Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2581]
Конкурсные работы [28]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4851]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2394]
Все люди [15156]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14396]
Альтернатива [9038]
СЛЭШ и НЦ [9018]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4359]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Под веткой омелы
Четыре года назад жизнь Эдварда рухнула за считанные минуты. Но теперь судьба даёт ему шанс вновь обрести счастье на том же самом месте, где однажды лишился всего. Эта история об одном Рождестве, одной маленькой девочке и, конечно же, об одном мужчине, сумевшем вернуться вопреки всему.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Когда ты взрослеешь
События происходят в начале тридцатых годов XX века. Эдвард, недовольный тем, что стал вампиром, взбунтовался и ушел от Карлайла, начав жить самостоятельно.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"
Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ.
Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами. Полная свобода фантазии!

Прием работ продлится с 07.12.2019 г. по 02.02.2020 г.

Je t'aime
Что может значить один день? Один среди десятков, сотен, льющихся на нас в бурном потоке жизни?
И что может значить одна-единственная ночь?
Когда обычные 24 часа становятся подарком судьбы, они остаются в памяти навсегда. И сердце, мерно бьющееся в череде бесконечных будней, всколыхнется и сладко заноет от мимолетного воспоминания... Париж, весна и тихий шепот в губы Je t'aime.

Тень луны
Две жизни. Два пути. Параллельные и чуждые. Одна боль. Боль на двоих.

Obsession
- Твой отец продал тебя Эдварду.
ЧТО?
- Я тебе не верю! – по-детски наивно вырвалось у меня. – Ты врешь, все это наглая ложь. Он же любит меня!
Но Уитлок лишь подал плечами, мол, как хочешь. Можешь и не верить. А после добавил:
- Возможно, тебя он тоже любит. Но деньги привлекают его больше. Да и такой контракт с Калленами несет с собой только выгоду, причем обеим сторо...



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11729
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Reminiscentia. VII. Post factum

2020-1-29
47
0
VII. Post factum


Ровена открыла глаза, но тут же зажмурилась от яркого света из окна. Приподнявшись на локте, обвела комнату взглядом. Она помнила лишь, как вчера, измотанная и разбитая, еле добралась до нее, кое-как разделась, рухнула на кровать и тут же провалилась в тяжелый глубокий сон без сновидений. Должно быть, она проспала дольше обычного, и сэр Годрик не стал будить ее. Наверняка она пропустила обед.
События вчерашнего вечера и ночи постепенно приходили к ней в виде красочных образов. Стоило ей лишь прикрыть глаза... лязг оружия, запах дыма, крики людей – все возвращалось. На душе было тяжело, и чувство опустошенности и неимоверной усталости только усилилось.
Ровена села в кровати и покрутила шеей. Плечи и предплечья ломило, голова болела. На руке резкой болью дал знать о себе уже затягивающийся порез. Застонав, она хотела, было, опять откинуться на подушки, когда услышала ржание лошади снаружи.
Заинтригованная, она все-таки заставила себя подняться и, ежась от соприкосновения босых ног с холодным каменным полом, выглянула в окно.
Лошадь герцога Ондатже. Он здесь? Значит, с ним все в порядке! Сердце забилось сильней. Не обращая внимания на то, что каждую косточку в теле ломило, она быстро начала приводить себя в порядок. Это заняло совсем немного времени, особо сидеть за туалетом Ровена не любила – надев простое домашнее платье, накинула поверх шаль из козьего пуха и наспех заплела волосы в две толстые косы.
Уже через несколько минут она вышла из комнаты и остановилась в задумчивости: где сейчас может быть герцог? Несомненно, с сэром Годриком. Кабинет, библиотека? А может, он во дворе, раз его лошадь не в конюшне и готова к отъезду?
Она направилась проверить свои догадки, распахнула входную дверь. И застыла. Вся земля, забор и крыша конюшни были укрыты белым покрывалом. Снег. Первый снег в этом году. Так рано. Она изумленно озиралась, прищурившись от этой слепящей белизны. Словно кто-то стер, как с грифельной доски, все темное. Все переживания ночи, всю боль и страдания. И мир умиротворенно замер. Она поплотнее укуталась в шаль и вдохнула предзимнюю прохладу.
В вышине прокричала птица, и Ровена подняла взгляд к тяжелым серым облакам. Ей стало не по себе. На задворках сознания мелькнула мысль, что многие из тех, кто вчера так отчаянно сражался, уже не увидят ни этого неба, ни этого снега, что скрыл прежний мир.
Она тяжело вздохнула, прислонившись к дверному проему. Тело вновь напомнило о себе тупой болью в мышцах. Герцога здесь не было, лишь его вороная лошадка одиноко стояла посреди белого полотна снега и тянула ноздрями воздух, радуясь этой снежной, почти хрустящей свежести. Ровена обняла себя за плечи: она начала замерзать – шаль, хоть и утепленная заклинанием, согревала мало. Она, было, уже повернулась к двери, когда увидела... Ровена не поверила своим глазам и застыла вполоборота с мыслью, уж не привиделся ли ей этот посетитель. Точнее, посетительница.
Через покрытый белоснежным ковром двор шла рыжеволосая девушка. Та самая, что вчера назвалась Хельгой. В руках у нее был ярко-красный плащ Годрика Гриффиндора, который она почему-то не стала надевать. Через плечо ее была переброшена маленькая сумка из домотканого сукна с орнаментом рун по краю. Ее рыжие волосы и пурпурный плащ были единственными яркими пятнами в этом ослепительно-белом пространстве.
Ровена подивилась, каким образом этой девушке удалось проникнуть во двор: поместье Гриффиндора было надежно защищено охранными барьерами, преодолеть которые было не так-то просто. Одно Ровена знала точно: у Хельги были благие намерения – иной и не прошел бы внутрь. Она сама помогала сэру Годрику устанавливать этот специальный барьер.
Гостья шла, оставляя за собой цепочку следов на снегу и не поднимая глаз, но Ровена могла поклясться, что Хельга ее заметила. Весь ее облик выражал нерешительность и смущение. Словно она пришла не на правах равного, а как проситель.
Наконец, Хельга дошла до крыльца и все-таки подняла взгляд. Она молча кивнула Ровене, и Ровена также ответила ей кивком. Они замерли в тишине. Ни одна, ни другая не знали, что сказать и с чего начать. Вдалеке, отражаясь эхом, все еще кричала птица.
Постояв несколько секунд в нерешительности, Хельга протянула вперед плащ сэра Годрика и все-таки произнесла первой:
– Я пришла, чтобы вернуть его, – голос ее был таким же тихим и мягким, каким его запомнила Ровена с их вчерашней встречи. Она молча взяла плащ и кивнула в сторону дома:
– Сэр Годрик внутри. Может, вы хотите зайти? Катрина приготовит отвар шиповника с медом. Вы, должно быть, замерзли. Вы шли пешком? – Ровена машинально опустила взгляд на подол гостьи, отметив, что он намок от грязи и снега. Хельга уловила ее взгляд и еще больше смутилась – ее щеки порозовели.
– Да, простите, я... – она не закончила своей сбивчивой фразы и перевела взгляд за плечо Ровены, румянец на ее щеках стал ярче. Ровена резко обернулась: сэр Годрик и Матис Ондатже стояли на пороге. Видимо, Гриффиндор вышел проводить герцога и застыл, удивленный появлением гостьи.
– Вот и сэр Годрик, – облегченно выдохнула Ровена и тут же перевела взгляд на герцога валлонского, приветливо улыбнувшись в ответ на его кивок.
Она окинула его беглым взглядом: Ондатже выглядел уставшим, а на щеке его появилась небольшая красная царапина – след недавнего сражения.
– Доброе утро, леди Рейвенкло. – Герцог прищурился от яркого снега так же, как и она сама, когда вышла из темноты дома во двор. – Или добрый день? Вы так долго спали, что я боялся, что не успею с вами попрощаться.
Ровена редко краснела, но в этот раз румянец появился и на ее щеках. Ей было стыдно, словно маленькой девочке. Неужели она и правда спала до неприличия долго? Ондатже рассмеялся ее смущению, и она кинула на него сердитый взгляд.
– Ровена, Ровена... – Он подошел к ней и, мягко взяв ее под локоть, обернулся к Гриффиндору: – Годрик, ты позволишь ненадолго украсть твою подопечную для небольшой утренней прогулки? Мне нужно с ней поговорить.
Ровена удивленно посмотрела на бельгийца, затем на наставника, утвердительно кивнувшего герцогу, и мельком заметила тихонько стоящую в стороне Хельгу – та явно ощущала себя здесь лишней.
– О чем поговорить, герцог?
Он лишь покачал головой, усмехнулся и повлек ее вниз по ступенькам крыльца.

* * *

Оглянувшись, Ровена заметила, что сэр Годрик почтительно наклонился к Хельге, что-то тихо у нее спросил, а она так же тихо ответила. Гриффиндор пропустил ее вперед, и они скрылись в доме.
– Вы замерзнете, – услышала она голос Ондатже рядом и повернулась обратно. Герцог уже снимал с себя тяжелый дорожный плащ и накидывал на ее плечи.
Ровена благодарно улыбнулась. Она тут же поплотнее укуталась в мягкую уютную ткань и потянула исходящий от плаща тонкий аромат: перемежаемый свежестью первого снега запах ириса, который всегда ассоциировался у нее с бельгийцем.
Они подошли к лошади Ондатже и встали под навесом конюшни. Здесь было теплее, чем на крыльце, и они могли поговорить наедине. Лишь в темном углу, как обычно, беспокойно возился порлок. Ровена подняла встревоженный взгляд к Ондатже:
– Как дела в Дувре, герцог? Норманны сожгли его?
– Ну что вы, Дувр простоит еще тысячу лет, – он беспечно улыбнулся, что показалось Ровене совсем неуместным, даже если эта беспечность была напускной, чтобы успокоить ее бдительность.
Она пристально посмотрела в глаза герцога. Привычные искорки иронии и веселья отсутствовали в его серьезном взгляде. И выглядел он гораздо более уставшим и измотанным, чем ей показалось на крыльце. Под глазами залегли тени, кое-где стала резче сеточка морщин, напоминая, что Матис Ондатже давно вышел из поры юности. Ровена быстро отвела глаза: бельгиец мог заметить, что она так пристально его разглядывает, – и сделала вид, что ее заинтересовал лишайник, растущий на дверном проеме конюшни. Не осознавая, что делает, она начала отщипывать от него маленькие кусочки и кидать их под ноги.
Ондатже продолжал, словно ничего не замечая:
– В Дувре все более-менее хорошо. Я имею в виду, лучше, чем могло быть. Конечно, много разрушений, много раненых и убитых, но лишь оттого, что жители не захотели сдаваться без боя и до последнего защищали свои жизни.
Он помолчал и задумчиво добавил:
– Все было бесполезно, нормандцы все равно бы одержали победу. Надо сказать, мы недооценили их.
– Ох, Матис, – Ровена в отчаянии вздохнула, не заметив, что впервые назвала бельгийца по имени. Он кинул на нее удивленный взгляд. – Я видела их вчера! Я теперь не смогу этого забыть. Они, как полчища саранчи, не оставляют после себя ничего живого и никого не щадят…
Ондатже лишь слегка кивнул.
– Как сказал Овидий, bella matribus detestata.*
– Это несправедливо, – продолжила Ровена, не в силах остановиться, – нормандцы владели магией гораздо лучше нас, они знали боевые заклинания. Мы же оказались лишь кучкой безграмотных крестьян, – в ее голосе было куда больше горечи, чем ей хотелось бы показать.
– Мы все ошибались, – согласившись, вздохнул герцог, взгляд его скользил по пустому двору, – никто не хотел видеть, что происходит и кто на самом деле эти чужеземцы. Даже архиепископ Кента встал на их сторону. Никогда не угадаешь, откуда ждать удара, под маской друга прячется враг. Хотя, что взять с маглов.
Он был до странности задумчив, от его обычных усмешек и ироничных взглядов, от разговоров сum grano salis* не осталось и следа.
Они помолчали. Ровена перевела взгляд на двор. Становилось теплее, и снег начал постепенно таять, обнажая грязную землю.
– Кстати, – вдруг произнесла Ровена, – вы видели ту рыжеволосую девушку у нас на крыльце? Это очень необычная история… – она вкратце пересказала герцогу события вчерашней ночи просто оттого, что не хотела слушать эту их задумчивую, полную печали, тишину. Она говорила и говорила, не поднимая глаз, и герцог не перебивал ее. – И знаете, – произнесла Ровена в завершение, – мне не было жалко ее. Она не единственная, кто потерял своих близких. Тогда меня волновало только одно – и, стыдно признаться, волнует до сих пор, – свитки, в которых, по ее словам, хранятся тайны друидов. Я бы многое отдала, чтобы хоть мельком в них заглянуть, я, наверное, ужасный человек…
Как ни странно, Ровена легко признавалась в своем несовершенстве. Герцогу она могла рассказать все. Она знала, что Ондатже не осудит ее, наверное, потому что и сам был способен на не очень хорошие поступки. Он не был таким идеалом доблести и доброты, как сэр Годрик. Он был ей другом – не отцом. Но, подняв взгляд, она обнаружила, что бельгиец, кажется, даже не слушал ее. Мыслями он был далеко и обратил на нее внимание, только когда Ровена позвала его.
Матис бледно улыбнулся.
– Простите, Ровена, слишком много на меня свалилось в последнее время, и иногда под грузом всего этого мысли путаются. На самом деле, я хотел поговорить с вами. Поговорить о конкретных вещах, – уточнил он и пристально посмотрел ей в глаза.
По спине побежали мурашки, совсем как в детстве, когда она встречала хитрые взгляды бельгийца. Хотя, возможно, она просто начала замерзать. Поднялся пронизывающий ветер, а темные облака были готовы разразиться мокрым снегопадом.
Герцог помолчал, собираясь с мыслями, и, наконец, произнес:
– Я уезжаю. На родину, в Валлонию. Конечно, сейчас там полно датчан, франков и даже норманн. Но жить там проще и не так опасно, как стало теперь в Кенте. И потом… я слышал от самого епископа, что земли здешних танов и эрлов будут распределены и отданы нормандцам. Вы понимаете, что это значит? Дань и налоги повысят, а англосаксов будут притеснять, применять к ним суровые меры контроля или использовать как рабочую силу. Между тем, на валлийской земле у меня есть свои владения и замок. К сожалению, он пуст, потому как у меня не осталось родственников ни там, ни здесь. И я вынужден признаться, что совершенно одинок.
Он замолчал на минуту. Ровена была застигнута врасплох и смотрела на Ондатже широко распахнутыми глазами. Ей бы хотелось, чтобы он говорил это не всерьез, что он никуда не уедет и останется здесь. С удивлением она открыла для себя, что за эти несколько лет настолько привыкла к присутствию герцога, что новость о его отъезде казалась неудачной шуткой.
– Я много думал над этим решением, поверьте, – продолжил Матис, так и не дождавшись ее ответа. – А также я много думал о... вас, – теперь он по-настоящему улыбался, и его глаза снова заискрились, когда он увидел ее изумленное лицо. – Да-да, моя милая Ровена... Вы позволите так себя называть? Я думал о том, что мы с вами так сблизились в последнее время. Стали хорошими друзьями. Разрешите мне быть абсолютно откровенным. Поверьте, я бы не позволил себе говорить о том, о чем хочу сказать, кому-то другому. Но вы – не чужой мне человек, Ровена, я помню вас совсем еще девочкой.
Ровена вдруг поняла, какое направление принимает их разговор, и стояла, не в силах пошевелиться. Под ложечкой засосало, а в центре груди что-то сдавило, по телу прокатилась легкая волна тревоги, близкой к страху.
Но Ондатже спокойно продолжал, глядя на нее сверху вниз своими темными глазами, по которым ничего нельзя было понять:
– Я думал и о вашем будущем тоже, милая. Вы замечательная девушка, красивая, сообразительная, ловкая, храбрая… Я не встречал таких, как вы. И самая большая ваша добродетель в том, что даже не осознаете, насколько вы удивительный человек. Иногда во время очередной совместной прогулки я смотрел на вас и думал, как повезет тому, с кем вы захотите связать судьбу. Я думаю, вы согласитесь, ваш возраст обязывает задуматься о браке.
Ровена чувствовала, что вся горит. Ей хотелось закрыть глаза и уши, хотелось убежать без оглядки, лишь бы не знать, что еще скажет герцог. Она уже все поняла и не знала, что делать. Должна ли она остановить его, должна ли продолжать слушать? Почему, зачем он начал этот разговор?! Она судорожно вздохнула, так и оставшись стоять на месте, и постаралась сохранить непроницаемый вид.
– Я пришел к вам с предложением, – голос Ондатже стал тише, глубже и мягче.
Он подошел к Ровене так близко, что ей пришлось поднять голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Впрочем, она тут же растерянно опустила взгляд под ноги.
– Моя милая, милая Ровена, – повторил он, словно пробуя это новое словосочетание на вкус. – Может, вы соблаговолите осчастливить меня и стать моей женой? Я бы очень хотел, чтобы вы поехали со мной, ко мне на родину. У вас будет все, о чем вы мечтаете. Собственный замок, богатство, слуги, свои земли. Я много думал о том, как лучше устроить вашу жизнь. Специально для вас я заведу библиотеку и кабинет. Рядом с замком есть густые леса, где мы сможем охотиться. Валлония прекрасная страна, в отличие от суровой и грубой Англии. Люди там тянутся к знаниям. Мы с вами будем выезжать в свет и принимать у себя августейших особ – баронов, князей. И хотя там много чужеземцев, вы быстро привыкнете к ним. Они полюбят вас – за ваш ум, за вашу стойкость, за вашу любовь к жизни...
– Герцог, – слабо прервала его Ровена; она, наконец-то, нашла свой голос и не узнала его. – Остановитесь, прошу.
Бельгиец умолк на полуслове, его взгляд буравил ее бледное потрясенное лицо. Ровена замерла в тишине на секунду, но потом отчетливо произнесла:
– У вас было время подумать, не так ли? Вы все просчитали до мелочей? Где мы будем жить, что мы будем делать. Но вы забыли, что моя земля, моя родина – здесь, в Англии. Будет ли она под гнетом нормандцев, будет ли здесь опасно, все равно, я не смогу покинуть ее. И уж тем более оставить сэра Годрика, я очень обязана ему, и он не сможет обходиться без меня.
– Годрик? – Матис еле заметно усмехнулся. – Ровена, это рассуждения ребенка, который боится оставить родителей. Но ведь когда-то вам придется это сделать, придется повзрослеть. Пора задуматься о своем собственном будущем. С вашим умом вы должны оценить тот вариант, который я вам предлагаю.
– Я не хочу даже думать о таком будущем, – она чуть повысила голос, сама удивляясь своему негодованию. – Я не желаю, чтобы вы расписывали мне нашу совместную жизнь. Не хочу играть написанную вами роль! Не хочу думать о браке вообще!
Она судорожно втянула воздух и замолчала, и волна страха от осознания, что она только что повысила на него голос, накрыла ее целиком. Она вдруг подумала, что поступила ужасно и слишком дерзко. Герцог достоин лучших слов, потому что пришел с благими намерениями и обманулся во всех ожиданиях.
– Простите меня, простите, герцог. Я не должна была... – она никак не могла собраться с мыслями, не могла заставить себя поднять на него взгляд. – Я... я пойму, если вы не захотите меня больше видеть и уедете, не прощаясь.
Но, к ее удивлению, Матис лишь покачал головой и грустно улыбнулся.
– Ровена, милая, – голос его был таким же мягким и теплым. Он взял ее руку в свою горячую ладонь, и Ровена вздрогнула. – Вы все-таки еще ребенок, дорогая. Не волнуйтесь, я не сержусь на вас. Я понимаю, все это слишком неожиданно, вы никогда не задумывались о своем будущем с этой точки зрения. Простите, если я напугал вас, – его тонкие пальцы погладили ее ладонь и переплелись с ее холодными, словно ледышки, пальцами.
Ровена прикрыла глаза, не в силах справиться с собой. Сердце бешено колотилось у самого горла. Сейчас ей было намного страшнее, чем перед лицом смерти в битве с захватчиками. Там, на поле боя, она знала, что делать и как победить. Сейчас же, враг был ей неизвестен.
– Поверьте, я ни в коем случае не хочу, чтобы вы играли, как вы сказали, написанные мной роли, – задумчиво продолжил Матис после некоторого молчания. – Может, я просто неудачно выразился? Я не хочу принуждать вас к чему-то, я не хочу давить на вас. Если вам нужно время, чтобы все взвесить, я готов ненадолго отложить свой отъезд. Ровена, милая… Я просто беспокоюсь о вас. Жить в Англии далеко не безопасно, даже под крышей сэра Годрика. И потом...
Он замолчал ненадолго, опустил взгляд и снова поднял голову, изучая лицо Ровены в полумраке навеса конюшни.
– Я люблю вас, – тихо и мягко произнес он.
На какой-то краткий миг ей показалось, что земля уходит из-под ног, а реальность превращается в дурной сон. Вот она стоит у конюшни, вот напротив герцог валлонский. И он говорит совершенно странные вещи. Во взгляде Ондатже появилось смущение, он едва не покраснел, когда произнес свою последнюю фразу, словно неуверенный юнец. И воцарившаяся тишина казалась им обоим неудобной.
Ровена растерянно поглядела на герцога:
– Но вы... не можете меня любить, – тихо произнесла она.
И, к ее удивлению, Матис лишь откинул голову и рассмеялся. Она никогда не видела, чтобы он смеялся так – громко, от всей души. А может, он просто хотел скрыть за этим смехом свою уязвленную гордость? В одно мгновение смущение, что совсем недавно отражалось на его лице, пропало без следа и было теперь скрыто под привычной маской иронии.
Он вздохнул, просмеявшись:
– Дорогая Ровена. Как вы, все-таки, наивны! – он легко коснулся костяшками пальцев ее нежной щеки и, вздохнув еще раз, убрал руку.
Ровена снова почувствовала себя десятилетней девочкой, и где-то глубоко внутри что-то сердито зашевелилось: она ненавидела оказываться в нелепых ситуациях, ненавидела, когда из нее делали ребенка.
Устало прислонившись к косяку, она обхватила себя руками за плечи, рассеянно изучая взглядом двор. Снаружи, наконец, пошел мокрый снег. Воздух наполнился резким запахом дождя, большие хлопья вперемешку с крупными каплями участились. Она слушала их стук о навес конюшни, и ей впервые в жизни не хотелось ни о чем думать вообще. Она знала, что Матис стоит совсем близко и выжидающе смотрит на нее, она чувствовала у своей щеки его дыхание, вырывающееся клубочками пара. Наверное, она должна была что-то сказать. Наверное, от ее ответа сейчас зависело его будущее. И ее – тоже.
Герцог нарушил дождливую тишину первым.
– Я хотел бы спросить еще раз. Могу я надеяться на что-нибудь? Может, вам, действительно, стоит подумать? Я могу дать вам время.
Она медленно повернула к нему голову, ничего не говоря. И подумала о том, что, возможно, именно об этом моменте мечтала, когда была совсем юной девочкой. Когда Матис Ондатже, герцог валлонский, только-только стал появляться в доме у сэра Годрика, когда он казался кем-то недосягаемым, а секунда его внимания – очень драгоценной и заставляющей стыдливо краснеть.
Какая-то часть ее сейчас пела от восторга, ее женское тщеславие было удовлетворено – в ней признали прекрасную, желанную, любимую. И на какой-то дикий момент ей отчаянно захотелось, чтобы все ее детские мечты стали правдой. Ровена попыталась представить, что бы ее ожидало, если бы она согласилась. Какой бы стала ее жизнь, если бы она была герцогиней Ондатже... но не смогла.
– Нет, – она обреченно покачала головой, пряча взгляд. – Нет... Матис. – Она заставила себя назвать его по имени. – Поймите, мы только друзья. Я бесконечно благодарна вам за все. И мне грустно, что нам придется расстаться. Но я не могу принять вашего предложения. Я понимаю, что подобным отказом лишаю себя возможности когда-либо еще увидеть вас, лишаю себя возможности сохранить наши прежние дружеские отношения. Но это единственный верный путь. Я должна быть честна с вами, и это мой честный ответ.
Ровена облегченно выдохнула, словно, сказав это все, она освободилась от лежащего на ее плечах мертвого груза. Дождь усилился и совсем размыл остатки снега на земле, превращая все в грязное месиво. Ровена изучала, как падают капли снаружи, не глядя на Ондатже. И ожидая. Чего? Она и сама не знала.
Она резко вскинула голову, когда он коснулся ее руки, взяв в свою теплую ладонь, поднес к губам и поцеловал:
– Вы всегда будете моим другом, милая, несмотря ни на что, даже не думайте, что потеряете меня.
Герцог отпустил ее руку и усмехнулся в своей обычной манере:
– И si non – non!* Что ж, однажды мы все бываем безумны. И это значит, что завтра на рассвете я покидаю Англию.
Он помолчал, а затем тихо добавил:
– Берегите себя. И пообещайте, что будете писать.
Она кивнула, борясь с накатившей на нее волной тоски. Только сейчас она вдруг осознала, что не хочет, чтобы он уезжал вот так.
Герцог быстро направился к своей лошади и вскочил в седло. За завесой мокрого снега и дождя его было трудно разглядеть. Вдруг вспомнив, что на ее плечах все еще его плащ, Ровена хотела, было, стянуть его с себя, чтобы вернуть герцогу, но он понял ее намерения, махнул рукой в жесте «оставьте себе» и, подняв руку на прощание, шутливо ей отсалютовал.
Он умчался прочь, не кинув напоследок ни единого взгляда.
Verus amicus amici nunquam obliviscitur.*

* * *

Дождь шел недолго. Окончательно стерев пушистый белоснежный покров, он оставил после себя серое тяжелое небо и грязные лужи во дворе. Ровена все еще стояла под навесом конюшни, укутавшись в плащ Ондатже и вдыхая тонкий аромат ириса, напоминавший о недавнем присутствии герцога. Если закрыть глаза, можно было вообразить, что бельгиец все еще стоит здесь. Выжидающе смотрит на нее или усмехается в очередной раз ее бесконечной детскости. Так просто, казалось, обмануть собственное воображение.
Ровена тяжело вздохнула. Она слышала, как глубоко в конюшне фыркает Афелиат, но не стала подходить к нему, а просто направилась к дому, не в силах больше находиться в этом месте. Казалось, все здесь еще сохраняло остатки прошлого разговора, взглядов и прикосновений.
Ровена не могла разобраться в своих чувствах. Это был странный клубок из противоречивых мыслей и ощущений, поселившийся где-то в центре груди. Ей было горько и в то же время легко на сердце оттого, что герцог согласился остаться ее другом. Но все эти чувства окутывала странная апатия. В глубине души она понимала, что на самом деле сознание просто притупило боль, оберегая ее, доведя чувства до безразличия. И, возможно, позже, когда пройдет немного времени, и она снова сможет чувствовать, боль придет с новой силой.
Сейчас же Ровена лишь понимала, что невероятно устала. Тело подтвердило это ноющими мышцами, когда она поднималась по ступенькам на крыльцо. Она вошла в дом, и приятное тепло обволокло ее с ног до головы. Плотно закрыв дверь, она помедлила и все-таки сняла с себя плащ герцога, аккуратно повесив его у входа.
Ровена хотела, было, пройти к себе в спальню, но донесшийся до нее звук голосов заставил ее пройти дальше по коридору и остановиться у дверей в кухню. Дверь была чуть приоткрыта, и сквозь образовавшуюся щель в коридор просачивался аромат недавно приготовленного обеда.
Ровена украдкой заглянула внутрь. Сэр Годрик и их новая рыжеволосая знакомая сидели у весело потрескивающего в камине огня и держали в руках чашки, от которых поднимался пар. И по расслабленной позе, по мягкому бархатному взгляду карих глаз этой девушки Ровена вдруг четко поняла, что крестьянка теперь останется у них насовсем. Надо признать, она отлично вписывалась в эту домашнюю обстановку.
– Я жила с Эрерху около двадцати лет, и она заменяла мне мать, – тихо говорила Хельга. Волосы ее сияли в отблеске пламени очага. Однако, по сравнению с огненной шевелюрой Гриффиндора, они казались более темными, словно насыщенно-красное вино. – Но почему-то Эрерху никогда не знакомила меня с настоящими волшебниками. Люди любили ее и тянулись к ней, но она старалась держаться ото всех в стороне. Иногда она им помогала, она и меня научила этому. Я хорошо умею лечить. Только сейчас я понимаю, как мне будет ее не хватать. И сколько всего она могла мне дать и не дала...
Она умолкла. Тишина прерывалась лишь треском огня и чем-то булькающим под крышкой в котелке на печке.
Хельга задумчиво уставилась на свою чашку и медленно проговорила:
– Хорошо, что она не видела всех этих ужасов, что довелось испытать нам.
Сидящий рядом Гриффиндор положил свою широкую ладонь на ее плечо. Его глаза светились добротой и участием. Он улыбнулся:
– Забудь об этом, Хельга. Жизнь не всегда благосклонна к нам, но она всегда несет нас вперед, и с этим ничего не поделать. Нужно просто продолжать жить. Все будет хорошо, и здесь ты в безопасности.
Она благодарно улыбнулась ему в ответ, ее лицо озарилось мягким светом, и она показалась Ровене потрясающе красивой из-за этого свечения.
В глубине души все сжалось. Ровена секунду нерешительно постояла у двери, думая, входить или нет. Ничто не мешало ей войти и также присесть у камина. Но она чувствовала, что будет лишней, что опять не будет знать, о чем поговорить с этой крестьянской девушкой, и что сэр Годрик, возможно, занятый другими мыслями, не улыбнется ей вот так.
От усталости она опустилась на пол, прислонившись к стене прямо рядом с дверью кухни. Ей было все равно, что ее могут обнаружить здесь. Она остро ощутила свое одиночество, глядя на этот тихий умиротворенный домашний уют кухни и двух улыбающихся друг другу людей. И ей отчаянно захотелось, чтобы время повернулось назад, чтобы герцог никуда не уезжал, а Хельга не появлялась. Чтобы все было как раньше. Чтобы не было ни сражений, ни дыма пожаров. Ни священника, ненавидящего волшебников. Чтобы было самое обычное осеннее утро, и они с Ондатже отправились на их обычную утреннюю прогулку. И чтобы герцог снова усмехался, а в его глазах плясали искорки веселья, когда он смотрел на нее. Чтобы они вдвоем сидели в лесу под бледным солнцем, пробивающимся сквозь ветки деревьев, и даже не подозревали, что на свете случаются такие ужасные события, как война, смерть и разлуки.
Ровена прикрыла глаза и печально улыбнулась. Сейчас она напоминала самой себе того мальчика, Эдгара, которого она спасла и который мечтал о том, чему никогда не суждено сбыться. Но только сейчас рядом с ней не было взрослого, который мог бы обнять ее и сказать, что все будет хорошо. Одних этих слов было бы вполне достаточно, она смогла бы поверить в них.
Машинально Ровена провела по щеке тыльной стороной ладони и с удивлением обнаружила, что та оказалась влажной. Горячие соленые дорожки неуверенно скатились по щекам, заставив ее вспомнить, что она не плакала с тех пор, как ее родителей не стало в живых.

1. Post factum (лат.) – (досл.) После события.
2. Bella matribus detestata (лат.) – Войны прокляты матерями.
3. Cum grano salis (лат.) – С остротой.
4. Si non – non! (лат.) – Если нет – то нет!
5. Verus amicus amici nunquam obliviscitur (лат.) – Истинный друг никогда не забудет друга.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-36894-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: L_J (15.07.2018) | Автор: Елена
Просмотров: 270 | Теги: Основатели, Англия, ровена


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: