Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1650]
Из жизни актеров [1617]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4708]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14939]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14205]
Альтернатива [8958]
СЛЭШ и НЦ [8751]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4329]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 августа)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Rise
Белла встречается с плохим парнем и живет жизнью, которую больше не желает. Она оказывается в ловушке, пока тот, кто должен ограничивать ее свободу – ее телохранитель, – не оказывается тем, кто может освободить ее.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Иначе я тебя не вижу...
Как же трудно иногда смириться с тем, что уже произошло. А что, если это в принципе невозможно? Что остается делать, когда судьба не оставляет тебе выбора? Кто-то скажет: Жить дальше. Но если в жизни нет больше смысла, зачем она?

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Прекрасное имеет свой жизненный срок. Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Подарок судьбы
В данном фанфике я попыталась рассказать историю человеческой жизни Сульпиции Вольтури. Все мы знаем, что Сульпиция не фигурировала в книгах Стефани, а узнали мы о ней только из списка вампиров, который был в конце последней книги саги. У каждого есть своё представление о том или ином герое саги, моё такое.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13491
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 23. Хитрый план

2018-9-20
47
0
Pov Блейз Забини.

Шагая по каменным переходам школы на ужин, я думала о том, что подобные напряжённые вечера последнее время выпадают мне слишком часто – спасибо Драко. Нет, конечно, я понимала Дрея и сочувствовала ему, да мне и самой было жутко и страшно за Джинни, но всему же есть предел, в конце концов! Ведь мир Драко крутился не вокруг Джинни – сколько я его помню, Малфой всегда был в достаточно большой степени эгоистом. Ну хорошо, возможно, он действительно впервые испытывал к девушке столь серьёзные чувства, но даже это не делало её центром его вселенной. Понятное дело, он должен бы горевать о ней, но не настолько же! Но тем не менее – вот, глядите-ка, он впал в депрессию, и уже две недели больше напоминает слегка оживлённый заклятием манекен, чем моего неугомонного братишку…
В прошедшие две недели, когда Драко откровенно манкировал своими обязанностями старосты – не проводил дополнительных занятий и не интересовался общественной жизнью факультета, – волей-неволей этим пришлось заняться мне, чтобы не подставлять брата. Пенси, конечно, старалась, как могла, но в одиночку ей тоже было не вытянуть. Конечно, полностью заменить Малфоя на посту старосты юношей я не могла, но, к счастью, профессор Снейп не меньше моего переживал за любимого крестника и прикрывал Малфоя по мере возможностей. Он лично разбирался с мелкими проблемами факультета, которые раньше решал Драко – ну, вроде всякой ерунды типа того, чтобы найти место для собрания очередного кружка, договориться с кем-то из профессоров о пересдачах и всё такое прочее. Ну, к счастью, первокурсники уже достаточно хорошо освоились с зельеварением и заклинаниями, и дополнительные занятия им теперь почти и не требовались, разве что перед особенно важными контрольными работами. С ЗОТИ и трансфигурацией было похуже, но трансфигурацию Альтаир надёжно держал в своих руках, и не приходилось сомневаться, что скоро и здесь у первышей первичные затруднения исчезнут. Защиту же Драко перепоручил шестикурснику Райану Филстоуну ещё месяц назад. Я, по мере возможностей, проверяла, как у них идут дела, но времени на всё разом категорически не хватало, а ведь помимо этого у меня была огромная куча собственных домашних заданий, да ещё тренировки по квиддичу – игра с Пуффендуем была через неделю… Словом, я была так загружена, что у меня почти не оставалось времени, чтобы видеться с Гарри. Нет, конечно, мы встречались в Большом зале, на уроках и переменах, но… Это было совсем не то, чего нам обоим хотелось. Я даже пожалела, что мы закончили курс истории магии – будь у нас эти уроки, да ещё спаренные для обоих факультетов, там была бы возможность хотя бы просто посидеть рядышком, может, даже в обнимку… Но чего нет, того нет, что проку мечтать о несбыточном? На остальных же уроках возможностей пообщаться почти не было. На перемены тоже не стоило возлагать больших надежд. Мы едва успевали перекинуться парой слов и подержаться за руки – нечего было и думать о том, чтобы хотя бы погулять в лабиринте или по замку, даже на свободной паре. Увы, вместо этого приходилось нестись в библиотеку – читать заданные книги и писать всевозможные эссе чуть ли не милями.

Войдя в Большой зал, я поискала глазами своих мальчишек – но, странное дело, никого из них вообще на ужине не было. Никого! Ни Гарри, ни Драко, ни Альтаира. Не было даже Рона, что ещё более странно, учитывая его здоровый аппетит.. Конечно, отношения с рыжим приятелем Гарри у меня до сих пор складывались не ахти как радужно, но, по крайней мере, я могла спросить у него, где Поттер, не рискуя нарваться на грубость. Хотя, если подумать… я вроде бы слышала что-то о том, что Гермионе стало хуже, и её положили в Больничное крыло – так, должно быть, Альтаир, а, скорее всего, и Гарри с Роном сейчас у неё? Надо будет и мне забежать навестить её после ужина, проведать, как дела… Эх, если бы не дополнительные занятия для малышни! Мне ещё предстояло организовать для первого курса подготовку к контрольной, которую профессор Снейп решил устроить «по доброте душевной» в понедельник. Сегодня был четверг, однако декан настаивал, чтобы дополнительная подготовка была устроена как можно раньше, чтобы выявить недостатки и успеть выучить то, что плохо усвоено. Конечно, со своей стороны он был прав, но вот времени у меня благодаря этому не оставалось вовсе. Я и без того всю неделю ложилась спать далеко заполночь.
Ужин подходил к концу – я припозднилась в библиотеке, дописывая сложнейшее эссе для Дамблдора на вторник, – так что народу в Большом зале было уже немного. К счастью, я не привыкла плотно есть на ночь, так что, быстренько перехватив салатик и чашку крепкого чая, чтобы не заснуть на подготовке малышни, я подумала, что всё-таки успею выкроить минут пятнадцать, чтобы навестить Гермиону и повидаться, если повезёт, с Гарри. Отсутствие Дрея, в принципе, не было чем-то необычным в последние дни, но, если к моему возвращению в гостиную Слизерина он не объявится, надо будет выяснить, где он, по нашей Карте. Конечно, едва ли Малфою грозит опасность, да и даже пребывая в своей депрессии, он не так уж он беспомощен, но всё же… Я не могла не беспокоиться за него. В таком состоянии Драко запросто может подставиться под что угодно, – мне иногда казалось, что сейчас ему будет наплевать с высокого дерева даже на собственную смерть.
Однако, к моему разочарованию, ни Альтаира, ни Гарри и Рона в Больничном крыле не оказалось. Я поболтала несколько минут с Гермионой, которая уже чувствовала себя немного лучше, но была бледна, как смерть, и явно очень слаба. Мадам Помфри напоила гриффиндорку всевозможными успокоительными и укрепляющими средствами, однако все они были малоэффективны в её случае – ведь до сих пор ни целительница, ни профессора не могли с точностью установить, от чего зависит состояние девушки и какие факторы вызывают ухудшение её положения. Услышав это, я только мрачно вздохнула.
- Ох, Гермиона… ну что же за проклятие тебе досталось? – проговорила я, осторожно кладя руку на её ладонь. Пальцы гриффиндорки были холодными.
- Если бы я знала, – слабо улыбнулась девушка. – Надеюсь, что Альтаир с этим скоро разберётся…
- У него есть какие-то… новости?
- Он сегодня был у меня – совсем недавно, ушёл с полчаса тому назад. Долго накладывал какие-то диагностические чары, – брови Гермионы сдвинулись, – хмурился, без конца хватался за книгу…
- Какую книгу?
- Понятия не имею, – качнула головой подруга. – Надпись на обложке таким вычурным шрифтом, что и не разберёшь, если не присмотреться. Но явно книга очень старая. В общем, под конец, прежде чем уйти… Альтаир выглядел, как мне показалось, взволнованней обычного. Я спросила, в чём дело, и он мне ответил, что определённое продвижение есть, но он пока не знает, к чему оно приведёт. И сразу же добавил, что мои шансы на выздоровление, в целом, достаточно высоки. Я чувствую… Блейз, понимаешь, я чувствую, что насчёт этого он сказал правду, но в целом – явно чего-то недоговорил.
- Думаешь? – нахмурилась я. – Но с чего бы ему тебе недоговаривать?
- Вот и я хотела бы это знать, – вздохнула Гермиона. – С чего? Я бы ещё поняла, если бы моё положение было плохим и Ветроног просто не хотел подрывать мой боевой дух. Но ведь насчёт шансов-то он как раз не соврал, я это чувствую…
- Да, странно, – пробормотала я, уставившись в окно. – Ладно, увидим… Я попробую поговорить с ним, когда встречу. Он не говорил, куда пошёл?
- Нет. Но мне кажется, в вашу гостиную. Он обычно сейчас по вечерам никуда не уходит, насколько я знаю…
- Ну да, – рассеянно согласилась я, поднимаясь на ноги. – Ты права, действительно не уходит… Ну ладно, Гермиона – до завтра. Извини, но мне пора – первышей готовить к контрольной надо.
- Да, конечно, – сразу кивнула в ответ гриффиндорка. – Иди.
Пожелав ей напоследок удачи, я неохотно направилась в слизеринскую гостиную, смирившись с тем, что этим вечером увидеть Гарри мне, по-видимому, не суждено.
По словам Грега, который обнаружился в гостиной и, почему-то, в одиночестве, Драко не появлялся с самого конца занятий – то есть после последней на сегодня пары, нумерологии. Я вздохнула и покачала головой. Конечно, Дрея надо пожалеть, но это переходит уже всякие границы. Пора серьёзно с ним поговорить, как-то встряхнуть, сделать хоть что-то, что заставит его очнуться! Может, в конце концов, Альтаира попросить о помощи? Хотя у него нынче тоже не лучший период, так что не знаю, будет ли сейчас от Ветронога какой прок во взбадривании… Спросив на всякий случай у Грега, не видел ли он Блэка, я узнала, что тот забегал недавно, и притом ненадолго – только заскочил в спальню семикурсников и почти сразу же снова унёсся куда-то. Вздохнув и собрав учебники и старые конспекты, которые можно было использовать для подготовки первокурсников, я попросила Грега пойти поискать Драко, если тот не появится через полчаса, и неохотно отправилась в небольшой класс рядом с кабинетом зельеварения, который Снейп выделил для дополнительных занятий. Искать Альтаира сейчас едва ли имело смысл. Если Ветроног куда-то отправился по делам, связанным с состоянием Гермионы – а так оно, скорей всего, и есть, – отвлекаться на что-то другое он всё равно не станет.

