Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14974]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8786]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Невероятно неиспорченный отпуск
Это же просто немыслимо, невозможно. И так желанно.
У меня – офисной зануды Свон – свидание с невероятным Эдвардом Калленом!

Корзинка Смешинок
Эдвард-паук, Джейкоб-хот-дог и Белла-фритюрница, что может быть забавнее в мире Сумерек? Вас ожидает аццкий замес юмористических мини-историй в сборнике переводов от yMeJIo4Ka, заходите и поднимите себе настроение!
Драбблы,юмор, завершены.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Неизбежность/The Inevitable
Прошло 75 лет с тех пор, как Эдвард оставил Беллу. Теперь семья решила, что пришло время возвращаться. Что ждет их там? И что будет делать Эдвард со своей болью?
Завершен.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Только один раз
Неужели Эдвард и Белла действительно надеются, что их случайная встреча в Рождество закончится одной совместно проведенной ночью?
Мини. Завершен.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 506
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Виноградные глазницы (2.2)

2018-11-14
4
0
2.2


— Она пахнет так, как, наверное, пахнут ангелы.
(с) Город грехов (2005)


«Первые лучи солнца озаряли ее слегка загорелую кожу. Ари спала крепко, а я так и не смог уснуть. Насыщенная выдалась ночь, и впервые за долгое время не по причине «много алкоголя, много приключений». Разговоры о жизни, о мечтах, о глупостях. Приятное чувство близости человека к человеку, мне этого не хватало. Я накрыл девушку одеялом и распахнул окно, впуская в комнату свежесть раннего утра.

В интервью я частенько говорил о любви с первого взгляда. Но не верил: наивно, сказочно. На голову свалилась популярность, я становился недоверчив, предвзят, осторожен. Непозволительная роскошь теперь заводить романтические отношения – огромный риск разочароваться или чего похуже. И я растерялся, когда захотел, чтобы Ари осталась. Будто мое сердце, утомленное, забитое гвоздями, вырвалось и бежало, обгоняя разум. Мне всегда требовалось какое-то время, дабы узнать человека, и только потом я решал: хочу ли я пробовать. А те, с кем спал в первую встречу – отпадали сразу же. И возраст – от двадцати, малолетки не интересовали.

А сейчас... с этой девчонкой... все получилось само собой. Принципы забылись молниеносно. Дышать трудно, когда представлю: она может оказаться сном, я проснусь один, снова в занюханном автобусе, рядом лишь моя гитара. Помню, закололо на уровне солнечного сплетения и стиснуло легкие от непонятного волнения, когда она, поблагодарив за помощь, сказала, что съедет отсюда утром. Нес чушь про пса, одиночество. Может, и не чушь».

«В студию звукозаписи я ушел рано – Ари спала, – оставив записку, будто мы женатая пара. Но, по сути, я ничем не обязан этой девушке, кроме оплаты медицинского осмотра. И секс... спонтанный, ошеломительный... едва ли можно назвать принуждением, скорее соблазнением. Моим. Да, она соблазнила меня! И да, она сексуальна, хотя думает, большего, чем «наивная милашка», она не стоит.
Я не мог понять, серьезно ли воспринимаю Аристель. В ее присутствии чертов сироп вместо мозгов. И целый день я думал о вчерашней ночи, вполуха слушая о выздоровлении Бена и страховке на машину Джерада. Я отмалчивался, боясь спровоцировать разговоры о «той девчушке, ее Стивен повел к себе домой из-за аварии». К счастью, Джерад сегодня в больнице, а остальным, видимо, растрепать не успел. Я не знал, как рассказать друзьям о девушке, которую знал всего день. Нам стоит узнать друг друга лучше. Во всяком случае, через неделю мне уезжать в Лос-Анджелес, если Ари не согласиться поехать со мной, если мы оба поймем, что у отношений нет будущего, я оставлю ей квартиру, раз она собирается провести четыре месяца визы в Калифорнии, и оплачу все расходы. Я хороший парень, но грешен, как и все».

«Приятно вернуться не в холодную пустующую квартиру, а в наполненную светом и теплом, услышать из колонок музыкального центра свою песню вместо глухой тишины.

Аристель выбежала из гостиной в синем свитере, едва прикрывавшем острые колени. Волосы аккуратно заплетены в косички, румянец, лучезарная улыбка. Ее губы напоминали о вчерашней ночи, хотелось вновь их целовать. Ари замешкалась. Действительно, никто из нас не понимал, что происходит и как себя вести. В итоге я поприветствовал и неуверенно обнял Ари, чмокнув в щеку. Она нехотя разжала объятья и сообщила, что приготовила ужин. Пока я мыл руки, Ари выключила музыку.

– Э… спасибо, – кивнул я, с трудом сдерживаясь: я настолько голоден, что готов был наброситься на еду и уничтожить ее, не прибегая к помощи столовых приборов. И плевать что там: всякое лучше пиццы и полуфабрикатов, которыми я травил организм во время гастролей и ночей в студии – последние пару месяцев.

Ари смущенно улыбнулась и подняла верхнюю тарелку.

– Черт возьми, отбивные! – крикнул я с такой радостью, будто любимая команда по бейсболу выиграла ответственный матч.

Теперь я точно не жалел о том, что позволил Ари остаться. Кроме аппетитного ужина, она прибралась и сделала квартиру живой, уютной. Ее присутствие казалось... правильным.

– Меньшее, что я могла сделать, – пробормотала Аристель, забравшись на соседний табурет, – за твою доброту и вообще…

– Не смей, – с набитым ртом ответил я, уплетая безумно вкусную, надо заметить, еду, – уходить от меня. Вкуснятина!

Ари робко засмеялась.

– Серьезно, – доев, я вытер руки и рот салфеткой. – Я никуда тебя не отпущу!

Я не думал о серьезности своих слов или как воспримет их мечтательная девчонка, и смогу ли я выполнить обещание. Зря.

Ари помыла за мной тарелку и стояла у мойки, тайком изучая меня. У нее все еще сбивалось дыхание в моем присутствии, и она часто поправляла волосы. Я подошел к Ари вплотную и дотронулся пальцами до ее щеки.

Воспоминания теплой волной бежали по венам, согревая кровь. Ари едва ощутимо вздрогнула, когда я наклонился и поцеловал ее в губы. Но робость милашки тут же ушла: приоткрыв сладкие губы, она коснулась языком моего языка, что вызвало электрический заряд возбуждения. Ари закинула ногу мне на бедро, притягивая к себе. Она требовала углубить поцелуй, действовать настойчивее. Какая необычная девчонка. Хамелеон! Мои руки легли на ее талию, медленно приподнимая свитер; Ари не возражала, и я коснулся разгоряченной кожи. Ари шумно выдохнула и прижалась ко мне плотнее. Ее нетерпение понятно – с ночи мы почти не контактировали физически. Несколько минут я целовал девушку, не позволяя желанию выйти из-под контроля: первая ночь должна послужить мне уроком, нужно быть сдержаннее. Но когда миниатюрная ладонь опустилась мне на грудь и плавно скользнула к пряжке ремня, я понял – если сейчас не остановлюсь... Я и не заметил, как моя рука уже ласкала ее плечи и спину, а ноги прижали податливое тело к столешнице.

– Мне нужно работать, – прошептал я ей в губы сиплым голосом. Хотелось ее всю, прямо здесь. Мысленно ругнулся. – Извини, – высвободившись из объятий, добавил, отойдя на шаг.
Ари кивнула и застенчиво уставилась в пол.

Пока дежавью всецело не овладело разумом, я ретировался. В гостиной я, прежде чем приступить к работе, долго матерился и пропускал сквозь зубы кислород, осаждая свое возбуждение. Аргументов «против» достаточно: мне нужно работать (созвониться с Шоном, закончить песню), ей восемнадцать, я боюсь остыть так же быстро, как и загорелся и прочее, прочее, прочее. Но я понимал, не выйдет сдерживаться постоянно: меня тянуло к девчонке, она возбуждала, она притягивала и завораживала, мне сносило крышу, когда она находилась рядом. Ари покладистая, но страстная, угадывала все мои желания. Тем более не такая уж и большая разница в возрасте; мы молоды, к тому же хотим этого, какого черта?!

Я с трудом подавил желание вернуться обратно на кухню.

*

С делами я расправился быстрее, чем думал, и просто бренчал на гитаре, когда Ари с книгой в руках заглянула в гостиную. Читала «Большие надежды»[1], а я гадал – оправдались ли ее надежды? Счастлива ли она сейчас?

[1] Чарлз Диккенс «Большие надежды»

Отложив книгу, Ари присела на другой край дивана и начала что-то мурлыкать себе под нос. Меня накрыл такой уют, будто я в Техасе со своей семьей. Улыбаясь, я начал играть песню из альбома: экспрессивная, с испанским мотивом. Аристель неспешно поднялась и затанцевала. Изящно, плавно, чувственно, завораживающе страстно, будто она чистокровная испанка. Я с приоткрытым ртом наблюдал за ее гибким телом и сосредоточенным взглядом карих глаз.

– Ты мой свет, Ари. Ты то, чего мне так не хватало, а я даже не знал об этом. Ходил по земле, будто слепой. Теперь я прозрел. – Не знаю, зачем сказал это, я просто хотел, чтобы она знала. – Люблю свою гитару «Кармен», – быстро добавил я. – С ней у меня многое связно.

– Понимаю, – кивнула Ари, запинаясь от смущения, – то же самое могу сказать о своем плеере.
Я усмехнулся.

Ари усмехнулась в ответ.

– В своем городе я дружила с музыкантами, – сказала она. Меня особо задело то, как холодно и отстраненно Ари произнесла: «в своем городе», обычно, говоря о своей родине, люди употребляют более теплое «дома» или вроде того. Ари продолжила с легкой улыбкой: – Один назвал свою гитару «Себастьян», а мы в шутку называли ее «лобстером»! – Ари на мгновение замолчала. – Я была Русалочкой... Ну, знаешь, мультик... Ариэль, Себастьян, Флаундер, – она загрустила, поджав губы, и совсем тихо добавила: – Лучшее время за всю мою жизнь...

– До встречи со мной, конечно? – пошутил я, пока атмосфера не стала совсем уж печальной, и, ободряя, нарочито самодовольно ухмыльнулся.

Ари засмеялась. Мне хотелось узнать о ее жизни, о ее боли, но не таким способом – не выуживая из нее что-то. Это не честно.

Я позвал Ари пить чай и выложил перед девушкой (назвать «своей» не поворачивается язык, хотя, возможно, я бы хотел) зефир и печенье. Вновь потянулся к сигарете, по привычке.

– Зачем ты куришь? – спросила Аристель, положив в ладони прелестное личико.

Детское непонимание умиляло.

– Наверно, это спасает взрослых от стресса.

– Я тоже взрослая, – обиделась Ари и потянула руку к моей пачке сигарет.

– Не смей, – вероятно, я сказал чересчур строго, так как Ари испуганно убрала руку за спину. – Извини, не хотел тебя напугать, – сконфуженно взъерошив волосы, я отложил сигарету – покурю позже, на балконе. – Теперь давай кое-что обговорим...

– Давай, – на ее лбу появилась морщинка, но озорной огонек по-прежнему горел в карих глазах.
Я не удержался и тепло улыбнулся, погладив тыльную сторону ее ладони. Ари вздрогнула, но руку не убрала. Она все еще стесняется меня. В ту ночь, казалось, я познал ее всю, но теперь понимал – Аристель так же загадочна и интересна, как и была бы, если бы в тот вечер мы бы разошлись по разным комнатам, доев ужин.

– Мне кажется, стоит говорить, что ты племянница моего друга, – начал я.

– Того, который меня чуть не сбил?

– Тебе решать, – рассмеялся я. – Хотя Джерада лучше не впутывать, он опасен, – я говорил в шутку, но в каждой шутке есть доля правды...

– Идея неплохая, – задумчиво произнесла Ари и провела пальчиками по моему лицу, очерчивая скулу: по телу приятная дрожь. Что ты со мной делаешь, девчонка?.. – Но лучше взять кого-нибудь не из этих краев, иначе как объяснить людям, что имея под боком дядю, я живу с вами, мистер Рэтбоун?

Я рассмеялся ее официальному тону.

– Может быть, ты станешь моим менеджером, Аристель? Ты та еще хитрюга.

– Обязательно, – кивнула она, хихикая, и серьезно добавила: – Называй меня Ари. Не люблю свое полное имя.

– Как скажешь, – нежно гладя ее по щеке, ответил я. – Ари».

«Следующее утро порадовало не жаркой, но солнечной погодой. Я собирался в студию звукозаписи. Ари устроилась в кресле, изучая мои рубашки: осторожно, будто старинные сокровища. Думаю, придется обновлять гардероб, ведь мои вещи она упрячет в свой ящик, который я так любезно ей выделил. По губам скользнула улыбка. Ари заметила, что уголки моих губ приподнялись и, бросив свое занятие, вскочила и обняла меня, уткнувшись носом в шею. Я чувствовал, как начинаю гореть. Будто мальчишка я краснел и плавился. Одуревал от ее аромата. Ари целовала меня, и я забывал о жизни до нее.

Взаимное притяжение походит на мощный взрыв, словно я и она – железо и магнит. Одна только мысль о том, что я вдруг потеряю милую девчонку, холодом щемит сердце. Таких, как она, не бросают. И не потому, что она красива или обольстительна, а потому, что такую нежность и преданность, искренность, редко встретишь. Мне повезло. До встречи с Аристель я думал, что романтик во мне умер под натиском коммерции, а мир, особенно в тот, в который я попал, когда заключил контракт с лейблом, увяз в трясине, прогнил. Оказалось, я еще достоин света. И те, кто говорят, что влюбиться за считанные часы невозможно – просто идиоты».

«Закрыв входную дверь, я не сразу смог пойти дальше. Сердце колотилось, рвалось из груди. Я прислонился лбом к холодной стене в холле и, переполненный счастьем, окрыленный, рассмеялся. Чувства... эмоции к ней. Горько улыбнулся, направляясь к лифту. Сейчас. Сейчас, когда я должен думать только о музыке и карьере, я думаю о девушках. Нет – о девушке. О восемнадцатилетней немке из холодной России.

По пути в студию я заехал по адресу, который дала мне Ари, забрать ее вещи. Меня встретила низенькая рыжеватая шатенка. Эйприл, сестра Адама, благодаря которой Ари попала на мой концерт, я узнал ее сразу. В другой ситуации я пофлиртовал бы с ней: «кстати, заприметил тебя на концерте первой, ты красавица», а она бы бросилась мне на шею – Стивен Рэтбоун пришел ко мне домой! Но Эйприл выглядела недружелюбной и хмурой. Указала на рюкзак Аристель и ушла на кухню, коротко сообщив: она собрала за Ари все ее вещи и рада, что она в порядке. Жаль, я не застал самого Адама – с удовольствием набил бы ему морду.

Я хмыкнул, подхватив темно-фиолетовый рюкзак. Возможно, не стал бы его бить, а хлопнул по плечу, мол, спасибо, что позволил узнать ее, и сочувствую – ты потерял ангела.

*

В студию звукозаписи я приехал через полчаса. Оставил рюкзак Ари в машине, поднялся на третий этаж и зашел в небольшую комнатку с музыкальными инструментами.

Склонился над листом бумаги, усевшись за небольшой круглый столик, и всем видом изображал долгий, мучительный процесс написания песни. Джерад Андерсон увидел меня, провел указательным пальцем по горлу и направился в мою сторону. Черт возьми, иногда я боюсь этого человека.

– Как понимать? Ты никогда не опаздывал! – вспыхнул он. Потертые джинсы, застиранная белая футболка, пот на лбу и висках – Джер тут часа два работает.

– Ты раньше нас приходил, – подхватил Логан, следуя за Джерадом.

– Ладно вам, – отмахнулся я. – Проспал. С кем не бывает?

– С тобой не бывает, – хмыкнул Логан, поправляя воротник клетчатой рубахи.

Джерад задумчиво почесал острый подбородок; казалось, Андерсон способен прочесть мои самые сокровенные мысли. Я занервничал, отложил карандаш и скомкал пустой лист.

– Единственный способ избавиться от искушения – поддаться ему[2]. Надеюсь, проспал ты не из-за той девочки? – спросил Джерад, сделав акцент на последнем слове.

– Что? Нет! – горячо возразил я. – Причем тут Ари?

– Ари, значит, – ухмыльнулся Джерад и раздраженно цокнул языком.

– Я как приличный человек узнал ее имя...

– Так-так, что я пропустил? – у Логана загорелись глаза. Он сверкнул белоснежными, из-за контраста с темной кожей, зубами. Скучный женатик, обожает сплетни за неимением личных страстей в унылой семейной жизни, – так прозвал его Джерад.

– Ничего особенного, – буркнул я, сверля Джера злобным взглядом. – Наш друг просто машиной управлять не умеет, и пить, кстати, тоже. Чудом не сбил бедную девушку!

– Неправда! – яро воскликнул Джерад. – Она сама на дорогу выскочила, как олень! И я был трезвый!

– Сам ты олень, – отрезал я. – Пошли, репетировать надо, – и я вскочил, желая спрятаться в изолированной кабинке для вокалиста.

Но Джерад не мог угомониться.

– Ты что... ты это... – он возмущенно глотал воздух.

– Что? – опередил Логан.

– Да. Она осталась у меня.

Помню, как задирал Джера за секс с фанатками. Помню. Не стыдно.

– Чего? – Андерсон театрально схватился за сердце, но в его голосе читалось восхищение. – Сколько ей лет? А то, что она фанатка, ты помнишь? Ее глаза щенячьи? В постель не успела затащить?

– Умолкни, – шикнул я. Краснею. – Она совершеннолетняя. Просто... гм... выглядит младше.

– Серьезно? – Джерад недоверчиво вскинул бровь. – Лет шестнадцать ей дам. От силы семнадцать. В любом случае, ее отец тебя убьет.

– Нет, ей двадцать два, – отчеканил я, теребя кольцо на указательном пальце. – И я с ней не спал.

– Ну да, ну да, – усмехнулся Логан, хлопнув меня по плечу. – Круто, у Стивена теперь есть подружка!
Я бросил на него уничтожающий взгляд.

– Зря ты, Стив. Зачем тебе сейчас девушка? – недовольно протянул Джерад, изобразив менеджера и его манеру говорить. – Фанатки любить перестанут... А! точно, забыл! Одна долюбилась: в квартире твоей живет. Всем хватит места? – иронизировал Андерсон. – Ты, если мне не изменяет память, подписал контракт: никаких серьезных отношений.

Конечно! Я не гитарист обычный, я фронтмен! Я лицо группы! Не имею право на личное счастье, ведь я подписал контракт: на время промо альбома (не меньше года) обязан не вступать в отношения и не светиться с девушками на публике, короче говоря – не влюбляться. Концепция альбома о поиске возлюбленной, каждая поклонница надеется, что это будет именно она. Ари надеялась.

Сейчас контракт выглядел глупостью, не понимаю, зачем я согласился. Марти не хотел превратить нас в марионеток, но выстрелить нужно было проверенным способом. Выбрали на сингл балладу о любви. Будто мы сопливый бойзбенд. Тогда я думал, это правильное решение и поддерживал образ одинокого романтика – я правда им был, в песне не было ни капли лжи. Теперь, вроде как, я нашел свою любовь... или нечто похожее на любовь.

– Я все продумал, для прессы она будет племянницей моего друга...

– Ты только Марти эту чушь не говори, ладно? – сердечно посоветовал Джерад.

– И она не фанатка, ей просто нравится наша музыка. Она пришла на концерт с одержимой подругой, которая в итоге бросила ее одну в чужом городе, – черт, докатился, вру лучшим друзьям!

– Ой, кому это интересно! – не унимался Джер. – Ты лучше скажи, куда денешь ее теперь?

Разговор прервал звонок моего телефона.

– Алло, – нахмурившись, сказал я в трубку. – Ари? Что-то случилось? ... Сейчас приеду.

Я нажал «отбой», руки тряслись. Джерад не сводил с меня глаз.

– И куда ты собрался?

Когда-нибудь врежу ему за назойливость.

– Эй, ты куда? – не понял Логан, наблюдая, как я молча развернулся и пошел к выходу. Ноги ватные, к щекам прилила кровь. – Ладно, сейчас приду – надо отлить, – затараторил Логан. – Не обсуждайте без меня ничего важного!

– Хорошо, не будем. Мне надо... идти, – прохрипел я.

– К Ари? – презрительно фыркнул Джерад. – Ты все-таки с ней спал.

Верно, этого старого морского волка не обманешь.

Я подождал, пока Логан скроется за дверью туалета, и направился к Джераду. В комнате мы остались вдвоем и, дернув лучшего друга за плечо, я отвел его к стене. Зеленоватые с желтым отливом глаза Джерада похотливо блеснули.

– Ну и?

– Я не знал, к чему все это приведет. – Джер расплылся в мерзкой улыбочке. Он упивался моим смущением. – Хорошо, пф. Конечно, я знал, – нервно усмехнувшись, я пожал плечами. – И мог остановить ее.

– Но ты не остановил.

– Да. Я хотел ее.

– Несмотря на то, что она твоя фанатка, ей пятнадцать, и она совершит самоубийство, если ты ее бросишь, – саркастично драматизировал Андерсон. – Что она сделала, раз ты впервые растаял, друг?

– Ей не пятнадцать! – огрызнулся я. – Ничего она не делала. Была милой, искренней, застенчивой и... сексуальной. Когда мы чуть не сбили Ари, я просто решил ей помочь, ну, чтобы она в таком состоянии не шла домой, еще сдала бы тебя полиции, горе-водитель, – укоризненно заметил я, надеясь перевести тему, но Андерсон даже не моргнул. – Потом она переоделась в мою рубашку, очаровательно улыбалась и поцеловала меня первой.

Джерад закатил глаза.

– Плевать на самом деле, что она собой представляет и почему ты выбрал для перепиха именно ее, она тебе вскоре надоест, Стивен. Я регулярно с такими общаюсь, максимум на месяц тебя хватит с ее этой сладкой, преданной, фанатской любовью. Ты заскучаешь, а она зачахнет.

Я вздернул плечами. Хрен знает. Джерад Андерсон никогда не ошибался, он идеально разбирался в людях, а в девушках особенно. Но Аристель она... солнечный свет. Не обжигающий, теплый.

– Марти я пока говорить не буду, – Джер красноречиво замолчал. – Но только потому, что предоставлю тебе возможность самому разрешить ситуацию. Будем считать, неделя в Сан-Диего – это твои каникулы от контракта, будь осторожен.

Будь осторожен? О, черт!

Я не ответил, развернулся и бегом покинул студию, на ходу доставая из куртки ключи от машины».

[2] О. Уайльд. «Портрет Дориана Грея»


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/304-37810-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Julia_Romantic (18.10.2018)
Просмотров: 87 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 робокашка   (20.10.2018 08:33)
занюханный цинизм друзей крепко держит Рэтбоуна за все места

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями