Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4725]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2386]
Все люди [14976]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14221]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8789]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Чему не миновать
Когда единственная волчица в стае начинает создавать проблемы, то она остается в меньшинстве. Некому понять её боль, некому поддержать и утешить. Доведенный до отчаяния Сэм принимает решение изменить ситуацию. Джейкоб согласен на его условия, но далеко не просто так…

Моя безумная звезда
Что, если Белла стала вампиром раньше свадьбы? В её жизни ещё не было Ренесми, но уже появилась жажда.

Незабудки. Forget Me Knots
Жизнь – сложное и причудливое сплетение событий: эротичных, приносящих удовлетворение или бескомпромиссно немилосердных. Многие из этих нитей распутываются, но зачастую следы – свидетели удручающих ран, чересчур скверных для исцеления. Крайне тёмная история с уклоном в небезопасные, экстремальные игры: эротическое связывание шибари, ограничение дыхания и… более жуткие вещи.

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

T.N.T for the brain
Белла, будучи замужем за Эдвардом, понимает, что любит Джаспера, от чего и страдает.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 506
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альбус Поттер и Турнир Четырех. Глава 5. Хаффлпафф? Рэйвенкло? Гриффиндор!

2018-11-17
47
0
Глава 5
Хаффлпафф? Рэйвенкло? Гриффиндор!


Тишина. Тишина бывает разной. Она может быть пронзительной - и это точно образное выражение, потому что пронзительности у тишины нет. Говорят, что она может быть тяжелой или уютной. Но это все красивые слова, придуманные для того, чтобы хоть как-то назвать то, что не имеет названия. Тишина – это синоним пустоты.
Альбус Поттер слушал тишину. Слушал и понимал, что это - пустота, что это – ничто. И он был рад, необыкновенно рад этой тишине, потому что противный свистящий шепот все чаще давал о себе знать, будто некто в голове Альбуса произносит странные и непонятные слова, которые он почему-то понимает.
Кубок огня выбрал его для участия в Турнире, и это показалось странным, ведь Кубок по традиции выбирал только тех, кто готов бороться за свой факультет, бороться до конца и неистово. Его брат был именно таким. Он будет отстаивать честь Гриффиндора будто свою собственную, чего нельзя сказать об Альбусе. Если честно, то он был даже напуган выбором Кубка, напуган тем, что Слизерин – действительно его дом, и не просто дом, а воплощает то, за что он будет бороться против собственного брата. Что скажет отец? Вряд ли он мог допустить такую мысль, вряд ли он мог представить, что когда-нибудь Поттер будет бороться против Поттера, Слизерин против Гриффиндора…
Никто не объявит о начале Турнира. По сути, Турнир уже начался. Никто не знает, какие испытания выпадут на долю каждого игрока, все ли пройдут первый этап до конца, чтобы выйти вместе ко второму, который уже, как и положено, будет проходить с поддержкой трибун.
Альбус пытался представить, что приготовил для него Кубок, какое задание ему придется выполнить, чтобы защитить честь факультета Салазара Слизерина, - волшебника, чье имя до сих поминалось шепотом, а в их доме и вовсе cчиталось ругательством.
***
Утро было душным, а пробуждение неприятным – сказывалась бессонная ночь. Так всегда бывает, когда не выспишься: настроения нет, веки, тяжелые и горячие, требуют закрыть глаза, поддаться сильному искушению и бухнуться обратно на кровать. Альбус резко встряхнул головой, словно отгоняя непрошеные мысли и поплелся в ванную, чтобы привести себя в порядок перед началом занятий. У него было странное ощущение того, что за ним кто-то наблюдает, словно чей-то неприязненный взгляд дырявит спину. Холодная вода помогла отвлечься, и Альбус в более или менее сносном состоянии вошел обратно в спальню.
По спине пробежался резкий холодок, будто кто-то запустил в него Айсеро (заклятие несложное, но неприятное), но ведь спальня была пуста, а кровати аккуратно застелены. Никого, кто мог бы за ним наблюдать. Никого, кто вообще мог бы сказать ему хоть слово в это невыносимое утро.
Альбус быстро собрал сумку и направился на завтрак в Большой Зал. За столом Слизерина царило оживление – там сидел незнакомый Альбусу мальчишка примерно двенадцати лет, притихший, сосредоточенно сжимающий свою вилку. И в мантии с желтыми отворотами. Цвета Хаффлпаффа.
Все еще ничего не понимая, Альбус приблизился к столу тихо, стараясь не привлекать к себе внимания, чтобы услышать, как Нотт отрабатывает свое плоское остроумие на белобрысом мальчишке. Теперь Альбус его вспомнил. Пару раз они с братом приезжали в дом Поттеров на Рождество, но это было очень давно, еще до Хогвартса, и Альбус был не уверен, он ли это вообще.
Оглянувшись по сторонам, Альбус мгновенно понял, что его насторожило – Скорпиуса нигде не было. Его не было за слизеринским столом – зато он нашелся за гриффиндорским, на самом краю, с презрительным выражением лица ковыряющийся в тарелке. Начиная понимать, Альбус быстро осмотрел зал. Так и есть. Лили приветливо помахала ему рукой со стороны рейвенкловцев, а среди желто–оранжевых ярким синим пятном выделялась мантия Индиры Кришт.
Кто думает, что Рейвенкло и Хаффлпафф, факультеты дружески расположенные друг к другу, глубоко заблуждается. Они никогда не показывали своей неприязни так неистово и открыто, как это делали Гриффиндор и Слизерин, но и о дружеско-приятельских отношениях речи не шло. Быть может, Лили повезло – pейвенкловцы всегда благосклонно относились к Гриффиндору, но в данной ситуации.. стоп! В какой такой ситуации?? Что вообще происходит?!!!
- Прекратить! – Альбус громко хлопнул ладонью по столу перед носом Чарли Нотта и оглядел всех присутствующих за столом злым и угрожающим взглядом. Если бы глазами можно было бросаться Авадой, то это как раз тот случай.
- Что он, - жест в сторону мальчишки-хаффлпаффовца, - здесь делает?!
Мальчишка втянул голову в плечи и отчаянно замотал головой, но ничего не сказал. Из глаз потекли слезы, и Забини издал ехидный смешок:
- Да ты еще и размазня, малыш… - приторным голосом сказал он и протянул руку к пареньку. Мальчишка смотрел на его ладонь огромными светло-карими глазами, как завороженный. Словно это – змея, которую он, неопытный и неумелый факир, должен покорить, заставить подчиниться одним усилием силы воли.
- Это – Лоркан Скамандер, - спокойно объяснила Альбусу Адель, - брат Лисандра Скамандера, участника Турнира от Хаффлпаффа. По-моему, отборочный тур уже начался, а ты стоишь и сонно моргаешь глазами. Идиот, говорю же! – рассмеялась Адель легко и непринужденно, будто сказала что-то действительно веселое и шутливое.
Альбусу все стало ясно. Никто не будет ничего объяснять, он сам должен понять, в чем дело. Так… Думай, думай.. и думай быстро… Лоркан, брат Лисандра. Лили, сестра Джеймса. Индира – девушка Шицко, и Малфой - его близкий друг. В чем же заключается основное задание? Вернуть пропавшего на свой факультет? Это очевидно. Но вряд ли будет так просто, как это может показаться на первый взгляд. Вон Лисандр сидит за своим хаффлпаффским столом, прожигает глазами слизеринцев, подвергая их, наверное, сотому Круциатусу в своих мыслях, но ничего не может сделать.
Или Шицко, который вообще не сидит, а просто мечется от одного края зала к другому, и на щеках остро выступают скулы, кажется, что даже здесь слышен злобный скрежет зубов, хотя это, конечно, чушь.
Альбус неторопливым шагом направился в сторону гриффиндорцев, и зал мгновенно затих. Сотни глаз уставились на Альбуса Поттера, раздалось многозначительное хмыканье со стороны слизеринцев: было ясно, что Альбус, как обычно, что-то упустил, провалявшись в постели, и теперь все в предвкушении нового незабываемого зрелища.
Скорпиус поднял голову и улыбнулся, и Альбус подумал, что если бы во всем происходящем был какой-то подвох – Скорпиус ему бы сообщил.
- Ну и что ты здесь забыл? – будничным тоном, словно ни капли не удивлённый, спросил Альбус, усаживаясь напротив и не обращая внимания на Джеймса, который смотрел так, будто задумал просверлить в младшем брате дыру.
- Собственно, ничего, что могло бы меня действительно привлечь, - в тон ему ответил Скорпиус, - но есть одна маленькая проблема. Я не могу отсюда уйти.
- То есть? – нахмурился Альбус, - как это понять? Что значит, не можешь?! – он уже почти кричал, не обращая внимания на усиливающийся гомон вокруг.
- Я бы сказал, что он теперь гриффиндорец, но это явно не про него, потому что такая погань не может относиться к нашему факультету, - злобно произнес Джеймс, и его друзья послушно закивали, посылая в сторону нахохлившегося Скорпиуса выразительные взгляды.
- Я не могу уйти, Поттер, потому что не могу, - злобно пояснил Скорпиус, отодвигая от себя тарелку с нетронутым омлетом.
Альбус еще раз нахмурился и сделал еще одну попытку прояснить ситуацию:
- Ты мне объяснишь?
- А ты не видишь? – поинтересовался Скорпиус и резко встал, - я прекращаю этот фарс, - прошипел он, наклонившись к Альбусу через стол, - надеюсь, до твоего ума дойдет, что случилось. И жаль, что я не смогу присутствовать на столь значимом событии, - Скорпиус степенно поклонился и вышел из зала, бросив Розе, которая сидела к нему ближе всех:
- Что там у ва… ой, прости, у НАС? Трансфигурация?
Роза молча кивнула: сострадательная и добрая, она и сейчас жалела нахального слизеринца, которому так не повезло угодить именно на Гриффиндор. Но правила Турнира жесткие, а порой и абсолютно непонятные, поэтому Скорпиусу придется быть среди гриффиндорцев, пока Альбус не найдет способа его вернуть на свой факультет.
Роза встала и хотела выйти следом, но затем вернулась к замершему столбом Альбусу.
- Ал, не тупи, - ласково сказала она, - просто придумай что-нибудь. Понимаешь, для Скорпиуса везде барьер, кроме гриффидорской башни, нашего стола и… классов по расписанию, как я понимаю. Просто барьер, понимаешь? Он действительно физически не может вернуться. Это же испытание для тебя, его лучшего друга. Кого еще было забирать? – она усмехнулась, - разве ты еще с кем-то ладишь? Да забери у вас Нотта, Забини или даже Дину, ты бы и не заметил, а здесь, видишь, занервничал… Просто думай, Ал. И я буду думать.
Альбус криво усмехнулся, смерил оценивающим взглядом оставшихся гриффиндорцев и подумал, что парa дней в львятнике Малфою не повредят. Может, он тогда перестанет так себя вести и будет хотя бы объяснять, в чем дело? Кубок или кто там, кто принимал это решение, просчитался, думая, что Альбус Поттер будет переживать из-за Скорпиуса Малфоя. Ничего. Посмотрим, что из этого выйдет, стало даже интересно.
У Слизерина – руны совместно с Рэйвенкло, а значит, сейчас им не по пути, и Альбус спокойно вернулся к слизеринцам, решив оставить решение задачи по возвращению блудного Малфоя на факультет на потом: гораздо больше его сейчас занимал затырканный второкурсник-хаффлпаффавец, который уже не знал, куда деться от едких замечаний и насмешек в свой адрес. Не повезло парню Слизерин - это вам не Рэйвенкло, где, может, и не рады непрошеным гостям, но так открыто демонстрировать неприязнь тоже не будут.
- Говорят, что на Хаффлапаффе вам всем дарят фонарики в качестве благотворительности, потому что Люмос наколдовать вы не в состоянии… - Дина Дурсль села напротив Лоркана и теперь веселилась вовсю, остальные поддерживали, не особо вникая в смысл, потому что слово «фонарик» чистокровным было незнакомо, но Дина и не думала об этом, она просто была рада, что теперь насмешки достаются не ей, вот и старалась вовсю продемонстрировать остроумие и слизеринскую натуру.
Альбус, может, тоже отпустил бы пару интересных замечаний в адрес недотепы, но реакция Дины на новенького вызвала непонятную дрожь. Он просто со всей силы ударил по столу и мрачно заявил:
- Все на занятия!
Эдвард Пьюси, назначенный старостой в этом году и жутко обозленный, что Кубок выбрал не его для участия в Турнире, насмешливо взглянул Альбусу в глаза и сказал обманчиво мягким тоном:
- Ты чего раскомандовался? Ты себя кем-то возомнил, Поттер?
- Заткнись, - ответил Альбус, полностью выдерживая его колючий взгляд, - заткнись и просто дай команду идти на занятия. Опоздаем, и с каждого снимут баллы, в итоге факультет уйдет в минус, а виноват будешь ты, Эд, - последние слова Альбус практически прошептал, наклонившись к низкорослому Пьюси.
Староста оказался в двоякой ситуации. С одной стороны, Поттер прав, и пора бы уже отправляться на руны, если они и вправду не хотят опоздать всем факультетом, а если учесть, что у младших сейчас зелья, то мистер Малфой их просто по стенке размажет одним взглядом, даже без помощи палочки. Но с другой стороны… Согласиться означало послушать Поттера и потерять свой собственный статус. Черт бы побрал этого выскочку! Всегда лезет туда, куда не звали.
- Пусть каждый сам решит, когда и куда ему идти, - спокойно произнес Эдвард, и напуганные первокурсники шустрой стайкой побежали к выходу. Сам Альбус еще раз усмехнулся и пошел на руны, а Пьюси пусть сидит и штаны просиживает, если ему так хочется.
Профессор Тиннери, женщина уже в возрасте, аккуратная всегда и во всем, уже была в классе. Хотя занятия еще не начались, она все равно выразила недовольство поздним приходом Альбуса легким покачиванием головы. Ее предмет посещало не так много студентов, но профессора это нисколько не смущало: иногда казалось, что она будет читать жутко нудные лекции и одному студенту. Будь он в этом заинтересован. Руны изучались по выбору и с третьего курса. Альбус таскался сюда только из-за Скорпиуса, честно говоря. Но и история с Зеркалом Истины наглядно продемонстрировала, что лишних предметов в Хогвартсе не бывает. Правда, им со Скорпиусом, а преимущественно Скорпиусу, удалось прочесть только первый рунический слой, но Малфой упорно пыхтел над древними письменами, надеясь, что и прочтение последующих шести не за горами. Альбус не разделял его оптимизма: он знал, что часто некоторые слои так и остаются непрочитанными, а седьмой слой так и вовсе поддается единицам. Значит, у них, простых студентов, шансов очень мало. Но Скорпиус в это верил и упрямо продолжал посещать предмет, радуя профессора Тиннери. Правда, Альбуса она не любила, видимо, чувствовала, что интерес мальчика к науке чтения древних рун нулевой.
- Где мистер Малфой? – холодно поинтересовалась Тиннери, убирая за спину тяжелую и абсолютно седую косу.
- Его нет, - ответил Альбус, поглядывая на Агнесс Тиннери исподлобья.
- Заболел? – сухо спросила ведьма.
- Нет, - в тон ей ответил Альбус.
- А где же он тогда? – брови Агнесс чуть приподнялись в удивлении.
- На транфигурации с профессором Макгонагалл, - вежливо ответил Альбус, изображая послушание.
- Но… - видимо, слов Агнесс не нашла, поэтому просто уставилась на Альбуса, пытаясь переварить сказанное.
Альбус пожал плечами и уселся рядом с тремя pейвенкловцами, которые также числились в любимчиках у Тиннери. Да у нее все в любимчиках, кроме Альбуса Поттера, которого непонятно каким ветром занесло на факультатив. А теперь наглый мальчишка смеет заявлять, что ее лучший ученик, ее надежда и гордость, учит банальную и пошлую трансфигурацию с Макгонагалл вместо того, чтобы постигать искусство древних тайн?
Альбус сидел на первой парте, мило улыбаясь и преданно смотря на профессора. В правой руке он зажал перо, явно намереваясь внимательно и аккуратно записывать все сказанное преподавателем. И самое главное – он ни слова не солгал.

***
Гермиона Уизли никак не могла привыкнуть к новому кабинету. Она мерила его шагами от края пушистого ковра до белой полоски мраморного пола у окна. Ей здесь не нравилось абсолютно все. Не нравились тяжелые, излишне плотные шторы. Не нравился слишком большой и вычурный стол с таким же креслом, больше всего напоминающим трон, не нравилась манера Перси постоянно указывать ей на то, что она должна делать, а чего не должна.
Гермиона задыхалась в этих обитых бархатом стенах. Все было не так, все не ее. Это слишком вычурно, слишком пафосно. Но министр магии считал, что на маглов, с которыми Гермионе предстояло работать, это произведет впечатление. А может, она просто стала очень раздражительной? Дети уехали в Хогвартс, и предоставленные друг другу Рон и Гермиона внезапно поняли, что говорить-то не о чем. Тема детей себя исчерпала: успехи Розы очевидны, ветер в голове Хьюго лечится только возрастом, и то вряд ли, ведь многие Уизли с годами оставались такими же взбалмошными.
Все чаще и чаще она ловила себя на мысли, что вот этот человек, с поседевшей головой и пивным брюшком, ей абсолютно чужой, что он не похож уже на того Рона, которого она знала когда-то и любила, которому родила двоих детей и от которого терпела всю ту неотесанность и грубость, которая с возрастом перестала казаться милой и очаровательной. Да, Рон никогда не дал бы ее в обиду, да, на него всегда можно положиться. Но что-то главное в своей жизни он упустил, еще когда ушел из аврорского отряда в 2007м.
Тогда им обоим это казалось правильным решением. Вернее, казалось так Молли и Артуру, ну а Гермиона, как всегда, могла просто поддакнуть, подумав, что, может, это и не такая уж хорошая мысль. Но Джордж планомерно спивался, по крайней мере, делал вид, что это так, магазин терял покупателей, и дело братьев Уизли грозило вовсе кануть в Лету. Естественно, в память о погибшем Фреде этого нельзя было допустить, и Рон с огромной радостью ушел из аврората, озадачив своим поступком Гарри, который к тому времени уже был Главным аврором. Поттер не стал разговаривать по душам или чего-то советовать, он просто подписал необходимые бумаги и, как всегда, дружески, хлопнул Рона по плечу, улыбнувшись. И Рон не заметил, что улыбка эта была натянутой, а сам Гарри после этого перестал просто так забегать в гости к ним с Гермионой после рабочего дня.
Когда же все стало просто привычкой? Привычкой приходить домой, целовать мужа в поседевший висок и говорить:
- Ты поел, милый?
Или привычка небрежно кидать разглаживающее заклинание на вещи Рона, которые он, конечно же, кинул как попало перед сном… Когда это стало раздражать?
Гермиона подошла к окну и распахнула его настежь, с трудом отодвинув тяжеленные шторы, почему-то пурпурного цвета. За окном осень, ветер и сильнейший листопад. Листья кружатся, как сумасшедшие: так и норовят залететь в кабинет Главы отдела по работе с маглами.
- Освоилась? – заботливо поинтересовалась голова министра магии в камине. Даже не соизволил направить вызов – вот так сразу: здрасьте, радуйтесь мне! Гермиона почувствовала, что раздражение внутри нее клокочет подобно лаве в вулкане, и что очень скоро эта лава выплеснется куда-нибудь… например, в камин.
- Да, вполне, - вежливо ответила миссис Уизли, пряча руки под столом и впиваясь ногтями в ладони до боли. «Так тебе. Получи, идиотка! Сама согласилась на эту работу…»
- Гермиона, я думаю, пора запускать программу в действие, - важно проговорил министр.
- Ты о чем? – Гермиона вскочила с места и с уже нескрываемым раздражением уставилась на Перси.
- О последней разработке Министерства, конечно.
- Персиваль, этого нельзя делать! Нельзя, чтобы маглы знали о нас: чистокровных кто-то убивает. Режет магловским ножом у них на щеках странные слова, а ты хочешь запустить в действие программу по разглашению секретности?!
- Не совсем, – Персиваль самодовольно улыбнулся, - никто не собирается разглашать, как ты выразилась, секретность. Незачем. Просто, пойми, чистокровных убивает не магл. Это делает кто-то из своих, кто просто не хочет наследить магией.
- Перси, - Гермиона посмотрела на своего родственника устало, как на ребенка, - я это давно поняла и проанализировала, все сведения у Гарри. Естественно, это делает кто-то из волшебников. Я скажу тебе больше, - Гермиона понизила голос и сделала «страшные» глаза, - это чистокровные. Это их заговор.
- Против меня? – Перси выглядел почти обиженным.
- Да нет, ну что ты… - Гермиона доверительно улыбнулась, - но в любом случае, - она нахмурилась, - программу не стоит начинать сейчас.
- Я даю тебе месяц, миссис Уизли, - жестко произнес Персиваль, - ровно месяц на то, чтобы ты вместе с Поттером и авроратом нашла этого психа. Потом, мы начнем программу. Тебе все ясно?
- Абсолютно, - Гермиона, нисколько не впечатленная ни строгими интонациями, ни маниакально горящими глазами министра, демонстративно достала из ящика стола пачку сигарет. Она курила очень редко, и Персиваль это не одобрял, а Рон так и вовсе мог не разговаривать с ней потом целый день. Но мнение первого ее ни капли не интересовало, а второй уже давно ничего не замечает, кроме своего магазина и прибыли, которую он может принести.

ФОРУМ
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tesoro (03.03.2018) | Автор: Лера
Просмотров: 174 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (04.03.2018 19:57)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]