Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2465]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14918]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14195]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8737]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Львица
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вампирский уголок
Каждый из вас, дорогие читатели, просматривая ли или иную серию, иногда размышлял о том, что в сценарий можно было бы кое-что добавить. Немного больше любимой пары, побольше моментов с ними. Так вот, приглашаю к прочтению. Здесь собраны небольшие зарисовки по знаменитой вампирской паре. Всем поклонникам Делены посвящается!!!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Я тебя не прощу никогда
Ты был моим лучиком солнца, сам того не замечая привязывая меня к себе. Ты был моим воздухом… Воздухом, который резко выкачали из легких. Я ждала тебя, а ты не пришел. Ты предал меня, оставив о себе на память запись на автоответчике и разбитое сердце…

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

...Butterfly...
Большинство людей стремится обрести любовь, а с ней семью. У Беллы Каллен это есть. Но дальше возникают проблемы с тем, что имеешь, и пытаешься сохранить то, что обрел. Это просто история о жизни.



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9783
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 13. Возвращение короля. Продолжение

2018-8-16
47
0
Pov Драко Малфоя.

Приняв душ, я переоделся в специально захваченную с собой школьную форму и, отправив квиддичную одежду в корзину для грязного белья, стоящую тут же, в раздевалке, отправился на ужин.
Тренировка прошла, честно говоря, довольно расслабленно. Даже Альтаир явно думал не столько о квиддиче, сколько о Гермионе и явно хотел закончить игру побыстрее. Да и, собственно, неудивительно – и на команду, и на себя он вполне привык рассчитывать. Тем более что до мартовского матча с Пуффендуем было ещё почти три месяца, и вдобавок Пуффендуй Ветроногом «по умолчанию» считался несерьёзным противником. Команда явно чувствовала настроение капитана, и летала… без резких движений. Да и мне, сказать по чести, после экзамена не особо хотелось напрягаться ещё и на поле. Собственно, сама тренировка-то проводилась лишь потому, что мы с Ветроногом считали, что для поддержания формы надо хотя бы раз в неделю как следует летать. Обычно мы и делали это «как следует», но сейчас, после разгрома Когтеврана… Майлз перед кольцами вообще почти что только делал вид, что пытается как-то помешать Альтаиру забрасывать квоффлы, даром что и сам Ветроног летал едва вполовину своей обычной быстроты и вёрткости. Спустя где-то час-полтора я счёл, что моцион, конечно, получается неплохой, но проветрились мы уже достаточно, а дальнейшее время можно использовать более продуктивно.
- Альтаир! – позвал я друга, зависая несколькими ярдами выше и правее его. Он тоже остановился и вопросительно взглянул на меня. – Может, хватит на сегодня? Если честно, у меня ощущение, что никто из команды не стремится сегодня летать до упора.
- И ты тоже? – весело усмехнулся Ветроног.
- И я, – пришлось мне согласиться с покаянной усмешкой. – Может, закончим пораньше и займёмся чем-нибудь, чем сегодня действительно хочется заняться? Ветроног, ты же понимаешь – по сути, мы сейчас в воздухе только «для галочки».
- Думаю, ты прав, – кивнул Альтаир и крикнул, обращаясь к игрокам:
- Всё, хватит! На сегодня достаточно!
Как мне показалось, на землю все спускались куда охотней, чем взлетали. Собрав мячи и оттащив ящик с ними в чулан возле площадки, заодно со своими мётлами, мы с Альтаиром отправились в раздевалку вслед за остальной командой. Сколько-то времени до ужина ещё оставалось, и я решил написать маме письмо, побольше и поподробней – уже довольно давно у меня не было случая сделать это. Так что задерживаться под душем я не стал, в отличие от Альтаира – он-то любил это делать и чуть ли не всегда уходил последним, за исключением разве что дней матчей – тогда желание праздновать легко пересиливало желание понежиться под струями воды.
Но до гостиной я так и не дошёл. Когда я шёл по холлу, меня окликнула Грейнджер, бегом спускающаяся с лестницы. Она была одна и явно очень сильно встревожена. Моё сердце кольнуло нехорошее предчувствие – что ещё случилось? Я шагнул навстречу.
- Драко, слава Мерлину, ты здесь! Я везде тебя ищу! – выпалила она. Я невольно вскинул бровь – меня? Не Альтаира? Очень интересно – с проблемами, не относящимися к сфере действия старост, она всегда предпочитала обращаться только к нему. Справедливости ради, помогать своей девушке Ветроногу всегда было только в радость…
- В чём дело? – спросил я. – Может, позвать Альтаира?
- О нет, только не его! – испуганно мотнула головой гриффиндорка. У меня на пару мгновений отнялся дар речи. Да уж, случилось что-то явно экстраординарное.
- Не Альтаира? – переспросил я. – Э-э… Гермиона, да что с тобой?!
- Сейчас всё объясню, – всхлипнула девушка, едва сдерживая рыдания. – Гарри пропал!
- Что? Как – пропал?! Куда? – опешил я. Час от часу не легче…
- Он… О небо, это моя вина! Я не должна была показывать ему эту книгу! Драко, прошу тебя, помоги мне найти его, я боюсь, он опять сделает глупость и сунется на верную смерть! – снова всхлипнула она, заламывая руки. – Только, умоляю, ни слова Альтаиру, иначе я представить боюсь, что будет!
- Так, стоп! – я резко вскинул руку, стараясь изо всех сил не поддаваться панике при словах «верная смерть». – Стоп! Объясни коротко и ясно: в чём проблема? Что с Гарри? При чём тут ты? И, наконец, почему, ради Основателей, я не должен сообщать Ветроногу о том, что случилось?
- Ох, Моргана-чаровница! Нет времени так подробно объяснять! – торопливо тряхнула волосами Гермиона.
- А если не объяснишь, я ничем не смогу помочь! – раздражённо возразил я. – Давай коротко, в чём дело?
- Я наткнулась в библиотеке на книгу о Безвыходных заклятиях. Мне стало интересно, я взяла её почитать, – нервно проговорила она, тщетно имитируя спокойствие. – И там я наткнулась на… В общем, там описывали, какие исследования проводили в связи с этими заклятиями, когда их только изобрели шестьсот лет назад. Некоторые учёные экспериментировали с замыканием с их помощью пространства и времени, и не все опыты были совсем неудачными, хотя ни один не принёс тех результатов, на которые надеялись экспериментаторы…
- Ну ладно, ладно! Пускай не все были неудачными, но к нам сейчас-то это какое отношение имеет? – перебил я её. Гермиона вздрогнула и, закусив губу, в отчаянии посмотрела мне в глаза.
- Прямое! Если в самом общем, то там подробно описано несколько случаев, и среди них… Несколько мест, где после часто пропадали люди. Ну, не вот чтобы совсем часто, но время от времени, и при схожих обстоятельствах. И там есть рисунки – всякие арки, дверные проёмы, вроде бы никуда не ведущие… И одна из таких арок стоит в Отделе Тайн в Министерстве, а последний, кто там пропал – это…
- Сириус! – охнул я. – Проклятие… Теперь ясно, почему ты не хочешь, чтобы об этом узнал Альтаир. Так, я правильно понимаю, что Гарри сбежал в Министерство?
- Не знаю! – снова всхлипнула она. – Он, как только прочитал, схватил эту книгу, бросил «спасибо» и исчез – я даже понять ничего толком не успела! Видно, мантией-невидимкой накрылся… И на Карте его нет, он её оставил, я смотрела, значит, он уже не в Хогвартсе!
- Тьфу ты! – в сердцах вырвалось у меня. – Понять не успела…
Я сжал пальцами виски, пытаясь как можно быстрее решить, что я должен делать.
- Ты уверена, что не в Хогвартсе? Может, ты просто просмотрела?
- Нет, я точно всё проверила! Мерлин, Драко, сделай что-нибудь, умоляю!
- А что?! – не сдержался я. – Что я могу сделать – разве что срочно нестись в Министерство вслед за ним?
Какое-то нехорошее дежа вю получается… И в тот раз Альтаир с Гарри тоже так вот помчались туда же…
- Ты можешь найти его! – в её глазах плескались надежда пополам с отчаянием. Я удивленно заморгал.
- Это каким же образом?
- При помощи вашей связи! На то она и связь, в конце концов! – выпалила Гермиона. – Гарри говорил мне, что иногда, когда хочет, может почувствовать тебя, и понять, где именно ты находишься! Как бы увидеть, где ты! А связь у вас равноценная, так что ты тоже можешь так!
- Я… но я никогда ничего такого не делал! – возразил я, несколько теряя уверенность от таких новостей. Оказывается, Поттер мог ощущать моё местонахождение? А что, если она права, и я тоже могу? Тогда, возможно, есть шанс?
- Он не говорил, как именно делал это? – спросил я.
- Нет, – она пожала плечами. – Но я думаю, что ты просто должен подумать о нём и захотеть узнать, где он. Сосредоточиться на этом. Прошу, Драко, хотя бы попробуй! Ты наша единственная надежда!
- Ладно! – рявкнул я, чтобы прекратить её трескотню и получить возможность сосредоточиться. Однако через холл туда-сюда сновали ученики – кто-то торопился на ужин, кто-то уже возвращался с него… Оглядевшись, я потянул Гермиону в сторонку и втащил в тот же небольшой зал, где состоялся мой достопамятный разговор с Дафной в начале года, – тот самый, где обычно ожидали распределения первокурсники.
Остановившись посреди зала, я постарался сосредоточиться и, уже не думая о гриффиндорке, попытался мысленно дотянуться до Гарри. Однако у меня не получалось. Как я ни старался, я всё равно не испытывал никаких необычных ощущений – только стремление найти, воспоминания, собственные чувства… ничего хотя бы отдалённо похожего на то, о чём говорила Гермиона – ощущение его присутствия, его местонахождение… Я почти беспомощно покачал головой и посмотрел на неё.
- Не получается, – сказал я. – То ли он слишком далеко, то ли я просто не могу ощущать его, как он меня.
Она подошла ко мне и неуверенно погладила по плечу.
- Может, попробуешь ещё раз? – с ноткой отчаяния попросила она. – Расстояние не должно быть помехой для такой связи, наверное, дело в твоей неуверенности. Может, тебе просто нужно расслабиться?
Я фыркнул. Расслабиться! И как это поможет найти Гарри? Хотя… Что-то в её словах было, зерно здравого смысла, вот только сама суть немного не в том, что имела в виду она. В конце концов, связь и её проявления – это явление ментальное, а значит, сродни легилименции. Может, мне просто мешает мой же собственный щит, который я настолько привык удерживать в сознании, что даже не замечаю этого? Если так, получается, что надо просто попытаться ослабить свой же контроль? И вовсе неудивительно, что Поттер, с его отсутствием каких бы то ни было способностей к окклюменции, так легко мог чувствовать меня с самого начала – ему-то ничто не мешало!
М-да, легко сказать – ослабить контроль! Я всю свою жизнь только тем и занимался, что укреплял его! Открывать собственный разум было до мутноты страшно, я чувствовал себя так, словно меня заставляют танцевать стриптиз перед всей школой, и я при этом хорошо понимаю, что мне не удастся заставить никого забыть это… Меня словно поминутно окатывало ледяной водой, и при этом кожа не теряла ни тепла, ни чувствительности, и каждый раз был как в первый. Я зажмурился, тщетно пытаясь отогнать стыд, страх, неуверенность и сосредоточившись только на одном – ну где же ты, Гарри? И наконец…
Слабое, точно крохотная вспышка, видение перед глазами – полутёмная комната, напоминающая подземелья, но почему-то я твёрдо знаю, что она где-то… наверху? Растрёпанный, дёрганый и нервный Гарри, кусающий губы в нетерпении, с горящими от возбуждения глазами, склонившийся над большим котлом, где булькает какое-то непонятное зелье, и кидающий туда какие-то мелко нарезанные кусочки дрожащими от нетерпения руками. Я сосредоточился сильнее, пытаясь всмотреться… картинка погасла, но вместо неё внутри меня появилась уверенность, что я непостижимым образом знаю направление, ощущаю, где именно находится эта непонятная комната – «подземелье-в-вышине».
- Восьмой этаж, – выпалил я. – Это же Выручай-комната!
- Выручай-комната? – переспросила Гермиона. – Драко, ты гений! Она же не отображается на карте, вот почему его не видно! Так тебе удалось, ты почувствовал его?
- Не знаю, – честно признался я. – Я… Я очень надеюсь, что это не самообман. В любом случае, надо проверить.
- Да, конечно, – кивнула она. – Идём, тут неподалёку есть короткий проход на седьмой этаж – а, ну ты знаешь, наверно. Мне его Альтаир показал.
Я согласно кивнул и поспешил следом за гриффиндорской старостой, по пути усиленно размышляя над тем, как утихомирить Гарри и, что ещё важнее, Альтаира. На самом деле, я бы затруднился ответить, кому из них был дороже Сириус и кто из них был дороже ему. С одной стороны, для Гарри крёстный был, по сути, единственным по-настоящему родным человеком, не таким, как его маггловские горе-родственнички или матрона рыжего семейства, для которой он был всего лишь ещё одним подопечным – третьим в пятом ряду. Но, с другой стороны, с Альтаиром Сириус общался намного больше, считая и то время, что он провёл рядом с нами на третьем курсе в собачьем обличье. Они прямо как чувствовали друг в друге родную душу… Впрочем, в данном случае это сопоставление не имело особого смысла. Какая бы из этих двух связей ни была крепче, любой из них хватит для того, чтобы хоть ринуться в Отдел Тайн, хоть прыгнуть за ним в ту самую арку… Да что там, и моё сердце начинало биться взволнованно при одной мысли о том, что надежда воскресла из пепла – пусть и безумная. Что же тогда должен сейчас чувствовать Гарри?
До восьмого этажа мы добрались без приключений, но перед дверью у нас вышла небольшая перебранка. Гермиона пыталась доказать мне, что непременно должна войти вместе со мной, а я считал, что она за сегодня уже натворила достаточно дел, да и у меня было что сказать Поттеру и без неё. Даже больше того, я был уверен, что некоторые мои доводы точно не приведут её в восторг, а ввязываться в спор на глазах у полувменяемого Гарри тоже было не самым мудрым решением.
- Вот что, Гермиона, – решил я наконец. – С тем, чтобы остановить и успокоить его, я справлюсь. А ты лучше найди Альтаира – он, наверное, до сих пор в душевой при раздевалке или только вышел оттуда – и сделай что угодно, но задержи его. Мне нужно будет время не только на то, чтобы разобраться с Гарри, но и на то, чтобы придумать, как рассказать о новости Ветроногу. Понимаешь? И я не могу точно сказать, сколько именно времени мне потребуется, так что сделай, что сможешь, но пусть он не ищет меня… ну, до отбоя желательно. Кроме тебя, некому это сделать, а сделать надо, иначе наши проблемы только удвоятся.
- Точно… – нахмурилась Гермиона. – Верно, я про это и забыла совсем. Ты прав. Ладно, тогда я побежала. Удачи тебе, Драко! Пожалуйста, сделай, что сможешь!
- Ладно-ладно, – кивнул я, обрадованный, что мне удалось её убедить (само по себе достижение!) – Сделаю. А ты помни – Альтаир не должен меня искать хотя бы… ну, хотя бы пару часов, а лучше – больше. Получится?
- Если он ещё в душевой, – хмыкнула гриффиндорка, – запросто. Мне достаточно будет туда зайти и… кхм.
Она слегка покраснела и отвела взгляд, но её голос остался уверенным.
- В общем, мы найдём, чем заняться. Пару часов Альтаир точно не будет думать о том, где ты, будь уверен.
- Отлично, – хмыкнул я. – Тогда – вперёд.
Гермиона быстрым шагом, почти переходя на бег, двинулась в сторону лестницы, а я задумался над тем, как сформулировать мысленную просьбу к Выручай-комнате. Она могла открыться сейчас, только если мне понадобится та же обстановка, что и Гарри. Та же, в точности, а значит, думать «Мне надо место, чтобы сварить зелье» едва ли имело смысл. Я привык варить зелья далеко не только в подземельях.
Я сосредоточился и, представив себе Гарри, трижды попросил комнату открыться и дать мне поговорить с ним. Но не тут-то было. Видимо, просить нужно было о форме комнаты, а не о содержании… По крайней мере, не о пришлом содержании. Тогда я вызвал в голове картинку, которую видел, думая о Гарри, и трижды подумал, сделав пару шагов в каждую сторону: «Мне нужно попасть вот в это место и поговорить с Гарри Поттером!»
Уж не знаю, возымела ли какое-то действие часть фразы насчёт поговорить с ним, однако и первая подействовала прекрасно. В стене появилась дверь, немного напоминающая дверь класса по зельеварению, и я, на всякий случай оглядевшись, надавил на ручку и вошёл. «А можно сделать так, чтобы нас не беспокоили?» – подумал я, обращаясь к комнате, но не особенно надеясь на успех – с такой-то расплывчатой формулировкой. Однако, к моему удивлению, дверь за моей спиной послушно исчезла. Ну что ж, отлично.
Гарри, вскинувший голову при моём появлении, кажется, ничуть не удивился.
- Хорошо, что ты здесь, Малфой, – нетерпеливо проговорил он. – Иди сюда, помоги мне с этим зельем – что-то у меня фиг знает что получается…
- Гарри, что ты делаешь? – спросил я, медленно приближаясь к нему. Уж не спятил ли парень? – закралась нехорошая мыслишка. А впрочем… Пожалуй, что нет. Его более чем можно понять. В конце концов, случись такое с отцом, и появись у меня возможность помочь ему, когда я уже и надеяться перестал, я бы, наверное, тоже походил на сумасшедшего…
- Здесь сказано, что там, внутри, тяжело соображать, и вообще сохранить свою волю можно только при использовании любого простейшего защитного зелья, – отозвался Гарри, кивая в сторону раскрытой книги, лежащей на его сумке. Странно, но никакой мебели, кроме небольшого стола с разложенными на нем ингредиентами, в комнате не было. Я непонимающе посмотрел на книгу, а потом опять на него.
- Вот я и варю, как в учебнике, – пояснил он, тыча пальцем на сей раз в лежащий на столе между пучками трав и пузырьками учебник по зельеварению. – Да что ж это такое! – нетерпеливо крикнул Поттер, когда в центре зелья образовался и лопнул большой пузырь, обдав нас обоих резким неприятным запахом. Я поморщился, а Гарри, ругнувшись, пробормотал «Эванеско» и обернулся ко мне. Его глаза горели нездоровым блеском, и мне стало не по себе.
- Ты поможешь? Для тебя это раз плюнуть, Драко, – проговорил он, снова наполняя котёл водой и бормоча заклинание для быстрого нагрева воды. Я облизнул пересохшие губы, не очень представляя, что сказать, и только где-то в подсознании понимая, что Гарри нужно остановить, иначе парень просто глупо погибнет.
- А… А в чём дело, зачем тебе? – спросил я осторожно. Поттер нетерпеливо отмахнулся, плюхая в котел горсть лягушачьих печёнок и магией очищая ладонь.
- Извини, нет времени объяснять, – отозвался он. – Мне срочно нужно закончить и смываться, пока Гермиона не дошла до Дамблдора.
- Она пока не пойдёт к Дамблдору, – отозвался я. – Она сейчас с Альтаиром, и пробудет с ним… думаю, немало времени.
- Это она, что ли, тебе рассказала? – хмыкнул Гарри, не отрываясь от зелья. – И как вы только меня здесь отыскали?
- Через нашу связь, – отозвался я, надеясь, что это его заинтересует, однако Гарри лишь пожал плечами.
- Здорово, – сказал он. – А, проклятье, я забыл про росу первоцвета! Бли-и-ин, Дрей, помоги мне всё поправить! – попросил он, вскидывая на меня взгляд. Я быстро, даже не вытаскивая палочку, наложил на котел замораживающие чары – для той основы, что он успел сделать, это не повредит, зато я смогу выиграть время.
- Гарри, может, объяснишь, чего ты пытаешься добиться?
- Гермиона наверняка тебе рассказала, – пожал плечами Поттер, – не вижу смысла повторяться. Дрей, ты ведь понимаешь, что… Я не остановлюсь, если есть шанс.
- Гарри, я ведь не об этом, – возразил я. – Я понимаю, это для тебя, да и не только для тебя, очень важно, но… Тебе не кажется, что бросаться в омут головой – это несколько… опрометчиво?
- Опрометчиво? – фыркнул он. – У меня появился шанс, понимаешь? Не просто возможность познакомиться с кем-то типа этого Джареда, а реальная возможность спасти Сириуса!
- Послушай меня, – твердо сказал я, понимая, впрочем, что любые слова сейчас будут для него пустым звуком. – У тебя в данный момент – не шанс, а просто возможность облегчить жизнь Волдеморту и погибнуть самому!
- Да иди ты к Гриндевальду, Малфой, что ты в этом понимаешь! – вспылил Гарри и пинком отшвырнул замёрзший котел, да так, что он со звоном покатился по каменному полу.
- В конце концов, защитные зелья можно купить и в Лондоне, я уверен, там есть лавочка с готовыми… – пробормотал он себе под нос. Теперь я уже испугался не на шутку.
- Гарри, погоди, послушай, ну ведь ты не знаешь, что точно нужно делать! – чуть ли не взмолился я, приближаясь к нему.
- Да знаю я! Там всё написано, – отозвался Гарри, кивая на книгу и подбирая с пола свою сумку и мантию-невидимку. – А теперь извини, мне пора. Ты, кстати, не порекомендуешь приличную лавочку с зельями? Наверняка знаешь… Хотя на кой фиг тебе лавочка, когда твой крёстный – Снейп? Ладно, мне надо идти.
- Так, Поттер, стоять! – рявкнул я неожиданно для самого себя, осознав, наконец, что никакие увещевания не помогут. – Ты никуда отсюда не выйдешь, пока не объяснишь в деталях, что именно ты собираешься делать!
- Малфой, – угрожающе начал Гарри, а потом вдруг фыркнул и легко покачал головой. – Ладно, если для тебя это важно. В книге говорится, что за аркой – свёрнутое пространство, что-то вроде лабиринта. Кроме того, там какие-то штуки со временем, вроде бы, каждый маг попадает туда только по отдельности, и для него выделено своё отдельное место и время. Там что-то вроде лабиринта, и надо знать специальное заклятие направления, которое здесь приведено, чтобы выбраться. Кроме того, там очень сложно оставаться при своём сознании, и для этого нужны защитные зелья – чтобы сохранить свой рассудок и выбраться. А выход там есть, у любого Безвыходного заклятия должен быть «предохранительный клапан». Нельзя выйти тем же путем, но можно каким-то другим. Как в Башне, помнишь?
- И что, всё так просто? – спросил я недоверчиво. – Ты просто выпиваешь зелье, заходишь туда, произносишь заклинание и идёшь к выходу? Если всё так элементарно, почему Дамблдор до сих пор ничего не сделал?
- Думаю, он просто не знал об этом. Гермиона наткнулась на книгу случайно. До этого в неё давным-давно никто не заглядывал, – пожал плечами Гарри, однако я всё равно продолжал сомневаться.
- И что, никаких дополнительных условий? – спросил я. – Ну ладно, но даже если так – как ты его там найдёшь?
- Родственная кровь. Я использую Зов. Там написано как, должно получиться, – отозвался Гарри, и я вытаращился на него в немом изумлении.
- Ты спятил! – выдавил я, когда ко мне вернулся дар речи. – Во-первых, Зов можно использовать только чистокровным, а во-вторых, только при родстве не дальше чем в пятом поколении!
- Ты сам говорил, что все чистокровные маги друг другу родственники, – возразил Гарри. – А Родовая Магия признала меня в достаточной степени чистокровным, так что тут тоже должно сработать.
- Но родство родству рознь, и потом, для Зова нужны навыки легилименции, а у тебя их нет!
- Я занимался полгода со Снейпом, – возразил Гарри, начиная закипать.
Я мысленно выругался. Проклятье, его план зиял такими прорехами, что я даже затруднялся перечислить их все! Неужели он не видит, что это чистое безумие? Гарри, видимо, увидел у меня в глазах всё то, что я не мог выразить словами, потому что предупреждающе сощурился.
- Лучше не стой у меня на пути, Малфой, – тихо и угрожающе сказал он. – Как бы мы ни дружили. Порву.
Последние слова он почти прорычал. Я напрягся, нашаривая в кармане палочку. М-да, похоже, без драки мне его здесь не удержать…
- Гарри, послушай! – взмолился я в последней отчаянной попытке образумить его. – Ну неужели ты не понимаешь, что твой план – это чистое безумие, и он обречён на провал?!
- Да что ты знаешь, Малфой! – почти выплюнул он. – Прочь с дороги!
- А ты заставь меня! – рявкнул я, выхватывая палочку. Ладно, не хочешь по-хорошему, пусть будет по-плохому…
- Экспеллиармус! – мда-а-а-а, всё-таки Поттер не зря лучший по защите, и далеко не зря вёл этот их дурацкий кружок на пятом курсе. Моя палочка улетела куда-то в угол. Я поморщился – вот же!… Придётся обратиться к Родовой Магии… Признаться, пользоваться своим преимуществом не хотелось, но особенного выбора не было.
- Ступефай! – выкрикнул Гарри, и я едва успел отразить его заклятие. Без палочки бой вести было тяжеловато, тем более что Поттер принялся за меня, кажется, всёрьёз. Он кидал в меня заклятие за заклятием, от простых до сложных невербальных, которым нас научила Тёрнер в прошлом году. Однако большая часть их просто безвредно скатывалась по моей вейловской защите, а какую-то часть мне удавалось отразить. Ну ладно, друг ситный, как хочешь! Сейчас я тебе покажу полноценного мага из Рода Малфоев в действии!
Я потянулся к дремлющей внутри меня силе и позволил ей наполнить себя. Магия растеклась по жилам, будоража кровь не хуже огневиски, и я почувствовал, как от неё приятно покалывает подушечки пальцев. Я поднял руку. Каждое движение казалось лёгким и естественным, словно дыхание – я в точности знал, что мне нужно делать, чтобы остановить этого обезумевшего парня, и не дать ему совершить ту жуткую глупость, что он задумал. Потянувшись к его сознанию, я позволил своей магии коснуться его через нашу связь, и сродниться, соединиться с его собственной. Гарри был «ведомым» и не мог контролировать её сам – ни с кем другим такой фокус бы не прошёл, но с ним, благодаря связи…
Пальцы Гарри разжались, и палочка со стуком упала на пол. Одно движение моего пальца – и она улетела в угол, куда-то рядом с моей. Поттер задохнулся от негодования. Не дав ему заговорить, я выкрикнул «Инкарцеро», а затем левитационные чары, чтобы он не ушибся при падении. Тонкие верёвки опутали тело Гарри, словно спеленав юношу, и я даже отстранённо подумал, что перестарался, так много их оказалось. Поттер извивался в своих путах, однако верёвки были надёжными. Закрепив их для верности, я поднял его повыше и наложил постоянное поддерживающее заклятие. Ну вот, теперь время у нас есть. Подойдя к стене, я отыскал сначала свою палочку, потом его, и сунул обе в карман мантии.
- Пусти меня! – потребовал Гарри, прекратив бесплодные попытки освободиться.
- Ммм… нет, – отозвался я, не глядя на него и подбирая укатившийся в сторону котёл, замороженное зелье в котором уже начало подтаивать. Поставив котёл ровно, я подошел к упавшей книге – виновнице всех бед, и подобрал её. Гарри за моей спиной снова начал извиваться в своих путах, но я не собирался ему в этом препятствовать – пусть двигается, хоть тело меньше затечёт. Так-с, а мне нужно хорошенько во всём разобраться.
- Малфой, скотина, отпусти меня! – крикнул Поттер, осознав, что вывернуться из моих верёвок у него не получится. Из его груди буквально вырвалось рычание. – Да как же ты не понимаешь, я ДОЛЖЕН идти!
- Ну конечно, Гарри, – мягко, но без тени сочувствия отозвался я. – Непременно пойдёшь… Вот только сначала я ознакомлюсь с данным фолиантом и посмотрю, что ты там насочинял, и можно ли тебя отпускать…
- Гад! Я думал, ты друг мне! – крикнул он. Я вздохнул, заклинанием опорожнил его котёл, трансфигурировал его в стул и уселся, открывая книгу. – Слизеринский ублюдок!
- Мои родители женаты, уверяю тебя, – хмыкнул я. – И попридержи язык, Гарри. От души тебе советую.
- Да нет у тебя души! – продолжал возмущаться Поттер. – И сердца тоже нет! Да как ты можешь так! – и он снова заизвивался, выкрикивая что-то уже и вовсе непечатное. Усилием воли заставив себя не обращать внимания на его ругань, я сосредоточился на книге. Можно, конечно, и Силенцио наложить, но Гарри необходима разрядка, хотя бы словесная. Так что, хочешь не хочешь, придётся терпеть.
Где-то через полчаса я опустил книгу и задумался. Гарри всё ещё извивался в своих путах, которые время от времени сами собой подтягивались, и то и дело снова принимался ругаться – он отнюдь и не думал успокаиваться. Я же всёрьёз порадовался тому, что удержал Поттера от его безумного порыва. Книга действительно утверждала, что за Лондонской аркой находится некий лабиринт, затерянный в пространстве и времени. Каждый вошедший туда оказывался там независимо от других – в своём собственном измерении, и только родная кровь была тем, что позволило бы найти друг друга в его глубинах. Как и сказал Гарри, внутренняя магия лабиринта могла подчинить себе неподготовленное сознание. Но защититься от этого было довольно просто с помощью зелья. Но вот вопрос – какого зелья? Книге было без малого пять сотен лет. То, что казалось простым и естественным тогда, могло оказаться теперь устаревшим, и даже забытым. Я очень сильно сомневался, что простенькое зелье из школьного учебника годится для этой цели. Единственное, что не вызывало сомнений – это приведённое в книге заклятие направления, и то, это была довольно необычная и редкая его форма… Ну, по крайней мере, прочитав книгу, я смог правильно сформулировать возражения и определить себе план действий.
Захлопнув её, я поднялся и потянулся, разминая затёкшие мышцы. Гарри снова забился в путах, глядя на меня почти с ненавистью. Я опустил его пониже и выровнял так, чтобы он принял вертикальное положение. Он пыхтел от злости, но при этом ещё и как-то странно вздрагивал, а глаза его подозрительно блестели. Салазар-основатель, да он ведь готов заплакать! Ну, в принципе, слёзы – это тоже один из вариантов, потому что его эйфория и порывы сродни истерике. Я подошёл поближе и встал перед ним. Гарри стиснул зубы и уставился куда-то в стену, поверх моего плеча.
- Пусти меня. Тварь. Ненавижу, – прорычал он охрипшим от беспрерывных ругательств голосом. Я устало вздохнул.
- Гарри, как ты думаешь, зачем я всё это делаю? – спросил я. Он молча пожал плечами, насколько позволяли веревки.
- Решил поиздеваться. Ублюдок. Сволочь. Я тебе доверял… А ты просто мстишь…
- Поттер, если бы я хотел тебе отомстить, я бы отпустил тебя на все четыре стороны, – фыркнул я. – И уж точно не стал бы спасать тебе жизнь. Слушай, тебе не кажется, что хоть за это ты мне кое-чем обязан?
- Мы с тобой давно квиты, – снова прорычал он.
- М-да? – я поднял бровь. – А за сегодняшнее утро? Не я ли вместе с Альтаиром прикрыл твой срыв, м-м?
Пользоваться этим было противно, да я и не считал, что он мне что-то должен – какие счёты между друзьями? – но в данной ситуации я не мог придумать другого способа заставить его выслушать меня.
- Ладно, – выплюнул Гарри, маскируя этим сдавленный всхлип. – Что ты от меня хочешь?
- Чтобы ты выслушал меня. Спокойно, без криков и нервов, и постарался понять всё, что я тебе скажу. Полчаса, идёт?
- Ладно. Развяжи меня, – прохрипел он. Я хотел было уже исполнить его просьбу, но в последний момент заметил напряжение его плеч и раздумал. Похоже, что, несмотря ни на какие обещания, он готов броситься на меня с голыми руками и, наверное, задушить на месте. Ну его на фиг. Пусть лучше ещё повисит – целее будет.
- Пожалуй, нет, – сказал я. – Думаю, если ты останешься в таком положении, это будет… эффективнее.
- Какой же ты гад, – выплюнул он. Я усмехнулся.
- Лесть тебя до добра не доведёт, – наставительно сообщил я ему.
Гарри закрыл глаза, тщетно пытаясь остановить набегающие слёзы, которые вот-вот грозили хлынуть по щекам. «Ну давай же, ещё немножко!» – подумал я.
- Ладно. Давай к делу, – сказал я, становясь серьёзным. – У меня накопилось несколько возражений против твоего плана. Если найдёшь, как обойти их или сочтёшь несущественными – валяй, иди на все четыре стороны, хоть в арку свою сигай, хоть к Волдеморту на кулички. Но выслушать меня тебе придётся. Подумай вот о чём. Книге пять сотен лет. За это время её не могли не прочитать хотя бы пять-шесть раз, верно? Это общедоступная книга, к тому же библиотеку регулярно перетряхивают, правильно? Если всё так просто, почему никто из ваших ребят из Ордена не знал о том, что скрывается за аркой, и Сириуса сочли погибшим? Хотя бы Дамблдор должен был заподозрить, что это не так! Это первое. Дальше.
Гарри снова сдавленно всхлипнул, но слёз пока не было. Я облизал губы и продолжал:
- Допустим, ты прав, и никто из ныне живущих книгу просто не заметил или не связал с аркой. В конце концов, такое могло случиться, и потом, даже если кто и читал её, то мог при этом просто не знать о содержимом Отдела Тайн и не интересоваться возможностями проникновения туда. Допустим. Допустим даже, что всё действительно реально – и войти туда, и отыскать там твоего крёстного, и вывести оттуда… Но прошло полтора года. Думаешь, он там всё ещё жив без пищи и воды?
- Он мог наколдовать воду, – прохрипел Гарри, всхлипывая ощутимее, однако в его голосе ещё слышался энтузиазм. – А еда там могла какая-нибудь и найтись. И вообще, может, там время течёт по-другому! Может, для него прошло только несколько часов…
- Может, – согласился я. – А может и полторы сотни лет. Ладно, допустим, ты опять прав. Повторюсь, книге пять сотен лет. Зельеварение не стоит на месте. Зелья изменились, и принципы, и воздействие, и всё. Нельзя просто полагаться на первое попавшееся защитное зелье! Надо как минимум провести исследование, какие зелья считали простыми тогда. Потом понять, защита какого рода имелась в виду – ментальная, физическая, магическая… Понимаешь?
- Возможно, – нехотя выдавил он и прикусил губу почти до крови.
«Ну же, Гарри, давай! Слёзы тебе сейчас просто необходимы!»
- Хорошо. Это значит, как минимум, задержку для исследований. Дальше. Тут, – я потряс книгой, – сказано ничтожно мало, ты уж извини. Создатель этой Арки был Тёмным магом, насколько я понял. Таким творческим экспериментаторам нельзя доверять, у них всё с подвохом. Необходимо собрать больше информации о ней. В Хогвартсе ты её найдешь вряд ли, хотя можно попытаться. Но есть и другой вариант. Я могу поехать на каникулах в наш Манор и поискать в семейной библиотеке. О Тёмной магии там куда больше сведений, чем в школьной. Уверен, найдётся что-нибудь и об этом. А если даже нет, то можно будет спросить Альтаира – уж библиотека Блэков содержит о Тёмной магии все сведения, какие только сейчас про неё вообще известны. Но в любом случае это тоже означает задержку. Но я не думаю, что для него будет какая-нибудь разница. Если он жив за эти полтора года, то продержится ещё какое-то время, пока мы выясним всё до конца. Видишь, Гарри? – я вздохнул. – Ты не можешь идти туда сейчас, это верная смерть… и потом… есть ещё кое-что.
- Что? – спросил он, запрокидывая голову, и я с облегчением и каким-то даже торжеством заметил светлую влажную дорожку, пробежавшую от уголка его глаза к виску. Отпустив левитационные чары, я опустил его на пол и снял веревки. Гарри сел, подтянув колени к себе, но не сделал попытки подняться или броситься на меня, только поднял на меня взгляд, полный боли пополам с надеждой.
- Ты всё равно не должен идти туда. Даже если мы найдём безопасный способ туда проникнуть и выбраться. Ты Сириуса не найдёшь, – негромко проговорил я.
- Найду! – рыкнул он, не желая верить в мои слова. Я покачал головой.
- Вспомни, на каком факультете учились все поколения Блэков до него, – тихо сказал я. Гарри заморгал.
- При чём тут это?
- Твой дед, Джаред, типичный представитель вашего рода. По крайней мере, в том, что касается нелюбви к Слизерину. Каковы шансы, что кто-то из Поттеров мог жениться на слизеринке? Или что Блэк женился на дочери Поттеров? Хотя бы в ближайшие поколения?
- Я… – Гарри беспомощно заморгал. – Я не помню их фамильное древо настолько хорошо, – прошептал он. – Только ближайшие… Но там нет Поттеров… это я бы запомнил…
- Вот именно, – подтвердил я. – Прости, но такого родства недостаточно. Конечно, оно есть за счёт чистокровности твоего отца, но слишком отдалённое. Ты не сможешь найти Сириуса, используя его…
- Но тогда кто? – горько фыркнул он, вытирая щёки тыльной стороной ладони. Потом обхватил себя руками и медленно стал раскачиваться из стороны в сторону, то и дело снова вытирая слёзы. Я молчал, отчаянно кусая губы и тщетно пытаясь удержаться… Хотя зачем? Скрыть от Альтаира всё равно не получится, да и не спустил бы он этого даже мне… Я вздохнул и уселся на пол рядом с Гарри.
- Моя мама и мама Альтаира – двоюродные сёстры Сириуса, – проговорил я, глядя в дальний угол комнаты. – А я и Ветроног, соответственно – его двоюродные племянники. Для Зова этого вполне достаточно.
Гарри вскинул голову. В его глазах застыл ужас пополам с надеждой, неверие, потрясение… но надежда сияла ярче всего. Я облизал губы. Ну что ж, Вьюжник… пора снова помочь псу, которому ты с Альтаиром и Блейз однажды уже помог.
Мы в ответе за тех, кого приручили.
- Дрей, ты… – начал Гарри, и замолчал. У него перехватило дыхание. – Вы…
- Если мы найдём способ… – я глубоко вздохнул. – Или Альтаир, или я пойдём туда, если так надо. За себя я ручаюсь, за него – ещё больше. Мы найдём Сириуса и приведём обратно. Если получится.
- Малфой… – прохрипел Поттер, медленно поднимаясь на ноги. – Драко… Мерлин, Дрей! – почти выкрикнул он, вдруг бросаясь ко мне и стискивая меня в объятьях. Я придушённо пискнул. – Малфой, забудь всё, что я тебе тут наговорил, пока висел! Ты самый лучший, самый добрый, самый замечательный, заботливый, чуткий, отзывчивый и отважный человек на свете! – воскликнул Гарри. Я невольно захихикал.
- Дуралей ты, Поттер… Я преследую исключительно корыстные цели. Во-первых, если я откажусь помочь Сириусу Ориону, Альтаир Сириус меня в три дуги свернёт. Ну а во-вторых, кто ещё, кроме тебя, попрётся убивать Волдеморта? Волей-неволей остальным приходится прикрывать твою задницу… Ох, да пусти ты, задушишь!
- Ой, прости! – он поспешно отодвинулся и я смог, наконец, вздохнуть. Глаза Гарри снова сияли, но уже не тем лихорадочно безумным блеском, который был в них, когда я пришёл. Теперь в них действительно были надежда и благодарность… словно я стал для него центром вселенной! Мне стало не по себе.
- Так, уясни с самого начала, – жёстко сказал я, не желая, чтобы у него оставались иллюзии относительно моих намерений. – Я туда не полезу, пока не буду точно знать, что смогу выбраться обратно, что не потеряю себя и смогу его отыскать. Сам не полезу и Альтаира не пущу, даже если придётся костьми лечь! Я тебе не какой-нибудь долбаный гриффиндорский герой! Это понятно?
- Ага, – закивал Поттер всё с тем же выражением лица.
- И я считаю, что мы должны рассказать обо всём Дамблдору и посоветоваться с ним, – добавил я.
- Ладно, – кивнул он снова.
- И… И насчёт зелий нужно поговорить с крёстным.
- Хорошо, – согласился Гарри. Я вздохнул. Захотелось ему врезать, чтобы он наконец перестал изображать китайского болванчика и беспрерывно кивать.
- Перестань, пожалуйста, – попросил я. – И приди в себя наконец. Моё согласие – это только самое начало. Если ты и правда хочешь, чтобы всё получилось, у нас впереди гигантская работа. Я… мне ещё никогда не приходилось делать ничего подобного. Куда-то идти, подвергаться опасностям, кого-то спасать…
- Оу, – сказал Гарри, и его взгляд наконец-то стал осмысленным, а восторг приутих. Он мягко положил руку мне на плечо и ободряюще сжал. – Тебе страшно?
- Мне не по себе, – фыркнул я. – Но я справлюсь. Тем более что Альтаир наверняка будет рядом. Надеюсь только, что мне его удастся успокоить до того, как он войдёт в раж, как ты. Потому что Ветронога мне силой не остановить. Надеюсь, что Гермиона задержит его подольше, чтобы я успел продумать разговор… – я немного помолчал. – Ладно, думаю, пора идти – сидеть здесь больше нет смысла.
- Хорошо, – согласился Поттер, а потом глубоко вздохнул и, отвернувшись, поёжился. Настал мой черед подбадривать его, интуитивно понял я. Стоп! Интуитивно? Как бы не так! Да я, Салазар побери, ощущал его состояние – не так, как своё, конечно, но при взгляде на него я точно знал, что он чувствует, и дело не в том, насколько хорошо я его понимал. Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать, что причина этого – наша мысленная связь. Интересно, а он может так же чувствовать меня? И если может – осознаёт ли?
- Гарри, ты как? – спросил я.
Он вздохнул и повернулся ко мне. Кажется, его эйфория и потрясение начали сходить на нет, но вместо них появилось что-то ещё – надежда, или что-то сродни ей? Я вспомнил собственные чувства, которые испытывал после мнимой смерти отца. Боль, пустота, отчаяние – все это словно чёрная дыра, разверзшаяся в том месте, которое раньше занимал родной, близкий сердцу человек. Я испытывал их всего лишь несколько минут, и боль была настолько сильной, что я сорвался в магическую истерику. Как же Гарри жил с этим полтора года? Правда, говорят, что со временем боль притупляется, или хотя бы становится привычной, терпимой… Но сколько времени нужно для этого? Я прекрасно помнил письма Ветронога, которые он слал мне перед шестым курсом. Альтаир, если бы не Гермиона, наверное, не то что к позапрошлому сентябрю, а и к декабрю бы в полной мере не оправился. А вспомнить, какое облегчение я испытал, увидев Люциуса рядом, когда очнулся? Ведь и Гарри должен сейчас испытывать что-то подобное! Ничего удивительного, что он так торопился – когда на месте той ужасной, изматывающей пустоты в душе снова затеплилась надежда увидеть того, с кем и не надеялся снова повидаться. Да в таком состоянии кажется, что ты можешь голыми руками горы свернуть!
- Я? Нормально… – сказал он, глубоко вздыхая. – Драко, ты, и правда, извини за всё, что я тут наговорил. Я, наверное, действительно слегка сошёл с ума, когда… Когда прочитал, что оттуда можно выйти, и вообще…
- Я понимаю, – прервал я его. – Не нужно извиняться. Я… не воспринимал всёрьёз того, что ты говорил. Я просто знал, что должен тебя остановить, прежде чем ты сделаешь глупость. Ну что, а теперь – пошли к Дамблдору?
- Ох… – он вздохнул. – Может, давай лучше завтра после урока? У нас всё равно защита утром, а потом свободная пара, вот и спросим его на перемене. А то сейчас-то, наверное, уже поздно… Который час, кстати?
Не успел я бросить взгляд на запястье, где красовались подаренные мне матерью на совершеннолетие часы, как за спиной Гарри на стене материализовались старинные часы с кукушкой. Они показывали пятнадцать минут одиннадцатого – иными словами, отбой был пятнадцать минут назад. Что-то мы подзадержались… точнее, я, пока книгу штудировал. Если попадёмся Филчу… Впрочем, мне-то бояться нечего, я как староста имею право задерживаться после отбоя, если есть уважительная причина, а вот Поттеру несдобровать… Однако за него я, похоже, зря беспокоился. Посмотрев на старинные часы, Гарри подобрал мантию-невидимку и набросил на плечи, так что видна осталась только голова, живо напомнив мне тот случай в Хогсмиде на третьем курсе. Да, это был, пожалуй, единственный раз, когда Поттеру удалось обратить в бегство нашу компанию. Пусть ненадолго, но всё же…
- Тебя проводить? – спросил Гарри. – Конечно, вдвоём под мантией будет тесновато, всё-таки не малыши уже, но зато не попадёмся.
- Да не надо, спасибо, – покачал головой я. – Я же староста, так что если и попадусь, ничего страшного.
- А, ну да, – кивнул он. – Ну тогда пошли, что ли?… А где дверь, кстати?
- Надеюсь, что за моей спиной, – пробормотал я, поворачиваясь. В стене послушно обрисовались длинные прямые контуры двери, почему-то украшенной стилизованным изображением деревьев и звезды между ними. Я хмыкнул.
- «Скажи «друг» и войди», – процитировал я. Гарри хихикнул.
- Или, точнее, выйди, – поправил он. Теперь уже хихикнул я.
- Угу. Ну что, «друг», пошли? Или погоди, как там правильно – мэллон!
Дверь распахнулась.
- Ну, если она ещё и ведет в подземелья… – пробормотал Гарри, скорчив мне страшную рожу. Я не выдержал и прыснул, а он через пару мгновений присоединился ко мне. Цепляясь друг за друга, мы кое-как вышли в коридор, шатаясь от смеха. Коридор, впрочем, оказался всё тем же коридором восьмого этажа, что меня несколько расстроило – идти было далековато, а я было уж поверил, что окажусь сразу в подземелье… Ну, видно, возможности комнаты не безграничны, ничего не попишешь.
- Да уж, Малфой, ты полон сюрпризов… – пробормотал Гарри, когда истерический смех утих. – Сначала «Звёздные Войны», теперь «Властелин Колец»… Что будет дальше? Покрасишь волосы в салатовый цвет и купишь себе мотоцикл?
- Кто, я? Покрашу волосы? Поттер, ты в своём уме? – фыркнул я. – Да это только через мой труп!
Попрощавшись с Гарри, я отправился к себе. Пустая, беззаботная болтовня помогла мне немного расслабиться и ненадолго отвлечься от неприятных мыслей о том, во что я впутался сам и заодно впутал лучшего друга, даром что он только счастлив будет, узнав об этом. Ту самую книгу, с которой всё и началось, я прихватил с собой – без неё пришлось бы тяжелее объясняться. Интересно, где сейчас Альтаир? Неужели всё ещё торчит в душевой?
Выяснилось, что нет – Ветроног уже успел вернуться и лежал в постели, закинув руки за голову. На его лице была предовольная улыбка.
- А, Вьюжник. Ты где был?
- В одном месте, по важному делу, – отозвался я. – Можно тебя на минутку?
Альтаир с любопытством посмотрел на меня и со вздохом поднялся на ноги.
- Надеюсь, дело того стоит.
- Ты будешь скакать от восхищения, – ответил я. У меня была уверенность, что я не ошибся в оценке.
Дойдя до моей комнаты, я пропустил Альтаира вперёд, а сам тщательно запер дверь – всё же, мало ли… Эх, предложить бы что-нибудь успокаивающее и расслабляющее… А впрочем, после длительных водных процедур, совмещённых с сексом… На моё счастье, Ветроног и так сейчас должен быть усталым, но довольным.
- Итак, Вьюжник, – Альтаир уселся на кровать и хитро прищурился, – что же такое ты придумал? Есть идея, как сделать так, чтобы дражайшему Поттеру-старшему жизнь мёдом не казалась?
- Нет, намного лучше, – хмыкнул я. – Только перед тем, как я всё тебе расскажу, сделай милость – пообещай, что выслушаешь до конца, прежде чем переходить к… физическим действиям, ладно? Не хотелось бы сейчас будить весь факультет.
- Ну, сейчас спят далеко не все, – возразил Альтаир. – Хотя – ладно, неважно. Обещаю. Говори, ты меня заинтересовал.
Я уселся рядом с ним и достал из сумки, в которой нёс на тренировку школьную форму, книгу Тангерберга.
- Итак. Первое: Гарри обо всём знает.
- Кошмар. О том, что Гермионе нравится догги-стайл, тоже?
Я едва не поперхнулся от смеха.
- Альтаир, сейчас без шуток. Дело по-настоящему серьёзное.
- Ладно, извини. Так о чём именно он знает?
- Сейчас скажу. Просто это – пункт первый. Второй: мы уже всё обсудили и решили, что перед тем, как переходить к решительным действиям, надо всё обсудить с Дамблдором и Снейпом.
- Та-ак, – протянул Альтаир, подбираясь. – Ещё интереснее. Дальше?
- И в-третьих… Прочитай вот эту главу, – я раскрыл книгу на нужной странице и протянул Ветроногу. Тот с любопытством взял её и, едва взглянув на иллюстрацию, ахнул. Его взгляд лихорадочно заметался по строчкам. Я вздохнул, незаметно нащупывая в кармане палочку и думая над тем, не придётся ли мне оглушать его или обездвиживать Петрификусом, пока дело не дошло до ещё одной схватки. Инкарцеро тут не поможет, Альтаиру с его Родовой эти верёвки порвать – дело пары секунд.
Дочитав до конца, Альтаир выронил книгу и уставился на меня, дыша часто, словно только что обежал вокруг всего замка. Но прежде, чем он открыл рот, я наклонился вперёд.
- Альтаир, Гарри обо всём знает. Он едва не кинулся в Министерство прямо сейчас, наскоро попытавшись сварить какое-то простенькое зелье прямо из учебника. Но выслушай меня…
Я кратко повторил все те доводы, которые привёл Поттеру полчаса тому назад, и добавил:
- Я знаю, что ты жаждешь помочь Сириусу. Прошу тебя только об одном – подумай сначала, как ты можешь сделать это наиболее эффективно. И, когда ты отправишься за Арку, – на самом деле я глубоко сомневался, что его родители согласятся на такое, но, с другой стороны, кто знает? Может даже, Беллатриса сама за Сириусом отправится, чтобы не рисковать жизнью сына. Тем более что и найти Бродягу при помощи Зова у неё получится проще… – я пойду с тобой. Вместе и там будет легче.
Альтаир молча улыбался – потрясённо. Кажется, перебор – такой коктейль чувств нелегко адекватно выдержать. Надежда, шок, радость, благодарность, ошеломлённость, тревога… И всё – высшей степени. Ветроног медленно поднялся на ноги и принялся бродить по комнате, явно едва сдерживаясь, чтобы не сорваться с места стрелой. Но надолго его не хватило. Внезапно он кинулся ко мне и стиснул в объятиях – совсем как Гарри полчаса назад.
- Драко! Дрей… Вьюжник… – бессвязно и сбивчиво забормотал он. – Если ты… я… Вместе, мы… Сириус там, есть надежда, всё будет… То есть, не может не быть! Ты не представляешь, что я, то есть, как я…
- Спокойно! – я прижался виском к его виску. – Спокойно, Ветроног… Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Если Сириус ещё жив, мы вытащим его оттуда. Вот и всё.
Хватка Альтаира ослабла, и я смог свободно вздохнуть. Мой лучший друг вскочил на ноги и заметался по комнате.
- Драко, я не усну. Честно! Как я могу уснуть, когда такое? Я… О! Я отправлюсь в луга, погуляю там, проветрюсь. Не бойся, в Министерство не поскачу, – он улыбнулся. – Но ты же понимаешь, что мне просто необходимо побыть на воздухе?
- Конечно, – согласно кивнул я. – Точно не поскачешь в Лондон? А то извини, но я Гарри, знаешь ли, в магической дуэли успокаивал и устал немало. Хотя… ты всю ночь собираешься гулять, или как?
- Не знаю, – Альтаир подошёл к стене и, уткнувшись в неё лбом, закрыл глаза. – Как сам устану, чтобы заснуть можно было. Не ходи со мной, не надо. Ничего со мной не будет, обещаю. Мне просто надо… Прийти в себя.
- Хорошо, – кивнул я. – Тогда – давай. Хорошей скачки!
- Спасибо, – снова улыбнулся Альтаир и, кивнув напоследок, выскочил за дверь. А я, подождав немного, заглянул в спальню семикурсников за нашей Картой. До конца я всё же, увы, не мог быть уверенным в том, что по такому поводу мой друг не съедет с катушек и не ринется в Министерство, наплевав на всё и вся. Но мои страхи оказались напрасными – судя по скорости передвижения точки, подписанной «Альтаир Блэк», он превратился в коня, ещё не добежав до хижины лесничего, и стал нарезать круги по полю, то ненадолго пропадая с Карты, то вновь появляясь. Успокоившись, я убрал её в стол и наконец лёг в кровать. Однако тревога за Альтаира сменилась новой – уже за нас обоих. А что если мы всё равно, даже с помощью Северуса, неправильно подберём зелье и оно не подействует? Что если я, или Альтаир, или, действительно, мы оба, если решим отправиться так – останемся там навсегда? Или ещё хуже – вдруг не сработает заклинание направления и останется только блуждать по потустороннему пространству вечно? Или… да мало ли что может пойти не так?! А самое главное, даже если мы его и найдём – захочет ли он пойти с нами? На тот момент, когда он исчез, я ещё не знал, что отрекусь навсегда от всякой поддержки Волдеморта, и не просто сам, а фактически от имени всего рода… Видно, без Альтаира действительно будет не обойтись – только ему будет наверняка оказано стопроцентное доверие. Не хватало ещё там, за Аркой, доказывать, что всё в порядке и я не верблюд… тьфу, не Упивающийся Смертью!
В общем, одолеваемый этими мыслями, я ворочался всю ночь, но так ничего и не придумал, и задремал лишь под утро. Сны я видел скверные – ничего, правда, не запомнил, однако, когда проснулся, на душе было гадостное ощущение, да и не отдохнул совершенно – чувствовал себя разбитым и опустошённым. Если так пойдет и дальше, придется просить у крёстного нормальное снотворное… Хотя, если на каникулах поеду в Манор, там смогу выспаться – чары Защиты, плюс сама магия поместья обеспечивают представителям рода покой во всех смыслах. Вообще-то я не собирался уезжать из школы на каникулах, дома всё равно никого не будет, а праздновать Рождество в опустевшем доме практически в компании домовиков желания не было. Не тащить же с собой Блейз, в самом деле! Я-то обещал Гарри порыться в библиотеке, но ей покидать школу, где явно будет намного веселей, незачем. Впрочем, я могу остаться в Хогвартсе на сам праздник, а в Манор отправиться на следующий день – благо я теперь могу аппарировать, и ждать Хогвартс-Экспресс, а потом трястись в поезде несколько часов мне совсем не обязательно. Летом, конечно, придется ехать именно так – ничего не поделаешь, традиция, – но на Рождество можно и профилонить.

Разговор с Дамблдором не внёс существенных изменений в наши планы – разве что теперь можно было рассчитывать, что исследованиями займутся серьёзные люди, а не три недоучившихся толком школьника. Ну хорошо, пять школьников, учитывая поддержку Гермионы (а куда ж без неё?) и участие Блейз, которую тоже клещами не оттащишь, стоит ей узнать. Тем не менее в Манор ехать мне всё равно придется – фамильная библиотека Малфоев не зря славится своим собранием трудов по Тёмной магии. Такой информации, как там, больше не найти нигде, кроме разве что библиотеки Блэк-Холла. Авроры порывались даже конфисковать эти книги после ареста отца, но не тут-то было – обыск и конфискацию им толком так провести и не удалось. Сначала в поместье нагрянул Волдеморт, заперев его от министерских работников, а потом я переметнулся, и в Манор вообще почти всем закрылся доступ.
Гарри немного успокоился, хотя на уроках постоянно ловил ворон, и то и дело без всякого повода расцветал улыбкой. На радостях он даже окончательно помирился с Уизелом, и теперь этот рыжий снова всё время маячил рядом, сводя меня с ума одним присутствием. Единственным смешным фактом было то, что Альтаир его теперь терпел намного легче, чем я, по той же причине, что привела в состояние перманентной эйфории Гарри, и едва ли не вовсе не обращал внимания на Уизела. Мне было совсем не так легко, но всё же я, по возможности, старался его игнорировать, однако это не всегда получалось. Впрочем, ради Гарри я старался держать себя в руках. Никаких иллюзий по отношению к Уизелу я не питал, прекрасно понимая, что рыжий ненавидит нас с Альтаиром по-прежнему, и точно так же сдерживается – ради того, чтобы не рассориться с Поттером по новой. Если даже у меня и были какие-то заблуждения на этот счёт, они очень скоро развеялись – в пятницу после обеда мы с Альтаиром наткнулись в коридоре на Уизли, шедшего в противоположную сторону. Кинув быстрый взгляд по сторонам и убедившись, что больше здесь никого нет, он остановился и с вызовом посмотрел на нас.
- Стервятники. На два слова.
- Ты их сказал уже четыре, – буркнул я, не испытывая особенного желания разговаривать с этим типом. Однако Уизел скривился и сделал движение вперёд, словно хотел пихнуть меня к стене. Альтаир угрожающе занёс руку.
- Спокойно, – резко бросил Уизли, отклоняясь назад. – Я просто хочу расставить все точки над «и».
- Решил заняться правописанием? Самое время, в семнадцать-то лет, – фыркнул я. Уизел уже, по всему видно, с трудом сдерживался, чтобы не полезть в драку, но каким-то чудом овладел собой.
- Предупреждаю, Стервятники, я вам не друг, – сказал он, сделав вид, что мои слова прошли мимо его ушей. – И я ни на кнат вам не доверяю!
- На твоём месте я бы на такую сумму никому не доверял, вдруг обманут? – снова фыркнул я. – Это ж для тебя целое состояние!
На сей раз выдержка ему изменила.
- Заткнись, хор… Малфой! – рявкнул он, на мгновение покосившись на Альтаира. – Заруби себе на носу, я слежу за тобой! И за тобой, – на этот раз он прямо посмотрел на моего друга, – тоже! Не знаю, что вы замышляете, но я это выясню! Клянусь, я выведу вас на чистую воду! Вы могли обмануть Гарри, но не меня! И я буду защищать своих друзей от вас, чего бы мне это ни стоило! Я не позволю вам причинить им вред, слышите, Стервятники?!
- Заткнись, Уизли, – сказал Альтаир совершенно необычным тоном – уныло-равнодушным. Даже Уизел удивлённо уставился на него. – Мне глубоко плевать на то, что ты там собираешься делать. Если бы у тебя в черепе имелся мозг, ты бы понял, что, желай мы причинить вред Гарри, десять раз бы уже причинили. И он намного, намного умней тебя. Так что твой бред насчёт того, что «Вы могли обмануть его, но не меня!» свидетельствует больше о неадекватном тщеславии. Имей в виду, мне до тебя нет никакого дела. Если я и согласен обращать на тебя внимание, то лишь потому, что такой человек, как Гарри, по каким-то одному ему ведомым причинам согласился одарить тебя своим покровительством. Ты можешь сколько угодно играть в крутого разведчика, мне, повторюсь, глубоко плевать на твои игры в песочнице. Просто не мешайся у нас под ногами, и я согласен прикидываться, что ты прозрачный. Понял?
Уизли поражённо открывал и раскрывал рот, и на его лице была написана даже не злоба, а… обида. Глубокая обида. Я даже невольно задумался – а только ли поверхностными причинами объясняется его враждебность к нам? Может быть, он ещё и хотел, возможно даже, подсознательно, чтобы на него обратили внимание, чтобы мы уважали его хотя бы как врага?
- Блэк, – прошептал Уизли, – ты не представляешь, как я тебя ненавижу… До боли…
- Советую сделать один шаг, – фыркнул Ветроног. – Хотя нет, один – это в обратную сторону. Но противоположный путь едва ли будет много длиннее.
- О чём ты? – насторожился рыжий.
- Мерлин, Уизли… Тебе что, пословицы в книгах не встречались? Сделай шаг, честно советую. Жить легче станет, уж поверь.
- Я никогда его не сделаю, – немного помолчав, сказал Уизли. – Только не к тебе.
- Твой выбор, – пожал плечами Альтаир.
- Да, мой! – начал снова закипать Уизел. – Мой! И – да, я буду следить за тобой! За вами обоими! Я…
Моё терпение лопнуло. Я резко шагнул вперёд и схватил его за воротник рубашки. Прикоснуться к Уизелу не через ткань я бы, наверное, физически не смог – меня бы стошнило раньше.
- А теперь ты послушаешь меня, – негромко, но очень чётко вытолкнул я сквозь с трудом разжимавшиеся зубы. – Если ты, придурок, решил поиграть в параноика, твои проблемы, но не впутывай сюда Гарри! У него и без тебя хватает проблем, а ты и так достаточно уже причинил ему горя! Научись ты, в кои-то веки, думать не только о себе и своих подозрениях! И если ты, – я тряхнул его для убедительности, – будешь зудеть ему над ухом каждый день, это рано или поздно сведёт его с ума, ты хоть это понимаешь? Ты думаешь, ему приятно видеть, как его друзья грызутся между собой? Тебе никогда не приходило в твою тупую башку поберечь его? Пощадить его чувства?
Я оттолкнул его и отступил. Уизли, тяжело дыша, словно пробежал не меньше мили, смотрел на меня с недоумением, словно не мог поверить в то, что я способен сказать нечто подобное.
- Я… – начал он, потом замолчал на минутку, потирая шею, натёртую воротником. – Я всё равно вам не доверяю, – негромко сказал он, переводя взгляд с меня на Альтаира и обратно, однако в его глазах читалось сомнение. Я кивнул.
- А мы всё равно тебя не уважаем, – отозвался я. – Так что, наверное, квиты. Но лично я предлагаю ради Гарри попробовать вести себя друг с другом более-менее цивилизованно и постараться не хвататься за палочки при первой для этого возможности.
- Ты предлагаешь… перемирие? – спросил он. Я фыркнул.
- Ещё чего! Перемирие – это когда временно забываются все обиды. У нас с тобой – в лучшем случае пакт о ненападении.
- Эээ… ну ладно, – нехотя кивнул рыжий, хотя я не был окончательно уверен, что до него дошёл смысл слов «пакт о ненападении». – Но имей в виду, Малфой…
- Да, да, ты за нами следишь. Я в курсе, – нетерпеливо отмахнулся я. – Только не забывай о том, что и мы будем присматривать за тобой. И если ты ещё раз хоть словом причинишь Гарри боль… Можешь быть уверен, мы с Альтаиром позаботимся, чтобы то, что было с тобой после нашей последней дуэли, показалось тебе кро-о-охотной неприятностью…
- Не сомневаюсь, – буркнул Уизел.
С тем мы и разошлись – каждый оставшись при своём мнении, однако договорившись поддерживать хотя бы видимость спокойствия, и, как выразился в своё время Гарри, «общаться цивилизованно».

Pov Гарри Поттера.

Вплоть до конца недели – иначе говоря, до похода в Хогсмид, – я пребывал в неизменно приподнятом настроении. Сириус, Сириус, Сириус – он занимал все мои мысли. То и дело я начинал беспокоиться о том, как он там – но неизменно успокаивал себя тем, что он же, боггарт побери, чистокровный, значит, погибнуть в потустороннем лабиринте не должен был! И всё равно жуткий, липкий страх то и дело сжимал мне сердце и отпускал только через несколько минут, когда мне удавалось уговорить себя, что всё образуется. Надо только немного потерпеть, поискать нужную информацию, и тогда мы вытащим его. А иногда меня охватывала дрожь нетерпения, и я, кусая губы, ругал себя на чём свет стоит за то, что дал Малфою слово не бросаться грудью на амбразуру и не лезть в арку самостоятельно. Однако даже беспокойство не могло, по большому счету, испортить мне настроение. Мне казалось, что вообще ничто не могло его омрачить – ни постоянные перепалки Стервятников и Рона, которые они тщетно пытались замаскировать, ни пытливые взгляды Джареда Поттера, который неизвестно почему ошивался в замке. Ко мне он не подходил, заговорить не пытался, однако я каждый раз ловил на себе его внимательный взгляд, когда он оказывался поблизости. Зачем он остался? Ведь занятия по аппарации были только один раз, в субботу, а потом наступали каникулы, и возобновиться они должны были только в январе. Обе дамы из комиссии уехали в Лондон ещё после теста, прибыв обратно только непосредственно перед уроком, а вот он поселился в гостевой комнате неподалеку от директорского кабинета. Хотя… Снейп говорил, что он остался один после отречения от моего отца и ухода жены. Тогда, может, ему просто захотелось побыть среди людей?
Вообще, как я помнил, наши-то занятия начинались ближе к весне, чтобы в начале третьего триместра те, кто подходил по возрасту, могли уже сдать тест в первый раз. Однако в этом году занятия сдвинули, как гласила официальная версия, из соображений безопасности, хотя чем это было безопаснее, никто решительно не понимал. Джинни, горевшая энтузиазмом, глядя на нас, естественно, записалась на курс, и даже смогла, как она утверждала, понять принцип действия. Гермиона, отнюдь не убеждённая нашими с Драко заверениями в том, что я не собираюсь бежать в Министерство и прыгать в Арку, не спускала с меня глаз, оставляя в покое только на время, проводимое ею с Альтаиром – на моё счастье, за него она беспокоилась не меньше. Её назойливое внимание тоже могло бы слегка подпортить мне настроение, однако я едва замечал его – так меня захватила надежда вновь увидеть крёстного.
На Малфоя я вообще был готов молиться. Драко казался мне самым лучшим человеком на земле – ведь он был готов рискнуть собой ради того, чтобы попытаться спасти близкого мне человека! Положим, Альтаир был готов к этому ничуть не меньше, но всё-таки Сириус был ему дорог так же, как и мне – из всех Стервятников никто не сошёлся с ним так, как он. Дамблдор, правда, пытался отговорить их обоих – и Альтаира, и Драко, предлагая кандидатуру Тонкс, которая тоже приходилась Сириусу двоюродной племянницей, а кроме того, была всё-таки старше и опытнее Стервятников, не говоря уже о том, что являлась квалифицированным аврором. Однако Малфой просто указал на то, что создатель Арки был так же, как и Тёмный Лорд, помешан на чистокровности, и полукровок, как и магглорождённых, за аркой уж точно ожидала верная смерть. Впрочем, эти соображения всё равно оказались бессмысленными после того, как обо всём узнали родители Альтаира. Они оба немедленно прибыли в Хогвартс и потребовали ввести их в курс дела, после чего миссис Блэк решительно заявила, что за двоюродным братом отправится она, как наиболее близкая на данный момент его родственница. Собственно, как я узнал, мать Сириуса была ещё жива, и теоретически ей было бы ещё проще найти его за Аркой, причём проще намного, но этот вариант отпадал – Вальбурга Блэк была уже в летах, а перенесённые ею испытания состарили женщину раньше времени. Дамблдор очень обрадовался, узнав о намерении матери Альтаира, и заверил, что окажет всё необходимое содействие. Его можно было понять – всё-таки и Альтаир, и Драко всё ещё его студенты, как бы оба ни хорохорились и не заявляли, что уже совершеннолетние. Собственно, и миссис Блэк решила пойти в Арку сама именно после того, как узнала, кому надо это будет сделать в ином случае. Конечно, Альтаир потом заверил меня, что, скорей всего, она бы Сириуса и так в беде бы не оставила, но у меня всё равно создалось чёткое впечателние, что такое быстрое решение со стороны Беллатрисы обусловлено не чем иным, как стремлением прикрыть от опасности сына. Да и чего уж там – и мне-то было не по себе от того, что приходилось стоять в сторонке и смотреть, как другие рискуют жизнью из-за того, что нужно тебе. Поначалу, правда, я не очень думал об этом – признав правоту Драко в отношении зелий, я думал отыскать лазейку и всё-таки пойти самому, однако Блейз, узнав обо всём, справедливо указала, что цель – спасти Сириуса, и не столь уж важно, кто именно сделает это.
- Ты можешь, конечно, геройски погибнуть в благородном порыве не подставлять никого, но много ли будет от этого толку? – спросила она. – Ты погибнешь, он останется там и тоже, скорее всего, рано или поздно умрёт. И это ещё не самое худшее.
- Да куда уж хуже? – вздохнул я. Блейз покачала головой.
- Ты просто не принимаешь во внимание то, какие последствия повлечёт твоя смерть, – сказала она. – Вспомни о Том-Кого-Нельзя-Называть. Кто одолеет его, если ты погибнешь? Вот и получится, что твой геройский порыв принесет ему Магический Мир на блюдечке с голубой каёмочкой.
- Ух… Об этом-то я и не подумал, – признал я. – Но нельзя же вечно этим прикрываться, Блейз!
- Никто и не просит тебя прятаться! Но лезть туда, где ты заведомо обречён на провал, глупо, Гарри! Ты бы лучше сосредоточился на том, что действительно можешь делать!
- И на чём же это, например?
- Не знаю, – хмыкнула моя девушка. – Должно что-нибудь найтись, – и она лукаво посмотрела на меня из-под длинных тёмных ресниц, да так, что я не мог не поцеловать её…

* * *

В Хогсмид в воскресенье мы отправились большой толпой, собравшись все вместе, – я с Блейз, Гермиона с Альтаиром, Драко, Джинни, Невилл, Рон, Лаванда, Дин и Симус, и даже Крэбб с Гойлом. Правда, эти двое держались немного в стороне, и время от времени напряжённо поглядывали на Малфоя, который, впрочем, не обращал на них ровным счётом никакого внимания.
Гермиона, в отличие от меня, всё ещё злилась на Рона, и отказывалась поддерживать его в попытках возобновить дружеские отношения. Впрочем, я советовал приятелю не отчаиваться – надо знать Гермиону, она простит, когда сочтёт, что помучался он достаточно. Как бы там ни было, Рон очень рассчитывал на сегодняшний поход в Хогсмид – может, поддавшись тёплому духу Рождества, уже витающему в воздухе, она оттает поскорее?
Добравшись до места, мы быстро выяснили, что интересы у всех довольно разные, так что постепенно компания распалась. Мы с Блейз отправились гулять по деревне, как любили делать, когда попадали сюда. В принципе, Хогсмид не настолько велик, чтобы тут можно было находить каждый раз новые развлечения, а без толку шататься по одним и тем же местам – тоже развлечение ниже среднего, однако сегодня, когда деревеньку разноцветным покрывалом окутал хоровод праздничных украшений, всё казалось необычным и обретало новые краски. Повсюду в магазинах, а кое-где и на улицах была развешена омела, и тут и там виднелись целующиеся парочки. Мы с Блейз тоже пару раз оказались в таком положении, однако, вполне естественно, не возражали.
Ближе к вечеру слегка похолодало, а потом повалил снег. Я раньше, вообще-то, свято верил в то, что снег – к потеплению, но, видно, из любого правила бывают исключения. Основная масса учеников набилась в «Три Метлы», «Кабанью голову» оккупировали жители деревни, кое-какие приезжие и даже кто-то из преподавателей – словом, контингент постарше.
Кроме этих двух заведений, выбора в Хогсмиде в общем-то и не было – разве что злосчастная чайная мадам Паддифут. Хотя, в принципе, я уже не испытывал к этому кафе такого отвращения, как прежде – да оно и понятно, наша посиделка с Блейз там оказалась куда удачнее достопамятного свидания с Чжоу. Одно плохо – народу в Хогсмиде сегодня было пруд пруди, и я не сомневался, что даже там все столики заняты, в чем и убедился, когда мы окончательно устали, проголодались и замёрзли. Блейз предложила «Маленькую Италию», и я незамедлительно согласился, вспомнив об этом уютном местечке – раньше я как-то старался особо не ходить там даже мимо, чтобы не смущать Рона, так что сменить эту привычку не успел, в результате чего сразу предложить направиться туда сейчас не додумался. Впрочем, увы, толку от этой идеи в любом случае оказалось мало – на полпути к ресторанчику мы встретили идущих нам навстречу Альтаира и Гермиону, которые и «обрадовали» нас известием, что свободных мест там тоже нет, причём давно. Впрочем, мы не то чтобы расстроились – просто хотелось посидеть вдвоём, но, раз нет возможности, придётся присоединяться к остальным в «Трёх Мётлах». Альтаир поморщился, услышав это предложение – он был о деревенском пабе не лучшего мнения. Но и он согласился, что согреваться там сливочным пивом намного лучше, чем шататься по морозу.
Заявившись в «Три Метлы», мы обнаружили, что почти все наши однокурсники уже устроились за несколькими столиками неподалеку друг от друга. Правда, слизеринцы, в лице Тео Нотта, Крэбба с Гойлом, надутой Пенси Паркинсон, а так же хихикающих Тэсс Хэмонд и Миллисенты Буллстроуд, уселись за крайний столик, как можно дальше от гриффиндорцев. Оставшиеся два факультета играли роль своеобразного буфера между ними, хотя от Когтеврана с Пуффендуем семикурсников здесь было немного. Энтони Голдстейна, равно как и Ханны Эббот видно не было – но тут я готов был голову дать на отсечение, что уж они-то точно в чайной Паддифут. За средним столом сидели сестрички Патил вместе с Лавандой и Роном. Компанию им составляли Майкл Корнер, Эрни МакМиллан и Захария Смит со своим младшим братом Джейсоном, когтевранским загонщиком, который учился сейчас на пятом курсе.
Гриффиндорский столик – а точнее, даже два, потому что за одним все не помещались, – был самым оживлённым и жизнерадостным из всех. Единственными «не-гриффиндорцем» тут оказался Драко, однако, благодаря Джинни и проявившему радушие Симусу, Малфой не чувствовал себя неуютно, даже несмотря на мрачные взгляды Рона.
Наше появление все встретили весёлыми приветствиями. Уже почти подойдя к столикам, мы с Блейз обнаружили, что застряли – воздух вокруг нас уплотнился, не давая ступить ни шагу ни вперёд, ни назад. Впрочем, это не удивило и не испугало: мы были далеко не единственной парочкой, которая попала сегодня в такое положение. Мельком кинув взгляд вверх, я убедился, что над нами повешена омела, и, притянув к себе Блейз, нежно поцеловал её без тени стеснения. В самом деле, нас столько раз уже видели за этим занятием, что и на сей раз ни для кого не будет в этом ничего нового. Альтаир тем временем терпеливо подождал, придержав свою девушку за руку, и, едва место под омелой освободилось, демонстративно затащил Гермиону туда, вызвав смех и одобрительные возгласы.

В баре мы провели часа полтора, не больше, и времени ещё оставалось более чем достаточно, как вдруг с улицы донёсся оглушительный грохот.
- Не волнуйтесь, не волнуйтесь! – стала тут же успокаивать всех мадам Розмерта. – Я думаю, это всего лишь эти знаменитые фейерверки братьев Уизли из их магазина. Их всё время покупают и взрывают прямо на улицах, ничего страшного…
Опровергая её слова, дверь распахнулась, и в дверь ввалился Деннис Криви, чьи ноги были спутаны прочными веревками, из которых он с боем выдирался.
- Упивающиеся Смертью! – крикнул он. – Они ворвались в «Кабанью голову» и почти сравняли её с землей!
Что тут началось, страшно даже представить! Крики, паника, беспорядочные метания… В суматохе я чудом умудрился не потерять Блейз, и, держа её за руку, стал пробиваться к Гермионе, которая на пару с Эрни безуспешно пыталась навести хоть какое-то подобие порядка. А на улице, правда, пока ещё вдалеке, уже слышны были крики, заклятия, даже какие-то взрывы… Они доносились откуда-то со стороны «Кабаньей головы» и пока не приближались, однако это могло измениться в любую секунду.
Кое-как протолкавшись к Гермионе и Эрни, которые уже успели собрать вокруг себя почти всех младшекурсников, я схватил подругу за руку.
- Их необходимо увести отсюда! – крикнул я.
- До Хогвартса слишком далеко! – возразила она. – Придётся обороняться здесь!
- Это слишком опасно! Можно воспользоваться подземным ходом!
- Но Визжащая Хижина тоже в той стороне! – она кивнула в ту сторону, откуда доносились вопли и звуки сражения. Я облизнул пересохшие губы, и тут меня осенило.
- «Сладкое королевство»! Ход завален камнями, но закрывал его Филч, значит, никаких заклятий там не лежит, только стандартные охранные чары! А охранные чары Дамблдора пропустят учеников в такой ситуации! Ты ведь сможешь пробиться через завал?
- Я… Ну, думаю, да…– растерялась Гермиона. Естественно, она сможет – даже Рон в своё время смог, ещё на втором курсе в Тайной Комнате!
- Отлично! Блейз, помоги ей! Собирайте учеников и тащите их через подвал в Хогвартс! А там сразу расскажите обо всём Дамблдору! – выпалил я.
- А ты?! – воскликнули обе девушки в один голос.
- Гарри прав, нам нужно найти тех, кто остался! – возразил Эрни.
- Не знаю, удастся ли это, – проговорил стоявший рядом с Гермионой Альтаир, уже державший палочку наизготовку, – но насчёт эвакуации я полностью согласен. Гермиона, давай – немедленно! А я прикрою отступление. Ну, то есть мы прикроем, – поправился он.
Я сам и мысли не мог допустить о том, чтобы уйти. Упустить шанс схватиться с Упивающимися, испытать себя, а может, и сквитаться кое-с кем из них? Перед глазами промелькнуло лицо Долохова, искажённое безумным смехом – такое, каким я его видел после падения Сириуса. А следом за ним мелькнуло лицо Хвоста, мерзкого предателя, продавшегося Волдеморту. Я невольно ощутил мстительную радость в душе при мысли о том, что могу столкнуться здесь и сейчас с одним из них, или даже с обоими. В том, что я справлюсь с ними, я не сомневался, особенно при поддержке Драко. А где он, кстати?
- Дрей! – завопил я, озираясь по сторонам.
- Да тут мы, не ори! – отозвался из-за моей спины знакомый голос, однако не Драко, а Рона. Я обернулся, как ужаленный, чтобы увидеть у себя за спиной их обоих, да ещё и Джинни в придачу.
- Хорошо, – кивнул я со вздохом облегчения. – Драко, ты мне нужен. Вдвоём мы сможем действовать против Упивающихся…
- Ты спятил, – серьёзно сказал Малфой, однако его глаза сверкнули фамильной, серебряной яростью. – И я, похоже, вместе с тобой. Но учти, Поттер, просто так бросаться на Упивающихся с боевыми воплями, или как там у вас это называется, я не буду!
- Боевой клич это называется, – проворчал Рон. – Всегда знал, что от Слизерина ничего, кроме трусости, ждать нечего!
- Заткнись, Уизли, – резко оборвал его Драко. – Я имел в виду тактику и стратегию. Надо выиграть время, дать девчонкам время увести отсюда малышню и вызвать подмогу. Седьмой курс, плюс пара полупьяных учителей, один из которых Хагрид – расклад не в нашу пользу!
- Но у нас с тобой есть Родовая Магия! – возразил было я. Малфой в ответ только как-то зло усмехнулся и посмотрел на меня так, что я почувствовал себя идиотом.
- Большинство Упивающихся – чистокровные, и у них она тоже есть, – резко сказал он. – Даже женщины наследуют её часть, правда, в основном целительные и защитные силы. Но, уверяю, даже просто защиты им хватит!
- Но… но…
Взрыв, раздавшийся совсем рядом, от которого вылетело больше половины стёкол, избавил меня от необходимости отвечать. Гермиона откуда-то выцепила мадам Розмерту и заставила её показать короткий путь через чёрный ход в подсобные помещения «Сладкого Королевства». Мы с Драко, Альтаир, Эрни, Рон и остальные заняли позиции вдоль окон, приготовившись прикрывать отход. Блейз и Джинни поначалу попытались воспротивиться и остаться с нами, но мы мигом убедили девушек, что пара лишних палочек ничего не решат, а они куда больше помогут нам, если присмотрят за младшекурсниками, и нам не придётся каждую минуту оглядываться, чтобы убедиться, что они всё ещё живы.
Поначалу казалось, что после того взрыва ничего больше не происходило. У меня затеплилась надежда – или страх? – что Упивающиеся ушли, однако стоило мне самую малость расслабиться, как входная дверь, забаррикадированная чуть ли не всеми имевшимися столами, с грохотом слетела с петель, вламываясь в столы и разнося и их и себя в щепки. Во все стороны полетели осколки дерева, мы дружно завопили «Протего!»…
Дальнейшее слилось в какой-то почти непрерывный кошмар. Беготня, беспорядочные выкрики, вспышки света… В зал ворвались человек десять в тёмных плащах с остроконечными колпаками, чьи лица скрывали белые маски Упивающихся Смертью. Завязалась битва. Это было и похоже на то, что происходило полтора года назад в Министерстве, и в то же время кардинально отличалось. Теперь все мы знали и умели куда больше, чем тогда. Мы могли распознавать заклятия, могли отражать их, да и наш арсенал теперь не ограничивался всего лишь Оглушающими. И всё же Упивающиеся, полку которых медленно, но верно прибывало, теснили нас. Каждый раз при виде зелёной вспышки или при выкрике «Авада…» моё сердце противно ёкало, но я не позволял себе сейчас отвлекаться и выяснять, насколько успешным было заклятие. На секунду ослабив внимание, я сам рисковал получить ещё одну Аваду в лоб, и сильно сомневался, что и на сей раз защита, данная мне матерью, спасла бы меня. Драко держался рядом, работая палочкой мрачно и уверенно. Заклятия, которые он бросал одно за другим, отличались от тех, к которым я привык, но это и было понятно. Из всех собравшихся только Альтаир и он не были в своё время участниками Отряда Дамблдора, и стиль Драко скорее напоминал стиль наших противников. Впрочем, учитывая то, что Люциус намеревался сделать из сына Упивающегося рано или поздно, в этом не было ничего удивительного. Альтаир тоже был рядом, то и дело прикрывая от удара Драко и сам легко кидая в Упивающихся заклятие за заклятием – или, точнее, проклятие за проклятием. Блэк сейчас наглядно демонстрировал, что славу Тёмных магов его род получил не за любимый цвет мантий, и слизеринец обходился в схватке разве что без Непростительных. Мы с Драко первое время держались друг за друга, и резкие выкрики Малфоя мне на ухо, когда он подчинял мою Родовую Силу и использовал нашу магию вместе, вселяли в меня хоть какую-то надежду, что у нас всё получится…
В какой-то момент я осознал, что нас вытеснили из бара, и потасовка теперь ведётся на улице. Перед глазами в красноватых отблесках пожара сновали тёмные фигуры. Горело несколько зданий, в их числе и достопамятный магазинчик с одеждой, и злосчастная кафешка мадам Паддифут. От «Кабаньей Головы» тоже доносились отблески пожара… К семикурсникам присоединились постоянные жители Хогсмида, но нас всё равно было мало, а бой кипел со всех сторон. Только бы мы смогли! Только бы у нас получилось прикрыть отход младших курсов, и только бы мы никого не потеряли в этой свистопляске! Повторяя это как молитву, я, почти не прицеливаясь, бил Ступефаями, Импедиментой и Петрификусом по каждому увенчанному остроконечным колпаком Упивающегося силуэту, отчаянно надеясь, что никому из наших не пришло в голову сегодня напялить такую же остроконечную шляпу.
Я почти не осознал, что в горячке боя умудрился-таки потерять из виду Драко, и опомнился слегка только тогда, когда столкнулся спиной к спине с кем-то, в ком, стремительно обернувшись, признал Рона. Его лицо было перемазано сажей, а на щеке красовалась длинная царапина, но в остальном он был цел и невредим.
- Где остальные? – крикнул я, хотя было очевидно, что он знал ответ не лучше, чем я сам. Рон что-то прокричал в ответ, но тут над нами снова пронеслось несколько лучей заклятий – к счастью, ни одного зелёного, – и нам пришлось срочно снова вступить в схватку.
Мысленно благодаря небо за прошлогодние непрерывные тренировки профессора Тёрнер, я наслал невербальное проклятие на одного из Упивающихся, от которого его тут же скрутил жуткий кашель. Пока он складывался пополам и задыхался, я обездвижил его напарника и успел обезоружить ещё двоих. Сам я тоже пропустил пару ударов, и теперь у меня плетью болталась левая рука, онемев от мощного энергетического удара в плечо, ныли ребра, частично принявшие «Аэрос Сфаэро Мортис», и сочилась кровь из раны за ухом – но там меня просто зацепило осколком стекла, к счастью, не повредив никаких серьёзных артерий.
Я с отчаяием понимал, что начинаю уставать. Палочка в руке казалась неподъёмной, как бревно, ноги переставлялись с трудом, и я уже не носился по деревне, как чокнутый заяц, стараясь поспеть на помощь всем подряд, а с трудом ковылял по одной из боковых улиц, отчаянно надеясь, что скоро подоспеет подкрепление.
Выбравшись на пригорок на окраине деревни, я с тихим ужасом увидел, что и здесь тоже кипит бой. Упивающихся было немного, человек пять, не больше, и их постепенно теснили жители деревни. Где-то поодаль, внизу, я заприметил огромную фигуру Хагрида – лесничий тоже участвовал в схватке и довольно неплохо справлялся, хотя колдовство давалось ему с трудом. Впрочем, Хагрид с лихвой восполнял недостаток магической мощи огромным ростом и кулаками.
Внезапно один из Упивающихся, которые сражались в группе почти прямо передо мной, выскочил вперёд. Насколько я мог судить, это был человек среднего роста и довольно крепкого телосложения. Я застыл – фигура показалась знакомой. А что, если это…
Упивающийся вскинул палочку и завопил «Сектумсемпра!», указывая на одного из хогсмидских колдунов. Тот упал, отчаянно хватаясь за распоротую грудную клетку. Я вскрикнул – уж я-то знал, на что способно это заклинание!
Но это была не единственная причина. Голос, я прекрасно помнил этот голос! Выкрикнув заклинание, оставившее Упивающегося без колпака и маски, я с мстительной радостью узнал Антонина Долохова. Взревев, я ринулся в бой, позабыв и про усталость, и про собственные ранения. Долохов встретил меня на полпути издёвкой, но я был в такой ярости, что едва обращал внимание на то, что он там говорил помимо заклятий. Я кипел и рвался в битву – кажется, в тот момент мне было всё равно, что использовать, и ещё пара минут – и я решился бы даже на Аваду.
- Экспеллиармус! – прокаркал откуда-то сбоку и чуть сверху чей-то голос, и моя палочка вылетела из моей руки и унеслась куда-то в неизвестном направлении. Антонин издевательски расхохотался, а я, обескураженный и ещё не успевший толком осознать весь ужас своего положения, стоял перед ним и чувствовал себя ребёнком, у которого внезапно отобрали игрушку, с которой он увлечённо играл, и велели идти спать. Я бросил взгляд на его нежданного союзника. В пылу схватки мы переместились по пригорку ниже, и теперь я снизу вверх смотрел на довольно высокого человека в тёмном плаще, почти таком же, как у Упивающихся, но с наглухо закрытым капюшоном, где были прорезаны дырки для глаз и рта. Где-то я читал, что в средние века были монашеские ордена у магглов, монахи которых считали правильным скрывать своё лицо от «греховного» мира, дабы полностью отрешиться от него, и носили похожую одежду. Кажется, она называется «куколь», или как-то так.
- Ну вот, – злорадно осклабился Антонин, кривя рот в отвратительной ухмылке. – Как приятно встретить старого знакомого…
Он поднял палочку, готовясь наложить на меня… А впрочем, что бы он ни собирался наколдовать, у меня уже не было возможности отбить его заклятие, и я мог только увёртываться, однако хорошо понимал, что долго это не сможет продлиться…
- Протего!
- Ступефай! – раздались одновременно два голоса, и откуда-то из-за холма выскочили Драко и Рон – оба потрёпанные, а Малфой ещё и хромающий на одну ногу, но вполне живые. Никогда в жизни я ещё не был так счастлив их видеть! Оглушающее заклятие Драко цели не достигло, однако шансов у меня существенно прибавилось.
- Какая живность, – появление новых противников, казалось, ничуть не смутило Долохова. – Слизеринский прыгающий хорёк. А где же твой храбрый защитничек? Прикрывает свою грязнокровку?
- Уже прикрыл, – послышался голос, и из-за противоположной стороны холма показался Альтаир. На вид он был невредим, хотя и бледен, как смерть. Левый рукав его мантии висел клочьями, но палочка уверенно лежала в руке. – Она в безопасности, чего не скажешь о тебе. Я давно мечтал расквитаться с тобой.
- Пёсик скалит зубки? – издевательски проворковал Долохов, но тут Альтаир стремительно выбросил вперёд руку, и Упивающийся не смог подавить дикого вскрика – он не успел полностью уклониться, и заклятие Блэка чиркнуло его по предплечью. Поскользнувшись, Долохов рухнул в снег, но сразу же вскочил на ноги. Ухмылка исчезла с его лица, теперь он уже смотрел на Блэка сосредоточенно.
- Невербальный Круциатус… Щенок вырос и стал боевым псом, так?
- Для тебя я адский пёс, – сквозь зубы процедил Альтаир и снова взмахнул палочкой. Антонин немедленно вскинул свою, но тут Драко резко щёлкнул пальцами левой руки, одновременно нашарив правой мою ладонь. Родовая Магия и невербальный Экспеллиармус – и палочка Долохова последовала за моей. Он побледнел, резким прыжком уворачиваясь от следующего заклятия Альтаира.
- Уходим! – крикнул Антонин своему сообщнику в куколе и опрометью кинулся за своей палочкой – схватил её, и с громким хлопком аппарировал. Что-то в фигуре его спутника настораживало, как-то неестественно, скованно он двигался. Я нахмурился, и меня пронзило странное ощущение неправильности происходящего, словно этому человеку там не место – а точнее, что его место совсем не там. От Драко по нашей связи донёсся такой шквал эмоций, что я вдруг понял: этого человека надо задержать любой ценой. Я шагнул вперёд… А дальше всё произошло так быстро, что я успел осознать происходящее лишь тогда, когда всё было уже кончено.
- Гарри, нет! – крик Рона, и одновременно с этим фигура «монаха» разворачивается ко мне…
- Авада Кедавра!
- Импедимента! – а это уже голос Драко, его заклятие настигает меня раньше, и я падаю на спину, а зелёный луч Авады проносится над моей головой, не успев лишь на долю секунды. – Фините Инкантатем! – выкрикивает снова Малфой.
- Ступефай! – одновременно кричит Рон, и его Оглушающее насквозь пронзает фигуру в тёмном плаще. Незнакомец падает, как подкошенный, что спасает ему жизнь – прямо над его головой проносится Сектумсемпра, посланная Альтаиром и тут…
Вокруг воцарилась тишина. Меня как клещами потянуло к упавшему телу, валяющемуся на снегу бесформенной грудой. Шаги сзади подсказали, что Драко и Рон следуют за мной почти что след в след. Я приблизился, с противоположной стороны к оглушённому подошёл Альтаир, продолжая держать его под прицелом.
- Это, должно быть, и есть тот самый таинственный новый союзник Волдеморта, о котором говорил Снейп, – послышался голос Малфоя. – Вроде его Антонин как раз привёл, так что, наверное, всё сходится – под особым присмотром, значит, важная птица… Интересно, кто он такой?
- Давайте посмотрим? – не очень уверенно предложил Рон. Я, облизав губы от напряжения, сделал ещё шаг вперед. Почему-то ещё никогда в жизни мне не было так страшно, хотя я сам не мог объяснить природу своего страха. Мне почему-то чудилось, что голова под этим куколем не принадлежит человеку, и мерещились всякие ужасы из маггловского кино – вроде «Хищника» или «Чужого». Вот сейчас я сдёрну эту тряпку, а там – жуткая морда, оскаленная в намерении броситься… Усилием воли отогнав видения, я снова потянулся к капюшону, который не был, как стало видно, частью плаща, а надевался отдельно сверху. Я несмело сомкнул пальцы на грубой ткани и потянул. Почему-то у меня было ощущение, что я сам, лично, стаскиваю капюшон дементору, который готовится меня поцеловать. Драко и Альтаир дружно подняли палочки, прицеливаясь в незнакомца и явно готовясь в случае чего прикрыть меня. Секундой позже, с сомнением глянув сначала на оглушённого, потом на них, их примеру всё же последовал и Рон.
Ткань соскользнула довольно легко, и в первый момент я испытал безграничное облегчение, когда голова под капюшоном оказалась вполне человеческой. Я не сразу понял, кого именно вижу. Обычный человек – отросшие до плеч чёрные волосы, измождённое, но сохранившее следы былой привлекательности лицо, немолодое уже, но и не сказать, чтобы старое…
Рон за моей спиной сдавленно охнул. Драко не проявлял никаких эмоций, буквально оледенев, и это в первый момент сбило с толку. И тут у меня перехватило дыхание, когда внутри одним добела раскалённым шквалом нахлынуло узнавание. Дыхание перехватило от резкой, острой боли и неверия. Нет, нет, не может быть! Это не может быть он!!! Я заморгал, тщетно пытаясь вдохнуть. Грудь сдавило железными тисками, а редкие снежинки, витающие в воздухе, вдруг заметались в диком хороводе и, всё увеличиваясь, вдруг все скопом кинулись мне в лицо. Помутившимся зрением я успел различить, как Альтаир, роняя палочку и неверным жестом поднося руку к груди, коротко пошатывается и падает на снег, словно подрубленное дерево. Ледяной поток воздуха ворвался в лёгкие, и я с тихим всхлипом наконец потерял сознание.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (07.08.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями