Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1657]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4730]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [14999]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14230]
Альтернатива [8968]
СЛЭШ и НЦ [8798]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Растопи лед в моем сердце
Способна ли мимолетная встреча с незнакомцем всё изменить? Не позволяя себе ничего чувствовать, я словно застыла во времени, как бы замерзнув внутри прозрачного ледника…

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Кален имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомых девушек, встречающихся на улице. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 455
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Все о чем мечтал. БОНУС. БРАЗИЛЬСКИЕ РАССВЕТЫ

2018-12-10
15
0
От автора: Эта история написана в подарок MissElen по ее новогодней просьбе Деду Морозу. Леночка, спасибо тебе огромное за все, что ты делаешь – за невероятное трудолюбие в озвучивании трейлеров и целых фанфиков, за то, как много ты читаешь и какие прекрасные комментарии оставляешь для авторов. Я мечтала чем-то порадовать тебя в ответ на твою любовь и очень рада написать для тебя историю, которую ты хотела. Правда, без ангста не обошлось)))) Надеюсь, ты не будешь разочарована – так уж повел себя Эдвард в сюжете, он не может не думать)))))))))))))) Да и читать о романтическом счастье без примеси приключений было бы слишком скучно)))
С днем рождения!


Саммари: Жизни не может быть без смерти, как тьмы без света. Безоблачное счастье всегда ступает рядом с черной полосой. Последствия наших поступков еще долго отзываются в сердце, как рябь на идеальной глади озера, как искажающие отражение круги на воде. Эдвард и Белла выстояли в битве с Вольтури, но отголосок чьей-то скорби все еще доносится до них печальным эхом событий прошлого.



_______________________________

Рассвет первый


Февральские метели не спешили уступать позиции долгожданным мартовским оттепелям – зима в этом году выдалась беспримерно холодной и длинной. Снег едва подтаивал под полуденными лучами весеннего солнца, а когда оно садилось, застывал тонким прозрачным стеклом на вершинах сугробов.

Ренесми и Джейкоб каждое утро срывали сосульки с крыши дома. У кромки леса они построили настоящий ледяной замок из них, и каждый день добавляли новых стен и куполов, совершенствуя свое необычное сооружение. Я с некоторым потрясением читал мысли волка, запечатленного на моей дочери, ожидая услышать в них что-нибудь неправильное, зацепиться и найти повод осудить его. Но Джейкоб Блэк не переставал удивлять меня.

Может, это потому, что в глубине души он все еще оставался подростком? Его тело достигло размеров взрослого раньше совершеннолетия, но мозг оставался юным, поэтому ему так сильно, так искренне нравились детские игры Ренесми, в которые он безоговорочно включался без малейшего колебания или раздражения.

Даже любящие родители иногда относились к детям с меньшим терпением, чем Джейкоб к чужому, по сути, ребенку. Его любовь была безоговорочной, абсолютной. Сейчас он был для нее кем-то вроде няньки и партнера для игр… чуть позже станет наставником и другом. Братом. И только когда Ренесми подрастет и будет готова, у него, вероятно, «включится» режим нового отношения к ней как к женщине… но не раньше.

- А эта, посмотри, какая эта красивая! – поразительно, но Блэк с подкупающе искренним восхищением, без тени лукавства и осознания, что ведет себя глупо, разглядывал преломляющуюся в солнечных лучах сосульку, показывая Ренесми ледяные грани и с серьезным воодушевлением соображая, в какое место их сказочного замка ее лучше пристроить. На его взгляд, она идеально подошла бы к северной стороне, где не хватало нескольких ледяных «бревен» для конструкции моста.

- Эта зеленоватая, подойдет к западной башне, - с деловитой непосредственностью решила Ренесми, показывая на другой край.

- Точно, - с тем же азартом, как до этого Джейкоб «примерял» в уме сосульку к мосту, теперь он раздумывал над западной стеной. Он не пытался спорить, отстаивать свое мнение, но не потому, что потакал объекту своего запечатления, нет… Он просто полностью разделял любое начинание Ренесми, словно был ее неотъемлемой частью, словно они в самом деле половинки одного целого и мыслят синхронно.

В этом смысле я даже немного завидовал его умению вот так наслаждаться каждой минутой своего существования, жить сегодняшним днем, позабыв о том, что мы совсем недавно пережили.

Даже в лучшие свои минуты я не мог позволить себе оставаться таким беспечным. Мир, наставший после победы над Вольтури, счастье нашей семьи, выстраданное и такое прекрасное, любовь, которой мы с Беллой не могли насытиться со времен ее обращения, - все это было отравлено пониманием, что ничто не вечно.

Я не мог избавиться от страшных мыслей о грядущем: Вольтури не простят позора, они обязательно вернутся. Не завтра, вероятно, а через много лет. Но сколько их у нас есть, этих драгоценных лет, на самом деле? Пять? Несколько десятков? Вечность, раньше представлявшаяся мне невыносимо длинной и скучной, теперь, когда я и Белла обрели друг друга, вдруг стала казаться ужасно короткой. Любой отмеренный срок был недостаточным. Она могла прерваться в любой момент, - теперь, когда я, наконец, совсем не хотел, чтобы она кончалась.

Наверное, это было неправильно – думать о том, что еще не скоро произойдет, тем более когда никак не можешь повлиять на это. Стоило ценить каждое мгновение – вот как Джейкоб, ни разу не думавший о плохом.

И я ценил. Я наслаждался голосом Беллы, звучавшим мелодичным перезвоном колокольчиков на фоне бубнящих по телевизору новостей, обсуждающей с Элис и Розали вероятность отъезда. Наслаждался покоем, воцарившимся в доме после памятных событий. Наслаждался прикосновением жены, когда она, пройдя мимо, решила не отрывать меня от созерцания игры нашей дочери и отвлекать от неведомых ей раздумий. Я наслаждался. Но это не мешало червячку ужаса грызть меня изнутри, отмеривая оставшееся время нашей вечности, как заложенная бомба с тикающим часовым механизмом.

Другим было легче. Они не знали того, что знал я. Побывав в головах итальянцев, услышав то, о чем они думают, я не мог избавиться от осознания неизбежности угрозы. Когда первая эйфория победы схлынула, я остался один на один с мыслями о демонах, обещавших рано или поздно вернуться и убить нас всех.

Аро уцепился за лазейку, вовремя подкинутую Элис, чтобы оставить поле боя, не потеряв при этом достоинства, но он ни за что не забудет унижения, первого фиаско властного клана, никогда прежде не знавшего поражений. В глазах свидетелей Вольтури проиграли, даже не начав битву – и это сильно скажется на их авторитете, что совершенно не устраивало Аро.

Еще больше меня беспокоил Кай и его лютая ненависть к волкам. Если Аро был обладателем утонченного воспитания, здравомыслия и гибкого ума и был способен уступить в проигранном споре, то главной чертой Кая была жестокость. Он пестовал ее все три тысячи лет, ублажая свое пристрастие к власти и крови, без сожалений уничтожая любого, кто ему не понравится. В итальянском тандеме он был «плохим полицейским».

Мне не понравились его мысли, когда он смотрел на волков, мечтая повесить их шкуры в своей королевской комнате. Мои слова о том, что квилеты – не «дети луны», не значили для него ровным счетом ничего, они все равно оставались волками, истинными врагами вампиров, опасными существами, способными уничтожить бессмертных. Он тысячелетиями занимался истреблением оборотней, и ему ничто не мешало взяться за старое снова. Оставшись неудовлетворенным из-за несостоявшейся расправы над горсткой зарвавшихся Калленов, уходя, он уже строил планы по уничтожению стаи.

Я должен был предупредить квилетов, но знал, что ожидание нападения разрушит их безмятежное существование, и они больше никогда не будут чувствовать себя в безопасности. А некоторые особенно несдержанные особи могут сделать еще и такую глупость, как отправиться в Италию, чтобы покончить с врагом. Погибнут сами и навлекут на все племя гнев уже не одного Кая, но всех Вольтури.

Тяжесть этих знаний давила на мои плечи неподъемным грузом каждый счастливый день, точно пресловутая ложка дегтя портит бочку с медом. Но я собирался хранить в тайне свои мрачные умозаключения, не желая отбирать ни у кого надежду. Когда придет то черное время, Элис предупредит.

Голос Беллы стих – я всегда чутко улавливал изменение шумового фона, даже если не прислушивался к будничной болтовне жены. Но если она замолкала, реагировал мгновенно.

Спустя три секунды раздались и ее тихие – больше не неуклюжие – шаги. Ладонь легла на мое плечо – на этот раз она решила прервать мое сумрачное уединение. Улыбка сама собой растянула мои губы, а пальцы нашли упругую талию – рядом с Беллой мое настроение неукротимо стремилось вверх, невзирая ни на что.

- Тебя что-то тревожит? – проницательно заметила Белла. – Ты стоишь тут в молчании уже битый час.

- Их игра очаровывает меня, - ни капли не соврал я. Сказать не все – не ложь. – Они такие естественные, когда так серьезно увлечены чем-то… настолько несерьезным.

- Да, они обворожительны, - согласилась Белла, бросая на Джейкоба и Ренесми долгий теплый взгляд. – Они прелестны, как дети.

- Точно, - ухмыльнулся я, наши мысли идеально совпали. Двухметровый детина Джейкоб вел себя как натуральный десятилетний ребенок.

Это было странно, но довольно мило. И мое беспокойство насчет его запечатления непроизвольно истощалось, не подпитанное ничем.

- Какие у нас планы на сегодняшний день? – умиротворенно полюбопытствовал я.

Белла охотно пересказала суть ее беседы с Элис, Розали и Эсми.

- Роуз считает, что нам давно пора сниматься с места – спит и видит переезд в Чикаго или Итаку. Говорит, чем дольше мы здесь остаемся, тем это опаснее – Ренесми растет слишком быстро, соседи Чарли могут заметить это – она ведь у него часто бывает. И тогда по городу распространятся сплетни.

- Если кто из соседей обратит на это внимание, я узнаю первым, - заметил я. - Думаю, дело вовсе не в этом. Роуз просто хочет увезти Несси подальше от Джейкоба.

Белла усмехнулась понимающе.

- Эсми, напротив, считает, что нам стоит прожить здесь как можно дольше, чтобы у Чарли была возможность понянчить внучку и чаще видеть меня. Уехать еще успеем, когда придет время. – Белла тихонько рассмеялась: - Все ждут окончательного вердикта от Элис, но она не собирается разводить стороны с помощью своего чудо-дара. Но раз она молчит – значит, пока все будет хорошо.

Пока. Это «пока» как раз и не давало мне полноценно чувствовать себя счастливым. Три последних месяца вышли настолько спокойными, настолько домашними, насколько это вообще возможно. Только расслабиться я не мог из-за этого «пока».

- Элис предлагает заняться моей внешностью, - тон жены завибрировал недовольством. – Раньше она старательно лепила из меня куклу Барби, улучшая мой серый вид, теперь хочет добавить мне морщин и седых волос, чтобы я больше походила на себя прежнюю. Шутит, конечно, но ведь с нее станется купить мне парик «тускло-каштановых человеческих» волос и наложить на лицо искусственные прыщи!

Я чуть не подавился смехом, представив эту картину, и Белла немилосердно ткнула меня локтем в бок. Я ойкнул: рука у нее теперь была крепкая.

Нашу идиллию нарушил телефонный звонок. Белла тут же метнулась к аппарату – звонил наверняка Чарли, - но я нахмурился, увидев выражение лица Элис через холл. Оно было бледным и опечаленным. Лицо Беллы тоже мгновенно вытянулось от удивления.

- Науэль?..

Мы все, столпившись в гостиной, слушали его рассказ о трагической гибели семьи. Как и обещали, Аро с Каем отправились в Бразилию навестить Жуана, отца Науэля, создающего расу полувампиров – как он говорил о них, «сверхлюдей». Науэль был первым его созданием, а затем родились еще три сестры.

Науэль просил Аро не трогать девушек, они не представляли опасности, но что-то пошло не так. Пройдя по следам итальянцев, оставшимся в джунглях, Науэль нашел останки отца и двух сестер, догорающие в костре. Что стало с третьей девушкой, неизвестно, но парень не сомневался, что она тоже умрет.

Науэль посчитал, что мы должны это знать. Он не кричал, не упрекал, что это произошло по нашей вине – спасая Ренесми, Науэль и его тетя Жанин подвергли себя и свою семью опасности. Но чувство нашей причастности тяжелым камнем повисло в воздухе, отозвалось болью в каждом. Никаких просьб о прощении и искренних сожалений не было бы достаточно, чтобы облегчить серьезность нашей вины.

- Мы должны поехать к нему, помочь справиться с утратой, - мы все обернулись на звонкий голосок Ренесми, как только Белла грустно положила трубку.

Они с Джейкобом тоже стояли в гостиной. Ангельское личико дочери было преисполнено не детской решимости, и она хотела понести ответственность за свое спасение сама.

Я сразу понял – спорить бесполезно, она уговорит нас или одного Джейкоба, но то, что она отправится в Бразилию – неизбежно.

- О, детка, - выдохнула Белла сочувственным голосом, - не переживай, Науэль редко общался с сестрами и они не были близки…

- Он беспокоился о них и просил Аро – значит, они были важны для него, - поспорила дочь и добавила: - Заодно повидаем Зафрину и Сенну – ты обещала свозить меня к ним в гости. Они классные и наверняка захотят посмотреть, насколько я выросла!

- Я поеду с Несси, позабочусь о ней, не волнуйтесь, - Джейкоб, конечно же, вызвался первым, не собираясь возражать девочке, родившейся всего-то полгода назад, а выглядевшей на десять лет.

- Нет, мы поедем все вместе, - жестом я попросил Беллу не спорить – это было бессмысленно, да и незачем. Ренесми права – мы виноваты, и самое малое, что могли сделать, это лично выразить соболезнования, поддержать наших спасителей в минуту скорби. – Несси, Джейкоб, Белла и я.

***


Мы похоронили тела как полагается. Точнее, то, что от них осталось. Пепел двух сестер Науэля и его отца уместился в одной могиле, которую мы отметили горсткой сложенных камней, без крестов и надписей. Их имена сохранятся лишь в наших головах.

Илари и Уэйра были старшими в необычной семье – я видел их образы в воспоминаниях Науэля, молочнокожие брюнетки с раскосыми глазами, предпочитающие традиционную одежду племени арауканцев – самых непокорных индейцев Южной Америки. Таки, самая младшая, сумела сбежать на запад – ее след, перекрываемый каблуками Вольтури, терялся в лесу.

Науэль держался спокойно – может, потому что с сестрами редко и мало контактировал, не чувствовал с ними сильного родства. Но он был благодарен за то, что мы навестили его и выразили соболезнования лично, помогли сделать событие значимым, чтобы в вечности парень мог скорбеть о потере со светлым чувством. Жании произнесла торжественную речь, а Белла и Ренесми возложили на холм земли цветы.

- Мне очень жаль, - по-взрослому серьезно произнесла Ренесми, опустив голову. – Пожалуйста, не сердись на тетю Элис и дядю Джаспера – вини меня. Это из-за меня случилось то, что с ними случилось.

Белла ахнула и прикрыла ладонью рот, но Науэль оказался не злопямятным и милосердным.

- Что ты, дитя, я и не думал винить тебя, - воскликнул он. – Если кто и виноват, так это мой так называемый отец! Он вложил им в головы ту дурь, за которую их всех убили! Что касается тебя, - он улыбнулся и погладил Ренесми по рыжим кудрям, отросшим ниже пояса и пружинящим при касании, - то даже если б я заранее знал, чем все закончится, все равно посчитал бы своим долгом помочь. Никто не должен умирать. Никто не должен становиться жертвой страха или непонимания, или чьей-то злобы. Все в порядке, Несси. – Он обвел глазами всех, тронутый. – И спасибо вам большое, что приехали. Мы с Жанин всегда рады принять дорогих гостей.

Какое-то время после похорон мы провели вместе с Науэлем и его тетей. Ренесми и Джейкоба Науэль водил по джунглям и знакомил с местными животными, показывал красивые места с водопадами и речными порогами, с заросшими буйными джунглями скалами, которые по вечерам Несси демонстрировала в картинках с упоением и восторгом. Засыпала она прямо на мягкой траве, прижавшись к подрагивающей во сне шкуре обернувшегося волком Джейкоба.

У Жанин и Науэля не было дома – они вели дикую кочевую жизнь и были ею довольны. Но после посещения Форкса оба задумывались о том, чтобы построить в глубине джунглей собственный приют, попробовать вкус оседлой жизни.

Пока полулюди спали, мы с Жанин до самого рассвета говорили. Она рассказала больше о себе, о своих предках и времени, в котором родилась, о традициях местных племен и надвигающемся прогрессе. Поведала она и о встрече с Вольтури.

Сначала Аро навестил их с Науэлем, чтобы убедиться в преданности закону. Процедура была не из приятных – уж я-то знал, насколько отвратительно прикосновение Аро, вытаскивающего из твоей головы мысли, не все из которых хочется выставлять напоказ. Все личное, тайное и неблаговидное, что порой стыдно открыть даже священнику на исповеди, становилось достоянием Аро и оставляло глубокий осадок в душе, будто тебя насильно выпотрошили наизнанку.

Они явились не одни – свита была с ними, количественное преимущество. Всего их пришло около дюжины, и это сразу подавляло даже мысленное желание физического сопротивления. Но самым страшным Жанин находила Кая – один лишь взгляд на него вселял в нее настоящий ужас.

Вольтури были явно раздражены недавней неудачей, но Кай находился в непрекращающейся ярости и нетерпеливо искал жертву для вымещения злобы. По мнению Жанин, весь этот крестовый поход был организован только ради неуправляемой жажды убийства Кайуса, и им с Науэлем сразу стало очевидно, что в живых их не оставят.

Жанин с неожиданным уважением вспоминала Аро, потому что тот проявил максимум непредвзятости и успокоил своего взбешенного друга, убедив, что они с Науэлем не представляют угрозы клану, живут скрытно и мирно, не нарушая закона.

Жанин была уверена, что сестры Науэля пострадали ни за что – просто терпению Кая пришел конец. Теперь уже причину их смерти узнать стало невозможно – свидетелей убийства не осталось, спросить было не с кого.

Прощались мы тепло. Ренесми и Науэль за ту неделю, что мы погостили в Бразилии, стали настоящими друзьями. Да и Джейкоб оттаял в конце концов, хоть и считал парня тем же убийцей, что и любых других вампиров, так как они с Жанин пили человеческую кровь.

Ренесми с усердием пыталась обучить их охоте на животных, и те, очарованные упорством и харизмой девочки, попробовали животную кровь и даже обещали Несси подумать над сменой питания. Но я-то знал, как трудно без веского основания отказаться от человеческой крови. Индейцы мапуте не были воспитаны ни католиками, ни христианами, чтобы думать о чьей-то душе – их боги не запрещали убийства людей. Но я не стал, разумеется, разочаровывать дочь, рассказывая ей эту неприглядную правду. Придет время, она вырастет и сама все поймет.

Рассвет второй


Джунгли Амазонки – удивительное, необъятное место обитания множества существ. Давно исчезнувшие в других частях планеты виды тут процветают, растительность так густо заполняет пространство, что прорубить себе путь можно только с помощью мачете. Годами цивилизация отвоевывает себе каждый метр. Только здесь, в окружении буйно растущей и совершенно нехоженой природы, сохранились дикие племена, сведения о которых и по сей день в википедии крайне скудны.

Мы гостили у Зафрины, Кашири и Сенны уже неделю – Элис помогла найти вечно кочующих амазонок. В незнакомой местности, где тропические ливни быстро смывали всякий след, обнаружить вампиров оказалось не так-то просто.

Для временного пристанища мы облюбовали скалу с каменным навесом, защищающим от дождя. Свисающие лианы образовывали естественный полог. Рассветные лучи, проникающие внутрь с восточной стороны, по утрам окрашивали внутреннюю часть скалы причудливыми узорами из света и тени, а попадая на ржавые полосы стекающей воды, делали влагу похожей на жидкий янтарь. Внизу под нами ровно шумела река.

Джейкоб построил для сна Ренесми шалаш, выстелив его изнутри и снаружи мягкими пальмовыми листьями. Дочь была в восторге от нашего путешествия и воспринимала его как величайшее приключение своей жизни. До этого-то она видела только Форкс.

Зафрина, несмотря на устрашающий внешний вид, покорила всех – не только Ренесми, находящуюся в абсолютном восторге от дара Зафрины, но и нас с Джейкобом. Белла, щит которой не позволял увидеть то, что показывала Зафрина, не могла понять наших чувств.

Оказаться там, где ты никогда не бывал и уже не будешь – например, в средневековом замке, отличающемся от большинства дошедших до нашей эпохи сооружений и описаний из исторических документов, - было потрясающе интересно. Увидеть лес, каким он был столетия назад. Погрузиться в глубины океана, как в сказку, и бродить среди кораллов и разноцветных рыб, исследовать затопленное судно, заросшее водорослями и мидиями.

Несси и Зи (так дочь ласково прозвала грозную амазонку) часами увлекательно путешествовали по воссозданным памятью Зафрины местам, устраивали с Джейкобом целые игровые приключения в лабиринтах фантазий амазонки. Даже я поддался их азарту и с удовольствием принял участие несколько раз. Конечно, в те моменты, когда мы с Беллой не уединялись где-нибудь в живописном местечке и не предавались любви под аккомпанемент криков птиц и зверей и грохот падающей воды.

Это были славные минуты счастья, не омраченные мыслями о будущем. Я наслаждался свободой, не ограниченный необходимостью соблюдать осторожность в обращении с хрупкой прежде возлюбленной. Теперь я мог делать все, что захочу. Испытанными методами или экспериментируя, достигать взаимного удовольствия, под куполом из ночных звезд или в фейерверке наших бриллиантовых искр под солнцем.

Потом мы охотились. Я предпочитал орангутангов, Белла же заявила, что они слишком похожи на людей, и выбрала пантер. Справедливости ради, кровь обезьян действительно очень напоминала человеческую, местным вампирам гораздо проще было бы соблюдать «вегетарианскую» диету, чем нам, если бы они захотели.

Я должен был понимать, что джунгли для вампиров – не то же самое, что для людей. Они не кажутся такими уж бесконечными, когда от края до края ты можешь преодолеть их за несколько минут. Удаляясь во время наших с Беллой вылазок все дальше и дальше, исследуя новые красивые места, рано или поздно мы должны были пересечь этот след. Однако я не ожидал, что он окажется таким свежим…

Я не задумывался, что Вольтури все еще могут быть здесь. Что им делать в долине Амазонки столько времени? Я был уверен – расправившись с Жуаном и сестрами Науэля, они давно уже вернулись в Италию. Даже если поиски сбежавшей Таки их задержали, Деметрий давным-давно вывел бы Аро на ее след.

Теперь я столкнулся с последствиями своей самонадеянности: мой путь пересекал столь свежий запах итальянцев, что мне казалось, я даже еще слышу их удаляющиеся мысли. И самое кошмарное, что вел он в приблизительном направлении лагеря – туда, где оставались Джейкоб и Ренесми.

От страха за дочь я буквально обезумел и, не раздумывая, бросился по следам. Образы растерзанных тел, горящих в костре, затмили мое сознание, толкая вперед, чтобы защитить дочь, хотя я и понимал бессмысленность подобного рвения – если Аро задался целью истребить нас поодиночке, он это сделает, и мое вмешательство станет чистым самоубийством. Но страх за свою жизнь ничто, когда в опасности твой ребенок.

Я даже не был уверен, что Белла услышала мой отчаянный крик – охотясь на разных животных, мы ненадолго разделились и находились друг от друга слишком далеко. Я не мог тратить время и разыскивать ее, когда каждая секунда на счету. В конце концов, когда она станет искать меня, то поймет, по какой причине я внезапно исчез.

Я нагнал их возле реки Рио-Буэно, через которую они собирались переправиться. На небольшом каменном плато, влажном от захлестывающей воды, стояли шестеро: Аро, его неизменный личный телохранитель Рената, Деметрий, Джейн и двое рослых угрюмого вида вампиров. Их кожа уже начинала мерцать в лучах восходящего над лесом солнца. Все шестеро готовились дать отпор наглецу, преследующему их, и только шок от того, что им оказался я, спас меня от чудовищного таланта Джейн, готовящейся к атаке.

- Черт возьми! – воскликнул Аро с величайшим изумлением, выступив вперед и быстро сжав плечо своей любимицы, чтобы не спешила нападать. Лицо садистки сморщилось от разочарования. – Да это же наш старый добрый приятель Эдвард Каллен! – Его глаза пытливо прочесали лес, ожидая увидеть со мной кого-то еще – судя по мыслям, не меньше, чем армию. – Что тебе надо?

Разумного объяснения у меня не было заготовлено. Облегчением стало одно: Аро не собирался убивать мою дочь, он даже не думал о нашем существовании до моего появления. Оставив Кая, который никак не желал успокоиться, и еще четверых закончить миссию, Аро и свита возвращались домой, просто их путь неудачно совпал с направлением, в котором находилась Ренесми. Если бы не мой необдуманный порыв, они даже не узнали бы, что мы расположились неподалеку – скорее всего, они прошли бы на несколько миль севернее лагеря.

- Прости, Аро, - поднял руки я, понимая, что простым извинением дело теперь не обойдется. Но должен был попробовать мирные переговоры. – Я охотился и наткнулся на ваш след. – Скрывать что-либо не имело смысла – вряд ли мне удастся избежать «рукопожатия» Аро, он не отпустит меня без твердой уверенности, что я их не преследовал. Я не собирался пресмыкаться перед Вольтури, но грубость была бы лишней – меня в любом случае «прослушают», вопрос только в том, будет это против воли или по согласию. – Наш лагерь стоит на вашем пути, в каком-то смысле мы здесь в отпуске. Моя дочь хотела увидеть Бразилию и своих новых друзей.

- И ты решил что?.. – недружелюбно усмехнулся глава королевской династии. – Что я намерен причинить ей вред?

Неужто Аро считает, что после памятного противостояния в Форксе к нему у нас осталось хоть какое-то доверие?

Я молчал, потому что больше сказать мне было нечего. И он, и я прекрасно понимали тонкость ситуации, выход из которой непросто будет найти. «И что ты будешь с этим делать, юный Каллен?» - мысли Аро звучали насмешливо и с вызовом, пока он решал, как со мной поступить. Джейн рвалась замучить меня до смерти, а остальные просто напряженно выжидали отмашки старейшины, уверенные в том, что я не могу быть один, и лучше расправиться со мной сейчас, чем ждать моей подмоги.

- Именно так я и подумал, - согласился я без злости. Аро был тем, кому бессмысленно лгать. – И рад убедиться, что ошибся.

Черные глаза древнего вампира подозрительно сузились.

- Ты смеешь угрожать Аро, жалкий смутьян! – зарычал итальянец из свиты с торчащими, почти как у Пуаро, усами и свойственной южанам горячностью.

- Остынь, Рамон! – осадил его хозяин, небрежно взмахнув рукой и хмурясь в неудовольствии. – Этот вампир пока ничего нам не сделал – нет греха в том, чтобы защищать свою дочь. То, что он здесь – обычное недоразумение! Да, Эдвард?..

Воспользовавшись изворотливостью ума Аро, я шагнул вперед.

- В мои намерения не входило ничего плохого, - я вытянул руку, ненавидя это решение. Но лучше уж так, чем меня заставят, унизив и причинив боль. – Можете убедиться.

Джейн зашипела, но Аро был слишком алчен, чтобы отказываться от открывшегося шанса узнать все, что происходило после ухода Вольтури из Форкса. Он мог умело скрывать свое беспокойство, преследующее его из-за поражения на поле боя, от подданных, не обладающих даром телепатии, но не от меня. Его авторитет пошатнулся, и велико было желание уничтожить всех причастных к битве – всех, согласившихся встать на нашу сторону, найти и тихо убрать. Но здравомыслие, к счастью, брало над ним верх.

Аро был отличным стратегом и умел просчитывать последствия своих решений – иначе не продержался бы у власти столько веков и не сохранил свою диаспору цельной, не снискал бы всемирное уважение среди бессмертных. Он знал: если объявит открытую войну, в вампирском мире может начаться настоящая революция. Вольтури принимали как власть, пока считали их законы и методы справедливыми. Одно дело – раз в сто лет уничтожать какой-то незначительный клан, присваивая себе талантливых вампиров таким образом, что никто не догадывался, что это было не случайным. Совсем другое – начать убивать без причины, одного за другим несогласных, это неизбежно породит слухи о диктатуре Вольтури и поднимет против них даже тех, кто им благоволил. И тогда начнется такое кровопролитие, что не устоит даже королевский клан с его многочисленными талантами.

Аро был раздражен моим появлением, но убийство в его планы не входило. Это подарило мне слабую надежду, что Вольтури со временем, возможно, вообще похоронят идею подчинения нас. Это был их шанс показать итальянскую династию в лучшем свете, как справедливых и мудрых правителей, способных быть снисходительными и милосердными к невиновным врагам, обернув в итоге ситуацию в свою пользу и закрепив свое положение в мире бессмертных. Возможно, у нашей семьи все-таки будет шанс прожить свою вечность.

- Хорошая пытка развяжет его поганый язык! – процедила Джейн, схватив Аро за рукав, уже протягивающего ко мне жадные руки. Я уже почти ощутил удар ее жестокого дара, приготовившись терпеть.

- В тебе есть одна неприятная черта, mi querida, из-за которой тебе никогда не быть на высоком посту, подобном моему, - строгая поучительная интонация Аро предотвратила атаку Джейн, и та раздраженно, но послушно замерла. – Ты никогда не знаешь, что пора остановиться! – старейшина криво приподнял уголки губ с видом покровителя, делающего мне очередное бесценное одолжение. – Наши отношения с Калленами и без того дали трещину, не стоит ее углублять. Нам всем крайне важно избегать слепой неоправданной жестокости. Мы должны подавать пример, моя девочка! В противном случае кто избавит Вольтури от клейма тиранов? Хочешь, чтобы нас возненавидел весь мир?!

- Простите, мой господин, - пристыженная Джейн, к моему изумлению, отступила в тень.

Аро вновь потянулся к моей руке, и его подобострастные охранники дернулись, чтобы схватить меня и удерживать неподвижным.

- Спокойно, дети мои, - вновь остановил он своих пустоголовых подданных от безрассудства. – Он один. И я знаю, что он не опасен. Я разберусь с ним сам.

Я осторожно приблизился – и тут же оказался окружен со всех сторон. Пришлось стерпеть и это – у меня не было другого выхода. Теперь, даже задумай я нападение, оно не привело бы к результату, и каждый из нас это понимал.

Вольтури испытали ощутимое облегчение, и я не смог избавиться от ростка гордости, что наша демонстрация возможностей на поле боя произвела на сильных мира сего такой устрашающий эффект, что они, будучи в большинстве, опасаются одиночку. Не лучшие мысли для удачных переговоров – но, уверен, Аро сумеет отличить непроизвольное довольство собой от реального намерения напасть.

- Он сказал правду, - мрачно сообщил древний вампир собратьям после двухминутного пребывания в моей голове. Я слегка дрожал – было отвратительно чувствовать себя нагим перед врагом. С неприкрытым превосходством он делился со свитой новостями: - Эти чудаки прибыли похоронить те горстки пепла, что остались от экспериментатора и его никчемных тварей.

- Эти твари – его родня, - напомнил я под глумливый смех.

- Понимаю, - Аро даже не пытался отнестись с уважением, настолько презирал чувства Науэля и его самого, которого и вампиром-то не считал. В его голове самопроизвольно возникли события недавних дней, и мне не составило труда прочитать все, что мы пропустили.

Науэль, Илари, Таки и Уэйра оказались вовсе не единственными созданиями Жуана – по всему материку были разбросаны десятки его детей. Он путешествовал, соблазняя приглянувшихся женщин, а затем возвращался забрать своих отпрысков – если те были живы. Выбирал в основном удаленные от цивилизации племена, которые никогда не обратились бы в больницу – чтобы не создать проблем с конспирацией.

Выживали немногие – большинство соплеменников уничтожало опасных тварей, пьющих кровь своих разорванных матерей. Но если случалось немыслимое, и такого ребенка принимали, то считали его Богом и начинали соответственно почитать.

За несколько столетий Жуан создал достаточно много подобных существ, порождавших у аборигенов слухи, вырастающие в мифы и легенды. Почти все из них давно умерли по разным причинам, а те, что еще были живы, отказались присоединиться к отцу, которого с младенчества не знали. Только Илари, Таки и Уэйра разделили убеждения своего создателя – и все потому, что он забрал их сразу после рождения и воспитал сам, чего никогда не делал ранее. Он не стремился быть настоящим родителем, предпочитая забирать уже подросших полукровок, за которыми не нужен уход. Он считал, что его миссия гораздо важнее процесса воспитания.

Лишь в новом веке, когда стало сложнее находить подходящих женщин для зачатия, Жуан изменил привычкам и девочек вырастил сам.

Грандиозный план Жуана не понравился Аро – тот удумал создать целую армию полувампиров, способных не прятаться средь бела дня, практически неотличимых от обычного человека, но в то же время сильных и бессмертных. Мечты завели его слишком далеко – в них Жуан становился прародителем новой расы сверхлюдей, которого боятся и почитают, уважают и приносят дары. С толпой единомышленников, связанных с ним кровью, он стал бы непобедимым и великим, живым Богом.

В его план не входила прямая угроза Вольтури или что-то подобное – но если бы он продолжал в том же духе, рано или поздно его ждало разоблачение со стороны людей. Кто-то из диких племен, которых оставалось все меньше, добрался бы до врача, кто-то мог попросту разболтать – ведь никто не объяснял детям-полукровкам, что тайна их происхождения должна оставаться тайной. Единогласно Вольтури решили, что риск слишком велик – поэтому Жуан и девушки были убиты.

После поимки Таки, спрятавшейся в устье реки – что не помогло ей избежать всевидящего ока Деметрия, - Вольтури посетили еще несколько деревень, нашли и сожгли двоих полувампиров, после чего Аро наскучило это занятие и он оставил брата Кая, пребывающего в неистовстве и еще не утолившего жажду мщения, одного разыскивать остальных «убогих».

Науэлю и Жанин повезло, что в их разумах Аро не прочел ничего потенциально угрожающего и отпустил их с миром. Но было жаль всех тех, кого Кай растерзает просто так. Без Аро станет невозможно узнать, о чем те думают, а значит, все полукровки, которых Кай найдет в Южной Америке – обречены.

- Не беспокойся о тех, кого совершенно не знаешь, - ответил Аро на мой внутренний протест – его рука все еще надежно удерживала мою ладонь, считывая мои мысли по мере поступления. – Каю необходимо спустить пар, ты ведь не хочешь, чтобы он вернулся за вами?

Я покачал головой, не собираясь спорить.

- Вам повезло, что Кайус и я разделились, - рассуждал старейшина, пытаясь принудить меня испытывать к нему благодарность за то, что оставил нас в живых – в собственных глазах он пыжился от горделивого великодушия, считая, что поступает как мудрейший король, и все помилованные должны это ценить, ползая перед ним на коленях. – Если бы он был здесь, боюсь, вашему другу-волку не поздоровилось бы.

Намерение Кая заняться волками, не раз высказанное вслух, Аро порядком надоело выслушивать за последние месяцы. И если о нас с Беллой и об Элис Аро продолжал размышлять с легкой долей досады, оттого что ценная добыча ушла из его рук, то на оборотней ему было абсолютно наплевать – он не собирался останавливать своего безумного брата от расправы, если тот надумает.

- Тогда я рад, что его здесь нет, - ответил я уклончиво, не собираясь льстить и без того раздутому эго Аро.

- Как же я счастлив видеть здесь и твою жену! – воскликнул вампир, резко бросив мою руку и обходя мою фигуру. Вся свита единым отлаженным механизмом двинулась за ним, а я покачнулся от ужаса, глядя на Беллу, выбежавшую из леса и резко затормозившую у кромки. Ее перепуганный взор заметался по лицам, пока не нашел мое. Она немного расслабилась, увидев меня целым и невредимым.

Аро, тем временем, уверенно шагал по плато навстречу Белле. И мне пришлось сделать хороший круг, чтобы присоединиться к жене. Как только мои руки обвили ее талию, нам обоим стало легче.

- Твой дар существенно развился, моя прекрасная Изабелла, я этого не ожидал, – расточал Аро восхищение, точно мед – приправленный ядом, конечно. Он протянул руки в молящем жесте, от жадности с его губы разве что не капала слюна. – Память твоего мужа поведала мне о щите – о том, что ты научилась его снимать. Пожалуйста, позволь мне увидеть своими глазами, каково это – открой свои мысли. Раз уж мы зарыли топор войны, окажи мне честь…

Вампир замер, протягивая руку в нетерпении, но Белла и не подумала подать свою. Понятия не имел, что творилось в ее голове.

- Нет, - наконец, отказала она холодно.

- Жаль, - разочарование Аро горьким привкусом отравило воздух.

- Возможно, я бы согласилась, если бы вы не пытались недавно убить мою дочь, - я слабо сжал пальцы на талии жены, предостерегая ее быть осторожней.

Бледное лицо Аро вытянулось от приторного раскаяния.

- Мне жаль, что я обидел тебя, дорогая, - как можно искренней извинился он, и ему действительно было жаль – в глубине его черной души, - что он настроил против себя именно ту вампиршу, которую жаждал присвоить. – Вы умны и должны понимать: бремя власти нести трудно, оно требует многих жертв. Иногда ради мира и безопасности всех нам приходится совершать не самые приятные поступки. Надеюсь, время излечит твою рану, Изабелла, и вы оба сможете простить меня.

- Не исключено, - ровно проговорила Белла, не пытаясь выглядеть дружелюбной. – Если оставите нас в покое.

- Я не собирался искать вас, твой муж сам явился к нам! – возмутился старейшина с негодованием. – Мы возвращались домой, усталые после обременительной миссии, не намереваясь никого более трогать!

Белла взглянула на меня, и я кивнул, чувствуя вину за то, что втянул нашу семью в опасную ситуацию. Белла немного оттаяла, когда я шепнул ей, что Аро не собирается делать ничего дурного, и нас в самом деле столкнуло обыкновенное недоразумение.

- Полагаю, тогда нам пора откланяться, - заторопился Аро покинуть место неловкого столкновения, когда Джейн и другие стали ворчать. – Вряд ли вы хотите, чтобы я поздоровался с вашей Ре…Несми?

- Избавьте ее от этого, Бога ради, - пробормотала Белла испуганно. – Она всего лишь ребенок. Ей и без вашего внимания это время далось нелегко!

- Конечно-конечно, - отступил Аро со своей свитой назад. Взглянул на меня строго, с предупреждением: - Надеюсь, юный Каллен не станет больше играть с огнем, преследуя нас.

- Я за ним прослежу, - пообещала Белла, не дав мне вставить слово.

Кратко кивнув, Аро исчез в лесу, и его свита исчезла вслед за ним, как черные мрачные тени.

Некоторое время мы стояли, напряженно вслушиваясь в их удаляющиеся шаги. Затем еще немного, пока я читал их исчезающие мысли. И только после того, как мои напряженные плечи чуть-чуть расслабились, мы оба поверили, что Аро ушел.

- Ренесми? – выдохнула Белла и задрожала в моих руках – запоздалая реакция на стресс.

- Да, - кивнул я тревожно, - возвращаемся.

Наши мысли были одинаковы: мало ли что Аро пообещал. Пока он и Кай в Южной Америке, мы не сможем чувствовать себя в безопасности. Глава королевского клана мог передумать в любой момент, ему это ничего не стоило.

Мы бежали сквозь джунгли как молнии, стремясь поскорее увидеть дочь и убедиться, что с ней все в порядке.

- Как думаешь, он?..

Я перебил жену, не дав ей развить мысль в плохом направлении:

- Нет, Аро не станет нападать сейчас. Ничего такого в его мыслях я не слышал. Он не слишком доволен, но ему невыгодно выставлять себя убийцей детей – как и карателем невиновных вампиров. Ему важнее уважение, а его можно добиться только справедливыми решениями. Не беспокойся, - на бегу я ласково погладил паникующую жену по обнаженной руке, стараясь передать свою уверенность, - Ренесми в безопасности, по крайней мере, на ближайшие лет сто.

Возможно, я прибавил срок – мало ли что за это время могло пойти не так. Но моей семье нужна была гарантия, иначе никто не сможет жить спокойно. И я не собирался отнимать ни у жены, ни у дочери право существовать без ожидания удара со спины. На случай внезапной угрозы у нас всегда была Элис – до тех пор, пока она не увидит что-то ужасное, мы все могли спать спокойно.

Мы выскочили к лагерю и оба облегченно вздохнули: не подозревая ни о чем, Несси и Джейкоб беззаботно смеялись, строя из дерева и листьев парусники, которые собирались запускать по порогам реки.

- Все в порядке? – заметила Сенна наше возбуждение и нахмурилась.

- Думаю, всем нам стоит покинуть джунгли Амазонки на ближайшее время, - посоветовала встревоженная Белла, покачивая головой.

Кашири, втянув носом запах Аро с моей кожи, сжала губы в тонкую темную полоску и стала похожа на воина на тропе войны. Они с сестрами переглянулись и синхронно кивнули.

- Вас проводить? – предложила Зафрина. – Куда вы направитесь дальше?

- Наш отпуск еще не закончился, - не дал я Белле придумать что-то скучное. - Я думаю, мы можем… - я взглянул на жену, улыбнувшись. – Возможно, нам стоит посетить остров Эсми и исправить учиненный там бардак – время на это есть.

- Остров? – воскликнула восхищенная Ренесми, услышавшая последнюю часть. В ее очаровательной детской голове завихрились картины новых невероятных приключений и игр в пиратов. – Я хочу на остров! Давайте сплаваем туда!

Рассвет третий


- Эту, - решила Белла, указывая на антикварную кровать во французском стиле восемнадцатого века, с полуметровым мягким матрасом и пологом в бело-голубых тонах.

- Или эту, - предложил я вариант с бежевыми кружевами, который идеально будет смотреться именно в большой спальне – вместо того ложе, которое я разломал в первую брачную ночь. И которое все еще стояло там, сурово напоминая об учиненном побоище – в последние месяцы мало кого интересовала испорченная мебель на другом конце земного шара.

- Я хочу вот эту! – Ренесми, вспрыгнув на поистине королевскую кровать, украшенную пологом с позолотой в сказочном стиле, легла на постели «звездой», мечтательно глядя в потолок, где мерцала и крутилась проекция солнечной системы.

Мы с Беллой переглянулись, не в силах перестать улыбаться. Мы оба понимали, что для Эсми эта кровать покажется излишне вычурной, но разве можно отказать ребенку?

- Если бы Эсми была здесь, она бы, не раздумывая, согласилась, - озвучила Белла то, в чем и я сам был уверен на все сто. Эсми отдаст Несси любую спальню, более того, весь дом украсит на вкус внучки, если та попросит – и будет счастлива, если будет рада она.

- Тогда решено.

- А еще нужно купить тот большой холодильник из отдела кухонного оборудования, - озабоченно затараторила Ренесми, демонстрируя зрелый не по годам ум, - для Джейкоба. Потому что той еды, которую вы закупили с собой, ему будет мало!

Пес ухмыльнулся издалека – в отдел кроватей он категорически отказался заходить, по-прежнему предпочитая для сна свежий воздух удушливому вампирскому жилищу. Его мысли в подавляющем большинстве цвели смущением – забота Ренесми была ему приятна, но так же неожиданна, как и для нас.

- И нужно больше мяса, - объясняла Ренесми матери с серьезным и деловитым видом хозяйки. – Если мы собираемся стать пиратами, ему понадобится много сил, чтобы бегать, плавать и сражаться!

Оформив доставку, мы отправились к пристани, где нас ждала готовая к путешествию яхта. Вскоре мы уже мчались вперед, рассекая ночную водную гладь, к месту, ставшему для нас с Беллой раем, затем адом. Мы готовы были изменить ужасный и страшный осадок, оставшийся от прошлого посещения, когда мы оба боялись, что Белла умрет, чем-то более светлым и абсолютно счастливым.

***


- Ты не показывал мне это место в прошлый раз, - заметила Белла, стоя перед горным водопадом и разглядывая падающий вниз грохочущий поток кристально-чистой воды, образующей у подножия прозрачное бирюзовое озеро с дном, усеянным мелкими камешками.

Я нежно обнял жену за талию, поглаживая стройную спину сквозь тонкую ткань летнего платья, весь день мечтая об этой минуте, когда смогу, наконец, снять его.

- Для человека эта вода слишком холодна, - пояснил я, развернувшись к любимой лицом и аккуратно потянув замочек молнии, обнажающий гладкую спину. Белла с пониманием улыбнулась. – В прошлый раз мы были ниже – ближе к устью реки, там она лучше прогревается солнцем.

- Так вот о чем ты так усиленно размышлял целый день? – лукаво усмехнулась Белла и положила руки мне на грудь, поднимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть в глаза, когда я нежно прижал ее к себе. – Придумывал, как незаметно улизнуть от Джейка и Ренесми, чтобы притащить меня сюда ради секса?

Я дернул бровью и расплылся в улыбке, дотянув замочек до поясницы и гадая, так ли уж необходимо делать начало молнии настолько низко? Или это обычная женская уловка, призванная откровенностью соблазнять мужчин?

- Мы не были наедине три дня, - проворчал я, стаскивая платье Беллы с плеч, пока оно не упало к ногам. – Это слишком долго.

- Целая вечность! – согласилась любимая.

Она развязала пояс моих легких штанов, игнорируя футболку, которую в итоге я скинул сам.

- Несси и Джейк пойдут искать нас, когда поймут, что мы таинственным образом исчезли, - Белла смущенно повела плечами, когда я потянул завязку ее купальника, удаляя прочь и этот нескромный кусочек ткани.

- Несси и Джейк слишком заняты постройкой пиратского плота, чтобы помнить о нас, - поспорил я, втянув носом воздух, когда упругая грудь жены показалась во всем своем совершенстве, сверкающая на солнце.

Белла избавилась от трусиков и вошла в озеро. Я сделал то же самое и торопливо последовал за ней, не отрывая жадного взора от стройного силуэта женщины, изящной походкой рассекающей прозрачную воду. Пышные кудри струились по спине, и даже постепенно намокая, теперь не утрачивали объема – только темнели. Это было завораживающее зрелище. Моя жена-вампир была поистине самым прекрасным созданием на Земле.

Мы зашли в тень от скалы и остановились возле падающей воды, глядя друг на друга. Без лишних слов я наклонился и прижался к коралловым губам, срывая стон и наслаждаясь прикосновением к прижатому под водой женскому телу, тающему в моих руках. Длинные ноги обвились вокруг моих бедер, но я не собирался спешить, растягивая удовольствие близости.

Спустя минуты три глубокого поцелуя Белла, будто очнувшись от сна, опьяненным взором окинула джунгли, пытаясь сосредоточиться и вернуть частичку самообладания.

- Забудь о них, - догадался я, что она снова беспокоится о дочери. – Если они решат найти нас, я услышу их за несколько миль.

- Вот как? – Теплые ладони жены чертили узоры на моей подрагивающей груди, вызывая во мне огонь желания прижать ее покрепче и скорее перейти к делу. – Значит, ты не собираешься целиком отдаваться страсти, а лишь наполовину? А как же твое удовольствие?

Я улыбнулся ее милой заботливости, подхватывая под ягодицы и нежно массируя их.

- Мужское удовольствие не зависит от степени контроля, - усмехнулся я, находя чувствительную точку внутри бедер, от ласки которой Белла перестала владеть дыханием. – И моя телепатия – тоже.

- То есть, ты не можешь забыться, как я? – задохнулась она, изгибая спину и покоряясь моим губам, ласкающим соблазнительную грудь.

- Мне гораздо больше нравится быть ведущим, нежели ведомым, - жар нашего желания будто превратил воду в кипяток – наши тела стали непроизвольно стремиться друг к другу, действуя инстинктивно.

Белла попыталась проявить традиционное упрямство и отнять у меня инициативу, резким движением перевернув спиной к скале, но тут же беспомощно сдалась, когда я проник в ее лоно властным тягучим движением и обхватил покрепче. Нашел дрожащие губы и припал к ним, захватив в плен, лаская все более страстно и пылко по мере ускорения.

Белла стала издавать непроизвольные звуки, задыхаясь и покрикивая в моих объятиях, и я тоже не мог устоять перед сладостью надвигающегося взрыва, отдавшись чувствам. Последние несколько секунд потонули в оглушающей и ослепляющей вспышке счастья, когда мы безраздельно принадлежали друг другу, отрезанные от всего мира…

- Я люблю тебя… - пробормотала любимая мне в шею, подергивая на затылке намокшие локоны моих волос – она обожала трогать их, а я буквально таял от этого простого жеста.

- И я люблю тебя, - поцеловал я мягкую мочку, а затем щеку и висок, прижав жену к себе в невольной и отчаянной попытке сделать неразделимой моей частью – извечная и недостижимая необходимость.

***


- Ты слышал звук? – Как бы далеко мы ни находились от берега, вампирский слух улавливал малейшие колебания воздуха, будь то отголосок смеха Ренесми, искаженный большим расстоянием и плотной стеной растительности, или мотор рассекающих океанскую гладь лодок.

- Мы никого не ждем, - покачал головой я, не желая думать о бытовых мелочах. – Домоуправители прибудут только через несколько дней, когда кончатся наши запасы, и для доставки тоже слишком рано. Наверное, кто-то просто мимо проплывал.

И правда, мотора уже не было слышно – звук скрыла скалистая гряда. Мы вновь соединили уста в сладком поцелуе, сидя почти у самого берега. Волны плавно покачивались на уровне нашей груди, делая тела невесомыми, а движения – легкими. В нашу эйфорию внезапно ворвались знакомые мысли, и я с сожалением выпустил жену из объятий, заглядывая в золотые глаза, полные расслабленности и умиротворения.

- Ты была права. У нас двенадцать секунд, чтобы одеться, - улыбнулся я, в уме уже строя картины ночной прогулки под луной в парочку живописных мест – пока Джейкоб и Ренесми спят.

- Что-то случилось? – обеспокоилась Белла, натягивая купальник.

Я прислушался: нежданные гости посетили наш уединенный остров. В чужих разумах одно и то же лицо виделось по-разному, но я все же узнал знакомые черты женщины, прибывшей на лодке. Она находилась за пределами слышимости моего дара, так что я пока не мог узнать, о чем она думает, но видел ее лицо в мыслях спешащих сюда Ренесми и Джейка.

- Кое-кто никак не может успокоиться, - загадочно улыбнулся я, не собираясь портить Белле сюрприз – хотелось увидеть лица обоих, когда они встретятся.

- Пап, мам? – Несси, выскочившая из буйно-зеленого подлеска, запыхалась, на ее очаровательном ангельском личике блестел пот.

- Фу! – картинно закатил глаза Джейкоб, отвернувшись от нас, хотя к тому времени мы с Беллой уже были одеты в купальники.

- Что случилось? – Белла повернулась ко мне спиной, чтобы я застегнул молнию на платье.

- Там пришла какая-то женщина, и она сомневается, что мы хозяева этого места – говорит, что знает совсем других.

- Вероятно, вас, - добавил Джейкоб и сморщил нос, пытаясь избавиться от мыслей о том, чем мы тут с Беллой занимались в прошлое посещение. Секс человека и вампира до сих пор представлялся ему чем-то отвратительным, но он боролся с собой, как умел. – Я бы выставил ее вон, но она отказывается уходить, - развел он руками. – Черт знает, что с ней делать?

- Мы спустимся, - кивнул я на тропу, и мы отправились с горы вниз.

- Это то, о чем я думаю? – Белла бросила на меня проницательный взгляд из-под пушистых ресниц.

Я усмехнулся: не читая ее мыслей, я все же иногда угадывал, что она имеет в виду.

- Не знаю, о ком ты подумала, но вариантов действительно маловато.

Мы оба рассмеялись, представляя, что впереди нас ждет забавнейшая встреча. Прошлый раз оставил горький осадок у всех сторон, и теперь был шанс исправить то ужасное впечатление.

Мы быстро спустились: по мере приближения к бунгало я начинал различать мысли женщины и двух вооруженных мужчин, оставшихся на катере. Мужчины скучали в ожидании, ничего не зная о настоящих планах своей попутчицы, а женщина ходила по веранде туда-сюда, стискивая кулаки. Решительности в ней было куда больше, чем страха.

Войдя в распахнутые двери, я улыбнулся, встречая гостью как можно дружелюбнее. После всего, чему она была свидетелем, Каури казалась почти другом – хотя пока им, конечно, не была. Лицо индеанки вытянулось при виде меня, ведущего за руку живую Беллу, и выскочивших вслед за нами Джейкоба и Ренесми. В ее потрясенном мозгу закрутилось столько различных невероятных предположений, что я ее почти перестал понимать.

- Здравствуйте, - тепло поздоровалась Белла, шагнув вперед и протянув ошалевшей домоуправительнице ладонь для рукопожатия, на которую та испуганно посмотрела.

- Ты жива? – не поверила индеанка, и только тогда я осознал, что моя жена разговаривает с ней на чистейшем, без акцента, диалекте индейцев тикуна, который и я-то едва знал – а откуда его узнала она?!

- Все в порядке, не беспокойтесь, - Белла не переставала улыбаться, и эта счастливая, великолепная улыбка сбивала Каури с толку, заставляя сомневаться во всем, что было ранее, и в том, что происходило сейчас. Белла по очереди представила всех: - Это мой муж Эдвард, наша дочь – Ренесми, и Джейк – друг семьи. – Последним двум требовался перевод, и я аккуратно повторял по-английски все, что говорит Белла.

Похлопав глазами, Каури мельком оглядела Ренесми, а затем впилась взглядом в Джейкоба, представителя коренного населения, которого точно не ожидала увидеть в нашей компании. Затем ее потрясенный взгляд вернулся к девочке, и только после этого хаотические мысли стали обретать какой-то порядок.

Прищурившись, индеанка шагнула вперед. Сходство Ренесми со мной и матерью было очевидным – ошибки быть не могло.

- Это… - не поверила своим глазам тикуна, силясь осознать.

- Наша дочь, - повторила Белла и снова взяла меня за руку, продолжая ободряюще улыбаться и давая женщине время прийти в себя.

- Как?.. – посмотрела Каури на меня; ее воспоминания об умерших в родах матерях, разорванных изнутри, страшными картинами всплывали в голове. Каури лично присутствовала при двух таких случаях, а слышала о них – гораздо больше.

Теперь я невольно связал эти беременности с отцом Науэля, впервые подумав, что Кай, возможно, был прав, расправившись с ним. Жуан, считающий себя ученым-экспериментатором, загубил столько хороших жизней… Породил множество слухов, каждый из которых лишь по чистой случайности не вышел за пределы диких джунглей и не привел к нежелательному вниманию со стороны людей. Его везение не могло длиться вечно.

- Чаю? – предложил я женщине присоединиться к нам за столом, чтобы беседа проходила в более уютной обстановке. И когда она засомневалась, я добавил: - Поверьте, от нас опасность вам не грозит.

Бояться нужно было нам, если она вдруг решит болтать. Но среди коренных племен не принято было распространяться о подобных, окруженных сверхъестественным, случаях. К тому же, в процессе общения я надеялся ее расположить к нашей семье.

- Джейкоб, - попросил я, когда мы уселись на улице в тени навеса, а Несси радостно бросилась заваривать чай, изображая из себя взрослую радушную хозяйку. – Отнеси нашим гостям в лодке упаковку минеральной воды и вообще все, что сочтешь нужным взять из холодильника, чтобы им было комфортнее ждать.

- Хрена с два я отдам им индейку, которую приготовила Белла, - проворчал оборотень, удаляясь и в красках вспоминая вчерашний ужин: как сочное масло из мяса, приправленного орегано и черным перцем, текло ему в рот. Может, Белла и стала вампиром, но кулинарных навыков ни капельки не утратила.

Каури пристально разглядывала Беллу, пока мы ждали чай. Десятки вопросов вертелись в ее голове, и я решил ответить на некоторые из них, пока она не лопнула от волнения и любопытства.

- Мы вытащили ребенка до того, как тот причинил матери вред – не стали ждать родов. Пришлось сразу обратить Беллу, иначе она погибла бы от истощения и кровопотери. – Я не стал раскрывать сложности, с которыми мы столкнулись – Каури следовало знать только важные факты, но не подробности наших случайных ошибок. - Вы правы – я тот, о ком вы думали, - не было смысла скрывать истину, когда она давным-давно очевидна. К тому же я надеялся, что мой опыт поможет будущим матерям выжить – если таковые появятся. – Но наша семья – мы не такие, о каких рассказывают ваши легенды. Мы пьем кровь, но животных, а не людей. Это наш сознательный выбор, и мы придерживаемся его изо всех сил. Новое обличие вынудило нас сменить образ жизни и рацион питания, но во всем остальном мы стараемся оставаться людьми – по мере наших возможностей. Ваши легенды не лгут насчет остальных, но я не соблазнял Беллу. Мы полюбили друг друга, и ее решение стать такой как я было самостоятельным и добровольным.

Я дал Каури секунду осмыслить это. Старая женщина прищурилась, оценив наш быт и привычки, свойственные обычным людям, и цвет глаз – все, о ком она раньше слышала, были красноглазыми кочевниками. У нас был свой дом, в который мы часто возвращались, хорошая одежда и манеры, и дочь… Она внимательно проследила за Ренесми, разливающей чай, и растрогалась, когда девочка спросила, сколько кусочков сахара положить, а затем сама размешала содержимое ложкой и придвинула к гостье. Ее мысли невольно вертелись вокруг вероятности воспитания подобных детей, она сожалела, что никто прежде не пытался вырастить их как человеческих. Их считали бездушными монстрами.

- Как ты поживаешь, дитя? – спросила Каури у девочки, и я перевел. – Нравится тебе Бразилия?

- Да, очень! – воскликнула Несси, усевшись на стул и сделав глоток невкусного чая, как человек, чтобы произвести на женщину наилучшее впечатление. – Здесь красиво, и все такое яркое. И остров, и солнце, и джунгли… А больше всего мне понравилось нырять!

Она очень хотела бы показать Каури картины подводного мира, а еще вулканической горы, с которой стекала бурлящая река, необыкновенных образов прошлого, созданных Зафриной, лодки, вырубленной Джейкобом из ствола поваленного сухого бука. Своего рождения и снежного Форкса – того, что Каури никогда своими глазами не видела. Показать с помощью дара. Но все мы понимали, что Каури нам не друг – пока не друг – и пугать ее еще и способностями было бы опасно.

- Когда у меня будут свои дети, я тоже обязательно привезу их сюда! Если хотите, я даже назову девочку в вашу честь.

Я и не знал, что у моей дочери настолько далеко идущие планы. Пока не приправленные романтикой старшего возраста, совсем детские, на уровне игр в принца и принцессу, но вполне серьезные.

Я видел, как Белла вскинула голову, тревожно посмотрев на дочь, легко рассуждающую о том, как она покажет детей Каури. Вряд ли старая женщина доживет до этого дня, даже с учетом быстрого роста Ренесми. Я все же надеялся, что будущее, обрисованное дочерью, наступит не так скоро. И еще неизвестно, какими получатся дети полувампира и оборотня… Вряд ли все будет как у людей.

- Вы должны знать, - предупредил я, не желая разрушать в сознании индеанки страшный образ, сложившийся о кровопийцах. То, что мы другие, не значило, что можно было доверять остальным. В конце концов, мы знали о существовании в мире только двух кланов вампиров, придерживающихся «вегетарианской» диеты – остальные были и оставались убийцами, даже наиболее цивилизованные и оседлые. – Лобисомемы существуют, и все они опасны – многие даже более жестоки, чем воспевают ваши предания. Есть и такие, которые убьют вас только за одно лишь знание об их существовании. Будьте осторожны в словах, не говорите никому о встрече с нами. Вам ничего не грозит от нашей семьи, но если пойдет молва – не поздоровится ни вам, ни нам.

Каури побледнела, схватившись за амулет, висящий на шее, и фанатично сжала его в морщинистых руках.

- Я пропустил что-то веселое? – Джейкоб, умудряющийся находиться в отличном настроении даже в самые жуткие и неудачные моменты, ворвался на кухню и разбил повисшее напряжение своим неукротимым оптимизмом. Распахнув холодильник, похватал всего не глядя и присоединился к нам за столом, на ходу запихивая в рот несколько кусков. – Чего приуныли?

После этого разговор начал клеиться: Несси и Джейк увлеченно пересказали Каури свои приключения – не углубляясь, конечно, в лишние детали. Джейкоб с удовольствием обсудил с женщиной различия и сходства обычаев их племен.

Тикуна чувствовала себя гораздо уютнее в общении с квилетом, полагая, что разговаривает с человеком, да еще и с собратом. Она испытала большое облегчение и стала больше нам доверять, когда узнала, сколько времени он живет бок о бок с нами, оставаясь живым и невредимым, спокойно поворачивается к вампирам спиной и отпускает шутки, за которые и человек-то терпеть бы его не стал. О том, что Джейк оборотень, все мы единогласно умолчали.

Расходились мы далеко за полночь. Луна давно взошла, оставляя на блестящей поверхности океана серебристую дорожку, стелящуюся прямиком к нашему месту сборища. Джейк зевал во весь рот, с трудом держа глаза открытыми и с завистью поглядывая на Ренесми, некоторое время назад заснувшую сидя за столом. Сопровождающие Каури храпели в лодке уже несколько часов, с тех пор как солнце зашло за горизонт. За непринужденной беседой мы потеряли счет времени.

Белла обняла на прощанье Каури, поблагодарив ее за беспокойство о ней. Женщина проявила невероятную храбрость, бросив вызов вампиру, которого считала убийцей девушки. Двойная храбрость – что после всего женщина еще раз явилась сюда, чтобы убедиться, что я не убил девушку. Белла пригласила индеанку навестить нас еще, пока я, подняв дочь на руки, понес ее в голубую спальню, чтобы устроить с удобством на кровати. Джейк, едва волоча ноги, поплелся спать на песок.

Когда гости отплыли, мы с Беллой вышли на берег, к дорожке луны, и сели на бревно, опустив ноги в мягко набегающие волны. Белый песок обнял наши ступни, а вода казалась горячей, как в ванной, маня окунуться с головой и смыть с себя пыль длинного дня. А потом предаться спокойной и нежной страсти под раскинувшимся на небосводе млечным путем.

Однако мы сидели в безмятежном молчании, переплетя руки и глядя на чернеющий горизонт, не спеша разрушать этот прекрасный момент расслабленного единения. Белла опустила голову на мое плечо, и я обнял ее одной рукой.

Когда восточная сторона горизонта окрасилась более светлым оттенком, предвещая рассвет, мы, наконец, разомкнули уста.

- Откуда ты знаешь диалект тикуна? – озадаченный, я весь день ломал над этим голову.

Белла беззвучно рассмеялась.

- Сенна с Кашири научили. Пока вы развлекались с Зафриной в воображаемых мирах, я решила, что мне тоже стоит чем-то заняться. В прошлый раз, когда мы были на острове, я задавала себе тот же вопрос – и сейчас хотела быть во всеоружии, если мы снова столкнемся с Каури или представителями их племени. В принципе, амазонки научили меня сразу нескольким местным наречиям, не только тикуна. На всякий случай.

Взглянув на меня искоса, Белла растянула губы в кривоватой улыбке, которую украла, безусловно, у меня.

- Ладно – я, у меня была причина, я уже сталкивалась с Каури и хотела быть готовой на этот раз. Но почему этот диалект знал ты?

- Вечность кажется ужасно скучной, когда у тебя нет пары, - я грустно усмехнулся, погладив жену по плечу. – Поэтому из нашей семьи я знаю языков больше других. Одно время мы с Элис пытались переплюнуть друг друга в знании самых редких и самых необычных диалектов. Вот тогда-то я и наткнулся на тикуна, амандауи и тому подобное. – Рассмеявшись, я вспомнил, как забавно звучали слова на языке африканского племени мурси, который учила Элис, чтобы заткнуть меня за пояс. – Потом мы начинали разговаривать на этих диалектах, а семья должна была определить, кому они принадлежат – ну или угадать хотя бы континент и приблизительный ареал обитания. А также выбрать, кто из нас выиграл, чей язык звучит круче.

- Элис выигрывала всегда, - ухмыльнулась Белла.

- Ты хорошо ее знаешь, - рассмеялся я.

Мы затихли, тема иссякла и несколько минут мы снова сидели в молчании. Я и не думал, что Беллу так взволновал этот момент из сегодняшнего дня, пока она не заговорила снова.

- Ренесми так быстро взрослеет. Сегодня она несколько раз удивила меня своим поведением. Мне кажется, еще совсем немного – и мы ее потеряем, Эдвард. Она уже такая большая…

Наши мысли, как это часто бывает, снова совпали. Я обнял Беллу крепче, прижимая к себе, с трудом подавляя тоску в сердце из-за того, что родительского счастья нам было отмерено так мало в понятии вечности.

- Как думаешь, Ренесми сможет иметь детей? – спросила любимая с плохо скрытой тревогой.

Иногда я все же жалел, что не читаю мыслей жены, иначе давно развеял бы ее сомнения.

- Почему бы и нет. Она растет, развивается. У нее бьется сердце и течет кровь. Она абсолютно здорова и намного крепче обычного человека. Думаю, проблем с этим возникнуть не должно.

- Но Науэль застыл в развитии, когда достиг зрелости, - голос Беллы звенел напряжением.

- Это не совсем так, - возразил я. – Джейкоб и его сородичи тоже не стареют, однако к продолжению рода способны.

- Но Джейкоб и Науэль – разные виды. Разве нет?

Я хмыкнул.

- В мыслях Науэля и Аро я почерпнул немало новых сведений. Полувампиры не так уж отличаются от людей. К примеру, они уязвимы – иначе индейцы попросту не сумели бы уничтожить этих детей.

Белла вздрогнула. Я тоже не был рад этому факту.

- Как и оборотни, полукровки могут быть ранены, но быстро исцеляются. Это все потому, что их метаболизм ускорен в десятки раз по сравнению с людским. Они не могут заболеть, потому что их кровь усиленно и постоянно регенерирует, по этой же причине они бессмертны. Их организм все время обновляется, так почему бы им не быть способными зачать и выносить ребенка? Женский цикл сестер Науэля немного отличается от человеческого: их яйцеклетки не сменяют одна другую, но, так как клетки бессмертны и вечно молоды, просто ждут своего часа.

- Сколько же внуков, в таком случае, у нас может быть? Учитывая, что Несси и Джейк никогда не состарятся. – Белла смущенно прикрыла ладонью рот. Я тоже невольно представил возможность когда-нибудь нянчить новых детей.

- Столько, сколько захочет сама Ренесми, - я искренне улыбнулся.

- Интересно, что за гибрид получится у таких, как они…

Гибрид…

- Ты помнишь теорию, которую мы обсуждали с Карлайлом полгода назад? Про двадцать четыре хромосомы…

Белла забавно сморщила нос, тщетно пытаясь вспомнить момент из человеческой жизни, подернутой туманом после превращения.

- Карлайл изучал генетический материал в больничной лаборатории, - рассказал я. – Он брал частички волос вампиров, оборотней и людей для сравнения. И, конечно, Ренесми. Так вот, вампиры – носители набора двадцати пяти хромосом, а люди – двадцати трех. У Джейкоба и Ренесми – по двадцать четыре.

- Что-то такое припоминаю, - Белла напрягла лоб, и между бровей появилась моя любимая v-образная складочка, не исчезнувшая после перерождения.

- Мы тогда гадали, как такое возможно. Может, их виды не такие уж и разные. Джейкоб может злиться сколько угодно, но скорее всего его род – это потомки какого-то полувампира со способностью превращения в зверя.

Белла хохотнула и явно повеселела от этой теории, наверняка представляя, как Джейкоб взбесится, если подобное даже просто упомянуть.

- Если это так, разве не должны были эти способности из поколения в поколение постепенно исчезнуть? Дети берут только половину генов родителей, а их внуки – четверть?

- Но не с двадцатью четырьмя хромосомами, - улыбнулся я. – У вампира и человека рождается только полувампир, у полувампира же и человека может родиться одно из двух: либо человек с двадцатью тремя хромосомами, либо полукровка с двадцатью четырьмя, тут уж как судьба распределит. Но третьего не дано: не бывает двадцати трех с половиной. Потому-то и рождаются у квилетов мужчины с геном оборотня лишь иногда. Все остальные дети – обычные люди. Эта теория наиболее идеально вписывается во все, что мы знаем на данный момент.

- А как быть с тем, что оборотни – исконные враги кровопийц? – не унималась Белла, задавая вопросы, ставящие в тупик.

- Это всего лишь теория, - вздохнул я, признавая, что в ней есть пробелы, и всех ответов не получить. – Но можно предположить, что ненависть к вампирам могла сформироваться при зачатии первого полукровки – может, мать сумела передать ее ребенку во время беременности. Как и с нашими талантами – мы переносим в бессмертие тот дар, который был развит при жизни. Из поколения в поколения этот ген и эта способность закреплялись, тем более квилетам регулярно приходилось защищать поселение от нападений кровопийц. Вражда росла, пока не стала обязательной частью их существования. Но это только теория, - повторил я.

- Значит, у Ренесми и Джейкоба могут быть только одаренные дети, - справедливо рассудила Белла задумчивым голосом. – Потому что у них не смешанный брак.

- Вот именно. - Я усмехнулся, стараясь не думать о том, как скоро это случится, и как я буду ненавидеть свою телепатию в тот ужасный момент.

- Но Лея не может иметь детей, - некстати вспомнила обеспокоенная жена факт, разрушающий всю теорию.

- Во-первых, мы знаем только одну волчицу, - поспорил я. – Вдруг это личная трагедия Леи и у других все было бы иначе? Во-вторых, это может быть еще одной особенностью волков – но Ренесми не оборотень, у нашей дочери все может сложиться по-своему, она другая. И в-третьих, я же рассказывал тебе о запечатлении? По легендам квилетов, оборотни запечатляются только на женщинах, наиболее подходящих для продолжения рода, а значит, их партнерши априори не могут быть бесплодными.

- Интересная теория, - пробормотала Белла в удивлении.

- А это – уже не теория, - улыбнулся я, нежно погладив жену по руке. – Это вроде как факт, проверенный поколениями квилетов.

Из черно-фиолетового небо на востоке сначала стало темно-синим, затем голубым и окрасилось в медовые тона. Рассвет был близок. Вскоре лучи солнца позолотят вершины неподвижно застывших пальм, склонивших головы к берегу и лениво накатывающим волнам. Яркими бликами пробегутся по листве и стволам, приласкают белый песок, заставят и нашу кожу вспыхнуть бриллиантами. И затем озарят океанскую гладь оттенком прозрачнейшей лазури.

- Как думаешь, мы успеем сбегать в тот водоёмчик на вершине горы, пока Джейк и Несси дрыхнут? – тихо спросила Белла, читая мои мысли.

- После сегодняшней ночи они проснутся не раньше полудня, - поднялся я, с улыбкой потянув любимую за руку. – И у меня есть еще десяток мест, которые я не успел тебе показать в прошлый раз, когда ты была человеком и передвигалась… медленно.

И мы помчались вдоль берега, не оставляя на прибрежной полосе следов. В сторону алеющего неба. К уединенному заливу на другой стороне острова, где можно будет встретить рассвет, нежась на мелководье кораллового рифа в окружении разноцветных рыб, слушая трели проснувшихся птиц. К нашей невероятной вечности.

______________________

От автора: Было довольно-таки неожиданно вернуться к написанию Рассвета спустя столько времени и поразмышлять, как бы события могли развиваться дальше. Неожиданно меня унесло чуть ли не в триллер))) Видимо, вечность наших героев не может быть скучной))) Надеюсь, вам понравилось! Очень-очень жду ваших комментариев здесь, под статьей, и на Форуме.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/143-3722-1
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: Валлери (23.11.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 1253 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
0
17 Lidiya3397   (08.12.2018 19:05)
Автор, вы , как всегда, с любовью пишете о любимых героях. Ваша фантазия просто потрясающая. Спасибо за историю. Спасибо за размышление и волнение родителей о будущем ребёнка и о будущих внуках smile Аро у вас ярко получился.

+1
16 Lana4858   (26.11.2018 13:19)
Класс!!!!!
А еще продолжение можно?
Ну очень красиво.

+1
15 terica   (25.11.2018 19:08)
Огромное спасибо за замечательный бонус! Полный восторг.
Как необычно - вернуться на остров вчетвером.
Да, вечность никогда для них ни будет скучной!

0
12 pola_gre   (25.11.2018 00:57)
Цитата Текст статьи ()
К тому же я надеялся, что мой опыт поможет будущим матерям выжить – если таковые появятся.
НЕ поняла про выжить...
У них же нет зубов вампира или оборотня, чтобы помочь ребенку аккуратно и заранее выбраться...
Чем обычным людям поможет его опыт?

Какой-то болтливый Эдвард стал... biggrin
И с Каури поболтал, чуть ли не про Аро...
И с Аро поболтал... про Каури в том числе, возможно...

И Эдварда даже птицы и рыбы перестали бояться:
Цитата Текст статьи ()
можно будет встретить рассвет, нежась на мелководье кораллового рифа в окружении разноцветных рыб, слушая трели проснувшихся птиц.
Прям белый и пушистый - вот что делает с "человеком" счастливая семейная жизнь biggrin
Правда, людей негостеприимно в темноте отправил на катере, не предложив ночлег, может, одумался, что лишнего сболтнул? wink

Спасибо за интересную историю!

+1
11 Twilighter_anetta   (25.11.2018 00:03)
"-...после стольких лет?
-Всегда."
Всегда буду ждать продолжение сумеречной саги от Валлери. Не могла поверить, что вышло продолжение. А если бы "Новолуние" вышло продолжение, то была бы на седьмом небе от счастья.

+1
9 marfei   (24.11.2018 20:53)
Какое чудо! Спасибо огромное за Ваш труд smile

0
7 Piratus   (24.11.2018 18:59)
Спасибо за прекрасный бонус!

+1
5 MissElen   (24.11.2018 18:03)
Даже не верится! wacko Все как я мечтала и даже лучше! Тут и первая неожиданная встреча с Вольтури после противостояния близ Форкса и более желанная и, можно сказать, дружественная, с воинствующей Каури. Замечательный получился разговор с ней, хотя она все больше молчала, что и не удивительно - настолько была поражена всем wacko Маленькая подлиза Ренесми тоже удивила, предложив назвать свою будущую дочь в честь это смелой индианки, не побоявшейся противостоять вампирам.

Спасибо, Светик, за невероятный чудесный подарок!

+1
3 Котова   (24.11.2018 12:30)
Света, много лет назад, попав на ТР, я читала отрывки из твоего "Рассвета". Замечательное произведение. Настоящий канон.

Теперь было настальгически интересно возвратиться в прошлое. На сколько я понимаю тема противостояния с Вольтури не закрыта? Я тоже полагаю, что итальянцам не понравился их вынужденный уход с поля боя. Рано или поздно Вольтури попытаются взять реванш.

Понравилась твоя идея с возвращением на остров Эсми вчетвером.

Спасибо за бонус! smile

+1
4 Валлери   (24.11.2018 13:20)
Идея не моя smile Это заказ MissElen wink smile

0
6 Котова   (24.11.2018 18:12)
То, что рассказ написан по заказу Лены (MissElen) я поняла.
А идея о возвращении на остров Эсми вчетвером твоя или тоже Лена заказывала?

+1
8 Валлери   (24.11.2018 19:17)
Вот как раз идея посещения острова Эсми вчетвером - Ленина, а весь остальной триллер - мой biggrin

0
10 Котова   (24.11.2018 21:37)
smile

0
2 mamamis   (24.11.2018 12:25)
спасибо большое

0
14 Валлери   (25.11.2018 15:40)
Пожалуйста smile smile

0
1 Al_Luck   (24.11.2018 03:33)
Очаровательный бонус. Спасибо! smile

0
13 Валлери   (25.11.2018 15:40)
Пожалуйста smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями