Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2498]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4732]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [15003]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14233]
Альтернатива [8969]
СЛЭШ и НЦ [8799]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Milk (Молоко)
Сердце колотится в груди, грозясь вырваться наружу и рухнуть на пол, чтобы он мог наступить прямо на него... Интересно, знает ли Эдвард Каллен, что я одержима им?..

Пятнадцать лет спустя
Альтернатива Новолуния. Спустя пятнадцать лет после расставания Эдвард неожиданно предлагает Белле встретиться и поговорить.
Мини. Завершен.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Письма из прошлого
Белла Свон поселяется в старом доме в Чикаго. Одинокие вечера она скрашивает, читая письма давно умершего владельца.
Мистическая история от Валлери и Миравия.
1 место в конкурсе мини-фиков "Снежная соната" 2018.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Ледяное сердце
В далеком королевстве, сотканном из сверкающего льда, жила семья, никогда не знавшая любви. Раз в году, когда дыхание зимы достигало человеческих королевств, ледяной король мог ненадолго покинуть свою страну, чтобы взглянуть, как живут люди. Но у каждого желания есть цена…
Рождественская сказка от Валлери и Миравия.
Номинация "Лучшее воплощение видео" в зимнем конкурсе мини-фи...

Да, моя королева
Среди представителей моего рода были распространены одиночки. Кара настигала тех, кто осмеливался любить. Ходили легенды, что влюбленный вампир полностью подпадает под власть своей королевы и уже не способен на выживание и борьбу. Любовь – это болезнь, способная уничтожить бессмертного.
Мини, завершен.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10790
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Время — это всё, что у нас осталось. Глава 32

2018-12-14
18
0
Глава тридцать вторая


«Любимый, любимый, любимый…» — вновь и вновь вертелись в его голове такие нужные слова. Необходимые как воздух. Как вода. Как сама жизнь. Его маленькая девочка, его лучик света в кромешном мраке. Его надежда. Его… Он все еще не мог найти в себе силы, чтобы признаться. Не ей. Нет. Самому себе. Все еще боялся чего-то. Наверное, боялся, что не сможет совладать с собой. Отказаться от нее. Не сможет, как только слова будут произнесены. Сказаны вслух. А смог бы сейчас? Он хотел верить, что да. Если вдруг это станет необходимым. Нужным. Если это сможет спасти ее. Потому что его уже навряд ли что-то спасет. Он повержен и шансов нет. Он обречен, а она… Она должна жить. Вот только он забыл спросить, нужна ли ей жизнь без него?.. Он не понимал, что ее храброе сердце не выдержит очередной потери. Не понимал, что, если и его не станет в ее жизни, то она просто сломается. Станет куклой. И у нее больше не будет пути назад. Его не стало, как только она впервые ответила на его объятия. Она сама подписала себе приговор. И его попытки спасти ее — пустота.

Но он не знал этого. Или не хотел понимать. Принимать, так как ответственность станет еще больше. А он… Трус! Жалкий трус! Он ненавидел себя за то, что она оказалась втянутой в это из-за него. Больше всего на свете он корил себя за это. Вспоминал свой дурацкий порыв, когда обнял ее во внутреннем дворике. А потом бал и… Их ночь. Волшебная. Незабываемая. А потом еще ночь, и еще. И целая куча ночей, каждая из которых отпечаталась в его памяти. Они были дороги для него. Очень. И они были нужными. Он даже сейчас не мог отказаться от ее тела. Именно так. Только тело и было нужно ему. Так он говорил себе. Внушал, но сам не верил в это. Понимал, что не все так просто, как ему хотелось бы. Он жаждал ее тела, но… Ему была необходима ее душа. Поглотить ее. Растворить в себе, что бы она не смогла от него уйти, даже если бы захотела.

А она не хотела уходить. Не сейчас, ни когда-нибудь потом. Навсегда остаться с ним. Запереться в этой комнате. Чтобы не знать, что творится с безумным миром. Чтобы не думать о том, что принесет завтрашний день. Жить только для себя. Жить только друг для друга. Потому что за порогом комнаты, за порогом их святилища, убежища была жестокая реальность. Реальность, которая впивалась в них своими когтями. Реальность, которая пыталась уничтожить их, разорвать на мелкие кусочки. И, что самое страшное, реальность хотела их разлучить. Поэтому она жила сегодняшним днем. Поэтому он дышал только сегодняшними ночами. Это все, что было у них. Все, на что они могли рассчитывать. У них было только время, которое отмерила им судьба. И сколько его было у них, они не знали.

И с каждым днем страх все больше затуманивал рассудок. Именно страх. Но страх не за собственную жизнь, а за жизнь другого. С недавнего времени самого дорогого. Страх за их будущее, которого вполне может и не быть. Которое для обреченных может и не настать. И только ее слова давали еще надежду на спасение, надежду на то, что все-таки есть еще что-то за гранью:

— Любимый, любимый, любимый…

Он знал, на что идет. Знал, на что соглашается. Понимал и принимал. И все равно боялся. Трусость ли это? Возможно, если можно назвать трусостью то, что он боялся смерти. Конечно, он был всего лишь слизеринцем, всего лишь парнем, который еще не увидел жизни, не познал ее вкуса. Что было у него кроме боли, потерь, разочарований? Когда-то, конечно, что-то было, но он уже не помнил. Привкус смерти на губах, привкус боли, навсегда затмил все, что было до… До войны, до выбора, до пыток, до смерти. Все, что было, — ушло, а у него не осталось ничего. Все отобрала жизнь, и теперь… Она хотела забрать еще и ее. Этого он не мог позволить. Переступить через себя. Больше не прятаться. Больше не бояться. Он уже все решил. Игра стоит свеч. Наверное. Ему хотелось в это верить.

Он много думал о том, что она сказала, если бы знала, что он собирается делать? Как бы она повела себя? Что бы сделала? Он думал, что она бросилась бы за ним. Рискнула бы собой. Вот только этого он не мог допустить. Не мог ей позволить. Потому что умереть самому не так страшно, как увидеть ее смерть. Ему уже этого хватило. Он уже видел. Больше не надо. Вот только он не думал, что она тоже видела слишком много смертей. Не думал, что она тоже лучше умрет, чем потеряет еще кого-то. Но он был Малфоем. Он был законченным эгоистом.

***


Он сказал ей, что не пойдет с ней на бал. Он видел, что ей больно. Что действительно обидно, но она пыталась понять. Пыталась принять его решение. Выбор. Ей тогда казалось, что это важно. Что это именно то, что могло определить их отношения. Что это было чем-то необходимым для нее. Как же она ошибалась. Потому что, когда на следующий день она пришла к нему… Когда, как обычно, без предупреждения появилась в его комнате… Вот тогда она поняла, что было действительно важным. Что действительно имело значение…

Его не было в комнате, в замке. Не было нигде, и только записка, лежащая на столе, напоминала о том, что это все не было сном. Что он присутствовал в ее жизни. Что дарил ей все те волшебные ночи, о которых она будет помнить всегда. Она не заметила, как оказалась у двери в кабинет директора. Она не замечала, что слезы текут из ее глаз. Не помнила, как Макгонагалл впустила ее. Как пыталась донести до нее, что он отправился в Министерство. Как говорила о том, что он может помочь закончить все это. Закончить войну, которая все еще продолжалась.

Она знала только одно: он ушел. Ушел, чтобы, возможно, уже никогда не вернуться. Он оставил ее одну. Оставил медленно умирать без него. Мучиться от незнания. Мучиться от боли в сердце, которая выворачивала наизнанку. Она не верила, что он мог так с ней поступить. Не после всего, что между ними было. Не после того, как он узнал, через что ей пришлось пройти. Но он снова сделал это. Он снова сломал ее. Сломал, а ведь она только начала приходить в себя.

Она не заметила, как и когда Гарри очутился в кабинете директора. Она точно не помнила, что именно происходило перед этим. Только слышала слова Макгонагалл, которые доходили до нее, как через вату:

— Мистер Поттер, присмотрите за мисс Грейнджер, — говорила женщина, с грустью посматривая на любимую ученицу. — Ей очень плохо.

Она помнила, что Гарри спрашивал о том, что случилось. Было странно осознавать, что наконец-то от них ничего не скрывают. Директор все рассказала ему, но… Вот только что это меняло? Вообще, что в этой жизни теперь могло помочь им? Ей? Она слышала о том, что Малфой сам решился на это. Что он сам практически подписал себе смертный приговор. Сам захотел остановить безумие. Вот только ей разве стало легче от того, что он вдруг решил поиграть в героя? Разве ей это могло помочь пережить потерю? Почему-то сейчас она была уверенна в том, что шансов нет. Она потеряла последнюю надежду. И вместе с верой в лучшее погибла и она…

***


Ее лучший друг, товарищ, который всегда был рядом. Вот и теперь он был. И он, и Джинни, и Рон, которому пришлось все рассказать. Он принял. Не понял, но принял ее решение. Да и не мог он обижаться, кричать, говорить что-то. Потому что она все равно не услышала бы. Все равно бы ничего не поняла. Потому что ее не было с ними. Она была где-то, куда не было доступа ее друзьям. Куда не мог попасть никто, кроме одного единственного человека, но как раз его и не было сейчас с ней.

Сколько ночей прошло с тех пор, как она нашла на его столе записку? Сколько дней пролетело мимо нее, погрязшей в своей боли? Сколько всего случилось за это время? Может, мир уже и рухнул. Может, пришел конец жизни на Земле. Кажется, сейчас она бы этого даже не заметила. Конечно, был шанс. Но не было веры. Гарри успокаивал и говорил, что Малфой вернется. Он сидел возле ее кровати ночами и днями, только иногда отходя, чтобы поспать и поесть. Тогда рядом с ней сидела Джинни, которая тоже пыталась вернуть подругу к жизни. Вот только она ничего не слышала и повторяла только одно слово: «Почему?» — и это было единственным, что еще давало им надежду, что она сможет пережить все это. Отпустить. Забыть. Не сейчас и точно не в скором времени. Но, может быть, когда-нибудь. Никто из них не думал, что она может вот так сломаться. Не думали, что это окажется так просто. И им было некого винить. Потому что все они понимали, что Малфой поступил так не из собственной прихоти. Понимали, что он пытается спасти не только Гермиону, но и других людей, которые находятся на грани. Они все это понимали, а их подруга — нет. И от беспомощности, оттого, что ничего не могли сделать, не могли ей помочь, становилось еще хуже.

Каждое утро она спрашивала:

— Пришел?

Каждое утро, ей отвечали:

— Нет.

А потом она всегда спрашивала:

— А там? — кивала на свежую газету, лежащую на прикроватной тумбочке.
И снова получала ответ:

— Нет, — а потом ей пытались сказать еще что-то. Объяснить. Но она снова проваливалась во тьму до следующего утра, когда на тумбочке опять появится свежая газета. И она снова задаст свой вопрос.

И она лежала на кровати, глядя на белый потолок. Комкала в руках маленький клочок пергамента, на котором аккуратным почерком были написаны такие нужные слова: «Прости меня, любимая»

Буду рада вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16207-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Shantanel (20.03.2018) | Автор: Anasandora
Просмотров: 234 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 Valeri5035   (24.03.2018 06:16)
Спасибо за продолжение!

0
3 Svetlana♥Z   (21.03.2018 00:32)
Возможно это самая печальная глава. Страшно то, что творится с Грмионой. И не известно хватит ли её жизненных сил на то, чтобы дождаться Малфоя или узнать о его гибели...

0
2 Svetlana♥Z   (21.03.2018 00:29)
Спасибо за продолжение! happy wink

0
1 Lepis   (21.03.2018 00:16)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]