Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2706]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [10]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15226]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14566]
Альтернатива [9066]
СЛЭШ и НЦ [9106]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4435]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав ноябрь

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на «преждевременные роды», уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра. Попытки его спасти не дали результатов, как показалось Калленам.

Фотоконкурс «Зима в объективе»
Дорогие друзья!
Наступила зима, природа и города преобразились, укрывшись снежным покрывалом. В уютных теплых домах нас ждут мандарины и подарки под украшенными елочками. А это значит, что пришло время для конкурса зимних фотографий, на которых будете запечатлены вы или сделанные вашими руками пейзажи.

Прием фотографий продлится до 28 января.

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания положенного срока траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Победа
В голове ни одной мысли о Эдварде, или Калленах... В голове Беллы звучит только одно имя - Виктория.
Соулмейт! AU, в котором соулмейты есть только у вампиров и оборотней.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9630
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 62
Гостей: 53
Пользователей: 9
Lia_Lia, Луна1784, Каро-Мель, Aynas4178, Goldamsel, Kenzi, селена3466, katerinamuni, 1Tik-Tak1


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 21. Тайная Комната и тайные действия. Продолжение

2021-1-18
47
0
- «Малфой?» – донеслась в ответ осторожная мысль, словно Гарри или боялся поверить в то, что это ему не померещилось, то ли был не очень уверен в моей ответной реакции. – «Драко, это ты?»
- «Нет, а кого ты, интересно, ещё ожидал по мыслесвязи услышать?» – как можно язвительнее подумал я. – «Пивза?»
- «Малфой!» – ошеломлённо отозвался Поттер. – «Ты… Ты… Ты говоришь!»
- «Угу. С двух лет, причём – ясно и чётко!» – с сарказмом ответил я.
- «Нет, я имею в виду… Ты очнулся! А ты… ты… Ты как?…»
- «Гарри, да успокойся, в порядке я, в полном порядке!» – мягко, но решительно сказал я. – «И… Прости, что я вёл себя как идиот», – добавил я, чувствуя, как внутри всё замирает от иррационального страха и смущения. Однако, сделав глубокий вдох, я всё-таки нашел в себе силы продолжить: – «Я сам не знаю, что со мной такое было. Знаю только, что ничего не мог с этим сделать. Поверь, мне и самому это не доставляло удовольствия, но я не знал, как от этого избавиться, да и не очень стремился избавиться. Я…»
- «Да перестань, я понимаю», – мягко отозвался Гарри, и теплота в его мысленном голосе придала мне сил. – «Я же и сам мог всё чувствовать – всё, что с тобой происходило. Неужели ты думаешь, что я и в самом деле буду винить тебя в этом или обижаться на такое?!»
- «Ну-у-у… Я, наверное, не всёрьёз так думал, скорее просто этого… хм, опасался», – хмыкнул я.
- «Опасался он», – передразнил он. – «А ты где, кстати? Что-то тебя за столом не видно… Вон, Блейз скучает. Нет, ты только представь, каково ей в компании Крэбба и Гойла! Звал же за наш стол, так нет же!» – фыркнул Гарри, сопроводив слова мысленной картинкой. Я хмыкнул, но его вопрос напомнил мне о делах насущных.
- «Так, Гарри, шутки в сторону. На это нет времени», – сказал я. – «Посмотри, Дамблдор там?»
- «Нет. Ужин уже заканчивается, это мы сегодня припозднились. Да и директор поел рано, так что уже минут двадцать, как он отправился к себе в кабинет», – отозвался Поттер, и в его интонации послышались вопросительные нотки. – «А в чём дело?»
- «Значит, так: я пока не могу утверждать на сто процентов, но, кажется, у меня есть зацепка относительно последнего крестража!» – сказал я. Гарри замер, и я безо всяких слов и мыслей ощущал его потрясение. Однако времени ждать, пока он отыщет под столом свою отпавшую челюсть, не было.
- «Ау, Поттер, подъём из-за стола! Давай, ноги в руки, и дуй к директору, – встретимся возле горгульи через пять минут!» – подумал я как можно более деловым тоном.
- «А… как ты… Мерлин, Малфой, ты это серьёзно?!» – чуть справившись с потрясением, выдал Поттер. Я хмыкнул.
- «Серьёзно, серьёзно! Только по десять раз я одно и то же рассказывать не буду, так что прихвати Альтаира с Гермионой… ну, и Рона заодно, раз уж он тоже осведомлён», – отозвался я.
- «Гермиона ходила на осмотр к мадам Помфри», – мягко заметил Гарри. – «Ей, кажется, стало хуже, её оставили на ночь в Больничном крыле. Альтаир, думаю, с ней – на ужине он сегодня вообще не появлялся. Ни слуху, ни духу… Но Рона я захвачу с собой, если ты, и правда, не против…»
- «Сказал же!» – фыркнул я. – «Всё, кончай болтать. Жду вас у горгульи через пять минут!»
Закончив разговор, я спрыгнул с подоконника. Учитывая, что к кабинету директора я был гораздо ближе, чем Поттер и Уизли в Большом зале, можно было особенно не торопиться. Конечно, я не собирался ползти со скоростью черепахи, но и мчаться сломя голову необходимости тоже не было. Так что к горгулье мы подошли почти одновременно, хотя и с разных сторон.
Приблизившись, Гарри окинул меня внимательным и испытующим взглядом, словно стремясь отыскать какой-нибудь признак того, что я всё ещё нахожусь в том своеобразном трансе. В ответ на это я лишь хмыкнул и вопросительно поднял бровь.
- Дрей, – тихо сказал он.
- Гарри, – в тон ему отозвался я. – Рональд, – я кивнул мрачному Уизли, возвышающемуся за плечом Поттера.
Рон неохотно кивнул, однако его неприветливость не показалась мне на сей раз признаком грубости. Вид у него вообще был какой-то печальный и потерянный, разом напомнив мне о том, что произошло, и снова заставив сердце отозваться вспышкой опаляющей боли при мысли о Джинни. Стиснув зубы, я глубоко вздохнул, усмиряя её. «Если для того, чтобы освободить Джин, нужно сперва победить Волдеморта, так давайте, Салазар побери, сделаем это!» – подумал я, и по тому, как расширились глаза Гарри, понял, что он услышал, хотя я вообще-то и не направлял ему эту мысль. А впрочем, и скрыть её я не пытался, так что это не столь уж важно.
- Ты действительно очнулся, – выдохнул Поттер, и я с удивлением понял, что он только теперь позволил себе по-настоящему поверить в это и чуть расслабиться. В зелёных глазах парня промелькнуло настоящее облегчение, словно у него камень с сердца упал, и я чуть прищурился, ответив ему лёгкой улыбкой во взгляде.
- А ты что, думал, я притворяюсь? – спросил я без сарказма, хотя некоторая ирония в вопросе всё-таки была. Гарри покачал головой.
- Нет, – сказал он и вдруг, протянув руку, стиснул моё плечо так, что на нём наверняка остались синяки.
- Не делай так больше, – тихо попросил Гарри. – Ты нас всех перепугал.
- Я… – хотелось съязвить что-нибудь в своей обычной манере, но почему-то вставший в горле комок мешал говорить. Я тяжело сглотнул и с трудом кивнул.
- Постараюсь, хотя точно обещать не могу. Это не от меня зависит… – выдавил я наконец. Мрачный Рон, наблюдавший эту сцену с недовольной гримасой, резко тряхнул головой.
- Может, давайте уже к делу, а? – раздражённо спросил он.
- «Что это с ним?» – почти машинально мысленно спросил я Гарри.
- «Переживает за Гермиону», – отозвался Поттер. – «Не поверишь, но вчера он впервые высказал, правда, заочно, благодарность Альтаиру за его заботу о ней. Если, конечно, «Всё же хорошо, что Блэк тоже помогает» можно назвать благодарностью. Да ещё о Джинни тревожится…»
- «Кстати, как там Гермиона?»
- «Потом расскажу. Рон прав, давай разберёмся с твоими новостями. Если только ты не пошутил насчёт них».
- «У меня нет привычки шутить такими вещами», – резко ответил я и поинтересовался уже вслух: – Кто-нибудь знает пароль?
- Да. «Миндальный батончик», – отозвался Гарри, обращаясь наполовину ко мне, наполовину – к горгулье.
Та послушно отъехала в сторону, освобождая нам проход, и мы, все трое, поспешно шагнули на движущуюся лестницу. Естественно, она была недостаточно широка для троих семнадцатилетних парней, тем более что Рону вообще уже почти стукнуло восемнадцать. В общем, мы кое-как разместились на лестнице, которая, впрочем, всё равно доставила нас наверх довольно быстро. Дверь в кабинет была приоткрыта, и в первый момент меня охватило глупое ощущение, что с директором могло что-нибудь случиться, и нам троим сейчас «повезёт» обнаружить его труп. Однако, к моему огромному облегчению, ничего подобного не произошло. Дамблдор, как ни в чём ни бывало, восседал в своём массивном кресле, с сосредоточенным видом читая какие-то бумаги и периодически чиркая в них что-то красивым длинным полосатым пером. То и дело директор прихлёбывал что-то из стоящей рядом большой чашки – судя по всему, это был горячий шоколад. Словом, вполне мирная и абсолютно стандартная рабочая обстановка.
Наше появление Дамблдора, как и обычно, не удивило, хотя, как я отметил с некоторым удовлетворением, цель визита была ему неизвестна.
- Добрый вечер, молодые люди, – поздоровался он. Мы трое невпопад пробормотали приветствия, и директор, хмыкнув, быстро «начертал» нам стулья своей палочкой. – Рад видеть, что тебе лучше, Драко, – сказал он, бросая на меня чуть лукавый взгляд поверх своих очков-половинок. – Но, думаю, твоё выздоровление – не та причина, по которой я вижу вас троих здесь?
- Нет, не та, сэр, – подтвердил я. Гарри посмотрел сначала на меня, потом на Дамблдора и неуверенно облизнул губы.
- Драко сказал, что у него есть… эээ… зацепка, относительно… – он замялся и снова бросил на меня вопросительный взгляд. Я кивнул в ответ и продолжил уже сам.
- Мне кажется, профессор, что я мог… Что я напал на след последнего крестража.
Дамблдор резко выпрямился в кресле. Его глаза разом утратили лукаво-ироничное выражение, буквально вцепившись взглядом в моё лицо. Для Дамблдора подобная реакция была равносильна крику удивления для любого другого.
- Говори, Драко, – медленно сказал он, чуть оправившись от удивления и откинувшись на спинку кресла. Напряжение его не исчезло, но теперь директор лучше контролировал себя.
- Я… Я был на Астрономической Башне, – начал рассказ я. – Ээээ… Ну, в общем, мы там столкнулись с Луной Лавгуд, и немного поговорили. Вы знаете, – я чуть виновато посмотрел на Рона и Гарри, – по большей части она рассказывает жуткие небылицы, но сегодня среди прочего бреда она упомянула любопытную вещь. По её словам, легенды об основателях утверждают, что у Кандиды Когтевран имелась некая вещица… А точнее, украшение. Диадема, которая, если, опять же, верить легендам, прибавляла владельцу ума. Теории Луны о том, как именно это происходило, я, пожалуй, опущу, если вы не возражаете.
- И всё? – разочарованно переспросил Гарри. – И вот ради этого ты…
- Нет, не всё ещё, Поттер, не спеши, – фыркнул я. – По-твоему, я такой дурак, что, услышав старую легенду, помчусь к директору с воплями, что нашёл крестраж?
Дамблдор едва заметно хмыкнул.
- Не могу сказать, что эта легенда мне неизвестна, но, увы, боюсь, что этот след никуда не ведёт, – сказал он. – Диадема, согласно той же легенде, исчезла после смерти Кандиды, и с тех пор её никому так и не удалось найти, хотя несколько попыток были предприняты.
- Не совсем так, – возразил я. – Это… официальная версия, и к её созданию, надо думать, приложила руку сама Кандида.
- Так что же тебе удалось узнать?
- Когда я спускался с башни, я стал свидетелем беседы двух привидений. Одним из них был Кровавый Барон, а вот второй… Точнее, вторая – Серая Леди. Вы знаете, кто она?
- Призрак факультета Когтевран, конечно же, – ответил Дамблдор. – Редкостно разумная и собранная девушка с трагической судьбой. Она была убита, не завершив свой жизненный путь…
- Да-да, это понятно, – нетерпеливо кивнул я. – Я имею в виду, знаете ли вы, кем она была при жизни?
В ответ воцарилось молчание. Вот это да – мне удалось смутить самого директора! Дамблдор действительно некоторое время молчал, а затем покачал головой.
- Что ж, вынужден признать, мне это неизвестно, – наконец сказал он, разводя руками. – Однако это вполне естественно. Никто не может знать всего на свете, и я был бы величайшим глупцом, полагая, что это не так. Так что же ты выяснил?
- При жизни Серая Леди звалась Еленой Когтевран, – сказал я, наслаждаясь эффектом. – И была не больше и не меньше, как родной дочерью Кандиды.
- И ты думаешь, что, если расспросить её, мы получим ключ к местонахождению диадемы её матери? – спросил Гарри и тут же пожал плечами. – Ну и что нам это даст? Где основания считать её крестражем? Мы найдём всего лишь реликвию…
- Ты, по-моему, собрался бежать впереди Хогвартс-Экспресса, – фыркнул я. – Я же сказал, что это ещё далеко не всё. Беседа, которую я услышал, была… весьма содержательной, и тайна личности Елены – это лишь верхушка айсберга. С вашего позволения, я не стану пересказывать перебранку привидений дословно – куда важнее то, что я из неё уяснил.
- Ну давай уже, не томи! – отозвался Поттер. Я подался вперёд, облокотившись локтями на свои колени, и пару секунд молчал, собираясь с мыслями.
- Ладно, – сказал я. – Как вы сказали, профессор, официальная версия утверждала, что диадема исчезла после смерти Кандиды Когтевран, и никто не знает, где она. Однако… некоторое факты говорят иное. Если следовать этой версии, то диадема пропала – а точнее, была похищена, – ещё при жизни Основательницы. Однако та вплоть до самой смерти упорно делала вид, что ничего подобного не произошло, и диадема всё ещё у неё.
- Да, эта версия описывалась в одном из исследовательских трудов на эту тему, – подтвердил Дамблдор. – Однако никаких доказательств этому так и не было найдено.
- Полагаю, признание похитителя сойдет за доказательство? – хмыкнул я. – А точнее, похитительницы.
- О Мерлин! – выдохнул Поттер. – Елена? Она украла диадему у своей матери? Но зачем?
- Ну, вот этого я не скажу, – отозвался я, пожав плечами. – Может, хотела привлечь внимание вечно занятой родительницы, а может, пыталась доказать тем самым, что тоже способна на… Салазар знает на какие подвиги.
- Да уж, как раз в духе Салазара, – буркнул Рон, кажется, чуть ли не впервые подав голос с тех пор как мы вошли в кабинет. Я сдержанно кивнул.
- Как бы там ни было, из её речи это следовало вполне недвусмысленно. Я имею в виду – сам факт похищения. Почему-то мне кажется более вероятной первая причина её поступка – что она хотела привлечь к себе внимание матери. Потому что если верной была вторая, её дальнейшее поведение выглядит нелогично. Она не замахнулась, вооружившись диадемой и избытком ума, ни на какие грандиозные свершения. Наоборот, скрылась в глуши, построила скромненький домик в лесной чаще и несколько лет просто скрывалась ото всех, можно сказать, влача жалкое существование. Диадему она спрятала в подвале заброшенного монастыря в том же самом лесу. А вот теперь – самое интересное. Первая зацепка в нашем деле о крестражах. Скорее даже, всего лишь тонкий намёк, больше похожий на совпадение, но в свете остальных он тоже кажется важным. Попробуйте угадать, где именно располагалось её тайное убежище?
- Ты имеешь в виду что-то особенное? – нахмурился Гарри.
- Я имею в виду – территориально. Довольно будет названия страны.
- И это… – Дамблдор вопросительно поднял брови.
- Албания, – отозвался я. Гарри, резко выдохнув, моментально выпрямился, ошеломлённо моргая.
- Там же… Это ведь там? – выпалил он. Дамблдор, напротив, замер неподвижно, буравя меня взглядом.
- Продолжай, Драко, – ровным тоном сказал он, однако во взгляде директора тоже было неприкрытое напряжение. Я кивнул. Время театральности прошло.
- Дальше всё просто. С вашего позволения, я не буду вдаваться в подробности трагической судьбы Елены, скажу только, что её отыскал некий безответно влюблённый в нее барон, который попытался её добиться. Когда она его отвергла, он убил её – вероятно, в порыве гнева, но возможно, что и преднамеренно. В любом случае, это не столь важно. Кстати, теперь он нам известен как Кровавый Барон.
- Вот оно что. Значит, ты услышал их перепалку, где она и высказала ему всё это? – задумчиво произнес Гарри. – Своего рода обвинение? Но…
- Кроме того, в разговоре Елена упомянула, что подобные стычки происходят у них практически каждый год, – продолжал я. – Ну и сама по себе её речь мне показалась чересчур… Как бы это сказать… Не то, чтобы отрепетированной, а… Продуманной. Не похожей на спонтанную. Словно она повторяла её уже сотню раз. Возможно, так оно и было? Барон тоже реагировал чересчур спокойно для того, кто впервые услышал в свой адрес нечто подобное – пусть даже все упреки справедливы. Тем более, если справедливы… В общем, по его реакции я предположил, что всё это Елена высказывает ему если и не каждый год, то всё равно весьма регулярно. И тогда я подумал вот о чём. Если сегодня это услышал я, то почему бы пятьдесят лет назад это не услышать Тому Реддлу, пока он ещё здесь учился? Или же он мог пойти более длинным путём и заняться историческими исследованиями, чтобы выяснить судьбу Кандиды и её потомков. В общем, не знаю, каким именно образом, но он вполне мог вычислить Елену. А если так, то он мог использовать своё обаяние, чтобы вытянуть из неё нужные ему сведения о диадеме. Если вспомнить историю с Джинни, в обаянии никому и в голову не придёт ему отказывать… Дальнейшее – вопрос техники. Все знают, что Волдеморт на какое-то время уезжал из Англии ещё до первой войны. Более того, только после возвращения он превратился в настоящего Тёмного Лорда, а до этого был… В большей степени обывателем. Ну да что я говорю, вы всё это знаете лучше меня. Так вот: я думаю, во время его путешествия у него были и возможность, и желание, и силы найти диадему и использовать её так, как ему вздумалось.
- Но это же предположение, – пробормотал Гарри. Я покачал головой.
- Нет. Не предположение. Я спросил Елену.
- Ты… что? – опешил Гарри.
- Догнал её и спросил. Точнее, даже и спрашивать не пришлось. Когда я назвал её по имени, она сказала, что я уже второй слизеринский староста, проникший в тайну её личности. А ещё сказала, что больше не знает, где диадема, потому что рассказала о ней тому, первому слизеринцу. И что это произошло недавно по меркам привидений, но по меркам живых этот срок может считаться значительным.
Я обвёл взглядом свою аудиторию. Гарри, кусая губы, выжидающе смотрел на меня, Дамблдор, откинувшись на спинку кресла, слушал с серьёзным видом, и даже Рон, кажется, ловил каждое слово. Кивнув сам себе, я продолжил.
- А когда я спросил её, кто был этот слизеринец, она сказала, что имя у него было самое обычное, а вот фамилия… Она сказала, что фамилия понравилась бы её матери. Человек-загадка.
- Реддл! – Гарри потребовалось не больше времени, чем мне, чтобы прийти к такому же выводу.
- Да, – кивнул я. – Это был он.
- Малфой, да ты просто гений! – заулыбался Поттер. – Теперь мы знаем, что последний крестраж – это… – он запнулся, и его улыбка медленно померкла.
- Диадема, – закончил Гарри с лёгким и уже не особенно весёлым смешком. – Остался маленький нюанс – мы по-прежнему не знаем, где она может быть.
- Ну, по правде говоря… – начал я. Гарри буквально ожёг меня взглядом.
- Вот только не говори, что ты ещё и знаешь, где она, а то я поверю в то, что ты – новое воплощение Мерлина! – фыркнул он. Я хмыкнул.
- Не могу сказать, что я против этого… но кое-какие соображения у меня действительно возникли.
- И какие же? – поинтересовался Дамблдор, о котором мы, как ни странно, как-то даже и забыли.
- Ну… Я подумал вот о чём. Елена сказала, что больше не знает, где диадема, и что Реддл наверняка забрал её, однако у меня сложилось впечатление, что сама она этого не проверяла. Вот я и подумал – а что, если диадема всё ещё там? Во-первых, это место более чем надёжное, раз её там за всё время так и не нашли. Во-вторых, единственная возможная ниточка, которая к ней ведет – Елена. А она уверена, что диадемы больше нет на месте, значит, там её искать и не будут. Сочтут, что бесполезно. Ну и в-третьих… Мне кажется, что, когда Волдеморт был развоплощен, он скрывался в тех лесах не случайно. Сомневаюсь, чтобы это было единственное подходящее место, где он мог бы спрятаться, пришедшее ему на ум. Даже на территории Англии он мог найти сколько угодно тайников, где-нибудь в горах, например, которые послужили бы ему не хуже, и плюс к этому позволили бы оставаться ближе к очагу его интересов и быть в гораздо большей степени в курсе событий. Вот я и подумал – может быть, кроме надёжности этого места, есть и какая-то ещё причина? И возможно, она такова – а что, если развоплощённому духу легче было цепляться за то подобие жизни, что у него оставалось, вблизи одного из его крестражей? Позднее, когда его нашёл Хвост, появилась Нагайна, она тоже могла послужить ему якорем, который удерживал его не хуже, чем диадема. Именно потому он и смог уйти, и всё такое…
- Что ж, – проговорил Дамблдор после некоторого раздумья. – В твоих словах есть зерно здравого смысла. Рассуждения выглядят логичными, и, хотя я мог бы привести несколько возражений, думаю, мы всё-таки не можем полностью исключать такую возможность. Полагаю, эту версию следует проверить, и как можно скорее. К счастью, не так уж далеко оттуда имеется человек, которому мы можем доверить столь важное поручение… Твой брат Чарли, Рон. Румыния куда ближе к Албании, чем Англия.
- А вдруг там полно ловушек вокруг, как в той пещере? – возразил Гарри. – Это ведь опасно! Чарли может пострадать, а то и погибнуть!
- Нет, не думаю, – покачал головой Дамблдор. – Ему не придётся подходить слишком близко. Задача Чарли будет всего лишь с помощью изобретённых Драко поисковых чар определить, там ли находится диадема, – не более того… И если это предположение подтвердится, тогда я лично займусь исследованием этого места, чтобы обнаружить ловушки и добраться до крестража.

Выйдя из кабинета, мы неторопливо направились в сторону лестниц. Рон, и без того весь вечер молчавший, казалось, окончательно замкнулся в себе. Гарри о чём-то напряжённо размышлял, и я прекрасно понимал, что дело не только в беспокойстве за Чарли.
- Так, Поттер, в чём дело? – спросил я, когда молчание стало невыносимым. Гарри вздрогнул, очнувшись от размышлений, и чуть виновато посмотрел на меня.
- Пойдёмте-ка куда-нибудь, где можно поговорить без помех, – предложил он, решительно махнув рукой и бесцеремонно направляясь к Чертогу Собраний. Вообще-то, поскольку он не был старостой, ему не дозволялось пользоваться этим помещением, но, во-первых, он находился в компании сразу двух старост в наших с Роном лицах, а во-вторых, Поттер есть Поттер. Когда это он обращал внимание на правила?
- Так, выкладывай, в чём дело? – осведомился я, как только за нами закрылась дверь. Рон, кажется, тоже несколько оживился – по крайней мере, он перестал хмуро пялиться в пол и, отодвинув стул, уселся, выжидательно глядя на Гарри. Поттер тоже подтащил к себе стул и сел, так что мне ничего не оставалось, кроме как последовать его примеру. Почему-то где-то в подсознании мелькнула дурацкая, абсолютно неуместная сейчас мысль – а ведь мы втроём тоже представляем полный комплект типажей: брюнет, блондин и рыжий. Хмыкнув, я выкинул эти мысли из головы, и, по примеру Рона, вопросительно уставился на Гарри.
- Ээээ… – как всегда, первая реплика Поттера была просто кладезем информации. Гарри смутился и, почесав кончик носа, бросил на меня чуть виноватый взгляд. – Дрей, ты только не обижайся, но… Мне кажется, ты ошибаешься насчёт Албании.
- В смысле? – оскорбился я. Нет, ну вы подумайте только! Он что, за идиота меня считает?
- Да нет, я не в том смысле, – отмахнулся Гарри. – Я… Ну, понимаешь, я не знаю, почему Дамблдор не сказал этого, просто… То, что он говорил мне раньше, не очень сочетается с твоими выводами. Я имею в виду выводы относительно того, что Волдеморт оставил крестраж на месте.
- Вот как… – я помолчал, переваривая услышанное. С одной стороны, сомнения Гарри были обидными. А с другой… А что, если он прав? Вдруг я где-то ошибся, что-то не так понял и вообще, просто не въезжаю в извращённую логику Волдеморта?
- Ну так может, просветишь? – предложил я, всё ещё не до конца уверенный в том, что не чувствую себя обиженным.
- Ну, понимаешь… Во-первых, Дамблдор как-то говорил, что… Ну, я не могу точно за это ручаться, но вроде бы он раньше считал, что все крестражи – на территории Британских островов. Это как-то связано с тем, что так Волдеморту легче при случае необходимости держать их под присмотром. Впрочем, это наименее значительное возражение. Другое такое – если ты прав, и ему легче было в развоплощённом виде оставаться в живых поблизости от крестража, зачем было выбирать самый дальний? На территории Англии он тоже вполне мог скрыться. Ну, возможно, не в Гринготтсе, рядом с чашей, и не в хижине, где был медальон – это слишком открытые места. Спрятать там Тёмный предмет – это одно, но вот злобный дух очень быстро вычислили бы, его же искали все, кому не лень. И кому лень тоже. Но, в общем, я о другом. Были и другие места, где он мог спрятаться. Например, почему бы не в Малфой-Маноре?
- Чушь, – фыркнул я. – Никогда, и любой слизеринец это поймёт. Лорд не доверял Упивающимся до конца – по крайней мере, не тогда, когда был ослаблен. Их держит в большинстве своём лишь страх. Страх, пока он на пике могущества. Стоит им увидеть его ослабленным… В общем, он ни на кнат не мог быть уверен в том, что, останься он в Маноре – и отец не применит к нему что-то вроде экзорцизма, который изгонит его дух раз и навсегда, или наоборот, обряда заключения духа, который поселит его в какой-нибудь хрустальный шар, где ему пришлось бы сидеть до скончания века. И, честно тебе скажу – не сомневаюсь, что отец так бы и сделал при первой же возможности.
- Хвалёная Малфоевская верность! – процедил сквозь зубы Рон, и я возмущённо вскинулся, но тут же взял себя в руки..
- Формально это не было бы нарушением присяги, – возразил я, изо всех сил сдерживая гнев. – В хрустальном шаре дух Лорда был бы в полной безопасности. И опять же, чтобы избавиться от него, в принципе, при таком раскладе с ним ровным счётом ничего и делать бы не пришлось. Он был бы абсолютно беспомощен. Его бы просто… законсервировало.
- Консервы месяца – «Тёмный Лорд в собственном соку», – фыркнул Поттер. – Ну ладно, хорошо, я понял, что ты имеешь в виду. Ладно, ваш Манор тоже отпадает. Но остаётся пещера. Та, где хранился медальон. Вот уж поистине надёжное место – во-первых, о ней почти никто ничего не знает, во-вторых, попасть туда крайне сложно… В-третьих, по словам Дамблдора, там такая масса охранных чар и всяких препятствий, что… Словом, почему было не скрыться там? Это и ближе, и удобнее.
- Может, всё дело как раз в её недоступности? – предположил Рон. – Ну… Ты ведь сам рассказывал, Ты-Знаешь-Кто говорил Упивающимся, когда возродился, что ему было легче оставаться в живых, когда он занимал чьё-то тело, например, животного. Если в ту пещеру так трудно попасть, то и живых существ там, наверное, нет?
- Плюс – почти без шансов встретить мага, готового согласиться принять его в своё тело, – поддержал рыжего гриффиндорца я, сам с трудом веря в то, что это делаю. – Помните Квиррела? Как ты говоришь, о пещере почти никто не знал, а если бы кто даже и пришёл – это почти наверняка был бы его враг, охотящийся за крестражем.
- А в лесу, всё-таки… Ну, лес есть лес – там полно всякой живности, – добавил Рон. – И маги тоже… могут оказаться поблизости, даже и в самой глуши…
- Да, наверное, – помолчав, согласился Поттер. – Ну хорошо, может быть, тут вы опять правы, но… Есть ещё кое-что, – но вместо того, чтобы продолжить, он замолчал и опустил голову. По узам я ощутил смятение и неуверенность Гарри, и лёгкое смущение от того, что мы разбили его доводы. Прикусив губу, я подумал, что, наверное, веду себя неправильно. Сам не знаю, почему, но я ощущал, что в отношении Тёмного Лорда скорее готов довериться мнению Гарри, чем своим собственным логическим выводам. В конце концов, Поттер противостоял Волдеморту чуть ли не с самого детства – ну, не считая десяти лет, что он провёл в маггловском мире. И всё равно, как ни крути, но у Гарри опыт в отношении Волдеморта куда более богатый, чем у любого из нас, не считая разве что Дамблдора. Даже принимая во внимание мой «подвиг» с выбрасыванием Тёмного Лорда и его свиты из Малфой-Манора.
- Так что за возражение? – мягко спросил я, заодно постаравшись передать по узам это странное ощущение доверия, которое испытывал и которое затруднялся до конца облечь в слова, чтобы выразить во всей его полноте. Кажется, впрочем, это сработало. Гарри немного приободрился и кинул на меня благодарный взгляд.
- Ну, понимаешь, Дамблдор говорил, что Волдеморт прячет свои крестражи не бессистемно. Те места, где он их скрывает, – все они что-то значат либо для него лично, либо для всего Магического Мира. Например, тот же медальон. Пещера, где он спрятан, была для него особым местом. По словам Дамблдора, именно там Том Реддл впервые использовал магию, чтобы добиться от других людей того, чего ему хотелось. Кажется, это связано было с какими-то детьми из приюта, где он вырос, и для него это было… как бы началом его пути.
- Ну хорошо, это понятно. Там всё началось. И потом, как ты уже сказал, место надёжное. А что насчёт остальных? – спросил я. Гарри облизнул пересохшие губы.
- То же самое. Кольцо, которое уничтожил Дамблдор, было спрятано в хижине, где жили предки Волдеморта по материнской линии. Жалкая лачуга – но именно оттуда были его волшебные корни, и именно там закончил свои дни род Слизерина, – сказал он. Я кивнул.
- А как же остальные? – спросил Рон. – Змея всегда при нём, вроде бы так?
- Ну, думаю, Нагайну вряд ли можно считать обычным крестражем, – пожал плечами Гарри. – Как бы там ни было, она… Она живая, и, пока таковой остаётся, Волдеморт не станет прятать её. В какой-то степени, Нагайна – ещё одно его оружие. И не только. Она – лишнее видимое доказательство его мощи и исключительности, – я имею в виду змеиный язык, конечно… Он ведь не предполагал, что я тоже на нём говорю, – усмехнулся он. Я хмыкнул.
- Святая наивность, – прокомментировал я вполголоса. – Змееуст – редкая способность, только если говорить о врождённом таланте, Гарри. Её обуславливает наличие крови Слизерина, но в наше время она есть чуть ли не в каждом чистокровном, да уже и в большинстве полукровок тоже. Так что, теоретически – научиться говорить по-змеиному вполне реально для практически любого мага. Даже вон, Уизли может, – я кивнул в сторону Рона, и тот ошеломлённо захлопал глазами.
- Так, как ты? – уточнил Поттер. Я кивнул. – Понятно. А сам Волдеморт об этом знает?
- Не знаю, – я пожал плечами. – Думаю, он может догадываться, хотя… В принципе, даже те, кто может научиться, редко это делают. От таких способностей толку немного, контролировать змей, как настоящему змееусту, простому недоучке не под силу. А труда надо приложить немало. Так что этим мало кто вообще берётся заниматься – я даже в нашей домашней библиотеке с трудом отыскал нужные материалы.
- А тебе-то оно зачем понадобилось, всё-таки? – поинтересовался Гарри. Я, чуть смутившись, пожал плечами.
- Ну… Вообще-то, из-за тебя, – ответил я. – Я просто не мог вынести того, что ты умеешь делать что-то такое, чего я не могу. Я тогда так горел энтузиазмом, думал, что смогу сравниться с тобой… Да и Ветроног меня в этом поддержал. Только потом мы уже выяснили, что, как бы ни старались, но твоего уровня ни мне, ни ему всё равно не достичь, – я грустно усмехнулся, но тут же тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. – Ладно, что-то мы отклонились от темы. Так что там с местами, где Волдеморт прячет свои крестражи? Пещера, хижина – это значимые места для него, Нагайна – символ его мощи, но как быть с остальными двумя? Он ведь просто отдал их на хранение своим… э-э-э… Упивающимся. Отцу и Лестрейнджам.
- Малфои и Лестрейнджи – одни из самых древних и могущественных семейств, не так ли? Что одни, что вторые, – пожал плечами Гарри. – Наверное, это тоже было что-то вроде символа его власти – заставить представителей элиты Магического Мира стать хранителями его крестражей. Ну и потом, Люциус ведь был тогда практически его правой рукой, не так ли? Наверное, это было что-то вроде знака доверия. Ну и с Лестрейнджами то же самое. Хотя…
- Что?
- Ну… Я вдруг подумал, а что, если он не просто отдал им чашу на хранение? Что, если в Гринготтс её отвезли не потому, что Рудольфус не доверял тайникам в своём замке? В конце концов, чистокровные не склонны сомневаться в защите своего Родового Гнезда, насколько я могу судить. Что, если это Волдеморт приказал им положить чашу в свой сейф? Гринготтс – немаловажное место для Магического Мира.
- Но зачем ему для этого Лестрейнджи? – фыркнул Рон. – Любой может арендовать сейф в Гринготтсе. Он мог просто прийти и оформить себе хранилище.
- Во-первых, чаша у него незаконно, – напомнил Гарри. – Если помнишь, он её украл. Да еще и убив её хозяйку. Он, конечно, подставил домовиху, но если бы чаша всплыла в связи с ним, думаю, это бы так просто ему с рук не сошло. А он в ту пору ещё не был Тёмным Лордом. Простому приказчику из «Горбина и Бэркса» Тому Реддлу отвертеться от обвинения было бы затруднительно. Ну а во-вторых, если бы он просто арендовал сейф, это был бы один из новых, на верхних уровнях, не так ли? А хранилище Лестрейнджей – одно из самых глубоких и древних, верно?
- Верно, – подтвердил я. – Значит, думаешь, он хотел «пометить» и Гринготтс. Что ж, может быть…
- И ещё кое-что, – добавил Гарри. – Я уже говорил об этом после того, как мы ходили за чашей. Чаша и дневник – два крестража, которые можно использовать сами по себе, как предметы. Остальные – медальон, кольцо и диадема – всего лишь украшения, они не несут никакой функции, но эти два – наоборот…
- Знаешь, думаю, я понимаю, что ты имеешь в виду, – сказал я. – Если подумать, то и Нагайна вписывается в ту теорию. Её тоже можно использовать, хотя и не так, как дневник или чашу. Но вот я не очень понимаю – к чему ты клонишь?
- Ну… Понимаешь, просто, то место… Албанские леса… Оно-то ведь никак с самим Волдемортом не связано. И не несет никакой исторической нагрузки, кроме того, что было пристанищем Елены. Мне почему-то не кажется, что он мог счесть его важным для Магического Мира только потому, что там пряталась и погибла дочь Основательницы. Он не так много значения придавал роду Когтевран и его истории. Если бы речь шла о Слизерине, ещё куда ни шло, а так…
- Ну… – я задумался, но внутреннее упрямство всё ещё заставляло цепляться за свои же доводы, хотя они уже не казались мне столь убедительными.
- Как знать, а вдруг там у него тоже что-то произошло? – предположил я. – Ну, что-то такое важное.
- И что, например? Он ведь целенаправленно ехал туда за диадемой. Что такого значимого могло с ним стрястись посреди леса? – фыркнул Гарри.
- Ну да… – неохотно признал я. – И всё равно, с точки зрения простой логики – развалины в лесу, где никто не нашёл диадему за – сколько? За тысячу лет? Ну даже если за девятьсот – это самое что ни на есть безопасное место. Пусть оно не связано ни с ним самим, ни с особенно важной частью истории, но всё-таки… Может, когда он увидел, как там обстоят дела, он изменил своим принципам?
- А если нет? Просто… – Гарри замялся и отвёл глаза. Рон прищурился и подался вперёд.
- Гарри, я тебя знаю, ты что-то уже надумал, – сказал он. – Когда у тебя такой взгляд – это значит, ты вбил себе что-то в голову. Как на пятом курсе. Что ты задумал?
- Я… Я ничего не задумал, просто… Ну, я думаю, что у меня есть предположение.
- Ну так валяй, высказывай, – сказал я. – Не вижу причин, почему нам хотя бы не обсудить его.
- Просто я давно уже раздумывал, где ещё Волдеморт мог спрятать крестраж. И… Ну, если подумать… Какое место он мог счесть достаточно важным и для себя, и для всего Магического Мира? Место, с которого этот мир вообще для него начался?
- Министерство? – предположил Рон. Гарри разочарованно фыркнул.
- Дамблдор говорил, что в этом отношении мы с Волдемортом похожи, – пробормотал он. – И, если бы меня спросили, какое место я считаю наиболее важным во всём Магическом Мире, для меня лично… ответ очевиден, – и он бросил по сторонам чуть печальный взгляд. Я затаил дыхание. ШКОЛА? Конечно! Ведь это же и в самом деле очевидно – он прав. Тысячу раз прав! По крайней мере, в отношении значимости. Уизли, кажется, тоже всё понял.
- Хогвартс? – переспросил он и поморщился. – Но это бред, Гарри! Ну, в смысле, я думаю, что в отношении значимости ты прав, но ведь здесь же Дамблдор! Как Ты-Знаешь-Кто мог незаметно пробраться сюда и протащить с собой крестраж? И где он мог его тут спрятать? Замуровать в стену?
- Ну, чего-чего, а всяких тайников в школе пруд пруди, – возразил я. – Но вот проникнуть через охранные чары без ведома Дамблдора немыслимо. Так что, если Волдеморт и хотел бы разместить здесь свой крестраж, сделать он это мог, только пока учился в школе. Но оба крестража из тех, что он создал, пока учился тут – и дневник, и кольцо – уже уничтожены. И ни один из них здесь не находился. Ну, если только ты не знаешь способ, каким он мог сюда проникнуть тайно.
Гарри помолчал, видимо, раздумывая, и вдруг его глаза сверкнули пониманием.
- А он это сделал и не тайно, – проговорил он.
- Что? – с редкостным единодушием в один голос переспросили мы с Роном.
- Всё, как в Гринготтсе, – слабо усмехнулся Гарри, бросив на меня усталый взгляд. – Нельзя проникнуть тайно – но запросто можно войти на законных основаниях. А я-то всегда считал то воспоминание значимым только постольку, поскольку оно объясняло, что привлекательного Волдеморт находил в должности преподавателя ЗОТИ, и почему проклята эта должность…
- Ты это о чём? – нахмурился Рон. Я тоже не очень понимал, о чём речь. Гарри рассказывал мне про воспоминания о Волдеморте, которые показывал ему директор в прошлом году, но, конечно, не всё дословно – только то, что казалось ему наиболее важным.
- Вскоре после возвращения в Англию из своих странствий Волдеморт снова просил предоставить ему место учителя. Он приезжал сюда, но Дамблдор отказал ему, и тогда он проклял должность, так что дольше года на ней никто не задерживается, – отозвался Гарри. – Дамблдор показывал мне это воспоминание в прошлом году – но, по его словам, это было нужно для того, чтобы лучше понять ход мыслей Волдеморта. Но ведь это значит и кое-что ещё. Волдеморт побывал здесь. Уже после своей поездки, значит, диадема у него уже была. Что мешало ему по пути завернуть в укромный уголок и спрятать её? Под самым носом у Дамблдора…
- Темней всего – под пламенем свечи… – пробормотал я. – В твоих словах есть смысл. М-да… Пожалуй, теперь, выбирая между Албанией и Хогвартсом, я поставлю на Хогвартс…
- Но где здесь он мог её спрятать? – пожал плечами Рон. – Мы проучились здесь семь лет, и я ни разу не заприметил нигде ничего похожего на диадему!
- А ты что, думаешь, Волдеморт её у всех на виду спрятал? – фыркнул я. – Если что-то прячут, знаешь ли, так как раз для того, чтобы заметить не могли. Тайник может быть где угодно – от подземелий до башен. Какой-нибудь вынимающийся камень, про который знает только он. Кажется, – с оттенком самодовольства добавил я, – не зря я изобрёл поисковые чары…
- Дневник у тебя с собой? – поинтересовался Гарри. Я пожал плечами.
- Внизу, в комнате. В тайнике. Вот видишь, – я усмехнулся, – даже у меня есть свой тайник.
- Н-да, но… Всё равно, всегда есть шанс, что кто-то на него наткнётся… – пробормотал Рон.
- Да какая нужда Волдеморту в крошечных тайниках, если у него в школе есть персональный зал, в который никому, кроме него, не проникнуть! – фыркнул Гарри. – А если кто и проник бы – так, предположительно, был бы его марионеткой и не представлял опасности!
- Гарри… – пробормотал осенённый догадкой Рон. – Тайная Комната?
- Ну да, – кивнул Поттер. – Что мешало Волдеморту по пути в кабинет Дамблдора завернуть в туалет? Это даже не вызвало бы подозрений, хотя у Миртл и женский туалет. Он запросто мог наложить чары отвода глаз, ну или, например, лёгкий Конфундус. Да, Мерлин Великий, просто отговориться тем, что навестил саму Миртл – они ведь учились в одно время! Вряд ли дружили, конечно, но… Всегда можно сослаться на ностальгию и прочее. Дальше и вовсе дело техники.
- Проклятье, ты прав… – пробормотал Уизли. Гарри вопросительно посмотрел на меня.
- Ты можешь сходить за дневником? – спросил он. Я медленно кивнул, хотя в голову мне как раз пришло ещё одно возражение.
- Гарри, а тебе не кажется, что это… как-то слишком? – спросил я. – Ну, я хочу сказать, что с Тайной Комнатой уже был связан один из крестражей – дневник. Не слишком ли много крестражей на неё одну?
- Ну, хранился-то он отдельно, – возразил Гарри. – И потом, это тоже может быть хитростью. Тот, кто стал бы охотиться за крестражами, посчитал бы, что с Тайной Комнатой разобрался, уничтожив дневник, и вряд ли стал бы искать там ещё и диадему. В любом случае мы можем проверить, хуже-то не будет.
- Ладно, тогда давайте так – я пойду за дневником, а вы двое идите в библиотеку, – сказал я, поднимаясь. Гарри фыркнул, да и Рон тоже ухмыльнулся. – Ну что? – спросил я, нахмурившись.
- Ты прям как Гермиона, – заметил Уизли. – Она тоже всё время все ответы ищет в библиотеке. Но сейчас-то тебе там что понадобилось?
- Чтобы чары работали, нужно представлять себе, как выглядит эта диадема, – припечатал я, одарив его убийственным взглядом. – Её изображение – точнее, изображение Кандиды в этой самой диадеме, – есть в «Иллюстрированной истории Хогвартса». Должно быть, по крайней мере. Это редкое издание, в общем доступе его нет. Гарри, у тебя ведь есть постоянное разрешение на посещение Запретной секции?
- Да, от Дамблдора, – кивнул Поттер. – Правда, им чаще Гермиона пользуется, чем я…
- Оно у тебя с собой?
- Нет, в сумке, в комнате.
- Тьфу ты, – я поморщился и порылся по своим карманам. Но увы, моё разрешение тоже осталось в школьной сумке, которую я относил к себе после уроков. – Тогда сначала достань разрешение, а потом идите в библиотеку. Скажешь мадам Пинс, что тебе нужна «История» в первом издании. Найдите Кандиду и рассмотрите её хорошенько. Я сбегаю за дневником и присоединюсь к вам.
- Встречаемся в библиотеке или сразу у Плаксы Миртл? – спросил Гарри. Я пожал плечами.
- Лучше в библиотеке. Я тоже не прочь взглянуть на Кандиду. Думаю, если мы все будем знать, как именно выглядит диадема, будет лучше, – отозвался я. – Ну ладно, увидимся через двадцать минут.
Но уже по пути наверх, из подземелий в библиотеку, мне пришлось задержаться. Сначала я услышал впереди голоса и притормозил, не желая привлекать к себе лишнее внимание. Хоть я и староста, и имею право ходить по школе после отбоя, но всё-таки сейчас лучше не «светиться». Я осторожно сделал ещё несколько шагов вперёд – и замер, узнав голос Альтаира.
- …так что вот так, – договорил Ветроног. – Я теперь полностью уверен.
- Значит, вот оно что… – медленно произнёс второй голос – Северуса. – Ну что ж, очень хорошо, что тебе наконец удалось это выяснить. Идём к Дамблдору.
- Нет! – воскликнул Альтаир и тут же сторожко понизил голос, так что мне пришлось изо всех сил напрячь слух. – Я… ещё не сказал о главном, Северус. О главной проблеме.
- Что ещё? – тревожно спросил крёстный.
- Это проклятие не снимешь обычной целительской магией, – мрачно ответил Блэк. – Оно, скажем так, для этого не предназначено. Есть лишь один способ гарантированно избавиться от него.
- И этот способ?…
- Магия Крови.
На несколько секунд воцарилось молчание, а я лихорадочно соображал, пытаясь разложить по полочкам услышанное. Значит, Гермиона проклята чем-то, что можно снять лишь при помощи темномагического целительского искусства? Что ж, в принципе, неудивительный итог… Даже можно сказать, практически предсказуемый.
- Северус… – снова послышался голос Альтаира. Теперь в нём отчётливо звучала мука пополам с просьбой. – Дамблдор отказался позволить мне применить эту магию для быстрейшего выздоровления Сириуса. Я не сомневаюсь, что и сейчас он мне снова откажет. Но если в случае с Сириусом всё дело было лишь во времени, то с Гермионой всё не так. Со временем это проклятие будет лишь медленно прогрессировать. Я совершенно не могу предсказать последствия, если мы немедленно не снимем его. Понимаешь? Северус, я прошу тебя, умоляю…
Раздался еле слышный шорох мантии.
- Помоги мне! Ты же знаешь, как я её люблю! Мне невыносима сама мысль о том, что я не смог её защитить! Я не могу позволить этому проклятию пожирать её! Северус, умоляю, помоги!
- Тихо! – зашипел крёстный. – Для начала – встань с колен. Скажи, какой помощи ты от меня хочешь? Убедить Дамблдора?
- Я ему не верю, – угрюмо ответил Альтаир. – Слишком большой сторонник игры по правилам. Чего доброго, ещё и память мне сотрёт, чтобы я не вздумал применить Магию Крови. Нет, Северус, я прошу о другом. Это проклятие само по себе не смертельно, во всяком случае, на этом этапе. А значит, в ритуале смертельный исход для… доноров тоже не понадобится.
- Продолжай, – сухо проговорил Снейп. Альтаир помедлил пару секунд.
- Я хочу смотаться в ближайший маггловский городок. Если бы ты обеспечил прикрытие мне здесь, чтобы никто не стал меня искать и не засёк во время самого ритуала… Со всем остальным я справлюсь сам.
Снова повисла тишина, на этот раз ещё более глубокая. Я затаил дыхание, ожидая ответа крёстного. Согласится? Или попробует отговорить, сошлётся на перспективную помощь директора?
- Ты точно уверен, что обойдётся без смертей?
- Да, – сразу же ответил Альтаир. – Тем более что это проклятие в известной степени адресное. Насильно перенесённое на другого человека, оно будет со временем не усиливаться, а, наоборот, истощаться.
Северус шумно вздохнул.
- Сколько тебе понадобится времени? И когда ты собираешься этим заняться?
- Сейчас! А время… Не считая самого ритуала… Общим счётом часа два, я полагаю. Ну, три, для надёжности. Сам ритуал… полчаса, я думаю. Ну, небольшой плюс-минус.
- То есть до полуночи ты сможешь справиться?
- Гарантированно, – заверил его Ветроног. – Если… Если ты мне поможешь…
- Помогу, – сумрачно проговорил Снейп. – Первое: никому об этом не говори. Второе: действуй как можно быстрей. Так… Тебе надо как-то подготовиться?
- Нет, я готов.
- То есть так и пойдёшь – в школьной мантии?
- Тьфу ты! Да, конечно… в смысле, конечно, переоденусь.
- Тогда ветром в спальню. Возьмёшь там, что надо, и возвращайся в холл… нет. Лучше давай к тому входу, что ведёт к Хогсмиду. Постарайся никому на глаза не попадаться.
- Я мантию-невидимку возьму. Северус, я не знаю, как тебя отблагодарить…
- Быстро! Для начала. Лучше всего отблагодаришь, если справишься как можно быстрей.
- Ясно, иду, – ответил Альтаир и тут же, судя по звуку шагов, бросился к подземельям. Я еле успел шмыгнуть в боковой проход – не хотелось сейчас давать ему понять, что его разговор не был приватным. Потом-то да… а вот сейчас, и верно, лучше времени на объяснения не терять.
Ветроног пронёсся мимо коридорчика, в котором укрылся я, даже не подумав и взгляда в него бросить. Прислушавшись на всякий случай, я вышел обратно и поспешил к библиотеке, кусая в волнении губы и от всей души желая Альтаиру удачи в затеянном деле. Мне невыносимо было видеть боль на его лице, когда он глядел на Гермиону.

Pov Гарри Поттера.

Когда через сорок минут мы втроём входили в знакомый заброшенный туалет Плаксы Миртл, мы были, можно сказать, во всеоружии. Казалось, сама судьба нам благоприятствует: ни мы с Роном, ни Драко не встретили по пути ни кого-либо из профессоров (которые могли бы поинтересоваться, куда это собрались студенты на ночь глядя всего за полчаса до отбоя), ни однокурсников (которые тоже пристали бы с расспросами), ни даже Пивза (который просто мог сделать какую-нибудь гадость).
В библиотеке тоже всё прошло гладко. Мадам Пинс, хоть и косилась на нас с Роном подозрительно, но отказать, несмотря на ворчание, не могла – разрешение у меня было действующее, и, несмотря на то, что до закрытия библиотеки оставалось совсем немного времени, книгу выдать она была обязана. К тому времени как Малфой, держа завёрнутый в кусок плотного бархата дневник Реддла в руках, присоединился к нам, мы с Роном уже отыскали в книге старинную гравюру – портрет всех четырёх Основателей и отдельные иллюстрации, выполненные в обычной портретной технике, изображающие всех четверых отдельно. К счастью, Кандида и там, и там была изображена в своей знаменитой диадеме. Впрочем, ничего особенно интересного в этой вещице не было – насколько я мог судить, насмотревшись за годы обучения в Хогвартсе на старинные портреты, украшения такого рода были нередки. Оставалось только надеяться, что этого окажется достаточно, чтобы заставить поисковые чары работать.
Плаксы Миртл на обычном месте не оказалось – должно быть, плескалась с русалками в озере или же подсматривала за кем-нибудь в ванной старост. Впрочем, нас это как нельзя более устраивало. Признаться, за прошедшие годы я успел слегка подзабыть это место – со времен второго курса бывать здесь мне почти не приходилось. Подойдя к раковинам, я склонился к той, которая, как я помнил, скрывала вход в Тайную Комнату. Обведя пальцем изображенную на кране змейку, я улыбнулся.
- Откройся, – шепнул я по-змеиному. На сей раз язык дался мне легче, чем тогда – потребовалось лишь крошечное усилие воли, чтобы представить себе, что говорю с настоящей змеёй. А тогда пришлось напрягаться не на шутку.
Если для нас с Роном вход в Тайную Комнату был уже знаком, то для Драко это было в новинку. Я невольно почувствовал себя умудрённым опытом старцем рядом с Малфоем, чьи глаза в кои-то веки были распахнуты в пол-лица от изумления. Они полнились пьянящей, будоражащей смесью – вполне понятного страха воочию видеть воплощение самой ужасной школьной легенды и почти что детского восторга (как ни странно, от того же самого). Заглянув в открывшуюся дыру, слизеринец неуверенно покосился на меня.
- И что, надо просто прыгать туда? – уточнил он. – А мы шеи себе не свернём?
- Что, сдрейфил, Малфой? – фыркнул Рон, шагая к проёму. – Мы с Гарри в двенадцать лет не побоялись туда сигануть, и ничего – видишь, живы.
- Вот это-то как раз и странно… – проворчал Драко. – Учитывая вашу способность находить себе неприятности на пятую точку. Ладно, допустим, посадка внизу мягкая. А назад как? Как вот вы выбрались?
- Э… – Я замялся. Малфой был прав. – Ну, в прошлый раз нас вынес Фоукс, – сказал я. – Но сегодня нам вряд ли стоит на него рассчитывать…
- И что? Опять будем орать «Акцио Молния»? – скептически поморщился Драко. – Что-то у меня нет полной уверенности, что на сей раз это сработает. Начать хотя бы с того, что дверь в сам туалет закрыта.
- Ну, вообще-то это не проблема. Нас трое, мы можем поднять друг друга чарами левитации, – сказал я. Слизеринец пожал плечами и кивнул.
- Что-то я сомневаюсь, что старина Салазар рассчитывал приходить сюда с кем-то, – заметил он. – Да и Джинни, помнится, тогда была одна-одинёшенька, и училась ещё на первом курсе. Как-то же она поднималась обратно. Хотя это не в счёт, ведь в ход пошли его знания… Ладно, разберёмся. Ну что, пошли, что ли? Что толку стоять тут…
Странное дело всё-таки, как меняется с возрастом человеческое восприятие. В прошлый раз ходы казались мне гигантскими, зловещими и полными неразведанных тайн, а предчувствие опасности и снедающая тревога за Джинни придавали мне сил и уверенности в том, что я поступаю правильно. Теперь же подземелья казались не такими уж и большими, затхлыми и пыльными, и таились тут, в худшем случае, только крысы. Древние камни покрывал налёт от сырости, эхо шагов тут же гасло, не успевая разноситься по тоннелям, а на сердце было как-то тоскливо. Старый детский кошмар, почти стёршийся из памяти, то и дело оживал в моих воспоминаниях, но они уже не вызывали ни прежнего ужаса, ни запоздалого удивления. На лице Рона написана была мрачная решимость – он шагал рядом со мной, крепко сжав палочку, явно собираясь стереть в порошок любое возможное препятствие и ни в коем случае не допустить повторения старой истории с Локонсом, в результате которой он остался у завала, а я отправился дальше один. Ну, правду сказать, на роль Локонса мог претендовать сейчас разве что Малфой, но Драко явно был неподходящей кандидатурой. Из всех нас он один беспрерывно озирался по сторонам и оборачивался, хотя по Узам я не чувствовал в нём страха, ну разве что самую малость. На самом деле слизеринца наполняли одновременно и любопытство, и что-то вроде благоговейного трепета.
- А это что такое? – поинтересовался он, ткнув вперед светящимся кончиком палочки. Небольшой шарик света отделился от неё и послушно полетел вперед, осветив гигантскую старую змеиную шкуру, которую мы видели ещё в прошлый раз. Теперь она как-то высохла и скукожилась, хотя, возможно, мне это только казалось – так же, как казалось теперь меньше и всё остальное вокруг.
- Змеиная кожа, – буркнул Рон в ответ на вопрос. Драко поднял повыше палочку и приблизился.
- Вы хоть представляете, ЧТО отдали бы зельевары всего мира, чтобы раздобыть хоть кусочек от неё? – поинтересовался он, касаясь лёгких, высохших чешуек кончиками пальцев.
- Что-то я не помню, чтобы Снейп рассказывал нам о применении чешуи василиска в зельеварении, – заметил я. Драко покачал головой.
- Да ты что, ты хоть понимаешь, какая это редкость, Гарри?! – воскликнул он. – Чтоб в школе такому учили, в ней должен располагаться персональный золотой прииск! Во всем мире едва ли остался хоть десяток мастеров, у которых можно найти хоть щепотку порошка из толчёной чешуи – и он у них даже не на вес золота, а на вес алмаза, наверное…
- Ну и для чего он может использоваться? – поинтересовался я.
- Да Мерлин его знает, разные есть применения, – пожал плечами Малфой. – И защитные зелья есть, и яды, и воздействующие на психику… Даже лекарственные какие-то, но… Они очень редкие. Мало кто может себе позволить нечто подобное.
- М-да, Гарри, зря, выходит, мы василисковый труп тогда тут бросили, – хмыкнул Рон. – Это ж, получается, на нём ещё и состояние заработать можно было бы…
- Самое смешное, – фыркнул Малфой, отходя от шкуры, – что это действительно так. Чешуя, даже такая, как эта, сброшенная и высохшая – всё равно практически бесценна, а уж с живого василиска – ну, или хотя бы со свежеубитого… Я даже представить не могу, сколько она может стоить.
- Так ты что, предлагаешь вытащить его отсюда и продать по-тихому? – скривившись, спросил Рон, впрочем, конечно, не всёрьёз – скорее обвиняя Малфоя в жажде наживы. Но Драко только вздохнул и медленно покачал головой.
- Не думаю, что это хорошая мысль, – заметил он. – Василиск – создание Тёмное, и от зелий с его частицами ничего хорошего ждать не приходится. Одно дело самому использовать их, или готовить для тех, в ком ты уверен. А вот просто продать чешую, чтобы потом она попала неизвестно к кому… Никакие деньги не стоят такого риска.
- Что, струсил, Малфой? – подначил слизеринца Рон. Лицо Драко потемнело, но он снова сдержал гнев и только презрительно фыркнул в ответ.
- Это, Уизли, называется осторожностью. А ещё способностью применять голову к делу. Просто я могу себе представить, что будет, если хоть несколько чешуек купит кто-то из Упивающихся. А из трупа можно добыть не только чешую, хотя и её достаточно, чтобы опасаться. Отравляющие зелья с добавлением чешуи василиска невероятно опасны, а от его яда и вовсе ничто не спасёт – есть только одно средство, и оно чуть ли не более редкое, чем сам яд.
- Слёзы феникса? – сказал я, машинально потирая руку, в которую пять лет назад вонзился ядовитый клык. От Драко моё движение не укрылось, да и по узам, наверное, тоже долетел отголосок моих эмоций. На лице Малфоя появилось выражение лёгкой растерянности и сочувствия.
- Да, ты-то это знаешь как никто, верно? – спросил он. – Ладно, предлагаю идти дальше.
С этим спорить никто не стал. Скоро мы добрались до завала, который вызвало неудачное заклятие Локонса. Рон в тот раз разобрал его только сверху, так, что мы с Джинни лишь кое-как протиснулись в раскопанную щель. За прошедшие годы новых обвалов не произошло, да и осыпавшаяся порода несколько осела, но всё равно троим здоровым, практически взрослым парням нечего было и надеяться пролезть в ту же дыру, что и двенадцатилетним детям. К счастью, в отличие от двенадцатилетних, мы владели гораздо большим набором заклинаний, чем и воспользовались.
Потратив не так уж много времени, мы полностью разобрали завал – частью разгребли, частью просто рассеяли камни в прах. Наложив укрепляющие и охранные чары на стены, чтобы новый обвал не завалил проход, пока мы будем внутри, мы, наконец, двинулись дальше.

Дверь в саму Тайную Комнату была снова закрыта, несмотря на то, что мы с Джинни в своё время даже не думали запирать её за собой. Взглянув на украшавших её змей, я собрался было уже попросить дверь открыться, как Рон вдруг дёрнул меня за рукав. Глаза его были расширены от ужаса.
- Гарри, погоди! – воскликнул он. – Я… Я вдруг подумал… Ты говорил, что там ведь сыро, да?
- Ну да, а что такое? – спросил я. Рон сглотнул.
- А ты только представь себе, – проговорил он и невольно скривился от одной мысли. – Труп василиска пролежал в комнате пять лет, ты хоть представляешь, как он там разложился?
- Ой… – пробормотал я. – Об этом-то я и не подумал… Надо что-то придумать, чем-то закрыть лица.
- Не поможет, – отозвался Драко, чьё лицо тоже кривилось в гримасе отвращения. – Ну, то есть, только отчасти. Кто-нибудь ещё, кроме меня, знает заклятие вытяжки, которым Снейп пользуется после очередного взрыва Долгопупсовского котла? – осведомился он деловито. Рон поморщился и покачал головой. Я пожал плечами.
- Нет, но ты можешь направить меня, как ведущий, – сказал я. – Или можно воспользоваться нашей двойной силой, это будет эффективнее.
Драко согласно кивнул.
- А разумно тратить эту силу на такие пустяки? – с сомнением покосился на меня Рон. Я покачал головой.
- Возможность дышать – никак не пустяк, Рон, – возразил я. – А после пяти лет распада дело тут будет не только в неприятном запахе. Запросто и отравиться можно этими парами…
- Бррр… – содрогнулся он. – Ну, валяйте, что ли, уже свои чары…
- Сначала надо открыть дверь, – отозвался Малфой. – Гарри, давай руку, если хочешь использовать нашу силу.
- Угу, – откликнулся я, вкладывая кисть в ладонь Драко и слегка сжимая его пальцы.
- Откройся! – прошипел я на змеином языке, и, как только внутри что-то щёлкнуло и появилась крохотная щёлка, слизеринец мигом прошептал знакомое по урокам зельеварения заклинание, очищающее воздух. Поток магии, почти видимый, излился с наших переплетённых пальцев, устремляясь в открывающуюся дверь.
К счастью, благодаря этим чарам нам так и не довелось узнать, насколько опасными или хотя бы сильными были пары разложения от трупа василиска. Все испарения моментально улетучились, правда, хотелось надеяться, что не в канализацию, а оттуда – в школьные коридоры. Наконец, убедившись, что в просторном зале вполне уже можно дышать, мы осторожно, друг за другом вошли внутрь. Мы с Драко всё ещё не расцепляли рук – конечно, маловероятно, что здесь встретится что-то ещё опасное, но лучше было перестраховаться.
Едва сделав шаг внутрь, я остановился. Рон, уткнувшись носом в спины нам с Драко, недовольно заворчал, но тут же умолк, стоило ему окинуть взглядом огромное помещение, украшенное красноватыми колонами, в дальнем конце которого помещалась циклопическая статуя Слизерина. Чуть сбоку от неё лежал труп василиска, изогнувшегося немыслимыми кольцами, пока змей бился в предсмертной агонии. Восторг Драко поутих, любопытство, в какой-то степени, тоже, Малфой разглядывал подземный чертог со смесью трепета и какого-то странного сочувствия, словно жалея о том, что не мог сопереживать мне тогда. Наконец я медленно шагнул вперёд. При каждом взгляде, каждом движении в моей памяти словно оживали прежние чувства – чувства двенадцатилетнего мальчика, пришедшего в одиночку на смертный бой. Почему-то теперь было ужасно себя жалко, хотя я никогда не склонен был раньше причитать над своими несчастьями и перенесёнными тяготами. Не выпуская ладони Драко, я медленно шагал и шагал вперёд, пока не остановился у подножия статуи. Салазар мрачно взирал на нас сверху своими таинственными, глубоко посаженными глазами, а его лицо казалось суровым и осуждающим. На полу, у моих ног, всё ещё заметное даже после пяти прошедших лет, расплывалось яркое тёмно-синее чернильное пятно, а рядом валялся обломок клыка, тоже перепачканный чернилами. Драко осторожно пошевелил его носком ботинка.
- Это оно? – спросил он. – То, о чём я думаю? Здесь всё и произошло, да, Гарри?
- Да, – кивнул я. В горле пересохло, и воспоминания нахлынули с новой силой. – Вот именно здесь всё и произошло. Джинни лежала там, ближе к ногам статуи, – я указал на чистый участок пола, не забрызганный чернилами. – А фантом Реддла из дневника стоял там, – я кивнул в сторону красноватой колонны. По телу пробежала дрожь, и я встряхнулся, отгоняя неприятные ощущения.
- Давайте побыстрее покончим с этим, – проговорил я. – Дрей, доставай дневник и приступим.
- Хорошо, как скажешь, – отозвался Малфой, вынимая бархатный свёрток из глубокого кармана мантии. – Вот только… – он с сомнением осмотрелся вокруг. – Знаешь, я слабо представляю себе, где тут может быть тайник для хранения сравнительно небольшой вещицы.
Я глубоко вздохнул.
- Я думаю, если диадема здесь, Волдеморт должен был спрятать её туда, где искать её не стал бы никто. Даже тот, кто дошёл бы досюда.
- И где же это?
- На месте лежбища василиска, – ответил я, кивая на статую. – Или за ним.
- И где тут лежбище? – нахмурился Драко. – За статуей?
- Нет. Внутри.
- Внутри? Но… как же тогда он оттуда выбирался?
- Смотри… – зловеще хмыкнул я, поднимая голову. Поморщившись от неприятного воспоминания, я на мгновение закрыл глаза и содрогнулся.
- Говори со мной, Слизерин, величайший из Хогвартской четвёрки! – прошипел я. Драко нахмурился, словно фраза оказалась ему понятна не до конца, а на лице Рона промелькнуло странное выражение – словно он если и не понял, то частично догадался о смысле слов. Похоже, Малфой прав – способность хотя бы научиться говорить на змеином языке дремлет в крови каждого чистокровного… Раздался скрежет камня, и рот статуи медленно открылся, раскрывая тёмный провал змеиного логова.
- Мерлин Великий… – прошептал Рон, с ужасом глядя на статую. Драко промолчал, но тяжело сглотнул, кинув взгляд на мёртвого василиска. Я мрачно хмыкнул. В тот раз мне не удалось рассмотреть всё в подробностях – было не до этого, – но и теперь, если честно, особенно рассматривать желания не было. Зрелище не из приятных.
- Странно, что статуя не очень соответствует традиционному изображению Слизерина, – заметил Малфой, чуть оправившись от слишком сильного впечатления. – И вообще, интересно, как он её сюда поместил?
- Знаешь, я предпочёл бы не вдаваться в подробности, – поморщился я. Несмотря на заклятие вытяжки, от мёртвого тела василиска уже снова начинало тянуть сладковато-тошнотворным запахом разложения. Заметив мою гримасу, Драко повторил чары вентиляции, а потом, проведя рукой в воздухе, словно рисуя что-то невидимой кистью, прошептал ещё какое-то заклятие. В помещении резко похолодало, и стены, покрытые капельками воды, враз заледенели. Тонкая белесая корочка льда покрыла пол, влажные потеки на нём и сам труп гигантского змея. Я недоумённо посмотрел на Малфоя.
- Ты что, з-заморозить нас всех тут р-решил? – спросил я, начиная стучать зубами. Холод уже пробирал до костей. Драко невозмутимо пожал плечами и, легонько коснувшись палочкой моего плеча, наложил согревающие чары на мою мантию, потом, повернувшись, проделал то же самое с Роном. На его собственной мантии, подозреваю, подобные чары уже лежали – ну, или не совсем подобные, впрочем последнее было не так уж важно. Главное, Малфой не выглядел замёрзшим, и даже его ладонь в моей оставалась тёплой.
- Знаешь, Гарри, от души надеюсь, что лезть туда за этим клятым крестражем не придётся. Как-то мне не улыбается соваться головой вперёд в змеиное логово, – заметил он, проигнорировав моё замечание насчет холода. – Я вам не мангуст.
- Ты предпочел бы вперёд ногами? – фыркнул я, немного расслабившись от разливающегося по телу тепла. Драко покачал головой.
- Как думаешь, – спросил он, снова игнорируя мою реплику, – там есть ещё какие-нибудь охранные хитрости, или он думал, что василиска будет достаточно?
- Понятия не имею, – честно ответил я. – Но не поставил бы на то, что ничего нет. Это же Волдеморт, в конце концов, от него любой подлости можно ждать.
- Ну да, – мрачно кивнул Драко, разворачивая бархат и небрежно суя его мне. – Подержи. Или предпочтёшь сам применить чары?
- Нет, давай ты, – покачал головой я, машинально сворачивая ткань в аккуратный квадратик. – Всё-таки это твоё изобретение.
- Угу… Ну ладно…
Когда Драко зашептал вполголоса формулу поисковых чар, во мне поднялось странное, двойственное ощущение, словно что-то внутри меня поднималось навстречу заклятию, и одновременно с тем противилось ему. Шрам запульсировал – не той ошеломляющей болью, которая всегда взрывалась в нем из-за эмоций или близости Волдеморта, а тупым, неприятным свербением, проникающим, казалось, прямо сквозь кости черепа. Я не знал, чем было это вызвано и почему в прошлый раз ничего подобного не происходило. Наверное, решил я, всё дело было в нашей с Волдемортом связи, и в том, что тогда, в банке, я применял чары сам, а значит, был их непосредственным участником. Теперь я наблюдал со стороны. Ну и ещё, наверное, важно было то, что тогда крестража поблизости всё-таки не было, тогда как теперь, хотелось надеяться, мы были гораздо ближе к цели.
Тем временем из палочки Драко вытекло облако белесого тумана – здесь, в отличие от гринготтского сейфа, оно не отливало зеленоватым светом, каким светилось и само хранилище. Поколебавшись в воздухе, облако на какой-то момент зависло над нашими головами. Мы, затаив дыхание, следили за ним. Получится ли? По узам от Драко доносилось почти нечеловеческое напряжение. Неужели он так взволнован? Хотя, с другой стороны, его вполне можно понять…
Наконец, словно решив, что вдоволь помучило нас неведением, туман снова начал клубиться, перетекая и вытягиваясь в подобие длинной полосы. Одним концом эта импровизированная стрелка указывала на дневник в руках Малфоя, вторым… У меня вырвался невольный вздох – впрочем, не у одного меня, мы с Роном вздохнули почти синхронно. Драко, в отличие от нас, только прикусил губу – сильно, почти до крови. Стрелка решительно оставляла статую Слизерина в стороне, чётко указывая куда-то вверх, в правую от входа сторону, однако я затруднялся определить, какая это была сторона света. Я вообще не мог себе представить, как и под каким углом расположена по отношению к Хогвартсу и его основным постройкам Тайная Комната.
- Он что, в стене её замуровал? – подал голос Рон. Я облизнул губы.
- Не думаю, – медленно произнес я.
- Невероятно… – пробормотал Малфой. – Ты был прав, Гарри, диадема в Хогвартсе!
- Ты всё-таки в это не верил? – выдохнул я, отрывая, наконец, взгляд от стрелки и переводя его на Драко. Тот всё ещё напряжённо вглядывался в скрытую полумраком стену, куда не доходил свет зачарованных факелов, освещавших чертог.
- Я сомневался, как и всякий разумный человек, – дипломатично ответил слизеринец. – Только дурак не подвергает факты сомнению… Итак, что мы имеем?
- Ну… Мне кажется, что диадема может быть спрятана где-нибудь в канализационных ходах, по которым ползал василиск, – предположил я. – Или нет…
- Знаешь… – Драко поморщился. – По правде говоря, не хотел тебя расстраивать раньше времени, но в твоих рассуждениях относительно этого места был ещё один изъян. Ну, в смысле, о том, что Волдеморт мог запросто сюда зайти и оставить тут диадему в тот раз, когда приходил к Дамблдору. Всё-таки одно дело – на минуту забежать в туалет, пусть и в женский, но вот подумай сам – сколько мы сюда шли от спуска? С полчаса, или где-то так?
- Меньше, – подал голос Рон. – Мы ещё завал разбирали.
- Ну да, – хмыкнул Малфой. – Всё равно, пусть пятнадцать минут на то, чтобы дойти, плюс столько же на выход, и какое-то время на то, чтобы обустроить тайник и поместить туда диадему. Хотя бы даже просто положить её в уже приготовленный тайник. Многовато, вам не кажется?
- То есть…
- То есть Дамблдор явно забеспокоился бы: где это носит его гостя? – дёрнул плечами Драко. – Так что, – не расстраивайся, Гарри, но…
- Ты прав, похоже, – кивнул я, подумав. – Я как-то забыл за это время, сколько занимает путь сюда. Мне казалось, можно добраться до двери за считанные минуты. Но, пожалуй, всё-таки это слишком долго. Но тогда почему сработали чары? – спросил я, кивнув на всё ещё висящую в воздухе стрелку.
- Видимо, потому, что диадема всё же где-то в Хогвартсе, – отозвался слизеринец. – Мне пришлось поднапрячься, чтобы заставить заклятие работать, а значит, она не так уж близко. Но, чтобы знать точно, давайте-ка проведём триангуляцию.
- Чего проведём? – переспросил Рон. Драко закатил глаза.
- Три-ан-гу-ля-ци-ю, – по слогам произнес он. – Укажем направление из двух разных точек, чтобы посмотреть, где указатели пересекаются. Там и будет искомая точка. А ну-ка, позвольте, джентльмены, – он одним движением палочки развеял стрелку и, отодвинув меня с дороги, быстро зашагал к выходу. Мы с Роном, ничего не понимая, переглянулись и быстрым шагом последовали за ним. Драко остановился, не дойдя пары шагов до двери, и, снова сосредоточившись, повторил чары поиска. На сей раз они удались быстрее, но направление стрелки почти не изменилось – она по-прежнему указывала на правую от входа стену, под довольно значительным углом вверх.
- Похоже, тайник далековато отсюда, – заметил я.
- На твоей Карте, надо думать, эти подземелья не указаны? – спросил Драко. Я покачал головой.
- Ладно, тогда попробуем, когда вылезем, – не очень понятно пробормотал слизеринец. – Ну что ж, кажется, тут нет того, что нам нужно. Давайте выбираться?
- Ну… да, наверное, – согласился я, делая шаг к двери.
- Погоди! – воскликнул вдруг Рон, хватая меня за рукав. – Постойте, – повторил он, переводя взволнованный взгляд с меня на Малфоя, и обратно. Мне этот его вид был знаком – Рона осенила идея, высказать которую ему было настолько важно, что аж дух перехватило.
- Ну? – нетерпеливо изогнул бровь Драко. Рон только рукой на него махнул, словно прося заткнуться на минутку.
- Вы… Вы двое подумали, что мы будем делать, даже если найдём крестраж, а? – выпалил он наконец. – Ну вот, откопаем мы где-нибудь сейчас эту несчастную диадему, и что дальше? Как мы её уничтожим?
- Ну… – я захлопал глазами. До сих пор я не задумывался об этом, мне казалось достаточно весомой проблемой хотя бы просто отыскать крестражи… Я вопросительно посмотрел на Драко.
- Ты вроде как-то говорил о том, что может уничтожить крестражи, а? – спросил я. Малфой пожал плечами.
- Для этого нужна исключительно разрушительная сила. К примеру, Адово Пламя – ну, его в действии вы сами видели. Или какое-то мощное волшебное оружие, вроде, пожалуй, меча Гриффиндора. Да и, в принципе, любое оружие гоблинской работы, правда, это огромная редкость.
- Ну так в чём проблема – меч-то у Дамблдора, – пожал плечами я. – Отнесём диадему к нему, и готово.
- А если… – Рон с сомнением покачал головой. – А если в ней окажется что-то… ну, страшное? Типа, как в дневнике? Вдруг она завладеет тем, кто её коснется, и… – он содрогнулся, и я хорошо понимал, чем вызвана такая нервозность. Воспоминанием о том, что произошло с Джинни…
- На это нужно время, Рон, – возразил я. – Длительный контакт. Джинни не один месяц писала в дневнике, прежде чем Реддл обрёл над ней достаточную власть. Тем более что мы-то знаем, с чем имеем дело, так что будем настороже.
- Я просто подумал… Гермиона вроде тоже рассказывала, что читала о способах уничтожения крестражей. Она сказала, что одно из веществ, которое может их уничтожить – это яд василиска.
- Ну да, – кивнул Драко, и для наглядности поднял руку со всё ещё зажатым в ней дневником Реддла. – Вот тебе доказательство. А что?
- Ну, я подумал – зачем рисковать, брать эту диадему в руки, когда у нас тут целый василиск валяется без дела. Яд ведь у него ещё сохранился, а? Так почему бы нам не позаимствовать у него один-два клыка? Чтобы сразу, не сходя с места… – он пожал плечами. Во взгляде Драко мелькнуло что-то, похожее на уважение, и он как-то ошеломлённо посмотрел на Рона.
- Уи-изли… – протянул Малфой. – Ну кто бы мог подумать, что в твою голову тоже забредают умные мысли. В самом деле, почему бы и нет? Что скажешь, Гарри?
- Вы спятили, оба, – поморщился я. – Да я лучше соглашусь месяц проносить эту диадему вместо шляпы, чем притронусь к этой гадости, – я кинул красноречивый, как надеялся, взгляд на заледенелый труп василиска. – Мне и одного раза хватило. Не думаю, что стоит ещё раз рассчитывать на слёзы Фоукса, и потом, вы сами только что сказали, что прекрасно знаете, насколько этот яд разрушителен. Таскать с собой клык с этой дрянью – чистое самоубийство.
В сознании Драко снова возникло что-то вроде жалости, и я содрогнулся. Почему-то возникло ощущение, что Малфой смотрит на меня как на больного или раненого, так что я вскинул голову и с вызовом уставился на него.
- Ничего страшного не произойдёт, если обращаться с ним с осторожностью, – возразил Рон. – Это даже я знаю, Гарри. Я, может, не так уж хорош в зельях, но уж технику безопасности по отравляющим веществам-то усвоил.
- Рон прав, ничего страшного не случится, если мы будем соблюдать осторожность, – поддержал его Драко и вдруг, словно запнувшись, издал странный придушенный писк. – Так, Уизли, ты этого не слышал! – выдавил он. Рон хихикнул.
- Чего – того, что ты признал мою правоту? Поздняк метаться, Малфой, слово не снитч…
- Знаю, знаю, полетит – не проглотишь, – поморщился Драко. – Мерлинова борода, у меня было помрачнение рассудка, не иначе. Ладно, Гриндевальд с тобой, Уизел, наслаждайся.
- М-да, Малфой, да ты прям белый и пушистый, – хмыкнул Рон. – Может, твоя анимагическая форма всё же хорёк?
- Уизли, если ты её увидишь, нам точно придётся снова заклинание вытяжки накладывать, – ехидно ответил слизеринец. Рон насупился было, но я умоляюще посмотрел на него.
- Не надо! – попросил я друга одними губами, старательно закрыв эту мысль от Драко. Рон, продолжая хмуриться, тем не менее, неохотно кивнул.
Несмотря на моё, правда, не очень активное, сопротивление, парни всё-таки разжились клыком василиска, на котором четко виднелись ещё следы яда. Старательно наложив охранные чары, чтобы не прикоснуться к смертельно опасной субстанции, Драко завернул его в тот же бархат, в который до этого был завёрнут дневник, предварительно наложив на ткань «Импервиус». Получившийся свёрток он, недолго думая, вручил Рону, со словами «Твоя идея – тебе и тащить». Спорить, впрочем, с такой железной логикой было трудно.

К тому времени, как мы выбрались из подземелья, взошла луна, и светила теперь прямо в окошко туалета Плаксы Миртл, расчерчивая пол квадратами теней от оконных рам. Внизу Драко пытался предложить нам поискать способ подняться, предусмотренный самим Слизерином при постройке комнаты, но мы были слишком на взводе, чтобы отвлекаться на такую ерунду. При помощи чар левитации я поднял Рона, за ним – Драко, а потом уже эти двое вытащили меня. Удача, сопутствовавшая нам в самом начале, похоже, потихоньку начала отворачиваться. Когда мы вылезли из подземного прохода, Плаксы Миртл на месте всё ещё не было, но, стоило нам устроиться на относительно сухом полу, чтобы попробовать сориентироваться по Карте, как она появилась из изгиба одной из труб, причем крайне недовольная.
- А ну, проваливайте отсюда! – взвизгнула она. – Вы – мальчишки! А это женский туалет!
- Миртл! – невольно вздрогнув, охнул я. Привидение, узнав меня, мигом смягчилось.
- А-а, Гарри, это ты… – проворковала она совсем другим тоном. – Что же ты так давно не заходил? Я уж думала, ты совсем про меня позабыл…
- Ну что ты, просто… эээ… – я замялся, пытаясь лихорадочно придумать, что сказать.
- «Вау, Поттер, может, мне передать Блейз, что у неё появилась соперница?» – хихикнул в голове голос Малфоя. Ехидная реплика отнюдь не помогла мне собраться с мыслями.
- «Дрей, придушу за такие комментарии», – пригрозил я и быстро обезоруживающе улыбнулся Миртл. – Ну, просто, ты ведь понимаешь, это действительно женский туалет, – стал я объяснять настырной призрачной девчонке. – Мне, вообще-то, не следует тут появляться…
- Оооо… – расстроено протянула она. – Но ведь раньше тебя это не останавливало.
- Э, ну… – я снова замялся. У Драко на языке, я чувствовал, так и крутилось очередное ехидное замечание, однако Малфой каким-то чудом сдерживался.
- «Блин, помог бы лучше!» – мысленно передал ему я. – «Видишь же, сейчас засыплюсь по полной программе. Тебе не приходилось сталкиваться с фирменной истерикой Миртл? Готовься к уроку плавания…»
- «Видали не раз», – хмыкнул Малфой. – «Спокойно, просто скажи ей, что ты счёл, что твои прошлые появления были достаточным проявлением внимания с твоей стороны, и ты не был уверен, что ей это по нраву. И что ты теперь ждал, пока она сама проявит инициативу. В общем, что-нибудь в этом роде. Мне это всегда помогало мирно разойтись с какой-нибудь нежеланной пассией».
- «М-да?» – не очень уверенно отозвался я. – «Ну, не знаю…»
- Так что, Гарри? – требовательно спросила Миртл. Кажется, спускать всё на тормозах она не собиралась. – Ах, ну да… конечно, я понимаю, – плаксивым голосом начала она. – Как такому парню, как ты, может быть интересна жалкая слезливая уродина, вроде меня…
- Да как ты вообще можешь быть ему интересна, если ты привидение, а он живой человек! – фыркнул Рон. Ну, вообще-то, он был прав, но в обращении с Плаксой Миртл подобное заявление было чудовищной ошибкой. Я даже зажмурился, представив себе, какой взрыв сейчас последует.
- Ой, дура-а-ак… – протянул Малфой, аж пригнувшись, тоже в ожидании истерики «чересчур ранимого» привидения. Ну и понятно, Миртл не подкачала. От её визга у нас чуть не лопнули барабанные перепонки.
- Ну конечно! – заверещала она, описывая над нами круги. – Конечно, давайте издеваться над бедной несчастной Миртл – она ведь всё равно уже привидение! Это не значит, что у меня не может быть чувств! Мне это больно, между прочим!
- Миртл, он не хотел тебя обидеть! Он просто не подумал… – крикнул я, но, увы, безрезультатно. Впечатлительная жертва василиска начала визжать уже что-то вовсе нечленораздельное, а потом с громким воплем нырнула в бачок, расплёскивая воду. Мы поспешно повскакивали, подхватывая свои вещи, и кинулись к двери. Тем временем краны сами собой открывались, все клапаны и водосливы прекращали работу – Плакса Миртл устраивала полноценный потоп.
Вылетев из туалета, мы захлопнули за собой дверь и, привалившись к ней, дружно переглянулись. На лице Рона было умилительное, виновато-растерянное выражение, диким образом сочетавшееся с едва сдерживаемым хохотом. Драко в открытую веселился, едва держась на ногах от смеха.
- Ой, Поттер, с тобой не соскучишься! Нет, ну точно, надо предупредить Блейз, что у неё тут соперница… да ещё какая! Ой, ой, бедный Гарри… Даже привидения требуют твоего внимания, ххех! – заливался он. Я невольно и сам улыбался, а вид хохочущего Малфоя весьма способствовал этому. Мы с Роном почти синхронно оба захихикали – видимо, сказывалась еще и реакция на напряжение, пережитое в Тайной Комнате. Всё-таки поход туда дался нашим нервам далеко не так легко, как хотелось бы.
- Это то-о-очно, Плакса Миртл к нему ещё со второго курса неравнодушна! – подхватил эстафету от Драко Рон. – Даже предлагала, если он там, внизу, погибнет, оставаться жить вместе с ней в её туалете, а-а-а-а!
- О-о-о, ну всё, Гарри! – заржал хуже прежнего Дрей. – Теперь мы знаем, куда тебя можно будет пристроить в случае смерти! И даже кто за тобой присмотрит, ха-ха-ха!
- О да, ха-ха-ха! – иронически передразнил его я, сам уже немного успокоившись. – Как смешно, просто с ума сойти! А…
Я запнулся. Где-то неподалёку раздался скрип отодвигаемой деревянной панели и знакомые шаркающие шаги.
- А ну, заткнулись оба! – шикнул я, понизив голос. – Отбой был, а сюда Филч идёт! Школьные правила никто не отменял!
- Гарри, у тебя мантия с собой? – быстро спросил Рон. Весёлость разом слетела с обоих парней. Я кивнул и быстро полез во внутренний карман за мантией-невидимкой. Вот только втроём мы под ней уже не поместимся! Драко фыркнул, уловив мою последнюю мысль.
- Дурак, мы с Уизли старосты, нам ничего не будет! – рыкнул он. – Прячься сам давай, быстрее!
Я едва успел нырнуть под мантию, прежде чем из-за угла коридора вышел Филч в сопровождении Миссис Норрис. Завидев Драко и Рона, он злобно ухмыльнулся от уха до уха и зашаркал к ним. Кошка уставилась на меня, недовольно мяукнув, но, к счастью, хозяину было не до неё.
- Так-так-так, что у нас тут? – злорадно прошамкал он. – Смотрите-ка, Уизли и Малфой, да ещё там, где шум, как всегда. И вдобавок, после отбоя. Ох, чую я, здесь попахивает исключением… – и он захихикал. Драко, мигом нацепив личину «Его Слизеринского Высочества», оскорблённо выпрямился.
- Мы старосты, – гордо припечатал он, мысленно добавив «тупоголовый сквиб!». Я невольно хмыкнул про себя, с улыбкой подумав, что ещё год назад подобная реплика от Малфоя вызвала бы у меня бурю негодования, даже несмотря на всю нелюбовь к Филчу. Теперь же это казалось всего лишь забавным, не более того.
- Нам разрешено находится в коридорах после отбоя, – продолжал слизеринец. Филч скривился, смерив парня таким взглядом, словно тот только что сообщил ему, что Рождество отменяется, причем по его личной, Малфоевской, инициативе.
- М-да? И что же вам понадобилось тут, даже если у вас есть разрешение? Почему шум? Дерётесь? – спросил завхоз с некоторой надеждой.
- Эээ, понимаете, мы услышали шум, – начал объяснять Рон, надеясь немного утихомирить Филча. – Это всё Плакса Миртл. Она, кажется, чем-то расстроена – вон, опять затопила туалет… – добавил он, указывая на очень вовремя начавшую просачиваться из-под двери струйку воды. Филч, заметив её, заохал и разразился потоком малопонятных ругательств. Драко осторожно потянул Рона за рукав, кивком указывая ему в сторону коридора.
- Ну ладно, раз уж вы здесь, уверен, вы теперь во всем разберётесь, – заметил он, осторожно отступая. – А мы, пожалуй, пойдём. Всё-таки отбой уже был, а у нас завтра уроки…
- Идите, идите… – буркнул Филч, в расстроенных чувствах даже не найдя, за что бы задержать парней и припахать их к работе. Он открыл дверь туалета, отчего вода в коридор хлынула настоящим ручьём. – Ну что за школа, шкодят все кому не лень, то ученики-негодники, то Пивз-безобразник… А теперь вот и привидения не за своё дело взялись… Нет, надо Дамблдора уговорить всё-таки Пивза выгнать… – ворчал старый сквиб, шлёпая по воде к умывальникам, чтобы перекрыть краны. Я, стараясь ступать в ногу с Драко и Роном, осторожно последовал за ними, ступая осторожно, чтобы не замочить ног. Три пары мокрых следов там, куда ушли двое учеников, могли навести Филча на совершенно ненужные подозрения.
За поворотом коридора мы приостановились, переводя дух, и я скинул с головы капюшон мантии, предварительно оглядевшись вокруг. Никого не было видно, однако полагаться на сомнительное уединение коридора было бы глупо.
- Пошли в Зал Наград, он тут недалеко, – предложил я вполголоса. Малфой и Уизли, не сговариваясь, кивнули. Помимо прочих достоинств, у Зала Наград было и ещё одно преимущество – он был достаточно велик, чтобы при необходимости там можно было произвести эту… триангуляцию.
Войдя, мы не стали зажигать масляные светильники, использовавшиеся здесь обычно, и ограничились тремя шариками Люмосов. Впрочем, Драко быстро погасил свой – от его палочки требовались другие чары, и он не был уверен, что они сработают как надо при закрепленном на палочке заклятии света.
Заклинание поиска сработало не хуже, чем раньше, внизу, и, расстелив Карту Мародёров, я осторожно провел палочкой по прямой, накладывая иллюзорную линию. Стрелка снова указывала вверх, значит, надо было проверить лишь этажи выше пятого, а то и шестого, учитывая её наклон. Ну, по крайней мере, так сказал Драко, и, поскольку в нумерологии он разбирался куда лучше нас с Роном, нам оставалось только ему поверить.
Однако необходимость исследовать этажи, проверяя вероятные комнаты на предмет наличия какого-либо тайника, отпала, когда мы открыли карту седьмого этажа, и скрещённые линии, соответствующие направлению поискового заклятия, легли на пергамент. В первый момент я не очень понял, что именно вижу – точка пересечения находилась в пустоте, а точнее, в толще одной из стен на седьмом этаже. Сначала я решил, что там просто находится какая-нибудь замурованная ниша, но Малфой рядом со мной тихо охнул, и я по узам ощутил ещё не оформленную мысль, зародившуюся в его сознании. Озарение полыхнуло в нас обоих одновременно.
- Выручай-комната! – воскликнули мы в один голос. Рон, склонившийся над картой, даже сел от неожиданности на задницу и уставился на нас потрясённым взглядом.
- Ну конечно, как я не понял! Ведь чем бы ты ни пожелал, она для тебя этим и станет! - воскликнул я. – Почему бы ей не стать хранилищем для крестража? Вроде бы и видное место – и в то же время, поди догадайся! Да если б не твои чары, Дрей, мы бы его в жизни не нашли! И как раз Выручай-комната не так уж далеко от кабинета директора, так что Волдеморт вполне мог успеть завернуть туда по пути!
- Звучит логично, – согласился Драко. – Ну хорошо, кажется, мы выходим на финишную прямую, а? Рон, ты клык не потерял?
- Нет, Дрей, не потерял, – с некоторым сарказмом отозвался Уизли. Малфой сверкнул глазами, но на сей раз я постарался вовремя успокоить уже его.
- «Не надо, Драко, пожалуйста!» – попросил я, коснувшись его сознания. Парень резко выдохнул и снова глубоко вздохнул.
- «Только ради тебя, Гарри», – мрачно сказал он и добавил уже вслух, одарив Рона убийственным взглядом: – Ну ладно, если мы хотим разобраться со всем уже сегодня и уберечь твоего братца от ненужного путешествия, то предлагаю двигать в Выручай-комнату. Есть возражения?
- Да не то чтобы возражения, – отозвался я. – Скорее просто опасение. Дамблдор сказал, что и кольцо, и медальон были защищены огромной кучей ловушек. Я вот и думаю – наверняка диадема тоже защищена. Если бы она была в Тайной Комнате, там всё понятно. Василиск сам по себе страж более чем серьёзный. Плюс – тот факт, что Комнату надо ещё найти, и всё такое. Ну и какие-никакие чары тоже могли быть наложены. А вот как быть в отношении Выручай-комнаты, я даже и не знаю… Теоретически у него просто не было времени выставлять мало-мальски сложную защиту, тем более что это всё-таки место не так чтобы совсем безлюдное… Что скажешь? – я вопросительно посмотрел на Драко. – Просвети нас с точки зрения слизеринской логики.
- Слизеринская – неслизеринская… – проворчал Малфой. – Логика у всех одинаковая… Мерлин его разберёт, этого Волдеморта. Я думаю так – там не должно быть ничего такого, что можно зацепить и активировать случайно. Не думаю, что в интересах Волдеморта было подвергать риску случайных студентов под носом у Дамблдора. Привлекать внимание директора к крестражу и его местоположению – уверен, это последнее, чего он мог пожелать. Но, с другой стороны, это не значит, что там совсем ничего нет. Вполне может оказаться нечто такое, что повлечёт беду при непосредственном контакте с диадемой.
- Ну что ж, значит, нам придётся соблюдать осторожность вдвойне, – подытожил я. – Готовы? Тогда вперёд. Остался последний рывок. Ээээ… Ну, на сегодня.
Я хмыкнул, и друзья ответили такими же заговорщическими и понимающими ухмылками. На душе у меня почему-то было легко и спокойно, несмотря на грядущую опасность и общую мрачность ситуации. Внутри меня, где-то в подсознании, именно благодаря этим улыбкам чуть ярче засиял крохотный лучик надежды…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (29.08.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 424


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 0


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]