Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2465]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [79]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4687]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14918]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14195]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8737]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4286]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Львица
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16 июня - 31 июля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Wide Awake/Неспящие
У Эдварда и Беллы темное прошлое, оставившее им эмоциональные шрамы и кошмары, из-за которых они стараются оставаться неспящими. После их встречи между ними возникает связь, которая помогает им справиться с ночью.
Все люди, гигантский ООС и рейтинг М из-за темных сцен.

Не разбивай моё сердце
Сюжет подсказала песня Unbreak My Heart Toni Braxton. Розали/Эммет.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Back in the past/Возвращение в прошлое
Действия происходят в конце Рассвета. Представим, что Волтури убили почти всех Калленов. Оставшиеся в живых, страдают и ситуация кажется безысходной. Но потом появляется шанс соединить семью вновь, но только при одном условии. Эдвард должен вернуться обратно в прошлое, где ему вновь предстоит бороться за Сердце Беллы, так как она его не помнит. Получится ли у него вновь завоевать её?

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Нежность
Невероятно красивая и трагичная история о любви. Рассказ состоит из нескольких писем, каждое из которых преисполнено настоящей, ничем не прикрытой, нежностью.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Драма, трагедия
4. Детектив, военные, экшен
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 429
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 13. Возвращение короля

2018-8-16
47
0
Глава 13. Возвращение короля.


Я люблю тебя, Блэк,
Хоть оно тебе даром не надо.
Я люблю тебя, Блэк,
Я люблю тебя с первого взгляда!
Не тебя – сорванца
И красавчика первого в школе,
А тебя – беглеца,
Неподвластного авторской воле.

Мне немало дано –
В семикнижии ровно три тома.
Мне известны давно
Про тебя измышленья фандома.
Слышишь? Ритмы звенят,
И картинки плывут, беспокоя:
Глюки есть у меня –
Блэк, ты знаешь, что это такое?...

Не для нас – соловьи,
Не для нас – поцелуй на рассвете.
А вершина любви –
Ночь за фиком и день в Интернете.
Сколько странных минут
Мне причуда моя доставляла!
Дети книжку возьмут –
Всё опять повторится сначала.

В вихре мчащихся дней
Есть иные – всех прочих дороже.
Блэк, ты помнишь друзей,
Что погибли?... Да, знаю, ты – тоже…
Но твой вечный побег
Вдохновляет надежду на чудо:
Я люблю тебя, Блэк,
И ЖЕЛАЮ СБЕЖАТЬ И ОТТУДА!

black_tiger*

Pov Гарри Поттера.

Поднявшись из подземелий после задушевной беседы со Снейпом, мы наткнулиcь на МакГонагалл, которая объявила нам, что в связи с тем, что Большой зал сейчас готовят к сдаче тестов, обед будет подан в гостиных. Нехотя распрощавшись со слизеринцами, я поплёлся наверх, в Гриффиндорскую башню, утешая себя тем, что Джинни и Гермиона, наверное, уже там, и им будет интересно узнать о моём прелестном родственничке. Джинни, и правда, оказалась в гостиной – она сидела в одном из кресел и оживлённо болтала с Колином Криви, который как раз изготовил очередную пачку фотографий.
- А эти тебе надо продавать по двенадцать сиклей штука среди первокурсниц. Улетят в момент, только успевай печатать, – хихикала Джинни, помахивая одной бумажкой. – Только подумать, сколько соплей и слёз над ними прольётся…
- И что там такое, интересно? – поинтересовался я, приблизившись сзади и мягко вытаскивая у неё из рук фотографию. При виде изображения я присвистнул. Нет, ну когда Колин только успевает щёлкать свои кадры – убей, не помню вспышки?! На картинке были мы с Малфоем и Блэком, снятые во внутреннем дворике Обсерватории во время пожара. Ракурс был подобран идеально – огненно-жёлтые отсветы пламени освещали нас троих, и платиновые, взъерошенные тогда волосы Драко чуть ли не сверкали собственным огнём в этом свете. Заинтересованные взгляды, которыми мы смотрели вперёд – мы-то таращились на «Адово Пламя», как окрестил его Снейп, но на фотографии создавалось впечатление, что взгляды устремлены куда-то вдаль, навстречу неведомому… Только меня удивило, что фотография была маггловской, и я спросил об этом Колина. Он виновато опустил глаза.
- Тебя трудно удержать, когда ты на колдографии вместе с кем-то, ты всё время смущаешься и прячешься за рамку, – объяснил он смущённо. – Я напечатал пару штук, так они теперь вон, пустые… А Малфой тут же начинает корчить рожи, стоит ему увидеть меня. А потом тоже уходит… – добавил Колин, совсем смутившись. – А Блэк ничего, нормально. Только всё время в центр снимка лезет.
- Ясно, – хмыкнул я, возвращая ему фотографию: она, конечно, была вполне ничего, но если бы я оставлял себе по экземпляру хотя бы самых удачных фотографий Колина, в моем чемодане не умещалось бы ничего, кроме них. Правду говоря, неудачные фотографии мальчишка делал крайне редко – за пять с половиной лет он стал настоящим профессионалом.
Поговорить с Джинни в присутствии Колина не удалось – она была слишком заинтересована его новыми творениями, и мне не хотелось их отвлекать, так что я, недолго думая, присоединился к рассматриванию фотографий. Часть из них были маггловскими, как и та, что я видел первой, вторая часть – волшебными, где изображения двигались. В первые годы нам всегда казалось, что у Колина в крови призвание папарацци, и бесконечное щёлканье фотоаппаратом приведет к тому, что он устроится фотокорреспондентом в какую-нибудь газетёнку и станет бесконечно охотиться за сенсациями. Однако со временем стало понятно, что у парня настоящий талант. Признаться, раньше я не понимал, как это фотографию можно назвать искусством – ведь не нужно ничего рисовать, просто щёлкай себе фотоаппаратом, и всё. Однако теперь, при виде работ Колина, я начинал это понимать. Подобранный ракурс, освещение, даже, казалось бы, случайно попавшие в кадр ненужные мелочи – всё вместе делало его фотографии работами настоящего профессионала. Задумчивая Гермиона над книгой – миллион раз видел её такой, но при взгляде на эту фотографию мигом понимаешь, что она не просто присела пролистать роман, и не вымучивает домашнее задание – она занята любимым делом, которое получается у неё лучше, чем у кого бы то ни было. Вот мрачный задумчивый Рон – и почему-то только теперь я заметил, что его взгляд полон не затаённой злобы и обиды на несправедливость, как мне казалось, а грусти и одиночества, так что мне стало его жаль, и я с тоской вспомнил то время, когда мы были не разлей вода. Вот смеющаяся Джинни – настоящая красавица, глаза искрятся весельем, а рассыпанные по плечам волосы красиво обрамляют лицо. В отличие от предыдущих, это колдография, а не маггловская картинка, и Джин то и дело встряхивает волосами и, прекращая смеяться, застенчиво улыбается. Вот я – несколько разных фоток, меня вообще больше всего, но это у Колина обычное дело. А вот… – дело небывалое, учеников других факультетов он фотографировал крайне редко, а слизеринцев – вообще почти никогда! Только изредка, когда везло, и он успевал подловить кого-то в глупой ситуации – например, однажды, ещё в прошлом году, снял Крэбба на кухне над блюдом пирожных, с набитым ртом и перемазанной кремом физиономией. Но на сей раз всё было иначе. Колдография Блейз, где она с задумчивым и сосредоточенным видом смотрит куда- то, а потом вскидывает взгляд, и на лице её расцветает улыбка. Я помнил этот момент, как ни странно – она была в библиотеке, писала эссе по зельям, и улыбнулась, когда заметила меня. Правда, услышав щелчок фотоаппарата, она была не особенно довольна, но я уговорил её тогда не обращать внимания. Пара колдографий Альтаира, на одной из которых слизеринец стоял на берегу озера под деревом и, опираясь на него вытянутой рукой и заложив ногу за ногу, смотрел на водную гладь. Изображение почти не двигалось, лишь иногда Блэк коротко оборачивался и, смерив нас взглядом, беззлобно усмехался и снова поворачивался к озеру. Волосы Стервятника развевались от дувшего ему в лицо ветра и, несмотря ни на что, выглядел он вполне в духе романтических произведений. На второй колдографии Альтаир был под тем же деревом, но уже сидя на траве в обнимку с Гермионой – девушка полулежала, откинув голову ему на грудь, а сам Блэк с рассеянной тёплой улыбкой перебирал волосы гриффиндорки. Сразу было видно, что эти двое более чем счастливы вместе – от снимка просто-таки веяло миром и уютом, даром что, судя по видневшейся вверху ветке, сделан он был в середине осени. Последняя фотография из всех тоже оказалась довольно неожиданной. Маггловская, она запечатлела развернувшегося вполоборота Драко – словно его только-только кто-то окликнул, и Малфой оглянулся на зов. Никакой насмешки и близко не было – напротив, Слизеринский Принц выглядел идеально. То, как падала на лоб светлая чёлка, как сияли фамильным серебристым оттенком серые глаза, выражение лица – серьёзное, без малейшей насмешки… Думаю, эта фотка понравилась бы даже самому Малфою. Джинни, видно, была со мной солидарна. Она ничего не сказала Колину вроде того, что было сказано по поводу первой фотографии – лишь тихонько провела по ней кончиками пальцев и подняла на него серьёзные глаза.
- Колин, сколько тебе заплатить, чтобы эта фотография осталась в единственном экземпляре, и он остался у меня? – спросила она. Криви захлопал глазами.
- Зачем тебе фотография Малфоя? – удивлённо спросил он. Джин поджала губы. Я вздохнул и сочувственно потрепал её по плечу.
- Дохлый номер, Джинни, – сказал я. – Ты же знаешь, сколько раз я просил его не распространять мои фотки – так всё равно они бродят по школе в таких количествах, что подумать страшно…
- Я не наживаюсь на твоих фотографиях, Гарри! – возмутился Колин. – Ну, не всегда, – смутившись, добавил он. – Всё равно, одно дело ты, а другое – Малфой. На кой фиг он тебе сдался, Джин?
- Эээ… – Джинни замялась, и я снова пришёл ей на выручку.
- Колин, ты можешь раз в жизни оказать девушке услугу? – попросил я. Колин опустил глаза и с лёгким вздохом кивнул.
- Да, конечно, Гарри, – сказал он, снова начиная перебирать фотографии. Похоже, Криви тоже успел хорошо оценить этот снимок и рассчитывал на неплохой бонус. Ладно, за счёт других догонит. Хотя сложно осуждать его за такой приработок – семья-то у Колина, насколько мне известно, ненамного богаче семьи Рона. Какое-то время мы ещё сидели все вместе, рассматривая снимки, а потом Криви ушёл к себе для их окончательной сортировки, а я, наконец, получил возможность поболтать с Джинни с глазу на глаз.
Обед прошёл в напряжении – очень многие волновались перед тестом, а на меня снова – в который раз уже за время моей учёбы! – кидали любопытные взгляды, благодаря инциденту в Большом зале, слухи о котором уже разошлись по школе. Аппетита, скажем прямо, это не прибавляло. Наконец, оставив попытки поесть – всё равно кусок не лез в горло, – я спустился вниз и уселся на той же самой скамеечке, которую утром мы занимали с Драко и Блейз. Гермиона по-прежнему не появлялась, ну да оно и неудивительно – наверняка зарылась в свои любимые книги и забыла обо всём на свете. Надо бы, конечно, оторвать её от чтения и заставить сходить поесть… Впрочем, Джинни собиралась зайти к ней перед следующей парой, так что Гермиона не пропадёт с голоду. Закрыв глаза, я попытался отвлечься от грустных мыслей, которые так и лезли в голову, и припомнить ощущения от аппарации. Неприятные, но зато уже ставшие знакомыми, а это позволяет надеяться, что я сдам тест успешно. Ну, на самом деле, за всё время у меня ни разу не случалось расщепа, так что нет причин опасаться чего-то подобного на этот раз. Вот у Рона, у того прямо беда…
Словно в ответ на мои мысли, Рон появился из бокового прохода и застыл, увидев в пустынном холле только меня. Я прикусил губу – на какое-то мгновение его взгляд, полный тоски, вдруг заставил меня испытать надежду, что Рон сейчас подойдёт, присядет рядом и скажет что-нибудь вроде «Ну привет, я тут… подумал, может, забудем о нашей глупой ссоре?» Он опустил глаза, и на меня волной нахлынуло разочарование, почти столь же сильное, как утром, в кабинете Снейпа, после того, что он рассказал об этом человеке, считавшимся моим дедом. Вытащив первое попавшееся пособие из тех, что валялись на скамейке ещё с утра, я поспешно уткнулся в него, не видя на самом деле ни строчки. Мысли перескочили с Рона на Джареда Поттера, и я снова ощутил прилив… нет, не горя, а опять же разочарования. Глупо горевать по тому, чего у тебя никогда не было. Мне просто было обидно за разрушенную мечту, за напрасную надежду, которая вопреки моим словам всё же вспыхнула ещё тогда, когда комиссия только вошла в замок, и Драко обратил внимание на сходство между Джаредом и мной. И ещё было обидно за детские мечтания, те, что бродили в моей голове, когда я был ещё ребёнком. Мне не читали сказок на ночь, да никому и в голову не пришло бы даже заглянуть в мой чулан под лестницей, чтобы хотя бы просто пожелать мне спокойной ночи. Но перед сном вместо сказок меня посещали мечты – самые разные. О том что родители не погибли в автокатастрофе. О том, что они, как показывали в тётиных любимых сериалах, пролежали всё это время в коме, и вдруг очнулись, и теперь приедут забрать меня отсюда – пусть даже не оба, пусть хотя бы кто-то один, и не так уж важно, мама или папа! А иногда, временами, когда версия с комой или какой-нибудь амнезией казалась мне не очень правдоподобной, я начинал мечтать о том, что у меня, может, остался какой-нибудь родственник со стороны отца, который, например, уехал далеко-далеко, и не знал ничего о том, что тут у нас случилось. Что вот-вот он приедет, вернется из своих странствий, и узнает обо всём. Что он явится на Тисовую улицу, чтобы проведать меня, и я смогу уговорить его забрать меня с собой! Мечты… и ведь я давно вырос из таких мечтаний, я задолго до поступления в Хогвартс понял, что никто не приедет за мной, что просто некому за мной приезжать… Но почему же мне теперь так обидно узнать, что всё это время такой человек был? Что всё это время он просто из-за глупой спеси обрекал меня на Дурслей?
Схожие чувства, только сильнее, гораздо сильнее, я испытывал на третьем курсе, когда сначала позволил себе поверить в то, что Сириус заберёт меня к себе, а потом надежда не оправдалась. Сириус. Не родственник, но всё равно единственный близкий, родной человек, в какой-то степени заменивший мне отца – пусть и ненадолго, всего лишь на пару лет, из которых большую часть мы всё равно не виделись… Но он всё равно любил меня, беспокоился обо мне, заботился… Ох, Сириус…
Я не осознавал, что в глазах снова застыли слёзы, пока на раскрытый проспект, в который я уставился невидящим взглядом, не упала чья-то тень. Я поднял голову и, обомлев, увидел Рона. Он стоял надо мной, нервно кусая губы и теребя в руках пособие, чья обложка уже превратилась в мятый кусок бумаги с абсолютно нечитабельными знаками.
- Э… Гарри, я… Я тут… эээ… Можно мне с тобой поговорить? – выдавил он наконец. Я молчал, потеряв дар речи от удивления, и несколько минут обалдело хлопал глазами. Рон, кажется, начал терять решимость, он заметно нервничал и прикусил губу почти до крови.
- Ну… Я понимаю, ты не захочешь… Я… Я лучше пойду…
- Что? О, нет, я… пришёл говорить – говори, – выпалил я, сообразив, что, если ничего не скажу, он так и уйдёт. Рон слегка расслабился и неуверенно улыбнулся в знак благодарности. На меня накатило великодушие.
- Может, присядешь? – предложил я.
- О… а… Нет, лучше я так. А то духу не хватит… – пробормотал он. – Гарри, я… Простименяявёлсебякакидиот! – выпалил он на одном дыхании. Я захлопал глазами.
- Что?
- Прости меня! Я вёл себя как идиот! – членораздельно повторил он. Кровь отхлынула от его лица и, завершив фразу, он снова до крови прикусил губу, выжидающе глядя на меня. А я почему-то почувствовал, что начинаю злиться.
- Ты думаешь, это так просто? – спросил я. – Ты весь семестр избегал меня, как зачумлённого, а теперь думаешь, что можешь просто сказать «прости меня» – и мы снова лучшие друзья?
- Нет… Я понимаю, всё не так просто… – смущённо пробормотал он. – Слушай, если ты хочешь, чтобы я искупил свою вину, так скажи мне, как!
- Я не знаю, Рон! – воскликнул я. – Я только знаю, что нельзя весь семестр вести себя так, как ты, а потом надеяться, что парой слов можно вернуть всё назад!
- Я… Я скучаю по нам, Гарри, – тихо сказал Рон, глядя в сторону. – Я скучаю по нашим походам, вылазкам, да и по разговорам и шуткам. И я точно знаю, что хочу это вернуть, очень хочу! Если для тебя это важно, я, проклятье, готов даже извиниться перед Малфоем и целовать руки твоей Забини, если это поможет! Даже… даже могу перед Блэком признать, что был неправ! Я просто хочу вернуть нашу дружбу…
- Мерлин великий, Рон… – вздохнул я, разом потеряв задор. Рон действительно был в отчаянии, если всёрьёз предлагал нечто подобное, а он и впрямь был серьёзен.
- И почему вдруг такие перемены? – поинтересовался я, но уже без агрессии, и подвинулся, кивком снова указав ему на скамейку рядом с собой. Рон как-то неуверенно присел на самый край и посмотрел на меня.
- Да не то чтобы сразу, – осторожно ответил он. – Всё началось ещё с дуэли, но тогда я слишком зол был на Малфоя за его выходку с моими волосами. Мне казалось несправедливым, что вы все приняли его сторону.
- Рон, мы с ним чуть не погибли в той башне, – сказал я. – Мы и правда несколько раз были на волосок от смерти, чуть ли не похлеще, чем в Тайной Комнате. И после этого твоё беспокойство о волосах казалось… ну, не знаю, каким-то…
- Идиотством, – закончил Рон. – Эгоизмом. Я знаю. Просто… Понимаешь, для меня раньше всё было очень просто. Блэк и Малфой – враги, мы с тобой – лучшие друзья. Что плохо одному, плохо и второму, а что хорошо – хорошо для обоих. Если Блэк оскорблял меня, ты вступался. Если Малфой лез к тебе – вступался я. А тут… Мне казалось, вы просто не видите того, что вижу я. Что они просто втираются к тебе в доверие, а сами замышляют какую-нибудь новую гадость.
- И почему же ты передумал? – спросил я.
- Ну… Наверное, я уже давно во всём сомневался. Просто мне не хватало сил признать свою ошибку. Но… сегодня, это была последняя капля.
- Сегодня? – не понял я. – Ты о чём?
- Ну, о твоей стихийной магии, – пояснил Рон. – Когда этот человек, председатель комиссии, сказал, что не назовёт тебя внуком, и так далее, из тебя ведь хлестанула «стихийка». Витраж разбился…
- Это не «стихийка», Рон, это Родовая, – вздохнул я. – Она у меня всё-таки есть, это Дамблдор подтвердил.
- А… – он смутился, но, поджав губы, тут же дёрнул плечами. – Ну, ты ведь всегда был не такой, как все, верно? – Рон попытался улыбнуться.
- Просто я последний оставшийся наследник, – пояснил я. – А древние правила, по которым работает Родовая Магия, признавали магглорождённых магами низшего порядка, а их детей – чистокровными в первом поколении. А я по отцу так вообще настоящий чистокровный. Словом, такие, как я, могут наследовать Родовую Силу, если кроме них наследников не осталось. Поэтому на самом деле в этом нет ничего экстраординарного.
- Это тоже Дамблдор сказал? – сглотнув, спросил Рон. Я хмыкнул.
- Нет. Это Малфой, – ответил я. – Но Дамблдор согласился, что это самый вероятный вариант.
- А. Ну раз так, тогда хорошо, – отозвался он, поёживаясь.
Некоторое время мы оба молчали. Мной владело странное двойственное чувство. С одной стороны, мне до безумия хотелось броситься к нему с распростёртыми объятиями, забыть нашу ссору, и чтобы всё снова было как раньше… А с другой – во мне кипела обида за прошедшие три месяца, когда мне так нужна была его поддержка, а он предпочитал лелеять свои собственные обиды и страхи. Хотелось врезать ему по физиономии, наорать, оттолкнуть… И всё-таки это был Рон. Рон, без которого я вряд ли стал бы тем, кто я есть сейчас, мой первый настоящий друг…
- Гарри… – первым нарушил молчание Рон. – Я пойму, если ты больше видеть меня не захочешь. Я бы, наверное, не захотел на твоём месте. Просто… Ты имей в виду, что я… Ну, в общем, что я хочу, чтобы эта ссора наконец закончилась. Лаванда, кстати, тоже считает, что мне давно пора было это сделать. Давно уговаривала… Понимаешь, я не могу обещать, что сразу стану любить Малфоя, и тому подобное, но ради тебя я буду вести себя с ним… цивилизованно. И… постараюсь не сцепляться с Блэком. Идёт?
- Ладно, – кивнул я. – Я… Рон, я тоже не хочу, чтобы ссора продолжалась, просто, понимаешь… Трудно всё сразу забыть. Я постараюсь, но… Это будет не сразу. Ты уж не обессудь, мне нужно время.
- Эээ… Да ладно. Я же сказал, я понимаю… – кивнул он, неуверенно улыбнувшись. Я кивнул, и мы какое-то время ещё сидели в молчании. Вроде бы и злиться-то больше не на что, а с другой стороны, как теперь взломать лёд в отношениях?
- Так что ты там говорил о том, что произошло сегодня? – вспомнил я. – Я, честно говоря, мало что помню из утренних событий. Почему ты вдруг поверил в добрые намерения Драко и Альтаира?
- Вот уж не думал, что услышу от тебя их имена… – пробормотал Рон вполголоса. – Ты не сердись, это просто… странно. Странно и непривычно, понимаешь? – я кивнул. – Ну а насчёт того, что сегодня… Ты бы видел, как это выглядело со стороны. Как только этот дед сказал всё это – ну, что, мол, ты ему не внук и так далее, – в зале стёкла все задребезжали, а Малфой вскочил и смотрит на тебя, как будто ты вот-вот взорвёшься, Блэк, как струна, напрягся. А потом, когда витраж затрещал… Я на Малфоя с Блэком не смотрел в тот момент, но всё равно, потом ребята говорили, я слышал… Они почти разом как к тебе метнулись – только что были здесь, а потом – раз! – и уже рядом с тобой. Не знаю, что Малфой там за щит выставил, только осколки все как на крышу над вами всеми ссыпались и к стене скатились. Комиссия в шоке, дед этот застыл как столб, а Блэк тебя за плечи схватил и держит, как будто… ну не знаю даже. В общем, у него в тот момент было такое лицо, как будто он и вправду за тебя испугался. Потом уже подбежала Забини, стала тебя трясти, а ты был как невменяемый, не отзывался, даже и не смотрел толком ни на кого. И всё равно зал потряхивало, как тогда, на озере, когда Малфой сорвался после смерти его папаши. Ну, не так сильно, конечно. Ну вот, Забини и крикнула Стервятникам, чтобы те что-нибудь сделали, Блэк отвечает – я стараюсь, а Малфой ему говорит – иначе, мол, нельзя, быстро давай. Я сначала даже и не понял, что именно он имеет в виду, но тут Блэк вдруг как заявил – «прости», да с размаху тебе по ушам! Я уж не знаю что и подумал, честное слово, хотел было уже ему самому тоже по физиономии съездить, чтобы неповадно было… Но на тебя это подействовало, ты вроде стал что-то соображать. Потом они тебя увели куда-то, и свистопляска в зале окончательно прекратилась. Куда они тебя потащили, кстати? В больничное крыло?
- Нет, – отозвался я. – К Снейпу. У него есть какое-то специальное зелье, чтобы купировать такие срывы.
- Снейп тебе помог? – с сомнением покосился на меня Рон.
- А ты думал, что он хочет, чтобы я сорвался и развалил весь замок? – фыркнул я. Он покачал головой.
- Гарри, ты теперь будешь утверждать, что и Снейп хороший? – спросил он. Я вздохнул. Снейп, конечно, помог мне и всё такое, но на уроках всё ещё придирался ко мне нещадно, несмотря на улучшившиеся оценки.
- Ну, скажем, он… Не так плох, как мне казалось, – осторожно ответил я. – Хотя, конечно, не подарок.
- М-да уж, хорош подарочек, – хмыкнул Рон, и мы синхронно хихикнули, как в старые добрые времена.
Некоторое время ещё после этого мы сидели рядышком, однако разговор всё равно не клеился – как я ни старался придумать тему для разговора, ничего не приходило в голову. Странно, но мне нечего было сказать своему лучшему другу – а вот со Стервятниками я нашел бы, о чём поболтать, начиная от теории Родовой Магии и заканчивая квиддичем… Однако говорить сейчас о квиддиче с Роном не было ни малейшего желания. Сделать это – значило бы признать, что всё позади, и мы можем преспокойно обсуждать всякую ерунду, как в старые добрые времена, а это пока ещё было не так.
Пауза затягивалась. Постепенно в холл стали подтягиваться и другие студенты, готовящиеся к тестированию, и Рон, смутившись, пробормотал что-то насчёт уборной и удалился. Я остался в одиночестве, впрочем, ненадолго, потому что вернулись Стервятники, все трое. Не знаю почему, но я ничего не сказал им о Роне, а он сам, вернувшись в холл, подходить больше не стал, а вместо этого уселся на ступеньку лестницы и опять уткнулся в своё пособие.

Тестирование началось через полчаса, когда все испытуемые подтянулись к Большому залу. Нас запустили внутрь и рассадили на сдвинутые к столам скамейки. Как я заметил, витраж кто-то уже позаботился восстановить, а пол тщательно вымели от каменной крошки, сыпавшейся с потолка и стен, как говорил Рон. Посреди зала, точно посередине, стоял обычный стул, обтянутый красной кожей, и я с каким-то неуютным ощущением подумал, а не на него ли посадят испытуемого во время теста? Хотя это полная чушь, ведь это же практический экзамен, тут действовать надо, а не сидеть и отвечать теорию. Да и далековато он для того, чтобы отвечать с него – не орать же через весь зал?
Гермиона рассказывала мне (и неоднократно), что в прошлом году им просто дали задание аппарировать из одной заданной точки в другую, а потом ещё раз – или обратно, или в следующую точку. Признаться, я думал, что нам тоже будут задавать что-то в этом роде. В общем-то, так оно и было, но только несколько сложнее, чем я ожидал. Все члены комиссии принимали тесты вместе, так что совет Снейпа постараться сдать кому-то из женщин оказался напрасным. Обе дамы сидели практически молча, лишь изредка вставляя комментарии, а мой так называемый дед «командовал парадом». Резким, отрывистым голосом он отдавал ученику команды, куда тот должен аппарировать – к красному стулу, к камину, к преподавательскому столу, к дверям… Перенервничавшая Сьюзан Боунс перепутала камин и преподавательский стол и провалилась, хотя произошло это не потому, что она плохо справилась с задачей, а от того, что просто с перепугу сама неправильно определила для себя место. Тем не менее, Джаред Поттер отправил её на пересдачу. Я сидел молча, ожидая своей очереди, и зло думал о том, что даже Снейп относился к ученикам справедливее. По крайней мере, не считая меня, его нападки всегда имели под собой хоть какие-то основания – например, если посчитать, сколько котлов взорвал Невилл и сколько зелий перепортил, так странно, что профессор вообще ещё хоть как-то терпел его на своих уроках. С другой стороны, Драко ходил у него в любимчиках, это несомненно, однако при этом и разбирался Малфой в зельях лишь чуточку хуже самого Снейпа, и то за счёт недостатка опыта, а не отсутствия таланта.
Здесь же, кажется, ничего подобного и близко не было. Иначе как объяснить, что, ещё не зная толком ни одного из нас, Поттер-старший запросто, после двух-трёх перемещений, принял тест у Рона и Невилла? А так же он весьма благосклонно отнёсся к Симусу Финнигану, несмотря на то, что тот был полукровкой, а вот на несчастную Тэсс Хэмонд рявкал так, что девушка стушевалась, забыла все наставления и закончила расщепом посреди зала. Не лучше он гонял и Блейз, однако Слизеринская Принцесса была менее чувствительна к его грубости. Она воспринимала суровые оклики с ледяным спокойствием и быстро и точно аппарировала, куда требовалось. Наконец, когда в каждой из экзаменационных точек Блейз побывала трижды, вмешалась мадам Уоткинс, которая заявила, что, на её взгляд, девушка показала вполне достаточно.
- Партиум Ревелио! – сказала профессор МакФергюсон, направив на студентку палочку, и Блейз, как и многие до неё, засветилась на пару мгновений ровным голубым светом, словно очертившим все контуры её тела. Это заклинание позволяло определить, не потерялись ли при аппарации какие-либо мелкие, незаметные частицы, которые тем не менее означали бы неумение студента аппарировать – именно так и произошло с Роном в прошлом году, когда он потерял половину брови. Только в случае потери свечение было красным.
- Поздравляю, зачёт, – процедил сквозь зубы Джаред. – Следующий!
Драко вышел вперёд, на его лице, так же, как и у Блейз, застыла высокомерно-бесстрастная маска Слизеринского Принца. Как и ей, ему досталось по полной, хотя всё же не так сильно, как можно было предположить – видимо, Джаред не хотел повторения чего-то подобного выходке Блэка во время регистрации. Прогнав по всем местам не три, а четыре раза, председатель мрачно смерил взглядом Малфоя, на протяжении всего этого времени сохранявшего олимпийское спокойствие.
- Партиум Ревелио, – коротко бросил он, указав палочкой на Драко. Малфой засиял голубовато-серебристым светом, что, впрочем, никого не удивило – главное, что не было ни намёка на красный.
- Зачтено. Вы свободны, – процедил сквозь зубы экзаменатор. Драко хмыкнул и, ободряюще улыбнувшись мне, вышел из зала следом за Блейз. Я позволил себе расслабиться в надежде на то, что Альтаиру тоже удастся пройти тест без особых сложностей. Но я снова ошибся. Словно мстя за произошедшее несколько часов назад, Джаред гонял его так, словно надеялся, что юноша не выдержит нагрузки. Но Альтаир, не обращая – по крайней мере, внешне – никакого внимания на злобный тон выкриков профессора, чётко аппарировал из одной точки в другую. Более того, на лице Блэка было такое выражение, словно все мысли слизеринца занимало некое очень интересное дело, настолько интересное, что от раздумий над ним неохота отвлекаться ради каких-то там посторонних людей. Хотя к концу теста, когда Джаред успел выдохнуться – профессор Уоткинс на этот раз не стала его останавливать – лицо Альтаира тоже заметно побледнело от усталости.
- Партиум Ревелио, – с какой-то надеждой в голосе произнёс председатель, направляя палочку на Альтаира. Но слизеринец лишь засветился тем же самым цветом, что и его друг. Джаред стиснул зубы и сообщил о зачёте, на что Блэк, словно очнувшись от своих мыслей, с лёгкой рассеянностью и даже тенью удивления на лице небрежно кивнул и спокойно вышел из зала. Профессор проводил его недовольно-разочарованным взглядом.
Я с замиранием сердца приблизился к группе экзаменаторов, уже заранее готовясь к долгой экзаменовке. В глазах этого человека я был ничуть не лучше Драко, сына Упивающегося Смертью. И откуда вообще в Гриффиндоре такой снобизм? Взять вот Уизли, например, они ведь тоже поколениями учились на этом факультете, но к магглам относятся вполне благожелательно… Как же так?
Мысленно дав себе слово в лепёшку расшибиться, но не ударить в грязь лицом, я расправил плечи, вскинул голову и с вызовом посмотрел на человека, который мог бы называться моим дедом, если б ему было дело до чего-то, кроме своих принципов. Странно, но в его глазах уже не было того отвращения и ледяного презрения, с каким он рассматривал меня в первый раз – точно я был дохлой крысой, пролежавшей на солнце с неделю и случайно попавшейся ему под ноги. Теперь он смотрел… заинтересованно, оценивающе, словно хотел убедиться, на что я способен.
- Вы готовы… мистер Поттер? – спросил он таким тоном, словно назвать меня так ему удалось с трудом. Да так оно, наверное, и было…
Я кивнул.
- Тогда давайте начнём. К камину, будьте любезны.
Признаться, столь вежливое обращение, после его рыкающих выкриков («Камин! Красный стул! Дверь!»), которыми он одаривал всех без исключения Стервятников, меня несколько удивило, но я не позволил этому нарушить мою сосредоточенность. Собравшись, я представил себе камин, и, мысленно рванувшись, погрузился в уже знакомые ощущения – меня сдавило узкое пространство и, протиснувшись сквозь него, я оказался возле камина.
- Стул! – рыкнул экзаменатор. Я повиновался – вот, кажется, и ставший привычным тон. – Двери! – снова рывок… – Преподавательский стол! – и снова я стою перед экзаменаторами. Ну вот, сейчас пойдёт свистопляска похлеще, чем с Альтаиром, тоскливо подумал я…
- Партиум ревелио! – прогремел Джаред. Я ошеломлённо заморгал, когда мир на мгновение окрасился в голубой цвет, словно линзы в моих очках какой-то шутник заменил на цветные голубые стёклышки из витражей. Что, неужели всё?
- Хм… Очень хороший результат, – одобрила мадам Уоткинс. – Думаю, это зачёт, не так ли, Джаред? – осторожно обратилась она к председателю. Тот, сложив руки на груди, смерил меня внимательным взглядом.
- Да, Аурелия, полагаю, вы правы. Мистер Поттер, можете идти. Лицензию получите по окончанию тестирования, вместе со всеми.
- Спасибо, сэр, – ответил я и, вежливо кивнув комиссии, развернулся и устремился к выходу из зала.
- Ну как? – тут же спросила Блейз. Она с друзьями ждала меня всё на той же скамейке.
- Сдал, – улыбнулся я. Блэк удивлённо хмыкнул и переглянулся с Малфоем.
- Быстро же они с тобой обошлись, однако, – сказал он. – Меня чуть ли не полчаса гоняли… хотя я на другое и не рассчитывал. Потому и делал такой вид, – Альтаир скорчил равнодушную физиономию.
- То есть? – удивился я. – Ты не думал о чём-то?
- Думал, конечно, – хмыкнул Блэк. – О том, как бы сохранить лицо – во всех смыслах. Понимаешь, я был уверен, что он так себя будет вести, и, поразмыслив, решил: если не делать откровенных заявлений, то тогда самым обидным для него поведением будет равнодушие, будто этот председатель и внимания моего не достоин. Кажется, получилось?
- Получилось, – засмеялся я. – Он был действительно очень разочарован. Смотрел тебе вслед, во всяком случае, именно с таким выражением лица.
- Отлично, – хором сказали Альтаир и Драко, после чего, синхронно глянув друг на друга, засмеялись.
- Но ты действительно быстро разобрался, – сказал Драко. – Пяти минут не прошло. Кто принимал, дамы или Поттер-старший?
- Все сразу, как у всех, – отозвался я. – Странно, но он… Он даже не грубил мне, – я посмотрел на Драко и увидел, как Малфой озадаченно нахмурился. – Он, можно сказать, был со мной почти любезен. С чего бы, интересно?
- Ну… точно не скажу, но мне кажется, его отношение к тебе изменилось, когда он понял, что ты владеешь Родовой Магией, – не очень уверенно предположил Драко. Блейз хмыкнула.
- Если припомните, он собирался сказать пару слов директору, – вставила она. – Не сомневаюсь, уж кто-кто, а Дамблдор вполне мог промыть ему мозги. Я имею в виду, – поспешно исправилась она, когда мы одновременно вопросительно уставились на неё, – он, наверное, указал на недопустимость подобного поведения, ну и… подкинул пару фактов, вроде наличия той же Родовой Магии, а заодно и каких-нибудь древних законов, которые заставили этого… Джареда пересмотреть своё мнение.
- Наверное, так оно и есть, – согласился Драко после некоторого раздумья. – Наш директор слегка склонен к театральным эффектам, наверняка он не разговаривал со старшим Поттером о тебе до его прибытия в школу. А может, хотел увидеть его естественную реакцию, чтобы было от чего отталкиваться… Трудно сказать.
- Ну что ж, кажется, Поттер-старший немного оттаял, – заметила Блейз. – Гарри, а что ты скажешь? Что ты теперь будешь делать?
- Ох, – я вздохнул и, подумав, пожал плечами. – Понятия не имею. Если откровенно, у меня нет большого желания общаться с ним после того, что он наговорил о моей маме. Даже если он пересмотрел своё мнение. Конечно, его благосклонность может помочь мне овладеть Родовой Магией, но я совсем не уверен, что игра стоит свеч. В конце концов, Драко прав, в связке мы способны на большее, чем каждый по отдельности.
- Да. Но и Дамблдор тоже прав, – возразил Малфой. – Меня может просто не оказаться поблизости, причём как раз в тот момент, когда тебе это будет нужно. И что ты тогда будешь делать?
- Воспользуюсь обычной магией. Как ни крути, до сих пор это прокатывало, – отозвался я. – Дамблдор ведь говорил, что Родовая – это подспорье, а не основная сила. Это не панацея, и вообще, у Волдеморта её в принципе нет, но это не мешает ему быть тем, кто он есть!
- Тут ты, возможно, прав… Но у Волдеморта есть что-то ещё, что-то, что делает его «Лордом», если теория Дамблдора верна, – возразил Драко, и я внутренне напрягся. Я доверял Малфою, но до сих пор не говорил ему о крестражах. Дамблдор разрешил мне сказать Рону и Гермионе. Могу ли я теперь посвятить в тайну и Драко? А значит, автоматически и Альтаира? Ведь можно даже не надеяться, что один от другого будет важные тайны хранить. Будет ли это достаточно безопасно? Всё-таки Малфои всегда тяготели к Тёмной магии, не говоря уже о Блэках… А с другой стороны, Волдеморт общался с первыми довольно близко, и даже доверил Люциусу хранить один из крестражей – дневник. Как знать, а вдруг Драко может быть что-то известно о том, где находятся остальные? Или какие-то подробности о них, которые не знает Дамблдор? Мы ведь так до конца и не уверены в том, что же именно представляет собой один из крестражей – то ли реликвию Гриффиндора или Когтевран, то ли что-то ещё, если Волдеморту не удалось раздобыть ничего из их вещей. В конце концов, реликвии Основателей на дороге не валяются и в лесу не растут. То, что он нашёл целых две – уже чудо, да и это ведь удалось ему только благодаря счастливой случайности.
- Гарри, ты не заснул? – окликнула меня Блейз.
- А? Прости, просто задумался, – опомнился я. – А что вы говорили?
- Я только сказала, что Драко, должно быть, прав, – отозвалась она. – Помнишь первый урок по защите? Дамблдор не стал бы давать столько баллов за простую догадку, если бы она была ошибочной, ты так не думаешь?
- Да. Наверное, – согласился я. – Ну, в конце концов, это вполне очевидно, разве нет? Я имею в виду, что у Волдеморта есть что-то, на что он опирается. Одного таланта и силы тут мало, должно быть что-то ещё.
- Одна беда – вариантов очень много, – вздохнул Альтаир. – Это может быть почти всё, что угодно. Некий древний артефакт. Какой-то особый источник магии. Тайный ритуал, умножающий мощь. И это только первое, что приходит на ум.
- Мне кажется, именно к этому и подталкивает нас Дамблдор на Защите, – задумчиво проговорил Драко. – К тому, чтобы мы просчитали эти возможные варианты так же, как просчитываем всех тех тварей, которых он даёт нам в своих практических задачках.
- Вполне возможно… – откликнулся Альтаир и посмотрел на меня. – Кстати, Гарри, ты по-прежнему не хочешь обновить арсенал?
Я покачал головой. Несколько дней назад Блэк предложил научить меня боевой Тёмной магии – как он выразился, «хотя бы Непростительным». Меня такое предложение не обрадовало. Нет, конечно, мощь темномагических заклятий никто не отрицает, но всё же… всё же мне казалось каким-то неправильным решением бороться против Волдеморта его же методами. Во всяком случае, мне – я хорошо помнил слова Сириуса о том, что мой отец всегда терпеть не мог Тёмную магию. Видимо, это просто не для нашей семьи. У Альтаира всё же другое дело – он-то имеет совершенно другие наследственные традиции. Можно сказать, чуть ли не с детства приучен не видеть в подобных действиях ничего страшного… В конечном итоге это всё же, наверное, дело привычки. Едва ли я когда-либо смогу пользоваться теми аргументами, которые так легко слетают в бою с конца палочки Альтаира. Но зато я, надеюсь, не уступаю, а то и превосхожу его в защите, что не может не вдохновлять. А «лучшая оборона – нападение» – всё же не мой стиль.
- Ну хоть Сектумсемпре научись, – продолжал настаивать Блэк. – Экспеллиармус – это, конечно, хорошо, но Волдеморта им не забьёшь.
- Ох, ну я подумаю, – вздохнул я, не желая спорить и одновременно радуясь удобному предлогу свернуть подальше от опасной темы. – Но давайте сейчас не будем об этом змеемордом уроде, а?
Возможно, со временем я и решусь рассказать всё Блейз, или же Драко с Альтаиром, или просто сразу всем троим, но… не сейчас, и уж точно не здесь, посреди холла. Впрочем, Стервятники сочувственно посмотрели на меня и поспешно сменили тему, так что вплоть до окончания тестов мы болтали о какой-то ерунде.
Когда последний из сдававших, – Захария Смит из Пуффендуя – вышел из зала, студенты стали подтягиваться к дверям, ожидая результатов. Через пять минут профессора запустили всех обратно, с тем, чтобы сдавшие тест могли расписаться в регистрационных списках, которые будут отправлены в Министерство, а остальные получили возможность записаться на переэкзаменовку. Я поймал взгляд Рона, когда он отходил от стола, и он, улыбнувшись мне, показал большой палец. Я кивнул, ответив на улыбку, и, естественно, это не укрылось от внимания Драко.
- И с чего вдруг такое благодушие? – холодно поинтересовался он, скрестив руки на груди. Я пожал плечами.
- Да так, представляешь, он после обеда подходил прощения просить, – пояснил я, и в суете и толкотне, сопровождающей подписание списков, как-то не обратил внимания на ответную реакцию Малфоя, а следовало бы. Когда я черкнул свою подпись напротив своего имени в списке успешно прошедших тест и кое-как протолкался через толпу, на моё плечо легла нежная ладошка Блейз, и она встревоженно шепнула мне на ухо:
- Что ты сказал Драко? Он… прямо в депрессию ушёл, что случилось?
Я посмотрел на Малфоя, который, тоже уже подписав список, присел на одну из скамеек в сторонке, подальше от всех, и с закрытыми глазами наклонился вперёд, опираясь локтями на колени. Вся поза его выражала какую-то усталую грусть, сродни краху надежд, и я вдруг интуитивно, а может, через нашу с ним магическую связь, ощутил, что Драко одновременно и боится, и опечален, и Мерлин знает что ещё. Мысленно выругавшись, я вдруг понял причину. Ну конечно, как я сразу не догадался! Рон! Один раз я уже предпочёл его Стервяникам. Теперь… Драко был нужен мне, пока мы с Роном были в ссоре – по крайней мере, он так считал, хотя я-то так совершенно не думал, – но сейчас, когда Рон пошёл на мировую, естественно, Малфой подумал, что больше я в нём нуждаться не буду! Я вздохнул. Я давно понимал, и со слов Блейз, да и сам, наблюдая за ним, что для Драко наша дружба значила больше, чем могло показаться на первый взгляд. Гордый наследник Малфоев ни за что не признался бы в этом, но… Но это было и не нужно.
- Блейз… – я облизнул пересохшие губы и посмотрел на неё. – Я думаю, нам с Драко нужно поговорить наедине. Ты не обидишься? Мы с тобой можем увидеться вечером, но сейчас…
- Гарри, я вечером не могу, у нас тренировка по квиддичу, но я всё понимаю, – поспешно отозвалась она. – Иди, поговори с ним. Проклятье, где же Альтаир? – она огляделась по сторонам. – А, вон он… ещё не подписал. Иди, я сейчас его тоже позову – у Ветронога, как ни у кого другого, получается вытащить Дрея из подобной тоски.
Я кивнул и с благодарной улыбкой сжал её ладонь. Потом, отпустив её, приблизился к Драко, не очень уверенный, как нужно себя вести, чтобы не обидеть его. Наконец я плюхнулся на скамейку рядом с ним и, вытянув ноги, откинулся спиной на стену.
- Ну как, нравится ощущать себя магом, который может аппарировать с полным правом? – поинтересовался я как мог беззаботнее. Драко, сидевший, опустив голову на руки, вскинулся и уставился на меня удивлёнными, широко распахнутыми глазами.
- Что ты тут делаешь? – выдавил он.
- Сижу, – отозвался я непонимающим тоном, нарочито пожав плечами. – А что?
- Нет, я имею в виду… – Драко запнулся и с подозрением прищурился. – Почему ты не со своим драгоценным Уизелом?
Я закатил глаза.
- Ну начинается, – со вздохом проговорил я вполголоса, но так, чтобы он услышал. – Ну сколько раз тебе говорить, Дрей, наши отношения с тобой от моих отношений с Роном никак не зависят! И не называй ты его, ради Мерлина, Уизелом!
- А как я должен его, по-твоему, называть? – вспылил Драко. – Его светлость сэр Рональд – Как-Его-Там – Уизли? Или, может, лучше «Тот-Кого-Нельзя-Называть-Уизелом»?
- Перестань! – я поморщился. – Ты ведёшь себя сейчас в точности, как он раньше!
- Я не веду себя как он! – воскликнул Малфой, сверкнув глазами.
- Именно что ведёшь, – резко ответил я. – Когда же это уже кончится, а? То он чуть ли не в бутылку лезет, лишь бы я с тобой не общался, то ты то же самое начинаешь…
- Ничего я не начинаю, – упрямо буркнул Драко, отворачиваясь. Обхватив себя руками за плечи, он зябко поёжился. Я снова вздохнул и положил руку ему на плечо. Он вздрогнул, но не повернулся, хотя и попытки сбросить мою руку тоже не сделал.
- Драко, – негромко сказал я. – Ничего не изменилось. Во-первых, я ещё не простил Рона окончательно. Во-вторых, даже если я его прощу, это не изменит моего отношения к тебе. Я… Я по-прежнему хочу дружить с тобой.
- Ради чего, Гарри? – тихо спросил он, всё ещё не глядя на меня. – Я… Мы с Альтаиром были тебе нужны, пока у тебя не было твоего лучшего друга. Теперь он у тебя снова есть, и ему ты, в отличие от меня с Ветроногом, доверял добрых шесть лет. Зачем мы тебе теперь?
- Не знаю, – честно ответил я. – И не хочу знать. Я просто хочу быть твоим и Альтаира другом, вот и всё. И не потому что ты или он мне нужны ради чего-то, а просто потому что ты – это ты, Альтаир – это Альтаир. Такие, какие есть. Я… привык к этому, что ли? Драко, посмотри на меня, – попросил я, потому что разговор с его затылком начал меня утомлять. Малфой нехотя обернулся. На его лице ярдовыми буквами написано было сомнение. Он чуть склонил голову на бок и вопросительно посмотрел на меня.
- Настоящая дружба существует не потому, что зачем-то нужна, а просто потому, что существует, – сказал я и внутренне поморщился – ну вот откуда я набрался этой манеры говорить банальности? Драко, видно, тоже так подумал. Он хмыкнул и снова стал похож на того Малфоя, каким я привык его видеть.
- Значит, ты хочешь, чтобы я… ради тебя научился общаться с Уизе… гхм, то есть, с Уизли?
- Ну, ты же уже общался с Фредом и Джорджем. И с Джинни, – возразил я. Драко фыркнул, окончательно приходя в себя.
- С Джинни общаться нетрудно, – отозвался он. – А Фред и Джордж, можно сказать, практически нормальные люди. И если хоть одна живая душа узнает о том, что я это сказал, учти, я буду всё отрицать, и настаивать, что у тебя были галлюцинации.
- Да уж, достойный повод держать язык за зубами, – хихикнул я.
- Ладно, – добавил он со вздохом. – Если для тебя это важно, я постараюсь не задирать Уизе… хм, э-э-э… Рональда. Но не обещаю терпеть, если он будет лезть ко мне!
- Кто на тебя лезет? – раздался за моей спиной голос Альтаира. Я обернулся – Блэк стоял в нескольких шагах от меня и тревожно смотрел на своего друга. Драко весело хмыкнул в ответ.
- Расслабься, Ветроног, никто не лезет. Это я так, оповещаю на всякий случай. Гарри с Уизе… Рональдом помирился. Теперь его, видишь ли, по имени звать надо.
- Какой ужас, – успокоенно хмыкнул Блэк, садясь рядом с другом. – В смысле, что теперь переучиваться надо. Гарри, учти, сразу никак не получится. При всём желании… – он немного помолчал и снова улыбнулся. – Помирился, значит? Он первый подошёл или ты?
- Он. Сказал, что хочет вернуть мою с ним дружбу. Даже, кстати, обещал, что постарается вести себя с тобой цивилизованно.
- Это он так выразился? – засомневался Малфой. – Не знал, что он знает такие слова.
- Дрей! – укоризненно сказал я. Драко хмыкнул.
- Да ладно. Я обещал не задирать его, а не не острить в его адрес, – сказал он. Я усмехнулся.
- Только не в его присутствии, пожалуйста, – попросил я. – У него чувство юмора не такое, как у меня, и потом, он очень болезненно реагирует на ваши выпады… особенно, уж извини, на твои, Альтаир.
- Ты же вроде сказал, что ещё не окончательно с ним помирился? – уточнил Драко.
- Ну, может, через какое-то время… Не умею я долго злиться, понимаешь? – обречённо вздохнул я. Малфой понимающе хмыкнул и кивнул.
- Думаю, это одно из твоих положительных качеств. Ладно. Чем думаешь заняться? – поинтересовался он, тоже откидываясь спиной на стену. Я пожал плечами.
- В библиотеку, наверное, пойду, – ответил я. – Заодно порадую Гермиону, что мы все сдали тест. К тому же я ещё эссе по зельям не дописал, а его сдавать в пятницу. Если не доделаю, Снейп с меня живьём шкуру сдерёт и пустит на перчатки. Несмотря на то, что только сегодня отпаивал меня успокоительным.
- Извращенец, – фыркнул Драко, хотя я не очень понял, кого именно он так охарактеризовал – меня, за такие мысли, или Снейпа. Впрочем, кажется, настроение у него улучшилось, так что это не так уж и важно. – Ну ладно, ещё увидимся. Я тоже наведаюсь в библиотеку, наверное, только чуть позже…
- Не наведаешься, – возразил я. – У тебя вечером тренировка по квиддичу, забыл?
- А, проклятье, и правда забыл с этими тестами! – воскликнул он, хлопнув себя по лбу. – А ты откуда знаешь?
- От Блейз, откуда же ещё? – фыркнул я. Драко, снова хмыкнув, кивнул.
- Хочешь, приходи посмотреть, – предложил он, не иначе как в приступе великодушия. Я насмешливо посмотрел на него.
- Угу, чтобы остальная ваша команда меня бладжерами зашвыряла? Они ж решат, что я вашу тактику разведываю, – сказал я. Драко засмеялся и кивнул.
- Пожалуй. Об этом я не подумал. Хотя чего там разведывать – она у нас который год не меняется.
- Ну, мало ли, вдруг какие тонкости…
- Тонкость у нас в команде одна, и это я, – развёл руками Альтаир, сокрушённо вздыхая и одновременно ухитряясь подмигивать Драко. – Будешь в библиотеке, передавай привет Гермионе, ладно? Скажи, что мы всё сдали, у нас всё в порядке… э-э-э… Вот только про то, как я с председателем… мм… на регистрации обошёлся, не говори, ладно? Сам скажу.
- Ладно, – рассмеялся я. – Договорились. Просто передам, что у тебя всё хорошо и экзамен ты успешно сдал.
- Спасибо, – облегчённо кивнул Альтаир. – Ну ладно, тогда нам, пожалуй, пора – пока всех соберём, пока до стадиона доберёмся… Пошли, Вьюжник.
- Э… А можно спросить? – вырвалось у меня. – Почему… ну, у вас такие прозвища?
Слизеринцы переглянулись, и Блэк, еле заметно кивнув Малфою, с весёлой усмешкой ответил:
- Ну мы же тайная организация – Стервятники. А в каждой тайной организации должны быть псевдонимы!
- Ну… а почему вы выбрали именно такие? – осторожно уточнил я.
- За цвет и скорость, – с невинным видом пожал плечами Блэк. – Всё просто.
- А. Ну… да, понимаю, – кивнул я. – Ладно, давайте – встретимся потом.
Кивнув в ответ, Стервятники двинулись в сторону подземелий, а я неторопливо пошёл наверх, в библиотеку. К ответу на главный вопрос, который интересовал меня, я не приблизился ни на йоту, хотя и неудивительно, учитывая то, что его – «Вы, случаем, не анимаги?» – я задать в лоб так и не решился. Впрочем, это было бы бессмысленно – даже сделай я это, они бы нашли способ в случае надобности извернуться. Естественно, Стервятники мне пока ещё не доверяют настолько, чтобы делиться подобными тайнами. За исключением, возможно, Блейз, но её я как раз об этом не спрашивал – не хотелось принуждать девушку выбирать между мной и верностью друзьям. В принципе, Гермиона тоже может знать ответ на этот вопрос, но ведь она, покрывая Альтаира, уверенно заявит хоть Визенгамоту, что «Не было ничего. Ничего не было!»
Даже забавно – может, мне удастся побыстрее приблизиться к разгадке, когда я сам стану анимагом? Внеклассные занятия у профессора МакГонагалл шли по чёткому расписанию уже не первый месяц. Чем больше я узнавал об этой науке, тем лучше понимал, каким великолепным достижением со стороны отца и его друзей было справиться с этой задачей самостоятельно, не привлекая себе в помощь никого из взрослых. Одни высчитывания моей вероятной анимагической формы сколько заняли! Говоря откровенно, я не совсем понимал, зачем заниматься ими – гадать, кем стану я, не приходилось. Да и сами вычисления в итоге это подтвердили – с высокой вероятностью причём. Но МакГонагалл пояснила мне, что этот этап служит прямой опорной ступенькой для следующего, так что пропускать что-либо решительно не рекомендуется. Впрочем, это в любом случае было уже позади, и теперь мне приходилось работать почти так же, как на пятом курсе со Снейпом: регулярные занятия в кабинете плюс ежедневные самотренировки. Правда, к счастью, это было единственное сходство – преподавательница трансфигурации, при всей своей требовательности, всё же придерживалась совершенно иного стиля объяснений, чем Снейп. Как минимум, эти объяснения давались, не говоря уже о подробных разъяснениях к ним. Дела шли, в итоге, неплохо – как считала профессор. Мне самому было сложно об этом судить – никаких принципиальных изменений в себе я пока не чувствовал. Хотя, конечно, и к практике как таковой мы перешли совсем недавно, так что, наверное, дело просто за временем…
Я продолжал размышлять на эту тему, идя к библиотеке. Дойти туда, точно так же как и найти там Гермиону – дело нехитрое, однако я прекрасно понимал, что позаниматься сегодня вряд ли получится – сумку я оставил в башне, и идти за ней туда охоты не было. Да я и не собирался писать эссе, у меня ещё был завтра целый день на это, в конце концов. Остальные домашние задания были уже сделаны, а те, что зададут завтра, я вполне успею выполнить в выходные, так что эссе подождёт. Мои мысли плавно перескочили на то, как рассказать Гермионе последние новости – о Джареде Поттере, о том, как прошёл тест, и, наконец, об извинениях Рона.
Однако моим планам не суждено было сбыться. Гермиону я нашёл довольно быстро – она сидела на своём излюбленном месте за одним из столов между полками и с каким-то непривычно рассеянным видом смотрела в раскрытую перед ней книгу, явно не видя в ней ни строчки. Я даже забеспокоился. Кто угодно, конечно, мог замечтаться над книгой, но вот Гермиона… Для неё такое поведение очень и очень нетипично. Невольно вспомнились слова Рона о заколдованных книгах, на втором курсе, когда мы нашли дневник Тома Реддла. Конечно, это всё-таки библиотека, и книги здесь не могут представлять опасность для студентов, но кто знает, а вдруг какое-нибудь крохотное проклятие на одной из старинных книг всё-таки проглядели? Я осторожно приблизился и мягко тронул подругу за плечо, окликая по имени. Гермиона, вздрогнув и часто заморгав, обернулась ко мне и уставилась на меня слегка испуганными и отчего-то грустными глазами.
- Гарри! Ох, Гарри… – выдохнула она. Я забеспокоился всёрьёз. Очевидно, дело не в каком-то проклятии, но что такого могло случиться, что так её расстроило? Я осторожно пододвинул стул и присел рядом.
- Что случилось? – спросил я. Гермиона как-то нерешительно потянулась к книге, потом отдернула руку, будто передумав, а потом всё-таки подтянула её к себе.
- Гарри, это ужасно… – пробормотала она. – Я… Я тут наткнулась на эту книгу, и…
- Что? Что в ней такого, что ты так расстроилась? – спросил я. Гермиона, кусая губы, виновато посмотрела на меня, с трудом сдерживая слёзы.
- Я… Вот, посмотри, – она приподняла книгу и показала мне обложку, где металлическим тиснением были выдавлены слова названия: «Разновидности Безвыходных заклятий» за авторством Ульрика Тангерберга.
- Безвыходные заклятия? Это вроде того, что лежало на входе в башню Восхода? – уточнил я. Гермиона кивнула. – И что? Что такого ты могла тут вычитать? Что, «Адово Пламя» Снейпа не подействовало из-за этого? Или оно создало какую-нибудь лазейку? Нам стоит опасаться нападения кварроков?
- Нет, нет, ничего подобного, – отозвалась она усталым, почти безжизненным тоном. – Это не имеет отношения к той башне… Прости, Гарри, мне так жаль…
- Да о чём ты, я не понимаю!
- Я… О небо, я просто не могу… – пробормотала она и пододвинула книгу ко мне. – Вот, прочти сам лучше…
Она осторожно пролистала назад несколько страниц от того места, где читала сама. Я опустил глаза на страницу… и у меня перехватило дыхание. Рисунок, изображённый под заголовком «Искажение пространства и времени, замкнутое при помощи Безвыходных заклятий» был мне до боли знаком – вот только раньше я видел не гравюру, а реальный объект. Но не узнать его было невозможно – кому угодно, но не мне. Сколько раз потом я видел это в кошмарах! Вцепившись в книгу, я уткнулся в строчки, лихорадочно вчитываясь в полуистёртые письмена…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (07.08.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 22


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями