Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2706]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [10]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15226]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14566]
Альтернатива [9066]
СЛЭШ и НЦ [9106]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4435]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав ноябрь

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Back in the past/Возвращение в прошлое
Действия происходят в конце Рассвета. Представим, что Волтури убили почти всех Калленов. Оставшиеся в живых, страдают и ситуация кажется безысходной. Но потом появляется шанс соединить семью вновь, но только при одном условии. Эдвард должен вернуться обратно в прошлое, где ему вновь предстоит бороться за Сердце Беллы, так как она его не помнит. Получится ли у него вновь завоевать её?

Слёзы Сиэтла
Преподаватель психологии предлагает студентам-первокурсникам написать мотивационное письмо с планами на будущее. Письмо нужно оправить по почте в заранее забронированный почтовый ящик. Конверт можно распечатать, а письмо прочитать через пять лет. Сбудутся ли жизненные планы Беллы Свон?

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

ШПИОНСКИЕ ИГРЫ
«В этой работе нет никакой романтики, которую тебе выдумал твой юный ум. В этом нет ничего крутого. Нет ничего хорошего. Только большая яма с дерьмом. И если ты вдруг захочешь из нее вылезти, то тебе придется отмываться долго и упорно, и скорее всего, до конца у тебя отмыться не получится. А еще вероятнее то, что эта яма с дерьмом проглотит тебя и переварит, не оставив даже костей».

Бойся своих желаний
Дни Беллы похожи один на другой: серые, унылые и скучные. Фильмы, сериалы и книги, да еще немного учебной программы - все, чем она занимает свое свободное время от ухода до прихода отца. Она почти не выходит из дома и думает, что проведет так всю свою жизнь. Но однажды она получает запрос в друзья из Facebook. От какого-то Эдварда Каллена…

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

CSI: Место преступления Сиэтл
Случайное открытие в лесу возле Форкса начинает серию событий, которые могут оказаться катастрофическими для всех, а не только для вовлеченных людей. Сумеречная история любви и страсти, убийства и тайны, которая, как мы надеемся, будет держать вас на краю!



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 526
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 63
Гостей: 50
Пользователей: 13
elinaborodina153, leg, natalieekaraseva, lytarenkoe, dashynechka, Kenzi, bionic565, MyauKissMe, Karina9995, Это1715, nasik9404070880, Goldamsel, LaMonita


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 16. Море после шторма

2021-1-18
47
0
Pov Драко Малфоя.

Утро застало нас с Джинни всё ещё в Выручай-комнате – хотя, строго говоря, это было и не утро вовсе, так как проснулись мы, насколько я мог судить, уже за полдень. Впрочем, ничего удивительного в этом как раз-таки не было, потому что ночью мы почти не сомкнули глаз.
Немного отдохнув и восстановив силы после сумасшедшего первого раза, и позаботившись о состоянии Джинни (кое-какие зелья со столика пришлись как раз кстати), мы перебрались-таки в кровать, где почти сразу же снова занялись любовью. Эта ночь словно бы сняла для нас обоих все запреты, и мы сходили с ума, не думая ни о чём, не в силах оторваться друг от друга. Это продолжалось всю ночь – в промежутках между вспышками страсти мы почти не размыкали объятий, беспрерывно целуясь и ласкаясь, и не думая ни о прошлом, ни о будущем. Временами мы дремали, но настоящий, глубокий сон не приходил. То я, то Джин, внезапно неловко пошевелившись, просыпались, и тут же будили один другого, чтобы вновь и вновь заняться любовью. По-настоящему уснуть так и не получалось, пока окно на дальней стене, обращённой к востоку, не окрасили розоватым тоном первые отблески рассвета. Ночное безумие словно бы отступало заодно с темнотой. Джинни прижалась ко мне, положив голову на моё плечо и устроив руку у меня на груди, а вторую просунув под спину. Поза была не особенно удобной, но я не возражал, потому что это давало мне возможность обнимать её, продолжать к ней прикасаться и вдыхать бесподобный аромат её волос, который – я точно знал – теперь навсегда останется для меня истинным ароматом счастья…
Так мы и заснули, прижавшись друг к другу, утомлённые, но счастливые.
Я проснулся первым, от того, что Джин зашевелилась у меня под рукой. Во сне мы успели перевернуться, и теперь она лежала спиной ко мне, уютно свернувшись, а я прижимался к ней сзади, обвивая руками, словно пытаясь защитить от целого мира. Крепче прижав её к себе, я снова зарылся носом в спутанные рыжие волосы девушки и подумал, что мне хотелось бы, чтобы время остановилось, и нам можно было остаться тут навсегда. Однако, видно, даже Выручай-комната не способна исполнить некоторые пожелания…
Джинни вскоре заворочалась и, потянувшись, перевернулась на другой бок, лицом ко мне.
- Который час? – сонно пробормотала она.
Я пожал плечами. Свои часы я вчера скинул вместе с одеждой, чтобы не оттягивали руку и не мешались, а выбираться из кровати и тащиться за ними не было ни малейшего желания, равно как и применять Манящие чары. Однако, несмотря на это, ответ всё равно оставался очевидным – судя по положению солнца за окном, мы проспали всё утро и нехилую часть дня. Джин встревоженно посмотрела на меня, резко садясь.
- Мерлин, моё отсутствие наверняка заметил Рон! – воскликнула она. – Хотя… а, ладно, навру, что проспала. Он всё равно не может войти в девчоночьи спальни без разрешения и проверить.
Кроме Джинни и Золотого Трио, из гриффиндорцев в школе мало кто оставался на каникулы, разве что какая-то малышня, которую я не давал себе труда запоминать. Кажется, ещё оставались эти неугомонные братья Криви, Браун – ну конечно, куда же она без Уизела… Наверняка и ещё кто-то… Я задумчиво посмотрел на всё ещё обеспокоенную девушку.
- Так, успокойся, – сказал я, притягивая её к себе. – Время не вернёшь. Но я не думаю, что сейчас перед нами стоит какая-то особенная проблема. Разве ты… э-э… никогда раньше не гуляла ночью?
- Ночью? – невольно улыбнулась Джинни. – Это вы, Стервятники, по ночам не спите… А я до сих пор ни разу вообще не была в Хогвартсе по утрам где-то, кроме нашей гриффиндорской спальни.
- Ну вот, открывать новое всегда полезно, – подмигнул я. Джин весело прыснула, пряча лицо у меня на груди. Но вскоре она перестала смеяться и, посерьёзнев, подняла глаза.
- Он убьёт тебя, если узнают об этой ночи, Драко. Рон, я имею в виду… А может, и Гарри поучаствует, если выползет из больничного крыла, – пробормотала она. Я крепче обнял её, прижал к себе.
- Пусть, – с какой-то безбашенной храбростью, отнюдь мне обычно не свойственной, вдруг вырвалось у меня. – Пусть убивают. Это того стоит. Мне не страшно, Джин, – серьёзно добавил я, когда она посмотрела мне в глаза.
- Я не допущу, – тихо сказала девушка. – Или пусть тогда убивают обоих…
- Перестань, – решительно заявил я, поводя плечами. – Со стороны твоего брата это вообще неразумно. И кстати, разве я, как честный человек, не должен теперь на тебе жениться?
- С каких это пор ты – честный человек? – фыркнула Джинни. Я нахмурился.
- Джин, ты ведь понимаешь, что, случись что, – я тебя не оставлю? – сказал я. Она вздохнула, утратив разом свою насмешливость.
- Я в тебе не сомневаюсь, Драко, – отозвалась она, снова чуть крепче прижавшись ко мне. – Но тебе не кажется, что нам с тобой рановато думать о браке и о чём-то подобном? И потом, я… Я была с тобой не потому, что хотела привязать тебя к себе…
- Ох, Джинни… – хмыкнул я, поглаживая её волосы. – Да невозможно уже привязать меня к тебе ещё крепче. Но насчёт брака ты права, мы слишком ещё молоды. Времена сейчас, конечно, тревожные, – ну, Волдеморт и всё такое, – но не настолько, чтобы обзаводиться семьёй, даже не закончив толком школу. Хотя, в перспективе…
- Брось, – поморщилась она. – Твой отец никогда не примет меня в качестве твоей невесты.
- Откуда такая уверенность? – вскинул я бровь. – Отец не в том положении, чтобы диктовать условия. И вообще, как ни крути, всё, что его должно интересовать – то, что ты чистокровная. Всё остальное несущественно.
- Да, но я ведь Уизли. В его глазах – а не так давно и в твоих тоже, – мы почти нищие.
- Джин… – вздохнул я. – Слышала поговорку «бедность не порок?». Я знаю, я всегда акцентировал на вашей бедности максимум внимания, но, на самом деле, я просто цеплялся к тому, к чему только мог. Помнишь, я ведь Малфой, слизеринский злыдень, никому не дающий покоя, которого кофе не пои, только дай поиздеваться над гриффиндорцами. Да и в конце концов… взгляни на Альтаира с Гермионой! Ты думаешь, она намного богаче тебя? Однако же я ручаюсь, что вопрос о размерах её состояния Ветроногу вообще в голову не приходил.
Джин фыркнула и покачала головой.
- А если тебе найдут невесту из богатого и знатного рода, брак с которой будет вам чем-то выгоден? – спросила она. Я закатил глаза.
- Запомни раз и навсегда, любовь моя, Малфои достаточно богаты, чтобы не продавать себя даже за гигантские состояния, – наставительно сообщил я ей, сам толком не обратив внимания на то, что назвал её «любовь моя». – А что до положения в обществе… Знаешь, не думаю, что сейчас подходящее время делать ставки на чьё бы то ни было положение. После того, как я перетащил своё семейство на сторону Гарри и Дамблдора, мы с тобой в одной лодке. Если они победят, всё будет великолепно. Если победит Волдеморт… Тогда вообще не думаю, что у кого-то из нас будет хоть какое-то будущее. Ты не согласна?
- Согласна, – кивнула она со вздохом. Я погладил её по волосам и поцеловал, и Джинни не оттолкнула меня, как я втайне опасался – видимо, во мне ещё живы были воспоминания о Хэллоуинском маскараде, когда мы почти так же сходили с ума друг от друга – а на следующий день она заявила, что всё кончено, не успев начаться.
Так ничего и не решив толком по поводу общения с её друзьями и братцем, мы встали и, наложив очищающие чары друг на друга и на одежду, без особой охоты покинули Выручай-комнату. Выйдя в коридор и двинувшись в сторону гриффиндорской башни, я невольно задумался, где провёл эту ночь Альтаир. Во мне возникло некоторое смущение – всё-таки, как ни крути, едва ли он был доволен, когда, придя сюда со своей девушкой вчера вечером, обнаружил, что тёплое местечко занято. Некстати мне внезапно вспомнилось, что свою первую ночь с Гермионой он тоже провёл именно в Выручай-комнате, и я широко усмехнулся, вспомнив о Блейз и Гарри. Интересно, если нам всё же удастся их помирить, они тоже используют замечательное творение Пенелопы Пуффендуй по тому же назначению?
Похоже, есть всё же доля истины в известной поговорке на тему «ох, только помяни…». За первым же поворотом нам встретились не кто иные, как Блэки – ну, если быть точным, один настоящий Блэк и одна будущая Блэк.
- Так-так-так, – Альтаир, не вставая со скамьи, на которой сидел в обнимку с Гермионой, расплылся в хитрющей ухмылке, переводя взгляд с меня на Джинни и обратно. – Так-так-так… Что это ты оккупировал нынче Выручай-комнату, я догадывался, но понятия не имел, что не один…
Ветроног оценивающе посмотрел на Джин. Та на мгновение поёжилась, но потом гордо распрямилась и ответила ему уверенным и немного лукавым взглядом.
- Ну что? – наконец спросил Альтаир, снова переводя взгляд на меня. – Да или нет?
- Что ты имеешь в виду? – машинально уточнил я, хотя, на самом-то деле, уже прекрасно и так успел понять.
- Ты отлично знаешь, что, – вмешалась Гермиона, вторя моим мыслям. – Вы с Джинни что – вместе?
Я набрал в грудь воздуху, но Джинни меня опередила.
- Да, миссис Блэк, – слегка хихикнула она. – Именно так. Мы, наконец, решили, что это – именно то, чего нам не хватало.
Признаться, такой смелости я от неё всё же не ожидал – подсознательно как-то казалось, что Джин начнёт смущаться… Однако я явно недооценил свою… хм, теперь уже официально получается – девушку.
Альтаир неторопливо поднял руки и несколько раз хлопнул в ладони – точно так же, как хлопал я ему вечером второго сентября прошлого года. Мой лучший друг безмятежно улыбался, а его глаза искрились чистой морской синевой – скамейка стояла прямо у окна, и солнечные лучи освещали лицо Блэка.
- Мои поздравления, Вьюжник. Надеюсь, вы оба довольны своим выбором.
- Довольны, – снова опередила меня Джинни, обнимая меня за талию. У меня создалось впечатление, что она намеренно хочет высказаться первой и лично, чтобы убрать все возможности сомнений у слушателей. – Вполне довольны.
При этом она всё же взглянула на меня, словно прося моего подтверждения. Я с удовольствием не замедлил его дать, нежно поцеловав её.
- Я очень рада за вас, – улыбнулась Гермиона. – Но, Джинни… можно тебя спросить…
- Ой, совсем забыла, – спохватилась Джин. – Гермиона! Прости меня, пожалуйста! Я не должна была поддерживать остальных, когда… мы тебя…
- Ты не виновата, – улыбнулась Гермиона, хотя у меня создалось впечатление, что осадок ещё есть и староста просто не хочет портить нам радость. – Я успела подумать… моё поведение и в самом деле можно было так истолковать.
- Ну уж нет, – вмешался Альтаир, обнимая свою девушку за плечи и нежно прижимая её к себе. – Ладно, с Джинни ещё понятно, но, уж простите меня – с Рональда я шкуру ещё спущу.
- Не буду мешать, – ответила Джинни, не дав Гермионе и рта раскрыть. – Полностью согласна – за своё поведение он ещё и не то заслуживает. Хотя, я понимаю, – не мне его осуждать, когда сама повела себя ненамного красивей, но…
- Но взбучка твоему братцу не повредит, – согласно кивнул Альтаир. – Не волнуйся, некритическая. Просто чтобы… впредь не повторялось. Кстати, Гермиона, так о чём ты хотела спросить?
- Ах, да… Джинни… Я правильно понимаю, что ты поверила Драко, что он и Блейз ни в чём не виноваты?
- Да… – Джинни смущённо опустила глаза. – Понимаешь… В общем, как бы сказать…
Я вздохнул и снова привлёк её к себе.
- Я попросил её наложить на меня заклятие Веритас, – пояснил я, глядя на Альтаира поверх её головы. – Это был единственный шанс… гарантированного убеждения.
- Что?! – поперхнулся Ветроног. – Ты попросил её наложить на тебя Веритас?
Да… И, предупреждая твой вопрос, Гермиона – моей же палочкой. Никакой подставы.
- Постой, – встревожилась староста. – Веритас… твоей же палочкой…
- Это могло вызвать неприятные последствия, – присоединился к ней Альтаир, с тревогой глядя на меня. Я пожал плечами.
- Не сказать, чтобы уж совсем неприятные. Ну… нет, приятного, конечно, было мало, но ничего непоправимого. Как видишь, отлежался – и ничего.
- Ну-ну, – ухмыльнулся Ветроног, снова начиная оглядывать Джинни. – Видимо, я не слишком сильно ошибусь, если скажу, что процесс отлёживания
- Альтаир! – не сговариваясь, хором прикрикнули на него мы с Гермионой. Блэк расхохотался – самое забавное, что Джинни тоже к нему присоединилась, хотя и прикрыв лицо рукой.
- Ладно, – отсмеявшись, проговорил Ветроног, – всё ясно. Что теперь делать будем?
Мы переглянулись.
- Если Джинни теперь верит тебе, Драко, – медленно произнесла Гермиона, – возможно, теперь… можно попробовать убедить Гарри, чтобы он тоже тебя выслушал…
- Звучит неплохо, но как именно это сделать? – кивнул я. – То есть, я, конечно, готов ещё раз подставиться под заклятие Веритас…
- А без этого никак? – страдальчески поморщился Альтаир.
- Иного варианта я не вижу, – возразил я. – Нет, конечно, в принципе можно попросить твоих родителей одолжить нам Омут Памяти, но, пока суд да дело, ещё неизвестно сколько времени уйдёт, а я хотел бы покончить с этой историей как можно быстрее.
- Ну, может, тогда хотя бы не твоей палочкой накладывать заклятие?
- Боюсь, Гарри может заподозрить попытку его подставить, – печально ответила Гермиона. – Ну, сообщить учителям, проверить палочку… Следы Тёмной Магии – самые стойкие из всех, кому и знать, как не тебе… И тогда он может вообще отказаться от любого разговора.
- Не говоря уже о том, что после вчерашней утренней перемолвки с ним я сомневаюсь, что он вообще захочет этого разговора и так, – сказал я. – Между прочим, кто-нибудь из вас знает – а Гарри хотя бы в курсе, что это за заклятие – Веритас?
- В курсе, – убеждённо отозвалась Гермиона. – Он не очень осведомлён о Тёмной Магии, но про Веритас точно либо читал, либо слышал. Он как-то упоминал его на защите, когда мы работали над очередным заданием Дамблдора.
- Ну, тем проще, – пожал плечами я. – И всё равно, его надо ещё убедить испытать его на мне, а это, как мне почему-то кажется, будет не так уж просто.
- Да, думаю, ты прав, – согласилась Гермиона. – С Гарри будет не легче, чем с Роном. Оба ревнуют…
- Мерлин, Рону-то к кому ревновать? – вскинул бровь я. – Только не говори мне, что он тайный поклонник Блейз!
- Да при чём здесь Блейз, – фыркнула Гермиона. – Он ревнует Гарри к тебе – точнее, к вам, Стервятникам. Раньше он был его единственным другом, с которым они делились всеми радостями и горестями, советовались, болтали… Да делали всё, что угодно! А потом, когда стали налаживаться ваши отношения, у Гарри резко появилась возможность обходиться и без него, и обходиться совсем неплохо. Естественно, Рону это, мягко говоря, совсем не понравилось. Да что я тебе говорю, ты и сам прекрасно всё понимаешь!
- Пожалуй, да, – согласился я. – Но мне кажется, Рональд – дело вторичное. Если удастся убедить Гарри, ему останется только согласиться.
- «Или убраться куда подальше, это будет ещё лучше», – раздался в моей голове голос Альтаира. Я мрачно фыркнул и кивнул ему в знак согласия.
- Да, пожалуй, – согласилась со мной и Гермиона. – Значит, нам тогда надо решить, как убедить Гарри выслушать тебя…
- Послушайте, а давайте сделаем проще? – предложил Альтаир. – Я ловлю его в коридоре, накладываю Импедименту и левитирую сюда.
- И после этого он станет слушать Драко? – хмыкнула Джинни. – Нет уж, Блэк, давай обойдёмся без подобных радикальных решений.
- А ты можешь предложить что-то лучше? – фыркнул Ветроног.
- Представь себе, могу, – невозмутимо кивнула Джин. – Мы с Гермионой просто попробуем поговорить с ним сами. Ну, то есть не обо всём, конечно, – я не думаю, что мы сможем так уж сразу убедить его в невиновности Драко и Блейз, – но, по крайней мере, мы можем попытаться уговорить его… выслушать Драко под Веритасом.
- Думаешь, получится? – с сомнением покачал головой Альтаир. – Хотя, что мы теряем… А без Веритаса всё-таки точно нельзя?
- Можно. Но лучше так, – твёрдо сказал я, тем не менее внутренне содрогаясь при мысли о том, что собираюсь снова добровольно подставиться под это заклятие. Всё-таки ощущение не из приятных, что и говорить… Тут как ни убеждай самого себя всеми силами, что это необходимо, и что без этого не обойтись, всё равно в сердце заползает стылый ужас при мысли о впивающихся в него железных крючьях заклятия.
- Ну хорошо, давайте, может быть, прямо сейчас и попробуем? – не очень уверенно предложила Гермиона. Мой желудок протестующе сжался, однако я напомнил себе, что побочным эффектом заклятия Веритас будет тошнота. Не думаю, что, если меня стошнит после заклятия, это будет выглядеть привлекательно. Вздохнув, я достал палочку и трансфигурировал из воздуха стакан, наполнил его водой при помощи Агуаменти и залпом осушил, чтобы хоть немного заглушить ощущение голода. На мгновение тошнота всё-таки подступила к горлу, но я сделал несколько глубоких вдохов и сумел взять собственное тело под контроль.
- Давайте, – сказал я.
- Может быть, лучше всё-таки не прямо здесь? – неуверенно спросила Джинни. – Мало ли что… Просто, мне кажется, свидетели нам будут не очень-то нужны.
- Пожалуй, ты права, – согласился я. – Тогда… давайте в Чертоге Собрания? Там сейчас никого, и это всего лишь этажом ниже…
Конечно, проще всего было бы вернуться в Выручай-комнату, но мне не хотелось вести малоприятный разговор с Поттером там же, где прошла самая потрясающая и счастливая ночь в моей жизни. Просто совершенно не хотелось перебивать этим романтические воспоминания, прочно связанные теперь с этой комнатой. Поэтому я и предложил воспользоваться пустующим большую часть времени помещением, в котором обычно проходили собрания старост.
- Давайте, – согласилась Гермиона. – Альтаир? Джинни?
- Мне всё равно, – пожал плечами Ветроног. – Чертог так Чертог, отчего бы нет?
- Давайте там, – кивнула Джинни. – Тогда сейчас мы с Гермионой идём к Гарри – он должен быть в больничном крыле, а вы…
- Я, пожалуй, не пойду, – вздохнул Альтаир. – В смысле, в больничное крыло. Только лишний повод для свары появится… Подожду у Чертога снаружи.
- Хорошо. Тогда… идём, Гермиона?
Староста вздохнула и поднялась на ноги.
- Ох, не нравится мне эта затея с Веритасом… но ты прав, Драко, лучше покончить с этим, и чем быстрее, тем лучше. Идёмте.
Мы разошлись – девушки направились в сторону больничного крыла, а мы с Ветроногом двинулись к Чертогу Собраний.
- Ты как? – спросил меня Альтаир.
- Ничего, нормально, – отозвался я. – Веритас из собственной палочки – приятного мало, но зато после этого сомнений не будет.
- И всё это только ради того, чтобы втолковать одному гриффиндурку разницу между понятиями «рядом» и «вместе», – тяжело вздохнул Альтаир. Я хмыкнул и передёрнул плечами.
- Ничего, Алси, прорвёмся. Бывало и хуже, в конце концов.
Вскоре мы уже стояли перед дверями Чертога. Улыбнувшись Ветроногу и хлопнув его по плечу – даром что у самого кошки на душе скребли, – я нажал на ручку и зашёл внутрь. Кажется, обмануть его мне всё равно не удалось – закрывая двери за собой, я успел увидеть, как Альтаир покачал головой и понимающе усмехнулся мне. Да, глупо получилось… кого-кого, а друг друга нам не обмануть. Слишком хорошо знаем – я его, а он меня… Даром, что ли, мы с ним раскололи, разгрызли, раскусили друг друга, едва только увидели!
Я подошёл к стоявшему посередине комнаты круглому столу, вокруг которого помещалось десять жёстких стульев с резными спинками. Вообще-то довольно было и восьми, но, видно, остальные тут были просто про запас. В углу, ближе к окну, стоял старый письменный стол, заваленный какими-то папками и старыми, исписанными пергаментами. На подоконнике у окна стоял пустой графин, в котором обычно во время собраний была вода для питья, и несколько стаканов рядом с ним на подносе. Само помещение, хотя и именовалось «чертогом», было, в общем-то, не особенно большим – меньше иных аудиторий.
Я отодвинул от стола один из стульев, уселся на него и закинул ногу на ногу, глядя в окно. По небу плыли облака, то скрывая солнце, то вновь позволяя ему залить хамок светом. Под стать облакам текли и мои мысли. Несмотря на то, что надежда на успех упрямо пробивалась в моей груди, то и дело я невольно напоминал себе, что, по сути… наш план уж больно наивен. А если Гарри мне не поверит? Если не захочет со мной разговаривать? Что мне делать, если он заподозрит подвох? Конечно, средств защититься от действия Тёмной Магии маловато – если только очень постараться, можно найти какие-нибудь артефакты и жутко сложные зелья, которые могут помочь, но… У меня просто элементарно не было времени ни на поиски, ни тем более на приготовление подходящего зелья. Не может же он всёрьёз подозревать меня в том, что у меня они есть! Хотя, судя по вчерашнему разговору, Поттер настроен подозревать меня в любой мыслимой подлости…
Конечно, все эти размышления были не более чем обычным неврозом, и я прекрасно это понимал, однако сосредоточиться на чём-то другом не получалось. Разве что… Разве что поддаться воспоминаниям о ночи с Джин… Хотя и это чревато опасностью. Не хотелось бы встречать пришедшего для серьёзного разговора Гарри с мечтательной улыбкой на лице.
От мыслей меня отвлекло покалывание, возникшее возле правого бедра, и я, ругнувшись от неожиданности, вытряхнул из кармана кожаный чехольчик с волшебным зеркальцем, откуда слабо пробивалось серебристо-белое свечение. Хм, странно, рановато для Блейз – у них в ассиенде сейчас ещё и восьми нет. Я вытащил светящийся квадратик из чехла и бросил взгляд на сияющую поверхность. Лёгкая вспышка – и вот уже на меня смотрит серьёзное, слегка печальное лицо сестрёнки. Странно, но Блейз была уже полностью одета – во всё чёрное, несмотря на царившую там в это время года жару. Подтянутая и серьёзная, она смотрела на меня с какой-то непонятной отстранённостью, словно и она сама и её внутренний мир изменились до неузнаваемости за те несколько дней, что мы с ней почти не виделись – не считать же «встречами» короткие переговоры через волшебные зеркала.
- Привет, – сказал я. – Что случилось? Ты сегодня рано…
- Не спится, – коротко ответила она. – Как твои дела?
- Дело сдвинулось с мёртвой точки, – улыбнулся я. – Не буду говорить раньше времени, но… Есть определённые успехи. Не переживай, сестрёнка, я дам тебе знать, когда будут какие-нибудь… эээ… более ощутимые результаты. А как твои дела? Что нового?
- Вчера появились сдвиги в расследовании смерти Диего, – чуть хрипло ответила она и сглотнула подступающие слёзы. – Сомнений нет, это было убийство.
- Убийство? – переспросил я. – Как это выяснили?
- Анимист приехал… Ах да, я же вчера не сказала – дон Родриго решил воспользоваться его услугами после того, как обычные методы определения следов мало что дали. Анимист – это маг, привыкший работать с животными, понимающий их способ мышления. Ну и ещё сведущий в ментальной магии, – отозвалась Блейз каким-то безжизненным, равнодушным тоном.
- И что… предполагается, что он… сумеет узнать воспоминания лошади? – осторожно уточнил я. Нет, я вроде бы слышал о таких специалистах – краем уха где-то когда-то, что называется. Но раньше я полагал, что это по большей части просто россказни – лично у меня никогда ничего подобного не получалось, да и у Альтаира тоже, когда мы ради интереса попробовали пообщаться с животными, будучи сами в анимагических обличьях. Толку оказалось откровенно мало, несмотря на наши способности в легилименции. Всё, чего нам удавалось добиться – это дать понять о своём настроении (и понять настроение животного), не прибегая к обычным средствам животной коммуникации вроде урчания или помахивания хвостом. Северус говорил мне после этого, что понять разум животного куда сложнее, чем человеческий – ведь даже мышление у животных развито совсем иначе. На такой подвиг, как проникновение в сознание животного, способен даже не каждый анимаг, в чём мы с Альтаиром убедились на собственном опыте.
- Ну, что-то вроде того, – кивнула тем временем Блейз. – В общем, кое-что действительно удалось узнать. Тень – ну, жеребец Диего, – помнит, что до того, как хозяин упал, рядом был ещё один человек. И, судя по тому, что других следов нет, он прилетел на метле. Кроме того, местные дознаватели изучили результаты заключения целителей, которые осматривали… тело. Похоже, что его убили при помощи «Аэрос Сфаэро Мортис».
- Ну, это было довольно очевидно, – пожал плечами я. – Это стихийный удар, следов магии он оставляет самый мизер. И результаты действия могут быть вполне похожими на те, про которые ты говорила. Хотя… у каждого мага контакт со стихией свой, и шар получается разной плотности. Ты ведь вчера сказала, что площадь удара была с обхват слоновьей ноги? Для Воздушной Сферы немаленький размер… Плюс большая сила удара. Да ещё и если он был на метле… Ищите мага со склонностью к Воздушной стихии. Вероятнее всего, рождённого под знаком Воздуха.
- Да, эксперты тоже пришли к таким выводам, – кивнула Блейз. – Ладно. Давай не будем об этом. Да и потом, тебе это… Да оно тебе просто не надо, – сестрёнка вздохнула. – Драко… Я предупредить тебя хотела – я, наверное, задержусь здесь.
- В каком смысле – задержишься? – насторожился я. – До каких пор?
- Думаю, около недели, – пожала плечами Блейз. – Здесь сейчас тихо, спокойно. Думаю, мне необходимо побыть одной и подумать. Прийти в себя. Восстановить силы. Понимаешь? Я сейчас просто не смогу вернуться в Хогвартс, под обстрел из гриффиндорских обид.
- Я же сказал, Блейз, мы решим это! – воскликнул я. – Всё уже почти…
- Даже если у вас получится, – оборвала она. – Я… Проклятье, Дрей, ну как ты не понимаешь!
На мгновение её маска спала, и я увидел в лице сестрёнки боль, тоску и… обиду. Мерлин, она и правда была обижена на Гарри! Хотя, конечно, у неё было на это полное право… В самом деле, Блейз ни в чём не провинилась перед ним, а он…
- Даже если всё утрясётся, я… Я не думаю, что смогу относиться к Гарри, как раньше, – сказала она. – Я верила ему. Я думала, он меня никогда не обидит. А он… Мне так нужна была его поддержка…
Блейз содрогнулась и зябко поёжилась, словно это там, у неё, была зима и лежал снег, а холодный ветер задувал по обледеневшим коридорам. Сестрёнка на мгновение зажмурилась, точно пытаясь сдержать слёзы.
- Он был мне необходим – именно тогда, в тот момент, – добавила она. – А вместо этого он порвал со мной. Ты не представляешь, как это больно…
- Я понимаю, – сказал я. – Но… Блейз, ты серьёзно хочешь играть в эту игру – кто кого обидит? Это может продолжаться до бесконечности, ты ведь знаешь. Сначала он обиделся из-за того, что счёл, что ты ему изменила, теперь ты обиделась за несправедливое обвинение, потом опять он обидится за слишком долгую обиду…
- Драко, он официально порвал со мной, – оборвала она. – Официально, понимаешь?! Это не просто размолвка, и даже не ссора! Это разрыв отношений! И даже если он узнает, что между нами с тобой ничего не было, если даже повод исчезнет… Это не значит, что всё тут же может быть прощено и забыто. Каковы бы ни были причины, он меня бросил. И это не так-то легко пережить. Особенно когда вдобавок наваливается смерть близкого человека. Мне нужно время. Я должна побыть одна и подумать.
- Ну хорошо, хорошо, – согласился я, понимая бесполезность любых попыток спорить. – Вот только… Блейз, не увлекайся раздумьями, ладно? К тому же ситуация сложнее, чем кажется, и мы ещё не знаем всего. Обещай, что не будешь торопиться с решениями, какими бы они ни были.
Она кивнула, поджав губы, и, быстро распрощавшись, «отключилась».
Я убрал зеркальце в чехол и сунул в карман, а затем, хмурясь, встал и заходил по комнате. Нет слов, как мне не нравилось её решение задержаться в Бразилии. Эта обида была в принципе не в её характере. Блейз всегда была искренней и увлекающейся, она полностью отдавалась своим чувствам, именно поэтому и смогла завоевать сердце Поттера. Она могла вспылить, огорчиться, рассердиться по поводу его обвинений, но чтобы вот так… Упереться в свою обиду, и поставить её на первое место, невзирая на причины? А эти слова? «Он порвал со мной, каковы бы ни были причины»… «Это не просто размолвка, а официальный разрыв отношений»… Да она никогда не придавала значения официозу! И никогда не проявляла подобного эгоизма. Прежняя Блейз поняла бы, что парня ввели в заблуждение, и не стала бы упорствовать, если бы он признал свои ошибки. Не иначе, как эти попытки поставить себя на первое место – результат влияния её матери, которого я всегда опасался, ещё с самого первого лета, которое сестрёнка провела в Бразилии. Но тогда, видимо, благодаря всё тому же Диего, влияние доньи Изабеллы оказалось не особенно сильным. А вот теперь… Если ей придёт в голову взять жизнь дочери в свои руки, или хотя бы «помочь» ей навести в ней «порядок»… А ведь Блейз настолько опустошена и раздавлена горем и обидой, что запросто может пойти на поводу у матушки… Страшно подумать, в кого она может превратиться. Я не знаю, что сделал бы, стань Блейз копией своей матери. Впрочем, возможно, я просто слишком тороплю события. В конце концов, проблема ещё толком и не улажена. Вот если мне удастся действительно убедить Гарри в своей правдивости, вот тогда и посмотрим, как поведёт себя сестрёнка… Сможет ли устоять против его пронзительно-искреннего взгляда, когда он будет умолять о прощении? А ведь будет, наверняка.
Я на минуту вдруг представил себе чувства Гарри в тот момент, когда он узнает, что Блейз ни в чём не виновата, и, более того, пережила потерю близкого человека, а он, вместо того чтобы поддержать и утешить её… М-да, не сказать, что очень весёлое положение. Даже я, при всей своей Малфоевской самовлюблённости и непробиваемом нахальстве, ощутил бы чувство вины перед девушкой, которую несправедливо обидел в тяжелую для неё минуту. А уж что говорить о Поттере, с его гриффиндорской честью? В какой-то момент я даже засомневался в правильности своих действий. Однако, поразмыслив, пришёл к выводу, что отступать уже в любом случае поздно. Гарри всё равно так или иначе обо всём узнает, да и идти на попятный просто стыдно. И глупо.
Вздохнув, я встал, подошёл к окну и, сложив руки на груди, стал ждать появления гриффиндорцев.

Pov Гарри Поттера.

Ну наконец-то в состоянии Сириуса наметились хоть какие-то сдвиги! Пришедший утром для ежедневного осмотра пациента Снейп, не скрывая своего раздражения, буркнул, что ждать осталось недолго – действие зелья подвластья почти полностью нейтрализовано, а длительный отдых благоприятно сказался на сознании Блэка. Не сегодня-завтра он должен будет уже прийти в себя. При мысли о подобном рождественском подарке у меня теплело на сердце, хотя, что уж говорить, грядущее Рождество выдавалось совсем не таким уж радостным, как я надеялся…
До сих пор при одной мысли о том, каким же я оказался легковерным идиотом, сердце сжималось в один сплошной комочек боли. Я до крови кусал губы, стоило только на минутку представить себе лицо Блейз, а при виде Малфоя в груди закипал безудержный гнев, и хотелось размазать слизеринца тонким слоем по ближайшей поверхности. И как я удержался вчерашним утром, чтобы не наложить на него что-нибудь кошмарное и отвратительное? Пусть не Круциатус, но… Что-то, что заставило бы его страдать. Что-то, что испортило бы его безупречную внешность, что-то, что разбило бы вдребезги его наглость и самоуверенность, что заставило бы Блейз отшатнуться от него в шоке и отвращении!… Тяжело дыша и стиснув кулаки так, что ногти впились в ладони, я закрыл глаза, тщетно пытаясь успокоиться и заставить себя перестать думать о ней. Я ругал себя на все корки. Ну неужели после всего, что я узнал, я всё ещё могу хотеть опозорить Малфоя в глазах Блейз? Ведь на самом деле это значит всего лишь то, что я хочу, чтобы она отвернулась от него и вернулась ко мне… неужели теперь, узнав, что меня всего лишь использовали для развлечения, я всё равно не могу выбросить её из головы, прекратить мечтать о ней, вспоминать…
Тряхнув головой, отгоняя непрошеные мысли, я сменил позу на своём неудобном стуле у постели Сириуса, на котором провёл несколько последних дней, почти не покидая палаты крёстного. Ну или, точнее, покидая её лишь во вторую половину дня, когда наступало время Альтаира. Альтаир… На него я тоже злился, хотя и не так, как на Малфоя. Всё-таки он был виноват лишь в том, что его старый друг оказался для него дороже меня… вряд ли Блэка можно было серьёзно обвинять в этом. По-человечески его поведение было вполне понятно… Хотя всё равно меня бесила одна мысль о том, что ради постельных экспериментов Малфоя Блэк, глазом не моргнув, отнёсся ко мне, как к подопытному кролику. Но, несмотря на это, я не хотел, да и не смог бы, наверное, отказать ему в посещениях Сириуса. В конце концов, они друг другу тоже не чужие люди, тем более если вспомнить про родство… Родство. Пожалуй, именно это жалило больней всего – то, что тот, кто так похож на Сириуса, отнёсся ко мне столь равнодушно. Правда, если вспомнить, что в своё время сделал мой отец лишь потому, что Сириус пожаловался на скуку… нет, всё-таки не мне обвинять Альтаира. Здесь Стервятник действительно оказался просто копией Мародёра. Мародёра… Сириус.
Я пытался заставить себя снова думать о том, что будет после его пробуждения – и… И не мог. Я уже столько раз прокручивал эту сцену в своём воображении, что эти мечты утратили всякую привлекательность. Стоило лишь самую малость забыться – и перед глазами снова вставал образ рыжеволосой слизеринки, упорно не желающий покидать моё сознание. Умом я понимал, что мне необходимо отвлечься, но вот каким образом? Может, Сириус сможет что-то посоветовать, когда очнётся? Ну, конечно, не сразу… Люпин, конечно, пытался помочь мне, но мне не хотелось грузить его своими проблемами. Тем более что совсем недавно было полнолуние, и профессор ещё выглядел не самым лучшим образом, и к тому же я прекрасно понимал, что у него и без моих заморочек со слизеринцами хватает забот. Сириус – другое дело. С крёстным у меня всегда были немного другие отношения, и он был чуть ли не единственным взрослым, к которому я вообще когда-либо обращался со своими переживаниями… Люпин, правда, тоже присутствовал при нашем достопамятном разговоре через камин Амбридж на пятом курсе, но… не будь там Сириуса, разговор не получился бы и вполовину таким откровенным, каким был.
От тяжёлых размышлений меня отвлекли шаги, и я с лёгким удивлением увидел вошедших в палату Джинни и… Гермиону. При виде лучшей подруги меня внезапно окатил стыд. Нет, конечно, её переход на сторону Стервятников был опять-таки по-человечески ясен – принятие стороны любимого и всё такое – но, несмотря ни на что… Всё-таки Рон повёл себя омерзительно, даже хуже, чем на пятом курсе. Тогда, в конце концов, Блэк делал всё, чтобы привести его в бешенство, и «грязнокровку» можно было списать на состояние аффекта, но вот хладнокровно и сознательно брошенное «слизеринская подстилка»… Пожалуй, единственным моим оправданием того, что я не вступился за подругу, может служить то, что я сам на тот момент был всё ещё в аффекте.
- Гермиона, – поднялся я со стула, – я… Я хочу извиниться. Я…
- Не стоит, Гарри, – вздохнула девушка. – Во всяком случае, не передо мной тебе надо извиняться.
Последние слова она произнесла как-то странно, «со значением». Я внимательней присмотрелся к ним обеим. Серьёзные, решительные лица девушек невольно настораживали. Джинни смотрела на меня с таким же выражением, какое появлялось у неё перед квиддичным матчем – означавшим, что она намерена идти вперёд до победного конца. Во взгляде Гермионы проскальзывали, каким-то странным образом переплетаясь, одновременно и осуждение и… сочувствие?
- А перед кем? Что-нибудь ещё случилось?
- Случилось, – подтвердила младшая Уизли. – Гарри, нам необходимо очень серьёзно поговорить. Кое-что выяснилось, и ты обязан узнать об этом.
- В чём дело? – насторожился я, делая пару шагов вперёд. Я едва ли мог признаться в этом даже самому себе, но где-то в глубине души я даже обрадовался этому неожиданному появлению девушек. Если что-то действительно случилось, это, конечно, может оказаться ужасным, но, с другой стороны, позволит мне хоть ненадолго отвлечься от моих проблем.
- Не здесь, – тихо напомнила Гермиона, переводя взгляд с меня на Джинни. – Люпин беседует с мадам Помфри, он сказал, что сейчас придёт и побудет с Сириусом, Гарри. А ты… Давай пройдёмся. Мы с Джинни должны тебе кое-что рассказать.
Её серьезный тон внушал опасения. Я поколебался всего лишь пару секунд, прежде чем окончательно двинуться вперёд и заодно потянуться, расправляя затёкшие мышцы. Похоже, случилось что-то и вправду серьёзное, и, судя по их виду, не особенно приятное. И в то же время едва ли что-то ужасное, иначе девушки вели бы себя совсем не так спокойно и сдержанно.

Маршрут, который выбрали для «прогулки» Гермиона и Джинни, показался мне не совсем обычным – прямиком из больничного крыла наверх, но не к гриффиндорской башне и даже не к Выручай-комнате, а почему-то к коридору на шестом этаже, где помещались несколько классных комнат, какие-то ещё помещения и, кажется, комната для собраний старост. Обычно для прогулки выбирали открытую галерею неподалеку от больничного крыла, или, если там было слишком холодно, ближайшие коридоры. Однако я решил не обращать сейчас на это внимания.
Около половины пути мы прошли молча, и я уже начинал чувствовать какую-то неловкость, замечая, как Гермиона и Джинни обмениваются странными взглядами. Наконец, когда мы достигли коридора, эта молчаливая игра в переглядки мне порядком надоела, и я решительно остановился посреди прохода. Девушки, не сразу осознав тот факт, что я уже не следую за ними, по инерции сделали ещё несколько шагов, а потом тоже остановились и обернулись ко мне.
- Так, я больше с места не сдвинусь, пока вы не объясните, что здесь происходит, – твёрдо заявил я, полный решимости взять дело в свои руки. – Вы хотели о чём-то поговорить, а сами как воды в рот набрали. Так не пойдёт. Я хочу знать, в чём дело.
- Гарри… – начала было Джинни, но её прервала Гермиона.
- Хорошо, Гарри, если ты настаиваешь, давай выясним всё прямо здесь, – сказала она. – Но прежде, чем мы начнем объяснять, в чём дело, напомни мне, пожалуйста – ты знаешь, что из себя представляет заклятие Веритас?
- Веритас? – повторил я. Пару мгновений я не мог сообразить, о чём она, а потом вспомнил. – А, ну да. Это темномагическое заклятие, которое заставляет жертву говорить чистую правду. А зачем тебе?
- Просто чтобы убедиться, что ты о нём знаешь, и мне не придется рассказывать заново, – отозвалась она. – Речь вообще-то пойдёт не о нём.
- А о чём тогда? – поинтересовался я. Джинни поморщилась.
- Гарри, если тебе так уж приспичило поговорить здесь и сейчас, может, мы всё же можем хотя бы отойти вон туда, к окну, чтобы не торчать посреди прохода? – поинтересовалась она. Я обескураженно вздохнул и кивнул, немного смутившись.
- Ну так о чём пойдёт разговор? – снова поинтересовался я, когда мы расположились на широком подоконнике. Гермиона и Джинни снова обменялись тревожными, напряжёнными взглядами.
- О Блейз, – твёрдо сказала Гермиона. Я мгновенно выпрямился.
- Опять? – резко спросил я. – Я не хочу о ней говорить! И слышать – тоже не хочу!
- Гарри, ты серьёзно думаешь, что мы завели бы этот разговор, не будь у нас веской причины? – спросила Джинни. – Я вполне понимаю твою обиду на Блейз, но при этом, всё-таки, ты мог бы сохранять благоразумие. То, что мы хотим сказать, действительно важно.
- Я… – я заколебался. Конечно, я доверял Джинни. И в какой-то степени, полуподсознательно, несмотря ни на что – Гермионе. И какой бы ни была моя обида, и сколь сильным бы ни было разочарование…
- Гарри, я понимаю, как тебе неприятно слышать её имя, – мягко сказала моя лучшая подруга, доверительно коснувшись моего локтя. – Но… Ведь ты же не станешь убегать от правды, не так ли? Ты никогда не прятался от неё, как бы трудно тебе ни было. И…
- Ну ладно, – кивнул я, облизнув пересохшие губы, и со вздохом уселся обратно. В конце концов, что я ожидал от них услышать? Блейз ведь даже не оправдывалась тогда, когда я высказал ей в лицо всё то, что сказала мне Дафна. А ведь… Я и сам не знал, что я хотел бы услышать от неё в оправдание. Что всё то, что было между нами, было игрой лишь поначалу? Что, начав со мной встречаться, она постепенно полюбила меня по-настоящему? Смешно. Что тогда она делала в постели Малфоя в ночь на пятницу? Нет, подобные оправдания, может, и смягчили бы немного боль от предательства, но вряд ли имели бы какое-то ещё значение. Блейз меня не любила, как бы мне ни было больно принять это… Непонятно одно – как Гермионе удалось убедить в правоте Стервятников и Джинни?
- Вчера вечером, – начала Джин и, осёкшись, кинула быстрый взгляд по сторонам, чтобы лишний раз убедиться в том, что нас не подслушивают. Я захлопал глазами, возвращаясь в реальность, и вопросительно посмотрел на неё.
- Что «вчера вечером»? – переспросил я.
- Не перебивай, будь добр, – нахмурилась девушка. – Я и без тебя собьюсь. В общем, вчера вечером я наложила заклятие Веритас на Драко Малфоя.
- Что? – ахнул я, напрочь забыв о её просьбе не перебивать. – Ты ЧТО сделала?
- Я наложила заклятие Веритас на Драко Малфоя, – медленно, чётко и раздельно повторила Джинни.
- Мерлин Великий, Джин, но зачем?
Я ничего не понимал. Откуда Джинни вообще узнала об этом заклятии? Хотя это не проблема, не такая уж закрытая информация… Но что могло заставить её сделать это? С какой стати ей допрашивать Малфоя? Зачем? О чём спрашивать? Хотя я догадываюсь, о чём… Но почему, о небо, почему? Как же он должен был её разозлить, если она решилась использовать Тёмную магию?! И насколько же он ей небезразличен, если узнать правду ей было так важно, что она не побрезговала темномагическим заклятием?
- Я сделала это по его просьбе, – отозвалась Джинни, едва слышно фыркнув при виде моего ошеломлённого лица. Я снова ощутил, будто меня окатили ледяной водой.
- По ЕГО просьбе? – повторил я. – Но… Ты хочешь сказать, что Малфой сам, добровольно подставился под Веритас, чтобы… Ради чего, Джин?
- Чтобы заставить меня поверить его словам, – серьёзно отозвалась она. – И – нет, Гарри, он не пытался меня подставить. Он дал мне свою палочку, чтобы по моей эти чары не могли проследить, несмотря на то, что это усилило неприятные последствия заклятия.
- Вот как… – пробормотал я, чувствуя себя довольно жалко. Новая информация не укладывалась в голове, а сердце стучало как бешеное, разрываясь между надеждой и... страхом поверить в эту надежду. – И что же он сказал тебе?
- Он сказал… – Джинни запнулась, собираясь с мыслями. – Он сказал, что они с Блейз виноваты перед тобой, – сказала она наконец.
Я замер. Внутри, в душе, хрупкая надежда разлетелась в пух и прах, ввергнув меня в пучину отчаяния. Виноваты...
- Виноваты в том, что не подумали, как со стороны выглядит тот факт, что она провела ночь в его комнате, – закончила Джинни. – Но это всё. Единственная их вина – в том, что они не подумали, что кто-то может попытаться подать это таким образом. И тем более, не предположили о возможности наблюдения за ними по Карте, и о том, что ты можешь увидеть, что Блейз ночевала в постели Драко.
- Ночевала? – тупо переспросил я. Моя голова отказывалась соображать. «Ночевала». Как это понимать? В душе была ровная, спокойная тишина – однако не та изматывающая опустошённость, какая бывает от чересчур сильной боли или горя. Нет, на сей раз это было звенящее, напряжённое ощущение затишья перед бурей. – Что значит «ночевала», Джинни?
- Вечером в прошлый четверг Блейз получила письмо от матери из Бразилии, – ответила Джинни. – Она рассказывала тебе о своём сводном брате, Диего?
- О том, который познакомил её с маггловской культурой? – всё так же отстранённо уточнил я и кивнул. – Рассказывала. И что? Не понимаю, он тут при чём?
- Он погиб в ночь на четверг, – бесстрастно отозвалась младшая Уизли. Мне потребовалась пара минут, чтобы до конца осознать смысл её слов. – Именно об этом сообщало письмо.
- Погиб? – переспросил я, снова ощущая, как внутри всё обрывается. Блейз была привязана к этому парню, она всегда говорила о нём с такой теплотой, что я невольно начинал даже слегка ревновать её к нему. Тем более, они не кровные родственники… Единственное его достоинство в моих глазах заключалось в том, что он проживал в Бразилии и, следовательно, был как соперник относительно безопасен. Но… Но если он погиб… Стоп. Стоп!
- Стоп, – я и не заметил, как начал говорить вслух. – Блейз узнала об этом вечером в четверг? На ужине её не было, и Малфоя тоже. Но он-то был на дополнительных занятиях… И всё-таки… Допустим, она узнала о смерти сводного брата… И той же ночью всё равно прыгнула в постель Малфоя? Непохоже на неё…
- А ещё Малфой под Веритасом подтвердил, что они с Блейз не любовники, и никогда ими не были, – всё так же безжалостно продолжала Джинни. – И в его постели Блейз спала одна. Он просто сидел рядом. У неё была истерика, и он беспокоился за неё.
- Замолчи… – прошептал я. Голова, казалось, вот-вот лопнет от этих вестей. – Замолчи, замолчи!
Меня затрясло. Перед глазами всплыло воспоминание, то самое, которое причиняло мне невыносимую боль всё это время – я открываю Карту Мародёров и вижу две точки рядом, в углу Малфоевской спальни, и мой мир рушится на глазах. Этот момент отпечатался в моей памяти так отчётливо, словно его выжгли калёным железом. Её точка ближе к стене, а его – чуть ниже и дальше… Сидел рядом?
Гермиона придвинулась поближе и успокаивающе погладила меня по плечу, но я даже не замечал этого. Подняв глаза, я посмотрел на Джинни. Внутри меня всё звенело от напряжения – я из последних сил цеплялся за крохотную возможность не верить, не допускать мысли о том, насколько страшную ошибку совершил, и как мне теперь жить с этим.
- Ты уверена, что… Что он не мог каким-нибудь образом обойти заклятие?
- Я – да, – спокойно ответила Джин. – А вот ты, Гарри… Ты ведь всё равно не позволишь себя убедить. По крайней мере, мне не позволишь. Ты всё равно не поверишь до конца в их невиновность, пока не удостоверишься. Не так ли?
- Я… Джин, я тебе верю, но… Малфой, он…
- Он ждёт тебя в Чертоге Собрания, – вставила молчавшая до сих пор Гермиона. – Ступай, поговори с ним. Он… Он сказал, что готов снова подставиться под Веритас, если это будет единственный способ убедить тебя.
- Не понимаю, ему-то это зачем? – пробормотал я недоверчиво. В голове не укладывалось, как это Малфой, гордый и заносчивый аристократ, мог настаивать на каких бы то ни было доказательствах, чтобы убедить меня. Неужели наша дружба так много значила для него? Так много, что он готов был забыть про фамильную гордыню?
- Спроси его, а не нас, – пожала плечами моя подруга. – И, Гарри… Родовая Магия против Тёмной неэффективна. Я читала об этом, а Альтаир мне подтвердил. Она может помочь справиться с последствиями, но защитить от самих чар не в состоянии. Тёмную магию и придумывали с тем расчётом, чтобы сопротивляться не мог никто. Так что Драко нечего противопоставить заклятию Веритас, и обойти его он никак не мог.
- Ты… – я сглотнул. – Ты уверена в этом?
- Я – да, – повторила Гермиона слова Джинни. – Но ты всё равно поговори с ним. Гарри… Я понимаю, как тебе тяжело в это поверить, но…
- Мы бы не стали обманывать тебя, – закончила за неё Джинни. – Не в этом отношении. Поговори с Драко. Наложи на него Веритас. Убедись сам. Поверь, мне кажется, это действительно важно…
- Да, я верю… – прошептал я.
Голова кружилась, а внутри была какая-то странная, звенящая пустота. Ощущая слабость в ногах, я медленно, нехотя отделился от подоконника и почти вслепую побрёл к Чертогу Собраний. Подобного я не ощущал даже на втором курсе, стоя перед дверью Тайной Комнаты. Тогда за дверью меня ждали василиск и неизвестность, но от меня зависела жизнь Джинни. Я готовился сразиться за правое дело, и это ощущение поддерживало меня. Сейчас же… Сейчас там, за дверью меня ждал только лишь Драко Малфой – не имеющий желания причинить мне вред, и не держащий в руках жизнь кого-то, кто мне дорог. Но его оружием была страшная правда, и я боялся, как никогда – боялся того, что сейчас произойдёт, что я услышу обвинения в своей ошибке, и мне нечего будет возразить в ответ, потому что они справедливы. На сей раз прав был он…
Напротив Чертога Собраний, на подоконнике сидел Альтаир Блэк, поигрывая своей волшебной палочкой. Он подбрасывал её и снова ловил, взгляд слизеринца был полон какой-то усталой тоски. Услышав мои шаги, он обернулся, мрачно усмехнулся и одним ловким движением спрыгнул с подоконника. Я настороженно остановился, но Блэк и не думал нападать на меня или вообще как-то мне препятствовать. Наоборот, он смерил меня оценивающим взглядом и, снова усмехнувшись, приглашающе повёл рукой в сторону Чертога. Я сглотнул. Появилась какая-то нехорошая ассоциация с дорогой на эшафот. Конечно, впереди меня не ждала казнь… а вот незримый позорный столб был наготове. Не глядя на Альтаира, но грудью, боком, спиной чувствуя его насмешливо-торжествующий взгляд, я повернул ручку двери и вошёл в Чертог Собраний.
Драко стоял у окна, спиной ко входу, и его светлые волосы, казалось, сияли собственным светом вокруг головы, отражая солнечные лучи. Вид у него был усталый и измученный, сама поза Малфоя выражала какую-то странную обречённость. Заслышав, что я вошёл, он даже не вздрогнул, однако – неужели снова наша связь? – я интуитивно понял, что он весь напрягся. Закрыв за собой дверь, я встал, кусая губы и собираясь с силами, чтобы заговорить.
- Ну и долго ты там будешь пыхтеть у дверей, как закипающий чайник? – недовольно спросил наконец Драко, оборачиваясь ко мне. Взгляд Малфоя был холодным, без малейшего следа той дружеской теплоты, которая появилась в нём, пожалуй, незадолго до нашего приключения в башне Восхода. А я снова ощутил прилив отчаяния. Мало того, что я смертельно обидел Блейз в такую минуту, я ещё и Малфоя ухитрился снова настроить против себя. И Блэка для полного комплекта. Хотя, в принципе, даже и ухитряться не пришлось… Просто совершил глупость.
Я устало привалился к стене, уже прекрасно понимая, что никакого Веритаса накладывать на Драко я не буду. В памяти всплывали миллионы крохотных деталей, доказывающих то, что рассказали мне Джинни и Гермиона. Сотни моментов в поведении Драко и Блейз, сыграть которые настолько хорошо – невозможно, какими бы гениальными актёрами они ни были. То, как они вели себя по отношению друг к другу и ко мне, то, как смотрела на меня Блейз, как она отвечала на мои поцелуи… А Малфой? Да каким бы хладнокровным и расчётливым он ни был, ну не может парень так хладнокровно наблюдать за тем, как его девушка целуется и обнимается с другим! Но ни разу я не видел на его лице ни следа ревности… И те взгляды, что он кидал на Джинни? Это уж точно не следы его влюблённости в Блейз!
В тысячный раз за последние дни я снова обозвал себя легковерным идиотом – но на сей раз по абсолютно противоположной причине. Я медленно сполз по стене на пол и уселся так, уткнувшись лбом в колени. Хотелось одновременно смеяться и плакать, но я не мог ни того, ни другого, и просто сидел, не поднимая головы и тщетно пытаясь совладать с сотрясающим тело ознобом. Негромкие шаги приблизились ко мне, и прямо над головой я услышал раздражённый вздох Малфоя.
- Ну и что сие должно означать? – недовольно спросил он.
Я наконец поднял голову и посмотрел на него исподлобья. Драко стоял надо мной, сложив на груди руки, и смотрел без улыбки, а во взгляде его вместо обычного светящегося серебра, казалось, сияла отточенная сталь. Вот она какая – истинная личина Слизеринского Принца, подумал я. Не высокомерная гримаса, говорящая «Я делаю вам одолжение уже тем, что дышу с вами одним воздухом», а именно вот эта – холодная и бесстрастная, не прощающая ошибок и не проявляющая жалости. Я сглотнул.
- Я… – начал было я и запнулся. Что я мог сказать? «Прости меня, я был не прав?» Глупо. Драко не станет слушать. Я не оправдал его доверия. Усомнился в нём. Предал то, что было между нами… Ну как, как мне отыскать слова, которые покажут, как на самом деле мне было больно, и как мне его не хватало? Как заставить его понять, что всё, всё это было чудовищной, ужасной ошибкой, от которой мне было едва ли не хуже, чем ему?
- Драко, я… Мерлин, прости меня! Мне так жаль! – выпалил я в отчаянии. Слова казались пустыми и невыразительными, банальными просто до крайности. Да разве что-то подобное сможет пронять этого упёртого слизеринского хлыща? Но что, ЧТО мне ему сказать? Я не мастер красивых выражений и цветистых фраз…
- Ох, Поттер… Как же с тобой иногда трудно! – вздохнул вдруг Драко и, ошеломив меня ещё больше, вдруг уселся на пол рядом со мной, тоже прислонившись к стене.
- Даже чаще, чем иногда, я бы сказал, – заметил он как бы в пространство, ни к кому конкретно не обращаясь.
Однако узы, минуту назад полнившиеся его обидой, гневом на меня и вместе с тем – решимостью во что бы то ни стало доказать мне свою невиновность, отдавали теперь лишь усталым облегчением. Неужели… В моей душе шевельнулась робкая надежда.
Драко некоторое время сидел молча, не глядя на меня, а потом вдруг снова заговорил, опять глядя куда-то прямо перед собой, но на сей раз обращаясь ко мне.
- Полчаса назад я готов был поклясться честью своего Рода, что больше никогда не скажу тебе доброго слова и не подам руки, даже если мне удастся убедить тебя в том, что ты ошибался насчёт меня и Блейз. А теперь… Я не могу на тебя злиться, – серьёзно сказал он, наконец поворачивая голову и глядя мне прямо в лицо. Его удивительные серые глаза снова сияли мягким серебряным светом. – Должен, но не могу. И где эта окаянная фамильная гордость, когда она так нужна! Хоть у Ветронога одалживайся…
- Не нужна! – быстро и горячо выпалил я, до дрожи перепугавшись упустить мгновение, потерять шанс всё исправить, который нежданно-негаданно подкинул мне Малфой. – Не надо, Драко, не злись на меня! Я… Если б ты знал, как я раскаиваюсь, что усомнился в вас!
- Не сомневаюсь, – мрачно буркнул Драко. – Поверить не могу, что я так легко сдаюсь, – пробормотал он себе под нос.
Я до боли сжал кулаки, едва дыша от напряжения, повторяя про себя только одно: «Пожалуйста! Мерлин… Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пусть он перестанет злиться на меня!».
Малфой помолчал ещё несколько минут, пристально разглядывая меня из-под нахмуренных бровей, а потом тяжело вздохнул, словно принимая нелёгкое решение. Лицо его разгладилось, и, хотя особенной радости на нём не было, всё же просветлело.
- Ладно, Поттер, проехали. Веритасом испытывать будешь? – спросил он.
- Нет, – замотал головой я. – Не буду. Я совершил чудовищную глупость, что сразу не разобрался. Простишь меня?
- Прощения, моя прелес-с-сть, тебе надо не у меня просить, – фыркнул он. Я рискнул позволить себе чуть-чуть расслабиться и улыбнуться. Раз уже в ход пошли цитаты из маггловских книг, значит, худшее позади – Драко действительно больше не злится на меня. Я внимательно и испытующе посмотрел на него и рискнул протянуть руку.
- Мир? – робко предложил я. Малфой ещё раз вздохнул напоследок, поморщился, смерил меня взглядом, да таким, что мне стало не по себе, но, когда я уже начал было отчаиваться, вдруг хмыкнул и вложил ладонь в мою протянутую руку.
- Мир, Поттер, чтоб у тебя докси в пологе завелись, – беззлобно проворчал он. – Но предупреждаю, в следующий раз я тебе в глотку вцеплюсь. И с Блейз, кстати, сам будешь объясняться. Я тебя выгораживать не намерен.
- Ладно, – не стал спорить я, от облегчения не зная, что ещё сказать, и не выпуская его руку. – Спасибо, Дрей, – наконец выдохнул я. Малфой снова хмыкнул.
- Да не за что, Гарри, – отозвался он, всё-таки отбирая у меня свою ладонь. – Но вот только не жди, что с Блейз всё пройдет так же гладко, как со мной.
- Мерлин! – вздохнул я. – Да я даже думать боюсь о том, что она должна была чувствовать. И как я мог быть так слеп? И… Ох, ну почему это должно было совпасть по времени со смертью её брата?
- Ты, надеюсь, это всё риторически спрашивал? – уточнил Драко. Я кисло усмехнулся и кивнул.
- Дрей, как думаешь, у меня ещё есть шансы всё исправить? – спросил я его. Драко ненадолго задумался – что само по себе уже было тревожным признаком – а потом с несколько неуверенным видом пожал плечами.
- Не знаю, Гарри, – отозвался он. – Она… Во-первых, она очень обижена. На самом деле, она ведь не давала тебе повода для ревности? А ты даже не объяснил ей толком, в чём конкретно обвиняешь. Ну и… во-вторых… Во-вторых, она сейчас в Бразилии, и целиком под влиянием своей матушки. А это, как ни крути, хоть и опытная дама, но не лучший советчик по части романтических отношений. Она знает всё о том, как извлечь из них максимальную выгоду, и как заставить мужчину быть её добровольным рабом, но… Не думаю, что хоть какой-то из её советов может работать на обе стороны. Понимаешь, о чём я?
- Угу, – мрачно кивнул я. – Драко, скажи, а можно как-нибудь с ней связаться? Ну, письмо ей написать, что ли? Я… правда, не мастак письма писать, но… Может, ты мне поможешь?
- Не-а, – невозмутимо отозвался Драко. – И вовсе даже не из вредности. Просто Блейз прекрасно знает мой эпистолярный стиль. Это её не убедит. Письмо должно идти от сердца, – от твоего сердца, Поттер, – чтобы убедить её. Пусть оно будет корявым, и нескладным, и каким угодно. Если оно будет искренним – это сработает. Если нет – оно полетит в огонь, даже если его можно будет целиком вставлять в романы как образчик любовных извинений. Так что единственное, что может сработать – это твоя искренность.
- Ты что, сомневаешься, что я… Что я хочу вернуть её?
- Я-то нет, – отозвался он. – Но вот за неё не поручусь. И потом, дело не в одном только твоём желании. У нас, думается мне, серьёзные проблемы, Гарри…
- В каком смысле? – опешил я. Драко вздохнул и повёл плечами, откидывая голову на стену.
- Блейз не собиралась оставаться в Бразилии дольше, чем потребуется для похорон, – сказал он. – По крайней мере, не собиралась, когда только отправлялась туда. А теперь… Последний раз, когда я говорил с ней, она сказала, что решила задержаться ещё на неделю. Влияние её матери… Я боюсь, что ещё немного – и она вообще передумает возвращаться.
- Что? – сказать, что его слова повергли меня в ужас, значило не сказать ничего. Блейз может не вернуться? Нет, нет, нет, Мерлин, пожалуйста, только не это! Я закрыл глаза. Блейз. Если она решит не возвращаться, в этом будет только моя вина. В самом деле… Зачем ей парень, который ей даже не верит, и готов подозревать её в связи с её же названым братом, даже не дав толком объясниться? Я изо всех сил постарался дышать глубже и думать о том, что важно для неё. Так, Гарри, спокойно. В этом есть и положительные стороны. В Бразилии она окажется настолько далеко от Волдеморта, насколько это вообще возможно. В безопасности. И… Сил думать дальше не хватило. Стоило представить себе череду одиноких дней, которые ждут меня в Хогвартсе, если Блейз не вернётся, и я готов был взвыть не хуже Люпина в полнолуние. В Хогвартсе она тоже была бы в безопасности! – резко напомнила мне собственная совесть. Я с силой откинул голову и ударился затылком о стену, намеренно причиняя себе боль. Мерлин великий, что же я наделал! Что я наделал…
- Эй, Гарри, да успокойся, – как-то встревоженно проговорил Драко, касаясь моего плеча. – Это только предположение. И потом, у тебя ещё есть шансы всё изменить… Ну, не знаю, хочешь, поговори с ней?
- Каким образом? – спросил я.
С возрастающим любопытством я выслушал объяснение Драко о волшебных зеркалах – наследии Блэков. Ну кто бы мог подумать! Ведь у меня и у самого было такое зеркальце – подарок Сириуса на пятом курсе, который он вручил мне перед моим отъездом после рождественских каникул, и которым я по глупости так ни разу и не воспользовался. По сути, я и вспоминал-то о нём всего лишь однажды, после его «смерти» – когда отчаяние заставляло меня искать надежду увидеть крёстного ещё раз везде, где только можно. Потом, когда я понял, что зеркальце не сработает, я зашвырнул его в чемодан и не доставал с тех пор. Интересно, а сработает ли оно на связь с зеркалами Драко?

Наш разговор прервал скрип двери. Мы с Малфоем синхронно подняли головы и обернулись, чтобы увидеть у входа Альтаира, Гермиону и Джинни. Девушки смотрели на нас с одинаково неодобрительным выражением на лицах, а парень по-прежнему усмехался, но уже беззлобно.
- Вот так номер, – фыркнул он. – Я, видите ли, готовлюсь к такому бурному разбирательству, что сюда и Снейп прибежит, а вы тут…
- …Сидите и преспокойно болтаете, как ни в чём не бывало! – возмущённо закончила за него Гермиона.
- Ну извините, концерт по заявкам отменяется, – фыркнул Драко, с каким-то неожиданным для него охом поднимаясь на ноги. – А который час, кстати? – поинтересовался он, отряхиваясь.
- Полтретьего, – отозвалась Джинни. Малфой разочарованно вздохнул.
- Стало быть, обед пропустили, – сказал он. – А у меня со вчерашнего утра ни крошки во рту не было…
- Ну, этому горю легко помочь, – отозвался я, хватаясь за его протянутую руку, и Драко рывком помог мне встать с пола. Отряхнув мантию по его примеру, я потянулся и впервые за несколько дней улыбнулся. Конечно, предстоящая сцена выяснения отношений с Блейз меня, мягко говоря, изрядно тревожила, но… меня не покидала надежда. По крайней мере, теперь мне хотя бы было на что надеяться.
- Пошли, голодающий, – хмыкнул я, кивая в сторону двери. – Мерлин, не могу поверить, что за семь лет ты не удосужился узнать, где в Хогвартсе кухня!
- Это кто не знает – это я не знаю? – оскорбился слизеринец. – Я, Стервятник? Да мы ещё в самом начале первого курса там побывали! Просто с тех пор как-то редко возникала надобность туда наведаться. Я ведь тебе не Крэбб или Гойл! Вот им дай волю, они бы оттуда и не выходили…
- Угу… – хмыкнул я. – Ладно, пошли уже, Стервятник. Я тоже перекусить не откажусь.
Ни Альтаир, ни девушки тоже не стали спорить. Я привёл всю компанию на кухню, где эльфы, радуясь возможности угодить, натащили нам провизии человек на десять. Малфой, хмыкнув, в шутку посетовал, что Крэбба и Гойла никогда нет под рукой, когда они действительно могут пригодиться, однако и сам на аппетит не жаловался. Подмигнув ошарашенному Добби, который при виде «молодого хозяина», вошедшего на кухню в моём обществе, оказался по колено в шоке, я сделал ему знак лучше не попадаться на глаза Драко. Не то чтобы я всёрьёз опасался, что Малфой ему выволочку устроит, но мне не хотелось лишний раз подвергать стрессу впечатлительного домовика, особенно памятуя о том, как обращался с ним Люциус. Драко казался мягче и терпимее отца, но я сомневался, что его отношение к эльфам было тем, в чём они сильно различались. Добби, впрочем, понял меня мгновенно, и поспешно ретировался куда-то, где его не было видно. Мы все впятером поели и, успешно отказавшись от предложений захватить чего-нибудь с собой, покинули кухню.
За всеми тревогами и переживаниями мы совершенно упустили из виду, что сегодня сочельник, и что в Большом зале вечером состоится банкет по этому случаю. В принципе, нам вообще теперь предстояло несколько дней праздников, и стоящие передо мной перспективы перестали казаться такими уж мрачными. Предстоящий разговор с Блейз, конечно, тревожил, но я знал, что не успокоюсь, пока не вымолю у своей Принцессы прощение. Я прекрасно понимал, что это будет не так-то легко, но был полон решимости не отступать до победного.
С трудом подавив в себе желание вернуться в больничное крыло, чтобы проверить, как там Сириус, я предложил сходить в гриффиндорскую башню и, отыскав моё зеркальце, попробовать испытать его – могу ли я с его помощью связаться с одним из зеркал Драко? Правда, в том бардаке, который царил на дне моего чемодана, под сложенными более-менее аккуратно вещами искать можно было долго, но я настоял, что непременно хочу попробовать. На самом деле, конечно, ничто не мешало мне просто позаимствовать для разговора с Блейз зеркальце Драко, однако отсрочка давала мне возможность собраться с мыслями, а заодно немного оттянуть «роковой момент».
У входа в башню Малфой остановился.
- Давай, мы с Альтаиром тебя здесь подождём. Если не получится, вернёшься и воспользуешься моим зеркальцем.
- У меня есть идея получше, – отозвался я в приступе вдохновения. – Пошли, – и я за руку потянул Драко на лестницу, ведущую к площадке с портретом Полной Дамы. Малфой не сопротивлялся, однако недоуменно хлопал глазами, пока мы поднимались. Джинни и Альтаир с Гермионой следовали за нами, тоже удивлённо переглядываясь.
- Гарри, что ты задумал? – спросила Гермиона. – Ведь они же… хм, не гриффиндорцы…
Произнося последние слова, она как-то странно покосилась на своего парня, беззвучно захихикавшего. Это было довольно интересно, но я решил, что подумаю над этим позже, а вслух фыркнул:
- Да перестань – где в правилах сказано, что в гостиную факультета нельзя приводить гостей?
Малфой, до которого наконец дошло моё намерение, замер, как вкопанный.
- О, нет, Поттер, даже не думай! – заявил он. – Я похож на идиота – самому лезть в пасть льва?
- Да перестань, сейчас всё равно большинство гриффиндорцев в отъезде, – отмахнулся я. – С Роном мы разберёмся, братьев Криви я тоже беру на себя. А остальные… Ну, ты ведь не боишься первокурсников, правда?
- Так там Уизел… – нехорошо протянул Альтаир и тут же осёкся, виновато глянув на Джинни. Однако та сделала вид, что ничего не услышала.
- Я думал, мы договорились, что такие подстрекательские штучки не проходят? – продолжал хмуриться Драко, но я против воли заулыбался. Этот тон мне был знаком – Малфой упорно сопротивлялся для вида, однако в глубине души уже уступил, так что его можно было брать теплёньким.
- Ну Дра-а-ако! – притворно захныкал я, скорчив забавную умоляющую рожицу. Слизеринец не выдержал и засмеялся, на какой-то миг прикрыв глаза ладонью.
- Мордред с тобой, Поттер, веди уж. И хочешь добрый совет? Присмотри за своим приятелем.
- Э… Это ты Рона имеешь в виду?
- Гарри, тут такое дело, – вдохновенно начал Драко, театральным жестом указывая на Альтаира. – Мистер Блэк очень обижен на мистера Уизли за то, что тот грязно оскорбил миссис Блэк. И, учитывая, хммм, родовые особенности мистера Блэка, я не поручусь за здравие мистера Уизли, если он окажется в зоне досягаемости волшебной палочки вышеупомянутого – точнее, её заклятий.
Мы все дружно посмотрели на Альтаира. Тот потупил взгляд и попытался провертеть носком ботинка дырку в ковре.
- Не то чтобы уж совсем, – признался он наконец, убедившись, что ковёр износоустойчивый, – но, честно признаюсь, я совсем не прочь его колдануть пару раз. Или даже тройку.
- Главное, не вздумай так, как на пятом курсе, – с явным усилием хмыкнула Джинни, хотя её взгляд оставался серьёзным и даже немного тревожным, – эльфы замучаются потолок отмывать, мы ведь в помещении. Ну так идём?
После такого замечания каких-то возражений больше не последовало. Прямо ирония судьбы – несколько дней назад никто не заступился за Гермиону, а теперь никто не стал заступаться за Рона…
Я хмыкнул, останавливаясь перед портретом Полной Дамы и называя пароль. Ну что ж, остаётся надеяться, что Альтаир прислушается к голосу разума и не станет действовать по принципу «Я мстю, и мстя моя страшна, и мсти страшнее нет». Должна же была Гермиона за полтора года хоть как-то его одомашнить?
Реакция Рона на нас, в принципе, оказалась вполне ожидаемой, хотя и менее бурной, чем я опасался. Когда вся наша четвёрка вошла в гостиную, он играл в шахматы с Колином, и при виде меня улыбнулся – чуточку сочувственно, но одновременно с тем и ободряюще… И замер с открытым ртом при виде вошедшего следом Малфоя. Улыбка медленно покинула физиономию моего лучшего друга. Когда же из прохода появился Блэк и хищно улыбнулся при его виде, Рон и вовсе подобрался. Его брови тревожно сдвинулись, он окинул всю нашу пятёрку испытующим взглядом и остановился снова на мне, глядя сурово и требовательно.
- Ну? – только и спросил он.
- Что «ну»? – пожал плечами я. – Только не говори, что мне придётся тебе объяснять очевидное.
- Ох, Гарри… – вздохнул Рон, покачав головой, и буквально пронзил взглядом Малфоя, который ответил непробиваемо невозмутимым взглядом и вскинутой бровью, в лучших традициях Его Слизеринского Высочества.
- Рональд Уизли, – вкрадчиво начал Альтаир, выступая вперёд, – потрудитесь извиниться перед Гермионой Грейнджер. Желательно с чувством и искренним выражением лица.
- Что? – поморщился Рон. – Ты мне ещё в моей гостиной будешь диктовать, что делать, Стервятник?
- Твоей гостиной? – поднял бровь Альтаир. – Не знал, что ты её приобрёл в частную собственность.
- Не придирайся к словам, – процедил Рон. – Не знаю, как ты вообще уговорил Гарри провести тебя сюда, но здесь тебе не место!
- Мне место везде, где я того захочу, – высокомерно ответил Блэк. – А теперь, повторяю – извинись перед Гермионой! Немедленно!
- За что? – ухмыльнулся Рон. – За то, что я сказал правду?
- Эта правда тебе боком выйдет, Уизел. Или ты извинишься сейчас, или… – голос слизеринца стал угрожающим.
- Или что? – насмешливо спросил Рон. – Подвесишь меня вверх ногами? В присутствии Гарри и Джинни?
Мне вдруг стало противно. Такое же чувство, судя по её лицу, испытывала и Джинни. Внезапно она отвернулась от Рона и с беззаботным видом уставилась в окно. Я тяжело хмыкнул и последовал её примеру.
Рон подозрительно перевёл взгляд с сестры на меня и обратно.
- Гарри? Джин? Что это значит?
- Тебе вынесен вотум недоверия, – издевательски разъяснил Альтаир. – Для тех, у кого одна извилина, да и на той сидят – мне никто мешать не станет.
- До определённого предела, – всё же тихо проговорила Гермиона. Впрочем, Рон её, кажется, не услышал – он лишь потрясённо глядел на меня.
- ГАРРИ! Как ты можешь? Чем они тебя заколдовали?
- Ничем, Рон, – устало ответил я. – Ничем. И я тоже прошу тебя – извинись перед Гермионой. Она была права. И я уже извинился.
Рон с сомнением посмотрел на нашу старосту.
- Да?
Блэк стиснул зубы.
- Быстро, Уизел. Быстро.
- Не указывай мне! – не вытерпел Рон.
В следующее мгновение рука Альтаира взлетела вверх и вперёд, сжимая воздух очень знакомым жестом. Рон схватился за горло и разинул рот, но не смог выдавить из себя ни звука. В его глазах появился ужас, он тщетно пытался вдохнуть воздух, но не мог.
- Принимайте командование, капитан Криви, – насмешливо пророкотал Альтаир.
- Альтаир! – тревожно крикнула Гермиона. – Хватит! Ты убьёшь его!
- Вот уж нет, – невозмутимо ответил слизеринец, не опуская руки. – Человек без воздуха может жить пять минут.
Гермиона тревожно закусила губу, глядя на Рона. Тот по-прежнему безуспешно хватал ртом воздух, лицо начало понемногу синеть…
- ХВАТИТ!
Пальцы Блэка разжались, рука опустилась. Рон повалился на спинку кресла, кашляя и жадно, с хрипом втягивая в себя воздух.
- Ну так что? – спросил Блэк. – Извиняемся или продолжаем сеанс кислородной терапии?
- Хорошо… ладно, – прохрипел Рон, со страхом глядя на слизеринца. – Я… прошу прощения.
- У Гермионы, – холодно напомнил Альтаир.
- Гермиона, извини, – поспешно повернулся в её сторону Рон. – Я прошу прощения, я не хотел…
- Вот то-то же, – удовлетворённо усмехнулся Блэк, складывая руки на груди.
- Чтобы ты не думал, что это лишь силой вырванное несправедливое извинение, – немного глухо начала Джинни, – я могу поручиться за Стервятников. Не было никаких чар, Рон. А точнее, те, что были, применяла я.
- Угу, – скептически скривился тот, всё ещё с осторожностью поглядывая на Блэка. – И они, конечно, просто и естественно всё объяснили, да? И Карту Мародёров, и всё остальное… А?
- А нечего объяснять, кроме Карты, – устало сказал я, чувствуя, что постоянное недоверие Рона к Стервятникам начинает меня раздражать. – Уймись уже, Рон, пожалуйста. Ни Драко, ни Блейз, ни Альтаир ничего не сделали. Всё, что я видел – это всего лишь подогретые Дафной домыслы.
- Дафной? – резко переспросил Малфой. – Дафной Гринграсс? Так это она натравила тебя на нас? Проклятье, Гарри, ты уверен?
- Естественно, уверен, – пожал плечами я. – Она поджидала меня в коридоре той ночью, и… Ну, не знаю, на что она рассчитывала, вряд ли только на свои слова. В общем, это она мне и сказала, что вы с Блейз любовники, и что она часто ночует у тебя, вот и сегодня – ну, в смысле, в ту ночь, – тоже. А уж потом я пришёл сюда и посмотрел на Карту.
- Дафна… – повторил Драко, прищурившись, и вдруг неожиданно прижал ладонь к лицу, потирая кончиками пальцев лоб, а затем пошатнулся.
- Вьюжник!
- Дрей!
- Драко!
Мы с Альтаиром одновременно кинулись к Малфою, чтобы подхватить его и, поддерживая его с двух сторон, осторожно усадили парня на диван. Джинни сразу же присела рядом, встревоженно глядя на него и поглаживая юношу по плечу. Я опустился в кресло напротив, а Альтаир плюхнулся на диван, тревожно держа друга за плечо. А Малфой, похоже, на какой-то момент выпал из реальности. Ладонь от лица убрал, но теперь обеими руками сжал голову, словно боялся, что без этого она разлетится на части. Гермиона, решительно отстранив Джинни и Альтаира, вплотную подошла к нему и, направив палочку на юношу, произнесла заклинание – нечто среднее между диагностикой и целительством. Я его тоже знал, но получалось оно у меня не в пример хуже. Драко сглотнул и медленно опустил руки, поднимая взгляд на девушку.
- Спасибо, – хрипло сказал он.
- Не за что, – мрачно ответила она. – Ты понимаешь, что это значит?
- Понимаю, – кивнул Малфой. – И она ещё и брюнетка…
- Ты это о чём? – спросил я, хмурясь.
- Может, конечно, всё это просто дурацкие совпадения, и это всё вообще ничего не значит… – пробормотал он. Я нахмурился, намереваясь уже серьёзно требовать ответа, но Драко уже и сам выпрямился, взглядом останавливая готовый сорваться с моих губ поток вопросов.
- Помнишь, в вечер после матча Слизерин – Когтевран на меня наложили Обливиэйт? – сказал он. Я ошеломлённо кивнул. – В ванной осталась чужая сумка, возможно – того, кто наложил заклятие. В ней была женская косметика и слизеринский галстук. Скорее всего, тоже девчоночий. Среди прочих кремов и притираний, там были средства для волос – для тёмных волос.
- Ты что, думаешь, это была Дафна? – захлопал глазами я. Драко вздохнул и не очень уверенно пожал плечами.
- Лично мне слабо верится в такое совпадение, но всё-таки до конца исключать такую возможность тоже не стоит, – сказал он. – Честно говоря, до этого в заклятии забвения я больше подозревал Паркинсон. Дафна была моей любовницей, и скрывать ей от меня нечего. Ну, в том плане, что… вряд ли она это от смущения, – сказал он и вдруг как-то виновато покосился на Джинни. Я перехватил его взгляд… И меня снова кольнуло странное предчувствие – или уже не предчувствие? Девушка старалась казаться невозмутимой и равнодушной, и у неё почти получилось бы, если бы не поджатые губы и взгляд, полный затаённой боли. Джин поёжилась и отвернулась.
- Погоди, но что заставляет тебя думать, что Дафна связана с нападением на тебя в тот вечер? – спросил я Малфоя, чтобы отвлечь от Джинни внимание Рона. Даже если её поведение и означает что-то, что произошло между нею и Драко, это касается только их двоих. Вмешательство Рона ничего хорошего им не принесёт, к тому же я не верил, что Малфой может обидеть Джин. А если даже уж такое случится, я с него лично шкуру спущу, подумал я.
- В принципе, ничего, – пожал плечами Драко. – Только моя реакция сейчас. Дафна брюнетка, она пыталась расколоть нашу дружную компанию, и она, мне кажется, как-то связана с моими утраченными воспоминаниями.
- На самом деле не обязательно, – вставила Гермиона. – Реакция у тебя была слабенькая, раз моё заклинание так легко её сняло. Всё может быть просто игрой подсознания. Если ты её подозревал и раньше, то реакцию могло вызвать и это.
- М-да? – скептически выгнул бровь Малфой. – Может быть и так, конечно… Тем более что у Дафны есть и более очевидная причина пытаться рассорить Гарри и Блейз…
- Вспомнить только её выход в начале года, – фыркнула Джинни, зло сверкнув глазами. – Да она готова была прямо в Большом зале на Гарри накинуться и зацеловать до потери сознания!
- Согласен, – кивнул Драко. – А ещё Блейз мне рассказывала, что в начале года они болтали о парнях, и Дафна призналась, что Поттер ей нравится, и, более того, она намерена в этом году серьёзно за ним охотиться. Так что очень может быть, что вся эта история – просто жест ревности, а максимум, что связывает её с заклятием Забвения – это мои подозрения. Хотя, повторюсь, я в большей степени подозревал Пенси, чем Дафну…
Мне показалось довольно странным, что Альтаир не пытался и слова вставить в разговор. Вместо этого он, сдвинув брови, сидел и внимательно слушал, а на его лице была написана глубокая, серьёзная и невесёлая задумчивость. Как-то даже на него не похоже…
- На всякий случай я бы посоветовала тебе, Гарри, быть с этой девицей поосторожнее, – заметила Гермиона. – И вообще держаться от неё подальше. И тебе, Драко, кстати, тоже. Вы с ней ведь больше не встречаетесь?
- Мы разбежались ещё в начале октября, – покачал головой Драко. – Причем по её инициативе.
- И у тебя не было желания возобновить отношения? – хмыкнула моя подруга. Малфой фыркнул.
- У меня и начинать их особенного желания не было, – пожал плечами он. – Дафна не относится к моему типу. Я начал с ней встречаться, потому что у меня в тот момент никого не было, и ещё… – он запнулся и кинул на меня чуть виноватый взгляд.
- И почему же это ещё? – полюбопытствовал я, заинтригованный этим. Драко скептически поморщился.
- Ну, я хотел отвлечь от тебя её внимание, чтобы… хм, как бы это сказать… Ну, чтобы освободить дорожку Блейз, – признался он. – Я… Я знал, что она тебе нравится, и что она к тебе тоже неравнодушна, и… В общем, мне не хотелось, чтобы Дафна вам мешала.
- Тебе-то какая была разница? – спросил я. Он кинул на меня мрачный взгляд.
- Считай это приступом альтруизма, – ядовито отозвался Драко. – И давайте уже покончим с этим. Совпадение это или нет, но за Дафной надо приглядывать. Впрочем, этим я займусь. А теперь предлагаю вернуться к нашим проблемам. Гарри, мне показалось, или ты всё-таки собирался отыскать то своё зеркальце?
- Да, да, уже иду, – кивнул я, поднимаясь. От меня не укрылось то, как вздрогнула Джинни при словах Драко о том, что он сам присмотрит за Дафной. Нет, между этими двумя определенно что-то происходит! Может, мне всё же стоит поговорить с Малфоем на эту тему? Если он внушил Джин какие-нибудь ложные надежды, надо заставить его как можно скорее развеять её заблуждение, пока это не повлекло каких-нибудь более серьёзных последствий…
Однако подумать обо всём этом время ещё будет. Сейчас, хочешь не хочешь, надо идти в спальню, искать это зеркальце и проверять, будет ли оно работать. А если будет… При мысли об этом у меня начинало сосать под ложечкой, и приходилось напоминать себе, что недостойно и не по-гриффиндорски пасовать перед трудностями, и неважно, что именно называть трудностью – какое-нибудь испытание, вроде этапов Турнира Трёх Волшебников, приключение, вроде проникновения в Тайную Комнату или сумасшедшей эскапады в Министерство, или всего-навсего разговор с обиженной девушкой. Вот только почему последнее казалось раз в пять страшнее?
Кусая губы, я поднялся в спальню и, открыв свой сундук-чемодан, стал медленно вынимать из него аккуратно сложенные вещи и складывать их на покрывало, чтобы добраться до дна, где вперемешку валялись обрывки каких-то пергаментов, огрызки перьев, разнопарные носки, мятые носовые платки, пара старых шарфов, какие-то обёртки и смятые упаковки от сладостей, обломки каких-то сувенирчиков и прочая всячина. При взгляде на этот бардак мне стало стыдно, и я попытался припомнить, – а разбирался ли я здесь хоть раз за все те шесть с половиной лет, что уже проучился в Хогвартсе? Выходило, что нет. Я в лучшем случае выгребал какие-никакие вещи, из которых вырастал, запихивал – и не всегда аккуратно – новые, но почти никогда не добирался до низа. М-да, найти во всём этом зеркальце будет сложновато – при условии, что оно вообще уцелело. При мысли о том, что подарок крёстного мог разбиться, мне стало не по себе. Да уж, едва ли Сириус обрадуется, если узнает, что я ни капли не позаботился о том, что он мне доверил… С другой стороны, я ведь не знал, что у кого-то ещё могут быть подобные зеркала, и не думал, что оно мне ещё когда-нибудь понадобится…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (14.08.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 358


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 0


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]