Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2590]
Конкурсные работы [24]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4813]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15162]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14414]
Альтернатива [9017]
СЛЭШ и НЦ [9037]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за январь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Тайна души Ворожеи
Уготована ей судьба Ворожеи, как предсказал старый волхв. Служение Великой Макоши да знахарство. И нет в жизни её других радостей для ретивого. Но придет он и посеет в душе её зерна сомнений.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Горячий снег
Приключения заколдованного принца-дракона и девушки из будущего.

Fault
Из-за ужасного происшествия в средней школе Белла одинока и живёт по течению. Годы спустя она потихоньку возвращается к жизни с помощью раскаявшегося Эдварда и своего нового друга Джеймса. Её жизнь начинает налаживаться, но что если не всё вокруг является тем, чем кажется?

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6705
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Премия Twilight Russia 2019



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем вас присоединиться к обсуждению нового проекта сайта!



Мы объединяем вместе три самых масштабных премии сайта: Оскар, Twilight Russia Awards и Twilight Russia Translations Awards

Тема для обсуждения здесь:

ОБСУЖДЕНИЕ


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Reminiscentia. III. Omnes et singulos

2020-2-22
47
0
III. Omnes et singulos


Пятый курс, как все и предсказывали, оказался гораздо сложнее всех предыдущих. Не успев обрадоваться до странности свободному расписанию с часовыми перерывами между занятиями или с уроками только до обеда, пятикурсники получили такой заряд домашних заданий, что стало ясно: ни о каком отдыхе не может быть и речи.
МакГонагалл, Флитвик, Снейп – все твердили одно и то же: нужно усиленно готовиться к сдаче С.О.В. и забыть обо всем остальном.
Первый урок по защите у пятикурсников из Рейвенкло пришелся на пятницу, поэтому за неделю они довольно наслушались противоречивых мнений о новом преподавателе. Ходили слухи, что в понедельник перед обедом профессор Грюм превратил какого-то слизеринца в хорька, и, хотя Элизабет в это не верила, она волновалась вместе со всеми. Но урок превзошел все самые смелые фантазии. Одно только то, что профессор Грюм без колебаний применил непростительные проклятья, позволило Элизабет сделать вывод: тут все будет очень не просто.
Почти все время, оставленное на дополнительные занятия, Элизабет вместе с другими девушками из Рейвенкло проводила в библиотеке. Утешало только то, что погода и не думала исправляться: по утрам студенты по-прежнему просыпались под стук барабанящего в окна дождя, потолок в Большом зале уже который день был затянут мрачными тучами, а в классах даже днем зажигали свет – было так пасмурно и темно, что студенты частенько путали ингредиенты зелий или не могли разглядеть, что написано на доске.
Как-то поздним вечером Элизабет сидела в гостиной, домучивая свой дневник сновидений для Трелони. Она как раз вспоминала, что же ей снилось прошлой ночью, невидящим взглядом глядя на выведенное число «двенадцатое октября», когда в кресло напротив устало опустилась Кира.
– О, привет, – Элизабет подняла голову. В гостиной, кроме них, уже никого не было. Через незадернутые шторы из-за тучи виднелся краешек луны. Девушка потянулась. – Который час?
– Полвторого, – зевнула Кира, с ногами забираясь в кресло. – Я тут вспомнила, что взяла у Бена конспект для тебя.
Элизабет бросила взгляд на потрепанную тетрадь. Несколько дней назад она окончательно решила писать курсовую по истории магии на тему Основателей и почти сразу же обнаружила, что где-то посеяла свои лекции за прошлый год – тогда они как раз проходили становление школы.
– Спасибо, – она взяла из рук девушки тетрадь и механически перелистала, отметив, что над этим почерком придется посидеть. – Ты откуда так поздно?
– Свидание, – вяло улыбнулась Кира, снова подавив зевок. Тон, которым она это произнесла, был более чем обыденным. – Эрни МакМиллан вчера пригласил, вот я и подумала, почему бы не сходить. Надоело все это. Учеба, учеба…
Элизабет незаметно бросила на подругу полный удивления взгляд.
– Эрни?
– Да, с четвертого курса Хаффлпаффа. Не знаешь его? – Элизабет отрицательно покачала головой. – Вроде бы, он ничего. Впрочем, слегка зануден, ну да ладно. Пойду-ка я спать.
Элизабет проводила Киру взглядом и задумчиво уставилась на догорающие угли в камине.
Каждый учебный год в Хогвартсе начинался с гипотез, кто с кем будет встречаться в этом году. Элизабет ни разу не давала втянуть себя в эту игру, ей это было просто не нужно, однако, увидев сегодня Киру такой – довольной хорошо проведенным вечером, она вдруг задумалась, а будет ли ее в этом году что-то ждать? Интересно было бы сходить на свидание для разнообразия. Она громко хмыкнула. На ее курсе не было ни одного мальчика, с кем бы она хотела встречаться, разве что можно стать еще одной поклонницей саркастичного и неповторимого Бена Бредли. Улыбка Элизабет стала шире от собственной шутки. Но впрочем, она сразу отогнала эти мысли, и вернулась к урокам, открыв как раз конспект Бена.

* * *

На следующее утро был назначен поход в Хогсмид. Седрик, как и договаривались, ждал Элизабет в холле, в стороне от общей толчеи. Элизабет обрадовалась, увидев его: последнее время они редко встречались из-за его дел старосты, из-за ее уроков. Их редкие встречи на пятом этаже весь сентябрь были для Элизабет оазисом уюта в нескончаемой школьной суматохе.
Некоторое время они молчали, не спеша шагая к Хогсмиду. Воздух был приятно свежим после вчерашнего дождя, и Элизабет, щурясь от выглянувшего солнца, не могла надышаться. И хорошо было идти рядом с лучшим другом, и хорошо было просто молчать и не думать об уроках, и весело было шуршать осенними листьями. Ветер растрепал ее волосы, которые были распущены по случаю выхода на прогулку.
Седрик искоса глянул на блуждающую на ее лице улыбку.
– Что?
– Ничего, – усмехнулась Элизабет, – просто подумала, что жизнь прекрасна.
Она повернулась, чтобы взглянуть на него:
– А вот ты не выглядишь счастливым. Что-то случилось?
Седрик снова пожал плечами, опустив взгляд.
– Проблемы с трансфигурацией, – неохотно сказал он. – Мы начали проходить чары восстановления к Ж.А.Б.А. МакГонагалл точно с ума сошла, заваливает домашними заданиями, и все равно никто ничего не понимает в ее объяснениях, и…
– И у тебя ничего не выходит? – продолжила Элизабет.
Он посмотрел в ее хитрые глаза.
– Я этого не говорил.
– Ну а что тогда? Ты не сделал домашнее задание и получил взыскание у МакГонагалл?
Седрик вздохнул:
– Уж не хочешь ли ты написать мою автобиографию?
Элизабет покачала головой с выражением «ты неисправим» и с улыбкой отвернулась.
Они зашли в «Сладкое королевство», в «Зонко» и даже побродили по книжному магазину. Зависнув у полки с историческими романами, Элизабет просмотрела корешки книг, относящихся к Основателям. «Слизерин и роковая страсть», «Сердце Льва. Годрик Гриффиндор». Все это казалось слишком сомнительным материалом, особенно для курсовой, так что Седрик оттащил Элизабет от полки:
– Пойдем отсюда. Как-то неуютно я себя чувствую среди всей этой макулатуры.
У Элизабет от долгой ходьбы по магазинам устали ноги, так что ближе к обеду они решили заглянуть в «Три метлы». Она с удовольствием уселась за столик у стены, пока Седрик ходил к барной стойке. «Три метлы» гудели, словно потревоженный улей: то и дело звякал колокольчик на входной двери, почти все столики были заняты. То и дело раздавались взрывы смеха, а пару раз и настоящие взрывы – кое-кому не терпелось опробовать новые приобретения из «Зонко».
За столиком неподалеку сидел Кевин Энтвистле, что-то возбужденно рассказывающий своей подружке. У стены Мораг МакДугал, старший брат Изабель, пренеприятный тип, хохотал над чем-то вместе с компанией рейвенкловцев; среди них Элизабет заметила и Бена Бредли и поспешила отвернуться.
Седрик поставил перед ней бокал сливочного пива и несколько пирожных.
– Я столько не съем, – заявила Элизабет. Седрик усмехнулся, опускаясь на стул перед ней.
– Наедайся, – сказал он, откусывая большой кусок от ягодного эклера. – А то, глядишь, скоро наши эльфы перестанут готовить.
– Почему это? – Элизабет кинула на него заинтересованный взгляд и принялась за пирожное. – Алан все-таки нашел вход в кухню?
– Если бы. Ты не слышала? – Седрик отхлебнул сливочного пива и откинулся на стуле. – Гермиона Грейнджер сегодня с утра приставала к нашим первокурсникам с просьбой купить какие-то там значки. Нейл утверждает, что на них было написано что-то типа «ГАВНЭ», но ты же знаешь Нейла, – Элизабет прыснула, расплескав сливочное пиво, и Седрик продолжил: – Она борется за права эльфов. Хочет предоставить им свободу.
– Что? Звучит, как полнейший бред, – покачала головой Элизабет. – Никакой эльф в здравом уме не захочет свободы. Это все равно что… переделать их заново. И вообще, она мне не нравится, – резюмировала девушка, а Седрик неопределенно пожал плечом.
Когда все пирожные были съедены, Элизабет огляделась по сторонам, и ее взгляд наткнулся на очередного вошедшего посетителя. Чжоу Чанг, по-осеннему закутанная в черно-голубой шарф Рейвенкло, одиноко стояла на входе и оглядывалась в поисках знакомых лиц. Лизз удивилась – очень редко можно было встретить Чжоу без сопровождения подружек. Однако, увидев Элизабет в компании Седрика, та приветливо им замахала.
– Привет, Лиззи, – мило поздоровалась Чжоу, подойдя к ним.
Седрик, как истинный джентльмен и просто хорошо воспитанный человек, тут же вскочил, придвинув еще один стул для Чжоу.
Элизабет хотела было поинтересоваться, где остальные девочки, но Седрик ее опередил. Он не отрываясь смотрел на Чжоу.
– Ничего себе, это у тебя значок «Торнадос»? – спросил парень, указывая на красивую двойную букву на мантии Чжоу. Та кивнула. – Ты была на прошлогодних соревнованиях?
– На Кубке Англии? – живо подхватила Чжоу. – Конечно, а ты? Тоже?
Седриком кивнул.
– С ума сойти, – продолжал он, – жаль, что мы не встретились. Я очень мало видел там наших. Хотелось бы поехать большой компанией.
– Не забывай, что в следующем сезоне они обязательно сделают «Соколов», вот тогда уж точно поедем большой компанией, – Чжоу заправила за ухо прядку волос, глаза ее сияли неподдельным интересом. – А мне вот интересно, как это мы не встретились на Чемпионате мира, ты же, наверняка, был там?
– Разумеется! – воскликнул Седрик. – Отец Лиззи очень помог нам с билетами, – Седрик обернулся к Элизабет, которая не участвовала в беседе, потягивая сливочное пиво и наблюдая за ними. И снова повернулся к Чжоу.
Они принялись делиться воспоминаниями о Чемпионате, взахлеб обсуждая подробности и весело друг друга перебивая.
Странно, подумала Элизабет, на людях Седрик немного менялся и отличался от того парня, которого она знала. В окружении других он всегда казался намного старше. Наедине он запросто мог делиться с ней своими страхами или рассказывать ей, кем он хотел стать, когда вырастет. Мог смеяться над какими-то глупостями. И именно таким она его и любила. Любила его доверчивую искренность и доброту. А не то, что он был старостой или, Мерлин упаси, капитаном квиддичной команды.
Седрик заметил, что она задумчиво изучает его, и послал ей ободряющую улыбку под неумолкающий голос Чжоу. Он заметно оживился, и, когда пришло время уходить, его настроение явно было на высоте. Они попрощались с Чжоу, которая намеревалась еще пройтись по магазинам. Уже уходя, Элизабет бросила взгляд в зал и заметила входящую в «Три метлы» Киру. В руках вместе с яркими пакетами из магазинчиков у нее была книга про Основателей, с которой она не расставалась в последнее время. Неужели она собиралась читать в таком гвалте? Покачав головой, Элизабет вышла вслед за Седриком.

* * *


Осень, 1066 г.
Графство Кент.


Утро постучалось к ней в окно бледным рассветным лучом. Небо было ясным, и день обещал выдаться солнечным и теплым. Ровена улыбнулась – в конце осени солнечные дни случались редко. Она сладко потянулась, почувствовав запах жареных лепешек, что готовила к завтраку Катрина. Утренние часы были ее любимым временем суток, когда можно полежать немного в мягкой уютной кровати, никуда не торопясь, и обдумать предстоящий день. Дел обычно было немного: посмотреть, все ли в порядке в доме, и объехать до обеда окрестности, прогуляв заодно лошадей.
Бывало, что она заезжала в Саутфлит – деревню поблизости, брала продукты у крестьян и обменивалась новостями, но такие поездки случались нечасто. Маглы в последнее время были замкнуты и суровы, а волшебники давно переселились за пределы деревни. Единственным волшебником, что теперь жил от них сравнительно недалеко, был друг Гриффиндора, сэр Шэклболт, да и то на людях он появлялся очень редко.
После обеда она обычно самостоятельно занималась по книгам, которые с завидным постоянством привозил ей сэр Годрик. Но безвозвратно прошли те времена, когда Гриффиндор методично вкладывал ей в голову знания, когда каждый день она получала новый урок, когда он тренировал ее в защитных и боевых заклинаниях, устраивая небольшие дуэли. Теперь она сама занималась боевой магией, совершенствуя свое мастерство и экспериментируя – немного видоизменяя заклинания для большей эффективности. Для этих целей она придумала поставить на заднем дворе дома мишени, которые приходилось менять почти после каждой тренировки.
В последнее время она работала над боевым заклинанием Пулсус, в котором попробовала соединить чары ударного заклинания с левитационным. По ее расчетам врага должно было сбить с ног, поднять в воздух и отбросить. Но что-то не срабатывало – то посыл был слишком слабым и не доходил до мишени, то левитационная часть заклинания не успевала подействовать, так как мишень просто-напросто разрывало…
В основном Ровена была предоставлена сама себе. Гриффиндор часто отлучался, то в Дувр, то в Кентербери. Местные таны нуждались в помощи таких людей, как он – сильных, храбрых, в совершенстве владеющих оружием, чтобы обучить молодых бойцов – войско короля Гарольда, состоящее из наскоро набранных юнцов.
Ровена задумалась. Она помнила, как в начале зимы к ним пришли тревожные вести. Король Эдуард скончался. Трон пустует. И это тут же подняло ворох предположений, кто его должен занять. И конечно, эти чужеземцы-нормандцы были тут как тут во главе с неким герцогом Уильямом, который сразу заявил, что он – следующий король Англии. Но престол достался англосаксу Гарольду.
Поздней осенью герцог Матис Ондатже приехал с неутешительными известиями: нормандский герцог Уильям не настроен мириться с принятым решением и вместе с многочисленной армией высадился на берег Англии. Нормандцы разоряют деревни и захватывают прибрежные города. Они добрались до Гастингса.
Ровена хорошо помнила панику на лицах и всеобщий ужас в глазах. Она и сама порядком была напугана, хоть и не показывала этого. Нормандцы в ее представлении были варварами, и очень скоро по прогнозам Ондатже могли оказаться в Дувре, совсем близко от них.
И именно тогда местные таны под предводительством эрла Леофвина обратились к сэру Годрику. Король Гарольд собирал армию по всей Англии. Здесь, в Кентербери, в войско записывались и юнцы, и старцы, но очень немногие владели оружием. Ровена видела их, смешных и нелепых в своих доспехах, бездумно размахивающих мечами и секирами направо-налево, считающих себя героями.
Она досадливо морщилась: ей было непривычно такое обращение с оружием и подобное отношение к фехтованию, которое она всегда считала настоящим искусством, требующим некоторой стратегии. Она было и сама кинулась помогать сэру Годрику обучать новое войско, ей не терпелось объяснить этим неучам, что значит искусство боя… но Гриффиндор мягко, но настойчиво посоветовал ей заняться домом и следить за окрестностями – времена были слишком неспокойные...
Звук мужских голосов отвлек ее от размышлений. Ровена откинула одеяло и соскочила босыми ногами на холодный каменный пол. Подошла к окну, и, немного отодвинув занавески, выглянула во двор, зная наперед, кого там увидит. Она не ошиблась. Матис Ондатже уже ждал ее у крыльца, беседуя с сэром Годриком. А рядом с ним стояла, переминаясь с ноги на ногу и фыркая, его резвая вороная лошадка.
Герцог Ондатже составлял ей компанию в осмотре окрестностей. В последнее время, за неимением достойного собеседника, она проводила с ним все больше времени и никак не могла понять, почему он зачастил к ним. Ровена успокаивала себя тем, что, должно быть, это сэр Годрик попросил Ондатже присмотреть за ней в его отсутствие. Да и ей самой было спокойнее, когда он был рядом.
Бросив еще один взгляд за окно, она начала собираться.

* * *

Одетая в мужской костюм и высокие сапоги, Ровена прошла в конюшню за своим любимым гнедым жеребцом Афелиатом. Она заметила краем глаза, как поспешно прячется от нее маленький порлок, хранитель конюшен, живший в соломе, милое мохнатое существо, но до ужаса стеснительное.
Когда Ровена предстала перед сэром Гриффиндором и герцогом Ондатже, ведя под уздцы жеребца, они все еще продолжали беседу. Она даже успела уловить обрывки фраз:
– …буквально позавчера мы обсуждали это на магическом городском совете в Дувре. Я думаю, большинство согласится участвовать в этом…
– …тогда нам стоит поспешить.
Но, увидев юную волшебницу, мужчины замолчали и кивнули ей.
– Salve*! – приветствовал ее герцог, его валлонский акцент особенно проступал, когда он говорил на латыни.
Она кивнула в ответ и заправила за ухо выбившуюся прядь:
– Вы сегодня рано, герцог.
На его лице появилась привычная усмешка – он не стал утруждать себя ответом.
– Я надеюсь, вы вернетесь в скором времени, – произнес Гриффиндор. С утра он был мрачен, как, впрочем, и все последнее время, и Ровене это совершенно не понравилось. Она еще помнила сэра Годрика другим – веселым, добродушным, произносившим славные тосты в кругу своих друзей за кружкой хмельного вина. Или того сэра Годрика, что привозил ей подарки, когда она была помладше, ласково ей улыбаясь, или того, который радовался ее успехам и открытиям больше нее самой…
Коротко кивнув и ему, Ровена взобралась в седло.
– Подумать только, – бодро произнесла она, – что бы сказали обо мне нормандские варвары – женщина в седле, да еще и в мужском платье. «Как похоже на этих вульгарных саксонок», правда? Их-то жалкие женушки остались сидеть дома и вышивать узоры на платках.
Но Гриффиндор не улыбнулся в ответ, а только посуровел. Он не любил, когда Ровена начинала рассуждать о чужеземцах.
Вздохнув, она взглянула на Ондатже, который уже был в седле:
– Ну что, герцог, – как вы любите говорить – en viam*? – и, отсалютовав сэру Годрику, она понеслась прочь.
…Она неслась, что было сил. В ушах свистело, пряди волос щекотали лицо. Она летела, обгоняя сам ветер, будто свободная быстрая птица. Ровена оглянулась – Ондатже несся следом за ней, и остановилась лишь тогда, когда равнина кончилась, а впереди показалась опушка леса, затормозив так внезапно, что из-под копыт Афелиата полетели комья земли с травой. Спустя пару секунд рядом пришпорил лошадь и бельгиец.
Он усмехнулся в своей обычной манере и неодобрительно на нее посмотрел. Это был взгляд из той серии, который заставлял ее стыдливо опускать голову. Иногда, совсем редко, она все еще чувствовала себя юной девочкой, смущающейся из-за мимолетно брошенного в ее сторону взгляда герцога или из-за его усмешки, под которой, казалось, всегда что-то скрывалась. Хотя за эти несколько лет Ровена хорошо изучила Ондатже и пришла к выводу, что за его усмешками и взглядами прятался отнюдь не коварный двуликий чужестранец, а интересный и милый собеседник.
– Еще пара таких забегов, и я решу больше не подниматься чуть свет, чтобы составить вам компанию, – в его темных глазах плясали огоньки, хотя, возможно, это было негодование. Ей было трудно читать по его глазам.
Бельгиец направил лошадь к лесу, и Ровена молча потрусила за ним, оценивая со стороны, как герцог великолепно держится в седле.
Лес встретил их затаенным молчанием. Утренний туман еще не рассеялся до конца и кое-где в низинах и пологих местах скрывал землю. Осенние мокрые листья мягко шуршали под ногами, а голые ветви деревьев напоминали неведомых страшных существ. Ровена усмехнулась про себя: уж она-то знала, что в этом лесу есть вещи пострашнее старых корявых деревьев.
Не каждый магл отважился бы пойти сюда в одиночку. Этот лес не отличался приветливыми опушками и широкими полянами. Наоборот, мрачный, густой, с узкими тропинками, он заставлял вспомнить обо всех жутких историях, которые рассказывают на ночь. В чащах леса Ровена не раз видела лесных существ. В Кенте не было горных троллей или великанов, хвала небесам. Но всегда было чувство, что лес наблюдает за тобой – он был живым, он дышал. С детства привыкшая к этому месту, Ровена считала себя одной из его жителей. И в старые добрые времена они с сэром Годриком частенько охотились здесь. Ровена кинула взгляд на Ондатже: по сравнению с ней он всегда был настороже и прислушивался к малейшему шороху в лесной чаще.
Они ехали в сырой осенней тишине. И молчали. Почти никогда Ровена не могла себя заставить начать разговор с герцогом первой. Казалось, что все, что она ни скажет, будет казаться по-детски наивным. В этот раз Ондатже заговорил сам.
– Хороший сегодня день, – он повернулся к Ровене и слегка придержал лошадь, чтобы та пошла вровень с Афелиатом. – Я люблю осеннее низкое солнце. Оно, с одной стороны, напоминает о летней солнечной беззаботности, а с другой, показывает, что скоро тепла не будет совсем и настанет зима. Как говорят, fugit irrevocabile tempus *.
Поблизости вскрикнул ворон и взлетел с ветки в ясное небо. Ондатже машинально схватился за палочку. Но потом усмехнулся своей бдительности и убрал руку:
– Как видите, ваша безопасность, заставляет меня быть слишком осторожным и хвататься за оружие при каждом шорохе.
Ровена улыбнулась в ответ.
– Неужели вы думаете, герцог, что ворон может быть завуалированным врагом? – она пригнула голову, чтобы не задеть ветки, и перешла на узкую тропинку, скрытую листьями и желтой травой, следом за бельгийцем, который поехал впереди. Его голос доносился до нее из осеннего тумана:
– Если вам действительно интересно, то у кельтов существует множество легенд на этот счет. Часто именно вороны предупреждали о приближении врагов, так как считалось, что они обладали пророческим даром. Достаточно вспомнить про древнюю богиню друидов…
– Вы про Дикую Охоту? – поддержала разговор Ровена. Она вдруг вспомнила о древней кельтской богине, хозяйке Дикой Охоты – своры диких собак. В особые дни кельты-друиды могли вызвать ее на поединок, чтобы получить магические силы.
– Нет, я о богине войны, которая часто принимала облик ворона и пророчила смерть.
– Не люблю этих птиц, – коротко ответила Ровена, поежившись от сырого прохладного ветра. – Предпочитаю орлов. Есть в них что-то особенное.
Она огляделась вокруг и поняла, что не знает, куда они едут. Судя по всему, та часть леса, которая была ей хорошо известна, осталась позади.
– Куда мы направляемся, герцог? – не выдержала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно увереннее.
– Это тайна, – ответил Ондатже, и, даже несмотря на то, что она видела лишь его спину, Ровена буквально почувствовала, что на его лице появляется его извечная усмешка. – Скажем так, если вы наберетесь терпения, то никогда не пожалеете.
Юная волшебница лишь хмыкнула за его спиной. Она ненавидела эту их давнюю игру, когда Ондатже дразнил ее. У него превосходно получалось.
– И все-таки… – снова начала она, но он не дал ей договорить:
– И не надейтесь, что я что-нибудь скажу. Vile est, qoud lice.*
Ровена вздохнула. Ей ничего не оставалось, как смиренно ехать позади.
В небе по-прежнему беспокойно кружил ворон.

* * *

Тянущаяся тропинка, казавшаяся бесконечной, вывела их к лиственничной части леса; деревья здесь казались более приветливыми и стояли реже, что позволяло солнцу играть лучами между веток.
– Здесь лучше пойти пешком, осталось немного, – произнес Ондатже. Это были его первые слова за все время их пути. Бельгиец спрыгнул с лошади и, повернувшись, хотел было помочь Ровене, но она опередила его и спешилась сама.
– И что такого я должна увидеть, о чем нельзя было спрашивать?
Ондатже хитро прищурился:
– Терпение, мой друг, – и, взяв лошадь под уздцы, пошел по шелестящим листьям.
Спустя некоторое время они вышли к северной стороне леса. Местность здесь была неровной – ложбины и небольшие пригорки сменяли друг друга. Это молчаливое хождение начало утомлять. Ровена кинула недовольный взгляд на своего спутника:
– Где мы, вы хотя бы можете сказать?
Ондатже остановился и кивнул вперед, где деревья сходились более плотной стеной:
– Там, за деревьями, Римская дорога – путь до Лондона, идущий от Дувра. Но несмотря на то, что мы так близко от нее, это место вполне безопасно. Я наложил на него чары невидимости. Теперь вам спокойнее?
Ровена пробормотала что-то насчет того, что она и не беспокоилась ни о чем. Но все же ее интересовал один вопрос:
– А разве это место считается чем-то особенным? Зачем накладывать чары?
Он ничего не ответил в этот раз, а просто взял ее за руку и прошел вместе с ней пару шагов. И Ровена распахнула глаза от удивления.
За ближайшими деревьями им открылся неожиданный вид: на совсем маленькой полянке среди желтых опавших листьев высилось необычное сооружение. Точнее, круг, выложенный камнями в половину человеческого роста. Каждый камень был выточен и имел свою форму. Соединяясь друг с другом впритык, они походили на лепестки странного чуднОго цветка.
Привязав Афелиата к дереву, Ровена, как завороженная, приблизилась к находке. Вытоптанная тропинка, что вела к камням, давным-давно заросла. Камень, кое-где тронутый мхом, был бледно-розовый и казался теплым в лучах осеннего солнца. Она заглянула в центр круга. Скрытая листвой и еле находимая в траве, в центре была различима небольшая каменная чаша, словно растущая из земли.
Место бесспорно было очень древним, и его атмосфера просто завораживала, словно притягивая к себе. Казалось, если встать в центр круга, можно услышать голоса из глубины веков. Но первое удивление прошло, и Ровена повернулась к герцогу. Бельгиец стоял рядом с ней и как будто прислушивался к чему-то.
– Это место для древних обрядов? Жертвоприношений?
Ондатже слегка пожал плечами:
– Я не уверен точно. Обнаружил его случайно. И полагаю, оно когда-то принадлежало друидам.
Ровена еще раз посмотрела на камень, у которого стояла.
– Но я не понимаю… Зачем вы хотели показать это место мне, герцог? Что я должна была увидеть?
Взяв ее холодную ладонь в свою, бельгиец опустился на траву и увлек ничего не понимающую Ровену за собой. Они присели возле одного из камней.
– Я думал, вас заинтересует вот это, – произнес Ондатже. Он направил палочку на старые листья у основания камня так, чтобы они исчезли, и показал Ровене небольшую каменную поверхность, явившуюся из земли. Нагнувшись, она увидела, что та испещрена символами в форме прямых и наклонных линий.
– Я знаю вашу тягу ко всякого рода необычным языкам, – продолжал герцог. – Может, вы сможете разгадать загадку этих камней.
Он улыбнулся, увидев, как глаза его молодой спутницы загорелись огоньком любопытства. Это и было его целью – порадовать ее.
– Как странно… – Она положила руку на холодный грязный камень и прикрыла глаза. Ей так хотелось почувствовать магию этого места, но присутствие бельгийца мешало сосредоточиться и жутко отвлекало.
– Посмотрите, – не глядя на него, позвала Ровена. – Это чем-то напоминает пиктские руны. Похожие черточки сверху…
Ондатже сделал заинтересованный вид и склонился ближе, так, что выбившаяся прядь волос девушки коснулась его щеки. И в какой-то дикий момент Ровене показалось, что бельгиец прикрыл глаза и вдохнул запах ее волос; она быстро поднялась.
– Спасибо, что показали это место, – коротко кивнув ему, произнесла Ровена. Она ничего не могла с собой поделать, но почувствовала, как на щеках выступил едва заметный румянец. Из всех живущих людей только Матис Ондатже, герцог валлонский, похоже, был способен заставить ее покраснеть.
Бельгиец смотрел на нее, и его глаза искрились.
– Всегда рад, – он изящно поклонился. – Как гласит древний валлонский обычай…
Но дослушать, о чем гласит обычай народа валлонского, Ровене было не суждено. Приближающийся стук копыт по дороге, что была от них совсем близко, заставил герцога замолчать. Звук был все ближе и, умножаясь в сотни раз эхом, разносился по округе. Или эхо здесь было ни при чем? Осторожно подобравшись к деревьям, скрывающим от них Римскую дорогу, Ровена и Ондатже обнаружили, что путник был отнюдь не один. Да и как они могли предположить такое, когда, разбрызгивая грязь, по дороге скакало около пятидесяти всадников? Они двигались ровным строем, и их тела и лица были защищены доспехами нормандских воинов.
Ровена резко повернулась к герцогу, но обнаружила, что его не было рядом. Ондатже уже отвязывал их лошадей.
– Скорее, – он призывно махнул ей рукой.
Второго приглашения не требовалось – Ровена со всех ног бросилась к нервно топчущемуся на месте Афелиату и запрыгнула в седло. Прикрепленные к поясу ножны больно стукнули о бедро.
– Они двигаются к Дувру, но по пути могут заехать и в Саутфлит… надо предупредить Годрика… – голос Ондатже долетал до нее обрывками, герцог уже несся во весь опор, и Ровена припустила за ним.


1.Omnes et singulos – вместе и по отдельности (лат.)
2.Salve! – привет! (лат.)
3.En viam? – в путь (лат.)
4.Fugit irrevocabile tempus – бежит невозвратное время (лат.)
5.Vile est, qoud licet – что известно, то не интересно (лат.)


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-36894-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: L_J (19.12.2016) | Автор: Елена
Просмотров: 381


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]