Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1694]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2624]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [3]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15173]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14474]
Альтернатива [9043]
СЛЭШ и НЦ [9081]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4392]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Конкурс мини-фиков "Круто ты попал!"
Приветствуем вас на очередном конкурсе фанфикшена! Его темой становятся Попаданцы - мистика или все люди! Это могут быть путешественники в параллельные или сказочные миры, в будущее или прошлое, в сюжеты фильмов или книг, в неожиданные места, в чужие тела или страны, а также кроссоверы фандомов или любые другие идеи, которые придут в ваши вдохновленные головы.
Прием работ: 1.05 - 20.07

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Осадок пыли
Когда принципы важнее жизни… и это не просто слова, ты начинаешь задыхаться от каждой молекулы воздуха, что попадает в легкие. Ты ставишь точку и понимаешь, что это тот самый финал, продолжения у которого не будет никогда и ни при каких обстоятельствах. Душа в агонии разрывает тело на тысячи осколков изнутри. Но ты… делаешь то, что нужно. Ради него.

Дневник Эдварда Мэйсена
Эдвард ходит к психотерапевту, чтобы оправиться после тяжелой травмы, и она просит его вести дневник...

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 510
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Земное притяжение

2020-7-5
21
0
Название: Шторм 2: Земное притяжение
Автор: Валлери
Пейринг: Белла /Эдвард
Рейтинг: PG-13
Жанр: фэнтези, современная сказка
Саммари: Белла не помнит своего прошлого. Однажды она просто очнулась в больнице и осталась жить в городе, в котором ее нашли без одежды и документов. Выбрала работу по душе и обрела замечательных друзей. Но что если прошлое напомнит о себе самым неожиданным образом?

От автора: Первая история – Шторм – не оставляла меня, подкидывая новые идеи сюжетов, пока однажды не начался марафон и я не написала еще одну новеллу из этой серии. Продолжение это или отдельная история – решайте сами.

Приквел: Шторм


________________________________

- Только не говори, что ты никогда не пробовала гуакамоле! - воскликнула непоседливая Элис удивлённо и сложила руки на груди в жесте восторженной мольбы.
- Может, и пробовала, - я закатила глаза и бросила на топчущегося рядом официанта извиняющийся взгляд. - Просто не помню этого.
- Так сейчас мы это исправим!

Розали рассмеялась, когда Элис радостно захлопала в ладоши, окончательно выставляя нас чудачками в глазах персонала. Любовно уложенная стрижка Элис растрепалась на ветру, превратившись в задорный ёжик черных волос, но подруга этого не замечала, впав в энтузиазм. Ярко подведенные глаза, короткая юбка и высоченные каблуки и так создавали незабываемый провокационный образ, а дерзкий и уверенный характер не оставлял мужчинам и шанса избежать обольщения.

Я взглянула на Розали, ища моральной поддержки, но белокурая красотка лишь снисходительно изогнула полные розовые губы, солидарная с Элис: я обязана была попробовать это острое мексиканское блюдо. В ее золотых кудрях играли солнечные лучи, делая ее ослепительной. Глубокое декольте подчеркивало высокую грудь, плавно переходя в осиную талию. Если мужчинам удавалось проскользнуть мимо Элис, они неизбежно попадали в сети блондинки.

Я достала из сумочки веер, чтобы хоть немного рассеять невыносимую жару, от которой моя кожа сохла, несмотря на обилие увлажняющих кремов, рекомендованных подругами. Идеальным было бы облиться водой целиком, но вряд ли это оценили бы посетители кафе и милый официант, суетящийся вдруг меня как вокруг богини, постоянно замирающий в гипнотическом трансе, стоило мне одарить его взглядом. Если мужчинам удавалось не увлечься Элис или Розали, значит, они стали жертвами моего юного обаяния и мультяшной внешности.

Не то чтобы я стремилась покорять сотни мужчин, но даже скромность не спасала меня от внимания мужской половины человечества. Я отвергала их ухаживания, но вновь и вновь попадала в этот утомляющий капкан.

Элис и Розали удивлялись, почему я не завожу романов с многочисленными поклонниками, многие из которых были достаточно завидными женихами. Я и сама не могла объяснить свое нежелание, оно инстинктивно шло из глубины: подсознание твердило, что это неправильно. Хотя тому виной была не только интуитивная, но и объективная причина...

Привычным жестом я стала прокручивать на безымянном пальце обручальное кольцо, пока Элис диктовала официанту заказ, достойный компании из дюжины человек. Увы, я не помнила ничего до того момента, как очнулась в больнице. Но отдавала себе отчёт: в этом мире у меня имеется муж, где бы он сейчас ни находился.

Два года назад я пришла в себя в больничной палате Майями, совершенно не помня ничего о себе и своем прошлом. Элис, работавшая в той больнице медсестрой, рассказала, что меня доставила скорая после автомобильной аварии. По словам водителя фургона, я выскочила на ночное шоссе из ниоткуда, одетая только в американский флаг, завязанный над грудью. Похоже, я была напугана и от кого-то бежала.

Удар привел к сотрясению мозга и полной потери памяти. Водитель думал, что убил меня насмерть, но я осталась жива.

В больнице не обнаружили внешних и внутренних повреждений, хотя анализы показывали отклонения.

Позже выяснилось, что удар не остался без последствий: помимо головы, пострадали мои лёгкие. На третий день я пережила остановку дыхания и клиническую смерть. Но после реанимации благополучно пошла на поправку, чувствуя себя все лучше и лучше.

Это все, что я о себе знала. Никто в городе не опознал мое лицо, в базе данных я нигде не значилась, даже когда вспомнила свое имя (но не фамилию). Никто не заявлял о моем исчезновении, не искал пропавшую молоденькую девушку - ни родители, которые у нее должны были быть, ни муж, о котором свидетельствовало кольцо. Я словно не существовала. Или была вычеркнута из этого мира теми, кто меня знал.

После выписки из больницы Элис, с которой я успела подружиться, взяла меня на поруки. У нее была просторная квартира в центре города, она жила там совершенно одна и была рада компании. К тому же это позволяло следить за моим здоровьем.

Через несколько месяцев я полностью освоилась в новом для меня мире, нашла работу и смирилась с амнезией. Всему пришлось учиться с нуля, но я быстро схватывала. Вскоре я стала неотличима от большинства майамских девушек - Элис постаралась. Я исправно занималась бегом по утрам, вставив наушники и преодолевая береговую линию. Полюбила общение с детьми - улыбчивыми счастливыми созданиями, бесконечным потоком наполняющими дельфинарий, в который я устроилась подсобной работницей, чтобы постоянно находиться рядом с водой – во влажном воздухе я чувствовала себя почти здоровой.

Из напоминаний о больнице у меня осталась только потеря памяти, устойчивая к лекарствам, астма, особенно донимавшая в жаркие летние дни, и сухость кожи, не истребимая никакой косметикой. В остальном же я была совершенно нормальной.

- Вот что я предлагаю, - важно предложила Розали во время третьей Маргариты, лениво потягивая ее через трубочку и поглядывая на нас поверх тонированных солнечных очков. Ее чувственная улыбка затмевала солнце. - Пижамная вечеринка у меня дома, только для нас троих.

Дом Розали располагался в Майами-Бич, прямо на берегу океана, соседствуя с дюжиной таких же баснословно дорогих вилл. Свой пляж, обслуживающий персонал, охрана - о чем ещё мечтать красивой успешной девушке, соучредителю модельного бизнеса, дочери генерального директора?

- Только не говори, Белла, что все ещё беспокоишься о том дурацком пророчестве, - заметила Элис мой хмурый взгляд.

- Никто не заставляет тебя купаться с нами, - тут же откликнулась Роуз. - Ты знаешь, что всегда можешь поплавать в бассейне.

Я отлично плавала - Элис даже как-то предположила, что в забытой жизни я была профессиональным ныряльщиком. Я могла подолгу задерживать дыхание и двигалась очень быстро.

Но оказалось, что я страдаю фобией большой воды: океанский простор вызывал во мне неосознанную тревогу, перераставшую в страх, когда мои ноги касались прибрежных волн.

Сколько теорий породила эта моя необъяснимая фобия, и не сосчитать: от встречи с акулой той ночью, когда меня сбила машина, до нападения неизвестных насильников на любительницу искупаться голышом, от которых мне пришлось спасаться бегством, схватив флаг по пути. Все эти теории имели смысл, но, к сожалению, не могли быть подтверждены.

Все стало хуже после того как мы с девочками побывали в шатре у гадалки, приехавшей вместе с кочующим цирком.

Шатер изнутри был украшен традиционной колдовской атрибутикой: свечи, склянки с непонятными жидкостями, пахучие пучки трав, сушеные змеи и прочее. Сама гадалка была одета броско, ее разноцветный наряд из юбок и платков настраивал посетителей на нужный лад. Она заявила, что может гадать на чем угодно, использовать магию огня, воды, кофейной гущи, карт и даже линий руки. Мы выбрали карты.

Это казалось забавным, пока цыганка предсказывала будущее моим подругам.

Розали она напророчила высокий пост и несметное богатство. Элис - счастливое замужество с военным или полицейским.

Приятная обстановка изменилась, как только за стол села я.

- Смерть, - тут же сказала цыганка, перевернув первую выпавшую карту.

- Смерть, - повторила она, нахмурившись на вторую, словно сама не верила, что одинаковые картинки могли выпасть подряд.

Третью она переворачивала медленно и напряженно: перевода не требовалось, висельник на рее сказал все за себя.

Это перестало быть смешным.

- Достаточно, - рассердилась я, вскакивая из-за стола, но цыганка оказалось на удивление проворной. Цепко схватив мою ладонь, женщина дернула меня обратно, бешено вглядываясь в мои глаза.

- Что вы себе позволяете?! - начала было Розали, но затихла, когда гадалка зашипела точно змея, а все свечи в шатре заискрили и заколыхались.

- Кто ты?! - злобно прорычала цыганка мне в лицо, не обращая внимания на мои попытки вырваться. - Почему я не вижу твоего прошлого? Ты словно призрак. Ты не должна быть здесь. Ты словно украла чью-то жизнь, год... Нет, два года назад, а потом... Темнота.

- Хватит, злая старуха, - Элис храбро схватила ясновидящую за руку, пытаясь помочь мне высвободиться, но безуспешно. - Она попала в аварию и потеряла память! Никто ее не хватился, родные бросили ее, не пытаясь искать. Она несчастная жертва, как вам не стыдно пугать ее?!

Цыганка проигнорировала и слова, и сопротивление. Ее глаза закатились, оставив снаружи только белки, а свечи резко погасли, погрузив шатёр в полумрак, освещаемый только огнями снаружи.

- Я вижу лишь одно объяснение темноте, окутавшей твою прошлую жизнь, - не своим голосом заговорила страшная женщина, словно сам демон из преисподней, - ты умерла. Но каким-то чудом жива.

По моей спине невольно побежал холодок от ужасного предчувствия: мы зашли в этот шатёр ради смеха, но цыганка оказалась не липовой, а настоящей провидицей, и пока все, что она говорила, било в яблочко. Я ведь действительно пережила в больнице клиническую смерть!

Теперь уж я сама вцепилась в ледяную ладонь ведьмы, обмирая от ужаса, но жаждая услышать, что ещё она скажет. Краем глаза я видела, что Розали и Элис, бледные как привидения, смотрят на нас раскрыв рты.

- Так и есть, - прошептала я с горячностью, подбадривая старушку продолжать.

Но, кажется, мое одобрение ей и не требовалось - она вещала, словно оракул с того света:

- Ты сбежала от своей судьбы, но она все ещё охотится за тобой, - пальцы сжимали мою руку до хруста, но от потрясения я не замечала боли. - Стерегись глубокой воды - или морской дьявол утянет тебя на дно, и твое сердце вновь перестанет биться. Дьявол, чьи глаза похитят твое сердце, чьи помыслы - сделать тебя своей, соблазнят уйти с ним, а речи, обещающие золотые горы счастья, увлекут в бездонный омут, из которого будет уже не выбраться. Будь осторожна, чужеземка, если хочешь ещё побродить по грешной земле...

Цыганка выпустила мою руку и сразу пришла в себя. Она выглядела шокированной, словно все, что говорила, произошло без ее сознательно участия. Моргала, переводя между нами растерянный взгляд.

Розали молча положила на стол двадцатидолларовую купюру, Элис подняла меня под локоть и осторожно вывела на свой воздух.

- Не бери в голову, она обычная шарлатанка, - произнесла подруга спустя много минут, когда мы вышли к побережью и, глубоко подышав свежим бризом, немного пришли в себя.

- Да, точно, - немедленно согласилась Розали, но ее интонация вовсе не звучала уверенно.


С того незабываемого пророчества прошло без малого полтора года, но я так и не решилась с тех пор искупаться в океане, хотя жила и работала прямо рядом с ним. Предпочитала сидеть под зонтиком, пока подруги рассекали прозрачные волны на серфах, и окунаться в бассейнах, которых на берегу Майами, к счастью, водилось в изобилии.

Может быть, цыганка была шарлатанкой, а может, и нет. Мое прошлое оставалось окутано тайной, которую мне не дано было раскрыть, но в нем явно случилось что-то страшное. Океан ещё до встречи с прорицательницей пугал меня, а теперь, когда знание о моем мрачном будущем открылась передо мной, я и вовсе не горела желанием заигрывать с судьбой. Мне был дан второй шанс, и я собиралась использовать его на полную катушку. Жить полноценно, быть счастливой и избегать глубокой воды. А также мужчин, чьи глаза могли похитить мое сердце, а речи - соблазнить сделать что-либо опасное.

***


Спустив на кончик носа солнцезащитные очки и лениво потягивая вкуснейший мохито, я с шезлонга наблюдала за Элис и Розали, резвящимися в прибрежной пене, словно школьницы. Хихикая и толкаясь, они о чем-то азартно беседовали, иногда брызгая друг в друга водой.

Шел третий день нашего затянувшегося пляжного уикенда на вилле Роуз, и пока что никакого морского дьявола на горизонте не появилось. Парочки и семьи с детьми прогуливались по берегу мимо нас, кидали в воду найденные ракушки. Одинокие бегуны бросали на компанию трёх красивых девушек заинтересованные взгляды. Жизнь шла своим чередом, радуя редкими, но драгоценными минутами отдыха между рабочими сменами.

С момента пророчества минуло много месяцев, и мои неестественные страхи немного притупилась: я спокойно смотрела на океан и больше не боялась погружать ступни в приятную прохладу набегающих волн. Долгие беседы с психологом принесли плоды: потихоньку я забывала травмирующий опыт и начинала свободно жить, дышать полной грудью и получать удовольствие от приятных мелочей.

Отставив бокал в сторону, я решительно встала и присоединилась к девочкам в прибрежной полосе, - в конце концов, сколько можно быть перепуганным ребенком, зацикленном на давным-давно услышанном пророчестве, которое не сбылось? Не буду же я до самой смерти бояться воды? Пора было делать очередной шаг к улучшению качества жизни - набраться смелости и оставить фобию позади.

Стояла невыносимая жара, и прохладные волны приятно обволокли перегревшуюся кожу, принося ни с чем не сравнимое удовольствие.

Розали и Элис подвинулись, пропуская меня между собой, и, хихикая, набросились со щекоткой, заставив меня радостно смеяться и ёрзать по песку. Пена захлестнула нас с головой, намочила нам головы и, отступая, вязко потянула в океан, подмывая песок под телами.

- Волны! - обрадовано крикнула Элис, показывая на следующий стремящийся к нам вал, закручивающий гребешок пены для удара о берег. Подруга бросилась на перехват и нырнула в бирюзовую стенку.

Розали лишь с достоинством приподнялась и прижала очки пальцем к переносице, разрешив пене намочить ее только до плеч.

Я же легла на спину и позволила волне катать меня туда-сюда по песку, приподнимая над ним и мягко опуская. Не мигая, я умиротворённо смотрела в небо, слушая шуршание песчинок и шипение лопающихся воздушных пузырьков. Приглушённое водой бормотание подруг, смех ребенка от купающейся в пятидесяти метрах от нас соседской семьи сливались в спокойный безмятежный гул. И я смогла полностью отпустить свой страх, осознав, что больше не боюсь. Что я оставила свое прошлое в прошлом и готова строить будущее без оглядки назад. Тайна, покрывшая мое появление - пусть остаётся тайной, не так уж и необходимо ее раскрывать.

Я закрыла глаза, позволяя себе полностью расслабиться и ни о чем не думать. Волны мягко покачивали меня и словно несли куда-то - в место, обещающее рай. Чайки кричали в вышине. Кто-то звал меня по имени - незнакомый и в то же время знакомый голос. Что-то схватило меня за ногу и потянуло вниз, заставив испуганно очнуться и схватить ртом воздух. Ноги наткнулись на песок на большой глубине - вода доходила до груди.

Элис стояла передо мной и что-то сердито выговаривала, пока я пыталась осознать, что произошло.

- Пожалуйста, Белла, больше не делай так! - возмущалась подруга, крепко держа меня за руку. - Океанская вода очень коварна, нужно следить, куда тебя отнесло течением! Если бы не соседи, мы бы тебя потеряли!

Я растерянно оглянулась вокруг: Розали загорала на берегу, скрестив кокетливо поднятые лодыжки за спиной и болтая по телефону, а соседская семья - мать, отец и сидящий на его плечах сын - встревоженно смотрели на меня. Было чувство, что прошло несколько часов, а не минут.

- Что случилось? - не понимала я.

- Ты загорала в прибое, - Элис потащила меня к берегу, как провинившегося ребенка, - а мы с Роуз ушли обсохнуть. И вдруг соседи кричат, что тебя относит в океан. Я еле успела догнать тебя, ты вообще понимаешь, как я испугалась?! Не только ты одна беспокоишься о том дурацком пророчестве! Если ты думаешь продолжать в том же духе, никакого морского дьявола не понадобится - ты сама утонешь!

Я внутренне сжалась и оглянулась назад, испуганно всматриваясь в лица купальщиков, невольно ища среди них предсказанного убийцу. Стоял жаркий день, и отдыхающих было много - любой из мужчин мог оказаться им.

Один из них сильнее других привлек мое внимание: вынырнув возле буйка, пристально и неотрывно смотрел на меня. Он находился слишком далеко, и я не могла разглядеть черт его лица, но отчего-то меня пронзил сильнейший испуг - как если бы я его знала, и он пугал меня.

- Белла... - я будто бы слышала в плеске волн его певучий зов, проникающий прямо в сердце, щекоткой вибрирующий на коже.

- Белла, поговори со мной! - а теперь казалось, что я слышу его в реальности, а не в воображении – рот незнакомца двигался, произнося слова. - Позволь мне все объяснить! Пожалуйста, прости меня!

- А это кто? Ещё один наш сосед? - спросила я у Элис - она чаще бывала в гостях у Розали.

- Где? - Элис растерянно посмотрела туда же, куда и я, но незнакомец уже исчез бесследно, будто был всего лишь моим видением. Рассердившись сильнее, Элис опять потащила меня к берегу. - Белла, ты с ума сошла?! Не о том тебе нужно сейчас думать - не о парнях, а о своей собственной безответственности!

Я ещё раз оглянулась на наблюдателя, но он скрылся в волнах. Сколько я ни всматривалась, не смогла обнаружить, где он вынырнул. Хотя, с берега много ли можно разглядеть?

***


Пижамная вечеринка в стиле Розали - это бесконечный мартини и задушевные разговоры по ночам. Уикенд подходил к концу, и Роуз отпустила прислугу, чтобы нам никто не помешал наслаждаться девчачьим уединением. Утопая в мягких креслах-подушках, мы сидели на веранде и смотрели романтическую мелодраму о запретной любви, попеременно влюбляясь в двух соперничающих за сердце девушки мужчин, каждый из которых был достоин выбора главной героини.

- Я думаю, она должна выбрать мужа, - недовольно ворчала Элис, считая героиню противной прелюбодейкой, не ценящей свое счастье, - он добрый и преданный, любит ее несмотря ни на что. Столько сделал ради неё и стольким пожертвовал.

- Да он просто тряпка, - возражала Роуз презрительно. - Она должна выбрать любовника - он красив, богат и горяч, и ей нужно двигаться вперёд, а не топтаться на месте, жалея опостылевшего мужа, тем более он изменил ей первым и перечеркнул этим все хорошее!
- Но он признал ошибку и исправил ущерб, - спорила Элис, защищая своего любимчика. - Каждый может оступиться - нужно дать ему второй шанс!

- Мужчина не меняются, - скривила Розали полные губы. - Нельзя прощать кобеля, это неуважение к себе.

- А ты что думаешь, Белла? - постарались подруги завлечь меня в дискуссию.

Мне не нравился ни один герой. Любовник не казался мне горячим - скорее, он выглядел смазливым похитителем женских сердец, как раз таким, о каких меня предупреждала цыганка. И он наверняка бросит любовницу, как только она выберет его. Таким интересны женщины, пока они недоступны.

Но муж, несмотря на свое раскаяние и очевидную любовь к жене, несмотря на все его положительные качества, раздражал меня, - наверное я, как и Розали, была не из тех женщин, что прощают измены.

- Похоже, мне вообще не нравятся мужчины, - сделала вывод я и поднялась, чтобы сходить и немного освежиться в бассейне - с приходом ночи жара не только не спала, но казалось, ещё и усилилась. Наступил штиль - с океана не прилетало ни малейшего ветерка.

- Что если в прошлом, которого ты не помнишь, между тобой и мужем что-то произошло, что навсегда оставило след и отвратило верить мужчинам? - задумчиво протянула Элис.

Мои слова привычно породили у подруг массу предположений, а выпитый алкоголь развязал им язык.

- И даже амнезия не смогла стереть это наследие, - тут же подключилась Розали, лениво отбрасывая со лба упавшую светлую прядь.

Я ухмыльнулась и притормозила на мгновение, подбросив подругам ещё информации к размышлению:

- Только причем тут морской дьявол? Когда я вернусь - хочу послушать новые версии, в которые бы он был включён.

С улыбкой преодолевая неосвещенную гостиную, ведущую во внутренний цветущий двор, я слышала, как подруги сразу воодушевились:

- А может ее муж был тренером по плаванию или спасателем на пляже - кем-то, кто связан с водой...

- Или любовник. Муж узнал об этом и пытался ее утопить...

- Ну, у тебя и идеи, Роуз! - возмутилась Элис. - Любящий муж никогда не поступил бы так!

Я захихикала и приложила ладонь к панорамной двери, чтобы отодвинуть ее в сторону, как вдруг с обратной стороны что-то ударило по стеклу. Я вздрогнула, поняв, что передо мной возвышается грозная мужская фигура, а в следующую секунду завизжала, осознав, что это чужак, и он, практически голый, смотрит из-за стекла в упор на меня, а его ладонь соприкасается с моей.

Мой второй визг вышел громче прежнего и был наполнен всепоглощающим ужасом. Я отшатнулась, споткнулась о пуфик и упала на спину, и отползала прочь, пока кто-то не обнял меня и не сжал в объятиях, защищая.

Это была Элис, и теперь визжали мы втроём, а незнакомец все стоял, открывая и закрывая рот, по ту сторону, пока не зажглись прожектора. Тогда воцарился хаос.

- Охрана!!! - бешено закричала Розали, послышался топот ног.

- Извращенец!!! - вторила ей Элис, удерживая меня от безумия.

Гость был по пояс обнажен, а его бедра прикрывало лишь полотенце с нарисованными пальмами - то, на котором сегодня днём в шезлонге лежала я.

Мужчина оглянулся на звук топота ног, и его длинные почти до плеч волосы взметнулись лохматой гривой, как у дикаря. Он должен был сбежать. Так поступают все больные вуайеристы. Но вместо этого он сделал шаг вперёд и отодвинул дверь. Теперь между нами не было никакой преграды...

- Убирайся!!! - заверещала Элис и потащила меня назад, когда поняла, что психопат тянет руки ко мне. - Не трогай ее!

Розали оказалась не такой пугливой. Обойдя чужака сзади, она обрушила ему на спину торшер.

В это мгновение появились охранники и тут же выхватили пистолеты.

- На землю! Руки за голову! - приказывали они незваному гостю, с лёгкостью выдернувшему из рук Роуз еле живой торшер, которым она замахнулась повторно.

- Нет-нет-нет, - запищала она испуганно, думая, что преступник ударит ее в ответ, но он откинул прибор в сторону и потерял к блондинке интерес.

Послышался взвод курков. Чужак снова смотрел на меня и его губы двигались, но я не слышала ни слова, обмирая от ужаса.

- Ещё шаг, сэр, и я буду стрелять, - предупредил один из наших защитников, целясь в голову.

Чужак покачал головой, изобразив для охранников умоляющий жест, а потом с тем же жестом повернулся ко мне, словно о чем-то просил, и это было делом жизни и смерти.

Но я была слишком напугана.

- Мисс, вы его знаете? - уточнил один из охранников, и я шокированно замотала головой, прижимаясь к Элис изо всех сил. Только бы она меня не отпускала.

На лице незваного гостя отразилось отчаяние, но он всё-таки сделал шаг вперёд, протягивая руку в попытке коснуться меня, как будто считал, что тогда я пойму, что ему от меня нужно, и радостно брошусь в его объятия.

- Руки за голову, - вновь раздались окрики мужчин. - Стоять!

- Да чего вы ждёте, стреляйте! - рявкнула хозяйка дома, и тогда охранник нажал на курок.

Первый выстрел пришелся в плечо, выше и правее сердца. Извращенец неловко покачнулся и удивлённо посмотрел на вытекающую кровь. Поднял руку, растерянно прикоснулся к собственной груди и уставился на красные пальцы так, словно глазам своим не верил.

Возможно, он действительно не ожидал, что все вот так закончится, и им овладел шок. Дезориентированно отступив на нетвердых ногах, он стал искать дверь, но на его беду там находился второй охранник. Все зашло слишком далеко... И как только взломщик сделал шаг к выходу, раздался второй выстрел.

На этот раз пуля угодила в живот, отбросив немаленького мужчину к стене, где он и осел на пол, тяжело дыша и прижимая руки к ране. Его слепой взгляд искал кого-то в пустоте, а губы двигались, испуская безмолвный зов. Вдали раздались приближающиеся сирены полиции.

- Все в порядке, он тебя не тронет, - обеспокоенно шептала Элис мне в ухо, гладя меня по волосам. Мы сидели на полу: судорожно всхлипывая, я непрерывно вытирала слезы, наблюдая, как странный посетитель медленно умирает в ожидании скорой, так и не успев объяснить, что от меня хотел.

Кто-то подал мне воды. Кто-то поднял и увел в соседнюю комнату, где сгорел чаю и заставил выпить - я едва могла удержать чашку в трясущихся руках. Кто-то задавал вопросы и записывал ответы. Розали властным голосом раздавала распоряжения, кому-то звонила, кого-то отчитывала. Кажется, из нас троих она пострадала меньше всех.

Повсюду на стенах мигали отсветы полицейских мигалок, отражались в стеклах и резали глаза. Я слабо понимала, что вокруг происходит: я была поглощена внутренней борьбой, решала сложную головоломку, части которой упорно не сходились.

Мне хотелось знать, кто этот человек и что пытался мне сказать, зачем я ему так сильно понадобилась, что он рискнул ради этого жизнью. Он просто был болен и мне не стоит разгадывать еще и эту тайну? Или он имеет какое-то отношение к моему прошлому?

Всем этим вопросам суждено было остаться без ответа: увозили преступника накрытым черной пленкой с головой – значит, он умер. Да и если б он остался жив, я вряд ли набралась бы смелости встретиться с этим странным мужчиной вновь, чтобы получить ответы.

***


Наверное, после пережитого ужаса мне стоило взять отгул, но в четырех стенах я попросту сходила с ума. Элис отправилась на смену в больницу, и я тоже решила, что работа может стать неплохим отвлечением. Но ошиблась.

Раздевшись до купальника, забрав волосы в высокий хвост, я смывала мыльную пену с бортов чисто вымытого бассейна, клетки дельфина по имени Джейк, радуясь приятным брызгам холодной воды на теле. И думала о работе. Старалась думать изо всех сил.

Дельфины - единственные существа дикой природы, которые радуются своему плену. Эти прекрасные морские млекопитающие воспринимают человечество как личное интерактивное цирковое шоу, именно поэтому они легко поддаются дрессировке - жизнь в неволе они воспринимают как игру. Может быть, поэтому мне нравилось здесь работать - это место наполнял чистый позитив.

Элис не раз предлагала устроиться в косметический бутик и стать лицом известного брэнда, Розали легко взяла бы меня моделью в свой бизнес, но мне все это казалось неинтересным, чужим. И пусть я стала всего лишь подсобным рабочим, зато в дельфинарии я чувствовала себя как дома.

И все же, как я ни старалась отвлечься, в голову упорно лезли воспоминания о вчерашнем нападении, перед внутренним взором вставало лицо полуобнажённого мужчины, протягивающем ко мне руки в безмолвной мольбе.

Закончив с бассейном и развесив купальник с полотенцем на верёвочке, я переоделась и отправилась в ближайшее кафе на обеденный перерыв. Больше всего я обожала посещать французскую булочную, в ней подавали самые вкусные в этом городе маффины.

Телефон зазвонил, когда я заняла столик у окна и сделала первый глоток ароматного горячего кофе. Это была Элис. Этот ее звонок, как оказалось, был уже восемнадцатым.

- Что случилось? - обеспокоенно ответила я.

- Белла! - подруга почему-то шептала, но ее шепот звучал так, словно она кричит. - Где тебя черти носят, тут такое!

- Не тяни, - попросила я, погружая ложку в густой шоколадный сироп.

- Твой вчерашний извращенец - он жив!

Ложка вывалилась из моей руки и громко шмякнулась о блюдце.

- Ты просто не поверишь, что тут происходит! - судя по гулкости голоса, Элис находилась где-то на лестнице, и судя по тишине, наверняка на нулевом этаже - где склад инвентаря и нет ни одной живой души. - Ну, слушай: его отвезти прямиком в морг, оформили как полагается, повесили табличку, назначили вскрытие. А он просто встал и пошел! У патологоанатома чуть инфаркт не случился, равно как и у половины врачей!

- Что?.. - от потрясения я забыла о сладостях, тающих в тарелке. Господи, да я перестала понимать, где нахожусь!

- Его схватили и на каталку - в операционную! Выходят через пять минут и разводят руками - пулевые отверстия затянулись сами! За те часы, которые он валялся мертвяком.

- И что это значит, Элис? - пробормотала я испуганно, волосы шевелились на голове. - Кто он такой?

- А этого никто не знает, - поделилась Элис таинственно. А потом добавила чуть ли не с восхищением: - Одно ясно точно: он не человек.

Я вытерла выступивший на лбу пот и раздражённо отодвинула блюдце, потеряв аппетит.

- Знаешь что, Элис? Ты должна провести меня к нему, я хочу с ним поговорить!

- Что ты, это невозможно, - запротестовала подруга. - Его накачали снотворным, а палату опечатали и выставили охрану. Вызвали военных медиков - те сказали, что они его заберут в правительственную лабораторию.

Вдруг меня пронзила жалость к этому несостоявшемуся вуайеристу. Что бы он от меня ни хотел, он не причинил мне вреда, но зато схлопотал две пули. А теперь над ним будут проводить опыты, чтобы выяснить, кто он такой. Разве можно кому-то пожелать такую судьбу?

- Я немедленно еду к тебе, - решительно встала я, положила наличные с хорошими чаевыми и поспешила на стоянку такси.

***


- Честное слово, я совершенно не понимаю, зачем тебе это понадобилось, - возмущалась Элис, подавая мне медицинскую шапочку и халат, чтобы я сошла за медсестру и ко мне не возникло вопросов. - Он ведь явно имел нехорошие намерения насчет тебя, к тому же, он на снотворных и все равно не сможет тебе ответить. И ещё, как мне кажется после вчерашнего - он немой.

- Ты права, конечно же, - бормотала я, сама не понимая, почему так сильно хочу ещё раз увидеть этого маньяка. Было ли это просто попыткой в очередной раз поломать голову над своим прошлым - если этот человек имел к нему отношение. Или я просто хотела рассмотреть его получше, потому что накануне ужас помешал мне это сделать. Посмотреть и убедиться, что лицо этого мужчины ни о чем мне не говорит.

- Тогда зачем?

Мы шли по больничному коридору к самой дальней палате, возле которой на стульчике сидели два охранника и каждый смотрел в свой телефон. Они явно скучали и не воспринимали ситуацию всерьез. А военные запаздывали.

Завернув в процедурную и затащив меня за собой, Элис деловито выбрала шприц и бутылочку, после чего вернулась к двери и приоткрыла щель.

Какое-то время мы стояли там и следили за охранниками, пока один из них не сказал что-то напарнику и не отправился к кофейному аппарату. Тогда Элис бодро выскользнула из нашего тайника и со странной улыбкой направилась к запретной палате.

- Джаспер, привет! - воскликнула она поразительно взволнованно и помахала шприцом.

К моему удивлению, лицо сурового охранника с убранными в маленький хвост на затылке светлыми волосами порозовело, а губы тронула смущенная, почти робкая улыбка.

- Элис, ты же зна...

- Доктор Каллен послал меня проверить состояние заключённого и добавить седативный препарат, если понадобится, - врала подруга, не моргнув глазом.

Джаспер нервно посмотрел по сторонам, явно не желая быть крайним, если нарушит приказ.

- Брось, Джас, мы же всего на минуточку, - вдруг заговорщицки зашептала Элис, сжав ладошкой запястье Джаспера, и щеки бедного охранника стали ещё ярче.

- Мы одним глазком! - Элис расцвела в улыбке, от которой бедолага покачнулся, сраженный наповал, и тяжело задышал.

- Быстрее, - качнул он подбородком на дверь и прикрыл наше проникновение собой, чтобы никто из коридора не увидел, как ты заходим.

Я заметила, как Джаспер провел пальцами Элис по спине, когда она проходила мимо, и также заметила ее донельзя довольную улыбку.

- Он от тебя без ума, - подытожила я шепотом, как только дверь закрылась.

- Я от него тоже, - призналась Элис с обожанием.

- Твой будущий муж? - подначила я, намекая на старое гадание цыганки, в котором та напророчила Элис солдата.

- Я думаю об этом каждую минуту с тех пор, как его встретила! - не стала спорить подруга.

Вчерашний незнакомец лежал на высокой больничной койке и спал: лицо спокойное, сердце билось ровно и медленно (слишком медленно), руки и ноги были крепко пристёгнуты специальными ремнями для душевнобольных. В изголовье висела полупустая капельница, на подносе расположились шприцы и ампулы с лекарствами.

Я осторожно шагнула вперёд, разглядывая мужчину внимательно и подробно, надеясь, что пристальное изучение пробудит во мне какие-нибудь воспоминания.

Он был не слишком молод - лет около тридцати. Великолепно сложен: под больничной робой легко угадывался мускулистый рельеф. Волосы каштановые с бронзой, нос благородный и прямой, скулы мужественные и сильные.

Я подошла вплотную, пытаясь понять, что не так с его кожей: она была слишком бледной для жителя солнечного города, да еще и покрылась вся сухой сеточкой.

- О, Элис, - прошептала я потрясённо, - смотри! - и приложила свою руку рядом: его кожа сохла на жарком майамском солнце в точности, как моя. Никакие защитные крема не решали эту проблему.

Переполненная предположениями одно причудливее другого, я схватила левую ладонь мужчины, но его безымянный палец оказался пуст. Это вызвало во мне нелепое разочарование.

В глубине души я отчаянно хотела встретить кого-то, кто рассказал бы мне о том, кто я такая и как раньше жила. Было больно понимать, что родные – где бы они ни были – ни разу не хватились меня за прошедшие годы. И было бы приятно, если б кто-то из них, наконец, нарушил молчание и объявился на моем пороге, пусть даже спустя столь непростительно долгое время.

Но с другой стороны, я испытала некоторое облегчение - не хотела, чтобы моим мужем оказался странный маньяк, без предупреждения вламывающийся в мой дом с мутными намерениями, которые даже не потрудился озвучить.

Однако же присмотревшись, я обнаружила в основании безымянного пальца полоску, свидетельствующая, что кольцо недавно носили. И продемонстрировала доказательство Элис.

Подруга приподняла бровь скептически:
- Это ещё ни о чем не говорит.

- Где все его вещи? - засуетилась я, втайне надеясь найти в них паспорт с именем и домашним адресом.

- Белла, он заявился к нам голый, ты забыла? - напомнила Элис.

Я подошла к изголовью кровати, вглядываясь в расслабленные черты: спящим мужчина не выглядел опасным. Его дыхание было тяжёлым и вылетало с хрипами - возможно, он тоже страдал астмой, как и я.

- О Белла, - вдруг прошептала Элис испуганным голосом, - кажется, ты была права...

В руке она держала прозрачный пакет, в какие полиция складывает улики. Внутри находилось кольцо: платиновый ободок с вкраплениями крошечных жемчужин.

Я автоматически провернула свое собственное колечко жемчужинами вниз, малодушно прячась от правды, - на моем имелись точно такие же жемчужины.

- Нет, не может этого быть, - отрицала я очевидное, не желая признавать, что спящий мужчина всё-таки может оказаться моим мужем.

Этот странный вуайерист, проникший в дом, напугавший меня до смерти, воскресший после попадания двух пуль - кто же он такой?! Почему появился только сейчас, почему два года не пытался связаться со мной? Если он немой, почему не изъяснялся жестами или не написал, в крайнем случае, записку? Конечно, он не подозревал, что я потеряла память, иначе действовал бы умнее.

- Да, Белла, он из твоего прошлого, - Элис решительно шагнула ко мне и вложила мне в руки его кольцо. Примерив его на палец мужчины, я судорожно вздохнула: оно идеально подошло.

Подруга воодушевилась даже больше меня - это неопровержимое доказательство превращало нашего гостя из извращенца в жертву обстоятельств. Вчерашняя трагедия произошла по недоразумению - незнакомец не смог рассказать о причине своего появления, рассчитывая, что я его тут же узнаю, а мы слишком перепугались, чтобы правильно понять его намерения.

- Ты должна привести его в чувство, - придумала я новый план, на который возложила большие надежды. – Мне стоит с ним поговорить!

- Белла... - предостерегла Элис, но я в своем решении была уверена.

- Элис, это мой первый шанс за два года, и я обязана узнать хоть что-то о себе! Не говоря уж о том, что если он моя родня, то я могла б оказать ему хоть какую-то помощь. В конце концов, он пострадал по моей вине – он же не знал, что у меня амнезия, - стиснула я расслабленную мужскую руку, разглядывая бессознательное лицо и тщетно пытаясь пробудить в себе хоть толику воспоминаний о нашей совместной прошлой жизни.

Подруга смотрела на меня сочувственно и понимающе - моя мольба имела смысл, и ради меня Элис нарушила бы любые правила. Тем более теперь, когда стало ясно, что этот мужчина - не враг.

Осторожно пальцами я коснулась его мягких волос, бесплодно напрягая разум.

- Ты можешь сделать это или нет? - поторопила я - у нас было мало времени, правительственные агенты могли прибыть в любой момент.

- Да, могу.

С решительным вздохом подруга остановила капельницу и, выбрав другой препарат с подноса, ввела его в свободную вену.

- В твоих интересах сохранять тишину, - посоветовала она, встав на стрёме у двери, чтобы предупредить о нежелательных посетителях или приезде военных.

Через полторы минуты спящий мужчина зашевелился и вяло приоткрыл глаза. Его дыхание стало ещё тяжелее, грудная клетка с трудом вбирала воздух. Растерянный взгляд бездумно скользил по сторонам, пока не остановился на мне.

Я держала безопасную дистанцию, несмотря на кожаные крепления. Мужчина обнаружил их, когда окончательно пришел в себя: его взгляд прояснился, мышцы надулись, проступили жилы. Подергав руками и поняв, что не может освободиться, пленник хмуро посмотрел на меня. Я приложила палец к губам.

- Ты можешь говорить? - спросила я шепотом, отмечая необычный, очень яркий оттенок зелёных глаз, поражающих глубиной и красотой. Невольно вспомнилось пророчество ведьмы о морском дьяволе, соблазняющим взглядом и речами, и холодок страха пробежал у меня по спине.

Но мужчина покачал головой, и версия с речами тут же отпала.

- Что это такое? - потребовала я, показав на его и свое кольцо с жемчужинами. - Ты меня знаешь?

В глазах незнакомца вспыхнула боль, и снова у меня возникло странное ощущение, будто для него это вопрос жизни и смерти.

Он кивнул и снова дёрнул связанной рукой - разочарование тут же исказило его черты. Губы задвигались, но изо рта не вылетало ни слова.

- Быстрее, Белла, второй охранник возвращается, - поторопила Элис.

- Кто ты мне, откуда приехал? Мы знакомы, ты знаешь, кто я такая? Ты мой муж? Где ты был, если это так? Прошло два года! Почему ты не искал меня столько времени? Тебе было безразлично, что со мной случилось? Ты от меня скрывался? Тогда зачем я тебе понадобилась сейчас? - накинулась я на пленника с вопросами, на которые он физически не мог ответить.

Злость поднималась из глубин моей души, я обвиняла мужчину в чёрствости и равнодушии. Сердилась, что у нас нет времени, чтобы разобраться во всем спокойно, найти способ общения.

- Ты можешь писать? - Незнакомец кивнул, но когда я попыталась подсунуть ему листок и вставить между пальцами ручку, потерпела поражение - он был слишком крепко и неудобно связан.

- Я их отвлеку, - пообещала Элис, поняв, что мне нужно больше времени, и с улыбкой скрылась за дверью.

В этот миг мужчина схватил меня за руку, неосторожно оказавшуюся рядом, и приподнялся на постели, снова пытаясь что-то произнести. Я пыталась читать по губам, но понимала лишь отдельные слова вроде "прости" и "помоги". Пленник недвусмысленно дёргал ремни и показывал глазами на окно, расположенное на втором этаже.

- Что? Нет!.. - растерянно помотала я головой, отрицая саму возможность побега, но в то же мгновение осознала, что это - единственный выход.

Если он останется, его заберут военные, и тогда я уже никогда не раскрою своих тайн. Его будут пытать, ставить эксперименты и в конце концов убьют, когда потеряют интерес. Это если он не умрёт раньше от недостатка кислорода - его дыхание становилось все тяжелее, кожные покровы бледнели, это были верные признаки астматического приступа. Судя по лекарствам, которыми его пичкали, они не помогали.

- Военные прибыли, мы должны немедленно его усыпить, - вернулась перепуганная Элис и бросилась к капельнице, но я крепко схватила ее за руку, шокированная ужасом в глазах мужчины. Он будто умолял меня не бросать его здесь, просил спасти так сильно, что я почти слышала его мысли.

- Нет, Элис, так нельзя!

- Что ты предлагаешь, Белла? - пыталась меня вразумить Элис. - Мы бессильны!

- Нет, - покачала я головой и показала на окно. - Позволим ему сбежать.

- Ты с ума сошла? - возмутилась подруга шокированно, но было видно, что ей от всей души хотелось бы помочь, и она не желает мужчине зла. И тоже хотела бы, чтобы он помог мне вспомнить прошлое.

- Если его заберут, то замучают до смерти, - озвучила я последний аргумент. - Ты же знаешь военных.

- Если я отпущу его, меня уволят, - потерянно пробормотала Элис, находясь на распутье.

Я сжала запястье подруги:
- Ты не причём, я сделаю все сама. Иди. Скажешь, что провела меня из любопытства и не знала, что я натворю.

- Ох, Белла, - молила Элис, - тебя же посадят!

- Нет, если я вспомню, что он мой муж!

Счёт шел на секунды, времени на раздумья не было. Я сжала пальцы Элис, и она все поняла. Она была замечательной, доброй. Лучшей.

Она ушла, чтобы задержать агентов, а я, испуганная тем, какое решение приняла и какие у него могут быть последствия, нервничая, что могла ошибиться и этот псевдо-муж задушит меня при первой же возможности, поспешила расстегнуть все ремешки и отдать пленнику свой халат, чтобы он мог прикрыть наготу.

Но, похоже, волновалась я зря: мужчина был слишком слаб, чтобы причинить мне вред. Еле держась на ногах, он притянул меня в объятия и крепко стиснул, дыша в мою макушку с таким мучением, что у меня защемило сердце от сочувствия к нему. Он вел себя так, словно нашел то, что давно потерял, и это дало мне новой пищи для размышлений о том, что он по какой-то причине не знал и не мог узнать, где я так долго пропадала.

Острое чувство дежавю пронзило меня насквозь, что в этих объятиях я уже была. Это было прекрасное, восхитительное ощущение какой-то нежной тоски. Мое сердце надрывно забилось, а глаза закрылись сами собой. Терпкий мужской аромат проник в ноздри, вызывая головокружительное воспоминание о сплетённых воедино телах.

- Не распускай руки, - предупредила я, смущенная и потрясенная своими ощущениями, и потащила спотыкающегося мужчину к окну, которое с величайшей осторожностью, стараясь не производить громких звуков, открыла.

- Это так глупо, - испуганно выглянула я вниз: до земли было слишком далеко. И, хотя внизу росли большие пушистые лопухи, способные смягчить падение, между ними были насыпаны острые гранитные камни. - Ничего у нас не получится!

Но незнакомец оказался готов на что угодно ради спасения, он не думал ни секунды. Обняв меня за талию и крепко прижав к своей груди, он без капли сомнения или страха качнулся назад, выбрасываясь из окна спиной.

Я не успела осознать, что произошло, как мы тяжело шлепнулись о землю, причем основной удар мужчина принял на себя, защищая меня. Мой крик он заглушил объятиями, а сам зажмурился что было сил и полминуты не мог сделать ни вдоха.

- Господи, о чем ты только думал? - испуганно бормотала я, приподнимая его голову и с ужасом обнаруживая на руках кровь – он рассёк кожу о камни. - Сможешь идти?

Надо было спешить, иначе наша попытка побега провалится, не начавшись. Справившись с болью, незнакомец кивнул и поднялся; пришлось подставить ему плечо, чтобы он смог стоять. И, как могли быстро, мы двинулись к больничной ограде через маленький внутренний двор, заросший кустарником и липами. Удача пока улыбалась нам, но вряд ли это продлится долго.

***


Каким-то чудом мы выбрались из города: я попросила таксиста везти нас на север, ничего лучше малопосещаемого придорожного мотеля мне в голову не пришло. Там мы сможем спокойно переговорить с глазу на глаз, - по крайней мере, я намеревалась задавать вопросы, чтобы мужчина мог вместо ответов качать головой или кивать. Или он напишет свою историю на бумаге.

Ни к Элис, ни к Розали домой мы не могли поехать - именно там нас в первую очередь стали бы искать, - а своего жилья у меня не было. На прощание Элис сунула мне свою кредитку, чтобы я не нуждалась в деньгах.

Все стало хуже, когда мы встали в длиннющей пробке на выезде: мой пленник, и до того бледный и слабый, стал кашлять и дышать с таким огромным трудом, словно вот-вот умрёт. Таксист не выдержал, когда у пассажира пошла изо рта пена, он весь задёргался в моих руках и стал синеть.

- Сделайте же что-нибудь, дамочка!

- Проклятье, что еще я могу? - в панике я шлепала своего пациента по щекам, массировала точки на ладонях и использовала свое лекарство от астмы, но оно уже почти перестало помогать.

- Вызовите девять-один-один!

- Они не доедут сюда по пробке, - похолодев от ужаса, тут же пробормотала я, надеясь, что таксист меня послушает.

- Тогда справляйтесь лучше, мне тут трупы не нужны!

Сразу за пределами Майями, на трассе, проходящей вдоль дикого пляжа, заросшего дикими кустами, таксист нажал на тормоза, съехал на обочину и повернулся ко мне с перекошенным лицом.

- Я не хочу проблем, леди, - недвусмысленно намекнул он. – Простите за прямоту, но вы выглядите как беглые преступники, так что покиньте машину...

Возразить было нечего - таксист был прав. Скорее всего, на первом же посту он сдаст полиции место, где нас высадил, и я ничем не могла этому помешать. Мой план потерпел крах. Через пару часов нас найдут: моего безымянного мужа заберут военные, а я, как и предупреждала Элис, сяду в тюрьму.

Мужчина на моих руках умирал, счёт шел на минуты, и без медицинской помощи мне не справиться. Но и в больницу я обратиться не могла – там нас еще быстрее схватят. Что мне оставалось? Только сдаться на милость судьбы и надеяться, что наказание за мой недальновидный поступок окажется не слишком суровым.

Таксист умчался, а я потащила свою ношу в кусты, чтобы оттянуть неизбежный момент поимки. Благодаря короткому действию моего лекарства мужчине ненадолго становилось легче, и он, еле переставляя ноги, мог идти. Постоянно падал на подкашивающихся коленях, но мужественно вставал, опирался на мое плечо и послушно плелся в глубину пляжа, подальше от дороги.

Я уронила его возле белого резного заборчика, ограничивающего дикий пляж. Это был последний рубеж слабой тени, которую давали прибрежные пальмы - дальше простирался только песок.

Однако мой подопечный не пожелал отдыхать, вместо этого перевернулся на четвереньки и схватился за резные балясины, чтобы подтянуть себя вверх и перевалиться через забор на пляж.

- Что ты творишь, - пожурила я, пытаясь утащить упрямца обратно в тень и немного перевести дух, но он упорно полз вперёд, почти теряя сознание от кашля и затравленно глядя на синие волны.

Странная мысль ударила мне в голову: он стремится к воде. Разве я сама не чувствовала себя лучше, когда принимала ванну и часами плавала в бассейне? Я даже работу выбрала, связанную с водой, чтобы постоянно дышать влагой, и чтобы она попадала на кожу.

Теперь я помогала мужчине двигаться вперёд, потому что это давало призрачную надежду на улучшение. Может, он знает, что делает. Если ему станет легче, он сможет объяснить мне причину и моих трудностей с дыханием.

Наконец, волны лизнули руки мужчины, его лицо. Внезапно к нему словно вернулись силы: взгляд прояснился, дыхание очистилось и стало сильнее, руки мощно приподняли тело и перенесли вперёд. Отброшенная толчком на пятую точку, я с изумлением, а затем шоком смотрела на мелькнувшие мимо меня ноги, волшебным образом преображающиеся в длинный зелёный хвост с бронзовой чешуей и плавником.

Это было слишком. Незнакомец исчез в глубине, а я, не в силах пошевелиться от потрясения, сидела и тупо смотрела на волны, распахнув глаза и застыв как каменная глыба. Океанская пена захлёстывала меня до пояса, убегающая волна подмывала подо мной песок, а в моей голове все не укладывалось увиденное. Как такое возможно?

- Белла? - тихо окликнул меня мужчина, и я, вскрикнув, быстро отползла подальше от воды на сухой песок. Теперь тяжело дышала, в ужасе глядя на мокрого обнаженного незнакомца, выкинувшего на берег снятые больничные шмотки.

Быстро повертев головой и убедившись, что вокруг нет ни души, мужчина подплыл как можно ближе, и я округлившимися глазами уставилась на его длинный подергивающийся хвост, выступивший над водой.

- Не бойся, - попросил мужчина, протягивая ко мне руку в жесте мольбы.

Его предложение не имело влияния. Я думала одновременно о многом: о своем прошлом, которое как-то было связано с этим мужчиной, и я боялась себе даже представить, как; о предсказании, в котором морской дьявол утащит меня на дно и убьёт. Все это сбывалось прямо сейчас. И я сама, своими руками, освободила убийцу и притащилась с ним к океану. Судьба, которую я обманула, только что села рядом, усмехаясь в предчувствии близкой победы. Для безопасности я отползла от кромки воды ещё чуть-чуть.

- Ты говоришь? - первое, чем я смогла разбить свое молчание.

- Только в этом облике. - Мужчина внимательно посмотрел на мои ноги и нахмурился: - Ты в воде... как тебе удается это?!

Я не поняла, о чем он спрашивает.

- Кто ты? Откуда меня знаешь? - потребовала я, раз уж мой спутник, наконец-то, может изъясняться по-человечески.

- Я не верил, - вздохнул он, и в его лице снова отразилась боль, - надеялся, что это обида говорит в тебе, и ты лишь прикидываешься, что не узнала меня. Но ты действительно не помнишь? Что с тобой произошло?

Я облизнула губы и уселась поудобнее, - все ещё на расстоянии. Мне особо нечего было рассказать.

- Я очнулась в больнице два года назад. После автомобильной аварии у меня амнезия. Я не представляю, кто я и что делала на той дороге. И я совершенно ничего не знаю о русалках...

Мужчина в воде очень грустно улыбнулся и на несколько мгновений мучительно прикрыл глаза.

- Должно быть, ты прошла полное перерождение до того, как повреждённые ткани твоего мозга излечились. Помнишь ли ты, была ли у тебя кратковременная смерть?

Я побледнела, когда до меня дошло, что именно он хочет мне сказать.

- Нет, нет, - отчаянно возражала я, не желая верить, - я не могу быть русалкой! Я же... Обычная девушка, человек! - но я не могла отрицать, что вся моя жизнь связана с водой, что без нее я быстро угасаю и начинаю болеть, и мое прошлое, покрытое темной пеленой, может скрывать какие угодно тайны, даже такие невероятные.

Это бы объяснило множество странностей: мою сухую кожу и астму, умение долго и быстро плавать, отсутствие родственников…

- Ты чувствуешь, что я прав, - заметил мужчина мое сомнение. - И если ты примешь это... Если позволишь помочь, то я могу вернуть твои воспоминания. Я знаю, как вылечить этот недуг.

- Расскажи мне все! - в желании узнать о себе больше я невольно продвинулась вперёд, погружая руки и колени в прохладную солёную пену. - Почему я оказалась на дороге в ту ночь? От кого или от чего бежала? У тебя есть ответы?

Лицо мужчины тут же стало опечаленным и скрытным, отчего я решила, что правда может мне не понравиться.

- Я Эдвард, твой душой и сердцем. Ты сделала меня таким. Много лет назад мы встретились на одном из островов и полюбили друг друга. Но мы были слишком разными, я был человеком, а ты - богиней. Чтобы быть вместе с тобой, я должен был стать таким, как ты.

Это было похоже на сказку, на нереальность. Но перед моими глазами плескался упругий хвост, так что пришлось поверить мужчине на слово. И я старалась не сильно удивляться.

- В подводном мире свои законы, которые мне предстояло изучить. Русалки и тритоны живут в царстве затонувшей Атлантиды, где нет ничего, кроме голых скал и тьмы, где старые, могучие, почти бессмертные амфибии постепенно вымирают, потому что им не хватает любви и они не способны продолжить рода. Получая вместе с хвостом бессмертие, русалки и тритоны лишаются самого главного, что необходимо для выживания вида – эмоций, а значит, и потребности в размножении. Мужчин осталось слишком мало, чтобы зачать детей под водой, а женщины слишком холодны, чтобы искать любви на суше, как это бывало несколько веков назад. Да и человечество уже перестало верить в сверхъестественное, и появляться среди людей стало опасно.

Я слушала, широко распахнув глаза и изо всех пытаясь представить то, о чем говорит Эдвард.

- Наши с тобой чувства возникли, когда мы оба были людьми, поэтому не исчезли после обращения. Нарушая запреты, раз в месяц мы сбегали на поверхность, где на необитаемых островах проводили полнолуние, во время которого ты могла побыть человеком. Тритоны меняются независимо от фаз луны, а русалки - только на короткое время.

Я хмуро взглянула на свои белокожие ноги: что-то здесь не складывалось. У меня никогда не появлялось хвоста, какая бы на небе ни была луна.

- Я тоже думал, что это невозможно, - ответил Эдвард на не заданный вслух вопрос. - Русалки, урождённые таковыми, а не обращённые с помощью укуса, не могут навсегда становиться людьми - только на время. Но, глядя на тебя, я теперь вижу, что это очередной миф. Возможно, придуманная царственными особами удобная ложь, чтобы удержать подданных в глубоководном царстве. Если русалки прознают, что могут жить среди людей, почти не отличаясь от них, они покинут Атлантиду навсегда, как делали это тритоны в течение столетий, практически исчезнув.

Два года я считала себя человеком, и все сказанное Эдвардом казалось чушью, сказочкой для наивных детей. Но я хотела услышать историю до конца, а потом уже решать, верить или не верить.

- Так что же произошло?

Опять этот потупленный взгляд, опять сомнение.

- В подводном царстве не принято создавать пары. Русалки - холодные и бессердечные существа касаемо любви, но зависти и коварства им не занимать. Я был и остался для них чужаком, который, к тому же, выбрал себе единственную жену. В подводном царстве не заключают браков - русалки свободно вступают в сексуальные отношения с кем угодно. То, что возникло между нами, Белла - это чудо, которое случается среди русалок раз в тысячу лет. Конечно же, это вызвало в царстве много сплетен, насмешек и презрения. А также зависти и даже порой ненависти. Жаль, я не могу спросить у тебя сейчас, знала ли ты, когда обращала меня, что так будет? Как ты собиралась сражаться с сотнями одиноких соперниц, проявивших ко мне немедленный интерес? А также с суровыми законами твоего мира, которые принято соблюдать?

Несмотря на то, что я не помнила ни Эдварда, ни своей прошлой "русалочьей" жизни, сердце внезапно кольнуло неприятным, забытым чувством предательства и обиды. Меня охватило липкое, гадкое, сильнейшее дежавю.

- Я дал тебе обет верности, как это принято у людей - ведь я родился и вырос одним из них, - потянувшись вперёд, Эдвард схватил меня за руку - я незаметно оказалась слишком близко. Испуг от его порывистого жеста сменился новой вспышкой дежавю, и мне охватила нежность вкупе с сердечным теплом, который никогда не возникал ни к одному из встреченных мной за два года мужчин.

Глядя в мерцающие изумрудные глаза, наполненные искренним, сильным чувством, я ощущала, как пропадаю, падая в головокружительную бездну. Мое тело помнило больше, чем разум - оно тянулось к этому мужчине, как мотылек к огню.

- Ты сдержал его? - тихо спросила я, завороженная красотой тритона, позабывшая о предостережении цыганки, вновь влюбляясь в того, кого успела забыть.

- Разумеется! - подтвердил он с горячностью, от которой мое сердце ускорило ритм.

Но что-то было не так. Сладкие речи горчили. Отчётливо пахли ложью.

Я высвободила руку, и мое сердце сжалось, когда Эдвард пристыженно опустил глаза.

- Я не смог найти слов оправданий тогда, не смогу и сейчас. Русалки становятся крайне недоверчивыми, когда дело касается ревности.

Я отодвинулась, нахмурившись на такое признание и приготовившись к самому худшему. Но уверенная, что хочу все узнать до конца.

- В человеческом мире проще: каждая семья имеет свой отдельный дом и не допустит, чтобы чужаки домогались мужа или жены. В подводном царстве все намного сложнее, - быстрый взгляд на меня и снова вниз. - Я любил тебя, но был поглощён новым миром из-за неопытности и человеческих привычек. Когда красивые женщины вьются вокруг тебя - когда они имеют право на это по вашим законам, - поправился Эдвард, - становится труднее отказывать им всякий раз. Но я клянусь, - он снова схватил мою ладонь и на этот раз уже не выпустил, удерживая силой и отчаянием, - что никогда не переходил допустимых границ! Я просто не знал... Не знал порой, как реагировать, что позволено делать, а что недопустимо. Они придумывали уловки, чтобы заманить меня под разным предлогом в свой круг, а я был слишком доверчив и не замечал обмана. Внимал просьбам о помощи, которые оказывались ловушкой. Исполнял свои законные обязанности, назначенные прямым приказом королевы. Я пытался встроиться в твой мир, стать его частью, Белла! Но порой жестоко ошибался, а твои соперницы бессовестно пользовались моей наивностью.

- Ты мне изменил, - сделала вывод я, от которого сердце заболело так сильно, словно собиралось остановиться.

- Нет, нет! - убеждал Эдвард отчаянно. - Клянусь, до этого не дошло!

- Ладно, продолжай, - немного расслабилась я, пытаясь не быть капризной особой и дать Эдварду шанс. В конце концов, он здесь, а не там. Он пришел за мной на землю, нашел меня в мегаполисе и почти умер, пытаясь вернуть мое доверие. Он заслужил возможность объясниться.

- Ревность - ещё одна неприятная черта, присущая русалкам. При всей их холодности, они очень легко поддаются низменным порокам, лелеют худшие качества характера. Ты изводила саму себя подозрениями, страдала почем зря. Стоило мне исчезнуть с поля твоего зрения - а у меня были обязанности, назначенные королевой, - и ты придумывала тысячу причин моего предательства, находила десяток доказательств. Ты появлялась в неожиданный момент, чтобы застать врасплох, но уплывала до того, как я мог объяснить происходящее. А плутовки ещё и рады были подлить масла в огонь, направо и налево распространяя ложные слухи.

Среди людей тоже бывало достаточно подобных случаев, так что я вполне могла себе представить, насколько запутанной и сложной может стать такая ситуация. Особенно в условиях свободы нравов. Эдвард был прав - с его слов он выглядел несчастной жертвой, а я - испорченной, безосновательно ревнивой женой.

- Но все же мы любили, наперекор всему, - тритон погладил мою руку вдоль предплечья, и мое тело немедленно отозвалось внутренним огнем, прекрасно помня это приятное ощущение возбуждения и тяги, которые разум его обладательницы забыл. - Я находил слова убеждения - и ты прощала меня. Мы сбегали, чтобы побыть наедине и забыть хотя бы на время о жестоких интригах завистниц. Но события неуклонно разрушали нашу связь, и скорее всего, добились бы своего, если бы ты не сбежала.

- Я сбежала, чтобы спасти наш брак? - наивно предположила я.

- Не думаю, что ты преследовала эту цель. Ты просто устала, запуталась и хотела покончить с проблемами. Я тебя не виню: все зашло слишком далеко, и на твоём месте, возможно, я поступил бы так же. Тебе было больно, - поверь, мне не меньше. И если бы не авария... - Эдвард грустно приподнял уголки губ, я завороженно следила за их притягательным изгибом. - Ты бы выпустила пар и вскоре вернулась. Как и всегда.

- И что же ты делал все эти два года? - заметила я не без ворчливости. - Ждал моего возвращения?

- Конечно, нет, - возмущённо пробормотал тритон, затягивая меня в волну, чтобы иметь возможность сидя заключить меня в объятия. - Я искал тебя с того самого мгновения, как ты исчезла. Но мне не приходило даже в голову, что ты отправишься в густонаселённый район - русалки всегда избегают жилых берегов. Я искал тебя на необитаемых островах, где мы любили бывать, и даже в других регионах, но не в Майями, конечно. Сюда я явился на твой зов, впервые прозвучавший вчера - русалки испускают его, попадая в океанскую воду. Это как запах, только он распространяется на многие тысячи миль, окутывают весь земной шар. Где бы ты ни находилась, я его услышу. - Губы Эдварда коснулись моего лба, щек, снова и снова вызывая чувство дежавю, и я купалась в нем, как в бездонном водовороте счастья. - Не знаю, как тебе удавалось столько времени держаться подальше от океанской воды, но вчера, когда ты в нее вступила, я понял, где ты находишься, и немедленно отправился на поиски. Я был шокирован, что ты меня даже не помнишь. Думал, я умру от боли в сердце раньше, чем от пуль.

Волны покачивались вокруг нас, образовывая спирали, поднимались и опускались, но это было ничем по сравнению в ощущением губ, сомкнувшихся на моих устах. И пусть я не помнила своей прошлой жизни с Эдвардом, этого хватило, чтобы мои чувства к нему вспыхнули вновь. Руки обвились вокруг шеи тритона и притянули его ближе, тела переплелись.

- Помнишь это? - Мягкие губы скользили в изгибе шеи, и я почти не могла дышать. - Помнишь, как это было хорошо? Я люблю тебя, Белла. Какое же это счастье, наконец-то найти тебя...

Конечно же, я не заметила, как мы оказались на глубине - следовало предположить, что либо сама вода, либо Эдвард утащат меня от берега. Пророчество сбывалось, я шла к нему сама, без посторонней помощи. И нареченный мне морской дьявол был лишь средством достижения цели в руках судьбы, а не тем убийцей.

Мы оказались у самых буйков, когда Эдвард остановился и нашел мой доверчивый взгляд. Его руки надёжно держали меня над водой, и я, тая от желания, вовсе не думала сейчас ни о будущем, ни о безопасности.

- Готова восстановить утерянные воспоминания? - заручился Эдвард моим согласием.

- Что для этого нужно? - спросила я, не совсем представляя, как можно излечиться посередине океана, где нет ничего, кроме воды.

- Просто доверься мне - больше ничего. И помни - я люблю тебя, - прошептал тритон и снова прижался к моим губам.

Волны сомкнулись над нами и покатились вверх, обволакивая кожу холодными и тёплыми потоками. Стало темнеть. Я распахнула глаза, когда потребовался глоток воздуха, и с удивлением увидела, что мы находимся почти на самом дне, а над нами - много метров воды, так что даже солнце потускнело.

Я дернулась вверх, беспомощно пытаясь выбраться из паутины мужских рук, и в ужасе уставилась на держащего меня мужчину. Морской дьявол во плоти, демон, который меня погубит, напророченный цыганкой, улыбался, ожидая мою смерть с поразительным спокойствием и равнодушием.

Я снова дернулась, на этот раз конвульсивно, и уже не могла остановиться. Пытаясь спастись, колотила ногами и руками своего убийцу, умоляла, крича, но сквозь толщу воды он меня не слышал. И затем, когда я наглоталась воды и сдалась, роняя предметные слезы, тут же смешивающиеся с океаном, он отпустил меня. Раскрыл объятия, и я поплыла прочь, в потрясении глядя на собственный хвост.

Больно не было. Небольшой приступ паники и чувство распирания, когда лёгкие заполнились водой, а затем - освобождение от оков, будто бы я никогда прежде и не была человеком.

Я кружилась вокруг своей оси, расправляя хвостовой плавник, разглядывала его в искрах солнечных лучей. Гладила чешую, робко улыбаясь в ответ на улыбку Эдварда. Видела множественные потоки воды сотни разных оттенков, большинство из которых недоступны человеческому зрению. Слышала гул тысяч голосов, переговаривающихся мысленно, телепатически, но пока что была слишком занята своим преображением, чтобы обращать на них внимание.

А затем стали появляться отдельные имена - русалок, которых я знала из прежней жизни. Они удивлённо приветствовали потерянную сестру, некоторые радовались, другие злились, и это было... привычно.

- Память... - сжала я свой напряжённый лоб, когда в разуме стали вспахивать отдельные сцены и обретать краски. Словно картина появляется на холсте, нарисованном аниматором, сначала фрагментами, которые вскоре становятся единым целом. - Она возвращается.
- Человеческое тело очень слабое и подвержено болезням, - объяснял Эдвард, плавая вокруг меня, внимательный и настороженный. - Но русалки почти бессмертны, их тела залечивают почти любые раны. Ещё немного терпения, любимая, и все станет как прежде.

- Нет, не станет, - пробормотала я, когда перед внутренним взором стали появляться бесконечные картины измен. Эдвард в окружении русалок, гладящих его по лицу, спине и груди, тянущих к нему коралловые губы, сплетающиеся с ним хвостами. - Нет, нет...

- Помни, любимая, не все то, чем кажется. - Он взял меня за руки, в мольбе заглядывая в глаза. - Я не предал тебя ни разу, как бы это ни выглядело. Прости меня за то, что не сумел доказать тебе силу своей любви. Прости, что допустил так много глупых ошибок.

Я выдернула руки - ярость взметнулась во мне и захлестнула с головой. Я вспомнила уже достаточно, чтобы ревность вернулась, и я снова возненавидела Эдварда всей душой.

- Царский совет! Ты... Ты... - у меня не хватало слов, чтобы выразить свое возмущение, и все, чего хотелось, это вновь сбежать. Куда-то настолько далеко от придворных постановлений, что я никогда больше не стану их свидетелем и уж тем более соучастником. Туда, где нет предательства и лжи, где жизнь вдесятеро короче, но зато можно строить ее так, как велит сердце, а не приказ.

- Белла! - с отчаянием крикнул Эдвард, когда я развернулась и устремилась на пляж.

Я не слушала его - мне было слишком больно. С разбегу выбросившись на песок, я каталась и била хвостом, пока он не обсох и у меня не появилось ноги, а затем бросилась к шоссе, намереваясь сесть на первое попавшееся такси и уехать, не выбирая направления.

Эдвард поймал меня на половине пути и прижал к груди. Сначала я кричала, как ненавижу, и била его руками и ногами, а он стойко терпел. Потом рыдала, царапая его кожу, чтобы сделать ему больнее. Затем тихо плакала, обняв за плечи и прижав к себе.

- Я ни секунды не провел там, клянусь, сразу ушел за тобой, - бормотал он, пытаясь объясниться, несмотря на мою истерику. - Я думал, что делаю это ради нас - ради тебя, чтобы мы могли быть вместе. Чтобы преследования прекратились и нас, наконец, оставили в покое. Я думал, если соглашусь, все плохое закончится и нам позволят создать семью. Я не хотел, чтобы нашу любовь разрушили.

- И поэтому ты согласился заделать детишек прорве женщин, - со злобным сарказмом выдавила я.

- Но у нас не получалось своих детей, - напомнил он с сочувствием. - Из-за того, что ты часто трансформировалось, твое тело потеряло способность к деторождению, и это вызвало у царица гнев. Чтобы забеременеть, ты должна была провести без суши минимум год, но ни ты, ни я не могли отказать себе в удовольствии. Причина гнева царицы была вполне понятна: мы были единственной парой, способной продолжить род, по вместо этого предпочли легкомысленные развлечения на суше. И это при том, что русалки за последние два тысячелетия не произвели на свет ни одного младенца. Это был приказ королевы, чтобы я сначала выполнил свой долг перед царством, частью которого я лишь недавно стал, разве его можно было ослушаться?

- Да! - вскричала я, не веря, что Эдвард был таким наивным. - Ты мог бороться дальше! Мог любить только меня! Никто не стал бы заставлять тебя, даже королева! Но ты согласился... Это стало последней каплей, я больше не могла этого выносить...

- Прости, - шептал Эдвард, целуя меня непрерывно. - Мне трудно было постичь ваши законы и правила, я думал, что у меня нет выбора. К тому же королева пообещала нам с тобой покой на многие века – и я посчитал, что это справедливая цена.

- Она наверняка солгала, - всхлипнула я, уже почти успокоившись.

Эдвард вздохнул.

- И этого я тоже не знал. Пойми, я лишь недавно стал тритоном и многого не понимал. Но я любил тебя, - он взял мое лицо в ладони и заглянул в глаза, - и до сих пор люблю.

- И что же нам дальше делать? - жалобно выдавила я, лаская любимое лицо, которое теперь вспомнила - все наши прекрасные ночи под луной, когда мы могли любить друг друга без оглядки, без чьих-то любопытных взоров и зависти сестер, без их бесконечных попыток отнять у меня любимого. И пусть им не нужна была его любовь, но я ни за что не хотела делить и его тело тоже.

- Все, что захочешь, любовь моя, - взмахом руки Эдвард обвел бескрайний мир океана и суши, в любом месте которого мы могли оказаться. - Вернуться в Атлантиду или остаться здесь - я последую за тобой куда угодно, как и раньше. Я твой, а ты моя, и это чувство - навсегда.

***


Волны с шипением набегали на берег, чайки крикливо переговаривались в вышине. Солнце приятно припекало кожу, гладкую и ровную благодаря частым купаниям. Безалкогольный мохито прохладой скользил по языку.

Я оглянулась назад, и Эдвард улыбнулся мне издалека. Одетый лишь в фартук и плавки, любимый был занят установленным возле бассейна барбекю, и запах жареных сосисок казался мне восхитительным.

Несколько лет безбрежного счастья - и разве могло быть что-то, что сделает мою жизнь ещё прекраснее? Свой дом, который Эдвард купил вскоре после нашего решения остаться на земле - натуральный жемчуг, поднятый со дна моря, и сокровища с затопленных кораблей сделали нас богатыми. Настоящая свадьба - такой никогда не случилось бы, останься мы в Атлантиде. Бесконечные вечеринки и свободная от условностей жизнь под яркими лучами солнца. О чем ещё мечтать?

С королевой удалось уладить ситуацию миром – нам позволили жить своей жизнью с условием, что мы представим всех своих будущих детей двору и будем почитать царство Атлантиды до самой смерти.

С военными разобрались еще проще: никто не заподозрил, что обросший самоизлечивающийся немой вуайерист, сбежавший из больницы, и веселый говорливый парень с модной стрижкой – один и тот же человек. После полного обратного преображения способность говорить на воздухе к Эдварду вернулась, и он ничем не отличался теперь от обычных людей.

- Белла, мы пришли! - голосок Элис заранее возвестил о приходе подруг, и я с трудом встала с шезлонга, чтобы отправиться им навстречу. Ох уж это земное притяжение - неприятная плата за мой выбор отказаться от хвоста.

Элис, как обычно, выскочила первой и тут же бросилась меня обнимать, кивком поздоровавшись с Эдвардом. За ней безмолвной тенью следовал влюбленный Джаспер, вот уже пару месяцев как ее законный муж. Военный, как и напророчила гадалка.

Розали, выглядевшая великолепно, как всегда, сделала то же самое, но более смиренно и медленно.

- Осторожно, - прокряхтела я, обнимая свой огромный живот - причина, сделавшая мою и так счастливую жизнь ещё полноценней.

- Твоей дочке уже пора бы предстать перед родителями, - заметила Элис профессиональным взглядом врача.

Я засмеялась.

- Дай мне ещё пару дней, Элис. Наша вечеринка только началась!

- Пару дней твоя тетя потерпит, - снисходительно ответила Элис моему животу и направилась к шезлонгам, чтобы провести незабываемый уикенд на берегу океана, в чудесном доме пригорода Майями, среди любимых подруг и друзей.

- Только не начинай, - притянул меня к себе Эдвард, когда я подошла посмотреть на готовность мяса, попутно ревниво подмечая все осторожные взгляды Розали, брошенные в сторону моего красавца-мужа.

Увы, ревность никуда не ушла после появления ног, а стала даже более ослепляющей. Но я училась с ней бороться. Тем более Роуз никогда не делала ничего из того, что позволяли себе мои сестры-амфибии.

Я не могла её винить - Эдвард был слишком хорош. А с ее положением и запросами блондинка никогда не найдет себе подходящего мужчину, который не будет ее бояться. Всё-таки, генеральный директор модельного агентства - это не шутка.

- Буду держать себя в руках, - по-детски скрестила я пальчики, кокетничая с любимым.

Чмокнув меня в лоб, Эдвард заговорщицки улыбнулся.

- Обещаю, сегодня твоей подруге станет не до меня. Я нашел идеального кандидата ей в мужья: наш сосед, Эммет - богат, могуч и, как вы любите говорить, горяч. И совершенно не боится конкуренции за лидерство в отношениях, потому что его фирма гораздо круче, чем та, которой управляет Розали.

Я вспомнила нашего соседа - он всегда казался мне громилой, слишком высоким и крупным, чтобы быть любимчиком женщин. Он, скорее, подходил на роль телохранителя, чем директора. Но когда снимал пиджак и брюки, большего весельчака и души компании было не отыскать.

- Как ты уговорил его прийти? И почему думаешь, что ему понравится Розали?

Эдвард улыбнулся так, будто знает больше, чем знаю я.

- Он уже несколько месяцев просит познакомить его с "той восхитительной блонди, которая часто гостит у нас". По его словам, она не раз "бросала на него сладкие взгляды, когда он пробегал мимо нее по вечерам или выходил на берег с серфом", так что дело практически в шляпе. Поверь мне.

- Это похоже на заговор, - заливисто рассмеялась я, бросив в рот несколько виноградин, нагретых солнцем так, что почти обжигали язык.

- А то, - подмигнул мне любимый с ответным смехом. - Кое-чему я всё-таки научился в подводном мире.

- Мечтаю поскорее вернуться в океан, - задумчиво обратила я взор на простирающуюся до горизонта синюю гладь. - Соскучилась по рифам, по поиску сокровищ и той голубой лагуне, которую мы нашли...

- Ну-ну, немного осталось потерпеть, - шепнул муж мне на ухо и ласково приложил руку к моему животу. - Появится дочурка на свет - и поплаваем, обещаю. Тоже жду этого с нетерпением.

Я улыбнулась и закрыла глаза, позволив себе раствориться в горячих объятиях любимого мужа и его сладком, многообещающем поцелуе.

_______________________

От автора: буду очень рада пообщаться с вами
и обсудить историю на Форуме


Если вы еще не читали предысторию этого фанфика, то с удовольствием зову вас узнать, как Эдвард стал тритоном: приквел Шторм


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/149-16465-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (16.05.2020) | Автор: Валлери
Просмотров: 1244 | Комментарии: 16


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 16
0
16 Orhid1374   (04.06.2020 18:21) [Материал]
Замечательная история! Очень красочно написана, я будто фильм посмотрела) конечно же хочется ещё, узнать что было дальше? Они стали людьми не навсегда? Их дети тоже будут русалками/тритонами? В человеческой форме они тоже бессмертны? Великолепный фанф, получила огромное удовольствие от прочтение! Спасибо за ваше творчество!

0
15 Elfo4ka71   (29.05.2020 06:22) [Материал]
Спасибо! Классно!

0
14 Korsak   (24.05.2020 12:06) [Материал]
Сколько у Эдварда искушений всяких на дне морском)))
Эх, чуткие мужчины почему-то в такую каку от чужих женщин всегда попадают...
Мягкие, нежные мужчины- мягкие во всем.
Лишь особое потрясение способно им голову на место поставить и "мое" понять!
Главное, что все хорошо закончилось))
Спасибо!

0
12 asya_81   (21.05.2020 01:35) [Материал]
Интересная история!!

0
11 Огрик   (19.05.2020 04:41) [Материал]
Очень интересная сказка . Жаль нет у меня дочки что бы читать ей на ночь Спасибо большое

0
10 anna9021908094   (18.05.2020 23:02) [Материал]
Спасибо за прекрасную сказку! прочитала обе части сразу wink во второй части Эдвард такой тюфяк biggrin

1
8 Танюш8883   (18.05.2020 10:51) [Материал]
Вообще не верю Эдварду. Слышала я отмазки и более причудливые, чем "дорогая, я тритон, королева приказала мне русалок оплодотворять". Просто ему казалось, что не придется выбирать между любимой женщиной и непыльной работой по осеменению. И тут уж женщина решает, будет ли она закрывать глаза на "ночные совещания" или бросит засранца. Ради справедливости отмечу, что Эдвард запаниковал от её ухода и продемонстрировал истинную силу любви и преданности, бросившись на её поиски. Будем надеяться, что так оно и было и что он не "сгорал на работе" борясь с вымиранием вида амфибий, пока она засыхала на суше. Белла верит в это, потому что любит, и это хорошо. Спасибо за историю)

0
9 Валлери   (18.05.2020 11:58) [Материал]
Это же сказка, ну wink biggrin

0
13 kolomar   (24.05.2020 02:12) [Материал]
Просто зачётный комментарий про отмазку.Света написала очень поучительную сказку.Залпом прочитала обе части, 3 не хватает для полного счастья.Как сокровища искали, детей королеве морской представляли, врагов и соперников своих побеждали. Спасибо

0
7 -Piratka-   (18.05.2020 02:13) [Материал]
Очень интересная сказка получилась. Спасибо

0
6 mamamis   (17.05.2020 19:15) [Материал]
большое спасибо

0
5 MiMa   (17.05.2020 18:48) [Материал]
Замечательное продолжение, много подводных камней в этом подводном царстве, но любовь спасает, у Беллы все основания были дать деру от туда. Здорово что в их жизнях осталось и море и суша. Спасибо за историю.

0
4 marykmv   (17.05.2020 12:17) [Материал]
А ведь так хорошо закончилась первая история. Никогда бы не подумала, что такая сильная любовь закончится банальным недопониманием.
Представленное продолжение очень понравилось. Автор честно показала нам все прелести брачной жизни. Надеюсь теперь и Белла и Эдвард станут умнее и взрослее. Малыш успокоит их.
Большое спасибо за историю.

0
3 larayakovec   (17.05.2020 10:43) [Материал]
Вот до чего может ревность довести. До полной амнезии. Ну а как не ревновать? Эдвард такой красавчик, а вокруг столько прекрасных русалок....

1
2 baymler9076   (17.05.2020 02:15) [Материал]
Не читала ничего подобного, но всегда подозрительно относилась к русалкам!)) Большое спасибо!

0
1 робокашка   (16.05.2020 21:14) [Материал]
Да уж, жизнь в подводной Атлантиде оказалось хуже земных треволнений dry Нет идеального места, но есть чувства и выбор любимого существа.
Спасибо за миник!