Закончили мы довольно поздно – до отбоя оставалось не больше десяти-пятнадцати минут. Разрешив первокурсникам собираться, я замешкалась, просматривая чью-то пробную работу. От усталости мысли у меня разбегались, и сосредоточиться на вдоль и поперёк изученном материале первого курса было сложновато. Последнее время я уже иной раз даже начинала поругивать – втихомолку и про себя, разумеется, – уровень обучаемости первокурсников. В конце концов, мы с ними возимся уже полгода, давно могли бы «влиться в струю»! Хотя, возможно, моё раздражение было вызвано больше простым утомлением. В конце концов в такой ситуации начинаешь просто искать «клапан выхода», через который можно было бы спустить избыток накопившегося раздражения.
Устало вздохнув, я собрала и сложила в кучку листки исписанного пергамента, чтобы домовые эльфы забрали его в мусор. Вообще-то мне стоило поторопиться с тем, чтобы оказаться в нашей Общей гостиной. Правду говоря, конечно, профессор Снейп, видя, что я по мере сил стараюсь заменить Драко, делал мне определённые поблажки, в том числе и в отношении нарушения правил, но злоупотреблять этим не стоило. К тому же попасться после отбоя можно было не только Снейпу, но и кому-то ещё из профессоров, не столь снисходительных к слизеринцам, или Филчу. Завхоз, правда, уважал нашего декана, но особенно рассчитывать на это тоже было бы глупостью.
Собрав свои конспекты, я сложила их в сумку и заторопилась в гостиную. Интересно, вернулся ли Дрей наконец? Хорошо бы Грег успел-таки найти его за это время. Надо поговорить с ним не откладывая, хотя… Сколько раз уже мы все пытались как-то расшевелить Малфоя, но без толку? Ничего не изменится до тех пор, пока он сам этого не захочет…
Гойл сидел на диване, всё в той же позе и всё с тем же учебником, который читал в прошлый раз. При виде меня он чуть виновато захлопал глазами, и моё сердце сжалось от недоброго предчувствия. Неужели он забыл и никуда не ходил? И Салазар теперь знает, куда занесло нашего «прекрасного белокурого принца», чтоб ему облысеть раньше времени!…
- Грег, где Драко? – резко спросила я, с силой швырнув на диван сумку с конспектами. Гойл чуть поёжился под моим суровым взглядом.
- Ну… Эээээ… Я не знаю, – ответил он. – Он не сказал, куда пойдёт. Только предупредил, что, если до утра не вернётся, сказать Снейпу, что он вместе с Поттером и Уизли.
- Что? – я удивленно заморгала, переваривая услышанное. – Погоди, погоди, он что, был здесь и сказал, что уходит куда-то с Гарри и Роном?
- Ну… Ээээ… Я не понял, уходит или нет, вроде, они в школе собирались оставаться. Ну, просто не здесь… Не в гостиной. И не в комнатах. Он приходил, взял что-то у себя в спальне и снова ушёл. Я сказал ему, что ты о нём спрашивала, и он тогда ответил, чтобы я передал тебе, что с ним всё нормально, но у него есть какое-то важное дело, и что если он до утра не вернётся и не объявится, то надо сказать об этом Снейпу. И ещё он просил сказать профессору, что был не один, а с Поттером и Уизли.
- Всё чудесатее и чудесатее, – пробормотала я вычитанную в старой детской книжке фразу. – Постой, если Драко собрался куда-то с Гарри и Роном, значит, он… Как он выглядел, Грег? – спросила я, невольно задержав от волнения дыхание. Неужели Дрей пришёл в себя?
- Ну, он… если честно, эээ… странно. Какой-то он был весь… взъерошенный. Как будто набегался уже где-то, но при этом опять так торопился, что не нашёл времени даже привести себя в порядок, – пожал плечами Гойл и снова чуть виновато улыбнулся. Я хмыкнула. Во время разговора с Грегом всегда так – сначала кажется, что он способен в лучшем случае выдавливать из себя в час по чайной ложке, но чем дальше, тем лучше ему удаётся выражать свои мысли. На ум пришло сравнение с маггловскими автомобилями – пока заводится и разогревается мотор, машина едет кое-как, а когда прогреется – набирает скорость. Правду сказать, я не сильна в маггловских агрегатах, но такую малость всё-таки смыслю. Тряхнув головой, я отогнала ненужные мысли и снова вперила взгляд в парня.
- Торопился, говоришь? – переспросила я. – Да ещё и замыслил что-то в компании Гарри и Рона… Интересно, что они задумали? Чует моё сердце, тут всё не просто так. А куда пойдут, он не сказал?
- Э… Вроде, нет, – покачал головой парень. Я кивнула.
- Кстати, а Альтаир не появлялся?
- Появлялся, – закивал Гойл. – Снова забежал, ещё быстрее, чем в прошлый раз, пробежал в спальню и через пару минут обратно выскочил, в тёплой одежде. Сказал мне, что собирается прогуляться.
- Прогуляться? Нашёл время… Ладно, спасибо, Грег, – пробормотала я, усаживаясь на диван. Вытащив из сумки работу, которую до этого просматривала в классе, я углубилась в чтение. Я была полна решимости дождаться Драко во что бы то ни стало и своими глазами увидеть, в каком он состоянии. Почему-то на душе у меня было неспокойно, и чем больше я обдумывала то, что рассказал мне Гойл, тем сильнее тревожилась – и за Драко, и, по инерции, за Гарри, и даже – совсем чуть-чуть – за Рона. Поттер с Малфоем и сами-то по себе взрывоопасная парочка, а уж когда к ним добавляется Уизли – точно жди беды… Ладно ещё, Блэк, судя по всему, где-то носится сам по себе. Правда, тоже вопрос – где и зачем? Куда его сейчас ни с того ни с сего потащило? В поля, что ли – развеяться решил? Но тогда с какой стати бегать по гостиной туда-сюда? Во время таких прогулок он себя во времени обычно не ограничивал, да и ни к чему ему перед ними привлекать к себе лишнее внимание такими действиями…
Время текло, казалось, неравномерно. То и дело мне удавалось сосредоточиться на работе, или, когда я закончила её проверять, на учебнике по трансфигурации, сменившем её. В такие периоды успевало пройти немало минут, прежде чем я в очередной раз бросала взгляд на часы, чтобы удостовериться, что с каждым часом моя тревога выглядит всё менее и менее глупой. Но стоило сосредоточенности рассеяться – и минуты растягивались в часы, а стрелки словно бы замирали на месте, пока я не заставляла себя снова взяться за чтение. Драко всё не было – ни в одиннадцать, ни в двенадцать, ни ближе к часу ночи брат так и не появился. На меня накатывала усталость, накопившаяся за прошедшие две недели. Несмотря на тревогу за мальчишек, у меня слипались глаза.
Внезапно проход в гостиную открылся, и зашёл Альтаир. Я встрепенулась, сразу же откладывая в сторону учебник. Блэк выглядел… усталым. Круги под глазами, бывшие последнее время обычным «украшением» его лица, оттенились ещё больше, а скулы заострились. Слегка покачиваясь на ходу, он подошёл и рухнул на диван рядом со мной, закрыв глаза и улыбаясь.
- Меня ждёшь?
- Ещё чего, – фыркнула я, смотря на друга, тем не менее, с тревогой. – Делать мне больше нечего… Дрея жду. Тоже удрал куда-то с Гарри и Роном, куда и зачем – не знаю.
- М-м… Ясно, – Ветроног широко и сладко зевнул. – Ладно, думаю, скоро вернутся… А давно он ушёл?
- С ужина ещё. На котором, кстати, не появлялся. Слушай, Альтаир, а ты-то где был?
- Я практиковал Тёмную магию в коридорах Хогвартса, – глазом не моргнув, отозвался Блэк. Я поражённо уставилась на него, а потом слегка щёлкнула его по голове.
- Ври, да не завирайся, Ветроног. Может, ещё скажешь, что делал это в кабинете Дамблдора?
- Не-а, недалеко от Больничного крыла, – снова зевнул Алси и сонно посмотрел на меня. – Ты здесь его будешь ждать?
- Думаю, да…
- Тогда, – Блэк с некоторым пафосом поднёс руку к груди, – моя прекрасная леди, не окажете ли вы помощь страждущему?
- Это какую же? – хмыкнула я, не в силах удержаться от улыбки.
- Я для тебя буду подставкой для книг, – ответил он, лукаво улыбнувшись. – А ты для меня, точнее, твои колени – подушкой.
Я изумлённо раскрыла рот, но, не успела и слова вымолвить, как Ветроног улёгся на диван, положив голову мне на колени и закрыв глаза. И снова сладко зевнул.
- Ты такая тёплая… Приятно…
- Ну знаешь, Алси, – зашипела я, тряся его за плечо, – это уже верх наглости! А ну, слезай сейчас же!
- Не-а, – снова зевок. – Пушистая, будь доброй, а? Я устал, как ломовая лошадь. Заметь, моё предложение для подставки книг остаётся в силе. Бле-е-ейз, милая, ну пожалуйста… Я правда устал, а ты такая… тёплая…
Я поглядела на него, вздохнула и убрала руку. Точнее, переместила её на растрёпанную гриву Альтаира и начала её мягко перебирать. Ну что с тобой поделаешь… Где ж ты так вымотался, конь мой родной?
- Может, тебе ещё и колыбельную спеть? – полушутливо, полусерьёзно предложила я.
- Не стоит, спасибо… я и так засну…
Я тихо хмыкнула, продолжая перебирать его мягкие волосы и рассеянно откидываясь на спинку дивана. Меня уже и саму изрядно тянуло в сон.
- Где-то в джунглях, бескрайних джунглях, сегодня лев уснул… – тихо пробормотала я. – В диких джунглях, дремучих джунглях, сегодня лев уснул…
Моя рука постепенно замедлила свои движения, а потом и вовсе затихла. Альтаир уже давно мирно и размеренно дышал спокойным дыханием спящего человека. Я ощутила, что тоже мягко, но неуклонно соскальзываю в сон…
Разбудила нас довольно мощная встряска, которая, казалось, заставила задрожать весь замок вплоть до самых глубинных подземелий, залёгших под Тайной Комнатой. С потолка посыпались штукатурка, пыль и каменная крошка, столик, стоящий возле дивана, на котором я свернулась, заплясал и накренился. Откуда-то издалека, словно бы из самого сердца каменной громады Хогвартса, раздался странный звук – то ли грохот, то ли скрип, напоминающий протяжный стон. Приглушённый расстоянием и толщей каменных стен, он, тем не менее, колокольным звоном разнёсся по замку. Не было никаких сомнений, что его прекрасно услышали все до единого обитатели школы. Ничего не понимая, я села, протирая заспанные глаза, не сразу сообразив спросонья, где нахожусь. Альтаир дёрнулся, тоже просыпаясь и с недовольным стоном приподнимая свою голову с моих колен. Часы, стоявшие на столике, съехали по наклонившейся крышке и чуть было не плюхнулись на пол – я едва успела их подхватить, перегнувшись через Ветронога. Время перевалило за два часа ночи. Похоже, Дрей не появлялся – вряд ли мы проспали бы его возвращение. Да и он сам не преминул бы поинтересоваться, почему мы ночуем на диване в гостиной – ну, конечно, при условии, что он пришёл в себя. Тем временем было похоже, что эта непонятная встряска, напоминавшая землетрясение, (только продолжавшаяся, на мой взгляд, гораздо дольше), по-видимому, разбудила не меня одну. Послышался шум и топот ног, захлопали двери спален, и испуганные слизеринцы всех возрастов высыпали в гостиную.
- Блэк, Забини, что произошло? – требовательно спросила Пенси, запахивая на своей мощной груди сиреневый шёлковый халатик. Я пожала плечами, откидывая со лба и по возможности приглаживая пальцами растрёпанные волосы, и покосилась на Альтаира, с недовольным ворчанием устало тёршего лицо рукой.
- Без понятия, Паркинсон, – пробурчал он. – Филч с Астрономической башни свалился.
- Вот что называется – выдавать желаемое за действительное… – хмыкнула я.
- Нападение! – выкрикнул кто-то, и гостиная наполнилась паническими криками, визгом и мельтешением перепуганных младшекурсников. Кажется, панике поддались и несколько студентов постарше, и Пенси только тщетно размахивала рукавами своего халатика, пытаясь призвать всех к порядку – её голос просто тонул в общем гвалте.
В возникшей суматохе никто не услышал и не заметил, как приоткрылась дверь, ведущая в коридор, и опомнились все, только услышав усиленный заклятием голос декана, громом раскатившийся по подземелью:
- ТИШИНА! ЧТО, ВО ИМЯ САЛАЗАРА, ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? ОТКУДА ВЗЯЛОСЬ ЭТО СУМАСШЕДШЕЕ СТАДО В СЛИЗЕРИНСКОЙ ГОСТИНОЙ?
- Профессор Снейп! – опомнившись от потрясения, с облегчением воскликнула Пенси. – Профессор, что происходит? Это нападение, да? На Хогвартс напали?
- С чего вы это взяли, мисс Паркинсон? – презрительно фыркнул Северус, убирая палочку от своего горла и окинув всех высокомерным взглядом. – Школа в полной безопасности. То, что вы почувствовали, было… результатом не очень удачного эксперимента, который предприняли несколько… студентов. Виновные будут найдены и наказаны, а вам ничто не угрожает, так что, будьте любезны, расходитесь! Все по кроватям, иначе весь Слизерин до конца года будет исполнять обязанности домовых эльфов по всему подземелью!
Похоже, объяснения профессора не убедили слизеринцев, однако угрозы подействовали, и студенты, недоверчиво ворча, стали разбредаться по спальням. Я никак не могла решить, относилось ли его предупреждение и ко мне тоже, но на всякий случай запихнула в сумку учебник, выпавший у меня из рук, когда я задремала, и приготовилась удалиться в спальню, когда остальные разойдутся и освободят дорогу. Блэк поднялся на ноги, но, кажется, не собирался немедленно исполнять приказ декана. Вместо этого он стоял и пристально смотрел на Северуса, пытаясь то ли поймать его взгляд, то ли привлечь к себе внимание, то ли и то, и другое… Но пока каких-либо результатов в этом направлении не было заметно – чёрные глаза Снейпа пристально следили за членами нашего факультета, которые, недовольно ворча, постепенно расползались по комнатам, но профессор упорно не смотрел на Альтаира. Впрочем, отсутствие крестника от Северуса тоже не укрылось.
- Блейз, задержитесь, – негромко сказал он, когда я поднялась на ноги, увидев, что Пенси, уходившая последней, закрыла за собой дверь спальни старосты девушек.
- Профессор Снейп, что произошло на самом деле? – поинтересовалась я, притягивая сумку к себе на колени и обхватывая её двумя руками, словно надеясь, что это поможет мне почувствовать себя увереннее. Северус поморщился и, покачав головой, кивком указал мне на дверь гостиной.
- Идёмте, – всё так же вполголоса проговорил он. – Альтаир… думаю, тебя это тоже касается. Идём.
Я послушно последовала за профессором, невесть зачем продолжая прижимать к себе сумку со школьными принадлежностями. Алси двинулся вслед за нами, на ходу пытаясь кое-как привести причёску в порядок.
- Что-то случилось? – спросила я, когда гладкая, пустая стена сомкнулась за нами. – Что-то серьёзное, Северус?
- Полагаю, вы оба ещё не видели Драко этим вечером? – осведомился он вместо ответа. Я покачала головой и обернулась к Альтаиру.
- Я его последний раз видел после обеда, – ответил Ветроног, с некоторой тревогой глядя на Снейпа. – Профессор, он может быть как-то причастен к произошедшему?
- А вы, Блейз? – вместо ответа спросил декан, поворачиваясь ко мне.
- Ну, я… э-э… Я вела факультатив по зельям, у первокурсников контрольная на следующей неделе, – поспешно ответила я. Но Гойл сказал, что Драко заходил в помещения факультета, что-то забрал из своей спальни и снова ушёл. И что он говорил, что у него какие-то дела с Гарри и Роном. Эээ… с Рональдом Уизли.
- Не сомневаюсь, – мрачно буркнул Снейп. – Если верить Дамблдору, наш юный лорд Малфой оправился от своего стрессового состояния. И сделал весьма любопытное открытие, касающееся известной вам обоим проблемы. Однако его отсутствие, а теперь это… Не сомневаюсь, всё это как-то взаимосвязано, – проговорил профессор, кажется, обращаясь не столько ко мне, сколько к самому себе. – От гриффиндорцев можно ожидать любых безумств, но Драко… Он всегда был более-менее достаточно благоразумен, однако, боюсь, Поттер плохо на него влияет. А в сочетании с горячностью юности, результат… может оказаться плачевным.
- Что за проблему вы имеете в виду, профессор? – спросил Альтаир. Снейп смерил его холодным взглядом.
- А вы ещё не поняли? Это касается того, что делает Лорда… вы знаете, каким.
- Крестражи? – ахнул Альтаир. В следующее мгновение Снейп зажал ему рот.
- Тихо!!! Ты с ума сошёл – произносить это вслух?
- Простите, – прошептал Алси, покраснев. – Но ведь никого вокруг нет?
Северус молча достал волшебную палочку и невербально наложил пару заклинаний.
- Сейчас нам повезло, – холодно произнёс он, буравя Блэка взглядом. Тот пристыженно опустил глаза.
- Умоляю простить, профессор. Но вообще – я прав? Это они?
- Да, – коротко обронил Снейп, снова двигаясь в путь. – Точнее, один из них. Тот, что мы так долго искали. Но сейчас не место и не время говорить об этом.
- Хорошо, сэр, я понимаю… – пробормотал Альтаир, сосредоточенно сдвигая брови.
Мы с профессором уже достигли поворота, ведущего к его кабинету, но Снейп, к моему удивлению, не стал поворачивать туда, а зашагал прямо, к лестницам, ведущим наверх. Озадаченная, я на мгновение помедлила, пытаясь понять, куда это он собрался, а потом всё же последовала за деканом и Альтаиром, стараясь не отставать.
- Профессор, вы думаете, что Драко и Гарри вляпались куда не надо? – без обиняков спросила я, догнав их и снова зашагав рядом.
- Давайте подумаем, – холодно ответил Северус. В его голосе мне почудилась усталость. – Первое: Драко нет ни в его комнате, ни в помещениях факультета. Второе: последним, кто его видел, был мистер Гойл, и это было примерно за полчаса до отбоя. Третье: Драко вёл себя не совсем обычно и просил передать мне это… скажем так, «послание», которое вы озвучили. Четвёртое, но далеко не самое незначительное – вместе с ним в неизвестном направлении испарились также Рональд Уизли и Гарри Поттер, который, как известно, просто магнит для всевозможных приключений. Ну и, наконец, пятое – некое «землетрясение», потрясшее замок Хогвартс посреди ночи, чего не случалось, должно быть, за всю его историю. Держу пари, их исчезновение как-то связано с этим – я давно не верю в подобные совпадения. Как вы думаете, Блейз, каковы шансы, что эти трое не «вляпались куда не надо», как вы выразились? – саркастически заметил он. Я облизнула пересохшие губы – страх, волной поднявшийся в моей душе, мешал соображать и мыслить чётко.
- Естественно, они вляпались, – пробормотала я. – Убью Гарри, если он… – я запнулась.
Мысль была слишком страшной, чтобы произнести её вслух. Если он ещё жив. Если он выживет, уцелеет, что бы там с ними ни произошло. А Драко? Если он оправился, как говорит Снейп, то значит, вполне уже может отвечать за свои действия. Ну, Малфой проклятущий, шею сверну, когда увижу, – мысленно пообещала я. Только бы увидеть… Главное, чтобы они были живы. Мерлин, только бы с ними ничего не случилось!
Альтаир, кажется, придерживался того же мнения – вся сонливость окончательно слетела с его лица, и он решительно шагал бок о бок с глубоко задумавшимся Северусом.
- А куда мы идём, профессор? – спросила я. Мой вопрос мой вывел Снейпа из раздумий, и профессор бросил на меня мрачный взгляд.
- К директору, – отозвался он. – Едва ли он спит после того, что случилось. Ну а учитывая его способность знать всё, что происходит в замке… Это лучшее, что я могу сейчас предложить.
- О. Ну, хорошо… – пробормотала я, и какое-то время мы шли молча, погрузившись каждый в свои размышления. Однако вскоре я поняла, что неизвестность слишком мучительна.
- Профессор, – снова обратилась я к Снейпу, и он искоса бросил на меня всё такой же мрачный взгляд, давая разрешение продолжать. – Я… Я тут подумала… Конечно, эти мальчишки всегда найдут приключения на свои горячие головы, но всё же… Они ведь не покидали школу. Неужели на её территории ещё есть места, где их жизни могут подвергаться угрозе?
- А как вам кажется? – с сарказмом усмехнулся Северус. – Тайная Комната, или, например, старая Обсерватория – эти места тоже кажутся вам безопасными?
- Ну, ведь они закрыты, и…
- И тем не менее, ваш любезный Поттер побывал в обоих, – фыркнул зельевар – Не сомневаюсь, если и осталось ещё в Хогвартсе опасное местечко, то он до него доберётся. И Драко утянет за собой…
- Ну, Дрей, откровенно говоря, тоже не ангел… – пробормотала я себе под нос, однако декан услышал.
- Господа Стервятники, несмотря на вашу… вполне определённую славу, раньше вы не доставляли мне и десятой части тех проблем, которые возникают с одним только Драко сейчас, под влиянием этих гриффиндорских выскочек, – почти прорычал он. Я смущённо прикусила губу и опустила глаза – в принципе, Северус был прав, так оно и было, но… Я не могла не признавать и того, что наша жизнь стала куда как интересней после того, как Гарри с Гермионой вошли в неё и плотно там обосновались. И пусть нам порой приходилось переживать за них, но…
В молчании мы закончили подъём по лестницам и вошли в коридор, ведущий к директорскому кабинету. Тут с первого взгляда было ясно, как день, что положение далеко от нормального. Горгулья, охранявшая вход в «обитель» Дамблдора, была отставлена в сторону, а витая лесенка – открыта. Прямо в проёме столпились несколько человек – я разглядела Дамблдора и МакГонагалл, Флитвика, кажется, профессора Вектор и ещё почему-то Джареда Поттера – взъерошенного как воробей и оттого ещё больше напоминающего Гарри. Сквозь толпу учителей было не очень видно, что происходит, и, только приблизившись к их группе почти вплотную, я рассмотрела стоящего в кругу профессоров рыжеволосого парня, явно очень нервничавшего и судорожно стискивающего побледневшими от напряжения пальцами ручку старой метлы.
- Рон! – не удержалась я, узнав Уизли. – Где Гарри? И Дрей? Что случилось?!
Парень обернулся на мой возглас и замялся, явно смутившись, а потом, видимо, решив не отвечать, снова обернулся к директору, глядя на него с мольбой и надеждой.
- Профессор, но ведь вы же можете что-то сделать! – чуть ли не простонал он. – Ведь можете!
- Пока не знаю, мистер Уизли, – встревоженно отозвался Дамблдор. Я впервые видела директора таким – его обычная невозмутимость куда-то делась, хотя никаких признаков паники он, конечно же, тоже не выказывал. – Нужно попробовать определиться на месте. Идемте. Минерва, Филиус – прошу вас, ступайте, успокойте студентов. Скажите им, что причин для паники нет, всё под контролем, а эта встряска была… эээ…
- Результатом неудачного эксперимента, – бесстрастно проговорил Снейп. Внешне он казался спокойным, однако по тому, как побелели его губы и заиграли желваки на скулах, было понятно, что он с трудом сдерживает свои чувства.
- Северус, хорошо, что вы здесь, – быстро сказал Дамблдор, кинув на профессора зельеварения предупреждающий взгляд. – Вы и вы, Джаред, тоже, пойдёте со мной и мистером Уизли, а вас, профессор Вектор, я попрошу разыскать Помону Спраут и помочь ей успокоить пуффендуйцев. Объясните им… Ну, вы слышали Северуса, думаю, это объяснение действительно в наибольшей степени соответствует истине. Идёмте, нельзя терять времени!
Директор сделал движение руками, словно подгоняя всех. Воспользовавшись тем, что он не упомянул нас с Альтаиром – то ли от волнения, то ли просто предоставив нам, невесть почему, выбор – мы, не сговариваясь, пристроились в хвост им со Снейпом и Поттером-старшим. Северус, одарив нас понимающим взглядом, заторопился догнать Дамблдора.
- Что произошло? – спросил он, опустив обычное уважительное обращение к директору – что тоже свидетельствовало о крайней степени напряжения.
- Боюсь, Северус, наши юные друзья предприняли отчаянный и безрассудный шаг, на который им не следовало решаться – по крайней мере, не так спонтанно, – отозвался Дамблдор, и в голосе его по-прежнему слышалась тревога. У меня сжалось сердце – если уж даже директор беспокоится, значит, дело действительно плохо. Молчаливо шагающий по другую сторону Джаред Поттер снова до ужаса напомнил Гарри – Гарри, который услышал плохую новость или принял нелёгкое решение, однако полон решимости не отступать от своего. Честно говоря, мотивы действий и реакция профессора аппарации мне были непонятны. Добро бы он проникся к Гарри любовью или хотя бы попытался наладить отношения с внуком. Нет, порой он смотрел на него вполне доброжелательно, и разговаривал хоть и редко, но достаточно любезно. Но всё же он не делал никаких попыток сблизиться с Поттером-младшим, предпочитая просто наблюдать за ним со стороны. Но что, в таком случае, ему нужно здесь? Или он просто пришёл на помощь по личной просьбе Дамблдора, и к Гарри это не имеет никакого отношения?
- Ну, от Поттера я ничего другого и не ждал бы, – презрительно фыркнул Снейп тем временем. Немного улучшившееся было в середине года отношение профессора к Гарри снова испортилось после того, как он застал нас в одной кровати в тот раз, в «Трёх мётлах», невзирая на то, что мы объяснили ему, что между нами тогда ничего не было. (Ну, а о том, что произошло после его ухода, ему знать вовсе и не обязательно!) – Да и Драко очень сильно в последнее время подвержен его влиянию.
- Не будь столь категоричен, Северус. Мальчики оказались в самой гуще событий, и это, вполне естественно, влечет за собой определённые последствия, особенно учитывая предназначение Гарри, – возразил Дамблдор.
- Угу, – буркнул Снейп, скривившись, точно его силой заставили проглотить лимонную дольку – и отнюдь не засахаренную.
Тем временем Рон замедлил шаг и остановился перед гладкой на вид стеной в коридоре седьмого этажа, напротив гобелена с изображением психованного волшебника, пытавшегося научить балету троллей. Мы с Альтаиром переглянулись – неужели крестраж хранился в Выручай-комнате? Хотя, в принципе, учитывая то, что она может принимать любой вид, какой только требуется желающему… Идея, пожалуй, хороша. Опять же, здесь, под самым носом у Дамблдора, никому бы, наверное, и в голову не пришло её искать… Интересно, как же тогда Дрей с Гарри до этого додумались? Эх, только бы добраться до них… увидеть, что с ними всё в порядке!
Уизли тем временем заходил туда-сюда вдоль стены, что-то беззвучно бормоча одними губами. Гладкий камень словно бы потёк или посыпался, меняя форму. Сквозь него проступили очертания небольшой деревянной двери, напоминающей дверь чулана для мётел или уборочной утвари.
Я нашарила рукой руку Альтаира и нервно стиснула её. Что же могло случиться с нашими друзьями в Выручай-комнате, что потребовалась помощь Дамблдора? Блэк успокаивающе погладил меня большим пальцем по ладони, но я чувствовала, что и его рука слегка подрагивает.
Тем временем дверь, вызванная Роном, проявилась окончательно, и от меня не укрылся озабоченный взгляд Дамблдора, которым тот смерил её.
- Ты уверен, Рон, что комната стала тем же самым местом, где вы побывали? – требовательно спросил директор. Рон неуверенно кивнул.
- Ну, эээ… Да, сэр, в прошлый раз она тоже… это… ну, дверь была неказистой, а внутри… Пожалуйста, сэр, ведь можно… – он запнулся и одарил директора умоляющим взглядом. Дамблдор вытащил палочку – что даже на уроках делал редко, – и бросил взгляд на своих спутников.
- Джаред, Северус, будьте наготове, – мягко сказал он, однако его лицо было серьёзным и мрачно-сосредоточенным, и даже отчасти суровым. Оба профессора кивнули и тоже достали свои палочки. Директор перевел тяжёлый взгляд на отступившего назад Рона, и на долю секунды в его глазах сверкнуло удивление при виде нас с Альтаиром – хотя так быстро, что я не могла быть уверена, что мне это не померещилось. Дамблдор ничем, кроме этого, не показал, что наше присутствие стало для него неожиданностью.
- Альтаир, Блейз, Рональд, понимаю вашу тревогу, но прошу, держитесь позади. На сегодня уже достаточно безумств, – попросил он каким-то странно печальным, усталым голосом.
Мы, не сговариваясь, дружно закивали, однако я на всякий случай всё же вынула собственную палочку из кармана. Альтаир, бросив косой взгляд на меня, последовал моему примеру. Рон же посмотрел на меня сочувственно и приблизился, словно хотел что-то сказать, но в этот момент Дамблдор открыл дверь – и я подалась вперёд, не в силах сдержать любопытство.
Комната внутри потрясала воображение простором, хотя из-за висевшей в воздухе пыли разглядеть её истинные размеры казалось невозможно. В первый момент мне показалось, что её освещает дневной свет – но этого быть не могло, ведь сейчас глубокая ночь! Я бросила взгляд в конец коридора, туда, где были тёмные окна, за которыми виднелось иссиня-чёрное ночное небо. Всё правильно – третий час, ни о каком рассвете ещё и речи нет. Но как же тогда?
Висевшая в воздухе пыль мешала разглядеть всё как следует, однако даже того, что мы смогли увидеть, было достаточно, чтобы догадаться, что здесь произошло нечто ужасное. Подобный хаос я раньше видела только в маггловском кино, в фильме, где одна из сцен происходила на маггловской свалке. Горы всевозможных сломанных, разбитых и покореженных вещей громоздились повсюду, щедро припорошенные пылью, каменной крошкой, чем-то вроде щепок и опилок и Мерлин знает чем ещё.

Вопреки всем опасениям и предосторожностям осмотр комнаты дал не так уж много. Заклинания проверки не выявили никаких действующих или спящих чар, кроме естественного магического фона самой комнаты. Чары обнаружения форм жизни тоже ничего не дали – внутри не было никого живого. Поджав губы, Снейп наложил выявляющие чары, чтобы отыскать возможные трупы – и с возрастающим отвращением поведал всем, что чары выявили несколько мёртвых тел. Впрочем, он тут же добавил, что только три из них были человеческими, и при этом последний из этих несчастных умер не менее семидесяти пяти лет тому назад.
Получалось, как это ни парадоксально, что мальчишек нет в комнате. Могли ли они выйти, пока Рон бегал за помощью? Это вызывало серьёзные сомнения. Судя по виду зала, тут творилось нечто ужасное, да и Рон недоуменно озирался по сторонам, словно не мог понять, куда могли подеваться его «подельники». Что до меня – так я вообще мало что понимала. Какого треклятого чокнутого корнуэльского пикси они вообще здесь забыли, да ещё в третьем часу ночи? После всех заклятий и поисков жуткая, удушающая тревога за них немного улеглась – ведь, судя по всему, парни были живы. Теперь она сменилась лишь некоторым беспокойством, поскольку никто не знал, куда они могли деться. Дамблдор предположил, что Выручай-комната, вероятно, в час нужды предоставила им путь к отступлению, но куда он вёл, и что именно собой представлял, оставалось неясным. Наконец, когда основная масса поисковых и обнаруживающих чар была наложена и сомнений в том, что ни Гарри, ни Драко в Выручай-комнате нет ни в живом, ни в мёртвом виде, Дамблдор, взмахнув палочкой, начертал себе из воздуха стул с высокой резной спинкой, поставил его на более-менее чистый участок пола и сел, устало и тяжело дыша. Директор казался постаревшим и удручённым, хотя, несомненно, испытывал большое облегчение. Джаред Поттер, выглядевший чуть ли не более измотанным, чем Дамблдор, поступил проще – выудил из кучи мусора небольшую табуретку на единственной массивной ножке в середине, с обломанными опорами, и наложил на неё неожиданно безупречно сработавшее «Репаро». Шлёпнув ладонью по пыльной обивке сидения, профессор аппарации поставил табурет на пол и, с облегчением крякнув, невозмутимо уселся.
- Итак, Дамблдор, полагаю, уж вам-то известно, что именно искали мальчишки? – озвучил он вопрос, который, как я подумала, интересовал всех, кроме Рона, да и то лишь потому, что Уизли-то знал ответ. Ну, естественно, знали и мы – но не так хорошо. Нам с Альтаиром даже не было известно, что это именно был за крестраж, если не считать того, что, судя по фразе Снейпа о долгих поисках, речь шла о загадочной «реликвии икс». Определённо надо будет раскрутить на откровенность Уизли, и лучше при первой же возможности…
- Разумеется, Джаред, – невозмутимо кивнул Дамблдор, снова возвращая себе обычный непробиваемо-непоколебимый вид. – Однако, боюсь, я не могу посвятить вас в его подробности. Вы оказали нам неоценимую помощь, это верно, но при этом вы даже не член Ордена Феникса, а дело очень деликатное.
- Каким бы деликатным ни было дело, – повысил голос Поттер-старший, ожесточённо хмуря брови, – оно, боггарт вас побери, касается Гарри! Я его старший родственник, и имею право знать, во что вы втянули моего внука!
При этих словах у меня отвисла челюсть – и не у меня одной. Не этот ли человек в открытую бросил при первой встрече, на глазах у толпы старшекурсников и остальных профессоров аппарационной комиссии, что не назовёт своим внуком «щенка грязнокровной девки»? Конечно, с тех пор прошло несколько месяцев, в течение которых у него была возможность присмотреться к Гарри, но всё же подобное заявление – это было, пожалуй, чересчур.
- Ну надо же, как вы заговорили! – зашипел, вторя моим мыслям, Снейп. – Какая трогательная забота! А когда вы оскорбляли и его, и его мать в присутствии профессоров и других студентов, вы тоже беспокоились о нём?
У меня второй раз за какие-то две минуты отвисла челюсть, да и у Альтаира с Роном тоже. Да-а, защищающий Гарри Поттера Снейп – это зрелище не для слабонервных! Да что там, Северус, кажется, и сам был удивлён. Кажется, невозмутимым оставался, как всегда, один только Дамблдор, молча ухмылявшийся себе в бороду, – но, впрочем, так, чтобы ни Северус, ни Джаред этого не заметили.
- Я уже признал, что погорячился тогда! – вспыльчиво отозвался Джаред. – И в любом случае, если магия уже всё решила за меня, то кто я такой, чтобы протестовать? Этот мальчик – мой наследник, единственная надежда моего Рода! Вы ведь знаете, Дамблдор, что ни один чистокровный не вправе пренебрегать такими узами!
- Да, знаю, – мрачно и как-то неохотно кивнул Дамблдор. – И, если уж говорить об узах, нужно поставить в известность о происшедшем и других родственников Гарри, а так же и родных Драко, – сказал директор, искусно оставляя в стороне претензии старшего Поттера.
- Вы хотите отправить известие Дурслям? – не поверила я, не в силах сдержать удивление. Не следовало лезть в беседу старших, но уж слишком велико было потрясение. Директор только головой покачал.
- Конечно, нет, Блейз, я говорил о Сириусе, – объяснил он. – Во-первых, он имеет право знать, что происходит с его крестником и наследником, а во-вторых, он и Люпин знают замок, как никто другой. Ну, вероятно, следует принимать во внимание и Питера Петтигрю, однако не думаю, что в нашей ситуации это важно. Возможно, Сириусу и Ремусу удастся создать нечто вроде аналога их знаменитой карты, и тогда с её помощью мы найдем наших юных авантюристов. Хотя, разумеется, появление в Хогвартсе Блэка и Люпина может повлечь множество проблем… В любом случае необходимо сообщить Сириусу о пропаже Гарри. Думаю, это нужно сделать как можно скорее, а лучше всего – немедленно. Что-либо предпринимать с его помощью мы станем ближе к утру, а пока… Зная импульсивность Сириуса, я хотел бы дать ему время на то, чтоб осознать случившееся. Северус, к тебе у меня будет просьба того же характера. Будь любезен, утром свяжись с… Нарциссой Малфой и её… родными, – проговорил Дамблдор, явно намекая на Люциуса. – Дай Мерлин, чтобы мальчики держались вместе, но может статься, что им пришлось разделиться. Гарри мы найдем с помощью Сириуса или, если придется, – с помощью Джареда, используя магию Родственной Крови. Но, чтобы найти Драко, нам может понадобиться помощь и его кровных родственников.
- Да, директор, – мрачно буркнул Снейп, скривившись, как от зубной боли. Думаю, его, мягко говоря, мало радовала перспектива объяснять чете Малфоев, что их единственный и обожаемый сын пропал неизвестно куда из тщательно охраняемой школы, которая, как предполагалось, была чуть ли не самым безопасным местом магической Британии. И по правде говоря, я его вполне его понимала. В мире есть очень немного причин, способных заставить Люциуса Малфоя рассвирепеть по-настоящему, до такой степени, чтобы он начал громить помещения и крушить всё подряд – но исчезновение Драко среди таких причин может занимать, несомненно, только первое место.
Остаток ночи, благодаря постоянной занятости, пролетел для меня почти незаметно – помню только постоянную тревогу за ребят. Стоило только Дамблдору заговорить о том, что нужно связаться с Сириусом, как в углу Выручай-комнаты мгновенно нарисовался огромный камин, – не меньше, чем в Международном Каминном Узле, – и в нём весело затрещали дрова. Сунув в него голову, директор долго что-то объяснял собеседнику, в то время как мы с Альтаиром и Роном под руководством Северуса осторожно разгребали кучи мусора, пробивая дорогу к предположительному центру комнаты. Уизли украдкой шепнул мне, что именно там, по его прикидкам, и разворачивались основные события, но что именно он имел в виду под этим, я всё ещё не могла взять в толк. М-да, кажется, никто не горел желанием просвещать неподготовленные умы, а сама я соображала, признаться, с трудом – ну ещё бы, в третьем часу ночи! Надо будет, выспавшись, сесть и хорошенько обо всем этом подумать. Или, как и собиралась, взять в оборот Уизела, вот только для этого надо было остаться с ним в отсутствии профессоров.
Внезапно Альтаир вздрогнул и сунул руку в карман, но сразу же её вытащил и быстро оглянулся по сторонам.
- Что случилось, мистер Блэк? – нахмурился Северус.
- Я… э-э… Извините, можно, я отойду?
- Побыстрее, – хмыкнул профессор, снова отворачиваясь к завалу. Я, прищурившись, проводила взглядом Ветронога, быстро нырнувшего за ближайшую кучу мусора выше своего роста. Интересно… Я готова была поклясться, что «отойти» ему понадобилось вовсе не по нужде. «Что такое у него в карманцах?»
Блэк вернулся через несколько минут, и вид у него был крайне довольный. Он немедленно снова включился в расчистку и, оглянувшись по сторонам, осторожно толкнул Снейпа под локоть. Профессор раздражённо повернулся к нему – и застыл, едва посмотрев в глаза. В первое мгновение я не поняла, что случилось, но потом до меня дошло – направленная легилименция. А потом стала ясна и причина её применения – Блэку срочно понадобилось посекретничать. Но зачем? Может… Может, это как-то связано с пропавшими парнями?
Спустя минуту Северус кивнул и обернулся к Уизли, который уже успел заметить «странность» в поведении профессора и теперь осторожно косился на него.
- Продолжайте расчищать дорогу, все трое. Мне надо срочно поговорить с директором.
- Что произошло? – недоумённо спросил Рон, едва Снейп скрылся из виду. – Чего вы друг на друга так пялились?
- Они живы, – ответил Альтаир, взмахом палочки отбрасывая в сторону кучу щепок. – Оба. Но где сейчас находятся, неизвестно.
- Как?! – ахнул Рон, едва не выронив палочку. – Откуда? Что?…
- Ураган, который был вызван сам-знаешь-чем, перемолол тут всё. Но они успели спастись через Исчезательный шкаф и сейчас в пути, но куда – неизвестно.
- А что такое Исчезательный шкаф?
Альтаир раздражённо закатил глаза.
- Уизли, предельно упрощённо – магический потайной проход из одного места в другое.
- А. А-а… И что теперь будет с ними? – не унимался Рон.
- А я откуда знаю? – сердито зашипел Блэк. – Надеюсь, что всё будет в порядке. Всё зависит от того, где они окажутся.
- А где они могут оказаться?
- Мерлин великий, ну сказал же – не знаю!
- Ладно, ладно, не кипятись, – буркнул Рон, возвращаясь к своему занятию. – Полагаю, спрашивать о том, как ты с ними связался, смысла нет?
- По Сквозным зеркалам, – ответил Альтаир.
Я остановилась и хлопнула себя по лбу. Мерлин! Ну как я могла забыть об этом способе связи?! Хотя, откуда я знала, что зеркальце Драко сейчас у него…
- Ты для этого и «отходил», да?
- Ну да. Отсюда-то нас ещё видно, а мне не хотелось бы распространяться о такой возможности.
- А, ясно. Постой, а чего ты тогда с Северусом направленной легилименцией связывался?
- А так быстрее и яснее, – пожал плечами Альтаир. – Мысль-то намного быстрее слова. Драко просил передать, что с ними на данный момент всё в порядке.
- Хвала небесам, – вырвалось у меня, и Рон согласно закивал.
Добравшись в конце концов до центра, мы смогли убедиться, что разрушительная сила – ураган, по словам Альтаира, – похозяйничавшая в этой комнате, исходила именно отсюда. Если у входа и вблизи стен предметы мебели и прочее были ещё в более-менее целом виде, то здесь, казалось, не уцелело совсем ничего. Пол устилали какие-то каменные и деревянные обломки, громоздясь вокруг того, что когда-то, наверное, было большим квадратным шкафом. Теперь же о нём напоминала лишь валяющаяся на земле дверца и одиноко торчащий обломок задней стенки.
- А вот и Исчезательный шкаф, – проговорил Альтаир. – Мерлин, если бы я не видел Дрея живым своими глазами…
Блэк подошёл к обломкам шкафа и, присев, коснулся их волшебной палочкой, но тут же дёрнулся и, вскочив на ноги, выхватил из кармана зеркальце и, оглянувшись вокруг, уставился в него.
- Да, я здесь! Мерлин, вы что так долго?! – воскликнул он. – Мы тут все на ушах стоим!
- Извини, дружище, – послышался от зеркальца голос брата. От облегчения я слегка прикусила себе ладонь, чтобы удержаться и не броситься к Альтаиру, не мешать ему держать связь… – Была… некоторая задержка.
- Задержка была, – проворчал, явно больше для порядка, Блэк. – Сириусу уже сообщили, что вы пропали, он там, у себя, наверное, вместе с Ремусом с ума сходит… Слушайте, вы где?!
- На площади Гриммо, – ответил Малфой.
- Что?! На Гриммо? Как вы туда попали?!
- Долгая история! Потом расскажу. Мы с Гарри оба вымотаны до предела. Можешь связаться с родителями? Скажи – мы стоим рядом с их домом и просим, хм, «политического убежища».
- Политического убежища? – весело засмеялся Альтаир. – Ладно. Жди тогда, сейчас попробую разбудить кого-нибудь. Они вроде оба должны быть дома.
Он провёл рукой по зеркальцу и сразу же снова поднёс его к лицу.
- Бартемиус Блэк!
На этот раз пришлось подождать минуту-другую. Альтаир уже начал терять терпение, когда зеркальце знакомо мигнуло, сигнализируя об установленной связи.
- Что случилось, Альтаир? – тревожно спросил мистер Блэк. – И где это ты?
- В Хогвартсе, пап. Ничего страшного, просто тут в одной комнате… проблема случилась. Со мной всё в порядке, но видишь ли, тут какое дело – сейчас, вот прямо сейчас, на площади Гриммо стоят Драко и Гарри. Они побывали в своего рода… переделке, их по Исчезательному шкафу забросило невесть куда, и они сейчас невесть как у нашего дома оказались. Но они там, это точно. Ты не мог бы, хм, пустить их переночевать?
- Забавно… – Бартемиус явно задумался. – Интересная новость для третьего часа ночи. Ну, Драко я пущу всегда и в любое время, но вот Поттера…
- Пап, – с лёгкой укоризной протянул Ветроног, – ну он же тоже мне друг! Не думаешь же ты, что он шпион Волдеморта? И всё равно, он ведь не сможет никому ничего рассказать, он же не Хранитель Тайны…
- Ладно, – вздохнул мистер Блэк и слегка зевнул. – Сейчас пущу. С тобой точно всё в порядке?
- В полном, – заверил его сын. – Только не выспался, но это ерунда.
- Тогда выспись, – посоветовал на прощание Бартемиус. Альтаир кивнул и опустил зеркальце.
- Ну вот, всё в порядке. Теперь только Северусу сообщить.
- Ты уверен, точно в порядке? – спросила я, не в силах унять тревогу. – Да?
- Аллес ин орднунг, Пушистая, – зевнул Альтаир. – Во всяком случае, выглядел Вьюжник вполне живым, только немного поцарапанным. И помятым. Но, повторюсь, по виду – ничего страшного.
От облегчения у меня потемнело в глазах. Я пошатнулась и тут же почувствовала себя в крепких объятиях Блэка.
- Блейз! Что такое?
- Ничего… – прошептала я. – Просто я счастлива.
Альтаир, кажется, бросил поверх моей головы удивлённый взгляд на Рона – судя по тому, что тот развёл руками. Вздохнув, Блэк подвёл меня к более-менее мягкой куче обломков и уселся на неё, бережно разместив меня у себя на коленях. Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, закрыв глаза, и, снова открыв их, помотала головой.
- Всё хорошо, Ветроног. Не волнуйся, я в порядке.
- Точно? – обеспокоенно спросил он. – Может, тебе прилечь?
- Куда? – фыркнул Уизли. – Вот на это месиво?
- Знаешь, есть такой раздел магии, как трансфигурация, – огрызнулся в ответ Альтаир и снова повернулся ко мне. Я помотала головой и, благодарно коснувшись рукой его щеки, встала на ноги.
- Ерунда, Алси, просто у меня был «откат»… Директор! – воскликнула я, завидев приближающегося к нам Дамблдора. – Всё хорошо! Они живы, они связались с нами! Они на площади Гриммо!
Мои объяснения были довольно сбивчивыми, тем более что и получены были не из первых рук, и обрывочно к тому же, но сейчас это было не так уж важно. Главным было другое. Директор, выслушав меня, облегчённо улыбнулся нам и кивнул.
- Прекрасная новость, Блейз. Прекрасная. Надо скорее сказать… – он уже развернулся обратно ко входу в комнату, но тут его взгляд упал на обнаруженный нами под каменной крошкой выдранный с корнем клык василиска, воткнутый в продолговатый кусок мрамора, похожий на осколок какой-нибудь колонны или что-то в этом роде. Впрочем, камень интересовал меня мало – зуб Короля Змей был куда загадочнее. Откуда он здесь взялся, оставалось лично для меня секретом, однако ни директор, ни, как ни странно, Рон, удивлёнными не выглядели.
- Так вот оно что, – пробормотал Дамблдор, извлекая клык из камня, куда он воткнулся наподобие дротика для дартса и торчал вертикально. – Что ж, умно. Вы давно это планировали, или достать клык из Тайной Комнаты было придумано экспромтом? – спросил он у Рона. Уизли смущённо пожал плечами.
- Да нет, не совсем, – признался он. Я понимала едва ли половину того, о чем говорили эти двое, но жадно прислушивалась, боясь упустить хоть слово. Правда, было мало надежды сейчас уразуметь хоть что-то полезное, но ничего, недаром же я слизеринка! Позже у меня ещё будет время над всем этим поразмыслить – и хорошенько поразмыслить! Или же сделать ещё проще – дождаться, пока вернётся Гарри, и выспросить у него всё…
- Мы поначалу подумали, что диа… – Рон запнулся и бросил опасливый взгляд по сторонам, после чего сглотнул и виновато покосился на директора. – Ну, Гарри подумал, что… эээ… эта вещь, которую мы ищем, что она находится в Тайной Комнате. Ну, он доказал довольно убедительно, что так… что так могло быть. Ну вот, мы и пошли туда. Но ничего не нашли, кроме дохлого василиска. Потом Малфой наложил чары поиска, и обнаружил, что д… эээ… что эта вещь, она где-то наверху. Ну, а при виде василиска мы и подумали, что его клык – это разрушительное оружие, и что… Что оно нам пригодится.
Рон снова запнулся и, посмотрев сначала на меня, а потом на Альтаира, с любопытством осматривающего клык василиска, замолчал совсем. Дамблдор со вздохом покачал головой и, нагнувшись, поднял с пола оплавленную металлическую полоску, кажется, серебряную и бывшую, наверное, когда-то частью какого-то украшения, о чём свидетельствовали остатки серебряной филигранной вязи, кое-где уцелевшие. Чтобы взять её, директору пришлось приложить некоторое усилие, потому что осколок колонны, в который был воткнут клык, придавливал эту непонятную полоску к полу, однако Дамблдора это ничуть не смутило. Я невольно поёжилась, не в силах оторвать взгляд от покорёженного украшения. Что же за сила способна сотворить подобное с ювелирным изделием – да так, что даже невозможно понять, что же это было – колье, браслет или нечто иное?
- О да, – пробормотал директор, устало разглядывая металлическую полоску. – Ну что ж, миссия вам удалась, Рональд. Остается только молиться, чтобы цена не оказалась слишком высокой… Подобный риск в этой ситуации совершенно непозволителен.
- Директор, – прервал его подошедший Снейп, – вас зовут. Это из штаба Ордена.
Зельевар кивнул в сторону камина, всё ещё горящего в углу зала. В нем маячила тёмным пятном чья-то голова, в которой мы, когда приблизились, признали голову Ремуса. Выглядел оборотень усталым и даже измождённым, хотя до полнолуния было ещё далеко, однако при этом был чем-то явно доволен.
- Директор, я здесь, чтобы сообщить… эээ… «отбой тревоги», – сказал он. – Наши искатели приключений десять минут назад появились в доме Блэков на площади Гриммо. Вполне живые и здоровые, хотя и измотанные сверх всякой меры.
Джаред Поттер облегчённо вздохнул, снова садясь на свою табуретку. Я улыбнулась крёстному Альтаира, и он в ответ тоже с улыбкой кивнул мне.
- Нам сообщил твой отец, Альтаир. Они живы и здоровы.
- Сегодня выдалась хорошая ночь, – весело тряхнул гривой Ветроног.

После того, как мы выяснили всё, что нам надо, оставаться в Выручай-комнате дальше не имело никакого смысла. Вскоре я уже шагала по коридору рядом со Снейпом и Альтаиром. Рон с усталым, но крайне довольным видом плёлся за нами. Дамблдор и Поттер-старший, насколько я видела, ушли вперёд, негромко о чем-то разговаривая, наша же компания хранила молчание.
Когда мы вышли на лестничную площадку, Снейп остановился и с некоторым злорадством смерил Рона взглядом.
- Надеюсь, вы не думаете, мистер Уизли, что ваше участие в этой безумной затее освобождает вас от посещения занятий? – осведомился он. – Ваша с мистером Поттером и мистером Малфоем безумная выходка – исключительно ваша личная инициатива. Поэтому, думаю, будет только справедливо не освобождать вас от утренних уроков. Право, в такие минуты мне даже жаль, что вы не набрали достаточно баллов, чтобы продолжать обучение по курсу зельеварения, чтобы я мог лично проследить за вашей посещаемостью. Но не волнуйтесь, я сообщу профессору Бербидж, что у вас никоим образом нет уважительной причины пропустить её урок завтра утром. Надеюсь, вы меня поняли, мистер Уизли?
- Да, сэр, – обиженно буркнул Рон. Я невольно ощутила сочувствие, задаваясь вместе с тем вопросом, относилось ли сказанное и к нам с Альтаиром тоже? Ведь, несмотря на благие намерения, мы тоже были не в постели – пусть и с разрешения профессора. Конечно, не возьми Снейп нас с собой, Ветроног, скорее всего бы, всё равно сбежал, да и я с ним, и мы бы не успокоились до тех пор, пока не выяснили, что да как, но всё же… Вздохнув, я мысленно дала себе слово стоически перенести недостаток сна, надеясь, что хотя бы на свободной паре перед обедом мне удастся урвать хоть часик, чтобы вздремнуть. Послав своему рыжему товарищу по несчастью ободряющую улыбку, я вместе с Альтаиром стала спускаться вниз следом за деканом, а Рон, вздохнув, поплёлся по перпендикулярной лестнице на другую сторону, ко входу в гриффиндорскую гостиную. Когда мы со Снейпом спустились вниз и оказались у входа в коридор, ведущий к подземельям, я наконец набралась духу задать ему мучавший меня вопрос.
- Скажите, профессор, а… то, что вы говорили Рональду, к нам тоже относится? Ну, в смысле, что уважительной причины для отсутствия на уроке у нас нет?
- Вы, дорогие Стервятники, в виде забавного исключения бодрствуете по моей инициативе, и не нарушили ни единого правила, – неожиданно по-доброму ухмыльнулся Северус, совершенно преобразившись. – Так что, в принципе, я готов закрыть глаза на ваше отсутствие на завтрашнем зельеварении. Но я просил бы вас по возможности не злоупотреблять этим. Довольно будет уже отсутствия Малфоя и Поттера. Не говоря о болеющей мисс Грейнджер. Не нужно, чтобы по школе поползли слухи. А тем более – слухи о том, что произошло сегодня. Вы стали свидетельницей очень важных событий, и будет лучше, если вы станете помалкивать о том, что видели и слышали, вам обоим это, надеюсь, понятно? Даже один намёк на то, свидетелями чего вы стали, обронённый в присутствии верного Тёмному Лорду человека – и ты, Блейз, рискуешь навредить своему любезному Поттеру куда сильнее, чем может хотя бы надеяться сделать это мисс Гринграсс. А ты, Альтаир, рискуешь подставить своего лучшего друга под такой удар Волдеморта, что его хватит на обе ваших семьи. Вам всё ясно?
- Да, конечно, – нестройным хором откликнулись мы с Блэком.
- Вот и хорошо. Очень надеюсь на ваше благоразумие.
К тому времени, когда мы добрались до гостиной, моя голова уже отказывалась соображать чётко. Глаза слипались, тем более теперь, когда тревога за Гарри и Драко улеглась окончательно. Мальчишки были в безопасности, и теперь у меня появилась возможность осознать, насколько я устала сама. Пожелав спокойной ночи Альтаиру, тоже уже чуть ли не дремавшему на ходу, я добралась до спальни и, наскоро скинув одежду, натянула ночную сорочку. буквально рухнула в кровать и тут же уснула.
Несмотря на усталость – а кто знает, возможно, как раз благодаря ей? – сны мне снились неважные. Правда, я толком ничего из них и не запомнила, но, пожалуй, это и к лучшему – сомневаюсь, что хотя бы один из этих снов было бы приятно оставить в памяти. Да и даже не очень-то меня освежил сам факт того, что я не так уж мало поспала – голова была мутной, а мысли периодически путались. Однако попытаться поспать ещё, пользуясь тем, что Снейп меня освободил от зельеварения, не было ни малейшего желания. Не было ровным счётом никакой гарантии, что новый сон поможет лучше старого. Так что мне ничего другого не оставалось, кроме как выпутаться из одеяла и двинуться в ванную, чтобы хоть прохладной водой придать себе бодрости. Помогло не так чтобы уж очень, но всё же стало получше.

В Большом зале за слизеринским столом меня поджидал сюрприз в виде надутого и, кажется, обиженного на весь свет Малфоя, который вяло ковырялся вилкой в тарелке. Вид у Драко был при этом такой, что даже не требовал предупредительной таблички «Не подходить – опасно для жизни» – это и так было понятно. Я отметила покрасневшие от недосыпания глаза и тщательно скрываемые зевки, которые вообще были бы незаметны кому-то, кто плохо его знал. Похоже, выспался Дрей не лучше моего – уж во всяком случае, никак не дольше. Я невольно поморщилась, подумав о том, что злой и не выспавшийся Малфой – это просто портативная грозовая туча для окружающих. Однако, несмотря на это, я всё равно была рада видеть его – и ещё больше была рада видеть очнувшимся от своего подавленно-депрессивного состояния.
Альтаир сидел рядом с ним, но, в отличие от своего друга, выглядел вполне бодрым – я даже подивилась его чуть ли не цветущему виду. Создавалось полное впечатление, что он вчера вовсе и не таскался по замку две трети ночи, а спал в своей комнате родного дома. Я подумала, что тут наверняка не обошлось без каких-нибудь бодрящих чар или чего-то в этом духе. Даже странно, и почему тогда Драко выглядит так, словно на нём всю ночь воду возили?
Тэсс и Милли, за семь лет успевшие в достаточной степени изучить Серебряного Принца Слизерина, чтобы понимать, что в таком состоянии от него надо держаться подальше и вообще, по возможности, сидеть тише воды ниже травы, – благоразумно уселись подальше, на другом конце стола. Но я решила, что трусить – недостойно девушки Гриффиндорского Золотого Мальчика (пусть Гарри и ненавидел всяческие свои прозвища, но вот конкретно это мне нравилось – ведь я вкладывала в эти слова совсем не такой смысл, как остальные!), поэтому, одарив названого братца сладкой улыбкой, я бесцеремонно приблизилась и, нахально чмокнув Дрея в щёку, уселась рядом.
- Доброе утро, – жизнерадостно прощебетала я. Несмотря на то, что сама выспалась далеко не лучшим образом, от его вида я почему-то приободрилась и с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать.
- Пушистая, утро добрым не бывает, – проворчал Драко. – Это, во всяком случае.
- Так все же живы и здоровы – это разве не хорошо? – пожала плечами я.
- Здоровы – это точно, – усмехнулся он в ответ и поднял глаза на гриффиндорский стол. Я проследила его взгляд и с изумлением увидела Гермиону, выглядевшую вполне здоровой и бодрой. Она махнула мне рукой и смущённо улыбнулась.
- Мадам Помфри удалось что-то подобрать? – спросила я.
- Нет, – отозвался вместо Драко Альтаир. Вздохнув, Блэк поболтал ложкой в чашке чаю. – Это я. Вот только на меня сильно рассердились за это.
- Рассердилась? Гермиона? – недоверчиво спросила я. Было чему удивляться – Ветроног и Златоцветик составляли удивительно гармоничную и ладную пару, и не то что ссорились – раздражались друг на друга и то редко. – Но за что? Не за то же, что ты ей помог?
- Именно за это, Пушистая, – грустно проговорил Альтаир и, отложив ложку, поднёс чашку ко рту.
- Я не понимаю, – проговорила я после нескольких секунд молчания. – У Гермионы что, приступ мазохизма случился?
- Хуже, – поморщился Блэк. – Приступ правозащитничества.
- Прости, но я не понимаю…
- Потом расскажу, – мрачно проговорил Ветроног, допивая чай. – Неважно, главное, что она теперь здорова.
- Здорова? – недоверчиво переспросила я, снова посмотрев на гриффиндорскую старосту. – Совсем?
- Проклятие снято.
- С ума сойти! – выдохнула я, потрясённо уставившись на по-прежнему сумрачного Блэка. – Но как?! Даже Дамблдор не смог…
- Он и не пытался, – криво усмехнулся Альтаир и придвинул к себе ещё одну чашку. – Во всяком случае, так, как надо. Ладно, Пушистая, я же сказал – потом расскажу.
- Ладно, хорошо… – я снова взглянула на гриффиндорский стол, теперь уже обшаривая глазами его полностью. – А где Гарри?
- Не знаю, – рассеянно буркнул Ветроног, мрачно глядя в чашку.
- Выслушивает выговор от любимой деканши, – фыркнул Драко. – Подозреваю, что мне потом тоже от Северуса достанется, но пока мне везло. Возвращались мы через её камин.
- Ума не приложу, как вас вообще угораздило? – выпалила я. – Ну скажи, какого Мордреда вы полезли на авось безо всякой подготовки?
- Признаю, дали маху, – с каким-то философским выражением лица согласился Дрей. – Но что поделаешь, так уж вышло. Зато одной целью меньше. Осталось только две.
- Угу, зато какие, – фыркнула я. – Впрочем, ладно – поговорим потом.
- Вот именно, – облегчённо согласился брат и, потянувшись к отдалённому блюду, соорудил сэндвич с ветчиной и принялся с аппетитом его поедать, запивая кофе из нагло отобранной у меня чашки. Я возмущённо фыркнула, но тут же смягчилась, вспомнив, насколько мало Драко ел в прошедшие две недели. В конце концов, мне не трудно взять новую чашку…
Дожевав свой сэндвич и допив мой кофе, Дрей умчался в подземелье переодеваться, только рукой махнув на мой вопрос, нужно ли мне пойти с ним. Альтаир поплёлся следом за ним, то и дело грустно смотря на Гермиону, упорно глядевшую в сторону. Гарри на завтраке так и не появился, так что увидела я его только перед зельеварением. Как и у Драко, вид у него был усталый и не выспавшийся. Но, в отличие от мрачного, как туча, Малфоя, Поттер казался в этом случае скорее несчастным – измученное лицо с воспалёнными глазами, волосы взъерошены больше обычного, а пальцы то и дело машинально потирают то переносицу под очками, то виски – там, где их касались дужки. Я достаточно хорошо знала Гарри, чтобы понимать, что это крайние признаки усталости, более того – это означало, что у него ужасно болит голова, и никакие зелья не помогут, именно в силу того, что излечить его может только отдых. Когда он появился, до урока оставались считанные минуты, и я едва успела приблизиться к парню, как в коридоре появился Снейп и запустил всех в класс. Гарри чуть виновато улыбнулся мне, и я прикусила губу. Мне показалось – или же я и вправду видела? – что он слегка пошатывался, заходя в класс.
Внезапно меня затопила резкая, необъяснимая злость на учителей и на Дамблдора, который допустил подобное. Да пусть Гарри сколько угодно поторопился, проявил безрассудство и поступил необдуманно – в конце концов, не директор ли сделал всё, чтобы Поттер сделал именно это? И вообще, он гриффиндорец, так что ничего удивительного в этом нет! В конце концов, это была не глупая школьная шалость, и наказывать за подобное таким образом – не что иное, как образец жестокости!
Решительно пнув свой стул, я практически швырнула на него сумку и, не останавливаясь, прошагала к столу Снейпа.
- Профессор, – обратилась я к нему деловым тоном, каким обычно разговаривала с малышней на дополнительных занятиях. – Позвольте мне проводить Гарри в больничное крыло. У него мигрень. Вы знаете, что это может быть очень серьёзно. Ему необходимо зелье от головной боли и несколько часов полного покоя.
- Мистер Поттер исключительно сам виноват в своей мигрени, – холодно отозвался Северус, невозмутимо глядя на меня. Я упрямо поджала губы. – Пусть это послужит ему уроком…
- Это жестокость, сэр, – проговорила я вполголоса. – Одно дело – если бы он неплохо чувствовал себя в целом и просто был невыспавшимся, как Драко, но совсем другое – когда у него адски болит голова. В сочетании с его несколько нестабильной Родовой Силой… Это действительно может быть опасно. И не только для него.
«Пожалуйста, Северус!» – взмолилась я мысленно, не решаясь прямо послать эти мысли профессору направленной легилименцией, но всё же надеясь, что он хотя бы сможет увидеть эту мольбу в моих глазах. – «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Ведь Гарри и в самом деле плохо, а вы ведь уже не ненавидите его так, как раньше! Вы не можете сознательно подвергать его опасности!»
То ли декан всё-таки услышал адресованные ему мысленные мольбы, то ли просто по доброте душевной, но он помолчал немного и неохотно кивнул. Потом жестом задержал меня и, нахмурившись, вытащил откуда-то из стола небольшой пузырёк.
- Вот, – сказал Снейп вполголоса, чтобы всё ещё возящиеся с книжками и сумками студенты не расслышали его. – Это зелье от головной боли. Дайте это Поттеру и отведите его к нему в спальню, в гриффиндорскую башню. Полагаю, отдых в знакомой обстановке пойдет ему на пользу в большей степени, чем пребывание в больничном крыле, и к тому же не вызовет таких сплетен. Но учтите, Блейз, вас я жду на уроке через пятнадцать минут, и не опаздывайте! Иначе я могу счесть, что ваших предыдущих отработок вам было недостаточно. Или что вы по ним соскучились…
- Да, сэр, то есть, нет, сэр! – выпалила я, от радости путаясь в выражениях. – То есть… спасибо, сэр…
Дело было за малым. Едва ли Гарри сочтет справедливым, если я уведу его одного, оставив Рона и Драко отдуваться за то, в чём виноваты были все трое. Одна радость – Альтаир, несмотря на меланхолию, выглядел всё же вполне бодро. Не отказалась бы я узнать, как он всё же привёл себя в порядок… Драко, кстати, тоже вроде чувствовал себя неплохо – он с царственным видом устроился на своём стуле и лениво перелистывал взад и вперёд учебник – не пытаясь найти что-то определённое, а просто так, чтобы чем-то занять руки. Ну и, я уверена, добрая профессор Бербидж не станет особенно третировать Рона… так что положение Гарри с его мигренью оставалось самым отчаянным.
Естественно, узнав, в чём дело, он первым делом воспротивился, как я и предполагала. К счастью, до объяснений дело дошло уже в коридоре, так что я имела некоторую свободу манёвра. Без лишних препирательств я шагнула к нему, буквально приперев к стенке, обвила руками за шею и запечатала ему рот долгим сладким поцелуем. В первый момент он ещё пытался что-то возразить – но против такого убеждения у Гарри не было ни малейших шансов.
- И всё равно, это как-то нечестно, – пробормотал Поттер, когда я наконец освободила его губы. – Ну, по отношению к Драко и Рону. Они выспались не лучше моего, а…
- Но у них не раскалывается голова, – мягко возразила я, снова одарив его быстрым поцелуем. Гарри удивленно заморгал.
- Откуда ты знаешь? – спросил он. – Я ведь не жаловался, и…
- Я просто вижу. По тому, какого оттенка твои глаза, и как ты то и дело потираешь виски и переносицу, – ответила я. Он улыбнулся.
- Кто бы мог подумать, что ты настолько хорошо меня знаешь… – пробормотал он. Я чуть отстранилась и вытащила из кармана пузырёк, выданный Снейпом. Откупорила и осторожно понюхала – нет, я, конечно, доверяла декану, но осторожность есть осторожность. По запаху это было обычное обезболивающее с примесью колдовской мяты, навевающей лёгкий сон и помогающей восстановить гармонию внутренней энергии мага. То, что надо!
- Вот, выпей, будь добр, – сказала я, протягивая пузырек Гарри. – И пойдём, я провожу тебя в вашу башню.
- Оу… – Парень слегка порозовел и хмыкнул. – А ты… ну…
- Ты хочешь, чтобы я осталась? – сообразила я. Гарри уже по-настоящему вспыхнул – до кончиков ушей и корней волос.
- Ну, только если ты хочешь сама, – пробормотал он и зажмурился, словно ожидая приговора. Я помолчала. С одной стороны, предложение слегка непристойное – а с другой, у меня подгибались коленки при одной мысли!… С трудом взяв себя в руки, я напомнила себе о предупреждении Снейпа.
- Я бы очень хотела, Гарри, но я не могу, – с сожалением сказала я. – Снейп велел мне через пятнадцать минут быть на уроке. Думаю, перспектива повторения той истории в «Трёх мётлах» его не прельщает. Даже если он её не увидит.
- И какое ему только дело, – пробормотал парень. Я улыбнулась и погладила его по щеке.
- Мы найдём время, – мягко сказала я. – Теперь, когда Дрей очнулся, будет полегче. По крайней мере, я так надеюсь.
- С тем, как растёт объём заданий? – скептически фыркнул Гарри и поморщился от очередного приступа головной боли.
- Выпей лекарство, пожалуйста, – напомнила я. – И идём. Увы, времени у нас не так чтобы очень много. А я хотела ещё успеть заскочить в помещения Слизерина…
- И всё за пятнадцать минут? – недоверчиво переспросил парень и, не дожидаясь ответа, поднёс пузырёк к губам и осушил в несколько глотков.
- Знаешь, – сказал он, опуская его, – вот интересно, почему у мадам Помфри большинство зелий на вкус просто омерзительны, а у Снейпа – вполне ничего?
- Ну, во-первых, большинство зелий для больничного крыла варят студенты, – пожала плечами я, забирая у Гарри пустой пузырёк, и, закупорив, убрала его обратно в карман. – Да мы и сами нередко готовили всевозможные лекарства на младших курсах, ты вспомни.
- Так что, получается… мы их готовили не просто так? Не для тренировки? Но ведь они… по словам Снейпа, не блистали качеством. И это ещё мягко говоря… – удивлённо проговорил Поттер, когда мы неторопливо зашагали по коридору в сторону потайного прохода к гриффиндорской башне.
- Ну, естественно, он их сперва проверяет и доводит до ума, – ответила я. – Так что они именно поэтому неприятны на вкус – в них только базовый состав и никаких модификаций, чтобы улучшить вкусовые качества или убрать побочные эффекты. Снейп лично варит довольно немногие зелья, из тех, что посложнее. Хотя вот данное конкретное зелье, думаю, готовил не он.
- А кто тогда?
- Ну… Добавлена колдовская мята, это не его почерк. Снейп предпочитает делать подобные зелья с бодрящим, а не усыпляющим эффектом. А судя по мяте, это зелье готовил Драко.
- Вот и ещё одна причина быть благодарным Вьюжнику, – пробормотал Гарри. – Знаешь, кажется, зелье действует. Правда, теперь у меня глаза слипаются ещё больше, чем раньше.
- Ничего, мы почти на месте, – ободрила я его, открывая потайной проход, и, взяв парня за руку, повела его наверх.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (05.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями