам маячок, чтобы Лорд не почувствовал и не уничтожил его раньше времени. Может быть, есть какие-нибудь специальные чары?…
- Полагаю, мы что-нибудь придумаем, – задумчиво проговорил Дамблдор. – Что ж, Блейз, поздравляю, очень толковый план. Не сомневаюсь, что перед лицом смерти юный Драко сумеет найти способ вывести несчастного Годфруа из строя… Вы ведь обучали сына технике воздействия на точки энергии мага, не так ли, Люциус? – обратился он к отцу. Тот напряжённо кивнул, облизывая губы.
- Да, но это было несколько лет назад. Даже если Драко всё правильно запомнил, я не ручаюсь, что он сможет правильно рассчитать силу воздействия… – проговорил он.
- Сможет, я не сомневаюсь в этом, – махнул рукой директор. – Ведь речь идёт не только о его жизни, но и о жизни юной мисс Уизли. А любовь – это великая сила…
- Почему бы вам не спросить его самого? – предложил Гарри, роясь в кармане. – Если он скажет, что не сможет, у нас будет время придумать запасной план. Это лучше, чем глупо полагаться на… забытые знания.
Поттер поморщился и, наконец, вытащил из кармана мантии зеркальце в бархатном чехольчике. Тесёмка, стягивающая горловину, за что-то зацепилась у него в кармане, Гарри, потеряв терпение, дёрнул – и на пол выпал из его кармана жемчужно-белый куб, каждая из граней которого была разделена на девять одинаковых квадратиков, в центре которых были нарисованы синим цветом разные руны. Сириус охнул, когда кубик, подкатившись к его ногам, остановился.
- Гарри, во имя Мерлина, откуда у тебя это? – хрипло выдавил он.
- Это? – переспросил Поттер, удивлённо моргая. – А, это я нашёл в поместье, в вещах отца. Дед мне их показывал. Ну, и разрешил забрать эту штуку на память… А что – ты знаешь, что это такое? Что-то важное? Я думал, это просто безделушка, что-то вроде маггловского кубика Рубика…
- Это… Нет, это просто невероятно – и именно сейчас! – Блэк всё ещё был потрясен. Все, включая и Джареда Поттера, выжидательно смотрели на него. Сириус поднял кубик и положил его на стол Дамблдора.
- Это – именно то, что нам сейчас нужно! – сказал он. – Гарри, скажи, ты ведь выбрал эту вещь не случайно, не так ли?
- Ну… – Поттер слегка зарделся, а потом пожал плечами. – Ну, вообще-то, она сразу привлекла моё внимание – как будто сама легла в ладонь, когда я перебирал вещи отца. Я ещё подумал, что это проявление Родовой Магии, вроде тех, какие описывал Драко – но я не был уверен. Так что же это такое?
- На первый взгляд – действительно, не более чем игрушка, – отозвался его крёстный, задумчиво глядя на кубик. – Джеймс думал, что потерял его, ещё за год до окончания школы… Это – ещё одно изобретение Мародёров. Мы использовали его, чтобы протащить в школу запрещённые ингредиенты или мелкие вещички через охранные чары и детекторы Филча, которыми он тогда пользовался. Внутри этот кубик полый, и туда можно спрятать что-то подходящее по размеру. Открыть его невозможно, если не знать пароля и комбинации рун, которые надо нажать. Более того, если его возьмет в руки кто-то посторонний, он не почувствует разницы в весе, будь куб пустым или полным. Непосвящённому он покажется цельным. Но, что самое главное, какой бы мощной магией не обладало содержимое – её невозможно определить, засечь и почувствовать никакими способами. Именно так мы протаскивали в школу кое-какие… хм, вещи для своих… эээ… шалостей, – он хмыкнул и бросил взгляд на Дамблдора, слегка склонив голову. – Простите, директор.
- Что ж, Гарри, похоже, твою руку и впрямь вела твоя Родовая Магия, когда ты подобрал это, – заметил Дамблдор, с улыбкой кивнув Сириусу. – Похоже, эта вещь – в самом деле, то, что нам сейчас нужно. Северус?
- Да… думаю, что да, – выдавил Снейп с таким выражением лица, словно его заставили целиком съесть живого флоббер-червя. – Если, конечно, её «гениальные» чары не изгладились от времени, – добавил он ядовито.
- Не думаю, – спокойно и серьёзно ответил Сириус, снова взяв со стола кубик и нажимая пальцами определённые руны. Его губы беззвучно шевельнулись, произнося пароль – но так тихо, что расслышать его было невозможно. Всё, что я смогла понять – это не было одним словом, скорее, что-то вроде фразы. Кубик со щелчком открылся, словно крохотная шкатулка. Внутри он оказался пустым.
- Ну что ж, пепел феникса у меня имеется, – заметил Дамблдор. – Толчёная чешуя саламандры, уверен, найдётся у Северуса. А вот что до крови… полагаю, в первую очередь мы должны собрать по капле крови тех, кто может аппарировать, прихватив с собой несколько человек. Размер куба ограничен, значит, нужно выбрать наиболее мощных магов из нашего числа. Артур, Билл, Чарли – думаю, вы сможете захватить с собой Фреда и Джорджа, если захотите. Люциус, вы?
- Разумеется, – с достоинством отозвался Малфой-старший.
- Очень хорошо, – кивнул директор. – Сириус, полагаю, ты тоже захочешь принять участие?
Блэк кивнул.
- Прекрасно. Джаред, присоединитесь?
- Не уверен, что от меня будет польза – но да, думаю, я приму участие в деле, – кивнул профессор аппарации.
- Ну что ж, очень хорошо. Сириус, прошу тебя, отправляйся в штаб Ордена и оповести всех об общем сборе. Возьми небольшую пробирку, собери по капле крови у тех, чьи навыки аппарации не вызывают сомнений. К утру всё должно быть готово. Северус, тебя я попрошу подготовить подходящий восковой шарик для «маячка». Возьми это, – он протянул зельевару небольшой отполированный деревянный коробок. – Здесь пепел, который я собрал после последнего самосожжения Фоукса. Не увлекайся, его нужно совсем немного. Остальные… Отдыхайте, набирайтесь сил. Завтра нам предстоит битва.
- Профессор… – в наступившем молчании голос Гарри, который, недоверчиво хмурясь, смотрел на Дамблдора, прозвучал особенно громко. – Простите, но… вы ничего не забыли? Как насчёт меня? Вы же не думаете, что я останусь здесь, пока остальные будут сражаться?!
- Гарри… – с оттенком сожаления и в то же время какого-то своего рода покровительства, словно суровый отец, сказал Сириус, хмурясь. – Прости, но предприятие слишком опасное и рискованное, чтобы директор мог позволить студентам…
- Студентам?! – Поттер вскочил на ноги, и все стёкла в кабинете задрожали – и оконные, и те, что были вставлены в витрины, шкафы и полки. – Да вы… – он задохнулся, кажется, Гарри просто не хватало слов. Он окинул возмущённым взглядом присутствующих – начиная от Джареда и кончая Снейпом. – Да меня готовили к битве с Волдемортом всю мою жизнь! Вы же сами, директор, только вчера говорили, что надо иметь в виду… особые обстоятельства и всё такое! А теперь задвигаете меня в угол, как ненужный хлам?! Или как несмышлёное дитя! К чему тогда все эти разговоры о моей проклятой избранности?! Зачем всё это, если, как дошло до дела, меня не допускают…
- Поттер, заткнитесь и сядьте! – рявкнул вдруг Снейп, резко поднимаясь из своего кресла и в пару шагов оказываясь перед Гарри. Парень ошеломлённо охнул, инстинктивно отшатнувшись назад, и почти что рухнул в свое кресло. Однако прежде, чем он успел опомниться, Северус обернулся к Дамблдору. – Я считаю, директор, что Поттер в чём-то прав. Мы не можем всё время держать его подальше от битвы, а потом ни с того ни с сего выставить против Тёмного Лорда. Мальчишке нужна тренировка. К тому же в битве он уже бывал, и – я не верю, что говорю это, – показал себя не так уж плохо.
- Да ты спятил, Нюниус! – фыркнул Сириус, тоже вскакивая на ноги и подаваясь вперёд. При упоминании этого унизительного прозвища Снейпа буквально затрясло от ярости, однако он почти мгновенно взял себя в руки и с холодным достоинством ожёг Блэка презрительным взглядом.
- Во-первых, для решающего противостояния сейчас ещё слишком рано, – уже спокойнее проговорил Сириус, понимая, что сейчас неподходящий момент злить зельевара. – Ты, конечно, прав, С… Северус, – по выражению лица анимага было понятно, что назвать вечного врага по имени ему было ох как непросто, но, по крайней мере, Снейп перестал испепелять его взглядом, хотя всё ещё возмущённо поджимал губы. – Гарри рано или поздно придётся встретиться с Тёмным Лордом лицом к лицу – но ещё не сейчас. К тому же, как ты заметил, Гарри уже бывал в битве и неплохо себя показал. Так что называть его неопытным и нетренированным было бы несправедливо. Но соваться в эту битву намеренно для него будет чересчур опасно.
- Мы могли бы использовать его как отвлекающий манёвр, – возразил Снейп. – Внутрь дома сразу всё равно смогут проникнуть лишь те, чья кровь будет в «маячке» – остальных охранные чары «отсекут» на границе. Думаю, за садовой стеной… ну или, в лучшем случае, в самом саду. Если Поттер окажется в числе этих «остальных», то нужно будет просто сделать так, чтобы его заметили и узнали. И вот тогда большинство Упивающихся, а возможно, и сам Лорд, в первую очередь захотят заняться им. Это даст тем, кто будет внутри, дополнительный шанс.
- Что? Вы хотите использовать его, как приманку? – возмутился Джаред. – А вам не кажется, Северус, что подставлять таким образом студента – в высшей степени безответственно?
- Нет, если обеспечить ему мощное прикрытие, – отозвался Снейп. – По сути, это будет то же самое, как подставить вместо него живую картинку – и всё-таки даст мальчишке возможность поучаствовать в битве.
- Ну уж нет! Я хочу драться по-настощему! – взвился Гарри, снова обретая дар речи и вскакивая на ноги – но Снейп опять припечатал его взглядом. Я сидела молча, ощущая, как ни странно, что-то вроде удовлетворения. Ну что, мистер Поттер, нравится, когда тебя задвигают в угол «ради твоей же безопасности»? Судя по пылающему праведным гневом взгляду – не очень.
- Довольно, Северус, Гарри, Сириус! – вмешался, наконец, Дамблдор. – Джаред, прошу вас, умерьте своё возмущение.
- Директор, но… – попытался ещё продолжить спор Снейп, но Дамблдор остановил его взглядом и поднялся из-за стола, опираясь руками о столешницу. Невольно я подумала, что никогда ещё не видела директора настолько старым и будто бы придавленным грузом усталости и забот, как в эту минуту. Он глубоко вздохнул, выйдя из-за стола, подошёл к Гарри сзади и положил руку на плечо юноши. Даже странно было видеть, что теперь директор лишь ненамного выше ученика – и то только благодаря тому, что сам отличается высоким ростом. Однако обратился он не к Гарри, а к трём старшим спорщикам.
- Мне более чем понятны ваши тревоги и опасения, друзья мои, – даже голос директора казался старческим и подавленным. – И ваше нежелание отпускать в столь опасное предприятие Гарри, пока он так юн и неопытен. Однако, увы, как бы мне ни было горько это признавать, Гарри прав.
- Что? Дамблдор, что вы такое говорите?!
Я не была уверена, кто именно произнёс эти слова. Все собравшиеся, включая самого Гарри, были слишком ошеломлены – и я не была исключением. Кажется, Сириус, Снейп и Джаред просто лишились дара речи – но кто тогда выкрикнул вопрос? Ответ я получила, когда немного отмерла и перевела взгляд на Артура Уизли.
- Гарри прав, – твёрдо повторил Дамблдор. – Мне горько и больно признавать это, но именно на его плечах сейчас лежит самая ответственная и опасная миссия из всех. От её успеха зависит всё – ты знаешь это, Северус, и ты, Гарри, тоже. Мы все – все вместе и каждый в отдельности – немало дали тебе. Знания. Опыт. Защиту. Помогли развить твои силы и уверенность в них. Но в конечном итоге – всё зависит от тебя и только от тебя, мальчик мой. От силы твоего духа, твоего ума и сердца. Друзья, я не боюсь теперь заявить со всей уверенностью, – обратился он ко всем, – Гарри Поттер – действительно Избранный. И я верю в его силу.
- Эээ… Спасибо, сэр, – пробормотал смущённый Гарри, вспыхнув до корней волос. Однако взгляда Поттер не опустил, напротив – окинул им собравшихся с некоторым вызовом и выпрямил спину, стараясь казаться выше и увереннее в себе, словно спрашивал «Ну, кто ещё хочет высказаться против?».
- Дамблдор, это просто безумие! – словно ожил наконец Сириус. – Гарри совершеннолетний, но он ещё даже не закончил школу! Я не допущу, чтобы он подвергался такому риску!
- Мне осталось учиться жалкие два месяца! – снова возмутился Гарри. – И я готов хоть сейчас сдать ЖАБА! И вообще, спорю хоть на сто тысяч галеонов, тебя бы на моём месте ничто бы не остановило!
- О да, я осведомлён о своем безрассудстве! – воскликнул Сириус, становясь перед крестником. – И посмотри, куда оно привело меня? Двенадцать лет в Азкабане, год за Аркой Смерти и три долбаных месяца на «службе» у Волдеморта! Да если б не счастливое стечение обстоятельств, я бы до сих пор там был, на забаву Упивающимся! Был бы живой игрушкой этого спятившего выродка! Думаешь, я желаю тебе подобной судьбы?
- Сириус… – проговорил Гарри с ноткой сочувствия и сожаления, разом теряя задор. Задор, но отнюдь не решимость. Глубоко вздохнув, он мягко высвободил своё плечо из-под напряжённых пальцев Дамблдора – осторожно, так, чтобы не показаться грубым. Шагнув к крёстному почти вплотную, он коснулся его локтя и посмотрел в глаза. – Ты же знаешь, у меня нет выбора. Волдеморт не успокоится, пока не убьёт меня, и всё из-за этого проклятого пророчества. Разница только в том, буду ли я, как последний трус, отсиживаться в углу – или же выйду на поле боя и попытаюсь одолеть его первым. Это мой единственный шанс на спасение – и от него зависит не только моя судьба, ты же знаешь.
- И что же, – подал голос Джаред Поттер, – ты думаешь, что уже завтра сможешь убить Тёмного Лорда?
- Я… Нет, я не думаю, что уже завтра смогу убить Волдеморта, – покачал головой Гарри, поворачиваясь к деду. – Но, я думаю, профессор Снейп отчасти прав. Я смогу его отвлечь. Увидев меня, и Лорд, и Упивающиеся забудут обо всём – и у пленников будет шанс улизнуть.
- А кроме того, Сириус, – ты не думаешь, я надеюсь, что я просто возьму и отпущу Гарри в битву, положившись только на поддержку авроров? – вмешался Дамблдор. – Конечно же, нет. Я намерен присоединиться.
- Что? Директор, но как же… Вы не можете! Если вы погибнете, что будет с Орденом?!
- Никто не вечен, Сириус, – возразил директор. – И потом, на сей раз риск будет невелик. Нужно только продумать пути к отступлению, но этим я тоже займусь лично. Увы, не думаю, что возможно будет организовать портключи прямиком из Ставки Волдеморта, на это способен только он сам, как хранитель защитных чар. Впрочем, уверен, я смогу что-нибудь придумать. В крайнем случае, спасательным отрядам вместе со спасёнными пленниками надо будет отступить к границам зачарованной территории и уже оттуда или аппарировать, или использовать портключи. Думаю, я сумею изготовить несколько штук, которые смогут действовать на границе защитных заклятий и будут ориентированы на возвращение. Надо только решить, куда именно – в Хогвартс, или, может быть, лучше будет использовать штаб Ордена? Открывать прямой путь из Ставки в школу небезопасно…
- Можно вернуться в Хогсмид, как после нападения на «Ночной Рыцарь», – предложил молчавший до сих пор Билл Уизли. – Использовать штаб Ордена тоже небезопасно – можно случайно выдать его местонахождение Упивающимся, если кто-то из них уцепится за одного из отступающих. Если создать в деревне своего рода «зону безопасности», как обычно – это будет достаточно надёжно.
- Хорошо, – согласился Дамблдор. – Думаю, это разумно. Северус, мальчик мой, думаю, никто не станет спорить, что основная роль в завтрашнем действии отведена тебе. Когда ты пронесёшь маячок в Ставку Волдеморта, ты волей-неволей окажешься ближе всех к нашим пленникам. Прошу тебя, по возможности, постарайся предупредить и ободрить их. И ещё – я не знаю, будет ли от этого толк, но я хотел бы, чтобы ты, если представится шанс, дал им антидот к зелью Покорности. Сомневаюсь, что он окажется достаточно эффективен – ввиду… эээ… особого состава зелья мэтра Лавуазье, – но, даже если он даст Драко и Джинни хотя бы малейший шанс на сопротивление, им надо воспользоваться.
Я поёжилась и вздохнула. Ясно, на что намекает директор – на чашу Пуффендуй. «Особый состав зелья» – полная ерунда, нет такого зелья, к которому не смог бы подобрать противоядие зельевар уровня Северуса. А вот использование в проклятом ритуале Волдеморта чаши действительно может в лучшем случае резко снизить эффективность антидота. О худшем даже думать не хочется…
- Профессор Дамблдор, – подал голос Альтаир, всю перепалку между Сириусом, Северусом и Гарри просидевший тихо и лишь внимательно слушавший спорщиков. – Мои родители тоже с удовольствием помогут в… этой операции, и они сильные маги. Так что я думаю, что в «Кровавый маячок» можно поместить и… ну, по капле их крови тоже.
- Я очень признателен им за предложенную помощь, – кивнул Дамблдор. – Но ты говоришь так уверенно, словно уже обо всём с ними договорился…
- Мы договорились сегодня днём, что примем участие в спасательной операции все вместе, – пояснил Альтаир, как-то убыстренно проговаривая последние слова – явно с целью отвести от них внимание, придав им беззаботное и естественное звучание. – Правда, мы не знали, как именно будет обнаружено логово Волдеморта, но…
- Ты с ума сошёл! – перебил его Сириус. – Хватит с нас и того, что Гарри ввязывается в эту битву! Но ты – не Избранный, и у тебя нет никаких причин для того, чтобы рисковать головой!
Альтаир вскочил на ноги, словно подброшенный пружиной. Его лицо выражало сильнейшую раздосадованность и злость.
- Я ИДУ со всеми, Сириус, нравится тебе это или нет! Мои родители согласились взять меня с собой. Речь идёт о МОЁМ ДРУГЕ! Я, – он коротко сглотнул, – мог бы много чего ещё сказать, но скажу сразу – я буду участвовать в этой операции!
- Я тебя не пущу! – не менее решительно заявил Сириус.
- Попробуй, – презрительно хмыкнул его племянник, складывая руки на груди.
Сириус глубоко вдохнул, явно собираясь разразиться новой тирадой на тему опасности и недопустимости, но его остановила поднятая в воздух рука Дамблдора.
- Альтаир действительно имеет право участвовать в операции, – проговорил директор, глядя на ошарашенно приоткрывшего рот Сириуса. – Он совершеннолетний и владеет палочкой не хуже Гарри. Сама операция затевается с целью спасти его друга и девушку, являющуюся любимой этого друга. К тому же я сомневаюсь, что справедливо будет запретить ему участвовать в сражении, в котором будут биться его родители, – Дамблдор явно подразумевал, хотя и не стал говорить этого вслух, что в случае не-участия Альтаира весьма вероятно и отсутствие Бартемиуса с Беллатрисой, а тогда речь уже идёт не об одном, а о трёх опытных бойцах. – Ну и, наконец… Альтаир явно будет рисковать меньше, чем Гарри, никак не являясь приоритетной целью для врага. Таким образом, разрешить участие в битве Гарри и запретить Альтаиру будет откровенной несправедливостью.
- Спасибо, профессор, – склонил голову Алси, но, не успел он снова поднять её, как вмешалась Гермиона.
- Тогда я тоже участвую! – резко заявила она.
- Ни за что! – первее любого другого выкрикнул Альтаир, разворачиваясь на каблуке к ней. Парень и девушка замерли, испепеляя друг друга взглядами.
- Я не отпущу тебя одного в это… место!
- Без тебя мне будет только легче – не надо будет присматривать, как бы тебя не прокляли!
- А если проклянут тебя самого?
- Не проклянут, я буду с родителями!
- Я тоже хочу участвовать! – сердито топнула ногой Гермиона, кажется, едва не плача от обиды. – Почему тебе и Гарри разрешили, а мне – нет?! Чем я хуже вас? Ну да, я не такая опытная дуэлянтка, но…
- В условиях битвы, мисс Грейнджер, этого «но» более чем достаточно, – холодно и сухо проговорил Снейп, сурово глядя на гриффиндорку. – Там нужны будут только лучшие бойцы, остальные станут лишь обузой, тем самым затрудняя действия остальных и подставляя их под удар. Я полностью согласен с мистером Блэком – ему без вас в битве будет только проще. Уж поверьте моему опыту, – Северус коротко, горько хмыкнул, – в любой битве легче участвовать, думая о том, как нанести урон врагу, а не о том, как бы уберечь от урона слабого союзника. Мне жаль говорить это публично, но вы, несмотря на вашу одарённость в целом, действительно не боец.
Гермиона открыла было рот, чтобы возразить – судя по возмущённо сдвинутым бровям и общему выражению лица, едва ли что-то лицеприятное для Снейпа, – но точку и в этом споре поставил Дамблдор. Ну да оно и неудивительно, учитывая то, что он являлся одновременно и разработчиком всей операции, и командующим.
- Мисс Грейнджер, ваши таланты найдут себе лучшее применение в другой сфере. Когда мы вернёмся, среди нас, боюсь, будет немало раненых. И, вполне возможно, будут и такие, помощь которым надо будет оказать настолько быстро, насколько это будет возможно. И наибольший вклад в нашу победу вы сможете внести, не участвуя в битве непосредственно, а помогая мадам Помфри подготовиться к приёму раненых и помогая самим раненым по возвращении.
Гермиона с выражением некоторой растерянности на лице поднесла к виску руку. Её уверенность явно сильно поколебалась, доводы директора выглядели очень убедительными.
- Пожалуйста, Гермиона, – умоляюще попросил Альтаир. – Мне будет легче сражаться, зная, что ты ждёшь меня из боя – точно ждёшь, а не рискуешь где-то там. Пожалуйста.
Помедлив ещё несколько секунд, гриффиндорка кивнула, хотя всё же с явно не до конца подавленной неохотой.
- Хо… Хорошо. Но пообещай мне, что вернёшься!
Мне такая просьба показалась откровенно глупой – ну как любой из идущих на битву может с уверенностью обещать такое? Но, тем не менее, на лице Альтаира не промелькнуло ни тени сомнения, когда он, шагнув к девушке, обнял её и нежно коснулся губами виска.
- Ну конечно, я вернусь. Я… Ты же слышала – опасность будет не так уж велика. Мы просто отвлечём Волдеморта, украдём у него наших пленников и убежим!
На лицах многих участников совещания невольно промелькнул скептицизм – да, боюсь, и на моём тоже, уж больно легкомысленно звучали последние слова. Хмыкнула даже Гермиона, разнимая руки, делая шаг назад и глядя в лицо своему парню.
- Показушник! – в её голосе звучало возмущение, которое, впрочем, всё равно не могло скрыть любовь. – Возвращайся ко мне. Я буду тебя ждать!
- Ну, тогда – вернусь непременно, – подмигнул ей Ветроног. Я невольно улыбнулась – в его взгляде, направленном на Гермиону, светилось то же самое чувство.
Увы, хотя, казалось бы, момент был самый подходящий для того, чтобы напомнить и о себе, я сочла за благо промолчать и понадеяться, что это молчание сочтут за нежелание лезть в бой. После Гермионы, скорей всего, на место в «полевом госпитале» указали бы и мне. А чего мне решительно не хотелось, так это отправляться туда. Решимость и настойчивость, проявленные Гарри и Альтаиром, оказались ужасно заразительными. Не то чтобы я так уж в принципе рвалась сражаться с Упивающимися – нет, мне было не по себе при мысли о том, чтобы вернуться в битву, особенно когда на ум приходили воспоминания о нападении на «Ночной Рыцарь». Однако мысль остаться в Хогвартсе и покорно сидеть и ждать, пока остальные сделают «грязную работу», казалась в несколько раз ужаснее, даже если принимать во внимание слова Дамблдора о помощи целительнице. Ну, в самом деле, много ли помощи потребуется мадам Помфри? Да и с чем – склянки с лечебными зельями в Хогсмид переправлять? Если речь идёт о помощи в приготовлении этих самых зелий, то этим, как я понимаю, займётся либо сама Помфри, либо Снейп, а возможно, что и оба сразу. В любом случае – сомневаюсь, что им понадобится большое количество помощников. Вот после битвы – дело другое. Я хорошо помнила рассказы Гарри о том, что творилось в том же Хогсмиде после битвы у «Ночного Рыцаря». Но это будет потом. И, если уж продолжить те воспоминания – справилась же я в тот раз, даже с больной ногой и под Дезиллюминационными чарами…
Нет, конечно, я не была так наивна и самонадеянна, чтобы считать, что дело без меня не обойдётся, и что, кроме меня, некому будет прикрыть Гарри спину. А если учесть, что Волдеморт, скорее всего, ещё не отказался от мысли захватить меня в плен, чтобы через меня добраться до Поттера, то мысль о моём участии в предприятии казалась и вовсе безумной. А с другой стороны… Ну не могла я оставаться в стороне! Не могла – и всё тут! В конце концов, в завтрашней эскападе так или иначе будут замешаны практически все, кто мне дорог – и всё семейство Малфоев, и все без исключения Блэки, кроме разве что Вальбурги, и Гарри, и Джинни, ставшая за этот год моей подругой, и, Мерлин великий, даже Северус, хоть он мне ни с какого боку не родственник! И меня хотят, как сказал Гарри, задвинуть в угол, точно несмышлёное дитя! Ну уж дудки, не дождётесь, чтобы я покорно сложила лапки и отсиживалась в сторонке! Конечно, переть напролом и добиваться, как и Поттер с Блэком, чтобы меня взяли с собой, было бы теперь верхом идиотизма. Но, в конце-то концов, слизеринка я или нет?! У меня ещё почти сутки в запасе, чтобы придумать толковый план, как мне принять участие в заварушке с минимальным риском и максимальной пользой. Кое-какие наметки у меня уже были, другие крутились в голове – но я благоразумно решила обдумать всё это позже, памятуя о том, что в кабинете присутствуют разом два опытнейших мастера легилименции. Конечно, я вела себя тихо и не вызывала подозрений, но как знать, вдруг директор или декан могут уловить какие-нибудь мысленные эманации или что-нибудь в этом роде? Я не так уж сильно владела окклюменцией – во всяком случае, явно недостаточно, чтобы защититься от мастеров такого уровня. Поэтому вплоть до конца собрания я старательно задвигала вглубь сознания все свои планы и размышления, и старательно вслушивалась в обсуждение предстоящих военных действий.
Ничего особенно важного и принципиально нового больше сказано, впрочем, не было. Обсуждение касалось в основном тактики – этого лучше поставить вперёд, а этому лучше держаться позади, и всё в том же духе. Наконец основное обсуждение было закрыто, и все стали расходиться. Кстати, «влезть в состав» непосредственных участников битвы удалось, к моей невольной обиде, даже Рону, пусть своё право сопровождать Поттера ему и пришлось отвоёвывать изо всех сил. Не обошлось без долгих споров, уговоров и даже угроз – как с его стороны, так и со стороны его отца, – но в конце концов Рона поддержал Дамблдор, правда, взяв с него слово не лезть на рожон и оставаться всё время при группе старших членов Ордена. По словам директора, мы жили в трудное время, когда молодёжи приходилось взрослеть куда раньше времени, чтобы просто выжить…
Остальные разошлись кто куда – Артур Уизли и его старшие сыновья отправились вместе с Сириусом в штаб Ордена, Люциус с Нарциссой – обратно в подземелье, так как отцу необходимо было ещё раз проверить поисковые чары. Альтаир ушёл вместе с Гермионой, договорившись с директором, что поставит в известность родителей и сообщит им все принятые решения. Северус оставался в кабинете директора, чтобы подробнее обсудить свои действия в случае успеха моего плана по его «внедрению» в жуткий ритуал Волдеморта. Джаред Поттер и Гарри тоже оставались – Поттеру-младшему тоже предстояло сыграть не последнюю роль в намечающейся заварушке, а его дед, разумеется, был озабочен безопасностью наследника.
Волей-неволей мне пришлось снова присоединиться к родителям в комнате Драко. Раньше, когда брат занимал её в одиночку, комната казалась просторной и уютной, а вот теперь, когда большую часть пола занимала заполненная туманом пентаграмма, а на оставшейся свободной части помещались разом трое человек… Теперь обстановка казалась какой-то почти скупой, а места катастрофически не хватало. Посидев немного, я сослалась на головную боль и отправилась к себе, чтобы без помех обдумать, наконец, свои планы.
Правда, моим надеждам на спокойные раздумья и на сей раз не суждено было сбыться. Обстановка в девчоночьей спальне отнюдь не располагала к этому.
- Да её вообще повесить мало! – поприветствовал меня пронзительный, высокий голос Пенси с явственными визгливыми нотками, едва я переступила порог. Вообще-то Паркинсон, как и Малфой, имела отдельную комнату и редко заходила в общую спальню – но сегодня она, видимо, решила сделать исключение. В первый момент я от неожиданности ошеломлённо замерла. «Повесить мало»? Кого, интересно – меня? А за что? Впрочем, к счастью, как оказалось, девчонки говорили не обо мне.
- Нет, я, конечно, заметила, что у Дафны в этом году было по семь пятниц на неделе, но не думала, что всё настолько плохо! – заметила Тэсс. Говорила она спокойнее, чем Пенси, но тоже взволнованно. – Похоже, у неё, как говорит мой братец, «капитально крыша поехала»!
- «Крыша поехала»! – передразнила её Паркинсон. – Да у неё не просто сдвиг, она полностью чокнулась! На кой ляд ей понадобилось вообще идти на поклон к Тёмному Лорду – а тем более сдавать ему Драко? – в конце она почти сорвалась на визг, и я покачала головой. Эх, Пенси, Пенси, неужели ты ещё на что-то надеешься? Хотя… надежды-то, может, у тебя и нет, но вот с влюблённостью справиться гораздо труднее…
Я вошла и закрыла за собой дверь. Девчонки сидели друг против друга – Миллисента и Тэсс на кровати Буллстроуд, а Пенси – на той, что после её переселения пустовала. Кровати Дафны мы все эти дни как-то негласно избегали, стараясь не задевать её даже краями мантий – словно она могла в один момент превратиться в ещё один портключ и перетащить любую из нас в логово Волдеморта следом за Драко. Ха, вот если бы такое действительно могло случиться – и мы бы знали об этом наверняка! – насколько всё было бы проще! Не было бы нужды полагаться на случай и подставлять профессора Снейпа, да и возиться с самим «Кровавым маячком». Можно было бы просто привести сюда отряд авроров, посадить на кровать – и дело, считай, сделано…
- О, Блейз, привет, – улыбнулась мне Милли, которая из всех трёх девчонок единственная хранила относительное спокойствие. – А мы тут обсуждаем, почему Дафна… эээ… сделала то, что сделала. Иди к нам.
- Я… – в какой-то момент я замялась, но тут же сдалась. Всё равно из-за их болтовни мне не удастся спокойно побыть одной и подумать – заглушающие чары на пологе у меня держались обычно из рук вон плохо. Да и обижать девчонок отказом почему-то не хотелось. Мы не были близкими подругами – особенно с Пенси! – но всегда относились друг к другу довольно неплохо, да и роль молчаливой страдалицы мне претила.
- Вот лично я думаю, что Дафна с самого начала года вела себя как-то странно, – сказала Тэсс, когда я устроилась в ногах её кровати, чуть поодаль от них с Миллисентой. Сесть рядом с Пенси мне почему-то показалось не очень удачной идеей… – Ты как думаешь, Блейз?
- Ну, не знаю. По-моему, в самом начале года она вела себя вполне нормально. Не скажу, что её поведение мне нравилось, – тут же добавила я, вспоминая выход Дафны в «боевой раскраске» и её откровенное кокетство с Гарри. – Но всё равно оно было вполне естественным и объяснимым. Ей нравился парень – и она нам об этом говорила, кстати, помните? – и она пыталась привлечь его внимание.
- И ты так спокойно говоришь об этом? – фыркнула Пенси. Я пожала плечами.
- А какой смысл рвать на себе волосы из-за того, что давно прошло и никому особенно не повредило? – парировала я. – Ну да, когда я вспоминаю ту её выходку, я её убить готова – но, если подумать, я сейчас готова это сделать и без всяких воспоминаний, за одно то, что она сделала с Драко.
- Да уж… – вздохнула Тэсс. – А что говорит Дамблдор? – вдруг спросила она. – Ты ведь была у него, да, вместе с леди Малфой и её… а кто он ей, кстати? Ну, этот человек, что с ней приехал?
- Родственник, – осторожно ответила я. – Точно не знаю, насколько близкий. А Дамблдор – Дамблдор ничего не говорит, – добавила я, уводя разговор от опасной темы. – Точно ничего не известно. Только одно – Драко в руках Лорда, но он, вроде бы, всё ещё жив. Однако, судя по всему, продлится это недолго, – я сглотнула. – Если Дамблдор и люди Министерства не успеют его вытащить до завтрашней ночи – он, скорее всего, погибнет.
Говорить почему-то стало трудно, и я вдруг поняла, что меня душат слёзы. А ведь, по сути, я не лгала девчонкам, только не говорила всей правды. Драко действительно осталось жить всего ничего, а надежда спасти их с Джинни зиждется на предположениях и расчёте на стечение обстоятельств. Я не сразу поняла, что Тэсс сочувствующе поглаживает меня по плечу.
- Бедненькая, как же тебе тяжко, наверное, – проговорила она с сочувствием. Искреннего сопереживания от слизеринки ждать не приходилось, хотя из всех нас Тэсс обычно проявляла исконно слизеринские наклонности реже всего. Вот и сейчас только она проявила заботу. – Ты как хоть держишься-то?
- С трудом, – хрипло выдавила я, поёживаясь. Желание поболтать с девчонками окончательно выветрилось, и я с некоторой поспешностью поднялась на ноги.
- Знаете, я, наверное, лягу пораньше, – сказала я. Все три девушки согласно закивали – хотя Пенси и одарила меня при этом неприязненным взглядом. Тэсс поднялась следом за мной.
- Знаете, девочки, думаю, Блейз хочет побыть одна, – сказала она. – Пойдёмте-ка лучше в гостиную. Поговорить можно и там, тем более что тема всё равно у всех на слуху.
- Да ну, вот ещё, в гостиную, – фыркнула Пенси, впрочем, тоже вставая. – Ладно, цените мою щедрость и хорошее отношение. Идёмте ко мне. Места для посиделок хватит. Только чур – косметику не лапать!
- Больно надо, – фыркнула Милли, уже подходя к двери.
Я сняла мантию и повесила на спинку стула, но дальше переодеваться не стала – время всё-таки было не такое уж позднее, даже ужин ещё не начался. Вместо этого я забралась с ногами на кровать и задёрнула полог, чтобы обеспечить себе уединение и без помех подумать над тем, как мне быть.
Итак, что мы имеем? Каковы основные проблемы? Что и кто может помешать мне пойти? Отряд авроров и «фениксовцев» – это раз. Хотя это не такая уж и проблема, надо только, чтобы на меня не обращали внимания, пока мы не прибудем на место и не начнётся заварушка. А там всем будет уже не до меня. Упивающиеся Смертью – это два. М-да, тут дела обстоят хуже – если они меня не узнают, то попытаются убить, если узнают – захватить в плен. Если вспомнить, что говорил Гарри относительно того, что он ради меня будет в ногах у Волдеморта валяться и пятки ему лизать, не знаю даже, что хуже. Значит, мне надо остаться неузнанной и постараться уцелеть. Ох, Мерлин… Что ещё? Сами по себе Волдеморт и Гарри с разных сторон – это три, и даже, наверное, четыре. Пожалуй, проблема с Тёмным Лордом та же, что и с Упивающимися – если узнает, схватит, если нет – убьёт. Хорошо бы вообще держаться от него подальше – но, если прикрывать спину Поттеру, это вряд ли получится. А сам Гарри? Уж он-то не спустит всё на тормозах, если узнает меня, даже в пылу битвы. А это может создать определённые трудности. Ну и не стоит забывать о родителях – это пять. И о Блэках – это шесть. Бартемиус и Беллатриса вполне могут сами по себе счесть, что мне не место в битве, да и на Альтаира, как бы печально ни было это признавать, в данной ситуации с уверенностью положиться нельзя. Не факт, что он не решит – причём из лучших побуждений! – оставить меня рядом с Гермионой. Конечно, может и не оставить, он неплохого мнения о моих боевых умениях… Но всё же на всякий случай лучше не рисковать. Мои шансы должны быть максимальными. Так, вроде всех перебрала? Ах, нет, ещё Дрей и Джинни… Хотя их можно не считать, они-то моему участию в этой заварушке не помешают. Что же получается? Основная проблема – сделать так, чтобы меня не узнали. К счастью, после «разборок» с Дафной у меня всё ещё осталось несколько капсул, которые подарила мне матушка. Если использовать одну прямо перед битвой – ну, хотя бы за час, – то времени должно хватить, и притом с избытком. А что… пожалуй, это вариант! В прошлый раз под действием капсулы меня даже Дрей с Алси и Гарри распознали не сразу – только после нескольких минут общения. Гарри, правда, это тогда далось легче – но я сама хотела, чтобы он узнал меня. Если я постараюсь не попадаться ему на глаза и не стану с ним разговаривать, должно сработать. Да к тому же можно выпить зелье для изменения голоса. Готовить его легко и просто, за час шутя справлюсь. Надену джинсы – их даже молодые аврорессы носят, это же удобно. А сверху – какой-нибудь свитер… хотя нет, не пойдёт. И Гарри, и Альтаир знают мою одежду, я давно уже не обновляла гардероб… Тьфу, Салазар бы побрал эти эксклюзивные шмотки – они так легко узнаваемы! Нет, есть у меня и пара-тройка вполне обычных вещей, но они из разряда любимых, и как раз их-то Поттер с Блэком узнают на раз… Надо что-то совсем непримечательное, обычное. Такое, что есть у всех… стоп, а может, взять свитер от школьной формы? Нет, тоже не пойдёт, Гарри, Альтаир и Рон – единственные студенты, которым разрешили участвовать. Увидев ещё одну ученицу, они мигом заподозрят неладное. Нет, придется всё-таки надеть один из своих «простых» свитеров и понадеяться, что Бемби с Ветроногом либо не обратят внимания, либо решат, что вещь просто похожая. Так, ну что ж, с маскировкой, кажется, определились. Остаётся побеспокоиться о том, чтобы остаться в живых… Что можно использовать? Защитные зелья – есть у меня парочка, также по-быстрому можно изготовить несколько оберегов. А ещё надо бы припомнить всякие разные защитные чары, которым учил отец – да и те, которые преподавали профессор Тёрнер и Дамблдор…
Остаток вечера я посвятила тому, что придумывала, какими ещё способами обеспечить себе защиту и относительную безопасность в битве – правда, должна признать, сосредоточиться было почему-то трудновато. То и дело я ловила себя на том, что мои мысли уплывают от заданной темы, и вместо заклятий и зелий я вспоминаю взгляды Гарри, его поцелуи и объятия, ощущение его горячей кожи под пальцами… Глупая, нельзя, нельзя сейчас об этом думать! Сейчас надо позаботиться о том, чтобы он остался в живых, а не вспоминать, как тебе нравилось с ним целоваться – да и не только целоваться…

Большую часть вторника я провела в лаборатории, помогая Снейпу подготовить зелья, которые, по его мнению, могли понадобиться, если план сработает и его призовут в Ставку. Конечно, ассистент в моём лице был ему не так уж и необходим – тем более что профессор всё равно не мог взять с собой ничего сильнодействующего из боязни, что это может потревожить охранные чары. По той же причине и те зелья, которые он счёл более-менее безопасными, приходилось делать слабоконцентрированными. Так или иначе – помощь ему в любом случае была не больно-то нужна. На самом же деле я сама напросилась в ассистентки – ради того, чтобы держаться от Гарри подальше. Я боялась, что он уже достаточно хорошо знает меня, чтобы раскусить, что я что-то задумала. Дрей бы раскусил – а при их тесной дружбе последнее время Гарри очень много от него перенял… По той же причине, но ещё в большей степени я опасалась Альтаира, но, к счастью, мне не приходилось думать, как бы держаться от него подальше, не вызывая подозрений. Бартемиус и Беллатриса ранним утром прибыли в Хогвартс и сразу же после завтрака куда-то ушли вместе с Альтаиром – как мне сообщила Гермиона, на боевую тренировку. Сама гриффиндорка отправилась к мадам Помфри, уточнять, какая именно помощь и в каких масштабах от неё будет требоваться, а я, облегчённо вздохнув, двинулась в подземелья к Снейпу. Ну, вообще-то, если уж быть честной до конца – находиться рядом с таким мастером легилименции тоже было не слишком-то безопасно для моих планов. Но Северус был чересчур на взводе, чтобы обращать внимание на мысли какой-то девчонки, пусть даже и названой сестры его крестника. Профессора целиком и полностью занимала сейчас судьба этого самого крестника, и ему было просто не до меня.
Вот так и получилось, что я даже не знала толком, как мне себя с ним вести, чтобы не сорвать свои же планы. Излишняя покладистость могла вызвать подозрения: это не в моём характере. С другой стороны – любое упоминание о том, что я хотела бы присоединиться к боевому отряду, или хотя бы что меня не устраивает перспектива отсиживаться в сторонке, могло вызвать у него желание подстраховаться и «обезопасить» меня. Нет, не то чтобы я действительно боялась быть обездвиженной и связанной, как мне угрожал вчера Гарри… Хотя с этого гриффиндорского доброхота действительно станется отобрать у меня палочку и посадить под замок! И, что самое обидное, – при полной поддержке учителей и директора, которые, не сомневаюсь, ещё и помещение для моего содержания ему обеспечат!
Мы виделись сегодня только один раз, утром, и, хвала Мерлину, не наедине – иначе, как я боялась, я уже сидела бы под замком в какой-нибудь башне. Да ему бы и ходить далеко не пришлось – в качестве моей временной камеры вполне сгодилась бы пустующая комната Гермионы, владелица которой всё равно вряд ли собиралась туда возвращаться ещё долгое время – вполне вероятно, вплоть до завтрашнего утра, когда всё должно так или иначе (страшно даже думать о варианте «иначе»!) закончиться.
Занятия с сегодняшнего дня по приказу Дамблдора возобновились, за исключением защиты и зельеварения, поскольку и сам директор, и профессор Снейп были слишком заняты подготовкой к предстоящей вечером эскападе. По той же причине от учёбы освободили Гарри, Альтаира и Рона. Мне, по-хорошему, полагалось бы присутствовать на уроках – но первой парой сегодня было сдвоенное зельеварение, а после обеда – ЗОТИ, так что на этот счёт можно было не волноваться. А впрочем, поводов для волнения и без того хватало, один весомее другого…
Как я и ожидала, зелья пришлось готовить самые разнообразные – от очищающих и защитных до, наоборот, отравляющих, – да ещё и в таких количествах, чтобы обеспечить ими весь «ударный отряд». Большинство зелий было мне знакомо – что-то подобное не раз приходилось варить на уроке. Однако в процессе мне довелось лишний раз убедиться в нервозности профессора Снейпа. Нет, у него не дрожали руки, и он не сбивался с ровного, уверенного ритма работы – каждое движение было точным, скупым и чётко выверенным. Он… говорил. Вполголоса, практически себе под нос и ни к кому конкретно не обращаясь – но не умолкал ни на минуту. При этом Северус не выбалтывал никаких секретов и не делился переживаниями. Он попросту комментировал и описывал каждое свое действие, будто записывал на маггловский диктофон с тем, чтобы передать опыт потомкам.
- Маринованные в растворе гноя бубонтюбера листья мандрагоры нарезать одинаковыми по толщине полосками, шириной в полдюйма, – бормотал он, выкладывая на доску обмякший, распластанный лист. – Резать их лучше верхней частью острого ножа, так лучше удаётся проконтролировать размер. И полоски лучше делать потоньше, не в половину, а между третью и четвертью дюйма…
Первое время я прислушивалась к голосу профессора, но потом перестала. Всё равно бубнил Снейп больше для собственного успокоения. То и дело я погружалась в задумчивость. Нет, у меня не было сомнений по поводу того, что я собиралась сделать – был… страх. Ведь, несмотря на моё безрассудное стремление разделить с Гарри все опасности, в глубине души я не могла не понимать его правоты. Меня действительно могли схватить или убить, несмотря на всю мою маскировку. Что тогда будет? Что будет с ним? Однако альтернатива была ещё страшнее. Ведь плен или гибель грозили не только мне. Что будет, если Упивающиеся схватят или убьют Гарри? Что, если Волдеморт убьёт его? Я живо представляла себе до невозможности страшный вариант: я, как он и хотел, остаюсь в школе, в безопасности под надёжной защитой замковых стен и охранных чар, жду вестей, а потом… Мне виделись опустошённые, окровавленные лица друзей – и его. Мёртвое. Безжизненное. С потухшими, остекленевшими глазами за почему-то непременно треснувшими стёклами очков…
Эту картинку тут же сменяла другая – и я не могла сказать, какая из них пугает меня больше. Круг Упивающихся в тёмных плащах и масках, окруживший коленопреклонённого черноволосого юношу – одежда на нём порвана и висит клочьями, через прорехи виднеется избитое, израненное тело, покрытое грязью и запёкшейся кровью. Его руки бессильно лежат на коленях, а на земле, почти возле безвольных пальцев правой ладони – сломанная пополам волшебная палочка. Взъерошенная голова опущена на грудь, тело сотрясает дрожь от боли и ран. И – леденящим ужасом, проникающим в сердце, – поднимающаяся палочка, зажатая в бледной руке с длинными, тонкими пальцами. Какой будет вспышка – и будет ли? Что сейчас произойдёт – Авада, или пока ещё «всего лишь» Круциатус? И что труднее вынести – его смерть, быструю и чистую, или его мучения и пытки? Мерлин Великий, Гарри!
Почему-то за Альтаира я так не боялась, хотя, зная его характер, можно было с уверенностью сказать, что, если чего Блэк в бою и не станет делать, так это прятаться за спинами других. Особенно – за спинами своих родителей. Но, с другой стороны – Барти и Белла за своего сына кому угодно шею голыми руками свернут. А если учесть, что и он за них тоже, и что держаться наверняка все трое будут вместе, и что все они – Тёмные маги и бойцы со стажем, пусть и неравнозначным, но всё же… Нет, за Алси страх не возникал. Почему-то казалось, что уж кто-кто, а этот выберется. Мало ли что в битве у «Ночного рыцаря» случилось – там он был, по сути, один, ведь Гермиона, как ни крути, действительно в плане боевых заклятий с ним и рядом не стояла. А здесь будет большая группа, и его родители, и сам Дамблдор, наконец. Да опять-таки, прав директор – Альтаир никак не является целью номер один для Упивающихся. Ну, если не считать, возможно, Антонина… Но уж с ним одним Блэки точно справятся. А вот Гарри…
Я тряхнула головой, отгоняя видения, и, прикусив губу, принялась с ожесточением толочь в ступке панцири скарабеев для одного из отравляющих веществ, вызывающих при попадании на кожу временный паралич. Нет уж, дудки – я ни за какие коврижки не останусь сидеть в замке и мучиться подобными страхами. Основными доводами Гарри были его страхи за меня – но он почему-то и не думал о том, что я боюсь за него ничуть не меньше, и, со своей стороны, сделаю всё, чтобы защитить его!
Несмотря на то, что вчера я вроде бы тщательно продумала свой план, в нем всё ещё имелась одна значительная прореха. А именно – если я замаскируюсь и буду прикидываться кем-то из новых членов Ордена Феникса, то как объяснить то, что я, в своём обычном качестве – Блейз Забини, – не выйду попрощаться с Гарри, пожелать ему удачи, сказать, чтобы он был осторожнее – ну и кучу других банальностей? Выход был только один – прицепиться к какой-нибудь мелочи и поссориться с ним, потом сделать вид, что дуюсь и отсиживаюсь в подземельях, – но как же мне это не нравилось! Сыграть эгоистичную истеричку вовсе не трудно, но весь вопрос в том, захочет ли Гарри потом вообще общаться с подобной личностью? Способной из-за мелочи поссориться с ним перед настолько серьёзной битвой… А значит, причина должна быть весомой – и не особенно эгоистичной. Или эгоистичной, но объяснимой… Ох, Салазар-основатель, как же всё это сложно!

Интерлюдия. В это же самое время, Астрономическая башня.

Альтаир поднялся по последней лестнице и, отворив дверь, шагнул на обзорную плошадку. Гермиона, стоявшая у парапета спиной к Запретному лесу, улыбнулась ему и приветственно кивнула. Что-то в этой улыбке насторожило Блэка – так обычно не улыбаются перед тем, как сделать «подарок перед битвой», как выразилась его девушка, когда по Сквозным зеркалам пригласила его на вершину Астрономической башни после окончания тренировки. Улыбка Гермионы была какой-то… решительной – в первую очередь на ум приходило именно это слово. Гриффиндорка улыбалась так, словно все имевшиеся у неё сомнения были отброшены и настало время для смелых и безотлагательных действий. Альтаир вздохнул, решив, что она всё-таки передумала и решила упросить взять её с собой.
- Нет, я не за этим тебя позвала, – покачала головой девушка и улыбнулась при виде удивления на лице Альтаира. – Ты ведь подумал, что я хочу отправиться с тобой? Нет, я согласна с тем, что здесь от меня будет больше пользы. У меня для тебя действительно есть… подарок.
- Какой? – с любопытством наклонил голову Блэк. – Надеюсь, не интимного плана? Потому что я бы, конечно, с удовольствием, но, к сожалению, времени у меня не так много…
- Почти угадал, – коротко хмыкнула Гермиона. – Этот подарок… он, строго говоря, взаимный.
- Взаимный? – недоумённо сдвинул брови слизеринец. – Прости, я тебя не очень понимаю…
Девушка медленно вздохнула и, подойдя к Альтаиру, обняла его, уткнувшись лицом в грудь парня. Постояв так с минуту, она подняла глаза. Взгляд их был серьёзным как никогда.
- Альтаир. Любимый мой… Прошу, выслушай меня не перебивая, – Гермиона с бесконечной нежностью провела рукой по его щеке. – Мне и так непросто было решиться предложить это.
Она сглотнула, но её голос стал, казалось, только спокойней.
- Я всем сердцем надеюсь, что ты вернёшься. Я не знаю, что со мной будет, если это окажется не так. Я бы отправилась с тобой, наплевав на все запреты, но мне пришло в голову, что ты прав насчёт меня. Там, у «Ночного Рыцаря»… Ведь если бы ты не защищал меня и меня бы там просто не было, ты бы, скорей всего, не пострадал так сильно. Тшшшш… – её палец коснулся уже приоткрывшихся было губ Блэка, – молчи. Я знаю, что ты хочешь сказать – что ты готов меня защищать, сколько понадобится. Так вот – я хочу, чтобы лишний раз это не понадобилось. Потому и остаюсь здесь. Но я хочу сделать… особый подарок – и тебе, и твоему Роду. Я… Я очень надеюсь, что однажды смогу назвать его своим. Но если этого не случится… Скажи, ведь Родовая Магия передаётся только и исключительно по крови, и юридические распорядки тут ни при чём?
- Ну конечно. Но при чём тут это?
- При том. Вот, посмотри, – Гермиона достала из кармана мантии небольшой флакон и показала его Альтаиру. – Видишь? Я всё утро зачаровывала его. Он сохранит в себе нетронутой любую органику – ну, то, что когда-то было частью живого организма. Эти чары когда-то применялись в дальних экспедициях… Волосы в нём не рассыплются в прах, кожа не истлеет, кость не охрупчится, сколько бы времени ни прошло, пока не ослабнут сами защитные чары – а они рассчитаны не на один десяток лет…
- Да, я читал о них, – понимающе кивнул Альтаир. – Но я по-прежнему не понимаю, зачем вдруг тебе такая возможность и как это связано с моим Родом.
- Неужели? – немного грустно улыбнулась Гермиона. – А ведь всё очень просто. На жидкости действие этих чар тоже распространяется. Слюна в флаконе не высохнет. Кровь – не свернётся…
По расширившимся серым глазам она поняла, что дальше объяснять не нужно – во всяком случае, про сам флакон.
- Подари мне часть тебя, Альтаир, – гриффиндорка решительно вложила своё творение в руку парня, машинально сжавшую его. – И тогда, если… если произойдёт худшее и ты не вернёшься – даю тебе слово, клянусь всем, что для меня дорого – моей любовью к тебе, нашими друзьями, моими родителями и своим магическим даром – клянусь тебе, я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы пережить войну и продолжить Род. Твой Род, который я хочу считать своим, пусть мы пока ещё и не женаты. Если ты вернёшься, если всё будет хорошо… тогда, значит, проблем и не будет. Но если вдруг… Я пущу в ход этот подарок. И, обещаю – даже если тебя… тебя уже не… будет в живых… – Гермиона судорожно сглотнула. Альтаир видел, что каждое слово из этого предложения ей давалось с огромным трудом.
- Наш ребёнок увидит свет, – решительно закончила девушка. Её глаза, не отрываясь, смотрели в глаза парня, словно ей не хотелось в этот момент больше ничего видеть. – Наш сын. Или наша дочь. Блэк по крови. Наследие твоего Рода не погаснет, и Род не прервётся. Он будет жить.
Альтаир медленно опустился на колени и, взяв Гермиону за ладони, спрятал своё лицо в них.
- Я и не думал, что есть такая самоотверженность, – глухо прошептал он. – Гермиона… Чем я могу отблагодарить тебя?
Девушка тоже опустилась на холодный каменный пол и обняла Блэка.
- Вернись ко мне, любовь моя. Вернись живым и невредимым. Делай всё, что хочешь, всё, что сочтёшь нужным… Только вернись ко мне!!!
- Я сделаю всё, чтобы вернуться, – медленно проговорил Альтаир, глядя в такие родные карие глаза и думая, что никакая сила в мире не смогла бы его заставить сейчас отвернуться. – Клянусь тебе. Мы будем вместе и будем счастливы. Я всё для этого сделаю.

Конец интерлюдии.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (11.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями