Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1616]
Из жизни актеров [1603]
Мини-фанфики [2388]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4590]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2337]
Все люди [14604]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14003]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8478]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4032]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 сентября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Twilight Russia Awards 2017
Открыта самая масштабная и престижная премия Сумеречного фан-дома, которая поможет нам оценить авторов и их творения по достоинству и, конечно же, выбрать лучших.

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Die Rache (Месть)
Германия. Декабрь 1945 г. Трое друзей-офицеров ждут возвращения домой в США. Американцев одолевает скука, и хочется приключений. Пиво льется рекой, и прекрасные фройляйн готовы развлекать скучающих победителей. Вот только в округе все чаще находят обескровленные трупы американских солдат, и на стене их кровью написано слово «Rache»... Мини, закончен.

Semper Fidelis (Всегда верен)
2007 г. Восемнадцатилетняя Изабелла Свон из маленького городка Форкс завербовалась в Корпус морской пехоты США, чтобы начать новую жизнь. Но военные не принимают женщин всерьёз: над её мечтой стать снайпером все смеются, и громче всех - лейтенант Эдвард Каллен. Белла верит в своё призвание и не собирается сдаваться. Эдвард уверен, что её место - на складе. Кто из них прав - рассудит Афганистан.
Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

На игле
После детской психологической травмы прошло много времени, но Изабелла так и не сумела вернуться к прежней жизни. Доза, подвалы, трупы, кровь – единственное, что знает она. Эван – человек, который испортил ей жизнь – спустя 4 года начинает жалеть о своём поступке. Конечно, ведь он сумел избавиться от своей зависимости, и теперь, парень старается поставить Беллу на путь истинный.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9813
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Время — это всё, что у нас осталось. Глава 21

2017-9-23
18
0
Глава двадцать первая


Главное было — не сорваться. Не закричать. Не завыть от боли, раздирающей душу. Не умереть оттого, что сердце, кажется, больше не хочет биться. Надо было просто переждать, перетерпеть, пережить. И потом станет легче. Конечно станет. Обязательно. Но сейчас, когда ее хрупкий мир, вновь возродившийся из пепла совсем недавно, снова разрушили, верить в то, что все будет хорошо, — не получалось. Не выходило. Она чувствовала себя маленькой и слабой. Ничтожной. Ведь она сломалась. Позволила себе сломаться. Разрешила ему сломать. Это глупо. Абсолютно неправильно. Она ведь знала, что все то, что было между ними, — глупость. Временное помутнение рассудка. Но почему тогда так больно? Почему?

Тихие шаги и теплая рука, гладящая ее по спине. Тихий шепот:

— Ну, тише, тише, милая, — успокаивающе, как в детстве делала мама, когда ей снился кошмар. Но в этот раз все было реальностью, а не сном.

— Джинни, Джинни, — вырвалось из сомкнутых губ, которые еще помнили его утренние поцелуи. Поцелуи, которые заставляли ее летать. Заставляли верить в то, что все у них будет. Обязательно будет — когда-нибудь. Хотелось ухватиться за спасительную соломинку — руку подруги — и представить, что ничего не было. Может, так стало бы легче? Может, отпустит? Но не помогло, не отпустилось и легче не стало. Ни капли.

— Я знаю, Гермиона, знаю, — сестра Рона приподняла лицо подруги и посмотрела прямо в заплаканные покрасневшие глаза. Она видела боль. Раздирающую, невыносимую боль, которую гриффиндорская отличница старалась скрыть, но в это раз у нее не получалось. Она не могла надеть привычную маску и сделать вид, что все хорошо. Потому что все было совсем не хорошо. — Я все понимаю, дорогая. Не стоит так убиваться из-за Малфоя.

— Что? — на секунду пришла в себя. Она згала одно, что Джинни не должна была знать об этом. Не должна была знать о их недоотношениях. Никто не должен был даже догадываться, что происходило между гриффиндоркой и слизеринцем. Никто. Тогда откуда? — О чем ты?

— Гермиона, я твоя подруга, и я видела, как ты смотришь на него, когда думаешь, что никто не видит. И он смотрит. Постоянно. Стоит вам только оказаться в одном помещении, — Джинни грустно улыбнулась и стерла мокрые дорожки слез с лица подруги. — Я понимаю тебя. Не осуждаю и мальчишкам ничего не скажу. Просто расскажи мне все, поделись — и тебе станет легче. Обещаю.

Несколько минут она молчала. Она не хотела говорить и в то же время мечтала поделиться с кем-нибудь. Мечтала, чтобы ее поняли, чтобы услышали. И она начала говорить. Все было не так, как ночью с Малфоем. Она не выворачивала свою душу наизнанку, она просто говорила коротко и ясно о том, что произошло с тех пор, как она впервые столкнулась с Малфоем во внутреннем дворике. Говорить было, на удивление, легко. Говорить и понимать, что на сердце становится спокойнее, а истерика постепенно утихает. Джинни не перебивала, внимательно слушала и иногда кивала. Когда Гермиона начала рассказывать о том, что произошло сегодня в коридоре, рыжая просто улыбалась. Она знала, как успокоить подругу. Знала, как привести ее в чувства и вернуть потерянную надежду. Она понимала, что сейчас все зависит от ее слов. Сможет ли она доказать Гермионе, что все, что случилось, — всего лишь недоразумение? Глупость и гордыня. И страх. Джинни не понимала, зачем ей оправдывать Малфоя? Она просто чувствовала, что Гермионе это необходимо, что она нуждается в этой надежде, которую дать ей могла только Уизли. Она знала, что за последние недели подруга наконец-то начала оживать. А это было именно тем, чего так хотели Гарри, Рон и она. Именно то, чего они добиться так и не смогли. А Малфой смог. И сейчас девушка Поттера приняла для себя очень важное решение: она сделает все, чтобы ее подруга была счастлива. И пусть ее счастье с несносным хорьком, но оно того стоит. И она обязана была помочь ей.

— Гермиона, — когда Грейнджер замолчала, Уизли взяла слово, — я знаю, что тебе сейчас плохо, больно и неприятно, но послушай меня. Мама всегда говорила, что мужчины — это дети. И это то, в чем она, несомненно, была права. Я, конечно, не знаю Малфоя, но думаю, что он просто испугался. Он, как и любой мужчина, не хотел, чтобы ты видела его слабым, разбитым, напуганным, в конце концов. Ты пойми, что он еще недостаточно знает тебя, не настолько доверяет, чтобы открыть перед тобой душу, — Джинни говорила уверенно, стараясь передать подруге часть силы и веры в свои слова. — Ты должна понять его. Да, он был груб, но мальчишки такие дураки. Я уверена, что Малфой сам скоро поймет, что совершил ошибку и, надеюсь, даже попытается сделать первый шаг. Ты просто подожди и не отталкивай его.

— Джинни, он никогда не сделает этого. Он не умеет извиняться, — Гермиона ни секунды не верила в то, что говорила Джинни. Хотя слова младшей Уизли и пробудили в ней надежду. Надежду, которую она потеряла в пустом коридоре.

— Если все то, что ты мне рассказала, — правда, то он извинится. Вы сами еще не поняли, что с вами происходит. Я удивляюсь, Гермиона. Ты такая умная, а не можешь понять, что ты просто влюблена в слизеринца, — теплая улыбка осветила красивое лицо Джинни.

— Нет! — возмутилась Гермиона. Почти искренне. Почти сама верила в то, что говорила. Почти. А где-то на задворках сознания звучали слова: «Люблю, люблю, люблю». Но вопреки тоненькому голоску она громко возразила: — Я не люблю его! Точно не люблю!

— Хорошо, как скажешь, — легко согласилась младшая из Уизли, но решительные искры в глазах показали, что абсолютно не верит в то, что говорит отличница. В голове Джинни появился план, вот только в этот раз ей нужна помощь не Гарри и даже не Рона. Нет. Ей надо было поговорить с единственным человеком, кроме нее, который знает об отношениях этих двух сумасшедших.

***


Темные коридоры, переходы, лестницы. В Хогвартсе уже все давно спали, и только две фигуры быстро поднимались на Астрономическую Башню. Туда, где дует пронизывающий холодный ветер. Туда, где можно ощутить на себе всю ярость приближающейся бури. Туда, где их точно никто не увидит, не застанет. И это главное, а погода… это как-нибудь можно и перетерпеть несколько минут. Этот разговор будет коротким. Они оказались здесь не для того, чтобы обмениваться любезностями или — хотя бы по-дружески — поболтать. Они здесь для того, чтобы спасти две разрушенные жизни.

— Ты знаешь? — вопрос-утверждение. Голос был немного хриплым и взволнованным.

— Да, — тихо, но собеседница услышала. Кивнула согласно. Они чувствовала, что от них зависит многое. Они должны были помочь.

— Ты видел? — опять — то ли вопрос, то ли утверждение. Непонятно, но это и не важно. Все равно ответил:

— Да, — все так же тихо. — И слышал тоже.

— Это конец? — а вот это наконец-то вопрос.

— Не знаю, — смотрел в глаза. Золотистые с темными крапинками и почти черные встретились. Они понимали друг друга. Удивительно и неправильно, но сейчас их объединяло нечто большее, чем просто школа, возраст и тайная встреча. Их объединяло желание все исправить, склеить, спасти.

— Мы должны помочь? — девушка уже дрожала от пронизывающего холода. Ей хотелось уйти поскорее, но она знала, что не сделает этого. Она не уйдет, пока они не поговорят.

— Да, — коротко и четко. Складывалось впечатление, что ему все равно, что он не хочет разговаривать с ней. Но на самом деле он просто не знал, что сказать. Он был растерян. Слишком многое случилось сегодня. Слишком много он узнал, а вот теперь никак не мог разобраться в себе. Не понимал, что чувствует и что должен сделать.

— Как? — снова вопрос. Ей казалось, что она какая-то дурочка, которая сама не может ответить и постоянно спрашивает старшего товарища. Вот только тот почему-то не стремился объяснять ей хоть что-нибудь. Глупо.

— Для начала нам стоит с ними просто поговорить, — неуверенно, но другого он придумать не смог. Странно. Он еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным.

— Я уже говорила с ней, — посмотрела куда-то вдаль, где должно быть озеро и горы, но сейчас все это было скрыто за пеленой дождя и темноты. — Она будет ждать извинений от него.

— Глупо, — рассмеялся тихо, но она услышала. Стало обидно.

— Ведь он виноват, — почему-то из-за его веселья ей стало грустно. В какую игру они играют? И будет ли в ней победитель?

— Да, но он — Малфой, — спокойно, как будто бы не он только что смеялся до слез. — Он не сделает первый шаг.

— И как быть? — спросила, а сама уже знала ответ. Догадывалась.

— Может, мне удастся уговорить его принять ее первый шаг, а потом… — запнулся. А что, собственно, потом? Он не знал. Но это уже будут и не его проблемы. — Пусть сами разбираются. Просто стоит подтолкнуть их друг к другу. Дальше, я думаю, они справятся и без нас. Справлялись же все это время.

— Да, наверное, ты прав, — девушка снова посмотрела на собеседника и грустно улыбнулась. Она не понимала: зачем ему это? Зачем это ей? Но одно знала точно: они должны были помочь склеить две разбитые жизни в одну. Возможно, это будет правильно. А может, и нет. Кто знает?

***


Малфой лежал на своей огромной кровати и понимал, что сегодня не сможет уснуть. Его глаза безразлично скользили по комнате. Взгляд цеплялся то за кресло, где, кажется, еще вчера сидела гриффиндорка, то за стену, в которую он недавно вдавливал ее, занимаясь любовью. Нет! Не любовью! Просто трахаясь! Трахаясь с грязнокровкой! Отрицал то, что душа уже поняла, что сердце уже почувствовало, а разум все еще глупо твердил: «Нет, нет, нет».

Ему казалось, что мир перевернулся. Что все, что он восстанавливал по маленькому кирпичику, было разрушено в одну секунду. Просто маленькая статья в газете. Просто напоминание из прошлого. Он сразу же сдался. Даже не попытался бороться с собой. Он проиграл, даже не вступив в игру.

И она… Она… То, что он сказал, то, что сделал, — ужасно. Это было глупо и жестоко. Весьма жестоко. Ведь он знал, теперь понимал, что она пришла в тот коридор не чтобы смеяться над ним. Нет. Она пришла, чтобы помочь, утешить, защитить, а он… А он оттолкнул единственного человека, рядом с которым чувствовал себя живым и почти цельным.

А теперь он не знал, что делать. Он не знал, как жить, как извиниться. Да он и не хотел извиняться перед грязнокровкой! Хотел, но делать этого не станет. Не потому, что гордость не позволяла. И даже, не потому, что он считал себя выше нее. Просто он не умел. Он не умел извиняться. Он боялся, что она этих извинений не примет. Зачем ей это? Не после того, что он сказал... Как он сказал...

Провел рукой по подушке, на которой она спала всего ночь назад, и почувствовал, как в сердце что-то защемило. Больно. Больно и неприятно. И страшно, что все это уже не повторится. Страшно, что она больше не придет к нему. Не прижмется к нему, не подарит свое тепло. Страшно оттого, что он может больше не увидеть ее красивые карие глаза, в которых можно утонуть. Может не услышать, как она молит его о ласках. Может не увидеть ее оргазмы, которые он считал самыми прекрасными.

Спать не хотелось… Ночь обещала быть длинной…

Буду рада вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16207-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Shantanel (13.05.2017) | Автор: Anasandora
Просмотров: 280 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 lyolyalya   (02.07.2017 04:23)
Надеюсь, друзья найдут выход и помогут двум упрамцам.
Спасибо за главу.

0
2 kotЯ   (26.06.2017 23:53)
Остаётся, лишь, ждать: и им, и нам.

0
1 Lepis   (14.05.2017 10:31)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]