Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1629]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15121]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9017]
СЛЭШ и НЦ [8962]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Бойкот Дня святого Валентина
У некоторых девушек возникают трудности с поисками парня, у Беллы же проблема кардинально противоположного характера. Приближается День святого Валентина, и ее потенциальные поклонники затеяли свою игру, в надежде стать ее Валентином. Однако Белла предпочитает веселиться со своей лучшей подругой Элис, и они решают объявить бойкот Дню святого Валентина.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Номер с золотой визитки
Он был просто набором цифр, но, несомненно, стал кем-то большим

Два слова
Прошлым летом я увидел вас, когда ехал по скоростной ветке «L» метро, ведущего в Бруклин. Я сделал комплимент насчет вашей куртки, а вы написали мне записку на клочке бумаги. Последние несколько месяцев я держал ее у себя на столе в надежде, что я когда-нибудь снова с вами встречусь. Если это вы, пожалуйста, напишите два слова из вашей записки в строке темы электронного письма.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Безымянная Могила
Уже несколько лет безымянная могила манила меня. Таинственная и одинокая, она всегда была ухожена, со свежими цветами на ней, но я никогда не видела ни одного посетителя. Порой, когда мне становилось особенно тоскливо, я подолгу сидела возле неё, и мне казалось, что я слышу, как внутри кто-то поёт...

Не было бы счастья…
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 557
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Фанфик-фест

Вспомнить Всё: Start Again Глава 21 Необратимость – Белла (Часть 2)

2019-8-23
17
0
- Сегодня в банк? – спросила я однажды Мигеле, заметив, что мы повернули в сторону центра.
- Да, - коротко ответил он. – Отец вас ждет.

Мигеле все сильнее меня напрягал. Не было ни дня, когда я не заметила бы его жаждущие взгляды в сторону стоящего у ограды Эдварда. И каждый раз я, кусая губы, взволнованно следила за ним, пытаясь придумать способ его остановить, что бы он ни замышлял.

Я вздрогнула, когда на этот раз увидела черный мотоцикл не на той стороне дороги около сквера, а прямо напротив входа в банк. Эдвард лишился рассудка? Снова решил пренебречь своей безопасностью? Или это такая извращенная попытка привлечь мое внимание? Или внимание моего отца?

Мои руки дрожали, когда я поднялась на пятый этаж. Я искала способ задержать отца на работе, дав Эдварду возможность уехать с глаз долой. Может, я притворюсь отравившейся и надолго уйду в туалет? Главное – дотянуть до шести часов. Потом Эдвард уедет.

За этими мыслями я совсем забыла, какой сегодня день. До сих пор папа со мной не разговаривал. Даже если Мигеле привозил меня в банк, обычно я просто поджидала в холле конца папиного рабочего дня, после чего мы вместе отправлялись домой… на разных машинах… в полной тишине. Но сегодня он сказал: «Отец вас ждет». И только когда секретарша, увидев меня, сообщила по громкой связи, что я пришла, и отец коротко ответил пропустить меня в кабинет, я осознала, что час расплаты снова настал. Только теперь здесь нет Джейсона, чтобы папе помешать.

На негнущихся ногах я вошла к папе в кабинет. Он едва поднял на меня глаза, и я замерла возле дверей. Наступила долгая гнетущая тишина. Часы на стене ровно отсчитывали секунды, и звучали в моих ушах громче набата. Медленно… мучительно медленно шло время в тишине.

Наконец папа отложил лист бумаги, который хмуро разглядывал в течение не менее десяти минут. Не глядя на меня, он достал толстую сигару и закурил. Плохой признак. Папа курил, только когда нервничал очень сильно. И практически никогда при мне.

- Мне нужны твои деньги, - сказал он с совершенно непроницаемым лицом, как будто говорит о поездке на рыбалку.

Стряхнув пепел в хрустальную пепельницу в виде миниатюрной русалки, папа коротко взглянул на меня, и продолжил так же буднично и бесстрастно:
- Те три миллиона, которые я положил на твой счет. Мне нужно все до последнего цента. Ты снимешь их, как только я тебе скажу. В любой момент.

И это все? Я смотрела на отца со смесью недоверия и облегчения. Я-то уже навыдумывала себе ужасы, а ему всего лишь нужны деньги.

А потом меня охватила паника. Когда это моему отцу требовались деньги? Его бизнес всегда процветал, никогда еще не было такого, чтобы он нуждался в деньгах. Значит ли это, что дела настолько плохи? Или это просто способ наказать меня, лишив мало-мальской независимости?

- Ну, так что? – нетерпеливо спросил он, раздраженно сводя брови на переносице, и затянулся сильнее.
- Хорошо, - согласилась я. Если это все наказание, то я еще легко отделалась. В моем зависимом положении мне никогда не понадобятся мои деньги. К тому же, это было условием сохранения жизни Эдварда – подчинение отцу. Все, что не касалось его жизни и свободы, я была готова исполнять.

Я видела, как папа мгновенно оттаял. Маска отчуждения и суровости исчезла с его лица, а рука с сигарой неуверенно замерла у рта. Не затянувшись на сей раз, он опустил ее на стол.

- Не вздумай лгать мне снова, - сказал он грубо, но он не смог скрыть облегчения, прозвучавшего в его голосе.
- Не буду. Я отдам тебе деньги, - я тоже ощутила облегчение, потому что больше не чувствовала себя чем-то обязанной своему отцу. Я отдам ему деньги, я выполню этим свою часть договора на все сто процентов. Это свяжет его руки еще сильнее – он не станет искать возможность нарушить слово.
- Это еще не все, - папины глаза холодно сверкнули, и его челюсти сжались, а лицо исказила гримаса ненависти. Несколько секунд он боролся с самим собой, хотя сигару положил в пепельницу. Поставив локти на стол и крестив пальцы, он долго смотрел невидящим взглядом вперед, в никуда.
- Через две недели, в субботу, - сказал он почти спокойно, только глаза выдавали бурлящий внутри гнев, - будет прием. Я должен буду объявить о… партнерстве, - теперь он заговорил сквозь зубы, но я видела – его ненависть направлена не на меня. - Сделай одолжение, сядь рядом с… Джейсоном.

Каждое слово давалось ему с огромным трудом, словно он говорит то, что совсем не хочет сообщать. Папа закрыл глаза и глубоко дышал. Его лицо выражало абсолютнейшую ярость и… бессилие.

- Не вздумай уходить с ним никуда, - отрезал он ледяным тоном, - я не смогу тебя защитить. Но если тебе удастся… рассеять его внимание… - он перевел дух. – Тогда я смогу кое-что предпринять, если у меня получится. Там будут нужные мне люди. Важно, чтобы он не увидел, как я с ними ненадолго уединюсь. Придумай что-нибудь, напои его, отвлеки его разговором. Только не показывай ему больше дом…

Я сглотнула тяжелый ком в горле, когда папа посмотрел на меня. Я не могла себе даже представить, как для меня будет выглядеть этот прием. Ситуация повторялась… вот только теперь я была совершенно беззащитной. Тошнота была такой настоящей, что я закрыла ладонью рот, наклонилась вперед и пыталась глубоко дышать.

- Поверь, мне нравится это даже меньше, чем тебе самой, - отрезал отец холодно.
- Сомневаюсь, - пробормотала я, уже не чувствуя никакого облегчения от разговора с отцом. Рано я обрадовалась, что мое наказание оказалось не суровым. Оно было омерзительным.
- В общем, на твое усмотрение, - сказал отец неожиданно мягким голосом, в котором мне померещилось… понимание. – Ты уже взрослая девочка. Отвлеки его, как сможешь. Но не позволяй ничего большего.
- Почему я? – прошептала я с отвращением, все еще борясь с поступающей тошнотой. Я сглатывала сквозь равные промежутки времени кислоту, собирающуюся на корне языка.
- Он хочет тебя, - ответил отец. – Так сильно, что теряет концентрацию рядом с тобой. Другая девушка не подойдет.
- Он пугает меня, - промямлила я почти со слезами, но знала, что этого приема мне не избежать. Я не пыталась уговорить отца, я просто жаловалась… в пустоту. – Я ненавижу его.
- Я тоже, - согласился папа, и вдруг процедил с неожиданной ненавистью: - Меня выводит из себя даже мысль о том, что он прикоснется к тебе… даже то, что он будет говорить с тобой. Я не хотел бы видеть вас рядом никогда. Но иначе может так получиться, что скоро мы будем видеть его очень часто.

Папа выдохнул и несколько секунд молчал. Я не поднимала на него глаз, чувствуя на своих плечах невыносимый груз обязанности перед ним.

Наконец, когда он снова заговорил, его голос зазвучал тихо и безнадежно:
- Помоги мне и себе, Мелисса. Я знаю, ты можешь – я видел это. Просто возьми себя в руки и сделай – как тогда перед домом. Помни, что ты кое-что все еще должна мне. Я не буду тебя принуждать, я… прошу.

Наступило странное безмолвие. Часы снова ровно отсчитывали секунды, четко тикая в моих ушах. Я невольно взглянула на них – шесть ноль две.

Жизнь Эдварда была разрушена из-за меня и теперь зависела от меня. Бизнес отца был разрушен из-за меня и тоже зависел от меня. Жизнь матери тоже когда-то зависела от меня, и была оборвана. Жизнь отца была разрушена этим… из-за меня. Жизнь Стефана… возможно, она была тоже разрушена… или даже оборвана, из-за меня… Я поразилась тому, скольким же людям я причинила боль и продолжаю причинять.

В то же время, я неожиданно почувствовала собственную значимость. Когда-то я сама взяла в руки пистолет и допустила ошибку. Затем я снова взяла в руки оружие, в фигуральном смысле, применив его против отца – и выиграла. Теперь было похоже на то, что отец сам вложил мне в руки пистолет… Я выросла: мне можно доверять оружие. Я чувствовала себя членом своей семьи… впервые. Почему?

- Я все сделаю, - прошептала я, выпрямляясь, чувствуя себя… странно. Все это могло быть спланированной манипуляцией моего отца. Так почему я чувствовала себя так, словно только что вернула его доверие, которое безуспешно пыталась завоевать много лет?

Почему сейчас? Чем я заслужила это? Что я такого сделала, если исключить предательство, что это заставило его разговаривать со мной, как с равной, и просить о помощи? Что стоило ему просто приказать, как и всегда, дать четкий план действий, а не говорить «на твое усмотрение»? Я не понимала…

А самое главное, я не чувствовала, что мне это все еще нужно – заслуживать его доверие. Словно я получила свой приз… но уже тогда, когда мой интерес к нему иссяк. Чувство удовлетворения не пришло. Эта часть жизни моей жизни больше ничего не значила для меня. Эта часть меня уже умерла. Папа опоздал.

Где его доверие было, когда я так нуждалась в нем? И что мне делать с этим неожиданным доверием теперь, когда все, что меня держит подле отца – это договор? Я теперь совсем другая, я изменилась. Или его принятие заключается в том, что я изменилась именно так, как он того хотел? Я стала Чефалу. Новый приступ тошноты был уже от омерзения к самой себе.

- Мистер Чефалу, ваша машина подана, - объявила секретарша, и папа встал, поспешно затушив недокуренную сигару.
- Поехали домой, Мелисса.
- Да, - автоматически ответила я, не чувствуя ничего, кроме пустоты внутри себя.

Я ощущала себя птицей с обрезанными крыльями. Птицей, которая смогла выбраться из клетки и, едва научившись летать, не успев толком познать сладкий вкус свободы, была поймана снова. Только теперь эта клетка больше не кажется птице домом. Она скучает по просторам, над которыми могла бы парить.

Я очнулась, только когда остановилась в дверях, поджидая отца, разговаривающего с ночной охраной. Черный мотоцикл все еще стоял напротив входа. Рядом уже не было других машин – все работники банка разъехались по домам. Мотоцикл стоял, как насмешка, как бельмо в больном глазу – единственный припаркованный автомобиль.

Вот что имело для меня значение, и что было важнее всего остального в мире – безопасность Эдварда. Какого черта он еще делает здесь?! Уже шесть часов двадцать минут! Он давно уже должен был поехать домой!

Не было ни шанса, что папа не узнает мотоцикл. Он никогда не был дураком, а досье, собранное на Эдварда, которое я однажды видела в папиных руках, было толстым и внушительным и наверняка включало марку и номер мотоцикла противника. Уверена, папа знал об Эдварде все – даже номер его кредитной карты, если она у него есть. Нужно было срочно придумать, чем отца задержать! Вот только в голову от паники ничего не шло!

Я через силу улыбнулась, когда папа повернулся ко мне, и подошла. Ни единой мысли в голове.

- Все будет хорошо, Мелисса, - сказал папа без обычной суровости, словно посчитал меня умалишенной.
- Я тут подумала… - заговорила я сбивчиво, когда папа развернул меня к выходу и подтолкнул. Мне ничего не оставалось, кроме как идти… обмирая изнутри от страха.

Хуже всего то, что я увидела фигуру Эдварда, показавшуюся на той стороне улицы. Он выходил из парка. Он направлялся прямо сюда!

Не было ничего хуже того, что он и отец встретятся лицом к лицу! О чем он только думал, когда парковал свой байк! Мне хотелось рыдать от бессилия и страха. Но я взяла себя в руки.

Теперь я не стремилась задержать отца, наоборот, спешила к выходу изо всех сил. Все, что угодно, только бы Эдвард не успел перейти дорогу!

- И о чем ты подумала? – напомнил папа, удивленный резкой переменой моего настроения и ожидающий объяснений.

Я спешно придумывала ответ, беря отца под правую руку – так, чтобы он вынужден был смотреть направо на меня, и чтобы его взгляд ненароком не скользнул в сторону дороги. Его машина и мой кабриолет были припаркованы правее центрального входа, около значка парковки. Джип стоял впереди, охрана смотрела на нас.

Всего лишь пять метров, и Эдвард будет в безопасности… Пять метров, пронизанных страхом за его жизнь. Пять метров отчаянного сердцебиения до потемнения в глазах.

- Я вспомнила то красное платье, - с содроганием произнесла я, принужденно улыбаясь, надеясь, что эта улыбка смотрится естественно.
- Да? – отец выглядел заинтересованным.
- Мне стоит купить нечто похожее, чтобы ему совершенно снесло крышу? – я посмотрела на отца, игнорируя бешеный стук своего сердца – ведь мы уже ступили на тротуар.

Папино лицо оставалось безучастным целую секунду, пока он обдумывал мои слова. Этого хватило, чтобы он повернулся к мотоциклу спиной. Половина дела была сделана. Теперь главное - увести его подальше.

Медленно на лице отца проступило понимание, и он… широко улыбнулся мне в ответ, а затем и вовсе рассмеялся. Его ответ, однако, прозвучал жестко:
- Это сработает. Только никуда с ним не уходи из зала. Ни под каким предлогом. Поняла меня?
- С каких пор тебя волнует сохранность моего тела? – как можно непринужденнее поинтересовалась я, хотя внутри меня выворачивало от собственного же вопроса. Звучало так, будто меня саму этот вопрос теперь не волновал. Но ведь это было совсем не так.

Папина рука аккуратно высвободилась и легла мне на плечо. Сквозь мрачную усмешку его глаза холодно сверкнули.
- Ход твоих мыслей мне понятен, - доверительно прошептал мне он, подводя к кабриолету совсем близко и открывая передо мной дверь. – Но это совершенно лишнее. Я не хочу, чтобы он прикасался к тебе. Я не хочу чтобы он трогал хоть что-то мое. Могу я сохранить хотя бы твою неприкосновенность, тем более если бизнес может пострадать. Он не может получить всё. Сделай одолжение, сохрани себя.

И с этими словами он усадил меня внутрь, а сам в задумчивости направился к своей машине.

Я проследила за ним взглядом, убедившись, что моя уловка сработала – папа ничего не заметил. Все три автомобиля тронулись с места, увозя нас от банка. И только тогда, когда страшное осталось позади, я позволила себе взглянуть в сторону Эдварда. И только тогда, когда убедилась, что он в безопасности, я смогла задуматься над смыслом папиных слов.

«Я не хочу, чтобы он трогал хоть что-то мое».
«Он не может получить всё».
«Сделай одолжение, сохрани себя».

Это так не вязалось с тем, что было раньше. Даже моя невинность не явилась помехой, чтобы отдать меня Джейсону, когда это было нужно. Что же двигало моим отцом сейчас?

«Я не хочу, чтобы он трогал хоть что-то моё», - эти слова отца, на первый взгляд, звучали так невинно…

«Нет, милочка, ты вещь. Ты товар, который я принял в уплату долгов», - а вот слова Джейсона били точно в цель.

От отвращения я сморщилась и с ненавистью взглянула на машину своего отца – она ехала чуть впереди. Та капля признательности к отцу, которую он умело внушил мне за мое спасение, в этот миг умерла.

Так вот чем я была для него и вот почему он меня спас. Я была всего лишь вещью, которой он в угоду себе торговал. Его спасение не несло иной цели, кроме как не дать в руки врага то, что принадлежало ему. Наверное, он рассчитывал и бизнес удержать, иначе ни за что не отдал бы Джейсону процент. Папа в чем-то просчитался, и Джейсон его обыграл. Если бы отец хоть на секунду предположил, что мое спасение поставит под угрозу его бизнес, уверена – я осталась бы заложницей ублюдка Джейсона навсегда.

Отец всегда считал меня вещью, принадлежащей ему. Пока вещь вела себя смирно и соответствовала его ожиданиям – он был удовлетворен. Если вещь сопротивлялась – раздражался и находил способ подчинения. Он никогда не любил меня, а всегда относился как к чему-то, что можно выгодно использовать.

В этот миг я не чувствовала никакого сочувствия к своему отцу, ни раскаяния, или вины. Я была зла. Последние крохи надежды на то, что мы семья – разрушились. Все в моей голове встало на свои места, и я увидела ситуацию так, как она выглядит со стороны – с кристальной четкостью, как вложенную извне яркую картинку. Я откинулась на спинку сидения и с ненавистью скрестила руки на груди.

Разве я виновата в том, что не смогла защитить собственную мать? Разве те люди, которые стреляли в нее, приехали не по вине моего отца и его «темных» дел? Если бы он не перешел дорогу своему конкуренту, той перестрелки бы не произошло. Я, наконец, смогла понять то, что пытался объяснить мне Эдвард. Я была ребенком и не несла ответственность за ошибки своих родителей. В том, что погибла моя мать, была целиком и полностью вина отца!

Моей вины не было и в том, что сегодня папа проиграл. Если бы он не гонялся за мной по всему миру, а позволил мне свободно жить и быть счастливой – его бизнес бы не пострадал. Не было бы договора, смертей, вины, потери… Во всем, что произошло с ним, отец виноват сам! Я лишь пешка, на которую он взвалил ответственность за то, в чем просчитался сам. Всегда легче обвинить кого-то, чем винить себя!

Я осознала, как умело папа манипулировал мною все эти годы, внушая стойкое ощущение стыда. Кто знает, может, и сегодняшняя его неожиданная просьба, а не приказ – была тоже хладнокровно продумана. Подарить мне ложное ощущение доверия, чтобы мною было легче управлять. Выжать из меня максимум способностей ради достижения его цели. Вещь, которая ведет себя послушно, связанная договором, и вещь, связанная тем же договором плюс действующая добровольно – какая из них эффективнее? Конечно же вторая, если будет считать, будто она «работает ради благородной цели».

Поэтому усмешка папы была настолько торжествующей? Потому что он увидел, как легко смог снова меня обмануть?

Было бы странно поверить, что мое предательство окажется прощенным. Папа просто использовал меня, как и всегда. Он пытался обезопасить себя от новой и опасной меня старым проверенным методом - с помощью чувства вины!

Я зарычала с яростью, когда все это поняла. Ничего не изменилось. Потеряв рычаг управления, и осознав, что я уже не так проста как раньше, папа просто заново нашел способы давления. Другие, хитрые пути. Использовал мои слабости. Использовал меня, - я повторила это про себя много раз, чувствуя обиду... но и злость.

Мигеле коротко взглянул на меня в зеркало дальнего вида, и я уставилась на него с нескрываемой ненавистью. Еще одно напоминание, что ничего не изменилось. Только что в своем кабинете отец просил меня о помощи, выглядя таким жалким и подавленным, словно и правда я – единственная, на кого он может рассчитывать. Последний шанс. И вот сейчас я смотрела Мигеле в глаза, точно зная, что папа нанял его отнюдь не для того, чтобы меня возить!

И где гарантия, что папа соблюдает договор? Что, если этот Мигеле ищет причину нарушить его? Чего тогда стоят все обещания отца?

Я должна остановить это. Я снова почувствовала в себе силу, как в моем сне. Я должна придумать способ остановить Мигеле. Я должна придумать, как защитить Эдварда от всего, что бы ни задумал мой отец. Я должна быть сильнее его. Пешка должна найти способ стать ферзём.

Эта ночь была первой, когда меня не посещали кошмары. На следующий день я позвонила Винценто и назначила ему встречу на выходной. Несмотря на то, что я отлично раскусила игру моего отца, я все еще была связана договором – и это навсегда. Мне нужно было платье, чтобы выполнить свою часть сделки, как бы мне ни было от этого противно.

День повторился, как обычно. Утром и вечером Эдвард ждал у колледжа, согревая мое сердце, позволяя мне смотреть на него, пока он меня не видит. А затем он уезжал, и я проживала вечер и ночь в новом ожидании встречи с ним. Это стало похоже на одержимость. Я ждала этих встреч, как свиданий. Я жила этими краткими мгновениями. В другое время я была все равно что мертва.

Мы с Винценто встретились прямо в центре.
- Мелисса! – как всегда восторженно поприветствовал меня он, складывая руки на груди в умилительном жесте. Его отросшие светлые волосы были мелированы еще более яркими белыми прядями и уложены в беспорядочную стильную прическу. – Я уже давно здесь, и уже нашел то, что нужно! Вы будете смотреться в нем превосходно! Ваш отец дал какие-нибудь особенные указания?
- Он сказал: «На твое усмотрение», - сухо ответила я, без улыбки.
- Прекрасно! – захлебнулся Винценто и потащил меня внутрь.

Мигеле остался в машине.

Странно, но Алек и Дэн сегодня получили выходной, так что в бутике я оказалась лишь с Винценто. Впервые я почувствовала себя более-менее свободно, хотя то, ради чего я находилась здесь, не доставляло никакого удовольствия.

Это было платье в пол, состоящее из золотых и серебряных пластинок, словно я елка на Рождество. Винценто, конечно, виднее, насколько это «то, что нужно», и я могла признать, что это платье совсем не вызывающее, как предыдущее красное. Оно было солидным, и больше подходило взрослой женщине, коей я, собственно, уже и являлась. Грудь в нем казалась больше обычного, но выглядела совсем не вульгарно, а очень даже мило.

Винценто корпел над молнией, после чего попросил у консультантки принести платье на размер больше.
- Вы немного поправились, - нежно проворковал он, на этот раз легко застегивая молнию и поправляя мои локоны. – Но вам идет.

Деловито он обошел вокруг меня, его взгляд был восхищенным. Он даже прикрыл ладонями рот.

Его неискреннее умиление раздражало меня, но я знала, что этого не избежать, как и его неуемной болтовни.

- Вот здесь надо немного укоротить, - говорил он, приподнимая оборку платья с краешка выреза по ноге. - А вот тут убавить, - и немного подсобрал спинку, от чего моя грудь стала еще выше и красивее.
- Не будем искать другое? – равнодушно спросила я.
- Ни в коем случае! – воскликнул Винценто.
- Мы можем подогнать по фигуре в течение двух-трех дней, - предложила девушка-консультант, но Винценто отрицательно зацокал языком.
- Не нужно, я в этом разбираюсь больше вас и в состоянии справиться с иглой и ниткой самостоятельно.

Профессионализм не позволил продавщице спорить с покупателем, так что она вежливо улыбнулась и ушла на кассу.

Мы приобрели туфли и маленькую сумочку, а также Винценто выбрал пару заколок в цвет.

Покупки завернули в большой красивый пакет с рекламой магазина, после чего девушка-консультант улыбнулась и взяла кредитную карту. Она провела ею раз, другой, внимательно глядя в монитор… а затем нахмурилась.
- Простите, мисс, на вашей карте недостаточно средств, - вежливо сообщила она.
- Что?! – переспросила я в шоке. Винценто беспомощно уставился на меня.
- На вашей карте не хватает, – повторила девушка. – Цена вашей покупки две тысячи триста долларов с учетом всех скидок, но на вашей карте всего восемьсот. Может, у вас есть наличные?

Я почувствовала, как кровь отлила от моего лица. Это что за чертовщина? Я еще никогда не была в таком неловком положении. На моей карте недостаточно средств. Я медленно проговорила это в уме несколько раз. Отец не пополнил мою карту. Не смог? Или хотел таким образом дополнительно унизить меня, показать, как сильна моя зависимость от него? Я сжала губы, чувствуя растерянность… и злость.

- О… - потрясенно выдохнул Винценто, смотря то на меня, то на продавщицу, и явно растерявшись. Он не знал, что делать. – Боюсь, что у меня нет… - пробормотал он виновато.
- У меня тоже, - мы смотрели друг на друга. Хотя… у меня же есть деньги! Мне нужно лишь сходить их снять!
- Наверное, это какое-то недоразумение, - Винценто сдвинул брови, решая проблему. – Нужно позвонить вашему отцу…

Я остановила его, когда он вынул телефон.
- Заедем в банк, - предложила я. – Отец вряд ли прямо сейчас будет класть деньги на карту, а мне не хотелось бы снова ехать в магазин спустя много дней. У меня есть свои деньги на счету – заедем, и я сниму небольшую сумму. Это быстрее, чем звонить отцу. Через час мы уже заберем платье.

На самом деле, мне не хотелось проверять: хотел ли меня отец унизить или у него правда нет средств. И в том и в другом случае он не пополнит мой счет прямо сейчас, а я не хотела давать ему дополнительный повод насладиться своим превосходством надо мной. Скоро все мои деньги вернутся к нему, а сейчас я могу спокойно использовать их, пока они у меня еще есть.

- Я думаю, - пугливо зашептал Винценто, доверительно беря меня за руку, когда мы направились к выходу, - что нам надо в любом случае сообщить вашему отцу. Он всегда требует полного отчета о ваших действиях.

Я тоже наклонилась ближе к стилисту, чтобы говорить шепотом.
- Не будем его волновать, - предложила я, тихо злясь на слова Винценто и на своего отца, но не показывая этого, - у него сейчас и так проблем полно.
- Но…
- Он сказал «на твое усмотрение». Так что беру всю ответственность на себя, - улыбнулась я широко, – а ты помалкивай.

Винценто заткнулся, но по его лицу было видно, насколько его смущает эта ситуация, и насколько он… боится. Он не шутил, как обычно, и непривычно притих, как только мы сели в кабриолет.

- Могу я узнать, зачем вам в банк? – строго спросил шофер, когда припарковался. Боже, я и забыла про него!
- Это простое недоразумение! – взволнованно затараторил Винценто, и было видно, как ему все это не нравится и насколько он испуган. – Мы вернемся буквально через несколько минут.
- Мой отец в курсе, Мигеле, - злобно солгала я, не удержав раздражение. Последнее время мне было все труднее держать эмоции при себе. Винценто потрясенно уставился на меня и примолк, а Мигеле просто кивнул.
- Простите, - впервые извинился он, а я фыркнула и вышла из машины прочь. Конечно, это вовсе не значило, что он не позвонит отцу, едва я скроюсь в дверях папиного филиала. Я блефовала и знала это. Но мне было все равно. Сколько можно бояться? Даже если отец и узнает – все, что он сможет сделать, это наорать. Его крик совершенно не пугал меня теперь – после всего, через что я уже прошла, это казалось полной ерундой.

- Во что вы меня втянули, Мелисса? – причитал Винценто, семеня за мной следом и озираясь по сторонам. – Меня уволят.
- Прости, - извинилась я без сожаления и попросила подождать внизу. Он присел на краешек дивана и сиротливо свел вместе колени, как нашкодивший ученик пятого класса, смиренно ждущий наказания.

Пока я поднималась по лестнице, меня не отпускало чувство дежавю. Вот только сейчас я чувствовала себя уверенной, а не такой запуганной, как тогда. Я поразилась тому, насколько сильно изменилась. Прежняя Мелисса умерла. Сейчас на сцену вышла Белла – сильная, уверенная, любимая и любящая, - именно так я ощущала себя. И вот когда я отождествила себя с моим выдуманным именем, в голове сформировался замечательный план.

Я думала о Мигеле. Он меня в самом деле раздражал – и со временем все сильнее. Я не знала, для чего он нанят моим отцом, но сейчас я увидела решение этой проблемы так четко, что удивилась, как это не пришло мне в голову раньше.

- Пятьдесят тысяч долларов, - назвала я сумму, надеясь, что этого будет достаточно. – Крупными купюрами, пожалуйста.

Я бы и Элис деньги переслала, которые я и Эдвард были ей должны, если бы знала ее адрес. Если бы не боялась, что это снова спровоцирует ее приблизиться ко мне… И если бы не помнила, как Эдвард относится к деньгам отца – он ни за что не принял бы от меня такой подарок. Это лишь разозлило бы его.

Я переложила все свои немногочисленные вещи в карманы пальто – пудреницу, платок, сотовый телефон и кредитку. Десять тысяч, скрепленные банковской лентой, отправились в карман джинсов, а остальные сорок я сложила в сумочку клатч, плотно ее после этого закрыв. Отец узнает об этом, и его гнев будет страшным, но я скажу, что потратила их давно, когда сбежала от него. Работник банка обязан сохранить в тайне мое сегодняшнее посещение, несмотря на то, что знает моего отца в лицо – так было написано в договоре. Но даже если он меня сдаст, поздно будет меня ругать – отец ничего не сможет сделать, даже узнать, на что я потратила их. Я, разумеется, не скажу. Пусть сколько угодно злится и орет… потом.

Мы выкупили платье, хотя это не подняло настроения Винценто. Он нервничал, и это было очень заметно. Пообещав заехать ко мне на следующий день, чтобы заняться подгоном платья, он ретировался домой так быстро, как только мог. Я лишь усмехнулась ему вслед.

Когда он скрылся в дверях своего дома, находящегося на противоположной окраине города, я была готова осуществить то, что задумала.

- Одну минуту, мне нужно вам кое-что сказать, - попросила я Мигеле, когда он положил пальцы на ключ зажигания. Я раскрыла сумочку-клатч так, чтобы были хорошо видны купюры, и быстро поставила ее на переднее сидение рядом с Мигеле. – Кое-что важное.

Он бросил на нее один быстрый взгляд, но тут же отвернулся, как будто она его нисколько не заинтересовала. Его лицо осталось безучастным, но он не повернул ключ, просто молчал.

Я призвала в помощь всю свою храбрость и ненависть. Я вспомнила свой сон. Я должна остановить его.

- Какая бы ни была у вас договоренность с моим отцом, - сказала я твердо, - уверена, я смогу заплатить вам больше, если вы не сделаете того, что он просил.

Я немного помолчала. Все в кабине машины, казалось, замерло, даже воздух. Мигеле не пошевелился и ничем не выказал своего удивления или неудовольствия моими словами.

Его молчание придало мне сил. Почувствовав себя смелее, я продолжила:
- Вам не обязательно говорить об этом моему отцу. Вы можете играть в ваши игры с ним, сколько угодно. Я сохраню тайну. Я так понимаю, у вас нет никакого прямого приказа, вы ждете… случая, ошибки... Возможно, вы ищете причину нарушить договор… Я прошу отказаться от этого… я прошу вас стать… слепым. Отец не узнает, если вы ему не скажете. Он доверяет вам.

Снова повисла тишина. На этот раз я не знала, что еще сказать, кроме как начать умолять его. Я ждала, терпеливо давая Мигеле время подумать. Все мои догадки могли быть ошибочными, но я не хотела рисковать.

Спустя очень долгое натянутое мгновение тишины я почти была готова сдаться. Я знала - слезы делу не помогут. Мигеле явно не из тех, кого растрогает моя несчастная любовь. Как надавить на него сильнее, я придумать не могла.

Наконец, он пошевелился.

Я напряженно следила за тем, как он полез в карман…

Вытянув пару черных кожаных перчаток, он в полном молчании надел их на руки, после чего – о, чудо! – взял сумочку клатч и переставил к себе на колени. Пренебрежительно двумя пальцами ее приоткрыв, он чуть опустил голову вниз, по-видимому, чтобы оценить содержимое. Когда он заговорил, его голос зазвучал как у кота, наевшегося до отвала:
- С вами работать гораздо приятнее, чем с вашим отцом, мисс Смит.

Я почувствовала сладкую близость победы. Мои пальцы нервно переплелись, когда я сказала предельно серьезным голосом, не позволяя ему дрожать:
- Это значит, что мы договорились?
- Один вопрос, - ответил он.
- Да, конечно, - немедленно согласилась я.
- Вы его любите?

Повисла тишина. Могу ли я откровенничать с убийцей? Изменит ли это что-нибудь? Сделает его более сговорчивым или, наоборот, настроит против меня? Я решила, что мне нечего терять. Я должна учиться доверять людям – всем, кроме моего отца.
- Да, – сказала я.
- Пожалуй, я могу стать чуточку слепым, - согласился он не сразу, обдумав все.
- Вы можете взять себе в два раз больше, чем дал вам мой отец, или столько, сколько захотите, - воодушевилась я. - Если в сумочке недостаточно, я принесу еще.
- Я не буду считать, - сказал он, ловко выхватывая пачки и перекладывая во внутренний карман своей куртки. Он забрал все, что есть. – Уверен, здесь больше, чем ваш отец мне пообещал.

Пообещал? Вот оно как. Значит, папа ему даже не заплатил? Вероятно, он пообещал ему сумму только в случае выполнения задания. Тогда понятно, почему Мигеле согласился на новую сделку. Он мог никогда не получить шанса убить Эдварда, а тогда и вознаграждения от отца бы не последовало. Мои же деньги были живыми и гарантированными.

- Не волнуйтесь о своем вложении, Мелисса, оно того стоит, - сказал вдруг Мигеле, передавая мне обратно пустую сумочку клатч. – Вы сделали все верно.
- Спасибо, - искренне поблагодарила я. Теперь он не казался мне таким уж опасным и раздражающим. По крайней мере, теперь он был на моей стороне. Я только что перекупила работника у собственного отца. Я могла гордиться собой.
- Надеюсь, мисс Смит, все это останется между нами, - проговорил Мигеле, снимая перчатки и теперь заводя мотор.
- Если вы будете придерживаться нашей договоренности, то да, - ответила я. Хотелось просто сказать «конечно», но я не позволила себе расслабиться. От того, что я купила его, Мигеле не перестал быть убийцей. Панибратство ни к чему.
- Разумеется, - ответил он очень серьезно, но я увидела тень улыбки на его лице. Впервые с тех пор, как он начал возить меня.

От автора:
Ну вот. сегодня день рождения фанфика - ему годик. И я радую вас сразу двумя частями главы! Надеюсь, они вам понравились. Жду всех на форуме, чтобы обсудить. Если еще какие вопросы остались, то нас еще ждет третья часть главы - там все и узнаем. Но я думаю, и так уже все ясно.
smile


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-5717-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Валлери (23.10.2011) | Автор: Валлери
Просмотров: 3503 | Комментарии: 86


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 861 2 3 »
0
86 tanuxa13   (02.12.2016 00:56)
Да, Мелисса определённо может гордиться собой! Но все равно не понимаю почему до нее только сейчас дошло как относится к ней отец, по моему и так на протяжении всего фика было понятно что он считает ее своей вещью, а особенно в главе "Четверг".. dry

0
85 Svetlana♥Z   (08.03.2016 14:30)
Белла стала смелее, что-то поняла, но всё это совершенно несвоевременно... dry

0
84 kati_co   (08.06.2015 22:56)
Белла молодец. Похоже, что она наконец-то все поняла. Только поздно уже, но есть надежда на Калленов)))

0
83 Pest   (14.06.2014 13:44)
Спасибо)

0
82 Стефания   (02.04.2014 01:06)
ну наконец-то хоть что-то от неё толковое!

0
81 Kosy@   (22.10.2013 22:32)
Спасибо за главу

0
80 lulusha81   (18.10.2013 01:19)
Неужели сняла свои розовые линзы и посмотрела на мир трезвым взглядом? Это хорошо, но, боюсь, что поздно.

0
79 Oksw93   (30.05.2013 17:02)
мел просто умничка. И я рада что она наконец раскусила своего отца.
Спасибо за главу:)

0
78 natelie   (26.04.2013 15:48)
спасибо большое за главу,очень интересно,жду продолжения!

0
77 rtti   (26.03.2013 20:09)
Умнеет, молодец Мел, спасибо

0
76 СлАсТиК   (19.02.2013 00:05)
молодец:)ловко она:)спасибо за главу:)

0
75 vsthem   (16.04.2012 10:50)
Белла просто молодец! Я ей горжусь!!!

0
74 nina75   (29.02.2012 23:22)
Мел просто не узнать! Очень за нее рада.

0
73 Марка   (28.02.2012 22:08)
Итак, одно дело сделано. Потенциальный убийца перекуплен. Хотя все это бесполезно. Бежать надо. БЕЖАТЬ!

0
72 Sunny   (26.02.2012 02:39)
вот такая Белла мне нравится biggrin

0
71 corall3690   (24.02.2012 14:47)
спасибоза главу

+1
70 Ereneda   (16.02.2012 07:14)
в душе пробивается надежда...

+2
69 Sony@   (30.11.2011 14:31)
Главное - чтобы метаморфозы Бэллы не зашли слишком далеко. Важно вовремя остановиться.

+1
68 Amelia_Pond   (25.11.2011 18:24)
а в комнате тогда винсенто был...?) и шухер у него тоже есть , и в комнате мелиссы он может появляться..) спасибо за главку, автор..)

+1
67 Sometimes   (21.11.2011 15:39)
Она уже готова,осталось ее немного подолкнуть.

+1
66 Ani_Legna   (18.11.2011 16:49)
Но Мел шикарна, конечно)))

0
65 Ani_Legna   (18.11.2011 16:48)
Если еще какие вопросы остались, то нас еще ждет третья часть главы - там все и узнаем. Но я думаю, и так уже все ясно.

пипец.... чувствую себя деревом...

0
63 liveeva   (12.11.2011 11:22)
АААА!!!! СУпер а мне не забудте сообщить когда будет новая ГЛААВКА111

+2
62 O_Q   (09.11.2011 13:46)
Большое спасибо! Ваш писательский талант уже не в первый раз "одной левой" победил мою неприязнь к альтернативным фанфикам.

+2
61 tanya0836   (08.11.2011 09:18)
произведение просто шикарное ,читаешь и наслаждаешься.СПАСИБО за Ваш труд!!!!

+1
60 Sweet_Ирис   (03.11.2011 01:38)
Не могу поверить!!! Белла наконец прозрела! Я горжусь ею. Такой она мне нравится. Боже я так рада что она смогла раскусить игру своего отца.
Большое спасибо за эту потрясающую главу и за историю в целом!

0
59 valbury   (01.11.2011 05:41)
Спасибо!!!

0
58 RUSANA5   (31.10.2011 21:40)
Белла все таки не безнадежна.........
smile

0
57 Swan-Gall   (28.10.2011 19:01)
Глава восхитительная, огромное СПАСИБО!!!

0
56 anzhelina   (26.10.2011 15:44)
Ура! Ура! Я открываю шампанское и праздную таки рождение Беллы!!!! А ещё день рождения этого фика!!!! biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin wink

1-30 31-60 61-79
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]